пятница, 11 октября 2019 г.

США хотят помочь Польше вернуть конфискованное еврейское имущество

США хотят помочь Польше вернуть конфискованное еврейское имущество

88 американских сенаторов направили обращение к государственному секретарю США Майку Помпео с просьбой «помочь Польше решить вопрос» с выплатой компенсаций за конфискованное у ее еврейских граждан имущество во время Холокоста и после него.
Как отмечается в обращении, Польша на данный момент остается «единственной страной Европейского союза, которая не приняла всеобъемлющего закона о реституции частной собственности», изъятой в свое время у евреев. Несмотря на то, что польское правительство ранее обязалось принять подобное законодательство, до сих пор этого не сделано. Вот почему сенаторы, - как республиканцы, так и демократы, - призвали администрацию Трампа убедиться в том, что Польша выполняет взятые на себя обязательства.
Следует отметить, что это обращение поступило тогда, когда наметилась тенденция к потеплению в отношениях между Польшей и США; в частности, в начале этого года в Варшаве прошла международная конференция, организованная Белым домом и посвященная иранской проблеме. На конференции присутствовали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и министры иностранных дел из нескольких арабских стран.
Кроме того, Польша нацелена на то, чтобы территория ее страны была выбрана под новую большую базу НАТО, и она пыталась обратить внимание Трампа на себя, с тем, чтобы решение было принято в ее пользу – предложив назвать гипотетическую базу «Форт Трамп». Есть и еще нечто, что роднит эти две страны: у администрации Трампа такая же антиммиграционная платформа, как и у правого националистического правительства в Варшаве.
В обращении, подписанном практически девяносто процентами всего состава Сената, говорится о необходимости использовать тесные отношения с Польшей, чтобы побудить ее, наконец, принять соответствующее законодательство и выплатить компенсации польским евреям или их потомкам.
Как отмечают сенаторы, несмотря на то, что «подавляющая часть имущества была конфискована нацистским режимом Германии, позже, - уже после войны, - это имущество национализировало коммунистическое польское правительство, и, «спустя десятилетия после падения «железного занавеса», евреи, выходцы из Польши, пережившие Холокост, и их семьи, обнаружили, что практически невозможно вернуть национализированное имущество или получить за него компенсацию».
Среди тех, кто подписал обращение – руководители двух сенатских комитетов, международных отношений и обороны, играющих важную роль в отношениях между Польшей и США; предполагается, что это также может повлиять на желание поляков разместить у себя новую базу НАТО.
В обращении база НАТО не упоминается, но польские власти обеспокоены складывающейся конфронтацией с Сенатом, что может нанести ущерб столь выгодному для Польши проекту.
Среди подписавших обращение сенаторы, представляющие противоположные концы идеологического спектра – ястребы, такие, как Линдси Грэм и Том Коттон, изоляционист Рэнд Пол, а также «демократический социалист» Берни Сандерс. Одним из сенаторов, инициировавших этот процесс, стал Тэмми Болдуин, который в феврале похвалил Помпео за то, что он поднял вопрос о реституции во время переговоров с польским правительством, и пообещал «сделать все возможное, чтобы обеспечить реализацию закона о реституции по отношению к семьям жертв Холокоста».
В обращении к Помпео также отмечалось: «Реакция премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого на ваши замечания, которая свелась к тому, что Польша «решила» этот вопрос, вызывает, на самом деле, глубокую тревогу. Насколько вам известно, проблема эта не была решена, и она не исчезнет сама собой».
Обращение к Помпео стало следующим этапом после послания в марте 2018 года на имя главы правительства Польши, направленного сенаторами Болдуином и Рубио; это письмо подписали 59 сенаторов, призывая  польскую сторону как можно быстрее принять закон о реституции, который не дискриминировал бы жертв Холокоста или их семьи. Как известно, польское правительство предложило свой вариант законопроекта, чтобы попытаться решить проблему реституции собственности.
Несмотря на то, что этот вариант обладал существенными недостатками, исключая, по сути, большинство из тех, кто пережил Катастрофу, или их наследников, в то же время можно было говорить о понимании со стороны польского правительства о необходимости принятия всеобъемлющего законодательства. В частности, предлагая законопроект, заместитель министра юстиции Польши  Патрик Яки признался, что ему «стыдно», что Польша не ввела законодательство о реституции частной собственности в течение двадцати восьми лет после падения коммунизма. «Об этом нужно было позаботиться давным-давно», - сказал он.
«Польша должна прислушаться к тому, что говорят сенаторы. Те, кто пережил Холокост, слишком долго ждали, пока Польша примет закон, касающийся собственности, сначала захваченной нацистами, а затем национализированной польским коммунистическим режимом, - подчеркнул Гидеон Тейлор, глава операционного отдела WJRO, Всемирной еврейской организации по реституции. – Наша организация признательна сенаторам Болдуину и Марку Рубио за то, что они приложили максимум усилий для реализации своей инициативы, а также всем другим сенаторам, кто счел необходимым подписать обращение к госсекретарю США».
Эрик Галлахер, вашингтонский представитель WJRO, высказался с одобрением об инициативе сенаторов, подчеркнув, что это в очередной раз «демонстрирует отношение Конгресса США к пережившим Катастрофу, настойчиво продолжающим добиваться восстановления справедливости».
В Польше до начала Второй мировой войны проживало примерно 3 300 000 евреев; около девяносто процентов из них были уничтожены.
Амир Тибон, «ХаАрец»  М.К. К.В. На снимке: деревянная синагога в городке Вольпа, 20 годы.
Фото: Википедия

Почему надо быть евреем — Кирк Дуглас

Декабрь 11th, 2015

Почему надо быть евреем — Кирк Дуглас



Я вырос в Нью-Йорке в бедной семье — мой отец был старьевщиком. Но в хедере я считался одним из лучших учеников, и наша община решила собрать нужную сумму денег, чтобы послать меня в иешиву учиться на раввина.
Их желание пугало меня, ибо абсолютно не совпадало с моими устремлениями. К тому времени во мне уже окончательно созрела мечта стать актером. Поверьте, мне пришлось выдержать большой натиск и приложить много усилий, чтобы в конечном итоге доказать, что не каждому еврею обязательно становиться раввином. Переломным для меня стал момент, когда в четырнадцать лет я прочитал про Авраама и Исаака.
Время от времени мистерия иудаизма вновь начинала меня притягивать. Но при этом слишком многое меня останавливало. Я, например, не представлял своего полноценного существования в общине среди бородатых людей в черных шляпах и с длинными пейсами.

Однако шло время, я взрослел и менялся. Первым толчком к переменам был вопрос моего сына Михаэля о том, откуда происходит его дедушка. В этот момент я болезненно ощутил, насколько я мало знаю о своем происхождении и родословной. Все, кто мог бы рассказать мне об этом, уже умерли. Эта мысль буквально убивала меня. Я понял, что у меня нет предков! Может ли человек знать, кто он есть на самом деле, если ему не известно, кем были его предки? Я лежал в своей комнате и смотрел на стену над кроватью, где висела моя коллекция литографий Марка Шагала, библейская серия. Там были мои предки! Вот известная группа — Моше, Авраам, Иаков… Я стал читать о них, и чем больше я читал, тем больше во мне росло ощущение счастья. Счастья от возможности ощутить свою близость и родство с ними — изображенными на картинках. У всех этих библейских героев были проблемы. Каин убил Авеля. Иаков обманул своего отца. Казалось бы, мы видим грешников, однако эти библейские герои преодолели стоящие перед ними преграды и свершили великие дела.

Какое вдохновение может почерпнуть такой грешник, как я, в этих образах и связанных с ними событиях! Огромный груз свалился с моих плеч. Я был очень благодарен Шагалу за своевременное напоминание о том, какую блестящую родословную я имею. Затем я узнал некоторые подробности биографии художника. Оказалось, что Шагал — российский еврей, приехавший из белорусского Витебска, города, расположенного рядом с Могилевом, родным городом моих родителей (та самая черта оседлости, где разрешалось жить евреям). И мой отец, и Шагал покинули Россию. Шагал стал всемирно известным парижским художником. А мой отец — старьевщиком в Нью-Йорке. Таланты евреев разнообразны.

Чем больше я изучал еврейскую историю, тем больше она пленяла и очаровывала меня. Каким было наше существование? Мы были рассеяны в различных уголках мира, среди чужеродных культур, и постоянно подвергались преследованиям. Наши гонители переживали взлеты и падения, мы же продолжали оставаться на своих позициях. Вавилоняне, персы, греки, римляне — все проходили, а мы оставались. И это — несмотря на все преследования. И тогда я начал думать, что мы должны быть благодарны за эту долгую жизнь в первую очередь нашим благочестивым людям — носящим черные шляпы, пейсы и бороды. Эти люди понимали что-то такое очень глубокое, чего никогда не знали светские люди, а если и знали, то забыли. Б-г дал нам Тору — и это сделало нас совестью мира. Я понял, что наши гонители всегда напомнят нам про это, даже в том случае, если мы сами забудем.

Вот что писал Гитлер в «Майн Кампф»: «Это верно, что немцы — варвары, и это является для нас почетным титулом. Я свободен от бремени души, от разрушающих страданий, создаваемых за счет фальшивого понятия, именуемого совестью. Евреи наделены двумя человеческими пороками: обрезанием своего тела и совестью своей души. И то и другое — сугубо еврейские изобретения. Борьба за власть над миром идет только между двумя лагерями, евреями и немцами».

Гитлер был прав, это действительно была борьба между добром и злом. Я стал осознавать, что значили эти качества для нас, евреев. Неудивительно, что некоторые евреи пытались спастись за счет ассимиляции. Но эта ассимиляция в конечном итоге всегда превращалась для них в западню. Перед приходом нацистов к власти ассимиляция евреев в Германии достигла наибольших размеров. Иудаизм в этих кругах был предан забвению. Некоторые немецкие евреи — такие как Гейне и Маркс, даже славились своим антисемитизмом. Но настали другие времена, и немцы, раскрывающие до времени широкие объятия еврейской ассимиляции, сомкнули их железным кольцом. И это не единственный пример в истории — таких примеров множество.

В 1492 году, в то время как Колумб открывал Америку, Торквемада предпринимал активные действия, чтобы избавить Испанию от евреев. Эти сведения были почерпнуты мною из Еврейской энциклопедии рабби Йосефа Телушкина. Я считаю, что эта книга должна быть в каждом доме. Возвращаясь к Испании… Ситуация данной эпохи очень напоминает ту ситуацию, которая спустя пятьсот лет имела место в Германии. Еврейская ассимиляция в Испании достигла невиданного размаха, евреи были видными, уважаемыми членами общества. Но Изабелла Кастильская с помощью святой инквизиции начинает гонения на евреев. Вопреки широко распространенному мнению, инквизиция была направлена не только против иудеев, но частично и против тех евреев, кто перешел в христианство.

Случайно ли то, что все наиболее тяжкие события в еврейской жизни происходят тогда, когда мы отказываемся от иудаизма? Возможно, Б-г таким образом хочет сказать нам что-то важное? Я начинаю думать именно так.

Как бы ни складывалась моя жизнь, всегда оставалась нить, связывавшая меня с иудаизмом, — Йом-Кипур. Это был единственный день из прочих, знаменательных для евреев, который я отмечал. Было что-то пугающее для меня в образе Золотой Книги, в которой записывается, кто должен жить, а кто умереть, в моем случае — кто погибнет в авиакатастрофе, а кто, как я, выживет. Та авиакатастрофа прояснила в моем сознании то, что долгие годы оставалось неясным.

Недавно после двенадцатилетнего перерыва я побывал в Израиле. Я дал там четыре представления. Это был далеко не первый мой визит в Святую Землю, но я переживал восхитительные ощущения и неимоверную радость от того, что имел возможность вновь все увидеть. Когда меня и мою жену проводили в наш номер в гостинице, я был чрезвычайно растроган: на всех предметах — полотенцах, постельных принадлежностях, банных халатах — были выведены мои инициалы. Моя жена напомнила мне: «Дорогой, это же отель «Царь Давид». Я подошел к окну и увидел открывающуюся панораму на вид Старого города, стены времен Оттоманской империи, поросшие травой и цветами. Я вспомнил, что первый раз этот вид открылся передо мной сорок лет назад, когда я приезжал в Израиль со спектаклем «Фокусник» — о человеке, пережившем Холокост, который потерял свое еврейство и обрел его вновь в Израиле.

Но тогда из этого же окна на месте цветов и травы я видел арабских солдат в грязной военной форме. Тогда же я нанес визит бывшему премьер-министру Израиля Давиду Бен-Гуриону в его офисе-трейлере. После нескольких первых минут он прервал меня: «Идите делать свой спектакль — «У меня есть страна, куда убежать». Израиль в то время переживал голод, пища выдавалась по карточкам; каждому полагалось одно яйцо в месяц. Но при этом я не видел ни одного недовольного — напротив, все выглядели счастливыми. Конечно, я знал много молитв, но никогда ранее не знал фразы, выученной мною тогда и произнесенной на иврите: «Ани роце леабир эт симхати а-раба леиздамнут ашер натна ли ливакер Исраэль, а-арец а-ктана, бе мидата вэ а-гдола бе-руха» — «Я счастлив, что имею возможность посетить землю Израиля, такую маленькую по своим размерам, но такую большую по своему духу».

Я с того первого раза побывал в Израиле не однажды и смог убедиться воочию, что большинство из этих устремлений воплотились в реальности. Я ощутил, как изменился Израиль и сколько нового здесь произошло. Но самое важное и ценное — это незыблемое старое. Именно оно привело меня сюда. Даже не переодевшись, я отправился к Стене Плача. Энергия, исходящая от всех молящихся, была потрясающей. Я с трудом пробрался сквозь толпу, чтобы прикоснуться к Стене, и огляделся в поиске места, куда бы я мог положить свою записку с просьбой, и, когда я нашел и опустил ее в глубь стены, мои пальцы нащупали множество других записок. Я очень надеюсь, что все эти просьбы будут выполнены.

На другой день я совершил прогулку по туннелю Западной стены, уходящему глубоко вниз под мусульманский квартал. Медленно продвигался я со своим гидом, ощупывал камни, покрывающие подножие разрушенного Храма. Затем мы сделали кратковременный привал. Мой гид — девушка, приехавшая в Израиль из Петербурга, внезапно произнесла: «Это подножие горы Мориа». Я посмотрел на черный камень. «Гора Мориа? — переспросил я. — Вы имеете в виду…» Она закончила за меня: «Да, именно сюда привел Авраам своего сына Исаака, чтобы принести его в жертву». В моей памяти всплыла картинка из школьного учебника. Но она больше не пугала меня. Теперь я уже знал, что Авраам жил в то время, когда принесение ребенка в жертву идолам было обычным делом. Урок, преподнесенный Б-гом на горе Мориа, заключался в том, что Он не хочет человеческих жертв и не является источником страха. В туннеле было спокойно и прохладно. Голос моего гида перешел в шепот: «Здесь все начиналось». От волнения я не мог говорить. Она была права. Место представляло собой начало моих сомнений. И в то же время — их конец. Вот темный туннель, касающийся горы Мориа. Я вырос…

В тот вечер я встречал Шаббат в доме рабби Аарона, молодого раввина, школа которого находилась в центре еврейского квартала. Мы пели субботние песни. Через окно я мог видеть другие дома, освещенные мерцанием свечей, и слышать отголоски других песен в ночи. Это были счастливые песни, и мне было необычайно хорошо. В эту ночь я почувствовал, что наконец-то вернулся домой. И еще я знал, что мое путешествие не окончено. Мне предстоит еще долгий путь. Иудаизм — это целая жизнь, проведенная в учении, а я еще в самом ее начале. Я надеюсь, что еще не слишком поздно. Если Б-г терпелив, возможно, он даст мне время познать все необходимое, чтобы понять, что делает нас, евреев, совестью мира.

ГИМН НАВЕСЕЛЕ

Гимн навеселе

11.10.2019

Он запил, когда его стих наградил император Франц Иосиф. Оказавшись в Палестине, Нафтали Герц Имбер продолжил пить и творить. Во время застолий родился и гимн Израиля.

Гербом и флагом Израиль, как и полагается любому государству, обзавелся сразу после провозглашения независимости в 1948 году. А вот гимн – «Атиква» – был закреплён решением Кнессета лишь осенью 2004-го. Де-факто песню, еще с 1900 года исполняемую на всех сионистских съездах и конгрессах, десятилетиями считали национальным гимном всего еврейского народа. Но вот признавать песню официальным гимном Израиля никто не спешил: многие слышали в ней то румынские, то чешские, а то и вовсе средневековые итальянские мотивы. Несколько раз в Израиле даже пытались сочинить другой гимн, но ни одно из предложений не получало должной народной поддержки.
В конце концов историки установили имена авторов слов и музыки, на них положенной. Оказалось, что мелодия была написана непрофессиональным, но талантливым музыкантом Самуилом Коганом – колонистом из Ришон ле-Циона, в руки которого в 1888-м попала книга стихотворений Нафтали Герца Имбера. Это был первый сборник поэта, изданный в Иерусалиме двумя годами ранее. И самым популярным среди читателей сразу стало стихотворение «Тикватейну», что значит в переводе «Наша надежда». Слова из этого произведения вскоре и запели евреи по всему миру.
Нафтали Герц родился в 1856 году в небольшом австрийском городке Злочев – ныне украинском городе Золочев в Львовской области. Первые шесть лет мальчика прошли под непрерывные молитвы родителей о его здоровье. Ребенок рос очень болезненным, а по заверениям самого Герца – и вовсе был парализованным и глухонемым от рождения. Но на седьмой день рождения случилось чудо – Нафтали полностью выздоровел. А вскоре начал писать и первые стихи.
Уже в подростковом возрасте за свое стихотворение, посвященное столетию присоединения Буковины к Австрии, юный поэт получил награду от самого императора Франца Иосифа. Волна того успеха и весьма солидная премия несколько увлекли Нафтали в богемный образ жизни c его многочисленными увеселениями. Так что вместо законченного образования Нафтали заполучил тягу к алкоголю – впрочем, это не помешало ему отлично выучить многие иностранные языки.
Открытый всему миру и – как утверждали современники – влюблявший в себя всех вокруг, 20-летний Нафтали отправился путешествовать по Венгрии, Сербии и Румынии. Продолжал он и писать стихи, радостно воспевая окружающую его действительность. Были, однако, и серьезные темы в его творчестве – например, судьба еврейского народа и его стремление вернуться на историческую родину.
Путешествуя по Балканам, Имбер познакомился с известным английским путешественником и дипломатом сэром Лоуренсом Олифантом. Общность взглядов и образа жизни быстро сблизили двух авантюрных натур. Родившись в семье шотландского путешественника в Южной Африке, Олифант пошел по следам отца, оставившего сыну большие связи в британском правительстве. За свою жизнь Олифант побывал в Индии и Непале, Китае и Японии, США и Канаде, объездил всю Европу и часть Российской империи. Он был лично знаком с британским премьер-министром лордом Пальмерстоном и канцлером Бисмарком, итальянским полководцем и национальным героем Джузеппе Гарибальди и османским Омар-паши.
В 1865-м Олифанта даже избрали членом британского парламента, но через два года политической карьеры он предпочел перебраться в Штаты и поселится в колонии утопистов. Затем Олифант представил британскому премьер-министру Дизраэли проект возвращения евреев на Святую землю и сам отправился в Палестину. По дороге туда он и познакомился с Нафтали, заразив поэта идеей, что все евреи должны жить на своей земле в своем собственном государстве. Нафтали и сам давно хотел добраться до Палестины, да вот только денег не хватало. Олифант ему с этим помог – предложил стать его секретарем. И хотя Нафтали к своим прямым обязанностям так и не приступил, жалованье в Палестине, в которую они прибыли в 1882 году, он получал исправно.
Свободный от обязательств, с деньгами в кармане, Нафтали исколесил всю страну, вдохновляясь ее людьми и пейзажами. Общепризнано, что лучшие свои стихотворения Нафтали написал, находясь в Палестине. Он путешествовал из поселка в поселок и никогда не отказывался стать гостем на застольях. И неизменно, порядком выпив, он читал свои стихи – в том числе и «Тикватейну». Вот почему первые строки этого произведения были известны многим в Палестине еще до официального издания сборника стихов Нафтали.
Пока ещё внутри сердца
Тоскует еврейская душа,
И на Восток, вперёд,
На Сион устремлён взгляд, –
Ещё не пропала наша надежда,
Надежда, которой две тысячи лет:
Быть свободным народом на нашей земле,
Земле Сиона и Иерусалима.

Начало стихотворения, полный текст которого включал 10 строф, Нафтали начал писать еще в Румынии в 1878 году. Он посвятил его созданию в Палестине поселения Петах-Тиква – «Врата надежды» – первому еврейскому поселению в новейшей истории Израиля. Но завершил «Тикватейну» он уже в Иерусалиме.
После того как на первую строфу стихотворения была наложена музыка, песня зазвучала в каждом доме еврейских поселенцев, обосновавшихся в Палестине. Постепенно завоевывала песня популярность и в Европе. В 1900-м она зазвучала и на 4-м Сионистском конгрессе в Лондоне – по окончании мероприятия все делегаты просто абсолютно внезапно и стихийно запели «Атикву». Стало понятно, что «Атиква» воспринимается как гимн – вскоре ее пели как в самые трагические, так и в самые героические моменты истории еврейского народа.
Что же касается Нафтали Имбера, то в Палестине он прожил до 1887 года, пока в связи со смертью лорда Олифанта не закончились деньги. Поскитавшись по Европе, он перебрался в Америку, зарабатывая на жизнь переводами и статьями о Каббале и Талмуде. Выпустив при жизни еще два сборника стихотворений, Нафтали Герц Имбер умер в Нью-Йорке в 1909 году. В 1953 году останки поэта были перевезены в Израиль и погребены в Иерусалиме.

Фиджи — страна дружелюбия и гостеприимства

Фиджи — страна дружелюбия и гостеприимства

Фиджи является страной, которая расположена в Тихом океане и является одной из самых популярных стран в регионе. Народ Фиджи считается одним из самых дружелюбных и гостеприимных в мире, что очень удивляет приезжих. Жители тепло приветствуют всех людей, независимо от того, знакомы они с ними или нет.
Photo copyright: pixabay.com
Национальная культура делает огромный акцент на дружбе, которая является главной причиной, почему местные так тепло приветствуют иностранцев. Гостеприимство является одним из главных факторов роста туристической отрасти. Представляет еще несколько увлекательных фактов о Фиджи.

Состоит из более 300 островов

Территория Фиджи состоит из 332 островов, хотя некоторые источники указывают, что их насчитывается 333. Помимо большого количества островов, имеется как минимум 500 маленьких островков. Большинство из них образовались в результате вулканической активности, которая началась в регионе примерно 150 000 000 лет назад.
Население проживает на 110 из самых больших островов страны. Вити-Леву является крупнейшим островом. Большинство жителей Вити-Леву живут вдоль побережья, так как внутренние районы не очень пригодны для жизни из-за рельефа. Еще одним из островов с большой численностью населения является остров Вануа-Леву.

Британское правление

В течение почти столетия, начиная с 1874 года, британское правительство управляло территорией Фиджи. Британский контроль над этим районом официально начался после того, как ряд таких высокопоставленных традиционных вождей, как Маафу и Какобау, подписали Акт о концессии. Британия оказала большое влияние на жизнь государства, особенно это заметно, если посмотреть на флаг страны, а также на правовую и парламентскую системы.

Три официальных языка

Официальными языками, согласно Конституции, являются английский, фиджийский и фиджийский хинди. Английский язык преподается во многих учебных заведениях. Большое количество носителей английского языка позволяет туристам легко общаться с жителями. Фиджийский язык имеет более 200 диалектов.

Традиционный напиток Кава

Одним из самых известных напитков Фиджи считается Кава, и это не только традиционный, но и национальный напиток. Основной ингредиент — измельченный корень растения, которое относится к семейству перца.
Жители Фиджи считают, что напиток обладает многочисленными лечебными свойствами, особенно эффективен при лечении бессонницы, головной боли и стресса. Кава считается важным элементов культуры, а подача напитка сопровождается целой церемонией.

Регби — самый популярный вид спорта

Регби — это национальный вид спорта в стране. Его популярность связывают с британским правлением. Главным достижением национальной сборной по регби можно считать завоевание золота на летних Олимпийских играх 2016 года.

Традиционные способы приготовления

Фиджийская кухня известна во всем мире благодаря своему вкусу, а также методам, используемым при приготовлении блюд. Одним из самых известных традиционных методов является использование подземных ям, которые местные жители называют «лово».

Каннибализм

Каннибализм был очень распространен на Фиджи до принятия христианства. Согласно археологическим данным, этой практике не менее 2500 лет. Преподобный Томас Бейкер, методистский миссионер, и семь его последователей были последними зарегистрированными жертвами каннибализма. Точная причина распространения каннибализма еще не установлена, но известно о том, что жители верили, что поедание чьей-то плоти позволяет человеку овладеть знаниями своей жертвы.

Тапочки из хлеба и грудь из яиц: как сочетается несочетаемое без фотошопа

Тапочки из хлеба и грудь из яиц: как сочетается несочетаемое без фотошопа

Художница составляет все композиции вручную, тратя на проект от нескольких часов до целого дня.

Ванесса МакКаун — дизайнер и художник. Она ведет инстаграм-аккаунт, где публикует свое творчество, и надо признать, это одна из самых ярких творческих страничек в соцсети.
Фантазийные образы Ванессы главным образом основаны на сочетании несочетаемого. Она придумывает мороженое из цветной капусты, выращивает воздушные шары в кокосах, упаковывает футбольный мяч в апельсин — продолжать можно еще долго.
Вдохновила девушку гроздь томатов. Присмотревшись к ней, Ванесса решила воспроизвести нечто подобное дома. Она взяла красные шары и прикрепила их к виноградной лозе. «Потом я на это подсела», — признается МакКаун.
С тех пор она сделала множество разных фотографий, где, на первый взгляд, съедобное оказывалось несъедобным и наоборот.
Художница составляет все композиции самостоятельно, вручную, тратя на проект от нескольких часов до целого дня. Она предпочитает делать все по-настоящему, не полагаясь на фотошоп. Поэтому мяч в апельсине настоящий, уверяет Ванесса.



Ванесса МакКаун:Если людям нравится смотреть на мои снимки, я только рада. Удивительно понимать, что кому-то еще это тоже по вкусу. Я просто хочу, чтобы люди смотрели на это и улыбались. Люблю смотреть на мир по-другому.
Истинное творчество должно исходить из сердца, мы все творческие, но по-своему, со своими взглядами. Важно чувствовать себя свободным и не беспокоиться, правильный ли это путь. Если вы по нему идете, значит — правильный.
Среди своих работ у Ванессы есть любимчики. Ранее она признавалась, что ей очень нравятся «Мальборо» с цветными карандашами и зубная паста с радужной конфетой внутри.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..