понедельник, 4 декабря 2017 г.

7 причин ни в коем случае не вкладывать свои деньги в биткоины

7 причин ни в коем случае не вкладывать свои деньги в биткоины

И другие криптовалюты!
Виртуальная валюта биткойн (BTC) взлетела до рекордно высокого уровня (больше $10 000) на основных биржах и в цифровых валютных индексах, включая известную торговую платформу BitStamp в Люксембурге, сообщает Gadgets Now.
Созданный в 2009 году, Bitcoin использует шифрование и блокчейн, что позволяет быстро и анонимно передавать средства за пределами традиционной платежной системы.
Биткойн, который сейчас называют «цифровым золотом», в этом году подорожал более чем в 10 раз.
Это самый быстрый рост среди всех классов активов на фоне растущего спроса на криптовалюты, сферы использования которых продолжают расширяться.
Исходя из этого, инвестиция в биткойны выглядит чрезвычайно прибыльным и правильным делом, не так ли?
Но эксперты так не думают. Вот 7 причин их скептицизма:

1. Крайняя нестабильность.

Инвестирование в криптовалюты связано с очень высоким риском, так как его цена крайне неустойчива.
Многие эксперты скептически относятся к биткойну хотя бы потому, что им нечего анализировать. Вивек Белгави, партнер в финансовой компании PwC, говорит:
«Неразвитая система, в которой существует биткойн, не дает аналитикам изучить ее, как объект инвестиций. Поэтому люди вкладывают средства неизвестно во что и присоединяются к стаду спекулянтов».
Поскольку стоимость криптовалют не регулируется, она возрастает лишь потому, что все больше людей выходят на этот рынок, привлеченные высокими курсами. От этого, в свою очередь, эти курсы растут все выше.
Это может привести к образованию «пузыря», который в конечном итоге лопнет и вызовет масштабные финансовые потери.

2. Ни товар, ни валюта.

Отсутствие ясности относительно его происхождения – еще одна большая проблема, связанная с биткойном. В прежние времена в качестве денег использовались металлы, такие как золото, серебро и т. д. Затем пришли валюты, напечатанные правительствами (или центральными банками), и они называются «fiat currencies».
Хотя его сторонники утверждают, что криптовалюта «добывается» с использованием сложных математических формул, они не называют ее товаром.
Они также утверждают, что BTC не контролируется и не обеспечивается никаким правительством; поэтому криптовалюты не отвечают самому определению «денег».
«Для бизнеса, промышленности и частных лиц может быть очень рискованно инвестировать в биткойны, поскольку это просто формула, не подкрепленная каким-либо материальным активом, а исключительно высоким спросом», – говорит выдающийся индийский экономист С.П. Шарма.

3. Не инвестируйте, если не понимаете.

Некоторые мировые банкиры и эксперты призывают инвесторов не вкладываться в криптовалюты, называя их «пузырем, который уже готов лопнуть».
Например, генеральный директор JP Morgan Джейми Димон недавно публично назвал биткойн «пустышкой», сказав: «Это хуже, чем тюльпанная лихорадка. Это не закончится хорошо. Кого-то за это убьют».
Эксперт имеет в виду тюльпаноманию — первый в истории биржевой пузырь. В 1630-х годах в Нидерландах возник ажиотажный спрос на луковицы тюльпанов, в торговлю ими ринулись тысячи спекулянтов, взвинтив цены до небес. Рынок раздулся – и лопнул. Множество людей тогда потеряло все свои вложения, а мир надолго отвернулся от биржевых игр. Но не навсегда…
Однако владельцы и торговцы биткойном остаются при своем мнении. Соучредитель и главный операционный директор биткойн-обменника Zebpay Сандип Гоенка возразил:
«Комментарий от гендиректора JP Morgan был его личным мнением, и есть вероятность, что он не понимает эволюцию биткойнов. С другой стороны, у нас есть бывший президент Citigroup (одного из крупнейших международных финансовых конгломератов) Викрам Пандит, инвестирующий в биткойны».
Проблема очевидна: если глобальные банкиры не понимают этого явления, у частных инвесторов понятия и того меньше. Итак, что нужно делать? Следуйте простой, но глубокой мудрости Уоррена Баффета – «если вы этого не понимаете, не инвестируйте».

4. Нерегулируемое пространство.

В отличие от других инвестиционных направлений, криптовалюты не регулируются государственными структурами или банками.
«Здесь нет никаких структур-гарантов ваших вкладов, к которым вы можете обратиться с жалобами или за компенсациями», – отмечает финансист Викрам Пандья.
Шарма соглашается:
«Если мы что-то купим с помощью кредитной карты и сделка сорвется, мы можем позвонить в банк и попросить вернуть деньги. Но если вас обманут при сделке с биткойном, вернуть средства не получится».
Опасность инвестиций через нерегулируемые схемы видна по известной истории с частным инвестором Вивеком Пете, который вложился в индийский аналог биткойна (ATC Coin), но потерял свои деньги при попытке продать криптовалюту.
Его компьютер просто выдал сообщение о «системной ошибке», и мужчина остался ни с чем.

5. Вопрос о законности.

Одним из основных препятствий для инвесторов и операторов криптовалют является путаница в их правовом статусе.
Хотя они не были объявлены незаконными, криптовалюты не признаются основными банковскими системами в качестве «валюты».
Еще с начала нынешнего десятилетия национальные регуляторы выпускают пресс-релизы, в которых предупреждают о потенциальных финансовых, операционных, юридических и других рисках виртуальных валют.
В своем последнемт таком пресс-релизе от 1 февраля 2017 года индийский RBI отказал в лицензиях на торговлю в любой виртуальной или цифровой валюте. Все пользователи, владельцы, инвесторы, трейдеры криптовалют делают это на свой страх и риск.
Но операторы биткойна отметили, что RBI не запретил их. Соучредитель и исполнительный директор биткойн-обменника Bitxoxo Хесем Рехман подчеркнул:
«Хотя RBI выразил свою озабоченность, транзакции биткойна не были названы незаконными. Поэтому, на наш взгляд, инвесторы не должны терять надежду, просто проявляйте осторожность ».

6. Финансовые пирамиды.

Помимо операционных вопросов торговли криптовалютами, существует также высокий риск мошенничества. На фоне дезинформации и отсутствия ясности в торговле биткойнами, нашлось много мошенников, выстраивающих финансовые пирамиды.
Они «гарантируют высокую доходность» первым инвесторам за счет денег новых вкладчиков. Некоторые такие компании утверждают, что в кратчайшие сроки могут удвоить первоначальные вложения.
Профессор IFIF Business School Раджендра Синха предостерегает:
«Растущее использование виртуальных валют на мировом рынке облегчает привлечение инвесторов в финансовые пирамиды. Вкладчики должны быть осторожны инее вестись на обещания нереальных прибылей».
С этим согласны даже сторонники биткойна. Хесем Рехман из Bitxoxo подчеркнул:
«Имейте в виду, что биткойны очень неустойчивы, поэтому невозможно обещать гарантированную прибыль».

7. Незаконные операции.

Из-за отсутствия государственного контроля, террористы и вымогатели также используют криптовалюты в своих интересах.
«Пользователи биткойнов на обоих концах транзакции могут оставаться относительно анонимными, а киберпреступники нашли способы маскировать их адреса, поэтому государственным органам и компаниям может быть сложно отслеживать такую незаконную деятельность», – говорит эксперт по безопасности Решми Хурана.
50-летний Кишоре Йесвани стал жертвой взлома в сентябре 2016 года. Компьютер Йесвани был заблокирован хакерами, которые потребовали выкуп в три биткойна. Мужчина выполнил требование, однако компьютер остался заблокированным, и он все равно потерял все свои данные.
Подобные инциденты возможны, потому что вымогателей гораздо сложнее отследить – им не вручишь меченые купюры и не поймаешь на покупке.
«Поскольку отсутствует информация о сторонах сделки, такая нерегулируемая система контактов один на один подвергает инвесторов непредвиденным рискам, включая несознательное участие в отмывании денег и финансировании терроризма».
Эти риски – едва ли не единственная причина того, что удобные и растущие криптовалюты не стали доминирующим средством расчетов в мире, оставив будущее – свое и финансовых рынков вообще – тревожным и неопределенным.
А вы уже «вложились в биток»? Или считаете это новым МММ мирового масштаба? Расскажите нам в комментариях и поделитесь этой статьей со всеми, кого это может заинтересовать.
Иван Заричанский

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ СЧАСТЬЕ

Принудительное счастье: как позитивное мышление портит нам жизнь

Датский психолог Свен Бринкман считает, что постоянные попытки «мыслить позитивно» и «стать лучшей версией себя» привели людей к эпидемии депрессии. По его мнению, давно пора уволить коучей и начать читать хорошие художественные романы вместо литературы по саморазвитию. В издательстве «Альпина Паблишер» вышла его книга «Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать» — он предлагает семь правил, которые позволят избавиться от навязанной позитивной психологии. «Теории и практики» публикуют отрывок.

Тирания позитива

Барбара Хелд, выдающийся американский профессор психологии, уже давно критикует явление, которое называет «тиранией позитива». Согласно ей, идея позитивного мышления особенно широко распространилась в США, но и во многих других западных странах в доморощенной психологии бытует мнение, что нужно «мыслить позитивно», «ориентироваться на внутренние ресурсы» и рассматривать проблемы как интересные «вызовы». Даже от серьезно больных людей ожидается, что из своей болезни они «извлекут опыт» и в идеале станут сильнее. В бесчисленных книгах по саморазвитию и «историях страданий» люди с физическими и психическими недугами рассказывают, что не хотели бы избежать кризиса, так как благодаря ему многому научились. Я думаю, немало из тех, кто серьезно болеет или переживает иной жизненный кризис, чувствуют давление необходимости позитивно относиться к ситуации. Но очень немногие вслух говорят о том, что вообще-то болеть — это ужасно и лучше бы с ними этого никогда не случалось. Обычно заголовок подобных книг выглядит так: «Как я пережил стресс и чему научился», и вряд ли вы найдете книгу «Как я испытал стресс и ничего хорошего из этого не вышло». Мы не только испытываем стресс, болеем и умираем, но еще и обязаны думать, что все это нас многому учит и обогащает.
Если вам, как и мне, кажется, что тут что-то явно не так, то следует научиться обращать больше внимания на негатив и таким образом бороться с тиранией позитива. Это даст вам еще одну опору, чтобы твердо стоять на ногах. Мы должны вернуть себе право думать, что иногда все просто плохо, и точка. К счастью, это стали осознавать многие психологи, например критический психолог Брюс Левин. По его мнению, первый из способов, как профессионалы в области здравоохранения усугубляют проблемы людей, — это совет жертвам изменить отношение к ситуации. «Просто смотрите на это позитивно!» — одна из худших фраз, которую можно сказать человеку в беде. Кстати, на десятом месте в списке Левина стоит «деполитизация человеческих страданий». Это означает, что всевозможные человеческие проблемы списываются скорее на недостатки людей (низкую мотивацию, пессимизм и так далее), чем на внешние обстоятельства.

Позитивная психология

Как уже говорилось, Барбара Хелд — один из самых активных критиков позитивной психологии. Эта область исследования стала стремительно развиваться в конце девяностых. Позитивную психологию можно рассматривать в качестве научного отражения одержимости позитивом в современной культуре. Ее процветание началось в 1998 г., когда президентом Американской психологической ассоциации стал Мартин Селигман. До этого он был известен в основном благодаря своей теории о выученной беспомощности как факторе депрессии. Выученная беспомощность — это состояние апатии или, во всяком случае, недостатка воли к тому, чтобы изменить болезненный опыт, даже когда существует возможность избежать боли. Основанием для этой теории послужили опыты, в ходе которых собак били электрическим током. Когда Селигману надоело мучить животных (что и понятно) и захотелось чего-то более жизнеутверждающего, он обратился к позитивной психологии.
Позитивная психология уже не ставит в центр внимания человеческие проблемы и страдания, что было характерно для этой науки раньше (Селигман иногда называет обычную психологию «негативной»). Скорее, это научное исследование хороших аспектов жизни и человеческой природы. В частности, рассматривается вопрос о том, что такое счастье, как его достичь и какие существуют позитивные черты характера. Став президентом ассоциации, Селигман воспользовался своим положением для продвижения позитивной психологии. Это удалось ему так хорошо, что сейчас даже существуют отдельные учебные программы, центры и научные журналы, посвященные этой теме. Немногие — если вообще какие-то еще — концепции в психологии столь стремительно и широко распространялись в массы. То, что позитивная психология так быстро стала частью культуры ускорения и инструментом оптимизации и развития, заставляет задуматься.
Конечно, совершенно нормально изучать факторы, которые делают нашу жизнь лучше и повышают работоспособность. Однако в руках тренеров и коучей — или воодушевленных руководителей, прошедших краткие курсы по «позитивному лидерству», — позитивная психология быстро превращается в удобный инструмент подавления критики. Социолог Расмус Виллиг даже говорит о фашизме позитива, который, по его мнению, проявляется и в позитивном мышлении, и в концепции позитивного подхода к изменениям. Это понятие описывает форму контроля сознания, которая возникает, когда человеку разрешается думать о жизни только в позитивном ключе.
По своему личному опыту могу добавить, что самый отрицательный опыт ведения научных дискуссий, несомненно, связан у меня именно с позитивной психологией. Пару лет назад я критически отозвался о позитивной психологии в женском журнале и газете, и реакция была весьма бурной и неожиданной. Три датских специалиста, которые профессионально занимаются позитивной психологией (и чьих имен я не буду здесь называть), обвинили меня в «научной недобросовестности» и отправили жалобу руководству моего университета. Обвинение в научной недобросовестности — самое серьезное из существующих в научной системе. В жалобе говорилось, что я выставляю позитивную психологию в однозначно плохом свете и намеренно смешиваю область исследования с практическим применением. К счастью, в университете жалобу категорически отклонили, но меня такая реакция сильно обеспокоила. Вместо того чтобы написать письмо в редакцию и вступить в открытую дискуссию, позитивные психологи решили очернить меня как профессионала перед руководством университета. Я упомянул этот случай, потому что вижу некую иронию в том, что позитивные психологи так активно избегают открытой научной дискуссии. Видимо, все-таки есть пределы открытости и позитивного подхода! (К счастью, спешу добавить я, далеко не все представители позитивной психологии ведут себя таким образом.) Как ни парадоксально, этот инцидент подтвердил мою идею тирании позитива. Негатив и критику (особенно самой позитивной психологии!) нужно искоренять. Очевидно, тут хороши любые средства.

Позитивный, конструктивный, восприимчивый лидер

Если вы когда-нибудь сталкивались с позитивной психологией (например, во время учебы, на работе, на мероприятиях по развитию персонала) и вас просили рассказать об успехах, тогда как вам хотелось обсудить досадную проблему, то вы, возможно, чувствовали неловкость, хотя и не понимали почему. Кому же не хочется быть продуктивным и компетентным специалистом и развиваться дальше? Во всяком случае, современные руководители охотно оценивают и поощряют своих подчиненных. […]
Современный руководитель уже не выступает как жесткий и сильный авторитет, который отдает распоряжения и принимает решения. Он практикует форму мягкой власти, «приглашая» сотрудников к разговору об «успехах», чтобы «достичь максимального удовольствия от работы». Забудьте о том, что до сих пор существует четкая асимметрия власти между руководством и подчиненными, а одни цели намного более реальны, чем другие. Например, недавно на моей (в остальном замечательной) работе предложили сформулировать «видение» развития нашего института. Когда я сказал, что нам нужно стремиться стать средним институтом, это не вызвало воодушевления. Я имел в виду, что это реалистичная и достижимая цель для маленького университета в датской провинции. Но теперь все должно быть «мирового уровня» или входить в «топ-5», а путь туда, несомненно, доступен только тем, кто сосредоточен на возможностях и успехах. Это можно назвать принудительным позитивом. Годится только лучшее, а чтобы его добиться, надо просто не бояться мечтать и мыслить позитивно.

Обвинение жертвы

Как утверждают критики принудительного позитива, в том числе и вышеупомянутая Барбара Хелд, чрезмерная сосредоточенность на позитиве может привести к такому явлению, как «обвинение жертвы». Это значит, что всевозможные человеческие страдания или неприятности объясняются тем, что человек недостаточно оптимистично и позитивно относится к жизни или что у него недостаточно «позитивных иллюзий», которые защищают некоторые психологи, включая Селигмана. Позитивные иллюзии — это внутренние представления человека о самом себе, немного искаженные в лучшую сторону. То есть человек считает себя немного умнее, способнее и эффективнее, чем есть на самом деле. Результаты исследования (хотя они не вполне однозначны) говорят о том, что люди, страдающие от депрессии, на самом деле смотрят на себя более реалистично, чем те, кто от депрессии не страдает. Однако существуют опасения, что из-за позитивного подхода общество требует от людей быть позитивными и счастливыми и это парадоксальным образом создает страдания, так как многие чувствуют вину, если не всегда счастливы и успешны. […]
«Жизнь трудна, но это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна»
Другая причина критики, которая тем не менее связана с предыдущей, — это преуменьшение роли контекста, что характерно для некоторых аспектов позитивного подхода. Если утверждается, что счастье человека зависит не от внешних факторов (социально-экономическое положение и так далее), которые якобы играют очень незначительную роль, а от внутренних, то вы сами виноваты, если несчастливы. Как пишет Селигман в своем бестселлере «В поисках счастья», уровень счастья лишь на 8–15% определяется внешними обстоятельствами — например, живет человек при демократии или диктатуре, богат он или беден, здоров или болен, образован или нет. Важнейший источник счастья, утверждает Селигман, кроется во «внутренних факторах», которые поддаются «сознательному контролю». Например, можно создавать позитивные чувства, благодарность, прощать обидчиков, быть оптимистом и, конечно, полагаться на свои ключевые сильные стороны, которые есть у каждого человека. Получается, что для того, чтобы стать счастливым, нужно найти свои сильные стороны, реализовать их и вырабатывать в себе позитивные чувства. Подчеркнутое значение «внутреннего», которое якобы поддается сознательному контролю, ведет к возникновению проблематичной идеологии, согласно которой нужно просто не отставать от других и развиваться — в частности, развивать способность к позитивному мышлению, чтобы выжить в культуре ускорения.

Брюзжание

Барбара Хелд предлагает альтернативу принудительному позитиву — жалобы. Она даже написала книгу, где рассказывает, как научиться брюзжать. Это что-то вроде литературы по саморазвитию для жалобщиков. Книга называется «Хватит улыбаться, начинайте брюзжать» (Stop Smiling, Start Kvetching). «Кветч» — слово из идиша, и точнее всего оно переводится как «брюзжание». Я не специалист по еврейской культуре (почти все знания о ней я почерпнул из фильмов Вуди Аллена), но мне кажется, что традиция жаловаться на все и вся способствует счастью и удовлетворенности. Как приятно собраться вместе и побрюзжать! Это дает обширные темы для разговоров и определенное чувство солидарности.
Основная мысль книги Хелд заключается в том, что в жизни никогда не бывает хорошо все абсолютно. Иногда все просто не так плохо. Значит, причины для жалоб всегда найдутся. Падают цены на недвижимость — можно посетовать на обесценивание капитала. Если же цены на недвижимость растут, можно пожаловаться на то, как все вокруг поверхностно обсуждают растущий капитал. Жизнь трудна, но, по мнению Хелд, это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна. Когда спрашивают, как дела, ожидается, что мы скажем: «Все отлично!». Хотя на самом деле все очень плохо, потому что вам изменил муж. Учась фокусироваться на негативном — и жаловаться на него, — можно выработать в себе механизм, который помогает сделать жизнь более сносной. Однако брюзжание — это не только способ справляться со сложными ситуациями. Свобода жаловаться связана с умением смотреть в лицо реальности и принимать ее такой, какая она есть. Это дает нам человеческое достоинство, в отличие от поведения вечно позитивного человека, который яростно настаивает, что не бывает плохой погоды (только плохая одежда). Бывает-бывает, мистер Счастливчик. И как приятно жаловаться на погоду, сидя дома с кружкой горячего чая!
Нам нужно вернуть себе право брюзжать, даже если это не ведет к положительным изменениям. Но если может к ним привести, то тем более важно. И обратите внимание, что брюзжание всегда направлено вовне. Мы сетуем на погоду, политиков, футбольную команду. Виноваты не мы, а они! Позитивный подход, напротив, направлен вовнутрь — если что-то не так, надо работать над собой и своей мотивацией. Во всем виноваты мы сами. Безработные не должны жаловаться на систему социальной помощи — а иначе можно прослыть лентяем, — ведь можно просто взять себя в руки, начать мыслить позитивно и найти работу. Надо просто «поверить в себя» — однако это однобокий подход, который сводит важнейшие социальные, политические и экономические проблемы к вопросу мотивации и позитивности отдельного человека. […]

ПЕТЛЯ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ОЛИГАРХОВ



Александр Пановсобкор «Новой», ВашингОБСУДИТЬ


К 1 февраля 2018 года американское министерство финансов, при поддержке разведки, готовит доклад об «индивидуальных санкциях» против российских олигархов и чиновников — «финансовой обслуги» российских властей. В американскую столицу зачистили гонцы из России, чтобы заручиться поддержкой юристов и лоббистов и избежать попадания в черные списки.
Группа международных экспертов: американский дипломат с 35-летним стажем Дэниэл Фрид, в недавнем прошлом — «главный по санкциям» в администрации Обамы, профессор экономики из Швеции Андерс Ослунд, в прошлом работавший правительственным советником в России и на Украине, бывший экономический советник президента Путина в 2001—2005 годах Андрей Илларионов, а также ученый и публицист Андрей Пионтковский — в статье для сайта Атлантического совета США (Atlantic Council) сформулировали критерии отбора «фигурантов» будущего «кремлевского доклада», которых, в соответствии с законом № 3364 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), может ждать замораживание финансовых активов и запрет на въезд в США. В статье 241 этого закона говорится, что
в докладе должны быть рассмотрены связи этих лиц с Владимиром Путиным, установлена их причастность к коррупции, оценен размер их состояний и источники дохода.
Одним из признаков «близости к режиму», отмечают эксперты, является причастность (открытая или скрытая) к «агрессивным (и незаконным) действиям путинского режима». К таковым они относят вмешательство России в американские президентские выборы 2016 года; «военную агрессию» в отношении Грузии и Украины, в том числе аннексию Крыма; бомбардировки гражданского населения в Чечне и Сирии; убийства Юрия Щекочихина, Анны Политковской, Александра Литвиненко, Сергея Магнитского, Бориса Немцова и других оппозиционных политиков, гражданских активистов, журналистов, адвокатов.
Второй признак — участие политических деятелей, бизнесменов и полугосударственных субъектов, близких к «путинскому режиму», в коррупционных схемах, позволивших им «обогатиться за счет российского народа».

Семь ключей коррупции

Авторы предлагают американским составителям «кремлевского списка» семь категорий его будущих фигурантов:
  • политические деятели, полугосударственные организации, бизнесмены, несущие ответственность за агрессивные, коррупционные или преступные действия в Российской Федерации и за ее пределами. Отдельно выделяются лица и организации, которые сотрудничают с Кремлем в организации наемников, действующих на Украине и в Сирии, в ведении кибер- и информационных войн и т.д;
  • ближний круг «друзей Путина из Санкт-Петербурга», с которыми он занимался бизнесом в начале 1990 годов. Как утверждает профессор Карен Давиша, автор книги «Путинская клептократия: кто владеет Россией?», основанной на открытых источниках в прессе, архивах разведки «Штази», интервью с дипломатами и журналистами-расследователями из разных стран, бывшие коллеги президента из ленинградского и дрезденского КГБ, которых он привел с собой в Кремль, имели связи с организованной преступностью;
  • «золотые дети», их тоже считают нужным «посчитать», несмотря на известную формулу: «сын за отца не отвечает». Некоторые члены «ближнего круга» Путина передали часть активов детям, которые в ряде случаев заняли руководящие должности в компаниях;
  • личные друзья Путина, исполняющие роль «хранителей» его «личных активов». Имена некоторых из них были раскрыты в «панамском досье». Они, по данным российского Forbes, значительно увеличили свое состояние в последние годы;
  • крупные бизнесмены, получающие выгоду от ведения совместного бизнеса с Кремлем. Некоторые из них являются совладельцами компаний вместе с членами «ближнего круга» Путина. Авторы статьи предлагают отделять сегодняшних олигархов от тех, кто сделал состояния до прихода Путина к власти и, чтобы выжить, «вынужден платить дань Кремлю». Включение таких лиц в «кремлевский доклад» не соответствовало бы целям, заявленным в статье 241. Нельзя наказывать российских бизнесменов только за размер состояния, убеждены эксперты. С другой стороны, где та тонкая грань, между «добровольным» и «принудительным» финансированием олигархами кремлевских мероприятий и операций — открытых и скрытых?
  • коррумпированные менеджеры государственных компаний, обязанные своим положением близким отношениям с Путиным и использующие свой статус для хищения средств;
  • руководители полугосударственных компаний, принадлежащих лицам, которые отмечены в предыдущей категории.
Понятно, что наиболее известные имена попадают в список санкций сразу по нескольким категориям. Точнее, они уже значатся в санкционных списках США и Евросоюза. Но вот «золотые дети», менеджерское звено, а также олигархи с прежних, ельцинских, времен — это новое, они теперь тоже могут попасть под каток американской Фемиды. И тогда жизнь российской элиты будет изменена извне — насильно и бесповоротно, если только ничего не изменится внутри Кремля.

Секретность умножает страхи

За составление санкционных списков отвечает Office of Foreign Assets Control (OFAC) министерства финансов США. Это ведомство в 2014 году включило в санкционный список Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов и Юрия Ковальчука (они, как здесь считается, входят «в ближний круг президента Путина»). Позже к ним добавился глава «Роснефти» Игорь Сечин и др.
Подготовка доклада Конгрессу проходит в режиме секретности, значимых утечек в американскую прессу нет. Однако, как утверждает интернет-издание the Bell, беседовавшее с российскими участниками списка Forbes, они в курсе этого положения закона и признаются, что крайне озабочены тем, как не оказаться в черном списке. Чтобы навести справки о том, что происходит, им приходится летать в Вашингтон, нанимать юристов и лоббистов. The Bell называет фамилии потенциальных фигурантов «кремлевского доклада»: Олег Дерипаска, Михаил Фридман, Алишер Усманов, Роман Абрамович.
«К такому не подготовишься», — заявил the Bell один из участников списка Forbes.
Самым надежным способом избежать неприятностей юридические консультанты называют развод с женой с оформлением на нее активов. Недавние громкие разводы на слуху российской общественности, теперь остается гадать об их истинных мотивах.
Угроза введения новых ограничений сделала российского лидера «токсичным активом» для деловой элиты, сообщает Reuters. Агентство опросило два десятка человек в деловых и политических кругах. Многие рассказали об «атмосфере страха и беспокойства» среди бизнесменов, которые боятся попасть под американские санкции. «Люди в напряге. Ситуация подвешенная. Признают тебя близким к Путину — поди докажи, что это не так. Судиться за свои активы против США трудно», — заявил источник Reuters из крупной российской компании. Его босс решил даже реже появляться на публичных мероприятиях с участием Путина.
Еще один анонимный менеджер, работающий на предпринимателя из списка Forbes, жалуется Reuters: «Руководство (страны) не верит, что санкции будут по жесткому сценарию. Они все живут в параллельной реальности. Никто не хочет слушать бизнес».
Что произойдет с «кремлевским докладом» Конгрессу — вопрос открытый. Ответ зависит от решительности администрации Трампа. Остаются серьезные сомнения в том, не будет ли Белый дом саботировать фактически навязанный ему Конгрессом закон о санкциях, подписанный Трампом 2 августа. Помимо России, в нем фигурируют Иран, Северная Корея и международный терроризм, но вопросы о готовности администрации последовательно выполнять закон возникают только по России.
Важно, что доклад Конгрессу не имеет прямой юридической силы. Его должны заслушать по три комитета в каждой из палат: по иностранным делам, финансам и банковской деятельности. Доклад носит открытую форму, но может содержать засекреченные части.
Подразумевается, что за докладом должны последовать конкретные шаги исполнительной или законодательной власти. Замораживанием активов коррупционеров в рамках борьбы с отмыванием денег и другими финансовыми преступлениями занимаются FATF (Группа по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег) и Управление министерства финансов по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN). Как полагают авторы статьи, после этого американские власти могут перейти к «легальному процессу возвращения незаконно полученных активов российскому народу». В регулировании режима санкций также участвуют Государственный департамент (запрет на въезд на территорию США), Министерство обороны, Министерство энергетики, Министерство юстиции, Министерство торговли и другие ведомства. Статья 241 предусматривает возможность введения «вторичных санкций», запрещающих зарубежным компаниям и гражданам сотрудничать с лицами из санкционного списка под угрозой лишения доступа на американский рынок и в американскую финансовую систему.
Так что, потенциально все это более чем серьезно для олигархов, чиновников из «ближнего круга» и их родственников. Но что будет в реальности?

«Всё или ничего»

Пока действия администрации Трампа по реализации закона CAATSA противники президента называют «тихим саботажем». В Госдепартаменте распустили отдел, занимавшийся координацией санкционной политики, с трехнедельным опозданием чиновники администрации представили Конгрессу список российских компаний, с которыми американским и зарубежным партнерам под угрозой санкций будет запрещено сотрудничество с 29 января будущего года. Крупнейшие американские СМИ предсказывают замену на посту госсекретаря Рекса Тиллерсона на нынешнего директора ЦРУ Майкла Помпео. Помимо разногласий президента и госсекретаря по ряду вопросов внешней политики — Афганистан, Ближний Восток и др. (Россия здесь не фигурирует), похоже, есть место и личной обиде. В октябре пресса сообщила о том, что минувшим летом Тиллерсон в разговоре с военными обозвал Трампа moron (болван, или кретин). После этого госсекретарь публично несколько раз назвал президента «умным», но при этом так и не опроверг сообщение NBC о данной им крайне нелестной характеристике Трампа. Впрочем, президент назвал сообщения об отставке Тиллерсона «очередным фейком» журналистов.
Трамп, неоднократно объявлявший «фальшивыми новостями» сообщения о вмешательстве России в выборы и о связях людей из его штаба с российскими политиками и бизнесменами, возможно, хотел бы спустить на тормозах «кремлевский доклад». Но «российская тема», периодически затухающая в местных СМИ, в эти дни в очередной раз вернулась в заголовки новостей.
Дело в том, что бывший советник президента по национальной безопасности генерал Майк Флинн признал себя виновным в даче ложных показаний ФБР. Обвинения были предъявлены Флинну в рамках специального расследования, проводимого Робертом Мюллером в отношении возможного вмешательства России в президентские выборы 2016 года.




Прокуроры утверждали, что Флинн солгал ФБР в январе, давая показания о своем разговоре 29 декабря 2016 года с российским послом Сергеем Кисляком. В беседе с ФБР Флинн отрицал, что попросил Москву «воздерживаться от эскалации ситуации» в ответ на санкции, введенные США. Флинна обвиняли еще в том, что он солгал о своей просьбе к Кисляку отложить голосование по резолюции Совета Безопасности ООН, которая якобы прозвучала в разговоре 22 декабря 2016 года. Теперь генерал заявил, что вел переговоры с российской стороной по указанию Трампа, и обещал сотрудничать со следствием, «чтобы все исправить».
Это плохо для президента. Все помнят, что Трамп называл советника «хорошим парнем», напрямую просил главу ФБР Джеймса Коми закрыть дело Флинна, а затем — после отказа — уволил самого Коми. Вспомним еще о бывшем советнике по внешней политике Джордже Пападопулосе, тоже сознавшемся в том, что лгал о контактах с российским правительством. Вспомним, что под следствием остается бывший глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт, официально обвиненный пока только по «украинским делам».
Признания Флинна — нынешние и будущие — закладывают юридическую основу для потенциального импичмента Трампа.
Отставка директора ФБР Коми после признания виновности Флинна может рассматриваться как «препятствие правосудию» со стороны президента — а это уголовное преступление, являющееся поводом для отрешения от должности. Зависит от Конгресса, когда нажать на эту кнопку в полную силу.
Захочет ли Трамп — ради того, чтобы еще дальше не портить и без того отвратительные отношения с Москвой, — откладывать или как-то саботировать «кремлевский доклад» об олигархах и «ближнем круге» и тем самым обострить и без того плохие отношения с Конгрессом? В условиях нагнетания «российской темы» на страницах СМИ и в стенах Капитолия президент вряд ли будет подставляться под очередной залп критики законодателей и спекуляций в прессе о его «непонятных» симпатия к Путину.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..