четверг, 16 июля 2020 г.

РУССКИЕ СТАРОВЕРЫ В БРАЗИЛИИ

ГОРЯЧЕЕ 16 июля 2020

Конфликт арабов с евреями неразрешим и поиски мира бессмысленны. Как бессмысленны попытки избавить род людской от зависти, жадности, ненависти и злобы. Просто взгляните на карту, и вы никогда не сможете понять, почему арабам, владеющим миллионами квадратных километров территорий на земном шаре, вдруг чем-то помешала малая полоска приморского пляжа, где расположилось Еврейское Государство.

Агент покойного выкреста Березовского, лютый враг Трампа - Юрий Фельштинский, опубликовал статью, в которой напрямую обвиняет президента Чехии - Милоша Земана в путинизме, и прямом потворстве шпионам Кремля в стране. Каждый раз, страдая национальным эгоизмом, ищу корни подобного пафоса в позиции критика и критикуемого. Фельштинский, как давний пропагандист идей Сороса и автор Нью-йорк-Таймс, наверняка друг "палестинского народа". Тогда как Земан убежден, что посольство Чехии обязательно следует перенести в Иерусалим. Вот и получается, что Фельштинский - и мой враг, когда как Земан, сторонник он Путина или нет, - мой друг.
"23 января 2020 резидент Чехии Милош Земан заявил, что прилагает усилия, чтобы перенести посольство страны из Тель-Авива в Иерусалим. "Я уверяю вас, что понимаю символическое значение этого акта для вас", - говорится в обращении Земана в книге "Помнить о Холокосте, бороться с антисемитизмом!", представленной на Форуме памяти Холокоста в четверг". Из СМИ

В России ныне бунтуют два региона: народ в Хабаровске сильно недоволен арестом губернатора по подозрению в убийстве - ставленника антисемитской партии Жириновского и некий поп, юдофоб и черносотенец, захватил власть в монастыре, и оттуда призывает народ свергнуть "сионистскую власть в Кремле". Сам Кремль, на сей раз, не торопится приструнить бунтующих: глас народа, всё-таки. И подобное неудивительно. Удивительны восторги либералов России по поводу этих сомнительных очагов протеста. Судя по всему, им безразлично, кто может прийти к власти в России. Нынешнюю, явно неразумную оппозицию, волнует лишь демократический процесс, с обязательной сменой руководства.

Удивляет меня вот что: левые СМИ по всему миру уже победили на выборах президента США в ноябре этого года. Либеральные фашисты взяли большинство в Сенате, а марионетка Обамы и Х. Клинтон уже занял кабинет в Белом доме. Любое решение Трампа, повторю, ЛЮБОЕ, сопровождается ремаркой, что вскоре оно будет отменено новой властью. И как здесь не вспомнить, что точно такой же "хор победителей" звучал четыре года назад. У граждан США и "мировой общественности" не должно было быть ни тени сомнений, что Клинтон обязательно станет президентом. То ли не боится левотня сглазить, то ли, как малые дети, испытывают наслаждение от одного лишь предчувствия победы, а то и уговаривают избирателя присоединиться к большинству. В любом случае, выглядит все это так же мерзко, как выглядели постоянные реляции о достижениях и победах со страниц советской печати в СССР.

Тем не менее, биржи мира растут, вакцина против "короны" вот-вот появится, в Нью-Йорке смертность сошла к НУЛЮ. Все эти цифры и факты голосуют за Трампа. В то время, как за левых, как правило, одни слова, вопли и заклинания... Ну, и беды разные. Там где беды, там и левые.

ПЬЯНЫЙ ФИКУС

Пьяный фикус

1
О моей свадьбе кто-то сочинил анекдот. Говорили, что придя домой и увидев большое скопление народа, я решил, забыв по рассеянности о собственной свадьбе, что у меня скончалась больная бабушка, и с диким криком: «Бабушка!!!» бросился наверх по лестнице.
Но, в общем, свадьба была такая, как все свадьбы в Тбилиси. Были обычные недоразумения, типа кто-то не так пьет. Наконец в четыре утра мы с супругой остались наедине. Вдруг слышим стук с балкона. Появился некто черный с шампуром, на который был нанизан кусок сгоревшего мяса.
Дело в том, что папа привез из села целого барана, и кто-то из гостей решил приготовить на балконе шашлык. Было холодно – седьмое ноября. Гость выпил, чтобы согреться. Добавил. И… заснул. Мясо сгорело. Он сам закоптился так, что был похож на туземца.
Хорошо хоть, моя супруга была к такому готова: она преподавала физику студентам из Туниса и Марокко. Они были старше ее, но к ней относились с большим уважением. Через несколько дней мы были свидетелями на свадьбе одного из ее студентов, хотя он и знал, что мы – евреи. (Но это было еще не самое страшное. Однажды в Москве я пил с одним из командиров палестинского террористического отряда. А потом мы вместе с ним пели «Хава нагила»).
Еще через несколько дней сослуживец супруги пригласил нас на вечеринку. Стол был накрыт в лучших традициях грузинского гостеприимства. Выращенная на кукурузе живность отливала естественным желтым цветом. В сациви было достаточно орехов, а в лобио – достаточно перца. Горячие хачапури и мчади оказали бы честь любому столу. Тамадой был столетний дедушка коллеги. Говорят, что его папа в свое время перепил и переговорил самого Александра Дюма-старшего. Наконец наступил исторический момент. Директор училища подошел ко мне. В руках у него был рог неимоверных размеров, наполненный вином. Он обратился к моей супруге:
– Посмотрим, какой мужчина твой муж, – и дал мне в руки рог.
И это не было шуткой. Я взял в руки рог и стал с несчастным видом осматриваться по сторонам. Жена умоляла:
– Выпей, а то меня засмеют.
– Если выпью, концы отдам, – пробормотал я.
– Ну как-нибудь. Для меня. Если ты меня хоть каплю любишь.
«Благословенна да будет новобрачная!»
Я приготовился погибнуть во имя любви, мысленно посылая последнее «прощай» молодой жене. И вдруг… За спиной я увидел большую кадку с фикусом. Воспользовавшись приходом новых гостей, отвлекших от меня внимание, я вылил большую часть вина в кадку. Потом допил остатки. Подержал пустой рог над головой. Честь семьи была спасена. Но я опасался за здоровье фикуса. Все-таки он вырос не в Грузии. Потому я попрощался и сказал:
– У моего друга день рожденья. И там мне нужно выпить еще два таких рога.
После этого жене прибавили зарплату. Еще бы, такого джигита-мужа отхватила. Это не всякий сможет – три таких рога выпить…

СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ

 16 ИЮЛЯ 2020, 17:13

Уверен, что значительная часть журналистов, выступающих сейчас в поддержку Ивана Сафронова, до момента ареста либо совсем ничего про него не знала, либо просто что-то слышала. Впрочем, знаменитых на всю страну репортеров и так почти не осталось.
Мы широко известны в узких кругах – к тому же Иван писал на такую специфическую тему, как ВПК, у которой и читатели особые и не массовые. Тем не менее, масштаб солидарности не дотягивает разве что до битвы за Ивана Голунова. Никакого парадокса в этом нет. Мы спасаем не просто конкретного человека, но и самих себя и свою профессию. На пути власти, которая хочет превратить Россию в пионерлагерь строго режима, с колючей проволокой, ежедневными молитвами, капустой в бороде, деревянными счетами и ядерной боеголовкой в сарае, по сути, стоят только журналисты и общественные активисты.
В народе есть стихийное ощущение того, что в стране творится какая-то дичь и хреномуть, но для того, чтобы это ощущение стало четким знанием, людям нужна информация. И не правы те, кто говорят, что роль журналистики преувеличена, что есть инстаграм и Ютуб и люди все сами расскажут, покажут и узнают. В нашей стране роль прессы всё еще велика. Если ее убить, то останется одна пропаганда и развлекуха. Дело против Сафронова – это дело против всей нашей профессии. Может быть у чекистов не было буквальной задачи запугать всех журналистов, но по факту получается близко к этому. И чтобы не мелочиться, выдвигается максимально тяжелое и безумное обвинение в госизмене. И любой из нас не может не примерять это на себя. Может быть не в измене, но в оправдании терроризма обвинить могут любого – и пример Светланы Прокопьевой это великолепно подтверждает.
Свобода слова сперва была задушена, а потом задушенную ее еще начали топить. Поэтому мы боремся за свою профессию. Тут, наверное, должна прозвучать пафосная фраза о пользе обществу, которую приносят журналисты. Что они не дают вам спать спокойно, пытаются донести до людей правду жизни и ее боль и всё в таком духе. Но не будем лукавить. Власти воспринимают прессу как прислугу. Оппозиция считает, что сама с помощью интернета прекрасно справится.
А публика, глядя на пропагандонов, считает, что все мы продажны и являемся юношами и девушками с пониженной социальной ответственностью. И тем не менее, если задушенную прессу еще и утопят, то это почувствуют даже те, кто не читает газет и не слушает радио. А на правосудие мы давно не рассчитываем. Поэтому утопающая пресса может спасти себя только сама.

"Битуах Леуми": коронавирусная болезнь может быть признана производственным заболеванием

"Битуах Леуми": коронавирусная болезнь может быть признана производственным заболеванием

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
"Битуах Леуми": коронавирусная болезнь может быть признана производственной травмой
В официальном канале Института национального здравоохранения ("Битуах Леуми") в Telegram сообщается, что лица, лица, заразившиеся коронавирусом на рабочем месте, могут быть признаны "заболевшими на производстве".
Это означает, что Институт национального страхования оплатит время нахождения на больничном, а в случае инвалидности, ставшей следствием болезни, работник может подать просьбу о выплате ему пособия.
В сообщении подчеркивается, что "Битуах Леуми" не оплачивает дни "профилактического" карантина, если работник не заразился и не заболел.

ПИКОВАЯ ДРАМА


 

Печковский, действительно, сидел. Но за то, что, оказавшись на оккупированной территории, пел перед населением и оккупантами. После войны получил 10 лет. Но в лагере "занимался своей профессиональной деятельностью". Когда освободился, на большую сцену его уже не пускали: выступал в домах культуры.
Но помню, что после войны по ленинградскому радио были после полуночи замечательные концерты классической музыки. В этих концертах звучали и записи Печковского, без указания исполнителя. Мне очень нравилась Застольная из Отелло Верди, практически не звучавшая в отличии от других арий Верди.
А теперь читайте эту историю.
Еще. История, рассказанная ниже,для Печковского, видимо, последствий не  имела, так как уже после этого он получил звание Народного артиста республики и орден Ленина.

ПИКОВАЯ ДРАМА

Пиковая драма

Юрий Магаршак и Борис Григорьевич Магаршак
Трагедия произошедшая при исполнении оперы "Пиковая Дама" в Кировском театре в 1937 году

Сижу у Родителей в их Нью Йоркской квартире. Слушаем прекрасно сделаный лет тридцать назад фильм по опере Пиковая Дама. Хорошие голоса. Хорошие краски. Хорошая погода. Хорошее самочувствие. Идиллия одним словом. И вот, когда Герман, которого играл (но не пел) знаменитый киноактер Стриженов, а пел (но не играл) не менее знаменитый тенор Анджапаридзе, пропел знаменитое: “Что наша жизнь? Игра! ” мой папа вдруг оживился и вспомнил. 
Вспомнил, как шесть десятков лет назад, в 37 году он был в Ленинградском Кировском Театре, в дореволюционную бытность Мариининском (которому кстати сказать, его дореволюционную бытность недавно вернули). Давали (как тогда говорили) Пиковую Даму, где партию Германа исполнял знаменитый тенор Печковский (Замечу, кстати, что, в отличие, например, от Италии, тенор в России может быть знаменитым – но не более. Великим в России может быть только бас. А бас в русских операх - как заметил самый известный российский бас 21-ого века - это такой низкий бас, что всем басам бас. По сравнению с басовыми партиями русских опер басовые партии в операх Верди и Моцарта - баритоны. Информация к размышлению - или просто некстати). Тридцать седьмой год, повторяю. Петербургская осень. Ноябрь уж наступил Погода мерзкая. Климат кошмарный. Жизнь, сами понимаете, в полной гармонии с погодой и климатом. Борьба с вредителями. Дружные всенародные подьемы следуют один за другим. Процессы над изменниками и уклонистами. Радость от ритма марша в котором идут. Сурово насупленные надбровные дуги. Бурные и самозабвенные ликования. Население охваченное поголовной бдительностью. Бессонные ночи в ожидании стука в дверь. Здравицы вождю. Десять лет без права переписки. И на таком жизнеутверждающем фоне разворачивается сюжет оперы как бы занесенный из другого мира – мира нарядно одетых людей и нормальной жизни. С балами, на которых танцуют мазурки, и игорными домами, в которых выигрывают деньги. Без классовой борьбы, всенародных подъемов, приговоров врагам, радости от марширования, очередей у окошечка НКВД, коллективного ликования и всего остального. Жизни, похожей на сказку, не смотря на безумие Германа и самоубийство Лизы в Лебяжьей канавке. Которые сравнительно с реальностью, окружающей сцену со всех сторон, казались публике просто мелкими неприятностями, о которых она могла только мечтать. Да и то молча Можно было даже сказать, что оба главных героя оперы сравнительно легко отделались. И в самом деле: им бы наши заботы! Я имею в виду заботы тридцатых годов. А, впрочем, и последовавших за ними. Вплоть до того светлого времени, которое жизнеутверждающе окружает нас с вами сегодня со всех сторон.
И вот, когда Герман-Печковский, в полном соответствии с либретто, поставив на семерку и выиграв во второй раз за вечер (ну а за все постановки оперы в совокупности наверно, в двухтысячный) пропел знаменитое:
 “Что наша Жизнь?"
…он сделал паузу – знаменитую ПАУЗУ, известную всем Ленинградским опероманам как пауза Печковского,
во время которой зал замер, улавливая каждую вибрацию, каждый шорох и каждый нюанс тембра прославленного голоса, доносимого до самого последнего ряда самого последнего яруса; глаза затуманились,
а в мозгах (моего восемнадцатилетнего папы, как и пяти тысячах полушарий головных мозгов остальных зрителей) проносилось, как эхо:
Что наша жизнь? Что наша жизнь???… 
и пространство между сценой и зрителями наполнилось чем то неведомым и невиданным, делая зримыми не только звуки, но и тишину между ними - чудо производимое настоящим искусством на его настоящих ценителей
и
даже на настоящих невежд,
зал, повторяю я, сидел, как один человек, завороженно замерев, и, превратившись в одно суперживое существо,
ждал известного со школьной скамьи ответа на вопрос,
что же собственно есть наша жизнь,
не вполне совпадающего с марксизмом-ленинским,
но в силу его классичности признанного кем-то,
не исключено даже что лично Вождем,
безвредным и потому допустимым к публичному произесению в арии;
а пауза меж тем все длилась и длилась, и вопрос
Что наша жизнь?
Что наша жиизнь??
Что наша жииизнь???…
вот вот должен был разрешиться в полном соответствии
с либретто и партитурой,
все вдруг услышали, как чей-то густой и раскатистый баритон с галерки четко пропел, идеально попав в тональность, мелодию и ритм: 
 Говноооооооооооо!”
В зале начался гомерический хохот. Сменившийся бурей оваций. Потом опять хохот. Потом опять овация. Смеялись все. За исключением Германа-Печковского. Который молча стоял посреди сцены и тоже трясся, но было не вполне ясно, от смеха ли.
И когда он все же пропел каноническое: «Игра» – как то сумбурно и невпопад (а впрочем, как после такого вмешательства жизни в либретто пропеть впопад, я не знаю. С какой интонацией вы бы пропели слово ИГРА после подобного кренделя, будь вы Печковским и окажись на месте Печковского? А?) в зале вдруг стало тихо. Так тихо, что было слышно, как скрипнули чьи то сапоги и видно, как кто то, чеканя шаг ими, вышел из царской ложи.
Здание театра Оперы и Балета (традиционно употребляемых в этом словосочетании в единственном числе, почему-то), разумеется, было мгновенно оцеплено. Люди в штатском и в не штатском, с собаками и без собак искали врага народа, давшего ответ на вопрос: Что Наша Жизнь? - идущий в полный разрез с действительностью и ее высшей формой – пролетарской диктатурой. Нашли ли этого баритона, а если да, то какое справедливое возмездие он понес, было ли заведено дело на смешливых сообщников диверсанта и имело ли это происшествие последствия для знаменитого тенора Страны Советов Печковского, неизвестно. Известно только, что когда мой молодой папа через несколько лет пошел на Пиковую Даму в следующий раз, Печковского уже не было. Ни на сцене, ни в театре, ни даже среди фотографий актеров. Его уже посадили. Но за что именно и инкриминировали ли певцу паузу между словами Игра и Жизнь, сыгравшую наруку врагу и позволившую тому произвести диверсию, отец мой не знает. Более того: многие годы об этом происшествии он вообще никому не рассказывал. Вплоть до того времени, когда бояться расстрела за подобный рассказ было уже нечего, когда за него можно было получить всего навсего семь лет-восемь лагерей строгого режима, не более.

ТЕАТРАЛЬНЫЕ КУРЬЕЗЫ

Театральные курьёзы 
  
На одном из спектаклей "Евгения Онегина" пистолет почему-то не выстрелил. Но Онегин не растерялся и ударил Ленского ногой. Тот оказался сообразительным малым и с возгласом: "Какое коварство! 
Я понял все - сапог отравлен!" - упал и умер в конвульсиях.

Гастроли провинциального театра, последний спектакль, трезвых нет. 
Шекспировская хроника, шестнадцать трупов на сцене. Финал. Один цезарь над телом другого. И там такой текст в переводе Щепкиной-Куперник:
"Я должен был увидеть твой закат иль дать тебе своим полюбоваться".
И артист говорит:
- Я должен был увидеть твой...
И он текст забыл, надо выкручиваться, по смыслу, а это стихи, проклятье - но он выкрутился! Как поэт!!
Он сказал:
- Я должен был увидеть твой... конец!
И задумчиво спросил:
- Иль дать тебе своим полюбоваться?..
И мертвые поползли со сцены.

Итак - имеется прославленный (и заслуженно) актер и имеется его завистник, который всяко его подсиживает, гадит и т.д., причем бездарен на удивление. Ну вот этот завистник всеми правдами и неправдами "выбил" себе роль Дон Гуана, столкав ненавистного соперника на роль Статуи Командора. Играет отвратно, и Статуя всатвляет отсебятину: "Как низко может падать человек!" Публика в восторге и освистывает Дон Гуана. Естественно, тот решил отомстить. Назавтра другая пьеса, где знаментость играет Наполеона, а завистник - эпизодическую роль генерала, который вручает Наполеону письмо, каковое тот потом читает вслух. Пьеса новая, роли еще едва разучены, так что Наполеон пиьсмо просто реально переписал и вложил текст в конверт. Завистник, будучи в курсе, что Наполеон письмо помнит плохо, вытащил текст из конверта и вложил пустой лист бумаги - дескать, вот не сможешь ты вспомнить текст, тут-то и обгадишься перед публикой. Итак - соответствующий момент спектакля, Наполеон вскрывает конверт, видит, что перед ним чистый лист, отлично понимает, кто ему устроил этакую жабу - и... небрежно вручает этот лист генералу со словами: "Прочтите, генерал, мне сами вслух!"

История. которую мне рассказал мой отец, в молодости сам актер, так что за достоверность ручаюсь.
Приезжает Папазян в провинциальный театр - играть Отелло. И выдают ему в качестве Дездемоны молоденькую дебютанточку. Она, естественно, волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения. на сцене такая вся из себя целомудренная кровать под балдахином. И вот легла эта самая дебютантка за этим балдахином ногами не в ту сторону. Открывает Отеоло с одной стороны балдахин - а там ноги. Ну - что поделать, закрыл Отелло балдахин и этак призадумался тяжко. А Дездемона сообразила. что лежит не в том направлении, и... ага, перелегла. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там... НОГИ!
После чего продолжать трагедию было, как вы понимаете, уже невозможно.

На сцене провинциального театра уездного города NN идет один из премьерных показов «Ромео и Джульетты». Актер, играющий Ромео, юн, старателен и до крайности взволнован. Спектакль идет своим чередом и благополучно близится к трагическому финалу. Ромео произносит последний монолог, в котором есть такие слова:

О чем, когда мы ехали верхами,
Дор́огой говорил мой человек?
Не о предполагаемом ли браке
Джульетты и Париса? Или нет?

Актер же, мчась на всех парусах к завершению своей роли, торопливо выпаливает:

О чем, когда мы ехали верхами,
Дор́огой говорил мой человек?
Не о предполагаемом ли браке
Ромео и Джульетты?..

В зале замешательство; Ромео, растерянно:
…или нет:
Ромео и Париса!

В зале легкое оживление; Ромео, испуганно:
ИЛИ НЕТ!!!
Джульетты и Париса!!!!
Аплодисменты, заглушающие несколько истеричных всхлипов в первых рядах.

...утренний спектакль, назначенный на 1 января. В каком состоянии, собрав все мужество и волю, артисты выходят после новогодней ночи, можно только представить. И вот 1 января, чтобы порадовать детей, во МХАТе традиционно дают "Синюю птицу". Артист Владимир Правальцев играл роль Хлеба. Вместе с детьми - Тильтилем и Митилью, а также Огнем, Водой и другими персонажами чудесной сказки он приходит во дворец Ночи. Хлеб обращается к Ночи:
- В силу того, что я стар и опытен и преисполнен любви и преданности детям, я являюсь их единственным защитником. Поэтому я должен вам предложить вопрос - каким путем нам бежать отсюда?
Очевидно, новогодняя ночь внесла в сознание актера путаницу. На его лице отразилась мучительная борьба слов и предложений. Он начал:
- В силу того, что я стар и опытен...
Молчит. И вместо того, чтобы посмотреть на суфлера, готового ему подсказать продолжение фразы, он начинает выпутываться сам. Смотрит на Тильтиля и Митиль, которых всегда играли во МХАТе женщины, и собравшись с силами, произносит:
- В силу того, что я стар и опытен... я очень люблю... девочек.
Все, кто находился в этот момент рядом с Хлебом, расползлись в кулисы, и только Ночь, подвешенная на качелях, сильнее уцепилась за деревянные перекладины, чтобы не рухнуть он хохота вниз.

1 января. В театре юного зрителя, дневной, детский спектакль. Радость детишкам, мука родителям, актерам и персоналу театра мука в кубе. Актер никаковский, у него текст: «Кто там светит нам в ночи?». И по темному заднику из кулисы в кулису пробегают три актера со светящимися фонариками и покрикивают: «Мы, ночные светлячки».
Все очень просто, только не 1 января.
Этот: «Кто там светит нам в ночи?». Светлячков нет.
Этот опять: «Кто там светит нам в ночи?». Ноль признаков светлячков.
Он опять повторил, ну не мог же актер знать, что три «светлячка» в гримерке продолжают новогоднюю ночь, и им фиолетово, кто там светит кому в ночи.
Когда актер в пятый раз гаркнул: «Кто там светит нам в ночи?», не выдержал монтировщик, который тоже человек, и с 31 на 1 …, в общем, парень был плох.
Так вот, он взял два фонаря, вывалил с ними на темную сцену, а где там их подкрутить, чтоб они зажглись, так и не разобрался. Пытался он фонарики-то зажечь, пытался и не смог, и так расстроился, что хотел помочь, да не смог, что на очередной крик: «Кто там светит нам в ночи?», швырнул фонари на сцену и громко, в злобе, сказал: «Да это мы, блин, ночные светлячки, только нас не видно ни хрена!»

Одно время в театрах было запрещено пользоваться стартовыми пистолетами. Категорически приписывалось пользоваться на сцене макетами оружия, а выстрелы подавать из-за кулис. В одном театре на краю каменоломни стоит связанный комсомолец, а фашист целится в него из пистолета. Помреж за кулисами замешкался. Выстрела нет и нет. Фашист ждал-ждал и в недоумении почесал себе висок дулом пистолета. В этот самый момент грянула хлопушка помрежа! "Фашист", будучи артистом реалистической школы, рухнул замертво. Тогда комсомолец, понимая что вся ответственность за финал легла на него, с криком "Живым не дамся!" бросается в штольню. Занавес.

В одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал "Гpозy" Остpовского.
Как многие, наверно, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pекy. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А здесь вышел облом: нет, не дают, никого нет и т. п. В одном месте им пpедложили батyт. Делать нечего, взяли, но в сyматохе (или намеpенно) забыли пpедyпpедить актpисy. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy... и вылетает обpатно. С кpиком... И так несколько pаз... Актеpы с тpyдом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе... В этот момент один из стоящих на сцене с пpоизносит:
- Да... Hе пpинимает матyшка-Волга...
Актеpы, коpчась, падают, актpиса визжит, зpители сползают с кpесел...

По спектаклю, Карандышев отговаривает текст: "Так не доставайся же ты никому" и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время так: реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает - Лариса падает. Премьера, ля, ля тополя... "Так не доставайся же ты никому", наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: "Так вот умри ж!"
перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: "Я убью тебя!", третья осечка.
Лариса стоит. Вдруг из зала крик: "Гранатой ее глуши!".
Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги. Режиссер час бегал по театру за реквизитором с криком: "Убью, сволочь!!!". На следующий день, вечером, опять "Бесприданница", с утра разбор вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: "Но ведь не я гильзы делал, ну сыр ые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел, и упала бы". Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев: "Так не доставайся же ты никому!", наводит пистолет, у реквизитора опять осечка.
Вдруг, с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты - молотками по железу, осветитель бьет лампочку. Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять. Из зала крик: "Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши!

Игралась в театре некая героическая музыкальная драма - с любовью, смертями и прочей патетикой. И вот за несколько часов до спектакля обнаруживается, что местная прима объелась мороженого и заглавную партию петь никак не может. Голос сел. Как говорится, всерьез и надолго.
Режиссер - в панике: билетов, как на грех, раскупили много. И тут... в общем, совсем как в голливудском сюжете на тему "Так становятся звездами". Является к режиссеру одна молоденькая хористочка и заявляет, что она всю жизнь мечтала об этой роли, что она знает все арии, что она готова без единой репетиции все отпеть и отыграть, и т.д. , и т.п. Ну, режиссеру, в общем-то, деваться особо некуда. Он машет рукой и выпускает юное дарование на сцену. Но как только занавес поднялся и дарование открыло свой прелестный ротик, тут же обнаружилось, что голливудский сценарий в степях Украины ну никак не проходит. Поет юное создание прескверно, играет еще хуже. Режиссер за сценой мучается. Но не останавливать же спектак ль, раз начали! Доходит дело до второго акта.
Кульминация: героиня встречается со своим бывшим возлюбленным и в самый патетический момент призывает его: "Вбий мене!" (т.е. "убей меня!" - спектакль идет по-украински). И герой должен совершить свое черное дело. Ну, юное дарование на сцене, как положено, раскидывает руки и восклицает: "вбий мене!". Герой бросается на нее с бутафорским ножом и тут... Надо полагать, что лицо у артиста и вправду было зверское - намучился с партнершей за спектакль! Но так или иначе, а юная хористочка испугалась всерьез. И в последний момент отскочила в сторону. А стало быть, и не дала себя заколоть - как по роли положено. Оба стоят. Что делать - никто не знает. В конце концов хористочка решает продолжить с той же точки.
Опять раскидывает руки и кричит: "вбий мене!". Герой - на нее. А она, с перепугу - опять в сторону! В общем, повторилась история и в третий раз.
Но тут уже герой изловчился, отловил-таки девицу и, как положено по роли, "убил". В это т момент за сценой должен был грянуть патетический хор. Но хор не грянул. Не грянул он потому, что все хористы и хористки стояли, согнувшись пополам, или катались по сцене (за задником) в припадке неудержимого хохота. А хохотали они потому, что режиссер спектакля, стоя рядом с ними и видя, что творится на сцене, стал биться головой о ближайшую трубу и приговаривать: "Поймай ее, суку, и убей! Поймай ее, суку, и убей!

Абакан. Сей славный город, помимо того что является столицей автономной республики Хакассия, имеет два драматических театра - один, так сказать, городской, а второй - республиканский. Вот в нем и произошла эта невероятная, но совершенно правдивая история. Ставили бессмертное творение А. С. Пушкина "Евгений Онегин". В одной из последних сцен, Евгений (Е) прибывает на бал к своему старому другу (Д) и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог:

Е. - Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?
Д. - Так то жена моя.
Е. - Так ты женат?
Д. - Уже два года!
Ну, и далее по ходу пьесы.

Так вот. Во-первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А, во-вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были брат и сестра. Вот что из этого получилось.
Премьера. Зал битком набит местным бомондом и просто любителями театра.
Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно... его нет... находит глазами Татьяну... Далее диалог:

Е. - Кто там... в ЗЕЛЕНОВОМ берете?
Д.(которого перемыкает от данной реплики...) - Так то СЕСТРА моя!
Е.(который чувствует, что что-то не то происходит, но до конца еще не осознал...) - Так ты СЕСТРАТ?!
Д. - Уже два года!
Обычно такие вещи проскальзывают мимо внимания публики, но в этот раз зал грянул... и, увы, не аплодисментами...

Однажды в "Евгении Онегине" секундант перепутал пистолеты и подал заряженный Ленскому. Ленский выстрелил, Онегин от неожиданности упал.
Ленский, чтобы как-то заполнить понятную паузу, спел известную фразу Онегина: "Убит!". Секундант в замешательстве добавил:
"Убит, да не тот" 

Израиль: индекс потребительских цен снизился на 0,8%

Израиль: индекс потребительских цен снизился на 0,8% | Фото:16.07 14:13   MIGnews.com

Израиль: индекс потребительских цен снизился на 0,8%


В Израиле в начале 2020 года индекс потребительских цен упал на 0,8%.

Об этом свидетельствует отчет Центрального бюро статистики.




В частности, в июне индекс упал на 0,1%. С начала 2020 года он снизился на 0,8%, а за последние 12 месяцев – на 1,1%. В мае заметно подешевели фрукты и овощи (7,6%), культурные мероприятия и развлечения (1,2%), обувь (0,8%) и транспорт (1,5%).




В свою очередь, цены на жилье упали на 0,7% в апреле-мае по сравнению с мартом-апрелем текущего года. Однако, за последний год в целом недвижимость подорожала на 2%.

Онлайн-продажи в Израиле увеличились на 100%


Онлайн-продажи в Израиле увеличились на 100% | Фото:16.07 15:19   MIGnews.com

Онлайн-продажи в Израиле увеличились на 100%


Израильские сети розничной торговли сообщили о значительном скачке онлайн-продаж на фоне пандемии коронавируса и карантинных ограничений. По данным сетей, на прошлой неделе количество онлайн-заказов увеличилось на 100% по сравнению с предыдущей неделей.

В отчете добавляется, что резкий рост заказов может задержать поставки, как в разгар первой волны вспышки. "Мы наблюдаем увеличение в продажах в магазинах и в интернете с начала месяца, но то, что происходило на прошлой неделе - безумие", - сообщил один из предпринимателей Calcalist.




В свете увеличения спроса, сети готовятся к увеличению запасов продукции. "Мы увеличили количество заказов от поставщиков до 25%, в зависимости от типа продукта", - пояснил генеральный директор одной из сетей на условиях анонимности. По его словам, это в первую очередь касается сухих продуктов, таких как консервированный тунец, макароны и мука.




"Мы не ожидаем, что будет наплыв, подобный тому, который был зафиксирован во время первой волны, потому что люди осознали, что продовольственные магазины остаются открытыми и нет недостатка в еде, но осторожность, безусловно, привела к увеличению объема покупок", - говорится в сообщении.




Министерство здравоохранения сообщило в четверг утром, 16 июля, о новом максимуме в 1 898 новых случаев COVID-19 за сутки. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу признал возможность повторного карантина.

Кризис подчас принимает смешные и нелепые формы

Кризис подчас принимает смешные и нелепые формы

До того смешные, что даже и писать об этом как-то неловко. Скажут, автор совсем уже на пустяки переключился. Но тем не менее.
Например, вчера с удивлением обнаружил, что лечо по-болгарски Velada, которое всегда было довольно вкусным, стало состоять практически из одной жесткой, плохо проваренной морковки, утопленной в томатной пасте. Ну, попадается и перец, но это так, больше для видимости.
Удешевили, так сказать, технологию.
То есть предполагается, что обыватель настолько отупел от забот, пандемии и тяжёлой жизни, что даже не увидит разницу.
А тот, кто увидит и больше уже не купит – тот сильно умный, а такой клиент нам не нужен. Нам лохи ушастые нужны.
И второй вывод, извлекаемый из этой несчастной морковки: потребителя настолько не уважают, что не считают нужным даже указывать на этикетке процент составляющих. А ведь это обязательно не только в Германии, но и, например, в Украине, которую наши пропагандисты так полюбили называть “недоевропой”. Так в России и рождаются кукурузные хлопья “Медовые” (содержание мёда 0,03%), паштет “С гусиной печенью” (гусиная печень – 0,00005%), сыр “С белыми грибами” (0,00000000001% грибов).
После 2014 года и резкого падения рубля прилавки уже были завалены совершенной дрянью – “сливочным маслом” из маргарина, “молоком” с говяжьим жиром (для нажористости), “шоколадом” из пальмового масла или “сервелатом” с невообразимым составом. Длилось это все пару лет, потом потребитель разобрался и количество дряни вроде бы приуменьшилось…
Но как оказалось, ненадолго…

Британская королевская семья начала производство своего джина

Британская королевская семья начала производство своего джина

Бутылка стоит 40 фунтов, но зато он эксклюзивный
Photo copyright: pixabay.com
Поступление в продажу официального джина британской королевской семьи, который делается на основе трав, произрастающих в саду Букингемского дворца, привлекло внимание британских СМИ. Журналисты The Times приобрели и провели дегустацию напитка, назвав его вкус деликатным и цветочным. Его нельзя назвать дешевым, поскольку бутылка стоит 40 фунтов, но зато он эксклюзивный.
Доходы от продаж пойдут в Royal Collection Trust, который собирает коллекцию произведений искусства для королевской семьи, а теперь еще и занимается производством изысканного алкоголя.

«Бювка» на Киевщине

«Бювка» на Киевщине

К 80-летию Великого террора
У украинского хлебопашца Отто Марцинковского, проживавшего в селе Татариновка Сквирского района Киевской области, до революции была большая семья. Четверых сыновей вырастил и выучил Отто. Всё думал, станут ему на смену, и любовь прививал к земле-матушке. Но жизнь распорядилась иначе.
Троих сыновей в начале Первой мировой войны призвали в армию, защищать Российское Отечество. Старший, Эразм, воевал пехотинцем на самых сложных участках Западного фронта. Средний – Иосиф, стал отменным писарем, готовил приказы командования, а в час тишины, на привале, писал письма домой неграмотным сослуживцам. Третий сын – Пётр, храбро воевал и дослужился до офицера, стал поручиком царской армии. И только самый младший из сыновей, Виктор не «нюхал пороху», в силу своего возраста не служил ни белым, ни красным. Всё это позже будет зачтено советской властью.
После войны и подписания Брестского мирного договора сыновья дружно включились в восстановление разрушенного войной хозяйства. В 20-е годы, после победы советской власти в гражданской войне жизнь начала налаживаться. Благо все грамотные, семейные, серьёзные. Петр имел троих детей, и в мирной жизни, как бывший офицер дослужился до главного бухгалтера селекционной станции. С финансами работали и два других брата: Эразм кассиром Рабкоопа, а Иосиф был бухгалтером местного филиала Киевоблторга, воспитывал своих двух дочерей, да племянницу с десяти лет. Виктор, у которого жене было 26, растил восьмилетнего сына Александра и работал в артели «Кожизделия».
Нежданно нагрянули «буйные» 30-е – сплошной страх и тотальные подозрения. После проведенных арестов и заключения под стражу в местной тюрьме, 18 мая 1938 года братьям было предъявлено обвинение в преступлении, предусмотренном ст. ст. 54-6, 54-11 Уголовного кодекса УССР – шпионаж и контрреволюционная деятельность.
А Марцинковский Пётр, кроме того, обвинялся ещё и «…как участник националистической польской повстанческой организации (ПОВ), проводивший контрреволюционную агитацию с целью отторжения Украины от СССР». (1).
В протоколе допроса Пётр, со слов следователя, заявил: «В состав к/р националистической Польской повстанческой организации, т.н. «Боювки» я был вовлечён своим шурином Иосифом Красуцким в 1925 г. (арестован органами НКВД в 1937-м). По своим убеждениям я был ярым польским патриотом. Красуцкий целиком разделял мои националистические взгляды и высказывал мне свои планы ведения борьбы с существующим строем с целью отторжения Украины от СССР и присоединения её к Польше. Работая в различных учреждениях и совхозах разных районов, я передавал последнему сведения шпионского характера о настроениях колхозников, наличии тягловой силы, автомашин, тракторов и состоянии дорог». (2).
На вопрос оперуполномоченного: «Кто входил в состав вашей контрреволюционной националистической организации?», последовал ответ: «…В разное время в организацию были вовлечены:
Ксёндз Буяльский (арестован НКВД в 1932 г. и уже осужден),
Козловская Мария, арестована за связь с польской разведкой,
Козловский Николай, работал бухгалтером в городе Казатине,
Врублевский, арестован в 1937 году органами НКВД,
Сергиевский, бывший директор школы, арестован в 1937 году,
Мои родные братья: Марцинковский Иосиф Оттович,
Марцинковский Виктор Оттович,
Марцинковский Эразм Оттович,
Раковский Тадеуш, житель с.Самгородка, Сквирского района». (3).
Вечером того же дня после проведенной с ним «воспитательной» работы, Пётр Марцинковский вынужден признать себя виновным в предъявленном обвинении.
В протоколе допроса Эразма Марцинковского записано: «Среди польского населения, проживающего на территории Сквирского района, и, особенно, среди польской молодёжи, я проводил широкую националистическую агитацию, доказывая ей необходимость отторжения правобережной Украины и присоединение её к Великой Польше в границах 1870 года. Всячески восхваляя фашистский режим в Польше, доказывал его преимущества над советским строем. Кроме того, распространял слухи о близости войны Польши и СССР, и поражении в этой войне Советского Союза. Помимо этого, проводил шпионскую работу, собирал и передавал Красуцкому сведения о мощности совхозов, их технике, состоянии железных дорог и мостов». (4).
В ходе допроса Виктора следствие констатирует, что и он являлся членом националистической польской повстанческой организации «Боювка». «В ПОВ входил, но оружия у нас не было. Виновным по обвинению себя признаю». И подпись: «В.Марцинковский». (5). Последние четыре слова подчёркнуты красным карандашом, что выдаёт удовлетворение прокурора.
При допросах Тадеуша Раковского 21 мая 1938 года фиксируются те же обвинения и идентичные признания, а также факт передачи собранной информации Красуцкому, который через ксёндза Буяльского, якобы передал их польскому консулу в Киеве. (6).
Доказательства преступной деятельности обвиняемых, c точки зрения следователя, были собраны. Их вина доказана, в связи с чем составлено обвинительное заключение, утверждённое военным прокурором на всех пятерых участников контрреволюционной организации. Текст этого документа уместился на трёх стандартных листах, а проходящие по делу фигуранты обвинены в шпионской деятельности в пользу Польши.
Затем следственное дело №146450 направляется на рассмотрение «Тройки» Киевского областного управления НКВД, которая оперативно выносит нужное ей решение – высшая мера наказания. (7).
Расстрельные карточки.
В выписке из заседания «Тройки» при КОУ НКВД от 25 сентября 1938 г. (протокол №272) указано, что все пятеро: Марцинковский Пётр Оттович, Марцинковский Эразм Оттович, Марцинковский Виктор Оттович (по паспорту – Антонович), Марцинковский Иосиф Оттович (Антонович) и Раковский Тадеуш Онорович подлежат расстрелу, а лично принадлежащее им имущество – конфискации. Документ подписан начальником I-го спецотдела – Шлёпченко. (8).
К делу приложено свидетельство о смерти Петра Марцинковского, которая наступила 7 августа 1938 года в Бело-Церковской тюрьме. А подшитые тут же выписки гласят, что приговор Особой «Тройки» от 25.09.1938 г. над осуждённым к высшей мере наказания – расстрелу, Петром Марцинковским приведен в исполнение лишь 3 октября 1938 г. Внизу – подпись сотрудника НКВД Альтзицера с оттиском угловой печати. На лицо – явная нестыковка дат и реальное сокрытие причин смерти арестованного, а также места его захоронения в Белой Церкви еще в августе 1938 года. (9).
Фото Петра Марцинковского до и после ареста.
Сделанные при аресте два маленьких фото бывшего офицера царской армии П.О.Марцинковского с биркой на шее да клочки тайной переписки на польском языке – все, что осталось от погибшего по вине энквдистов человека, причина смерти которого так и не была установлена. (10).
Перехваченная межкамерная записка к старшему брату.
Вот так бесславно закончилась история гибели группы, так называемых контрреволюционеров и «шпионов», т.е. советских граждан польской национальности, которые никакими шпионами или антисоветчиками быть не могли, о чем свидетельствует их последующая реабилитация. Дело прекращено за отсутствием состава преступления в действиях расстрелянных. Правда восторжествовала, но какой ценой!
Помните, наши идеологи с пеной у рта доказывали, как могуч Советский Союз, как велика в нём дружба народов, как «сквозь грозы сияло нам солнце свободы! (из Гимна). „To nie jest prawda“, обман: никогда в СССР не решался национальный вопрос.
Самая «демократическая» Конституция 1936 года, уже через год после принятия, была грубо попрана, в стране нагнеталась атмосфера страха и подозрений. Наступала эпоха «поиска ведьм». Фальсификация уголовных дел, незаконные репрессии, массовые расстрелы и мерзкое недоверие к нацменьшинствам в стране с многонациональным укладом, методично подтачивали устои Советского государства и, поэтому, рано или поздно оно должно было рухнуть, что и случилось в 1991 году.
Советская власть не покаялась за содеянное зло против собственного народа, а нераскаянность за преступления имеет свойство к рецидиву, т. е. повторению. Вот до этого бы не дошло…
Фото семьи Марцинковских из архивно-уголовного дела (имена на снимке не указаны).
А. Колос, историк
Список использованной литературы:
Центральный Госархив общественных орг-ций Украины – ЦГАООУ,
  1. У/дело № 64549 ф.п. Марцинковского П.О. и др., л.д. 7
  2. Там же, л.д., 37–39
  3. там же, л.д., 40–41
  4. там же, л.д., 48
  5. там же, л.д., 66
  6. там же, л.д., 69
  7. там же, л.д., 74–77
  8. там же, л.д., 78–79
  9. там же, л.д., 82–85
  10. Амонс А.І., «Биківнянська трагедія», К., 2006, стр. 361.
Расстрельный протокол №272 КОУ НКВД
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..