воскресенье, 21 октября 2018 г.

Датские евреи были спасены благодаря... нацистам

Датские евреи были спасены благодаря... нацистам
01.10.2018 09:54
В октябре 1943 года 7 тысяч датских евреев были переправлены в нейтральную Швецию. Все сходятся в том, что за эту операцию датчане заслуживают наивысшей похвалы, но существуют глубокие разногласия по поводу истинных причин ее успеха. Датский историк на страницах газеты "Берлингске" объясняет это двойной игрой нацистских оккупантов: позволяя евреям скрыться, они спасали собственные шкуры.  
Спасение евреев в октябре 1943 года - один из величайших нравственных подвигов Дании, в этом сходятся все, и все евреи за это глубоко благодарны. Эта операция позволила укрепить репутацию Дании за рубежом - ведь тогда сотрудничавшие с оккупантами власти чаще всего поступали наоборот. 
Назвать операцию уникальной было бы преувеличением: евреев спасали не только в Болгарии и Албании, но даже в Венгрии и Польше - где бóльшая часть еврейского населения оказалась уничтожена. Везде были неевреи, спасавшие своих еврейских земляков от верной гибели. Дания же отличается тем, что большинства тамошних евреев нацистская травля не коснулась вовсе. 
Примерно 7 тысяч евреев, включая датских подданных и иностранных граждан, были вывезены в Швецию. Впрочем, евреев-иностранцев в Дании было немного - Копенгаген наравне с другими европейскими странами вел ограничительную миграционную политику. Большинство иностранных евреев выслали из страны. Двадцать из них угодили в немецкие концлагеря, где они и погибли. За это премьер-министр Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen, бывший лидер Либеральной партии) принес в 2005 году официальные извинения. 
Примерно 490 евреев все-таки были схвачены и брошены в концлагерь Терезиенштадт. Однако там с ними обращались гораздо лучше, чем с евреями из других стран - во всяком случае, в лагерь смерти Освенцим-Биркенау они так и не попали. 
Коллаборационизм и муки совести 
Хотя все сходятся в том, что датская операция по спасению евреев и заслуживают наивысшей похвалы, существуют глубокие разногласия об истинных причинах ее успеха. Дания широко сотрудничала с нацистами: примерно 10% сельскохозяйственной продукции на внутренний рынок нацистской Германии поставлялось из Дании. Кроме того, для немцев строили цементные заводы, мосты, аэропорты и так далее. 
Вокруг датского коллаборационизма до сих пор ведутся дебаты с позиции нравственности. И оправдывают его обычно тем, что Дания спасала евреев - в частности, позаботилась о том, чтобы 490 евреев из Терезиенштадта не попали на верную смерть в Освенцим. 
Нацисты - а именно немецкий диктатор Адольф Гитлер, руководитель СС Генрих Гиммлер и верховный нацист в оккупированной Дании Вернер Бест (Werner Best) - желали, чтобы экспорт продолжался, а в Дании царило спокойствие, чтобы не тратить солдат понапрасну. 
Беспринципные нацисты 
При том, что в пользу этой точки зрения есть свои аргументы, я полагаю, что не обошлось и без влияния других факторов. В частности, необходимо рассматривать международную ситуацию в целом, а не довольствоваться лишь событиями в Дании. 
Нацистские лидеры в Дании - а верховодил ими Вернер Бест - были сборищем беспринципных головорезов, вовсе не чуравшихся убийств на почве антисемитизма в других частях Европы. В Дании же они не только превратились в вежливых чиновников, но и в некоторых случаях даже повели себя как истинные гуманисты. На мой взгляд, это была двойная игра: позволив евреям скрыться и обеспечив им хорошие условия в Терезиенштадте, они пытались спасти собственные шкуры. 
Весной 1943 года нацистские войска начали терпеть поражение за поражением. Вернер Бест и его команда были людьми проницательными и хорошо осведомленными - информация к ним поступала по ряду каналов. В 1943 году они осознали, что войну Германия со всей вероятностью проиграет, а им самим за их преступления светит смертная казнь. 
Их стратегия возымела успех: после войны все высокопоставленные нацисты, служившие в Дании, отделались мягкими наказаниями - во многом благодаря тому, что ссылались на спасение евреев. Сам Вернер Бест быстро вышел из тюрьмы (в 1951 году "по состоянию здоровья", после чего прожил еще 38 лет, прим. перев.), а его правая рука Георг Дуквитц (Georg Duckwitz) даже удостоился похвалы. 
Дуквитц был тем немцем, который предупредил о готовящейся кампании против евреев сначала датских политиков, а затем и лидеров датской еврейской общины. После войны Георг Дуквитц стал послом в Дании, а потом даже возглавил МИД Германии, хотя и был членом нацистской партии. 
В доказательство гуманизма Дуквитца датский историк Ханс Киркхофф (Hans Kirchhoff) в своей книге "Добрый немец" (2013) приводит его дневник периода оккупации. Но дневник, по всей вероятности, писался как прикрытие, поскольку, несмотря всю заботу Дуквитца о датских евреях, никакого сострадания к евреям за пределами датских границ он не питал - хотя был прекрасно осведомлен об их массовом уничтожении в оккупированных районах Восточной Европы. Дуквитц действовал заодно с Вернером Бестом - и их двойная игра действительно спасла немало жизней. Однако двигали им отнюдь не гуманистические побуждения, а желание спасти собственную шкуру. 
Тайные переговоры Гиммлера 
Вторая причина заключалась в том, что руководитель СС Генрих Гиммлер с 1943 года, когда военная удача начала от Германии отворачиваться, активно искал контакты с западными державами. Евреев он использовал в ряде переговоров, увенчавшихся частичным успехом - который он держал втайне от Гитлера. 
Самым известным случаем стало так называемое дело Кастнера (Kasztner), когда евреев обменивали на грузовики для рейха, но главной целью Гиммлера было полноценное мирное соглашение. Для этого он намеревался использовать евреев: отправил Йоэля Бранда (Joel Brand), венгерского еврея, на переговоры об освобождении более миллиона евреев в обмен на мир. Однако союзники сделку отвергли, а Йоэль Бранд был арестован в Египте. 
На фоне всех этих попыток заключить сепаратный мир датские евреи стали предметом торга и средством пропаганды. Поэтому Гиммлер, его сеть СС и Вернер Бест пытались сделать вид, что евреи находятся в прекрасном положении. В 1944 году в Терезиенштадте датских евреев продемонстрировали делегации Красного Креста, куда входили двое датчан. 
Впоследствии они напишут о положении евреев в Терезиенштадте хвалебные отчеты - хотя евреев из других стран они там не видели и даже не вспоминали о них. Для дела Гиммлера это была значительная пропагандистская победа, и Бест сыграл в ней не последнюю роль. Из датских книг по истории следует, что эти лживые отчеты предназначались лишь для датской аудитории, однако недавние исследования доказывают: их передавали и американским лидерам, чтобы те поверили, что евреям хорошо живется в лагерях. 
Позднее датских евреев сняли в пропагандистском фильме о "хороших" лагерных условиях - он также был частью стратегии Гиммлера. В конечном счете из переговоров Гиммлера ничего не вышло, но в то время их исход еще не был предрешен, и, как я себе это представляю, стремление нацистов заключить мир с западными державами было ключом к пониманию ситуации как в Дании, так и в Терезиенштадте. Странные и нелогичные действия нацистов в Дании объясняются приведенными выше факторами. 
Операцию по вылову евреев фактически начал Бест, но он и Дуквитц также сделали все, чтобы она не увенчалась успехом. Они предупредили евреев и гарантировали, что нацисты не станут обыскивать еврейские дома, и что в проливе Эресунн не будет немецких судов - ничто не помешает бегству. Непоследовательность действий объясняется шатким положением Вернера Беста. С одной стороны, он обязан был откликнуться на призыв Гитлера к действию, с другой - хотел потрафить Гиммлеру в его желании использовать евреев, с третьей - мечтал спасти собственную шкуру и шкуры своих сообщников и продолжить политику коллаборационизма. Поэтому он начал операцию, чтобы удовлетворить Адольфа Гитлера, а затем сделал все, чтобы она не удалась. 
В результате большинство датских евреев смогли бежать, Бест и его приспешники объявили Данию свободной от еврейства и ликвидировали проблему, которая могла бы помешать дальнейшему сотрудничеству. В то же время они заручились алиби на случай будущего трибунала, заодно обеспечив Гиммлеру хорошие карты на дальнейших переговорах с западными державами о сепаратном мире. 
Нравственная высота 
Таким образом, я не оспариваю оценки датских историков в том, что нацисты стремились сохранить сотрудничество с Данией ради экспорта и мира, который не требовал бы значительного присутствия войск. Все это явилось немаловажными факторами. Но необходимо рассматривать и события на международном уровне - а большинство датских историков этого избегает. Например, в книгах Бо Лидегора (Bo Lidegaard) представлена несколько наивная, хотя и общепризнанная точка зрения на датский коллаборационизм, восхваляющая его роль в спасении евреев. Если уж и рассматривать спасение евреев как некий нравственный противовес сотрудничеству с нацистами, следует принять во внимание и то, что датский коллаборационизм способствовал укреплению гитлеровского режима. И в конечном счете это привело к гибели людей за пределами Дании - поскольку война затянулась и стала более ожесточенной. 
Мое мнение таково, что события в Терезиенштадте и бегство евреев следует рассматривать с учетом этих обстоятельств. Усилия датчан по спасению евреев от этого не становятся менее героическими и по-прежнему заслуживают уважения. По моему убеждению, многие датчане участвовали в операции спасения, не зная об отношении к ней нацистов, тем самым совершая подвиг, по-прежнему являющийся непревзойденной нравственной высотой нашей истории. 
Бент Блюдников (Bent Blüdnikow), Berlingske, Дания

Могли ли германские евреи избежать Холокоста?

Вениамин ЧЕРНУХИН
Могли ли германские евреи избежать Холокоста?
21.10.2018 07:18
Надо отдать должное искренности НСДАП - с момента зарождения партии ее вождь Адольф Гитлер не скрывал, что ставит целью полностью очистить Германию от евреев. 
Правда, к "окончательному решению", то есть массовому уничтожению еврейского населения, нацисты перешли лишь в 1941 - 1942-м, а до этого активно поощряли эмиграцию из Германии. В том числе - в Палестину, где Великобритания обещала создать национальный очаг еврейского народа. Для большинства немецких евреев иммиграция в Эрец Исраэль была вынужденной мерой и отчаянным шагом, но нацисты вели иезуитскую политику, с одной стороны, принимая все новые антиеврейские законы, а с другой - не препятствуя деятельности сионистских организаций. Так, например, в 1937 году тираж сионистской газеты Judische Rundschau ("Еврейское обозрение") достиг 37 000 экземпляров. Ее редактором был известный журналист Роберт Велтш, сражавшийся в годы Первой мировой в германской армии, друг Альберта Эйнштейна, Мартина Бубера и Хаима Вейцмана. Это ему принадлежит призыв "Носите желтую звезду с гордостью" - попытка воззвать к еврейской солидарности в ответ на бойкот (пока еще только бойкот!) еврейских предприятий в 1933 году. 
В самой Палестине, где жили тогда менее 300 000 евреев, прекрасно понимали важность репатриации из Германии, разногласия были лишь по тактическим вопросам. Ревизионисты ратовали за язык силы по отношению к нацистам, бойкот германских товаров и выступали против каких-либо переговоров, умеренные же круги были готовы договариваться с режимом об условиях выезда германских евреев. 
Главным переговорщиком становится уроженец украинского города Ромны, откуда его семья, спасаясь от погромов, бежала в Германию, выпускник Берлинского университета Хаим (Виктор) Арлозоров. Живущий в Эрец Исраэль с 1924 года, в 1931-м Арлозоров возглавил Политический отдел Еврейского агентства. В марте 1933 года он вступает в переговоры с нацистскими властями об условиях эмиграции евреев в Палестину, в июне посещает Германию, а спустя два дня по возращении в Тель-Авив погибает от пуль неизвестных во время прогулки с супругой вдоль берега моря. 
Переговоры, тем не менее, продолжаются, и 25 августа того же года сторонами подписывается соглашение, вошедшее в историю как Хаавара (Перемещение, - ивр.). В его реализации участвует компания "Ханотеа", выращивающая цитрусовые в Палестине. Эта компания, которой владел Сэм Коэн, использовала деньги (не менее 1 000 фунтов стерлингов, положенных на специальный счет в банке) эмигрантов в Палестину - средства, которые ранее были заблокированы в Германии. Средства эти предназначались для приобретения германских товаров - сельхозоборудования, строительных материалов, удобрений и т.д. Деньги при этом возвращались репатриантам в местной валюте. Таким косвенным путем капитал переводился в Эрец Исраэль, но выгоду получала и германская промышленность, сбывавшая таким образом продукцию, иногда в обход бойкота, поддерживаемого евреями в разных странах. В дополнение к этому впоследствии было заключено бартерное соглашение, по которому местные цитрусовые обменивались на германские промышленные товары. Не лишне отметить, что 1000 фунтов стерлингов - это именно та сумма, которая позволяла получить иммиграционный сертификат сверх введенных Британией квот на въезд в Палестину.
Конечно, не все сионистские организации одобряли подобные схемы. В 1933 году на Сионистском конгрессе в Праге разгорелись бурные споры о соглашении с нацистской Германией, но Сэм Коэн и глава отдела ЕА, ответственного за репатриацию немецких евреев, Артур Руппин, сумели переубедить оппонентов. 
Противники у соглашения были и с германской стороны. Их главный аргумент состоял в том, что, имея дело с сионистами, Германия теряет часть арабских рынков. Вне всякого сомнения соглашение сыграло позитивную роль в развитии Палестины, приведя в страну квалифицированных специалистов, их деньги и обеспечив поставку качественных товаров, необходимых для хозяйства Эрец Исраэль. Это понимали и нацисты, но фюрер полагал, что главная цель - освобождение Германии от евреев любым путем, а посему соглашение выполнялось. Германское министерство экономики даже помогло создать Международное агентство, через которое евреи из других стран могли помочь германским собратьям репатриироваться в Палестину. Правительства многих стран были не прочь избавиться от своих евреев - так, в 1937 году в Польше возникла компания "Халифин" ("Обмен", - ивр.), подобные структуры появились в Чехословакии, Венгрии, Румынии и Италии, но развернуться они не успели из-за начала войны. 
В первые годы нацистского режима среди сочувствующих сионизму - как инструменту освобождения Германии от евреев - были даже высокопоставленные нацисты. Член нацистской партии с 1929 года Леопольд фон Мильденштейн, первый австриец, вступивший в ряды СС, посещал конференции германских сионистов, не гнушался общения с их лидерами и несколько раз побывал в Палестине. В одном из таких путешествий весной 1933 года его сопровождал делегат нескольких Сионистских конгрессов Курт Тухлер. Мужчины с супругами провели в Эрец Исраэль целый месяц, после чего немец опубликовал в основанной Геббельсом газете Der Angriff двенадцать статей под общим заголовком "Нацист едет в Палестину". Своему начальству Мильденштейн рекомендовал массовую эмиграцию евреев в Палестину как оптимальное решение еврейского вопроса в Германии. Его точка зрения была принята, и в августе 1934 года Мильденштейна назначают референтом по еврейским делам, подчиняющимся непосредственно главе СД Гейдриху. В этой должности он пребывает до июня 1936 года, содействуя сионистам в организации выезда германских евреев в Палестину. Под его руководством начинал свою карьеру Адольф Эйхман, считавший шефа грамотным специалистом, понимавшим сионистов и знакомого с основами иудаизма. Летом 1935 года в чине лейтенанта СС фон Мильденштейн посещает 19-й Сионистский конгресс в Люцерне в качестве наблюдателя от делегации Германии. 
Среди "приверженцев" сионизма, мечтавших побыстрее очистить Германию от евреев, были и другие нацисты, например, адвокат и эксперт по еврейским делам в Министерстве внутренних дел Бернард Лезенер - один из авторов Нюрнбергских законов. По мере своих возможностей способствовал эмиграции евреев и глава Ближневосточного отдела германского МИДа Вернер Отто фон Хентиг, некогда друживший с Хаимом Вейцманом. Дипломат намеренно подчеркивал преимущества, которые получит Германия от создания еврейского государства на Ближнем Востоке, и даже протестовал против погромов Хрустальной ночи в ноябре 1938-го, настаивая на освобождении задержанных в ходе бесчинств евреев, мотивируя это имиджем Германии за рубежом. 
К сожалению, эмиграция евреев из Германии не отличалась высокими темпами, что вызвало неудовольствие Гейдриха, сместившего фон Мильденштейна со своего поста. Сначала его сменил Куно Шредер, а в декабре 1939-го еврейское направление в СД стал курировать Адольф Эйхман. 
Тем не менее Сионистская федерация Германии через свои структуры пыталась убедить соплеменников бежать в Землю Израиля. Действовали лагеря и сельскохозяйственные учебные центры, где будущих репатриантов готовили к новой жизни в новой стране - в этих лагерях даже вывешивали бело-голубой флаг. 
Перевозки осуществлялись кораблями по маршруту Гамбург - Хайфа с кошерной пищей на борту под наблюдением раввината Гамбурга. В стране сложилась несколько странная ситуация, когда нацисты, поднимая градус антисемитской пропаганды, не ставили палки в колеса сионистским организациям, а те мирились с официальной дискриминацией, полагая, что она поможет сдвинуть соплеменников с насиженных мест. Некоторые евреи даже приветствовали Нюрнбергские расовые законы 1935 года, запрещавшие смешанные браки и вообще любые сексуальные контакты между арийцами и евреями. Таких взглядов придерживался, например, бывший глава еврейской общины Берлина и лидер ревизионистов Германии Георг Карески. 
В феврале 1937 года специально приехавший из Палестины функционер "Хаганы" Файвел Полкес встретился в винном ресторане "Траубе" в Берлине с Адольфом Эйхманом и другим специалистом по "еврейскому вопросу" Отто фон Большвингом. Речь шла о переселении германских евреев в Палестину, а через несколько месяцев последовал ответный визит Эйхмана с коллегой - Гербертом Хагеном - в Палестину. Визит состоялся с согласия Рейнхарда Гейдриха, причем Эйхман официально ехал в качестве корреспондента Berliner Tageblatt, а Хаген как студент. Нацисты прибыли в Хайфу 2 октября 1937 года, но, поскольку британские власти выдали им лишь транзитные визы, обоим пришлось проследовать в Каир. Туда же прибыл Полкес, с которым эмиссары встретились в кафе "Гроппи". Впрочем, Эйхман не был сторонником еврейской эмиграции в Палестину и, вероятно, его точка зрения, изложенная в отчете о поездке, стала одной из причин перехода к "окончательному решению". 
Очередной удар по еврейской эмиграции был нанесен в 1939 году британским правительством, установившим квоты для въезжающих в Палестину евреев. Каждый год в течение следующих пяти лет могло въехать десять тысяч человек плюс 25 000 беженцев - итого 75 000 до 1944 года включительно. Капля в море… 
В Германии стали приходить к выводу, что поощрением эмиграции решить еврейский вопрос не удастся, а еврейское государство (будь оно создано) лишь усилит мировую еврейскую солидарность и будет враждебным Германии. Такую точку зрения выразил в январе 1939 года министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп в своем циркуляре для работников министерства. При этом Гитлер все еще поддерживал идею еврейской эмиграции, пока не сложились условия для массового уничтожения "еврейской расы". 
Парадоксально, но, в то время как Великобритания налагала все новые и новые ограничения на въезд евреев в Палестину, нацистские власти не препятствовали деятельности организации "Мосад Ле-алия Бет", созданной для нелегальной репатриации в обход британских властей. В итоге несколько кораблей с европейскими евреями сумели проскочить через британские заграждения у берегов Палестины. В 1938 и 1939 годах репатриация германских и австрийских евреев усиливается. Начало мировой войны приостановило этот процесс, хотя еще в 1940 и 1941 годах кружным путем можно было попытаться достичь Палестины. 
Всего с 1933 года по 1941 год германские сионисты сумели переправить в Эрец Исраэль 60 000 германских евреев (около 10% общины). Их усилия привели к тому, что в 1939 году немецкие евреи составили около 15% всего еврейского населения Палестины. В страну были также привлечены значительные финансовые ресурсы - 8,1 миллиона британских фунтов стерлингов, или около 40 миллионов долларов. На них были созданы водная компания "Мекорот", существующая по сей день, и текстильная компания Lodzia, одевавшая всю страну. Значимость же человеческого капитала трудно переоценить. 
На факте соглашения об эмиграции немецких евреев построен пресловутый миф о сотрудничестве сионистов с нацистами. Из этого факта антисионисты пытаются извлечь то, чего не было: сходство во взглядах, целях, методах и т.д. Очевидно, что это абсолютная ложь. Сотрудничество было лишь в единственном вопросе, и нет причин упрекать сионистов в Хааваре - cоглашение с германским режимом было оправдано спасением от неминуемой гибели, которая ждала евреев Европы. 
Нынешнее положение евреев в свободном мире кажется весьма устойчивым. Тем не менее мир этот меняется, и очень быстро. И в этом меняющемся мире надо уметь правильно и своевременно ориентироваться. Быстрее и лучше, чем это сделали многие германские евреи, имевшие реальный шанс уцелеть, но его не использовавшие…
 
 


Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/10980/mogli_li_germanskie_evrei_izbejat_holokosta#ixzz5UabWrYLo 
Follow us: zahav.ru on Facebook

ИГОРЬ СИКОРСКИЙ - ЧЕЛОВЕК С ВИНТОМ


Игорь Сикорский- человек с винтом.
 
 
Текст Мария Микулина
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Фамилия Сикорского всегда стояла в первой десятке хит-парада фамилий, которые ненавидел советский режим. Ведь этот киевский самородок, покинув Российскую империю, не последовал примеру тысяч других эмигрантов первой волны и вместо того, чтобы остаток дней подметать пыльное берлинское кафе или лихо водить такси по улицам Парижа, стал одним из самых успешных авиаконструкторов в мире. Доходило до абсурдного: в детских книжках в качестве примера достижений российской авиации приводился не первый в мире четырехмоторный самолет «Русский витязь», построенный Игорем Сикорским в возрасте 24 лет, а ни разу не поднявшийся в воздух бомбардировщик «Святогор» несикорского авторства. Пока цензоры, поддавшись призыву «Долой сикорщину!», старательно вычеркивали имя конструктора из всех доступных документов и учебников, сам Сикорский получал премии за вклад в развитие авиации из рук Эйзенхауэра, переписывался с Синатрой и снисходительно похлопывал по плечу астронавта Нила Армстронга. Но не будем забегать вперед. Лучше отбежим назад — к детству конструктора.

Мальчик в люльке
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал
Отец Игоря, Иван Алексеевич Сикорский, был психиатром от сохи. Выходец из семьи провинциального православного священника, он сделал головокружительную карьеру в медицине, пиком которой стало звание профессора на кафедре душевных и нервных болезней Киевского университета. Популярность Сикорского-врача была так велика, что, когда 25 мая 1889 года у него родился пятый и последний ребенок, сын Игорь, в семье уже сложилась добрая традиция, согласно которой крестным каждого новорожденного был представитель царской династии. Крестными Игоря стали великий князь Петр Николаевич (двоюродный брат императора Александра III) и его мать великая княгиня Александра Петровна.
Детство Игоря было сытым, довольным и спокойным. Он был любимцем матери, весьма образованной женщины. Именно она рассказала маленькому Игорю о жившем когда-то в Италии homo universalis Леонардо да Винчи. Из всех изобретений итальянца будущего конструктора больше всего заинтересовал чертеж летательного аппарата — геликоптера. Рассказ матери вкупе с приключенческими романами Жюля Верна оказали такое мощное действие на неокрепшую психику ребенка, что вскоре ему приснился удивительный сон. Будто он стоит внутри вытянутой комнаты с дверями из орехового дерева и маленькими окнами, на стенах которой висят красивые лампы, освещающие помещение голубоватым светом. Мальчик чувствовал легкую вибрацию под ногами, и тут его осенило: комната находится в воздухе!
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал


Проснувшись, младший Сикорский, вместо того чтобы перекреститься и сплюнуть, пошел во двор и с помощью прислуги натянул между двумя мощными тополями несколько канатов, к которым подвесил плетеную люльку. Пока ровесники-гимназисты с азартом швырялись друг в друга портфелями, Игорь часами задумчиво сидел в люльке, висевшей в пяти метрах над землей. Так он приучал себя к высоте, чтобы не струхнуть, когда придет пора испытывать свой первый летательный аппарат.

Первые успехи прогульщика
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Проучившись по примеру своего старшего брата Сергея в Морском кадетском корпусе три года, Игорь покинул стены заведения с комментарием: «Не мое». Спокойно осваивать военно-морские науки ему мешали появившиеся в газетах сообщения о полетах братьев Райт. В 1906 году 18-летний Игорь с благословения отца отправляется в техническую школу Дювиньо де Ланно в Париже. Застенчивый молодой человек с худощавым вытянутым лицом и заботливо выращенными усами не привлекал внимания парижских красоток, а потому мог полностью посвятить свое время технической школе. Проучившись с полгода, Игорь вернулся в Россию, чтобы похоронить мать и поступить в Киевский политехнический институт.
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал
Учеба давалась Игорю легко, даже несмотря на то, что он активно прогуливал, коротая время в импровизированной домашней мастерской. Первая же «поделка» Игоря — паровой мотоцикл — сделала его легендой в рядах соучеников и преподавателей. Но заветный геликоптер по-прежнему не получался.
Игорь собрал семейный совет. Он намерен вернуться в Париж, который на данный момент является авиационным центром мира, и для этого ему нужны деньги. Семья взволновалась. Старший брат Сергей усомнился, что 20-летний юноша с большой суммой денег в развеселом Париже — это удачная идея. И вообще Сергей не верит в вертолеты: самой природой доказано, что в воздух не может подняться существо тяжелее 10 килограммов, прыгающий страус тому живое доказательство. Но Игорь упорствовал. В конце концов деньги из семейного бюджета были выделены, и уже через несколько недель Игорь представил сам себя пионеру авиации Фердинанду Ферберу, который с ходу заявил восторженному Сикорскому, что изобрести летающую машину легко, построить труднее, а заставить летать почти невозможно.
Действительно, после полугода строительства и нескольких месяцев испытаний геликоптера, который смог поднимать собственный вес, но не пилота, Сикорский вернулся в Киев с двумя моторами мощностью 25 и 15 лошадиных сил и идеей постройки аэроплана. А чтобы винты, придуманные для геликоптера, зря не пропали, Игорь укрепил их на аэросани собственной конструкции, демонстрация которых на заснеженной пустоши перед офицерами Генерального штаба широко освещалась киевской прессой. Слава Сикорского крепчала.

«Витязь» и «Муромец»
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

1913 год стал для молодого конструктора на удивление счастливым. И не только потому, что он окончательно ушел из института. Завершилась постройка первого в мире самолета с четырьмя моторами — «Русского витязя». Сооружал его Сикорский уже не в Киеве, а на Русско-Балтийском вагонном заводе, руководителем авиационного отделения которого был назначен. Спустя несколько месяцев после первого полета «Витязя» широкой публике была представлена более продвинутая разработка — гигантский по тем временам«Илья Муромец». 12 февраля 1914 года «Муромец» установил свой первый мировой рекорд — по количеству принятых на борт пассажиров. Шестнадцать человек, да еще аэродромный пес Шкалик! Груз составил 1290 килограммов. Целая куча страусов!
За всей этой суетой конструктор забыл об одной мелочи: он так и не получил диплом инженера. Тут подсуетились поклонники таланта Сикорского. Они написали коллективное письмо о достижениях своего кумира в Киевский политехнический институт с просьбой о «присвоении» Игорю диплома. Еще через пару месяцев Сикорскому «за заслуги, оказанные в деле военной авиации» был пожалован орден Святого Владимира IV степени, дарующий дворянство.
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал
Признание вдохновило Игоря на новые подвиги. Он решил установить на «Муромце» мировой рекорд по дальности перелета. Сикорский и трое его сподвижников планировали преодолеть маршрут Санкт-Петербург — Одесса за сутки, но в итоге долетели только до Киева. Путешествие проходило бойко: лопнул бензопровод, бензин начал хлестать на работающий на полных оборотах двигатель, трехметровое пламя охватило часть крыла. По счастью, на «Муромце» был предусмотрен доступ к двигателям в полете, поэтому тушить пожар кинулся один из механиков. Уже через пару секунд механик загорелся сам, и второму механику пришлось потушить сначала напарника, а потом уже они совместными усилиями справились с огнем, сбив его куртками.
Пролетая над Киевом, Сикорский снизился над отчим домом и помахал крылом. Затем направил машину к аэродрому, где конструктора, пилота и механиков уже караулили представители Киевского общества воздухоплавания. После бурных приветствий кто-то вскользь упомянул о новости из-за границы: в Сараеве убит эрцгерцог Франц Фердинанд. Однако все были слишком поглощены полетом, чтобы думать о последствиях этого события.

Вынужденный побег
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Во время Первой мировой войны Сикорский отвечал за поставку тяжелых бомбардировщиков «Муромец» для армии. Всего их было выпущено чуть больше восьмидесяти штук. Тем временем обстановка внутри страны накалялась. В молодой семье Сикорского дела тоже обстояли неважно. В 1916 году конструктор женился на избалованной и капризной, но очень хорошенькой Ольге Синкевич и даже успел обзавестись дочерью Татьяной. Но вскоре после свадьбы к отрицательным характеристикам супруги прибавилась еще одна: Ольга стала ярой коммунисткой. Сикорский, царский любимчик и крестник великих князей, не соответствовал ее новому имиджу. После оформления развода Сикорский из дома под Петербургом, который построил для семьи, переехал на квартиру.
« Если вы попали в беду в труднодоступном месте, самолет может скинуть вам цветы, а вертолет зависнет в воздухе и спасет вас. » Игорь Сикорский
Холодной январской ночью 1919 года в дверь этой самой квартиры постучался преданный конструктору рабочий с Русско-Балтийского завода. Он сообщил, что днем Сикорским интересовались подозрительные морды в кожанках. Не мешкая ни часа, конструктор собрал свои пожитки и переселился в бытовку с буржуйкой, рядом с аэродромом. На следующее утро он занялся подготовкой необходимых для выезда бумаг. Через месяц Сикорский отбыл в Париж. Больше он Россию не увидит.
В эмиграцию конструктор взял пару сотен английских фунтов, рекомендательное письмо от начальника французской военной миссии в России и бесконечную веру в свой труд. Но Европа уже насытилась русскими эмигрантами, и даже слава Сикорского как конструктора обесценивалась на фоне стремительно сворачивавшейся авиационной промышленности. Сидеть в Париже без работы не хотелось, возвращаться на родину, в лапы к комиссарам, — тем более. Оставалась страна больших возможностей и деятельных людей по ту сторону океана. Весной 1919 года Сикорский ступил на американский берег.

Нью-Йорк, Нью-Йорк!
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Сикорский посредственно владел языком, и поначалу ему помогали освоиться киевские иммигранты, которых в Нью-Йорке было немало. Но устроиться по специальности он все равно не смог. Три месяца конструктор мотался по авиационным конторам, пытаясь на ломаном английском втолковать предпринимателям со стеклянным взглядом, какие замечательные самолеты он может делать. Предприниматели только равнодушно закуривали: Америка кишела безработными авиаконструкторами и летчиками, уволенными в запас после окончания войны. Игорь сменил дешевый отель на очень дешевый, сократил суточные траты до аскетических восьмидесяти центов, питаясь преимущественно бобами и кофе. Самое время возненавидеть судьбу и спиться! Но Сикорский, который при первом знакомстве казался мягким в обращении и неконфликтным человеком, на самом деле обладал сильным характером бойца и отказывался признать поражение.

Один из знакомых эмигрантов сжалился над осунувшимся Игорем и порекомендовал его на должность преподавателя математики в вечерней школе для русских рабочих в Ист-Сайде. Постепенно уроки математики превратились в основы авиации. Сикорский с энтузиазмом вещал с кафедры о тяжелых самолетах будущего, способных поднимать по сорок, а то и по пятьдесят человек. Так у конструктора появились последователи, готовые строить его самолеты бесплатно. Кроме того, он познакомился с миловидной школьной учительницей Елизаветой Семеон, дочерью российского офицера.
« Человека XX века можно считать интеллектуальным сверхдинозавром. »Игорь Сикорский
Жизнь налаживалась. Правда, на строительство первого «американского» самолета у конструктора ушло около года, и этот год был весьма напряженным. Основанная на скорую руку «Сикорский Аэроинжиниринг Корпорейшн» располагалась в продуваемом всеми ветрами курятнике на Лонг-Айленде. Денег постоянно не хватало, не спасла даже внушительная сумма в 5 тысяч долларов (около 80 тысяч современных долларов), пожертвованная композитором Сергеем Рахманиновым. Первые испытания S-29-A прошли неудачно: самолет камнем упал на землю, но, к счастью, серьезно никто не пострадал. Зато когда самолет смог летать, посыпались заказы — например, перевозка пианино для супруги президента миссис Гувер и доставка запрещенного алкоголя. У конструктора появились кое-какие деньги, и он смог жениться на Елизавете. Этот брак оказался на редкость удачным, чему, несомненно, способствовали и спокойный нрав Елизаветы, и преданность Сикорского, предпочитавшегося отдавать всю энергию не женщинам, а самолетам. Вскоре до Америки добралась сестра Сикорского, причем не одна, а со своим сыном и дочерью Игоря, маленькой Татьяной. Сикорский быстро нашел применение племяннику. Как-то один бойкий репортер нью-йоркской газеты решил поснимать город с высоты, лежа на крыле. Крепко привязав репортера, конструктор «прикрепил» на другое крыло племянника — для равновесия. Самолет служил своему творцу еще пару лет, пока не был продан предпринимателю Говарду Хьюзу, эффектно взорвавшему S-29-A в своем фильме «Ангелы ада».

Трансатлантический крах
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал
Партитура марша «Авиаторъ», посвященного Сикорскому
Весной 1926 года к Сикорскому пришел особый клиент — герой Франции, летчик Рене Фонк. Он задумал перелететь океан, и ему нужен самолет, который не подкачает. Игорь посвятил амбициозному проекту все свое время. Заказчик попался не из легких: постоянно торопил Сикорского, так как хотел полететь осенью. Конструктор же настаивал на полном объеме испытаний и предлагал отложить полет до лета. Фонк был непреклонен.
Полет назначили на 20 сентября 1926 года. Машины со зрителями стали прибывать на аэродром задолго до рассвета. Когда Фонк и летевшие с ним второй пилот, радист и механик появились на аэродроме, их приветствовали сотни человек. Наготове был и самолет с кинооператором, чтобы запечатлеть начало исторического события. Кто-то из толпы громко обратился к радисту: «Мистер, у вас хватит денег на парижские увеселения?» Дождавшись, пока смех стихнет, тот с улыбкой ответил: «Чтобы побывать в раю, достаточно и доллара». Команда заняла места, Фонк завел двигатели.

Самолет разгоняется. Неожиданно его скорость падает, за ним тянется шлейф пыли, колеса шасси отлетают, хвостовая стойка отламывается. Гигантская машина падает в овраг с шестиметровой высоты и тут же воспламеняется. Фонк со вторым пилотом успевают выбраться из машины, механик и радист сгорают заживо.
На следующее утро фотографии катастрофы делают тиражи американских газет, а кадры еще долго показывают в кинотеатрах перед сеансами. Спустя полгода Сикорский все еще в долговой яме из-за незастрахованного самолета и потерянного доверия. А в мае 1927 года малоизвестный молодой летчик Чарльз Линдберг совершает первый в истории трансатлантический перелет на потрепанном самолете с одним двигателем.

Самолеты-амфибии
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

И вновь Сикорский демонстрирует чудеса стрессоустойчивости. Он занимает денег и переводит завод поближе к воде. Конструктор стремится создать самолет-амфибию, отличающийся вместимостью и способный преодолевать большие расстояния. Первая амфибия была готова в том же 1927 году, официальным заказчиком числилась крупнейшая авиационная компания США «Пан Американ». Принимать амфибию должен был технический советник авиакомпании Чарльз Линдберг. Несмотря на то что Линдберг косвенным образом утер нос конструктору своим перелетом через океан, они немедленно подружились. Линдберг одобрил амфибию. Во время демонстрационного полета для прессы Сикорский вышел из кабины пилотов и спустился в пассажирский салон. Был уже вечер, и в тот момент, когда он открыл дверь, в салоне включился свет. Конструктор застыл на месте от изумления: он увидел сон из своего детства. Небольшие окна, двери орехового дерева, лампы, освещающие салон бледно-голубым светом, — комната, плывущая в облаках.
« Вертолет больше чем любой другой транспорт приближает нас к сказке о коньке-горбунке и ковре-самолете. » Игорь Сикорский
Следующие десять лет гидропланы Сикорского пользовались огромной популярностью, прославляя и обогащая своего создателя. Самолеты-амфибии летали в Карибском бассейне, эксплуатировались в Африке и даже пересекали океан, завоевывая репутацию самого безопасного и комфортного транспорта в мире.
Тем не менее интерес к амфибиям постепенно стал падать: они не могли составить конкуренцию более быстрым и маневренным «сухопутным» самолетам.
Сикорскому пятьдесят лет. Он уже сделал себе имя и сколотил состояние. Можно полностью посвятить себя, скажем, общению с четырьмя сыновьями, тем более что конструктор любил детей и проводил с ними все свободное время. К тому же недавно дочь Татьяна родила конструктору первого внука! Но вместо того, чтобы уйти на покой, Сикорский в очередной раз доказывает, что он Сикорский.

Мистер Геликоптер
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Идея сконструировать вертолет никогда не оставляла Сикорского. Теперь он подошел к ней основательно. Вместе со своим другом Линдбергом конструктор в 1938 году посетил фашистскую Германию. И если Линдберга с супругой больше интересовал Гитлер, то Сикорский, издалека раскланявшись с фюрером, ринулся в мастерскую немецкого конструктора Фокке, достигшего больших успехов в вертолетостроении. Похвалив вертолет немца с поперечной схемой, Сикорский вернулся в США с твердым убеждением, что поперечная схема — фигня, нужно строить вертолет одновинтовой схемы. Многие не верили в возможность создания вертолета. Но главное, что верил конгресс США, выделивший Сикорскому три миллиона долларов на создание серийного вертолета.

20 мая 1940 года состоялся первый публичный подъем американского экспериментального вертолета, напоминавшего скорее скелет вертолета, — «Воут-Сикорский 300». Машина прекрасно летела вправо, влево, назад и даже разворачивалась на месте, но при этом упорно не желала лететь вперед. Счастливый конструктор объявил, что эту мелочь легко исправить. Управлял вертолетом сам Сикорский, его голову венчала любимая шляпа «федора».*
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал
* — Примечание Phacochoerus'a Фунтика:
« Любимым предметом гардероба Сикорского была шляпа фасона «федора». У пилотов даже появилась традиция напрашиваться к хлебосольному конструктору в гости и просить примерить «федору». Якобы после этого у тебя на вертолетах Сикорского все будет гладко »

Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Через два года после той демонстрации по заказу армии США был выпущен первый в мире серийный вертолет Sikorsky R-4. Активно эксплуатироваться машины начали уже ближе к концу Второй мировой войны, причем использовались вертолеты преимущественно при спасательных операциях. Это было начало новой эпохи. Отныне фамилия Сикорский стал синонимом вертолета, как фамилия Форд — синонимом автомобиля. Винтокрылые Сикорского заполнили все воздушное пространство над США, благодаря чему конструктор получил прозвище Мистер Геликоптер.
За следующие двадцать пять лет Сикорский разработал около пятидесяти вертолетов, в том числе двухэтажный вертолет, вертолет-амфибию, летающий кран, вертолет из прорезиненной ткани… Росло и количество премий и наград Сикорского: всего его чествовали восемьдесят девять раз, причем треть наград конструктору вручали американские президенты.
Человек с винтом. Как Игорь Сикорский вертолет изобретал

Постепенно Сикорский начал отходить от дел. Все реже он садился в свой «фольксваген-жук», чтобы ехать на завод. Зато теперь конструктор больше времени уделял многочисленным хобби, среди которых числились хождение под парусом, игра на пианино, написание философско-религиозных эссе и стрельба. Любимым фокусом Сикорского во время вечеринок, которые он с женой регулярно устраивал для многочисленных друзей и знакомых, было сбивание пламени свечи пулей с десяти метров. Скончался авиаконструктор в 1972 году в возрасте 83 лет — во сне, рядом с любимой женой. Корпорация Сикорского процветает по сей день, а 99 процентов вертолетов в мире сделаны по предложенной конструктором схеме. Кто там говорил что-то про страусов?

ПРО ЮРУ И ЦИЛЮ

ПРО ЮРУ И ЦИЛЮ.
Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный № 243 Ежи Белецкий и заключенная № 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.
    Чем ближе к воротам,
    тем увереннее он был, что его застрелят
    21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку - еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной, посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.
    Часовой хмуро смотрит в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется, целую вечность пристально изучает обоих – и, наконец, произносит волшебные слова: «Ja, danke» – и выпускает Ежи и Цилю на свободу.
    Двадцатитрехлетний Ежи Белецкий был поляком, католиком, хорошо владел немецким и пользовался в лагере относительно привилегированным положением. ( все «старики» были на относительно привилегированном положении, а в начале-то срока над ними так еще издевались. Ежи в своих воспоминаниях рассказывает, как в 1940-м заключенных поляков гоняли целыми днями вокруг бараков «упражняться» бегом, прыжками, вприсядку, на четвереньках и ползком, как били и заставляли петь бравые песни, как самого Ежи избили до дыры в щеке ). Вот этим-то относительно привилегированным положением и воспользовался Ежи, чтобы провернуть дерзкий план спасения своей возлюбленной, обреченной на верную гибель.Ежи попал в Освенцим в апреле 1940-го, когда немцы арестовали его, 19-летнего при попытке бежать из оккупированной Польши в Венгрию Ему присвоили номер 243 и отправили работать на склад, где можно было иногда подкормиться. (Хотя не совсем так. Сперва они целыми днями «упражнялись», потом рыли канавы на строительстве дороги, потом Ежи работал механиком, где свел знакомство с немцем и в сентябре 43-го по блату был определен на зернохранилище).
    Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.
    Через два года в Освенцим начали привозить евреев целыми поездами. Большинство их тут же отводили в газовые камеры Биркенау, и только малую толику оставляли работать в ужасных условиях – возможность отсрочить смерть.
      В сентябре 1943-го Белецкого распределили на зернохранилище. Другой заключенный как раз показывал ему будущее место его работы, , когда внезапно открылась дверь, и вошла группа девушек, которых прислали на починку мешков для зерна. Среди них была и 22-летняя Циля Цибульска.Так зернохранилище стало местом их частых коротких свиданий, они подружились, а затем и полюбили друг друга. В своих воспоминаниях, составленных в 1983-м году для мемориала в Освенциме, Циля Цибульская пишет, что во время этих свиданий они рассказали друг другу о себе всё, и что «каждая встреча была для нас настоящим событием».
        Цилю Цибульскую, ее родителей, двух братьев и младшую сестру привезли в Освенцим из гетто в Ломже, что на севере Польши, в январе 1943 года. Родителей и сестренку сразу же отправили в газовую камеру, а Цилю и братьев признали годными к работе. Уже к сентябрю двадцатидвухлетняя Циля Цибульская, лагерный номер 29558 на левом предплечье, осталась совсем одна.
        Ежи и принялся обдумывать план побега. Приятель-поляк, работавший на складе униформы, добыл для Ежи полный комплект эсэсовской формы и пропуск на имя роттенфюрера Гельмута Штехлера. (В Освенциме говорили «организовал», приятеля звали Тадеуш Сроги, и заняло это у него несколько недель, а до того он еще несколько недель не мог решиться. Кроме того, пропуска были разного цвета, цвет менялся каждые несколько дней, поэтому Ежи напечатал себе в местной типогафии разноцветных фальшивок в нескольких экземплярах (!). За свой немецкий Ежи не боялся, он хорошо говорил, а разные акценты там были у многих эсэсовцев, и он всегда мог сойти за фольксдойче ). При помощи ластика и карандаша Ежи изменил в пропуске фамилию «Штехлер» на «Штейнер» на случай, если часовой знаком с настоящим Штехлером, и заполнил пропуск, вписав в него, что из лагеря выводится заключенная для полицейского допроса на соседней станции (в Буды ). Кроме того он достал немного еды, бритву для себя и ботинки и свитер для Цили.
        Он кратко изложил ей свой план: «Завтра за тобой придет эсэсовец и заберет на допрос. Этим эсэсовцем буду я».
          На следующий день после полудня одетый в украденную униформу Ежи явился в помещение прачечной, куда перевели на работу Цилю . Обливаясь холодным потом, он потребовал у немецкого надзирателя выдать ему заключенную (их было двое – капо и эсэсовка, Ежи сказал им, что он из гестапо, дал им бумажку с номером заключенной, и ему привели Цилю. До вечерней поверки оставалось четыре часа ).
          Затем начался нескончаемо длинный путь к боковым воротам, где дежурил сонный эсэсовец-охранник. Колени беглеца сгибались от страха, а ведь он должен был поддерживать горделивую осанку эсэсовца, шагая по гаревой дорожке к свободе.
          Первые шаги за пределами лагеря были для Ежи немногим легче - страх быть застреленным пронизывал его до костей. Но, оглянувшись на лагерь, он увидел, что охранник продолжает безмятежно сидеть в будке. Они дошли до дороги, до темноты отсиживались в кустах, а с наступлением ночи заторопились подальше от проклятого места.
          Охранник нахмурился, уставившись в его пропуск, и оглядел обоих беглецов. Его взгляд длился, казалось, вечность. Наконец он произнес эти волшебные слова: "Да, спасибо" - и выпустил их на свободу.
          Девять ночей они шли в деревню под Краковом, где находился дом дяди беглеца. (старого фермера звали Черник )Там они встретили мать Ежи. Хотя она была счастлива увидеть сына на свободе, но, истовая католичка, категорически возражала против его женитьбы на еврейке.
          "Переход по полям и лугам был очень изнурителен, особенно для меня, не привыкшей к таким продолжительным пешим переходам", - писала потом Цибульска. Они должны были пересекать реки вдали от селений и мостов. Иногда Ежи переносил ее через реки на руках. Однажды она так устала от ходьбы, что попросила его бросить ее. Но Ежи не желал этого слышать и повторял: "Мы бежали вместе и будем идти дальше вместе".
          Она отправилась на поезде в Варшаву, собираясь выехать в Соединенные Штаты на поиски своего дяди. В поезде она встретила еврея Давида Захаровица, они стали встречаться и поженились. Вместе они выехали в Швецию, а оттуда - к дяде Цибульской в Нью-Йорк, где занялись с его помощью ювелирным мастерством. В 1975 году Захаровиц умер.
          Цилю спрятали на соседней ферме, а Билецки решил пожить в подполье в Кракове. Расстались они, договорившись встретиться сразу после войны. И лишь когда в январе 1945 года Советская Армия освободила город, он отправился обратно на ферму... но опоздал на четыре дня. Цибульска, не зная, что Краков освободили только через три недели после освобождения местности, где она пряталась, перестала ждать жениха, решив, что либо он отказался от своих планов, либо погиб.
          Ежи Белецкий тоже завел семью и стал директором училища автомехаников. Он ничего не знал о Циле и понятия не имел, где ее искать. (в книге иерусалимского историка Катастрофы Мордехая Палдиэля «Праведники Мира» говорится, что Ежи получил письмо от родных с извещением о том, что Циля умерла в больнице в Стокгольме, а Циля в Стокгольме получила письмо из Польши о том, что Ежи сражался в партизанском отряде и не вернулся из боя. Оба письма отправила добрая тетя Черник ).
            В своих воспоминаниях Циля говорит о том, как все эти годы ее преследовало желание вернуться в Польшу, в родной город, и найти Юрика, если он жив. И по чистой случайности ее желание исполнилось. В 1982-м году горничная-полька рассказала Циле, что видела по польскому ТВ передачу о побеге из Освенцима, и что герой передачи – жив-здоров, и что девушку, вместе с которой он бежал, звали Циля Цибульская . Циля выяснила номер его телефона, и в одно прекрасное майское утро 1983-го года в квартире Белецких раздался звонок.
            «Я услышал не то смех, не то плач, и женский голос произнес: «Юрочка, это я, твоя Циля»...
            Спустя несколько недель они встретились в краковском аэропорту. Ежи принес 39 красных роз – по одной за каждый год, проведенный в разлуке. Она еще не раз приезжала к нему в Польшу, вместе они посетили мемориал в Освенциме, семью фермера, прятавшего Цилю, и другие памятные им места. «Любовь вернулась. Циля твердила: оставь жену, уедем вместе в Америку. Она много плакала, когда я ответил: «Смотри, у меня такие славные дети, у меня сын – разве я могу с ними так поступить?».
              Она вернулась в Америку и написала ему: «Юрик, я не приеду больше».
              Они больше никогда не виделись, и она не отвечала на его письма.А Ежи вспоминал:«Я очень, очень любил Цилю. После войны я иногда плакал от того, что ее нет со мной. Она снилась мне по ночам, и я просыпался в слезах. Судьба решила за нас, но я всё совершил бы снова».
              Циля Цибульская умерла в Нью- Йорке в 2002-м году. Ежи Белецкий умер 20 октября 2011 года, ему было 90 лет. В 1985-м году институт «Яд ва-Шем» в Иерусалиме присвоил Ежи Белецкому звание Праведника народов мира за спасение Цили Цибульской.

              ВОСЕМЬ ВАН ГОГОВ В ДЕНЬ

              Восемь Ван Гогов в день: жизнь китайской деревни Дафен, где копируют знаменитых художников


              Китай хорошо известен своим национальным талантом копировать что угодно. И если к товарам массового потребления европейцы привыкли,то возможность получить живописную Джоконду да Винчи по цене обеда в ресторане все еще вызывает недоумение. Однако в Поднебесной это настоящая индустрия, которой занята целая деревня. Вопрос подлинности и уникальности в эпоху постмодернизма поднимает своей новой выставкой «В присутствии художника» Маурицио Каттелан.
              С 10 октября по 16 декабря 2018 года в музее Шанхая работает выставка«В присутствии художника», созданная Маурицио Каттеланом (Maurizio Cattelan) и брендом Cucci. Проект посвящен вопросам подлинности, авторского права,оригинальности и копирования в искусстве. Для великого шутника и провокатора Каттелана эта тема является близкой и знакомой: «Для меня хороший вкус — как и вообще вкус — это забота мороженщика. Искусство пусто и прозрачно. Я никогда не сделал ничего более провокативного и жестокого, чем-то, что я вижу каждый день вокруг. Я — всего лишь губка. Или репродуктор». Художник известен широкой публике прежде всего своими фигурами людей в полный рост, сделанными из воска, а также остроумными объектами, вроде унитаза, отлитого из 18-тикаратного золота
              Michael Wolf, René Magritte €14.40, 2006. Photograph from China Copy Artist or Real Fake Art. Courtesy of the artist. Источник фото: news.artnet.com
              Выставка, объединившая боле 30 художников из Китая, Швейцарии, США, Мексики,Великобритании, Канады и Франции, рассказівает и историю уникальной китайской «деревни художников» — района Дафен (Dafen). В преддверии выставки Каттелан посвятил этому удивительному месту эссе на портале Artnet: 

              «…Выставка в Шанхае ставит под сомнение сакральные принципы искусства современности: оригинальность, истину и идентичность. Как они могут реализовываться сегодня, через акт воспроизведения, и как сами оригиналы могут сохраняться в своих копиях? — пишет Кателлан, — Третье правило гласит: „Создавать что-то из ничего значит уподобляться Богу“. Как человек, я понимаю, что ни одна из моих мыслей не оригинальна. Я — результат всего того, что существовало до меня. Включая Микеланджело».
              Источник фото: cameralabs.org

              Китайские копиисты

              Умением создавать качественные копии Китай был известен задолго до кроссовок,косметики и прочих товаров массового производства ХХ века. Местные художники создавали живописные полотна по заказу европейцев еще с 1760-х годов, а самое раннее произведение масляной живописи, написанное в Китае в 1610 году, хранится в церкви Иль-Джезу в Риме. Район Дафен продолжил эту славную традицию. 

              В начале 1990-х годов предприниматель Хуан Цзян (Huang Jiang) нанял 20 молодых художников. Они поселились в отдаленном районе Дафен промышленного гиганта Шэньчжэнь (Shenzhen), где стали зарабатывать себе на жизнь созданием бесчисленных копий знаменитых полотен. Самыми популярными художниками были Винсент Ван Гог и Леонардо да Винчи. В отличие от постеров и репродукций,настоящая масляная живопись выглядела дорого и «благородно» (даже если это был Уорхол, заказанный для провинциального ресторана). Художники быстро заняли до того пустовавшую нишу массовой масляной живописи, работы успешно расходились по странам первого мира. Число художников, живших и творивших в Дафене, стремительно росло.
              Улица Дафена. Источник фото: cameralabs.org
              cameralabs.org

              Деревня художников

              Особенная атмосфера Дафена привлекает не только покупателей и посредников,но и множество туристов. На узких улочках почти каждая лавка — лавка художника. Мольберты стоят прямо на земле, картины висят практически повсюду. Многие мастера трудятся на свежем воздухе, охотно общаясь с потенциальными заказчиками. Разноцветные фасады домов и памятники ремеслу живописца дополняют облик деревни художников, которая, конечно, совсем не деревня — станции метро Mumianwan и Dafen находятся совсем рядом.

              Художники в Дафене часто работают прямо на улице. Источник фото: itsoknoproblem.com
              Сейчас в Дафене трудятся более пяти тысяч мастеров. Каждый год они создают около пяти миллионов работ — это 60% всех живописных масляных картин, продающихся в мире.
              Яркие фасады домов «деревни художников». Источник фото: cameralabs.org
              Памятник живописцам. Источник фото: gettyimages.com.uk
              Надо сказать, что для всех мастерских действуют два строгих правила: не выдавать свои работы за оригиналы и не нарушать международные законы об авторском праве. Именно поэтому в Дафене не найти работ художников, умерших менее, чем 70 лет назад. Исключение составляют только Энди Уорхол и Сальвадор Дали — на их наследие эти законы не распространяются.
              cameralabs.org

              Разнообразие и уникальность

              В остальном же Дафен может предложить практически что угодно — и уже упомянутого Ван Гога, и остальных импрессионистов, и мастеров Ренессанса, и поп-арт, и традиционную китайскую живопись, и даже русский авангард. Внимательному зрителю попадутся и портреты Мао, и знаменитые события на площади Тяньаньмэнь, и даже обаятельная улыбка Дэвида Бэкхема, увековеченная в масле и холсте. 

              Фото — kulturologia.ru
              Фото — artifex.ru
              Уровень работ в Дафене разнится, однако найти по-настоящему плохую живопись сложно. В деревне работают только профессиональные художники — студенты и выпускники художественных школ и академий, которым и так во время учебы приходится копировать классические шедевры. Кроме того, создавая по несколько картин в день, китайские мастера настолько набивают руку в точности соответствия,что процесс начинает напоминать конвейер отлаженностью действий. Чжао Ксяойонг (Zhao Xiao Yong), один из художников Дафена, добился невероятных успехов в копировании: например, чтобы нарисовать автопортрет Ван Гога, Чжао тратит всего полчаса. Каждую картину Ван Гога Чжао продает за 200−1500 юаней(примерно 30−230 долларов США), и за свою карьеру он уже продал более 70 тысяч картин.
              Чжао Ксяойонг копирует автопортрет Ван Гога. Источник фото: kulturologia.ru
              Цены на живопись в этом районе вполне гуманные — можно найти картины и за восемь долларов, и за сорок, и за шестьдесят, и за куда большие суммы. По рассказам, сами художники зарабатывают вполне прилично — около восьмисот долларов в месяц, а вот зарплаты их подмастерьев, увы, гораздо меньше.
              reports.travel.ru

              Искусство и искусство

              Уникальная атмосфера Дафена не могла остаться незамеченной деятелями искусства, творчески переосмысляющими феномен этого места. В Дафене есть свой музей, в котором в основном представлены работы современных художников Поднебесной — уже, разумеется, оригинальные. 

              Художественный музей Дафена. Источник фото: cameralabs.org
              Мастера из Дафена неоднократно становились активными участниками художественного процесса — в 2006 году художник Лю Дин (Liu Ding) пригласил некоторых из них участвовать в Триеннале Гуанчжоу, одновременно создавая копии одного пейзажа. В том же году местный фотограф Ю Хайбо (Yu Haibo) выиграл 49-ый конкурс World Press Photo с циклом фотографий, посвященным живописи деревни Дафен.
              Комната художника, живущего и работающего в Дафене. Источник фото: kulturologia.ru
              Романтичное название «деревня художников», конечно, роднит Дафен с Монмартром. В обеих «деревнях» (а на самом деле — окраинных районах больших городов) живет искусство. Но Дафен, словно осколок стекла, преломляет картину прошлого — тысячи художников, зачастую безвестных, улицы, в прямом смысле живущие искусством… И только десятки тысяч копий шедевров, созданных когда-то на Монмартре в единичных экземплярах, свидетельствуют о ходе времени.
              cameralabs.org
              Выставка «В присутствии художника» («The artist is present») продлится с 10 октября по 16 декабря 2018 года в Шанхайской музее (Yuz Museum Shanghai).

              Автор: Юлия Ракитина
              Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
              Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..