вторник, 4 июля 2017 г.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ГОД АЛИСЫ

Алиса из Страны Чудес на фото и рисунках Льюиса Кэролла


4 июля 1862 года Чарльз Лютвидж Доджсон сочинил невероятную сказку о приключениях Алисы. Сегодня мы сравниваем историю реальной и сказочной героини, глядя на многочисленные фото Алисы Лидделл, сделанные самим Льюисом Кэроллом, и листая рукопись книги с его иллюстрациями. Похожа?

Появление Страны Чудес и ее первых изображений

История, известная миру под названием «Алиса в Стране Чудес», была придумана 30-летним оксфордским преподавателем математики, преподобным Чарльзом Лютвиджем Доджсоном (1832—1898), во время лодочной прогулки по Темзе,которую он совершал вместе с другом Робинсоном Даквортом и сестрами Лидделл(13-летней Лорины, 10-летней Алисы и 8-летней Эдит) — дочерьми декана колледжа Оксфордского университета Генри Лидделла. Барышни скучали, и Доджсон рассказывал придуманные истории о девочке Алисе, импровизируя на ходу — или же на плаву? Настоящей Алисе история с приключениями понравилась, и она попросила записать ее. Доджсон, хоть и не сразу, приступил к работе и начал записывать историю более складным языком, щедро приправляя ее парадоксами,пародиями и иносказаниями. К Рождеству 1964 года подарок Алисе Лидделл был готов — затейливо оформленная рукопись «Приключения Алисы под землей» с 37 иллюстрациями автора: в ранней юности Доджсон, который позже взял псевдоним Льюис Кэрролл, всерьез подумывал стать художником. И, хотя судьба его сложилась иначе, автор «Алисы…» оказался способным изобразить ключевые моменты своего весьма оригинального сочинения.
Здесь и далее все иллюстрации — со страниц рукописи Кэролла с рисунками автора.
На рисунках рукописи — «Алиса для Алисы»: типичная викторианская девочка,собирательный образ, в котором нет-нет, да и проглядывают черты реальной барышни Лидделл. Ну, а на последнем из рисунков была совершенно точно изображена реальная Алиса. Вот только обнаружили это лишь в 1977 году: автор поверх рисунка наклеил фотографию героини, сделанную им самим. Математик и писатель Льюис Кэррол, как признают сегодня, был еще и одним из лучших фотографов Викторианской эпохи. И, хотя эта часть его творческого наследия в наше время вызывает многочисленные дискуссии, выделим главное: фотографии Алисы Лидделл.
  • Страница рукописи с портретом Алисы Линделл
  • Фото Алисы Лидделл (1860 г.), наклеенное Кэроллом поверх рисунка

Льюис Кэролл: фотография как призвание

Кэрролла приобщил к фотографии его дядя Роберт Уилфрид Скеффингтон Лютвидж летом 1855 года, когда у юноши были каникулы. Через полгода Чарльз пишет: «Написал дяде Скеффингтону, прося достать мне фотографический аппарат, поскольку хочу найти для себя занятие, помимо чтения и сочинительства». Весной в Лондоне состоялась покупка оборудования, и в биографии уже Льюиса Кэролла (в том же году он взял ныне знаменитый псевдоним, публикуя свою поэму), наступает эра фотографии, которая продлилась до 1880 года. Кэролл всерьез думал о том, что фотодело принесет ему заработок, однако быстро стало ясно, что это его увлечение, хоть и серьезное, — все-таки хобби. Кэролл уделял фотографии много времени: утро было отведено преподаванию, вечер посвящен подготовке к занятиям,днем же царила фотография. Он оборудовал фотостудию в Оксфорде над своими жилыми апартаментами, в мансарде, и там хранил всевозможный реквизит — от нарядов до игрушек. К созданию фотопортретов относился очень серьезно: продумывал композицию,расположение героев съемок, их позы, жесты… Кэролла признавали профессионалы — недаром ему соглашались позировать знаменитости, ну, а родители давали разрешение на фотосъемку своих детей (важный момент).

Автопортрет Льюиса Кэролла, 1857 г.

В фокусе - Алиса и ее семья

24-летний Кэрролл встретил в саду детей Генри Лидделла весной 1856 года и попросил у родителей разрешения сделать фото девочек. Алисе тогда было 4 года: очаровательный, непосредственный ребенок. Преподаватель сдружился с семьей декана, он часто бывал у них в гостях: к шуму-гаму будущему писателю было не привыкать — у него было семь сестер и три брата, так что в доме, где было четверо детей, он чувствовал себя, как рыба в воде.
Эдит, Лорина и Алиса Лидделл (лето 1858 г.)
Алиса росла, Кэролл делал новые фотопортреты — не только ее, но и других девочек, отношение с которыми расценивал совершенно однозначно как дружбу. С художественной точки зрения снимки Кэролла — не только детей, но и чинных мужей, почтенных семейств, знаменитостей, — отличает стремление показать характер персонажей, запечатлеть живое мгновение (несмотря на то, что фото — постановочные), умение выстроить композицию — не без театральных эффектов.
«Рот открой — глаза закрой» — сестры Лидделл и вишни (фото 1860 года). К слову, если увидите «шокирующий снимок Алисы,
целующей Льюиса Кэролла» — не сомневайтесь: это довольно топорный фотомонтаж. Фигура Алисы взята именно с этого снимка.
Алиса, Лорина и Эдит Лидделл (1858 год, Алисе здесь 6 лет). Фото опубликовано в блоге правнучки Алисы Лидделл, Ванессы Тайт (Vanessa Tait), 7 июня 2015 года.
Самое известное фото Кэролла с Алисой Лидделл, как гласит подпись — «в образе нищенки». 1858 год
2017 год — юбилейный не только для чудесной истории, но и
для Алисы Лидделл: она родилась 4 мая 165 лет назад





Алиса Плезенс Лидделл (Alice Pleasance Liddell. 4 мая 1852 — 15 ноября 1934) была четвертым ребенком в семье — после нее у четы Лидделл еще рождались дети. Из десятерых до 30 лет дожили восемь. У девочки имелись способности к рисованию: ей давал уроки сам Джон Рескин, известный художник и критик. Отец был дружен с прерафаэлитами — как, к слову,и Льюис Кэролл, сдружившийся с Россетти и его семьей и сделавший немало их фотографий.
«Книжную» Алису Кэролл рисовал отчасти по фотографиям девочки, отчасти — с натуры, причем позировала порой не Алиса Лидделл, а ее младшая сестра. Реальная Алиса к тому времени по возрасту переросла свою книжную героиню.

ЖИЗНЬ НАСЕКОМЫХ

Жизнь насекомых

Последние открытия биологов: ленивые муравьи, злобные гусеницы и пауки, которым крупно повезло в процессе эволюции

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T-
Сейчас такое напряженное время, что, казалось бы, глупо посвящать заметку маленьким козявкам. С другой стороны, сейчас такое напряженное время, в частности, еще и потому, что люди в своей массе упрямы и невежественны. И если с упрямством еще можно справиться с помощью розог или инъекций сульфозина, то невежество преодолевается единственным способом — нужно смиренно и настойчиво рассказывать, как оно все есть на самом деле. И почему бы тогда не начать с козявок. В сообществе «Сноб», к примеру, есть самые настоящие креационисты (этим словом дразнят людей, которые не верят в эволюцию путем естественного отбора). Если осторожно начать рассказ с козявок, можно мягко подтолкнуть их к раскаянию в своих заблуждениях, а прямолинейность тут только все испортит. Итак, в сегодняшнем обзоре — три исследования о козявках.
Секрет изготовления паука 
Вы наверняка видели, как пауки ловко и быстро перемещаются по самым неудобным субстратам — по траве, сухим листьям или по собственной паутине. Это потому, что их ноги устроены очень хитро: у них, единственных из членистоногих, есть коленные чашечки. Благодаря этому их коленки приобретают невиданную подвижность. Замечательное приобретение эволюции!
Никто из генетиков раньше особо не интересовался паучьими ногами и теми генами, которые дали этим ногам их замечательные свойства. Так получилось, что гены, управляющие развитием ног, сперва попали в поле зрения тех ученых, кто занимался выведением собачьих пород. Дело в том, что у собак довольно распространены мутации, придающие бобикам и жучкам трогательную коротколапость. Зная, какие черты собаки вызывают у людей умиление, селекционеры уже давно вывели множество коротконогих пород. Например, таксу. Такса на иностранном языке называется Dachshund, и именно так назвали тот ген, мутация в котором делает таксу коротконогой.
Этот ген, конечно, есть и у других собак, только не мутантный, а нормальный, потому и ноги у этих собак нормальной длины. Позже выяснилось, что такой ген есть и у мышей, и у людей, и у плодовой мушки дрозофилы. И у всех он выполняет одну и ту же работу: включается у зародыша в тот момент, когда наступает пора отращивать конечность. Если ген испорчен, конечность получается некачественной, не в обиду таксам будь сказано. Как именно будет выглядеть нога — как собачья лапа или как нелепая членистая ходилка паука, — зависит от множества других генов организма, но Dachshund дает им команду, когда и где делать эту самую ногу и когда пора прекратить.
Биологи называют такие гены «мастер-генами». Тот факт, что они одинаковы у вас и у паука, намекает нам, насколько родственны друг другу все животные на земле, а если у вас есть фантазия и время задуматься, то еще и на то, сколь малая доля первоначальных ветвей дерева жизни развились во что-то, заслуживающее упоминания, и сколь сложно было природе породить действующие модели движущихся многоклеточных (похоже, это вышло у нее всего один раз, а ведь наверняка было множество попыток. Могло бы и вообще не получиться, представляете?). Впрочем, это было отступление для читателей с фантазией.
Но вернемся к паукам. Биолог Наташа Турецек из немецкого Геттингена подумала: раз у пауков развитием ноги управляет ген Dachshund, то, наверное, у длинноногих пауков он должен быть активнее, чем у коротконогих, примерно как у борзой и таксы. Подумав это, она глянула на экспрессию гена у разных пауков, но никакой разницы не заметила. Вот ведь как бывает в научных исследованиях: время потрачено, а толку нет.
Но Наташа не смирилась с неудачей и взглянула на свои результаты чуть пристальнее. И заметила, что у ее пауков есть и другой ген, похожий на Dachshund, но не в точности такой же. В отличие от главного гена, второй ген включался у зародышей пауков как раз в районе будущей коленной чашечки.
У генетиков есть такая злая и жестокая манера: чтобы узнать, какова функция гена, они выводят уродов, у которых этот ген нарушен, и смотрят, в чем именно проявляется их уродство. Именно это и проделали немецкие исследователи с видоизмененной копией гена «такса». И вывели паучат, у которых коленной чашечки как таковой не было, то есть она срослась с одним из сегментов ноги. Такие паучата передвигались по миру очень неуверенно. И недолго: их почти сразу же с аппетитом съедали их нормальные сородичи.
Итак, вот откуда у пауков такие ловкие ноги: однажды давным-давно у них случайно удвоился ген Dachshund (гены удваиваются часто, это обычная ошибка репликации и рекомбинации ДНК). Одна копия продолжала делать свою работу, и ее для этой работы вполне хватало. А потому другая — ненужная — копия могла мутировать, сколько ей угодно. Большая часть этих мутаций были, видимо, довольно беспонтовыми, но однажды вылупились маленькие паучата с очень гибкими коленками — по воле случая второй мутантный ген у них заработал в нужное время и в нужной части ноги.
Разумеется, ловкие паучата немедленно сожрали своих менее ловких собратьев, в точности как они это делали в экспериментах доктора Турецек. И зажили в свое удовольствие, дав начало всему паучьему роду на планете. Это вот естественный отбор и есть, если кто не понял, приправленный, во вкусе современной биологии, всеми генетическими сложностями, включая удвоение генов, приобретение ими новых функций и особую роль отдельных «мастер-генов», управляющих, как выражаются биологи, «общим планом строения» организма.
Хотя, конечно, если кто-то скажет, что дупликация гена Dachshund случилась по воле Творца, озаботившегося тем, как заселить планету ловкими и прыткими пауками, этой гипотезе мы тоже ничего не сможем противопоставить. Читателю предстоит выбрать на свой вкус, какая из гипотез кажется ему разумнее и привлекательнее.
Разоблачение большой лжи о трудолюбии муравьев 
Образ трудолюбивого муравьишки преследует многих с детства, ведя свою историю от басен Крылова и омерзительных нравоучений воспитателей. Собственно, если спросить вас, откуда вы знаете, что муравьи трудолюбивы, вам должно быть неловко ссылаться на такие малоавторитетные источники. Тот факт, что, глядя на муравья, вы испытываете смутную мысль «Труд есть добродетель», ничего не говорит о муравьях, а если и говорит о вас, то нечто весьма банальное. Вызывает уважение непредвзятость ученых, которые решили выяснить, как там на самом деле у муравьев обстоят дела с трудолюбием.
Чтобы сделать это, им пришлось пометить краской некоторое количество рабочих особей из муравьиной колонии. А затем муравьиный труд время от времени на протяжении двух недель снимала автоматическая камера. Результаты оказались совершенно компрометирующими для муравьиного племени. 2/3 насекомых минимум половину времени проводили в очевидном безделье. Четверть муравьев вообще никогда не были замечены за каким-либо полезным занятием. И лишь 2,6% на всех клипах неизменно трудились.
Почему так? Ну, может они еще слишком молоденькие, чтобы работать, неуверенно говорят ученые. Или старенькие. Неоспоримый же факт состоит в том, что природе почему-то оказалось совершенно ни к чему превращать муравьиную колонию в идеал справедливого общественного устройства, в назидание людям. Бегают себе муравьишки, кто-то что-то делает, кто-то сачкует, вроде колония жива, и слава богу.
Итак, рухнул еще один миф из серии «Природа устроена совершенно, лучше не придумаешь». Наверное, самый старинный и самый эмоциональный аргумент против дарвиновской концепции естественного отбора: «Разве может быть, чтобы столь мудро и совершенно устроенная природа была результатом слепой игры случая?!» А откуда вы знаете, что она мудра и совершенна? А нам так кажется.  Если же запастись реальными фактами о том, сколько в природе нелепого, странного, необъяснимого ничем, кроме «так уж получилось», эта эмоция вполне может смениться другой: «Нет в мире лада и смысла, и князь его диавол». Оба представления, несомненно, интересны для психологов, но если хотите знать, какова природа на самом деле, просто пометьте муравьев точечками и запишите в лабораторный журнал, сколько среди них сачков. А выводы пока не делайте, чтобы не прослыть экзальтированными невеждами.
Гусеничные войны 
Восстав против нравоучительной лжи о муравьях, автор ненароком и сам впал в менторский тон, а потому вынужден запнуться на полуслове и просто показать читателю смешных гусениц. Какие выводы вы сделаете, автору совершенно безразлично. А ролик вот:
Смысл ролика вот в чем: более безобидное (и прямо скажем, туповатое) создание, чем гусеница, трудно вообразить. Однако, как выяснилось, они вполне способны вступать между собой в сложные отношения и проявлять агрессию. Этот вид гусениц делает себе домики из листьев, склеивая их паутиной и собственными какашками. Ученые специально подпускали к гусенице, облюбовавшей себе лист для домика, другую гусеницу. И, вообразите, между ними начиналась драка, если можно так назвать это нелепое бодание. В результате в половине случаев гусеница, пришедшая на лист первой, одерживала победу, в четверти случаев побеждала гусеница-агрессор, и еще в четверти все заканчивалось напряженным перемирием. Что в этой истории поучительного, ума не приложу, но гусеницы оказались забавнее, чем мы о них думали.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..