понедельник, 14 марта 2022 г.

"В Кремле - паника, Путин понимает тупик ситуации"



"В Кремле - паника, Путин понимает тупик ситуации"
 14.03 21:50 MIGnews.com 
 
 Расследователь Bellingcat Христо Грозев дал интервью YouTube-каналу "Навальный Live". Как сообщает УНИАН, Грозев рассказал, что в Кремле царит паника, потому что "блицкриг Путина" провалился, а "Плана Б" - нет. Кроме этого, по словам расследователя, элиты в РФ открыто заявляют, что курс страны - сумасшедший и что войну надо заканчивать. Грозев отмечает, что военные РФ были бы рады отступить, но с одной стороны "кадыровцы", стреляющие в дезертиров, а с другой - украинская армия, готовая к атаке в тылу. "Быстрого выхода не будет, поэтому важно понимать, что происходит внутри элиты Кремля, спецслужб, которые сейчас приняли и поняли, это доказано, что "план А" провалился. Я не вижу ситуацию в Кремле, которая свидетельствует о том, что через неделю-две продолжится война. Будет сдвиг, вопрос - какой", - заявил представитель Bellingcat. По словам Грозева, у Путина есть два варианта: договориться с Зеленским на более компромиссных условиях или решиться нанести удар по гражданскому населению неконвенционным оружием и принудить Киев к компромиссу. Расследователь склоняется к первому варианту событий. "Я считал, что это невероятно, но последние сигналы от Эрдогана и Зеленского о том, что вдруг появились возможности о договоренности, указывают на то, что вероятнее всего Путин понимает тупик ситуации", - заявил он. Христо Грозев отметил, что если в Кремле действительно такая ситуация, то в интересах Владимира Путина закончить войну как можно скорее.

СКАНДАЛ НА 1-ОМ КАНАЛЕ

https://meduza.io/short/2022/03/14/v-efire-programmy-vremya-na-pervom-kanale-prizvali-ostanovit-voynu-net-eto-byla-ne-ekaterina-andreeva

Путин прибег к КГБ-истским уловкам, общаясь с Беннетом

 Разговор Беннета с Путиным:

Путин прибег к КГБ-истским уловкам, общаясь с Беннетом

Политические лидеры России и Израиля говорили более часа. Беннет, ради общения с Путиным, покинул заседание кабинета министров

Ян Голд, 

Нафтали Беннет и Владимир Путин. (Архив)
Нафтали Беннет и Владимир Путин. (Архив)
צילום: קובי גדעון, לע"מ

Премьер-министр Нафтали Беннет сегодня вечером, в понедельник, 14 марта, покинул заседание правительства, чтобы поговорить по телефону с президентом России Владимиром Путиным.

В заявлении Кремля говорится, что Беннет и Путин обсудили ситуацию в Украине. Разговор длился около полутора часов и, по словам Кремля, “Путин акцентировал внимание на жестоком убийстве украинцев в Донецке”.

То есть, фактически, Путин прибег в разговоре с Беннетом к своим традиционным уловкам из КГБ-истского прошлого: отрицая реалии, в которых российские оккупационные войска равняют с землей украинские города и убивают тысячи гражданских лиц, президент России убеждал Беннета в существовании параллельной реальности.

Инициатором телефонного разговора выступил премьер-министр Израиля. Беннет рассказал Путину о своих переговорах с рядом мировых лидеров, в том числе с президентом Украины Владимиром Зеленским, а Путин ознакомил Беннета с переговорами, которые сейчас проходят между переговорными группами России и Украины.

Дипломатический источник сообщил, что “премьер-министр Беннет и президент Путин обсудили усилия по прекращению огня между Россией и Украиной, а также гуманитарную помощь Израиля в регионе”.


7 канал

Социальная разобщенность российского общества страшнее ядерной войны. У России всегда были шансы, но никогда не было будущего - она от него отказывалась

 

Социальная разобщенность российского общества страшнее ядерной войны. У России всегда были шансы, но никогда не было будущего - она от него отказывалась

Григорий Юдин — один из наиболее известных российских социологов. Он кандидат философских наук, старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований Высшей школы экономики, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук. Юдин представляет классическую социологическую школу, которая скептически относится, например, к опросам общественного мнения, полагая, что такие опросы нужны для производства легитимности власти, поэтому представляют общество узко и убого, всего лишь как голосующее или неголосующее население.

В этом интервью мы обсудили с ученым попытки понять и объяснить реальные процессы, происходящие в российском обществе в переломный период противостояния с миром и риска практически полной от него изоляции. Предметом этого разговора стали расслоение и атомизация социума, раскол в понимании событий и восприятии мира, динамика поддержки действий властей и сценарии выхода из сложившейся ситуации.

— Григорий, мы хотели обсудить состояние нашего общества в начале XXI века, особенно в нынешних переломных для России и мира обстоятельствах. Но прежде чем начать, я позволю себе совершенно дилетантский вопрос, чтобы оказаться хоть в какой-то системе координат: есть у современной социологии какое-то ясное представление о российском обществе как таковом? Ну то есть вот буквально: что это? Из чего оно сегодня состоит? Из каких хотя бы слоев?

— Вопрос довольно широкий. Как это часто бывает в социологии, есть разные взгляды на стратификацию российского общества, на то, как именно оно сейчас разделено. Но в целом консенсусом можно считать то, что за последние годы в России выросло неравенство. Настолько существенно, что превратилось в одну из ключевых тем. Часто социологи фокусируются на экономическом неравенстве, но то, чем я занимаюсь, — ближе к исследованиям связи между неравенством экономическим и политическим. То есть как именно экономическое неравенство воспроизводится через существующую политическую систему. И как эта система позволяет поддерживать неравенство или даже усиливать его.

— Но в этом неравенстве все же существуют какие-то особые социальные слои, которые, так сказать, несут в себе своеобразный системный код России, позволяющий ей из поколения в поколение самовоспроизводить вот это самое неравенство?

— Ну если говорить про какое-то простое самовоспроизводство системы, то в нем так или иначе участвуют сразу все слои общества. Производимый ими порядок может нравиться или не нравиться, но он по крайней мере существует.

Да, какие-то люди могут казаться нам бессмысленными и бестолковыми, но раз они существуют, значит, и у них есть какая-то своя скрытая функция.

Например, она часто связана с реализацией власти, с определенным отношением к ней. С антропологической точки зрения это — вполне функциональная и продуктивная вещь. Бумажки, например, перекладываются, дубинки бьют недовольных, все работает.

Другое дело, что мы сейчас можем столкнуться со сменой этой системы.

— Ну, судя по данным официальных социологических исследований, система прочна как никогда. Если только эти данные не берутся из каких-то особых слоев общества, о которых мы, по сути, ничего не знаем.

— Тут нужно сделать несколько комментариев. То, о чем вы говорите, — это так называемые опросы общественного мнения. Опросы общественного мнения к социологии не имеют никакого отношения. Социология такими опросами не занимается, это особая область, и к социологии ее причисляют только в силу путаницы. Более того, в социологии вообще есть давняя традиция критики опросов общественного мнения, даже на уровне самой по себе идеи таких опросов.

Но если мы все же говорим о таких опросах, то всех, конечно, интересует, добросовестно или недобросовестно они делаются. Тут есть тонкости. Часто это, конечно, делается не вполне добросовестно, потому что это, прежде всего, техника, которая служит задаче производства политической легитимности. Это не только российский случай, но просто в России это наиболее очевидно. Штука в том, что хорошо производить политическую легитимность нельзя просто рисованием цифр. И большие исследовательские компании цифры обычно не рисуют. Недобросовестность тут связана с кучей мелочей, которые неспециалисту не заметны. Например, доля тех, кто соглашается участвовать в опросах общественного мнения, от исходной проектируемой выборки составляет примерно 10–15 процентов. До остальных по разным причинам просто невозможно достучаться. Они недоступны, заняты, не хотят отвечать, им все это неинтересно и прочее. Это создает довольно серьезную проблему. Фактически про 85–90 процентов людей, которые не попадают в итоговую выборку, мы действительно не знаем ровным счетом ничего. Мы можем, конечно, исходить из предположения, что они точно такие же, как 10–15 процентов согласившихся участвовать в опросе. Но, по большому счету, это предположение ни на чем не основано.

На самом деле, это не только российская проблема, но в России это осложняется тем, что люди в принципе воспринимают эти опросы как коммуникацию с государством. Грубо говоря, как инструмент, с одной стороны, слежки и надзора, а с другой — получения обратной связи. Люди через опросы часто жалуются главному нашему человеку на его бояр. И это сильно влияет на то, что люди отвечают. И это вещи гораздо более фундаментальные, чем просто подрисовывание цифр. Мы получаем ситуацию, когда люди, которые соглашаются играть в такие игры с государством, — это примерно одна и та же группа людей, мнение которой выдается за позицию всех остальных. Так это или нет на самом деле — сложный вопрос. Теоретически позиция может отличаться сильно, а может и не очень.

То есть мое мнение как социолога тут состоит в следующем: цифры, которые мы получаем, не обязательно ошибочны. Однако в нынешней ситуации мы никак не можем знать, насколько они верны. Чтобы понять это, нужны совершенно другие инструменты. Их много, они в основном косвенные — например, динамика изменений, масштабы смещения. Они позволяют в основном корректировать результаты. Но в целом, да, ситуация примерно такая: опросы имеют дело, в основном, с лояльной к власти аудиторией, но это не значит, что за ее пределами находится аудитория нелояльная, которая только и ждет, как разорвать Владимира Путина на тысячу маленьких медвежат. Это просто значит, что есть люди, которые не хотят играть ни в какие игры. Они окончательно потеряли всякий интерес к тому, что делает государство, полностью выключены из политической жизни, считают, что они ни на что не могут повлиять, поэтому занимаются своим каким-то делом в своем отдельном как бы мире. Это в целом не очень проблемная для власти группа, пока не наступит ее резкая политизация. Тогда, конечно, возможны сюрпризы.

— Ну хорошо, обратимся тогда не к опросам общественного мнения, а непосредственно к социологии. Как она определяет текущее состояние современного российского общества?

— Смотрите, ну что значит текущее состояние. Идея получения среза, который был бы похож на результаты голосования, — это не идея социологии. Социология не представляет себе общество в виде общества голосующих людей. Скорее можно говорить о том, что мы можем отслеживать какие-то тенденции в обществе и пытаться объяснять их. Поэтому если мы возьмем какую-то такую большую картинку, то вот первая вещь, которая важна для социологии вообще с момента ее основания и которая критически важна для России, — это то, что Россия — очень атомизированная страна. Это главная ее характеристика. Между людьми очень мало солидарности. Очень мало горизонтальных связей. Люди глубоко погружены в приватную жизнь. Агрессивно пытаются защищать эту приватную жизнь от любых проникновений извне. Полностью деполитизированы, то есть категорически не желают иметь ничего общего с политикой и нести за нее какую-либо ответственность.

Они убеждены, что ответственность можно нести только за самого себя. Любое коллективное действие невозможно. Никому ничего нельзя доказать и даже не надо пытаться.

В принципе мы изначально друг другу враги, которых надо просто устранять со своего пути.

Но при этом надо понимать, что люди не могут бесконечно быть в одиночестве, это хорошо социологии известно. Необходимо чувство принадлежности к чему-либо, нужна идентичность. В последние годы в России на разных уровнях появились очаги такой солидарности. На уровне местных сообществ, благотворительности, даже в сфере политических активностей. Медленно, постепенно, в основном в молодых группах, более интегрированных в глобальный мир. Это начало формировать другой здравый смысл, который понемногу начал бросать вызов атомизированному сознанию. И то гигантское историческое событие, которое мы сейчас наблюдаем, — это, в том числе, и попытка Владимира Путина нажать на стоп-кран. Он всегда был проповедником идеи о том, что надо сидеть дома и заниматься своим делом — вот вам ипотека, потребительские кредиты и торговые центры — вперед. Все остальное — не ваше дело, вас не спрашивают. Ситуация изменилась, и теперь мы оказались свидетелями попытки остановить Россию, а по большому счету — историю.

Так что, да, я считаю, что сейчас проводится спецоперация по установлению порядка культурной и вообще повседневной жизни. И в ходе этой специальной операции, да, применяется артиллерия, потому что два принципиально разных мира не могут ужиться. Один угрожает существованию другого.

— А с вашей точки зрения, насколько жизнеспособно или, скажем так, конкурентоспособно атомизированное общество? Это какой-то атавизм или оно может существовать вполне себе спокойно и благополучно?

— Знаете, социология сто с небольшим лет назад во многом и возникла именно из-за того, что начала наблюдать атомизированные общества. На рубеже XIX и XX веков впервые в глобальной истории начали появляться общества, состоящие из масс. Они не были скреплены традиционными единицами плотности. Большие города, люди, которые ходят по улицам, не знакомы друг с другом и никогда не познакомятся. Вопрос был в том, что с этим делать. Основатели социологии поняли, что это очень опасное состояние, которое может привести к катастрофам любого масштаба. Нельзя сказать, что с тех пор вопрос был решен. Но все-таки на основании опыта, который у нас теперь есть, можно видеть, что атомизированные общества заканчивают коллапсом, на руинах которого создается новая солидарность. Масштаб этого коллапса может быть каким угодно большим. Во всяком случае, никто еще не экспериментировал в ходе такого коллапса с ядерной бомбой. Ну давайте попробуем, может, что-то останется.

Будем говорить честно: мир в принципе до сих пор довольно сильно атомизирован. Просто Россия в этой ситуации — это радикальный случай. Америка, допустим, тоже атомизирована и нестабильна, но там хотя бы есть структуры, которые пока еще составляют противовес и сохраняют солидарность. А Россия — это выжженное поле. Как это отразится на будущем, сложно сказать. Мир в целом сейчас располагает к дополнительной атомизации, провоцируя тем самым катастрофу глобального масштаба. Потому что атомизация — это война всех против всех. Не в том смысле, что все будут в случайном порядке хаотично стрелять на улицах. Люди просто будут цепляться за первую попавшуюся идентичность, сбиваться в малоустойчивые орды и идти на того, кого они объявят врагом.

— Вернемся тогда в Россию. Сделано здесь что-то, кроме опросов общественного мнения? Существуют ли социологические исследования, которые могут дать представление о происходящих в обществе процессах?

— Я знаю про три таких независимых исследования. Результаты их более или менее совпадают. По сути, это тоже опросы общественного мнения, просто их проводят люди более компетентные, поэтому они стараются делать все аккуратно. Что они показывают? Позитивная реакция общества на действия российского президента в Украине держится на уровне примерно 60 процентов. Негативная реакция на уровне 20–25 процентов. Остальные затруднились ответить.

Тут много подводных камней. Одна из ключевых проблем тут — битва за фрейминг. Фрейминг — это рамка, в которой люди описывают происходящее. Рамка «там идет ....» совершенно отличается от рамки «там идет специальная операция с целью предотвращения войны». Это просто разные вселенные. В одной гибнут невинные люди, во второй их спасают от гибели. Люди стойко и упорно держатся за эти свои вселенные. Поэтому возникают сложности в постановке вопросов. Так что пока о 60 процентах поддержки можно рассуждать только интуитивно.

Моя интуитивная оценка, вполне возможно, что и ошибочная, состоит в том, что примерно 20–25 процентов россиян сильно милитаризированы. Они агрессивно настроены и реально хотят убивать.

Оставшаяся часть скорее пока находится в своеобразном отрицании реальности, машинально и довольно пассивно принимает интерпретации, которые дает государственная пропаганда. Они рассуждают примерно так: ну что поделать, раз Путин решил, значит, действительно надо проводить спецоперацию, пусть только она поскорее закончится и наступит мир во всем мире. Заодно будет меньше нацистов.

Уязвимость перед пропагандой наших соотечественников строится на том, что значительная их часть просто не хочет ничего знать. Это некомфортное знание. Допустим, ты узнаешь, что в Украине творятся какие-то зверства. И что делать с этим знанием? На улицу с ним идти? Там побьют. И ладно если побьют. Гораздо хуже, что побьют бесполезно, ничего не изменится. Поэтому проще продолжать жить частной жизнью и агрессивно ее защищать.

При этом группа, которая откровенно выступает против того, что происходит, она тоже заметна. И заметна в публичной сфере. Это говорит о том, что в обществе происходит раскол. Именно поэтому мы видим попытки практически тоталитарными методами эту группу подавить. Пока это не удается. Тотальной поддержки действий властей нет. Предсказуемо, что группа поддержки Путина будет расти. Но дело в том, что мы сейчас уже находимся в той точке, когда это уже перестает иметь значение, как и сами по себе опросы этой группы. Если Россия окончательно станет тоталитарной страной, весь этот мониторинг перестанет иметь какой-либо смысл.

Однако упомяну некоторые интересные вещи. Прежде всего, важно понимать, что раскол общества проходит, в том числе, и по молодому поколению. Молодежь расколота, потому что у нее больше источников информации, и она включена в глобальную повестку. Здесь нет однозначных рамок, и рамка, которая предлагается государством, не всегда работает. Любопытно, что противниками происходящего выступают те, у кого меньше доход. Потому что более доходные группы — прямые бенефициары режима. Они прекрасно понимают, что за чужой счет могут существовать сколько угодно долго. Добавлю еще один момент. Исследования, на которые я опираюсь, показывают, что вне зависимости от фрейминга, который я упоминал, россияне выступают категорически за дружбу с украинцами. И те и другие убеждены, что украинцы — наши братья, оказавшиеся в беде.

— Но вот с учетом всех этих космических противоречий, которые вы описали, существует ли, с вашей точки зрения, какой-либо положительный сценарий развития ситуации в России?

— Если честно, очень много сценариев отрицательных. Потому что, как мы видим, атомизация делает людей восприимчивыми к чему угодно. Последние тенденции, которые мы видим на протяжении последних двух недель, они очень и очень тревожны. Каждому, кто добросовестно изучал Германию 30-х годов, это о многом напоминает. Мы пока еще не там, не знаю, придем ли мы туда. Но симптомы плохие. Обида. Ресентимент. Злоба. Желание отомстить. Постоянное ощущение опасности. Разбиты горизонтальные связи. Вдобавок я еще подозреваю, что сегодняшнее восприятие Второй мировой войны, весь ее нарратив, вообще не оставляет российскому обществу шансов на анализ причин возникновения нацизма, понимание его социальных основ. Мы глубоко убеждены в том, что нацизм — это то, что может произойти с кем-то другим, но не с нами.

Но есть некоторые основания для оптимизма. Они связаны с тем, что Россия, как я уже говорил, трансформируется. В ней зародилась солидарность. Она идет из более молодых групп, и это, кстати, то, что отличает нас от Германии 30-х годов. Есть понимание того, что Россия все-таки — часть глобального мира.

У молодежи, скажем, гораздо меньше проблем с тем, чтобы видеть Украину независимым государством. Господи, ну вот я почти всю сознательную жизнь прожил с представлениями о независимости Украины, как с представлениями о независимости, скажем, Эфиопии. Для меня тут вообще нет никакой проблемы.

Моим ровесникам, а тем более людям помладше, вообще непонятно, в чем тут проблема. Им гораздо важнее глобальная коммуникация, вовлеченность в глобальные сообщества, которая несовместима с этим недодуманным и недоделанным проектом автаркии (автаркия — система замкнутого воспроизводства сообщества с минимальной зависимостью от обмена с внешней средой, экономический режим самообеспечения. — Ред.). Россия никогда не сможет быть автаркией, поскольку исторически любит, наоборот, добежать и добраться до каждого на свете, чтобы сказать, как она в нем не нуждается и как она к нему равнодушна. Проект автаркии — типичное невротическое или даже истерическое расстройство. Поэтому для прогрессивных групп общества все это выглядит как полное самоубийство. Надеюсь, эти группы не просто заметны в современной России, но у них есть еще и ресурсы, и исторические перспективы. Да, прежде они старались не лезть в политику, поскольку тоже инфицированы безразличием. Но сейчас ставки такие, что уже приходится и еще придется туда лезть.

Что если посмотреть за порог происходящего? Если там вообще будет какая-то жизнь, что, кстати, неочевидно, то у России есть все-таки шанс, как у части глобального мира, причем важной и ответственной его части. Но строить такую Россию придется в чудовищных стартовых условиях. Если мы сдюжим, восстановление страны возможно. Ресурсы и исторические примеры для этого есть.

Сергей Мостовщиков

"Эхо России"

«Все заменить не получится»: спасет ли Китай российскую экономику?

 14 марта 2022, 16:27 

2738

«Все заменить не получится»: спасет ли Китай российскую экономику?


Бойкот зарубежных компаний — еще не окончательный уход из РФ, но при эскалации конфликта грядут большие неприятности.


«Уйдут ли компании окончательно из России, зависит от политической ситуации. «.© Иллюстрация ИА «Росбалт»

Крупнейшие иностранные компании объявили об уходе с российского рынка либо временном сворачивании деятельности. Такое решение корпорации приняли в знак несогласия с участием вооруженных сил РФ в спецоперации на Украине и под давлением западных потребителей. Миллионы россиян остались без мебели из IKEA, гамбургеров из «Макдоналдса», одежды из UNIQLO и других повседневных радостей. Терпит потери и отечественный бизнес, который производил продукцию с помощью завезенных из-за границы технологий.

Российские власти обещали подготовить ответные меры. В частности, звучат призывы национализировать «враждебные» предприятия. Будущие контрсанкции пока только обещают проработать.

Иван Чумаков, эксперт по экономической политике, инвестициям:

«Всегда были актуальны рокфеллеровские ценности, что деньги не пахнут. Западный же бизнес выразил протест и предложил российскому обществу нравственный выбор. Никаких экономических препятствий, чтобы вернуться на рынок, сегодня нет. Но есть гуманистические и политические. Примеры последних — заявления о национализации активов, отказ правительства выполнять иностранные обязательства. Так что зарубежные корпорации могут не спешить отменять ограничения. Если же они захотят вернуться, то уже на новых, более выгодных для себя условиях.

Замена западных поставщиков компаниями из «дружественных» стран — это необходимость не только с точки зрения инвестиций, но и из соображений стабильности экономической системы, которая способна потреблять товары. Но готовы ли мы платить за это? Причем не рублями или, извините, морковкой — бартер здесь не работает, потому что влечет большие транзакционные издержки. Наша экономика должна продуцировать доллары, евро или хотя бы фунты. Все хотят притока валюты в свою страну. И в Китае, например, просят деньги вперед. Как бы он нас косвенно ни поддерживал, Поднебесной грозят санкции, в то время как экономический рост замедлился.

Давайте вспомним, что вообще-то нарушена и логистическая цепочка. Николаев, Одесса — огромные порты, которые приостановили работу. Как раз через них Китай снабжал товарами Европу. Остается только морской путь через проливы в Южно-Китайском море, что усложняет схему, и риски растут при возможных новых рестрикциях против КНР. Так что не стоит рассчитывать на безоговорочную поддержку соседа. Тем более что за сырье, которое мы активно поставляем в Китай, в скором времени станем получать меньшие суммы, потому что Россия становится менее надежным и более рискованным партнером.

Мы привыкли к западным продуктам. Возьмем в пример «Google Документы», на которых держится чуть ли не вся система госуправления в РФ. Если сервис пропадет, то перейти на китайский аналог — целая история, все равно что в космос полететь. А собрать двигатель в грузовике? Где мы найдем технологии и человеческие ресурсы? Все заменить не получится».

Павел Усанов, кандидат экономических наук:

«Многие компании не уходят из РФ, а лишь приостанавливают деятельность, при этом продолжают платить зарплату сотрудникам. «Макдональдс» и «Старбакс» — яркий пример. Вероятно, они чего-то ждут, не хотят терять рынок, вложенные инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал, не желают разорвать все коммерческие отношения на территории страны.

Уйдут ли компании окончательно из России, зависит от политической ситуации. Но этот сценарий не исключается. И тогда возврат на рынок, на котором бизнес потерпел подобные издержки, маловероятен. Он начнет вкладываться в другие регионы.

Давайте вспомним события 2014–2015 годов, когда российское правительство вводило антисанкции — именно они нанесли основной удар, а не западные ограничения. Тогда многое исчезло с прилавков, а какие-то товары приходили обходными путями. Все подорожало, и экономика в последующие годы развивалась очень-очень медленно.

Сегодня положение дел несопоставимо с теми событиями. Все намного сложнее. Какую-то часть рынка сможет заполнить Китай, что-то захотят купить и турки. И их нельзя осуждать, потому что дешевизна наших активов — не инициатива этих стран, а результат происходящего в стране. Кто сейчас захочет инвестировать большие деньги? Думаю, немногие.

И все-таки КНР руководствуется собственными интересами и в полной мере заполнить рынок не захочет и не сможет. Скажем, Siemens объявил о прекращении работы. Получится ли у кого-либо заменить компанию? Я не уверен. Так что глобально восполнить потери нельзя. И это серьезный удар по экономике и благосостоянию граждан».

Никита Кричевский, доктор экономических наук:

«Вернется ли иностранный бизнес? Конечно. Мы видели политические высказывания предпринимателей, но экономические соображения возобладают, вне всякого сомнения. Все это временно. За тот период, пока компаний не будет на рынке, мы что-то сможем восполнить сами или за счет зарубежных коллег из «дружественных» стран, а что-то — нет. В любом случае открываются возможности.

Звучат предложения национализировать предприятия, которые ушли из РФ. Это выход, чтобы производственные схемы не оставались бесхозными, а люди могли продолжать работать и получать заработную плату. Вполне вероятно, что, как только в стране запустят первые арбитражные процессы по установлению внешнего управления над предприятиями, иностранцы одумаются.

В то же время многие компании хотя и принадлежат русским, но оформлены, в частности, на Кипр. Это член Европейского союза, который включен в список «недружественных» стран. Таким образом, бизнесмены отдадут свои предприятия обратно в руки государства. Хотя не могу сказать, что это хороший вариант для страны, поскольку эти гаврики выжали все, что могли».

Олег Комолов, кандидат экономических наук, автор YouTube-канала «Простые числа»:

«Подавляющее большинство компаний заявили о приостановлении деятельности в России, а не уходе с рынка, так что война войной, а обед по расписанию. Коммерческие интересы, вероятно, сохраняются, независимо от политического расклада и угрозы бойкота со стороны западных потребителей — последнее играет небольшую роль. Как только ситуация немного наладится, иностранный бизнес постарается вернуться в Россию, потому что это значительный рынок с довольно большим оборотом. Тем более что нишу постарается занять Китай, и, таким образом, западные предприниматели рискуют уступить долю стратегическому конкуренту.

На решение вернуться повлияет и объявление о национализации предприятий. Хотя РФ тоже обладает активами за рубежом, но далеко не факт, что бизнес, потерявший имущество в России, получит соразмерную компенсацию при распределении российских активов в зарубежных государствах. Здесь рисковать никто не захочет.

Представим сценарий, что конфликт будет развиваться, и политические условия не позволят вернуться в РФ. Тогда наша страна потерпит более высокие издержки, чем западный мир в целом. Один вопрос — пострадают отдельные компании. Другое дело — сможет ли Россия заменить ушедшие производства. А ведь иностранные государства могут и вовсе приостановить импорт стратегически значимых для нашей страны товаров. Нефть и газ уже перестали покупать США. Европа пока не рискует, но это «пока» может когда-то закончиться. И тогда российские доходы от внешней торговли упадут примерно на 70%. При этом РФ не сможет, например, закупать медикаменты из Европы и Соединенных Штатов. Также под угрозой поставки станков и оборудования, двигателей, составляющих основу российской промышленности, сельскохозяйственных машин. А Китай во всех этих случаях не придет на помощь в полной мере. Да и компании КНР не стремятся на наш рынок под угрозой санкций.

В итоге российская промышленность получит удар по самому фундаменту. Мы увидим стремительное устаревание производственных мощностей, возможно увеличение количества техногенных катастроф. Так что если ситуация пойдет по пути эскалации, нас ждут не самые приятные последствия».

Никита Строгов

Наши демократы играют в войну

 

Наши демократы играют в войну

То, что наплел президент неделю назад в своем первом послании Конгрессу «О положении страны» насчет светлого будущего Америки и роли в этом его администрации, вряд ли подняло бы его угасающий рейтинг. Но первая часть послания, в которой Байден ополчился на российское военное вторжение в Украину, сделала свое дело, и его рейтинг подскочил до 47% — на 8% больше, чем месяц назад. 

Ли Мирингоф из нью-йоркского Marist Institute for Public Opinion, который проводил опрос, считает это необычным, отметив, что с 1978 года рейтинг наших президентов после их послания Конгрессу поднимался всего 6 раз и не превышал 4%. Через 4 дня после часового выступления Байдена в Конгрессе британский еженедельник Economist написал, что «чистый рейтинг» одобрения Байдена составляет минус 11%, и после полувека в Вашингтоне, за которые Байдену довелось слушать такие речи, настал его черед, но «реальность едва ли была триумфальной». Economist, который следует считать скорее либеральным, чем консервативным, отмечает, что такой же рейтинг был у Трампа после его первого послания, но все равно, через год с лишним у власти популярность Байдена идет на спад. 

«Неудача на неудаче, написал Economist в редакционной статье 5 марта. — После месяцев мучительных переговоров предложения администрации о гигантских расходах на благосостояние и изменение климата под названием ‘Построим лучше, чем было’ (Build Back Better) фактически мертвы. Высокая инфляция, усиленная подписанными Байденом финансовыми стимулами, сломала его позицию рулевого экономики. Обещав совладать с пандемией лучше его предшественника, Байден отдал себя на милость разновидностям Сovid-19. И даже его предполагаемая компетентность во внешней политике выглядела сомнительной после хаотичного ухода американских военных из Афганистана, хотя отношение к кризису в Украине может поправить его дела». Верный оруженосец демократов, телеканал CNN после речи Байдена в Конгрессе 1 марта опросил 544 зрителя и выяснил, что она произвела положительное впечатление больше чем на две трети, хотя «очень» понравилась только 41%. И снова на подмогу демократам приходит древний афоризм, что, «чем хуже, тем лучше», а перед ноябрьскими промежуточными выборами тем более, и кризис в Украине с его зримой угрозой ядерной войны сыграет им на руку так же, как он помог Байдену в первой части его послания. В пятницу глава комитета Палаты представителей по разведке Адам Шифф в интервью журналу Rolling Stone сказал, что вторжение России «у нас показывает, до чего отвратительно обращаться с Украиной, как с политически игрушкой». Обозреватель газеты The New York Post Миранда Девайн согласна с этим с точностью до наоборот, и в своей колонке 7 марта пишет, что демократы давно занимаются именно этим, и именно Шифф инициировал в своем комитете импичмент Трампа его телефонным разговором с Зеленским 25 июля 2019 года. 

Миранда Девайн напоминает, что президент Трамп направил на Украину оружие, тогда как Обама и его вице-президент Байден ограничивались одеялами и очками. «Неужели демократы действительно думают, — написала Девайн, — будто американцы забыли похвальбу Джо Байдена, что он затормозит миллиард долларов помощи Украине, если там не уволят прокурора, который расследует коррумпированную энергетическую компанию Burisma и ее олигарха-босса, у которого работал Байдена сын Хантер?» Это был скандал, в котором Трамп пытался докопаться до сути, а в результате получил импичмент Палаты представителей и не заработал политически ничего, тогда как семья Байден нажила на Украине миллионы долларов, а Хантер Байден получал в совете директоров Burisma 83 333 доллара в год только за фамилию, тогда как его отец навещал Киев с официальными визитами и читал украинцам нравоучения о борьбе с коррупцией. В феврале 2015 года помощник посла США в Киеве Джордж Кент обратился в офис вице-президента с выражением «тревоги, что статус Хантера Байдена как члена совета директоров (Burisma) может создать впечатление конфликта интересов», о чем позже Кент дал показания на слушаниях в Сенате. О том же Байдену тогда дважды говорил специальный посланник президента по делам энергетики Амос Хохстайн, но результатом был, как говорили в дни моей школьной юности, «ноль внимания, фунт презрения». 

По мнению Миранды Девайн, подкрепленном высказываниями экспертов, президент Джо Байден давал Украине пустые обещания, создавая там впечатление, будто вступление этой страны в НАТО будет благом для нее, а не провокацией Путина к нападению. Девайн цитирует профессора Ведела Харрисона из Университета Чикаго, которого называет «одним из лучших в Америке теоретиком международных отношений», и который в 2015 году заявил, что «Запад ведет Украину по стезе утех, а в результате Украину разрушат.., и фактически мы способствуем этому финалу». Через 7 лет это пророчество сбывается, то есть, по мнению Миранды Девайн, вокруг котла с кипящими страстями России Путина и Украины сейчас Зеленского дежурят американские шеф-повара, которые следят, чтобы взрывоопасное варево не перекипело через край. Примерно того же мнения Роберт Сервис, оксфордский историк и профессор Гуверовского института в Стэнфорде, штат Калифорния, который назвал подписанную 10 ноября прошлого года Хартию о стратегическом партнерстве США и Украины «последней соломинкой», сломавшей хребет терпения Путина. После этого, считает профессор Сервис, российский мегаломан начал наращивать ударный кулак на границе с Украиной. 

В прошлую субботу Байден в очередной раз поговорил с Зеленским по телефону, а в воскресенье госсекретарь Блинкен в интервью программе CBS “Face the Nation” сообщил, что страны НАТО дали «зеленый свет» отправке в Украину реактивных истребителей. Речь шла о Польше, и, как сказал Блинкен, «мы сейчас говорим с нашими польскими друзьями о том, что мы можем сделать, чтобы удовлетворить их потребности, если они действительно решат поставлять эти истребители украинцам». 1 марта Сухопутные войска Украины сообщили, что после начала войны России против Украины армии будут переданы 70 истребителей, все советского производства. Болгария передаст Украине 16 Миг-29 и 14 Су-25, Польша передаст 28 Миг-29, а Словакия 12 самолетов Миг-29. Какими будут новые истребители, которые Польша получит для Украины из США, не уточняется, но известно, что это могут быть F-16. Российское министерство обороны отреагировало заявлением, что «использование граничащих с Украиной государствами своих аэродромов для базирования украинской боевой авиации будет рассматриваться как вовлечение этих стран в конфликт». Польша — член НАТО, а, стало быть, это война России со всеми странами Северо-Атлантического договора, включая Соединенные Штаты, что Путин назвал «колоссальными и катастрофическими последствиями не только для Европы, и для всего мира». 

Миру есть чего опасаться, но Миранда Девайн напоминает, что весь минувший уикэнд политтехнологи демократов использовали угрозу войны в своих целях. «Те же самые люди, которые обвинили Трампа в сговоре с Россией, сейчас обвиняют его в катастрофе в Украине и утверждают, что это триумф Байдена, который ‘объединил НАТО’. Скорее это сделал Путин». Миранда Девайн напоминает, как после речи в Конгрессе 1 марта президент, он же главнокомандующий Байден обратился к четырехзвездному генералу Марку Миллипредседателю Объединённого комитета начальников штабов. «У нас, черт побери, лучшие генералы в мире, — сказал Байден, пожимая Милли руку. — Я на тебя рассчитываю. Никому не говори, но я слушаю все, что ты говоришь». Так что же делают наши «лучшие генералы», пока Путин готовит воскрешение советской империи? — риторически интересуется Миранда Девайн. «Заставляют офицеров проходить обязательную тренировку межгендерного обращения и предлагают солдатам операции по перемене пола, — отвечает она. Неудивительно, что Путин считает Запад таким упадническим и слабым, что он может безнаказанно расправиться с Украиной. А то яростное сопротивление, которое он там встретил, исходит не от Запада, а от украинцев».

"Еврейский мир"

США

На злобу дня

 

На злобу дня

Без названия

Обсуждать события в режиме «на неделю вперёд» — дело безвыигрышное, гарантия, что читатель будет знать ситуацию лучше автора. Но удержаться не могу, поговорим о «злобе дня». Буквальной «злобе», гордо вставшей посередь планеты в облачении вершителя судеб и идеологий. Оттолкнёмся от приковавших общее внимание событий в Украине.

Надеюсь, друзья, вы обратили внимание на деянья последних лет, которые проще охарактеризовать как «отмену прежнего миропорядка»? Мы, как минимум, живём в «новой эре», ибо «до н.э.» — это до коронавируса. Исчезает туризм, переменились темы СМИ, спекуляции властей больше о «защите здоровья населения». Случилась консолидация землян против общей опасности, а затем перекачка средств и полномочий от чисто экономических и идеологических структур — в такие же, но с медицинским уклоном. Закручивать гайки запуганным стало проще, зато и борцы за телесную незалежность на «теории заговора» и «хищников-вакциноваров» упирают. Пора открывать новое «дело врачей».

Вирус стал понемножку выдыхаться — и тут как тут войнушка. Да такая, что глаз не оторвёшь. Европа, неспровоцированная армада, героическая оборона, бомбы, беженцы, всенародное и всемирное возмущение, «Молотов» на огнедышащих монстров, цыгане воруют танки… Срочно экранизировать: «Властелин Колец отражает атаку на Конотоп»!

 Всё такое зрелищное, телевизионное, интернетное — и война людей, и войны обоюдных and всеобщих фейков; армии хакеров в таинственной полутьме, кульбиты лукашенок и прочих «правдолюбцев»; мгновенная поддержка дела Святой Руси Северной Кореей, Иранам, Венесуэлой и одноимёнными хуситами; милашка Ахманеджад и «великий народ Ирана» — лучшие друзья «великого народа Украины»… Если бы кровь лилась бутафорская — что бы лучше для праздника выхода из пандемии?! К сожалению, она-то не чернильная.

На каждого брутального генерала Отелло, любопытствующего, молилась ли Дездемона на ночь, по конституции полагается свой Яго. В этой роли подвизается Китай, взирающий с горы на драку тигров и дружелюбно их подбадривающий. Не успел завершиться (фейерверком) День Советской Армии, как ваш покорный зачал предлагать тост: «За победу русского оружия над Матерью городов русских в битве за Тайвань!». Впрочем, я не один такой умный, сам Тайвань быстренько ввёл антирусские санкции, подтверждая: «Намёк понял, но я пока не Гонконг». Очарователен и ответ коммунистов Поднебесной на клевету пиндосов, что, мол, Китай умышленно заразил мир (строжайше перекрыв внутреннее сообщение и оставив всё международное): «сами вы вирусоделы, а если что, так выкинем ваши боны на маркет!».

Нынешнее российское паханство и пацанство подготовлено всей свежей историей плевания на писанные и неписаные правила международного этикета: 9/11, крымнаш, Гонконг, майданные снайперы, Сирия Ираковна, Ливия Ливановна, голубки над Белградом и патриархальное Косово, прогулочные сомалийские катера, ИГИЛ постановляет, руки прочь от свободолюбивого Хамаса… далее везде. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». В Ливии американцы совместно с Аль-Кайдой бьются супротив диктатора Каддафи, чьи «дворцы» штурмуют английские и французские десантники, а в Ираке свара пойдёт между ливийскими «союзниками». Насчёт нерушимых границ… Я, например, вместе со всем прогрессивным арабским человечеством осуждаю варварские бомбёжки в Сирии и Судане мирных транспортов и прочие захваты судов в нейтральных водах, но замену предложить не могу. А то, неровён час, дойдёт до Хисбаллы…

Уходящая система международной безопасности столь же «эффективна», как Лига наций в 1938. Заезжий канадец растолковал мне 2 правила вождения в Нью-Йорке: «надо иметь тачку поширше да морду понаглее». Не случайно же здесь штаб-квартира ООН?

Осталось — право сильного. Практически все конфликты ныне не решаются, а до поры поддерживаются на медленном огне — пока пахану не приспичит. Ну как восьмилетняя переброска «воланов» через сетку на границах Донбабве — и каждый при нужде предъявит мартиролог убиенных детишек. Все довольны, активисты заняты друг другом… «лес рубят — мины летят». Родные старые времена, без этих жеманностей и манерностей: «международное право», «общественное мнение»… Добро пожаловать в «Прекрасный новый мир» Хаксли. Или на глобальный «Скотский хутор» Оруэлла.

Теперь, в духе жанра, оптимистичное. Сопоставим 2 факта: несётся из каждого утюга благовест: «Россия… числа нападёт на Украину». Американские рыцари плаща и кинжала публикуют детальные планы. Параллельно рефреном: «если они… мы ни одного солдата не пошлём… Накажем санкциями, не дадим конфеток!!». Можно я без мата? Это не «вери велком»? Зачем западные лидеры расстилали перед рязанскими хлопцами ковровую дорожку — только по идиотизму? А подготовленный договорчик с Ираном, из-за абсурдности коего даже американские переговорщики увольняются — это не карт-бланш на бомбу и мировую баталию? Да, «головка» путинской власти (я сильно сомневаюсь, что ВВ, как повсеместно трубят, нынче единолично правит империей, скорее «свита играет короля») — не дураки же… Но во что планету и самих себя втравили?!

Единственный бенефициар свеженькой «битвы с нацизмом» — Ридна Матка. Рейтинг правительства вырос с 30 до 90%, а скандалившая меж собой публика страны, не принятой в НАТО «из-за высокого уровня коррупции» — взявшись за руки, выходит безоружной или с «коктейлем Молотов» против танковых колонн. «Ярость народная вскипает, как волна», украинцы рискуют наконец стать нацией. Передайте российским ракетчикам, шоб горилки не хлебали, им предстоит ювелирная работа: скинуть с постамента Хмельницкого, сохранив толстозадого коня и булаву. Отныне в Киеве должен восседать Путин, истинный отец украинского народа! Богдаша-то истреблял дружественных жидив да ляхов, спьяну вручил Украйну кацапским агрессорам — а этот сплотил (против себя) Незалежну!

Лучше бы, конечно, народы возникали из взаимной любви, но тема дня — «злоба». Почти весь мир сплотился против несправедливости и агрессии — не столько из жалости к страдающим, как от гнева супротив Руси.

Вменяемым людям становится очевидно, что «господа мира» (в отличие от них) мало вменяемы, погрязли в виртуальных играх и полагаться на них нелепо. Как и на опозорившуюся систему «международной безопасности», которая помогает агрессии хищника против слабого соседа. Что Песков, что Псаки (на иврите фамилии пишутся одинаково) — рупоры того, чему бы лучше помолчать…

На кого же полагаться? «И воззовут к Создателю» (узрев, что больше не на кого). 

Есть вещи ещё более важные. Владимир Зеленский, женатый на гарной украинской дывчине русскоязычный еврей, плохо к моменту избрания говоривший по-украински и выучивший, по мере превращения из комика в щирого незалежника, этот язык — звонит Главному раввину Украину Блайху и просит: «Пусть весь народ Израиля молится за украинских солдат, а то у России их больше!». Политики, бизнесмены и героини светской хроники, как Мадонна либо российская прелестница Ирочка Шейк, объявляют в твиттерах, что молятся за спасение жизней… Вдруг людям стало ясно, что есть духовная власть и к ней должно апеллировать. Реакция на попадание ракеты в Харьковский собор: «Путин, от Б-жьей кары в бункере не отсидеться!». Немецкие (прошу не смеяться) журналисты публикуют снимки молящихся в синагоге, в талитах и тфиллин, украинских воинов. Занавес.

Известно, что перед раскрытием Машиаха (сиречь Б-жественного управления миром) зло вылезет на арену, дабы люди рассмотрели и брезговали им. Станет раскрываться и добро: неприятие подлости, бездуховности и желание любви и истины. Прежний миропорядок должен «сгнить, как зерно перед всходом растения». Согласитесь, пока дело идёт к этому гомеопатически: коронавирус — всё-таки не чума, гадкая война в Украине — ещё не стычка России с Китаем за Южную Сибирь или с Америкой за Европу… Будем верить, что до нас дойдёт и большего не потребуется. 

"Еврейский мир"

США

«Русский Центр» в Нью-Йорке подпевал Путину

 

«Русский Центр» в Нью-Йорке подпевал Путину

Без імені

В федеральной прокуратуре Южного округа штата Нью-Йорк сообщили о заочном предварительном обвинении (Complaint) 61-летней Елены Брэнсон, родившейся в бывшем Советском Союзе натурализованной гражданки США, куда она иммигрировала в 1991 году, натурализовалась в 1999 и скрылась предположительно в Россию в октябре 2020 года. Елену Брэнсон, она же Елена Черных, обвиняют в нарушении закона FARA (Foreign Agents Registration Act), обязывающего граждан на территории США регистрироваться в министерства юстиции, если они работают на иностранные государства. Предъявленные ей обвинения, которые на 36 страницах представил судье-магистрату Саре Нетберн 8 марта следователь ФБР Нил Соммерс, грозят подсудимой лишением свободы на срок до 10, а суммарно-постатейно до 35 лет. Но до решения суда, которого, скорее всего, не будет, она считается невиновной. Как именно Брэнсон стала Черных или наоборот, не уточняется, и я нигде не нашел разъяснений. 

Как утверждает обвинение, в 2012 году Елена Брэнсон открыла в Манхэттене организацию «Русский Центр” (Russian Center New York), которая проводила ежегодные форумы, частично получая на это деньги от российских властей. Как гласит обвинение, через свою организацию она «распространяла российское влияние на США и действовала в интересах России, включая лоббирование через официальных лиц США в пользу политики России». В былые годочки это называлось развитием российско-американских отношений и всячески приветствовалось, но после агрессии России в Украине к этому, похоже, нет и в обозримом будущем не будет возврата. «Перед открытием своего центра Елена Брэнсон, утверждает следователь ФБР Соммерс, — переписывалась лично с Путиным, а также встречалась в Манхэттене с его министром, а программа ее центра «Я люблю Россию» (‘I Love Russia’) была направлена на американскую молодежь, выдавая попытки (Брэнсон) действовать по указанию российского правительства, незаконно проводя его интересы в Соединенных Штатах». Как и обещали наш президент и его госсекретарь, антироссийским санкциям и антироссийским настроениям в нашем руководстве нет предела после того что вытворяет Владимир Путин в Украине, но, как сказал бы батька Лукашенко, «сенатор Маккарти отдыхает». 

О себе Нил Соммерс сообщил, что работает в отделе контрразведки ФБР, где занимается, прежде всего, делами, связанными с Россией и касающимися интересов нашей национальной безопасности. Соммерс пояснил, что это могут быть «лица, незаконно действующие в Соединенных Штатах как агенты иностранных государств», а также «шпионаж и мошенничество с визами», добавив, что в расследовании дела Елены Брэнсон принимал участие. В связи с этим он далее отмечает, что в октябре 2018 года Брэнсон сообщила некоему лицу о мероприятии, которое она проводит в Соединенных Штатах через свой «Русский Центр», чтобы это лицо «могло воспользоваться этим мероприятием как ложным предлогом для получения въездной визы в США, хотя фактически Брэнсон знала, что это лицо не намерено посещать данное мероприятие». Обычная и широко практикуемая афера с визой, но в изложении агента контрразведки ФБР, согласитесь, звучит зловеще. В июле и в августе 2019 года, продолжает Нил Соммерс, Елена Брэнсон, она же Черных, с той же целью прислала некоему лицу приглашения на другое мероприятие ее центра, «зная, что это лицо и его семья не намерены там участвовать». Посерьезней звучит обвинение в том, что в марте 2016 года Брэнсон «устраивала встречи начальника Департамента внешнеэкономической деятельности и международных отношений Правительства Москвы с тогдашним сенатором легислатуры штата Нью-Йорк и руководством определенных американских компаний».

Помимо «Русского Центра», Елена Брэнсон была председателем КСОРС — Координационного совета организаций российских соотечественников, который, как утверждает обвинение, также частично финансируется «различными российскими государственными учреждениями». На сайте КСОРС Брэнсон предположительно проталкивала сообщения российского посольства в Вашингтоне, а проводимые советом мероприятия были одобрены лично послом. С целью получения финансовой помощи России она отмечала, что цель сайта КСОРС — предельно широкая информация о работе организаций, созданных российскими соотечественниками для формирования среди американцев позитивного имиджа России и Москвы. Кроме Елены Брэнсон, в КСОР входят еще несколько выходцев из бывшего СССР, включая хорошо известного в нашей иммиграции бывшего диссидента профессора Эдуарда Лозанского

В обвинении также отмечено, что бойфренд Елены Брэнсон, которого не называют, перед ее бегством из США перевел на два ее счета (на имя Елена Черных) в российских банках 197 тыс. долларов. Незадолго до ее бегства из США, 29 сентября 2020 года агенты контрразведки ФБР не допросили Елену Брэнсон, а попросили ответить на некоторые вопросы, но ложь в таких случаях даже без присяги считается преступлением. В этой беседе, как утверждает обвинение, Елена солгала, что российские чиновники из Правительства Москвы никогда не просили ее о встречах с американскими бизнесменами и политиками. В октябре 2020 года, уже оказавшись в Москве, она в интервью прокремлевскому телеканалу RT заявила, что покинула США из опасений, что ее арестуют. 

«Зная, что ей положено зарегистрироваться как агенту российского правительства, Брансон предпочла так не делать, а вместо этого, инструктировала других, как нарушать закон, поступая так же, — заявил в пресс-релизе манхэттенский федеральный прокурор Дамиан Уильямс, — С учетом последних событий в мире необходимость расследовать и преследовать попытки иностранного влияния имеют решительную важность, и прокуратура Южного округа штата Нью-Йорк гордится своим участием в борьбе с тиранией». 9 марта пока еще существующее в Вашингтоне посольство Российской федерации ожидаемо отозвалось на заочный арест Елены Брэнсон. «Выдвинутые претензии возмутительны и абсолютно необоснованны, — гласит заявление на сайте посольства. — Это элемент широкомасштабной антироссийской кампании, которая напоминает ‘охоту на ведьм’ в худших традициях маккартизма. Тем самым США отказывают выходцам из России в праве поддерживать связь с Родиной, принимать активное участие в сохранении собственного культурного и языкового наследия». 

В пресс-релизе прокуратуры отмечено, что «правительство России стремится распространять российскую пропаганду и использовать российских граждан в Соединенных Штатах и других местах для налаживания связей с американскими общественными лидерами, политиками и представителями деловых кругов для достижения целей российского руководства. Лидеры России, включая президента Владимира Путина, делали публичные заявления, признавая это официальной стратегией российского правительства». 

О Елене Брэнсон известно, что она родилась в Москве и до иммиграции в США окончила механико-математический факультет МГУ, защитила там же кандидатскую диссертацию на факультете вычислительной математики и кибернетики, а затем обучалась финансам в Imperial College в Лондоне, работала в инвестиционных банках и фондах в Лондоне и Нью-Йорке, консультировала центральные банки Бразилии и Гонконга. Толковый товарищ.

"Еврейский мир"

США

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..