пятница, 3 января 2014 г.

ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ И ЕВРЕИ По документам сборника «Государственный антисемитизм в СССР. 1938 – 1953.



  Лаврентий Берия - человек Востока - наверняка мечтал о гареме, но не мог, как государственный муж и член партии большевиков, его иметь, потому и разбойничал по женской части, о чем, после его разоблачения, ходили чуть ли не легенды. Один рассказ о сексуальных подвигах «товарища Лаврентия» имеет непосредственное отношение к нашей теме. Читаем мемуары Татьяны Окуневской: « Он взял меня за подбородок…. Если полезет целоваться, ударю, гадина, подлец, жаба безобразная! Нет, нет, упасть в ноги… В упор смотрю в его маленькие глазки – в моих столько ненависти, что он оттолкнул меня, взбесился:
 - Что вам надо?! Я второй раз с вами, и это честь для вас, я за ваш поцелуй многое могу для вас сделать! А что спать и целоваться с этим дураком Горбатовым, вонючим жидом, трусом, карьеристом, приятнее?! Ха-ха».
 Писатель Горбатов – муж Окуневской. «Вонючим жидом» называет законного супруга актрисы насильник Берия. Так что же – палач этот был типичным представителем кремлевской шайки, матерым юдофобом? Нет, не все здесь так просто и очевидно. Да и не тем человеком была Окуневская, чтобы верить ей безоговорочно.
 Уйдем от эмоций и страстей к голым фактам. Ненавидящий Берия Антон Антонов-Овсиенко пишет: «Выступая 19 июля 1964 года по радио, Хрущев поведал о последнем при жизни Сталина заседании Президиума ЦК, в конце февраля 1953 года. Обсуждали «дело врачей» и вопрос о депортации евреев. Среди тех, кто не поддержал предложенные Вождем меры, оказался – впервые! – Лаврентий Берия».
 Не прошло и месяца со дня похорон вождя народов, как Берия отправляет Георгию Маленкову послание  под грифом «совершенно секретно». Там, в частности, сказано: «Ввиду особой важности этого дела Министерство внутренних дел СССР решило провести тщательную проверку всех следственных материалов. В результате проверки выяснилось, что все это дело от начала до конца является провокационным вымыслом бывшего заместителя  Министра государственной безопасности СССР Рюмина. В своих преступных, карьеристских целях Рюмин, будучи еще старшим следователем МГБ, в июне 1951 года под видом незаписанных показаний уже умершего в то время в тюрьме арестованного профессора Этингера сфабриковал версию о существовании шпионско-террористической группы врачей. Это и положило начало провокационному «делу о врачах-вредителях… Не брезгуя никакими средствами, грубо попирая советские законы и элементарные права советских граждан, руководство МГБ стремилось во что бы ни стало представить шпионами и убийцами ни в чем не повинных людей – крупнейших деятелей советской медицины».
 Бумага из МВД отправлена 1 апреля и уже 3-го следует постановление Президиума ЦК КПСС: «Принять предложение Министерства внутренних дел СССР о полной реабилитации и освобождении из-под стражи врачей и членов их семей, арестованных по так называемому « делу о врачах-вредителях», в количестве 37 человек».
 Так была остановлена секира над головой сотен тысяч советских евреев. И остановил ее никто иной, как кровавый палач Лаврентий Берия. Этот странный поступок он сделал первым на пути к абсолютной власти, если не считать убийство друга и учителя, которое многие исследователи приписывают ему же.
 Берия знал, что государственный и бытовой антисемитизм в СССР находится на подъеме, но  все-таки сделал этот отважный ход, готовясь к решительному повороту всей внутренней и внешней политики СССР.
 Все это так, но еще при жизни вождя Берия, по мере сил, ставил «палки» в колеса юдофобских процессов. Он пытался вернуть на доследование «дело ЕАК» и дело по обвинению группы еврейских националистов на Кузнецком металлургическом заводе. Мотив: «грубые недоработки предварительного следствия. В примечании к сборнику отмечается: «Видимо руководство Верховного суда СССР, поддержанное, скорее всего, Л.П. Берией, интриговавшим тогда против верхушки госбезопасности…. надеялось, что Сталин и на сей раз в этом номенклатурном подковерном противостоянии отдаст предпочтение органам юстиции. Однако этого не произошло».
 Что же получается: опытнейший интриган Берия, тень генералиссимуса, не угадал, куда гнет Сталин, ошибся, рисковал головой из-за какой-то горстки евреев? В книгах о Берии я не нашел ни одного такого просчета «верного Лаврентия», связанного с другими, многочисленными, фальсифицированными делами.
 Ненависть к Сталину, странная привязанность к потомкам Иакова. С ненавистью к вождю все понятно и объяснимо. Здесь характерен еще один документ из сборника, направленный Берия в Президиум ЦК КПСС на следующий день после официальной отмены депортации евреев. Берия пишет Маленкову об убийстве Михоэлса. В составленный документ, как указывает комментатор, он собственноручно вносит фамилию Сталина: «Об операции проведения этой преступной акции Абакумов показал: «Насколько я помню, в 1948 году глава Советского правительства И.В. Сталин дал мне срочное задание – быстро организовать работниками МГБ СССР ликвидацию Михоэлса…. Когда Михоэлс был ликвидирован и об этом было доложено И.В. Сталину, он высоко оценил это мероприятие и велел наградить орденами, что и было сделано».
 Итак, уже в апреле 1953 года  Берия начал активную подготовку по разоблачению культа личности. Никита Хрущев стал всего лишь жалким и непоследовательным плагиатором дела товарища Лаврентия.
 Журналист Юрий Кротков, человек к сталинскому трону  приближенный, в своем очерке «Побег на Запад», опубликованном в октябре 1990 года, рассказывает о визите кинорежиссера М. Чиаурели, создателе киноэпопей о Сталине, к Берии. Чиаурели написал очередной сценарий о Сталине и прибыл к другу вождя за протекцией: «Берия грубо отшвырнул сценарий и совсем по-мужицки, употребляя матерные слова, рявкнул: «Забудь об этом сукином сыне! Сталин был негодяем, тираном, мерзавцем! Он всех нас держал в страхе. Кровопивец! Он весь народ угнетал страхом! Только в этом была его сила. К счастью мы от него избавились. Царство небесное этому гаду».
  Сказаны были эти слова, по свидетельству журналиста и самого Чиаурели, тоже в начале апреля 1953 года. Здесь все ясно, а что с делать с видимой привязанностью к евреям?
 Разным евреям, чаще всего не лучшим представителям жестоковыйного племени. В конце 1952 года Сталин начал расчищать пространство вокруг Берия, одного за другим убирая его подручных. Начал, естественно, с еврея, генерал-лейтенанта Леонида Райхмана. Этот редкий мерзавец был арестован по приказу министра госбезопасности Кондратьева. Так вот, на другой день после смерти вождя товарищ Лаврентий появился в камере Райхмана и вручил тому генеральский мундир. Поступок для юдофоба немыслимый. 
 Есть доказательство, что сами евреи, особенно евреи Грузии, знали, что Берия не страдает патологическим антисемитизмом. В сборнике  напечатано письмо евреев Грузии в адрес Маленкова, датированное апрелем 1953 г., с жалобами на антисемитизм и  террор местных вождей, но в этом письме читаем: «С чувством глубокой благодарности мы, грузинские евреи, отмечаем выдающуюся роль товарища Л.П. Берия в создании особо благоприятных условий для грузинского еврейства».
 В мае 1953 года Берия направляет  бумагу в Президиум ЦК КППС, связанную с арестом Полины Жемчужины, еврейской жены Молотова, и ее еврейского, по преимуществу, окружения: «Вышеперечисленные арестованные по делу т. Жемчужиной были также осуждены Особым Совещанием при МГБ СССР на разные сроки тюремного заключения и содержались во Владимирской тюрьме со строгой изоляцией, а также в лагере для особо опасных преступников. Таким образом, т. Жемчужина и упомянутые выше ее родственники  стали жертвой учиненной над ними МГБ СССР расправы».
 Так что же это, Берия, признанный всеми убийца Бабеля, после войны и тесного сотрудничества с евреями-физиками в работе над созданием атомной бомбы, пересмотрел свои юдофобские взгляды.
 Его сын Серго вообще отрицает их наличие, столь естественное для правящей клики СССР. В своей книге об отце он пишет: «Антисемитизм, как и у любого порядочного человека, вызывал у отца чувство омерзения. Это вполне понятно. Но, на мой взгляд, симпатия, причем симпатия давняя к людям еврейской национальности вызвана, как мне кажется, в первую очередь тем, что отец их хорошо знал. Дело в том, что таких людей очень много было в разведке, в технике, то есть в тех областях, в которых всю жизнь он проработал».
 Антонов-Овсиенко, самый яростный критик Берия, пишет об этой книге так: « Сын Берия, Сергей Гегечкори (он поспешил взять фамилию матери), рисует сановного папу выдающимся государственным мужем с нимбом святого на челе. Фальшивая книжонка сына Берия разошлась по стране многотысячными тиражами».
 Антон Антонов-Овсиенко во многом прав в своей оценке фаворита Сталина. Порядочным человеком назвать Берия мог только родной сын, но своих евреев, работавших в разведке и науке, он крайне неохотно отдавал на расправу карательным органам и защищал, как мог. Это тоже факт.
 Прав Гегечкори, когда пишет: «Обвинение отца в антисемитизме – лишь одно из многих. Если бы обстоятельства сложились несколько иначе, его столь же рьяно обвинили бы в пособничестве мировому сионизму. К этому, кстати, шло…. Отец действительно был инициатором создания Еврейского антифашистского комитета. Целый ряд видных деятелей, связанных с сионизмом, были связаны – этого я не отрицаю – и с моим отцом… Отец одним из первых активно выступил в поддержку создания государства Израиль».
 Да и сам Антонов-Овсиенко, в юдофобии Берия не обвиняет: « Новый нарком при назначении наместников отдавал часто предпочтение землякам, но был, в сущности, своеобразным интернационалистом в самом низменном смысле этого слова, - всеядным политиканом, готовым утилизировать себе на потребу нужных людей любой национальности». Ну, прямо настоящий большевик – ленинец!
   Да и с ролью наркома МВД в убийстве Бабеля не все так очевидно. Виталий Шепталинский пишет в книге «Рабы свободы»: «Писателя зовут Исаак Бабель. Арестовать его приказал нарком внутренних дел Лаврентий Берия». Верно – приказал, но тот же Шепталинский приводит еще один документ: «Совершенно секретно ЦК ВКП (б), товарищу Жданову.
 7 июня 1939 г.
 При этом направляю протокол допроса арестованного бывшего члена Союза советских писателей Бабеля Исаака Эммануиловича… о его антисоветской шпионской работе. Следствие продолжается.
 Народный Комиссар Внутренних Дел Союза ССР Берия»
 «Жданов…. Партийный куратор литературы, - пишет дальше Шепталинский. – Вот кто, оказывается, держал под особым контролем дело Бабеля, дергал за веревочку сверху».
 Юдофоб Жданов был кукловодом Берия, а не наоборот. Но и здесь не все гладко с полуоправдательным вердиктом в адрес министра МВД. Не Жданов, а лично Берия назначил пытать еврея Бабеля  еврея же Шварцмана.  Не знаю, насколько сознательным был такой выбор, но когда здесь, в Израиле, сталкиваюсь  с очередным негодяем-евреем, штатными и нештатными сотрудниками «органов» зла, вспоминаю о бериевских палачах, таких, как тот же Шварцман, Мильштейн и Бененсон.  И с горечью думаю о народе, чья святость беспредельна, но и порочность, если есть на нее спрос, не знает меры.
  Разумеется, и Берия был инициатором многих расправ, но они не носили юдофобский характер даже в момент пика государственного антисемитизма в СССР, инспирированного, конечно же, Сталинын и Ждановым, а не остатками «ленинской гвардии», такими, как Ворошилов или Молотов. Дело здесь не только в еврейках, взятых в жены, согласно большевистской моде двадцатых годов, но и школе пролетарского интернационализма, раскрутившей «еврейский вопрос» до степеней юдофильских. Только затем пошли ассимиляторские требования, а следом появились и идейные инквизиторы, вроде М.Суслова. Был ли таким уж юдофобом Сталин? Трудно сказать. Просто евреи оказались тем народом, который легко и при массовой поддержке населения, можно было превратить в очередную жертву. Мало того, под знаменем антисемитизма, и по рецепту фюрера, сплотить народ, превратив его в обезумевшее, но послушное стало.
 Берия, более близкий к реалиям атомного Апокалипсиса, понимал, что открытый геноцид евреев – это опасный шаг к Третьей мировой войне, Отсюда и его призывы к объединению Германии и его явная, декларируемая неприязнь к колхозам. Берии не нужен был конфликт с Западом, ему не нужны были развалины под радиоактивным дождем, а нужна была власть и только она.
 Впрочем, снятое с этого маршала СССР обвинение в юдофобии, вовсе не делает  людоеда вегетарианцем.  Он просто не мог  быть никем другим. В банде Сталина все были повязаны кровью, в большей или меньшей степени. Но смерть «вождя и учителя» открывала политический рынок для иных способов захвата власти. Этими, иными способами, и хотел воспользоваться Лаврентий Берия.
 «Однако его «либерализм» преследовал отнюдь не гуманные цели, - пишет о Берии Антонов-Овсиенко. -  Этот устойчивый циник ясно представлял себе, какой преступный режим охранял столько лет. Кардинальные реформы в Восточной Германии и в своей стране Берия задумал не из сострадания к распятому народу и не из любви к родине. Он хотел вывести страну из тупика, в который завел ее Сталин, и потом уже править государством без помех».

 Вывод этот лишен даже намека на логику. Какая разница, кто правит государством, «выведенным из тупика». Да и где это видел Антонов-Овсиенко политиков - патриотов, лишенных цинизма и сострадающих «распятому народу»? Ясно одно, что сохрани Берия власть, возможно, перестройка в СССР наступила сорока годами раньше. И связана с ней была бы наверняка отмена государственного антисемитизма, который открыто и губительно для Советской империи просуществовал при Хрущеве, Брежневе и старичках-годовичках: Андропове с Черненко.

ВОВ. НЕОПРАВДАННЫЕ ЖЕРТВЫ.








Неоправданные жертвы  Великой Отечественной войны...
Только в ХХI веке запорожцы стали поминать земляков, которые погибли от рук своих же "воинов-освободителей"  18 августа 1941 года в
результате взрыва плотины  ДнепроГЭСа.
От гигантской днепровской волны, что была спровоцирована взрывом плотины Днепровской гидроэлектростанции, погибло тогда около 
ста тысяч неповинных  советских людей. 
Поспешно покидая город, советские солдаты взорвали главный стратегический объект –«ДнепроГЭС»- 20 тоннами взрывчатки – аммонала, 
в результате чего образовалась гигантская пробоина в плотине, которая уже и спровоцировала волну высотой несколько десятков метров, 
что практически смыла прибрежную городскую полосу, плавни Хортицы и благополучно дошла до соседних городов – Никополя и Марганца.
Советское командование не догадалось предупредить мирное население и свои же войска об опасности. 
Вот почему в СССР предпочитали не распространяться о трагических  событиях в Запорожье, связанных со взрывом ДнепроГЭСа. 
Тогда для собственного оправдания они придумали версию о «враждебной диверсии». Но теперь, когда есть доступ к архивaм СССР, 
украинские историки получили документальные доказательства, которые поднимают занавес над этой трагедией. Днепровская волна тогда поглотила около ста тысяч человек: 80 тысяч  запорожцев, беженцев из соседних регионов, около 20 тысяч советских солдат, которые просто  не успели покинуть город, да и не собирались делать это, ведь ничто не предвещало беды - вокруг были свои солдаты.
Очень страшная статистика,  которую таила на себе доселе потертая и пожелтевшая от  времени бумага с грифом  "Совершенно секретно", 
открыта  только теперь.  "На фронтах Великой Отечественной войны погибло 28 миллионов 540 тысяч бойцов, командиров, и мирных граждан.
Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись  домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков.
  
Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи.
С изуродованными   лицами 501342. С кривыми шеями 157565.
С  поврежденными   позвоночниками 143241. С оторванными половыми органами  28 648.
Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион  10 тысяч.
Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион   121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами
418905. Так  называемых "самоваров", безруких и безногих - 85942"
И тут в 1950 году по указу Верховного Совета Карело- Финской ССР образовали на Валааме и в  зданиях
монастырских  разместили Дом инвалидов войны и  труда. Зачем такое внимание несчастным инвалидам Войны?
Почему на острове, а не на материке? А ведь заведение было еще то... А оказалось, лучше бы без такого
пристального внимания к персонам, которые слишком   намозолили глаза советскомународу-победителю - сотни
тысяч   инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших  нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах... 
Грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться, решило наше правительство. 
Выход нашли, на острова: с глаз долой – из сердца вон. В течение нескольких месяцев   страна-победительница очистила свои улицы от этого  "позора"! 
Их собирали за одну ночь со всего города   специальными  нарядами милиции и госбезопасности,   отвозили на железнодорожные станции, 
грузили в теплушки типа ЗК и отправляли в эти самые «дома-интернаты». У них   отбирали паспорта и солдатские книжки - фактически их   переводили в статус ЗК. 
Да и сами интернаты были в ведомстве ментуры. Перед этими интернатами ставилась  цель тихо- мирно спровадить инвалидов на тот свет как   можно быстрее.
Даже то скудное содержание, которое  выделялось инвалидам, практически разворовывалось.  Получается, огромная страна Советов, таким образом, 
карала   своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей,  крова... Карала жестоко, с выдумкой, чтоб на всю  жизнь, как умели у нас: 
нищетой содержания, одиночеством, страхом, безысходностью... Всякий,  попадавший на Валаам, мгновенно осознавал, что прибыл остаться здесь 
навеки, в безвестной  могиле на заброшенном монастырском кладбище.
 Из  Ленинграда и Ленинградской области, чтобы не портили царский городской ландшафт ссылали местных инвалидов: безногих и безруких, олигофренов и 
туберкулезников, ведь "инвалиды портили вид советских городов.
Что это? Ведь даже в самой страшной тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится огонек надежды выйти оттуда, обрести свободу,
 пусть не самую светлую но менее горькую жизнь. Но с Валаама выхода не было и быть не могло. Дорога одна - в могилу.
Вот однажды проснувшись утром перед самой годовщиной  семидесятилетия Сталина счастливые советские граждане не услышали  привычного грохота>
самодельных инвалидных тележек и скрипа протезов возвратившихся с войны калек.
 Пусть простят нас наши деды за те испытания, которые им пришлось пережить.
И  пусть будут прокляты в веках те, кто придумал и творил эти мерзости

РЕЦЕПТ ДУШЕВНОГО ЗДОРОВЬЯ



Каждый день я принимаю душ. «Тоже мне откровение, нашел, чем удивить!» - скажут многие из вас. Но я имею в виду не тот душ для тела, о чем вы подумали. Здесь, я, бывает, и пропущу денек. Я говорю о душе для души. Разве она не пачкается постоянно, тем, что мы видим вокруг, читаем в газетах, смотрим по телевизору? Разве сам большой город, с его постоянными стрессами не атакует нашу душу. Еще как атакует. И вот изо дня в день душа наша покрывается слоем пыли и грязи, а вместе с этой грязью накапливается в  организме физическая и психическая хворь. Часто, заболев, мы даже не подозреваем, что виновата в этом не печень наша, почки, сердце или желудок, а то, что, по мнению многих, и не существует вовсе – душа наша. Впрочем, отрицатели души сами согласны с диагнозом - душевнобольной. Только большая часть душевнобольных не кукарекает под столом, и не считает себя Наполеоном, а существует среди нас вполне неприметно, тихо и, до времени, безопасно. Есть, правда, известная поговорка: «Все болезни от нервов, только сифилис (теперь бы сказали СПИД) от любви». Все верно. Ну, а нервы homo sapiens разве не связаны напрямую с состоянием души? Еще как связаны. Да и разницу в этих двух понятиях можно разглядеть с трудом.
 Интернет забит советами, как прожить сто двадцать лет, чем питаться, как дышать, каким лекарствам верить, но я ни разу не встретил там совет, что нужно предпринять, чтобы отмыть свою душу от грязи. А рецепт-то прост, не требует особых затрат и усилий. Готов поделиться. Каждый день я стараюсь, хоть несколько минут, слушать настоящую музыку: Бах, Моцарт, Бетховен, Шопен… Всего несколько минут. Минуты подобной зарядки – и душа ваша почти чиста. Точнее – она защищена, готова к атаке очередной порции грязи. Для тех, у кого есть компьютер, - это несколько ударов по клавишам и движений мышкой - и вот у вас дома Рихтер или Гилельс,  Петров или Коган. Роскошь! Иногда мне это не помогает, слишком много грязи пришлось хлебнуть. Тогда открываю одну из своих любимых книг. Иной раз, достаточно страницы, чтобы прийти в себя. Чехов, Бальзак, Гоголь, Толстой – да мало ли лекарств для души. Третий рецепт сложен. При первой возможности стараюсь выбраться на природу. Полчаса у моря или в лесу – и душа омыта живительным душем. Только предупреждаю: вы можете не любить классику, но поможет только она. Никаких суррогатов.  Ваша любимая попса или дешевое чтиво, экран дебилятора - только прибавят грязи в душе. Здесь нужно мучиться, изнывать от скуки, но слушать, читать и видеть только то, что испытано временем. Увидите, лишь первые дни вам будет не совсем комфортно, но потом… Конечно же, я пишу все это не тем, кто без меня знает секрет подобного оздоровительного душа. Пишу для тех, кто не ведает о причинах депрессии, раздражительности, злости. Для тех, кто давно забыл, что все мы – дети природы, а великая музыка, поэзия, литература, живопись – это и есть настоящая природа, подаренная нам гением.
 Нынешнее всеобщее одичание в «обществе потребления» - подобно эпидемии средневековой чумы. Душа человеческая не может долго сопротивляться грязи, похаби, корысти и пошлости того мира, в котором мы живем. Рано или поздно мы поймем, что главная беда рода людского не в кровавых войнах, ядерном оружии и злой власти, а в, пока что, незаметном, «тихом» вирусе, уничтожающем пласт культуры, по которому, и благодаря  которому, мы твердо стоим на земле и все еще можем поднимать голову к небу.
 Сопротивляйтесь. «Чума» у нашего дома. Без душа для души мы погибнем. Пишут, что коровы, если в коровнике звучит классика, дают больше молока. Не хотелось бы думать, что «двуногие без перьев» глупей жвачной скотины. Скажут: слишком уж все просто. Но это вам только кажется. Скажите, когда вы в последний раз открывали том прозы Ивана Бунина или специально искали в Интернете ноктюрны Шопена?
 Предлагаю душ для души высочайшего класса:
https://mail.google.com/mail/u/0/#inbox/143540fd9b12af69?projector=1

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 3 ЯНВАРЯ

2014 » Январь » 3

Для размышления


 
Если сократить все человечество до деревни в сто жителей, принимая во внимание все пропорциональные соотношения, вот как будет выглядеть население этой деревни:
57 азиатов;
 
21 европеец;

14 американцев (северных и южных);

8 африканцев;


52 будут женщинами;


48 мужчинами;


70 не белыми;


30 белыми;


89 гетеросексуальными;



11 гомосексуальными;


6 человек будут владеть 59% всего мирового богатства и все шесть будут из США; 

у 80 не будет достаточных жилищных условий;

70 будут неграмотными;


50 будут недоедать;

1 умрёт;


2 родятся;


у 1 будет компьютер;

1 (только один) будет иметь высшее образование.



Если посмотреть на мир с этой точки зрения, становится ясно, что потребность в солидарности, понимании, терпимости, образовании очень высока. Подумай об этом.
Если сегодня с утра ты проснулся здоровым, ты счастливее, чем 1 миллион человек, которые не доживут до следующей недели. 
Если ты никогда не переживал войну,


одиночество тюремного заключения, агонию пыток



или голод



ты счастливее, чем 500 миллионов человек в этом мире.
Если ты можешь пойти в церковь (синагогу) без страха и угрозы заключения или смерти, ты счастливее, чем 3 миллиарда человек в этом мире.
Если в твоём холодильнике есть еда,

ты одет, 



у тебя есть крыша над головой и постель,


ты богаче, чем 75% людей в этом мире.

Если у тебя есть счёт в банке, деньги в кошельке и немного мелочи в копилке,

ты принадлежишь к 8% обеспеченных людей в этом мире.

ты читаешь этот текст, ты благословлен вдвойне, потому что:
1) кто-то подумал о тебе;

2) ты не принадлежишь к тем 2 миллиардам людей, которые не умеют читать
и... у тебя есть компьютер!

Кто-то когда-то сказал:
работай, как будто тебе не надо денег,

люби, как будто тебе никто никогда не причинял боль,

танцуй, как будто никто не смотрит,

пой, как будто никто не слышит,

живи, как будто на земле рай."

Пошли эту ссылку на эту страницу тем, кого ты называешь друзьями. Если ты не отправишь этот текст дальше, ничего не случится. Если отправишь - кто-нибудь улыбнетcя. 

ВЕРТЕП НА МАЙДАНЕ


Сколько бы не гудели либералы России о демократическом празднике на Майдане, для меня это сборище - юдофобский митинг. И всегда таким было. А это значит только одно - страна эта обречена быть на задворках Европы в бедности, природной лени и хамстве. Отметим, что в Украине осталось всего 80 тысяч евреев, 0.20% от населения страны.
Жид (Богдан Бенюк) на сцене Майдана, в ночь на 1.01.2014 г.
Жид с пейсами и в черной шляпе, хитрый и картавящий, появился на Майдане Незалежности в центре Киева в ночь на 1 января 2014 года. На глазах у полумиллиона собравшихся новогоднее празднование началось с рождественского вертепа, роли в котором исполняли известные украинские писатели, музыканты и политики.
Вертеп – театрализованный вид народного искусства Украины, чем-то напоминающий пуримшпиль у евреев на праздник Пурим. В традиционно шуточном украинском вертепе всегда присутствует персонаж Жид, который обычно строит козни против родившегося Иисуса, помогает царю Ироду и вообще делает разные пакости положительным героям.
Роль Жида на Майдане сыграл Богдан Бенюк — народный депутат Верховной Рады Украины от националистической партии «Свобода».
Бенюк показал Жида во всей красе антисемитских стереотипов, характерных для массового сознания простых украинских обывателей.
Первые же реплики Жида пелись на мелодию «Ленин всегда с тобой» — с прозрачным намеком на популярную в кругах националистов теорию «жидокоммуны», а также как напоминание о памятнике Ленину, который был разрушен в центре Киеве в декабре 2013 года толпой националистов. 
«Вчера был жид – сегодня я евГэй», — картавит и поет украинский парламентарий, напоминая горячую дискуссию прошлого года о допустимости использования слова «жид» в отношении к евреям. Лидеры партии «Свобода» упорно заявляют, что у них в Западной Украине этноним «жид» традиционно использовался как нейтральный, и только с приходом коммунистов насильно ввели русифицированную версию – «еврей».
Жид Бенюка рассказал о своих занятиях публике: он делает разные гешефты — тут покупает, там продает, дает в долг под проценты, вкладывает в торговлю, производство и масс-медиа, играет на бирже и ведет ток-шоу (отдельный привет Савику Шустеру), дает взятки и держит банки. Власть и все вокруг рады деньгам Жида, и нет ему преград: «Восток и Запад – всё мое, наши люди всюду есть». 
Царь Ирод (голосом президента Виктора Януковича) предлагает деньги Жиду за помощь в разгоне Майдана. Но в драматический момент, когда спецназ уже готов «избивать младенцев», Жид раскаивается и присоединяется к демонстрантам, поясняя, что у него тоже дети есть, и вообще нельзя бить детей.
Затем Жид окончательно становится хорошим персонажем вертепа, выразив желание сражаться вместе со всеми против злодейских планов царя Ирода. Жид объясняет этот свой смелый шаг очень просто: «Нету воина храбрей, чем испуганный еврей!»
В полночь после вертепа и исполнения национального гимна, к собравшимся со сцены с новогодними поздравлениями обратилась «могучая тройка» лидеров оппозиции — Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок. 
Антисемитизм и евреи на Майдане
Украинские евреи должны понимать, что Жид Бенюка – это их зеркало, этот тот образ еврея, который сформировался за века в коллективном бессознательном рядового украинца. Именно так среднестатистические украинцы видят и воспринимают образ еврея – во всем блеске штампов и предрассудков: деньги, проценты, гешефты, пронырливость, скрытое влияние на власть и манипуляции в СМИ, плохо скрываемая трусость и купленное депутатство.
Кстати, о депутатстве. Уже две недели на Майдане выставляется на всеобщее обозрение галерея политических карикатур Эдуарда Гожого. Его рисунки красуются рядом с так называемой «Стеной плача» Майдана – стеной из брусков с названиями разных городов, из которых прибыли протестующие. Так вот, среди этих карикатур – рисунок «Бандидат в депутаты», персонаж которого имеет на груди огромную шестиконечную звезду – еврейский символ «маген-давид». Художник, видимо ради маскировки, скрыл шестой луч «маген-давида» за округлым животом своего персонажа. Те же стереотипы акцентируются и в майдановском вертепе, когда Жид Бенюка поет: «Вчера немножко торговал – сегодня депутатом стал». 
Euromaidan_caricatury_Bandidat_2013
И еще один антисемитский симптом этой же галереи карикатур на Майдане: художник изобразил олигарха, пожирающего куски Украины. Художник мог нарисовать любого из двух десятков виднейший миллиардеров своей страны, но поедателем Украины он изобразил именно олигарха-еврея – Игоря Коломойского, совладельца группы «Приват» и президента Европейского еврейского союза. Чтобы не оставить сомнений в еврейской природе олигархов, карикатурист изобразил Коломойского с кипой на голове.
Карикатуры на Януковича и Коломойского на Майдане
Карикатуры на Виктора Януковича и Игоря Коломойского на Майдане
За двое суток до вертепа с Жидом – 29 декабря 2013 года, на том же Майдане перед огромной массой собравшихся впервые выступил некий хасид, очень похожий на персонажа Богдана Бенюка. В черной шляпе и с пейсами, на ломаном русском языке речь держал Гилель Коэн, которого никто из евреев Украины не уполномочил говорить со сцены Майдана.
Гилель Коэн на сцене Майдана, 29.12.2013 г.
Многие из опрошенных мною евреев Киева заявили, что Гилель Коэн вообще не должен был соваться на Майдан и вмешиваться во внутриукраинское политическое противостояние – тем более, что главный раввин Украины Моше-Реувен Асман изначально заявил о нейтралитете и невмешательстве еврейских общин и организаций в эту схватку между оппозицией и властью. 
Как это часто бывало в еврейской истории, мудрые раввины призывают к спокойствию, а горячие молодые евреи «идут в революцию». Весь декабрь 2013 года я видел сообщения и фотографии моих киевских друзей-евреев, которые шли на Майдан протестовать вместе с их украинскими сверстниками. Среди пылких участников «хождения на Майдан» были самые разные молодые евреи, причем многие были из вполне обеспеченного слоя – бизнесмены, финансовые аналитики, менеджеры из солидных офисов, представители творческой интеллигенции. Майдан бурно аплодировал выступлению клейзмерского ансамбля Pushkin Klezmer Band, который исполнил на главной протестной сцене Украины бундовскую песню 1905 года на идише — с припевом «Долой полицию! Долой самодержавие!» В медпункте Майдана оказывал лечебную помощь врач – религиозный еврей в кипе. 
Случаи антисемитизма на Майдане были редкими. Так, в первые сутки протестов со сцены Майдана выступила поэтесса-графоманка, отсидевшая за нападение на африканца. Она призвала «не поддаваться жидам и защищать белую расу». В те же дни на захваченном оппозицией участке Крещатика возле здания ЦУМа появилась надпись «Нет власти жидов». Через сутки штаб Майдана стёр слово «жидов», дописав слово «зэка» — с намеком на тюремное прошлое нынешнего президента Украины. 
Euromaydan_ni vladi jidiv_1
«Нет власти жидов» в центре Крещатика. Фото: Эдуард Докс.
Нужно сказать, что в целом атмосфера Майдана-2013 была достаточно толерантной. Протестное движение хотя и зарядилось сильной националистической энергетикой, всё же сумело удержаться от радикальной ксенофобии и явного антисемитизма.
Жид Богдана Бенюка стал символом «принятия» евреев Украины в состав украинской политической нации. Но я бы хотел задать из Израиля вопрос к самим украинским евреям: хотят ли они, чтобы их воспринимали такими Жидами?

СИОНИЗМ РОБИНЗОНА КРУЗО


Нет необходимости делать характерную, смешную попытку притянуть к еврейству героя классического романа, написанного почти триста лет.
Однако странностей и загадок в этой связи множество. И начинаются эти загадки с первой страницы «Жизни и удивительных приключений». Читаем: «Я родился в 1632 году в городе Йорке в зажиточной семье иностранного происхождения: мой отец был родом из Бремена» (цитирую по самому полному, классическому переводу М. Шишмаревой; мне повезло – в нашей домашней библиотеке это академическое издание 1931 года было всегда, и знакомство свое с Робинзоном я начал с подробного описания его приключений, а не с краткого пересказа для детей).
Итак, семья иностранного происхождения. Отец из Бремена, но слов «Германия», «немец» Дефо почему-то не произносит, зато приводит настоящую фамилию отца – Крейцнер. Странная подробность. Откуда такая фамилия? Крейцер – денежная единица. Итак, мать – англичанка с почтенной девичьей фамилией Робинзон (Робинсон), отец – человек денег.
Таким образом, в младшем сыне уважаемого семейства чисто английская страсть к путешествиям сочеталась с купеческой, торговой хваткой.
Впрочем, неважно, кем был сам Робинзон Крузо. Пусть свои путешествия он начнет никем: человеком без национальности и без Б-га.
Так задумано самим писателем – диссидентом, пуританином. Собственно, главная тема романа – это история о том, как никто превращается в человека достойного и мыслящего – человека веры.
Страсть Робинзона к дороге подобна тоске по совершенству. Юноша болен дорогой. Он не способен существовать вне движения, но сам по себе путь Крузо – морской или сухопутный – не отличается особым разнообразием. Чаще всего он попросту скучен.
Все эти бури, плантации, пираты, даже пленение Робинзона маврами – всего лишь обычное потворство вкусам читателя XVIII века. Путешественник движется к главной своей цели, к своему «Ханаану», к месту покаяния, мук, радости, и подлинного спасения.
Необитаемый остров – это уход от приключений, от динамики сюжета, от набора трафаретных литературных приемов. Уход в новую, неведомую страну, где Робинзону предначертано остаться наедине с собой, преодолеть одиночество и не стать одичавшим безумцем.
В этой способности к преодолению и есть единственный фантастический прием допущения в книге. Никак не мог Робинзон после многолетнего одиночного заключения на необитаемом острове не сойти с ума, а герой романа не только сохранил ясную голову, но обогатил свой мозг всей возможной мудростью.
Помню, как впервые открыл книгу о Робинзоне. Моего отца-офицера отправили в Москву на какие-то курсы усовершенствования. Я попал в чужую школу с чужим лицом, чуждо одетый, даже с говором, непривычным для остальных учеников той школы. Третий класс. Боли, муки того года хорошо помню. Помню первое ясное сознание чуждости, проклятие одиночеством.
В тот год я был один на необитаемом острове. В тот год я и прочел впервые роман Дефо. Сегодня, через пятьдесят лет, мне кажется, что роман этот спас тогда мою детскую душу от полного отчаяния.
Робинзон выжил – вопреки всему. Он вышел победителем. Он преодолел пытку одиночеством. Ему было гораздо труднее, чем мне. У Робинзона не было романа, написанного о нем самом, но у героя Дефо была Библия. Он нашел эту книгу на разбитом корабле и спас, вместе с оружием, досками, парусиной и даже листами свинца.
Робинзон не был одинок на своем острове. Он научился разговаривать с Б-гом, и только потому сохранил речь и человеческий облик.
Разговор с Б-гом и народ еврейский спас от безумия и неизбежного исчезновения. Почти три десятка лет на острове Робинзон учился разговаривать с Б-гом. Евреи постигают эту науку вот уже сорок веков.
Повторяю, мне повезло сразу прочесть полное издание романа. С тех пор, в разные годы, перечитывал эту книгу неоднократно.
И здесь можно отметить еще одну удивительную странность «Жизни и удивительных приключений Робинзона Крузо»: Дефо всего лишь один раз, по крайней мере в первой части книги, произносит имя Христа, да и то в ходе религиозного просвещения Пятницы, ни разу не вспоминает деву Марию или апостолов. Казалось бы, человек, обретя веру, должен был водрузить на острове крест. Нет, это даже в голову не приходит Робинзону – отличному плотнику. В полном своде классических рисунков Жана Гранвиля к роману Дефо нет ни одного изображения креста или распятья. Есть столб, на котором отшельник вел засечками свой календарь – и все.
Робинзон разговаривает только с Всевышним. Он обращается лишь к имени Творца. В той же лекции, прочитанной Робинзоном Пятнице, мы находим и вовсе удивительный для правоверного христианина англиканской веры текст. Вот он: «…мало интересовались мы вопросами церковного управления и тем, какая церковь лучше. Все эти частности нас не касались, да и кому они нужны? Я, право, не вижу, какая польза была бы нам оттого, что мы изучили бы все спорные пункты нашей религии, породившие на земле столько смуты, и могли бы высказать свое мнение по каждому из них. Слово Божие было нашим руководителем на пути к спасению, а может ли быть у человека более надежный руководитель».
Сказано это Робинзоном, способным на размышления о Б-ге. Сказано зрелым и мудрым человеком. Но попал он на остров совсем иным существом, созданием бесхитростным, подобным растению.
Приведу характерный отрывок из книги: «Моя душа не знала Б-га: благие наставления моего отца испарились за восемь лет непрерывных скитаний по морям в постоянном общении с такими же, как я сам, нечестивцами, до последней степени равнодушными к вере. Не помню, чтобы за все это время моя мысль хоть раз воспарила к Б-гу или чтобы хоть раз я оглянулся на себя, задумался над своим поведением. На меня нашло какое-то нравственное отупение: стремление к добру и сознание зла были равно мне чужды. По своей закоснелости, легкомыслию и нечестию я ничем не отличался от самого невежественного из наших матросов. Я не имел ни малейшего понятия ни о страхе Б-жием в опасности, ни о чувстве благодарности к Творцу за избавление от нее».
Библейскому Иову хватило силы и мужества сохранить веру, пройдя через множество личных катастроф. Робинзон пришел к вере через муку одиночного заключения на необитаемом острове.
Есть в романе и прямое указание на то, что история Иова была для Дефо одним из основных источников вдохновения, как, впрочем, и сама Библия. В награду за обретение веры писатель возвращает своему герою богатство. Вот как пишет об этом Дефо: «Могу сказать, для меня, как для Иова, конец был лучше начала».
Век рационализма и либеральных иллюзий породил другой роман о необитаемом острове. В нем героям не нужен Б-г, потому что они не одиноки. Им не нужен промысел Б-жий, потому что они сами готовы из ничего создать все. 130 лет назад Жюль Верн сочинил свою робинзонаду под названием «Таинственный остров».
Этот блестящий французский писатель был отмечен юдофобией, а потому и с идеей Б-га он особо не церемонился. В подарке, подброшенном колонистам капитаном Немо, была Библия. Но что-то не помню, чтобы кто-нибудь из героев романа хотя бы раз раскрыл ее.
Есть еще одна некая странность романа Дефо по сравнению с книгой Жюль Верна. Каких только зверей нет на необитаемом острове. Робинзон – охотник, но ни разу не полакомился он мясом дикого кабана, не попробовал столь любимых англичанами бекона или ветчины.
Герои Жюль Верна трескают поросятину почем зря. Даже знаменитую дробину они находят в мясе поросенка – пекари. Но это так, к слову. Существенно иное.
Сам Жюль Верн уничтожил свой таинственный остров. Нет его ныне, как нет больше надежды на мир, построенный одним техническим гением человека, и мифа о его способности сохранить нравственную высоту в тисках технократии.
Уверен, что остров, приютивший героя Дефо, по сей день стоит посреди океана.
В дневнике Робинзон пишет: «…мне приходится бороться с трудностями, превышающими человеческие силы – бороться одному, без поддержки, без слов утешения и совета. И я воскликнул: “Г-споди, будь мне защитой, ибо велика печаль моя”. Это была первая молитва – если я могу назвать ее так – за много, много лет».
В советской орфографии моей книги о Робинзоне слово «Б-г» писалось с маленькой буквы. Конечно, при первом чтении, я не понял смысла приведенного текста. Помню только, как заворожила меня эта молитва, и я не раз повторял ее, после очередных горестных приключений в той школе. «Г-споди, будь мне защитой, ибо велика печаль моя».
Сегодня я думаю, что одиночество и отчужденность еврейского народа – необходимые условия для подлинного обращения к Б-гу. Дети Иакова были задуманы Высшей Силой как народ печали, народ преодоления, народ, который обречен на существование на необитаемом острове, посреди океана вражды, ненависти и непонимания.
Что привело Робинзона на остров? Страсть к путешествиям? Алчность? Отправив своего героя в последнее, фатальное кораблекрушение, Дефо пишет: «Дурное употребление материальных благ часто является вернейшим путем к величайшим невзгодам».
И будто в насмешку Дефо, приговорив своего героя к одиночному заключению на острове, почти сразу после кораблекрушения делает его богачом. Робинзон находит на разбитом корабле ящик с деньгами. И что же: «Я улыбнулся при виде этих денег. «Ненужный хлам! – проговорил я, – зачем ты мне теперь? Ты и того не стоишь, чтобы нагнуться и поднять тебя с пола».
Однако, «поразмыслив», Робинзон денежки все-таки прихватил с собой. Он еще не понял до конца, куда попал, какая жизнь его ждет и какой путь пройдет его душа на этом острове. Гений Дефо шел за правдой характера и поступка.
Невзгодами, кстати, хитрый писатель называет те обстоятельства, которые вернули душу его «материальному» герою. Дефо вдруг забывает о «невзгодах», когда пишет: «Теперь, наконец, я ясно ощущал, насколько моя теперешняя жизнь, со всеми ее страданиями и невзгодами, счастливее той позорной, исполненной греха, омерзительной жизни, какую я вел прежде».
Счастлив – благодаря невзгодам, в полном одиночестве, без связи с прежним миром людей, даже без надежды увидеть когда-нибудь лицо человека. В этой удивительной двойственности и вся гениальность романа, его исключительная честность.
Дефо – верный ученик Библии, Ветхого Завета, как обозначают Тору христиане. Ветхий Завет в романе Дефо вовсе не являет следов ветхости. Он – новая, совершенно новая Книга для Робинзона. Не Ветхий Завет, не Новый, а единственный.
Прародитель евреев Авраам на пути к вере был грешен и противоречив в своих поступках. Всевышний терпеливо лепил из греховного праха человека Б-жьего. Гениальность Библии и состоит в ее исключительной, часто поразительной, честности и железной логике гениального литературного произведения в сочетании с естественным, как сама природа, дыханием Текста.
Б-гу не нужен был идеальный герой из языческого мифа для сотворения своего народа. Идеальный герой, без сучка без задоринки, никогда не существовал. Такому фантастическому существу и не нужно присутствие Б-га во Вселенной, не нужна вера.
Есть еще одна удивительная особенность романа Дефо. Как известно, в христианской религии все держится на постулате: чудо, тайна, авторитет.
Тайна и авторитет взяты из иудаизма. С чудом все сложнее. В иудаизме нет однозначного отношения к мистике. Чудо простое, на уровне фокуса, требовалось народу Книги только на первых порах его становления. В дальнейшем чудесное не играло особой роли в религиозном сознании евреев. Культ знаний всегда противился этому, утверждая, что в монотеизме вполне достаточно самого чуда присутствия Всевышнего в этом мире. 
Все – как в одной из историй, пережитых Робинзоном. Помните, на острове неожиданно появились колосья ячменя. «Невозможно передать, в какое смятение повергло меня это открытие!… Я был потрясен до глубины души и стал верить, что это Б-г чудесным образом произрастил его без семян».
Однако Дефо не позволяет своему герою упростить задачу обращения к Творцу. Никакого банального чуда. Робинзон вспоминает, что в этом месте он вытряхнул на землю мешок с испорченным кормом для птиц.
«Чудо исчезло», – пишет Дефо, но тут же усложняет своему герою задачу: «Не перст ли Провидения виден был в том, что из многих тысяч ячменных зерен, попорченных крысами, десять или двенадцать зернышек уцелели, и, стало быть, все равно что упали мне с неба. Надо же было мне вытряхнуть мешок на этой лужайке, куда падала тень от скалы и где семена могли сразу же взойти».
Б-жьего промысла гораздо больше в повседневной реальности, чем в разного рода, чудесах. Разве это не еврейский взгляд на мир?
Тот же сюжет с хлебным зернышком использует Жюль Верн. Только одно оно, единственное, случайное. Все остальное, связанное с обильным урожаем, – дело знаний и труда колонистов. Благоприятный случай плюс энтузиазм и трудолюбие дружной, ведомой мудрым вождем компании, и можно вполне обойтись без Провидения на пути к светлому будущему.
Удивительно и то, как в своем бессмертном романе Дефо примирил две ветви современного сионизма – религиозную и светскую.
Дело в том, что рассуждает Робинзон Крузо в книге не так уж много. В романе он, прежде всего, занят делом. Он, ничего не умеющий делать руками, ничего не освоивший в жизни, кроме торговли, посредничества и хитростей колониального предпринимательства, вдруг становится обычным пахарем, скотником, плотником, столяром, портным и так далее.
Первые халуцим в Палестине были убеждены, что только возвращение к простому труду позволит евреям вернуться к самим себе и на свою землю.
Век социализма сформировал их сугубо базисное сознание. Так называемой надстройке отводилась незначительная роль. Связь между действием руки и движением мозга не принималась во внимание. Отсюда и ряд труднейших проблем, с которыми Израиль и сейчас не может справиться.
В книге Дефо возвращение Робинзона к своей богодуховной сущности обусловлено простотой самого необходимого труда, освещенного величием отвлеченной мысли.
Без этого синтеза нет романа, нет Робинзона Крузо, познавшего в бедах и одиночестве счастье, нет и самого секрета бессмертия этой книги великого английского писателя.
Труд и вера – это то, что не позволило Робинзону сойти с ума. Труд и вера построили еврейское государство на островке посреди океана коварства и злобы...
Не только техническое превосходство позволило Робинзону одержать победу над дикарями, но и его ненависть к ритуалам язычества, его религиозное сознание. Кстати, напрочь лишенное даже тени ксенофобии.
Помните, как «дикарь» Пятница точно отреагировал на кровожадность пиратов: «О, господин! Смотри: белые люди тоже кушают человека, как дикие звери».
Пятница был недалек от истины.
В любом случае каждый выход Робинзона за рамки одиночества и чуждости был чреват кровавыми столкновениями с язычниками – белыми или цветными.
Разве в этом нет подобия еврейской судьбе.
Долгий путь изгнания, путь крови, унижений, боли, привел потомков Авраама на свой остров. Остров, который они когда-то были вынуждены покинуть.
Евреи вернулись в Ханаан, в какой-то степени повторив судьбу Робинзона Крузо. И еврейская душа тоже не знала Б-га, и по своему легкомыслию и нечестию они мало чем отличались от «невежественных матросов».
Им, как было некогда с героем Дефо, был предложен единственный выход, чтобы в очередной раз не сойти с ума, не потерять свою землю: труд и вера.
Увы, путь, по которому идет Израиль сегодня, во многом повторяет дорогу колонистов из романа Жюля Верна, книги об острове, исчезнувшем в морской пучине.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..