четверг, 24 сентября 2015 г.

ФИЛОСЕМИТ АНТОН МАКАРЕНКО

Филосемитизм советского воспитателя Макаренко


Великий советский воспитатель малолетних преступников Антон Макаренко калёным железом выжигал антисемитизм в своих колониях. Он считал, что у людей нужно поднимать на высоту их лучшие национальные особенности. Главным менеджером колоний Макаренко стал Борис Клямер.
Педагог и писатель Антон Семенович Макаренко (1888-1939) известен как автор системы перевоспитания в коллективе юных правонарушителей. У этой системы, одобренной некогда на государственном уровне, всегда были сторонники и противники. Макаренко писал, что на заре его педагогической деятельности чиновники вышестоящих инстанций зачастую разговаривали с ним «по-аракчеевски»: «Мы этот ваш жандармский опыт прихлопнем. Нужно строить соцвос (социалистическое воспитание), а не застенок». Теперешние критики системы Макаренко называют ее «чекистской». Между тем, труды Макаренко были переведены на многие европейские языки, и его система воспитания доказала свою эффективность в отсталых странах (каким был СССР в 1920-30-е).
Как ученый-педагог Макаренко честен. Например, он признался, что потерпел фиаско на ниве перевоспитания женской половины криминального мира. «В деле перевоспитания, – писал Макаренко, – нет ничего труднее девочек, побывавших в руках. Другие девушки – зелень против неё, девчонки, в то время когда она уже женщина, уже испытавшая то, что для других тайна, уже имеющая над мужчинами особую власть, знакомую ей и доступную. В этих сложнейших переплетах боли и чванства, бедности и богатства, ночных слез и дневных заигрываний нужен дьявольский характер, чтобы наметить линию и идти по ней, создать новый опыт».

Главным воспитательным рычагом Макаренко считал труд. Собственно, все его книги посвящены одному – созидательному труду, способному увлечь подростка и дать ему профессию для будущей жизни.
Особое место в воспитательной практике Макаренко занимало отношение к евреям. В то время антисемитизм хоть и строго наказывался, но на низовом уровне он процветал. В то же время Макаркнко считал, что евреи – это важный положительный элемент в перевоспитании криминальной среды.
В 1920 году Макаренко организовал под Полтавой маленькую колонию из несовершеннолетних преступников, переживших вместе со всеми ужасы Гражданской войны. Большинство колонистов были украинцами. Евреи-подростки, случайно уцелевшие во время тотальных погромов того времени, составляли незначительное меньшинство, в основном это были круглые сироты, не имевшие даже дальних родственников. Колония, само собой, была заражена бациллой антисемитизма. Рассказ Макаренко, который приводится ниже, интересен, но в нем много недомолвок:
«Неожиданно у нас открылся антисемитизм.
До сих пор в колонии евреев не было. Осенью в колонию был прислан первый еврей, потом один за другим ещё несколько. Один из них почему-то раньше работал в губрозыске, и на него первого обрушился дикий гнев наших старожилов.
В проявлении антисемитизма я сначала не мог даже различить, кто больше, кто меньше виноват. Вновь прибывшие колонисты были антисемитами просто потому, что нашли безобидные объекты для своих хулиганских инстинктов, старшие же имели больше возможности издеваться и куражиться над евреями.

Фамилия первого была Остромухов.
Остромухова стали бить по всякому поводу и без всякого повода. Избивать, издеваться на каждом шагу, могли отнять хороший пояс или целую обувь и дать взамен их негодное рванье, каким-нибудь хитрым способом оставить без пищи или испортить пищу, дразнить без конца, поносить разными словами и, самое ужасное, всегда держать в страхе и презрении – вот что встретило в колонии не только Остромухова, но и Шнайдера, и Глейсера, и Крайника. Бороться с этим оказалось невыносимо трудно. Всё делалось в полной тайне, очень осторожно и почти без риска, потому что евреи прежде всего запугивались до смерти и боялись жаловаться.
Только по косвенным признакам, по убитому виду, по молчаливому и несмелому поведению можно было строить догадки.
Все же совершенно скрыть от педагогического персонала регулярное шельмование целой группы колонистов было нельзя, и пришло время, когда разгул антисемитизма в колонии ни для кого уже секретом не был».

Макаренко оказался в очень трудном положении. Как заявил один из воспитанников, евреев надо было защищать от всей колонии. В свою очередь, положение евреев день ото дня становилось тяжелее: они ходили с синяками, их избивали ежедневно, особенно усердствовал некий Осадчий. По словам Макаренко, он не был антисемитом, но безнаказанность вдохновляла его на очередные дикие выходки, которые воспитанники считали геройством.
Развязка, однако, неумолимо приближалась. После очередного эксцесса в столовой Макаренко вызвал Осадчего в кабинет и, показав на избитых евреев, спросил, не его ли эта работа. Ответ был прост и ужасен: «Ну что такое! Подумаешь, два жидка. Я думал, вы что покажете».
И вдруг педагогическая почва с треском и грохотом провалилась подо мною. Я очутился в пустом пространстве. Тяжелые счёты, лежавшие на моем столе, вдруг полетели в голову Осадчего. Я промахнулся, и счеты со звоном ударились в стену и скатились на пол. В полном беспамятстве я искал на столе что-нибудь тяжелое, но вдруг схватил в руки стул и ринулся с ним на Осадчего. Он в панике шарахнулся к дверям, но пиджак свалился с его плеч на пол, и Осадчий, запутавшись в нём, упал. Я опомнился: кто-то взял меня за плечи».

На этом рассказ об антисемитизме заканчивается. Макаренко или не мог, или не хотел объяснить природу антисемитизма в обществе изгоев. И борьба с этим злом для него не более чем борьба с любым нарушением дисциплины, как, скажем, обыкновенная драка или игра в карты. Возможно, Антон Семёнович искренне считал, что другого не дано. Он не стал проводить душеспасительные беседы, хотя тогда лекции на тему социальной природы антисемитизма были в моде.
Сам Антон Семёнович принадлежал к филосемитам. В своих записках «Типы и прототипы персонажей Педагогической поэмы» Макаренко досказал судьбу евреев-колонистов. И здесь налицо честность гражданина и художника: все они без исключения добились успеха на интеллектуальном поприще:
«Остромухов. Он приходит в Куряж (с 1926 г. – место нахождения колонии, близ Харькова) стройным колонистом. Мечтает быть инженером. Поступает на рабфак.
Шнайдер. Проводит всё время линию на квалифицированного рабочего и добивается своего.
Глейзер. Уже с первой главы в нём проявляются наклонности юриста. Он подает свои советы в строго официальной форме во всех конфликтах. Поступает в социально-экономический институт.
Крайник. Он успокаивается после всего пережитого, у него обнаруживается спокойное остроумие типа Векслера. Он музыкален, попадает в оркестр и всегда носится со скрипкой или с другими музыкальными инструментами. На все события отзывается спокойным юмором, его любят. Поступает в музыкальный техникум».

У героя «Педагогической поэмы» Соломона Борисовича Когана был прототип – Борис Самойлович Клямер. Его появлению на страницах «Поэмы» предшествовал разразившийся над колонией финансовый кризис.
Безымянный начальник из ЧК в качестве последнего средства спасения посоветовал использовать «этого энергичного человека».
Приобретение было неоценимое. Через несколько дней по колонии забегал 60-летний еврей с больным сердцем, ожирением, одышкой и прочими болячками, но: «…у этого человека внутри сидит демон деятельности, и Соломон Борисович ничего с этим демоном поделать не может. Соломон Борисович не принёс с собой ни капиталов, ни материалов, ни изобретательности, но в его рыхлом теле без устали носятся и хлопочут силы, которые ему не удалось истратить при старом режиме: дух предприимчивости, оптимизма и напора, знание людей и маленькая простительная беспринципность, странным образом уживающаяся с растроганностью чувств и преданностью идее. Очень вероятно, что всё это объединялось обручами гордости, потому что Соломон Борисович любил говорить:
«Вы ещё не знаете Когана! Когда вы узнаете Когана, тогда вы скажете». Он был прав. Мы узнали Когана, и мы говорим: это человек замечательный».
В итоге простительная беспринципность демона инициативы привела колонию Макаренко к экономическому расцвету. Логика Когана сводилась к тому, что несколько сот трудолюбивых людей в состоянии себя прокормить: «Что такое? Сто пятьдесят коммунаров не могут заработать себе на суп? А как же может быть иначе? Разве им нужно шампанское? Или, может, у них жены любят наряжаться?»

Вот эпизод с приобретением дешёвой одежды для детей: «Какой может быть вопрос? Мальчикам же нужны штаны. И не нужно за триста, это плохие штаны, а нужно за тысячу.
– А деньги? – спрашивают хлопцы.
– У вас же есть руки и головы. Прибавьте четверть часа в день в цеху, я вам сейчас достану тысячу рублей, а может, и больше, сколько там заработаете».
И действительно, мастерили всё: клубную мебель, кроватные углы, парты, стулья, ударники для огнетушителей, маслёнки, шили трусы и ковбойки. Но вершиной бурной деятельности неугомонного еврея стал настоящий завод электроинструментов с импортными станками –«Вандереры», «Самсоны Верке», «Тильдмейстеры», «Рейнекеры»; затем он организовал производство фотоаппаратов – знаменитой «лейки». В то время это было равнозначно производству электронной техники. Но самое удивительное, что мудрому Соломону удалось добиться введения зарплаты для коммунаров. Указание на непедагогичность этого шага было мгновенно парировано:
«Мы же должны воспитывать, я надеюсь, умных людей. Какой же он будет умный человек, если он работает без зарплаты?
– Соломон Борисович, а идеи, по-вашему, ничего не стоят?
– Когда человек получает жалованье, так у него появляется столько идей, что их некуда девать. А когда у него нет денег, так у него одна идея: у кого бы занять? Это же факт».

Обвинив великого педагога в насаждении буржуазных отношений и меркантильных идей, его лишили любимого детища: «Советская педагогика стремится воспитать в личности свободное проявление творческих сил и наклонностей, инициативу, но ни в коем случае не буржуазную категорию долга. Мы не можем входить в обсуждение всех заявлений автора, касающихся производства. Может быть, с точки зрения материального обогащения колонии это и полезное дело, но педагогическая наука не может в числе факторов воспитания рассматривать производство и тем более не может одобрить такие тезисы автора, как «промфинплан есть лучший воспитатель».
Был забыт и принцип Макаренко опираться на национальные особенности колонистов (лучшее – поощрять, плохое – отсеивать). С конца 1930-х в СССР (и даже в его колониях) могли жить только советские люди.
(Цитаты: Савелий Дудаков, «Этюда любви и ненависти», издательство РГГУ, 2003)
ТОЛКОВАТЕЛЬ

ВОРЫ В ЗАКОНЕ. ФИЛЬМ

Воры в законе фильм о русской мафии Видео


 
Опубликовано: 6 нояб. 2012 г.
Документальный фильм о русской мафии (Александра Гентелева),
к показу в России запрещён.
Известные авторитеты русской мафии в Европе:
-Леонид Билунов (Леня Макинтош)
-Виталий Демочка (Бандера)
-Алимжан Тохтахунов (Тайванчик).

МОСКВА. 1908. ФИЛЬМ

"НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ" ОТ Д.МЕДВЕДЕВА

"Новая реальность": Медведев рассказал россиянам о новой модели роста экономики и назвал восстановление отношений с Западом неизбежным

время публикации: 23 сентября 2015 г., 23:43
последнее обновление: 00:04
блогпечатьсохранитьпочтафото
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев выразил уверенность в том, что рано или поздно антироссийские санкции будут отменены, а отношения РФ и Запада вернутся в нормальное состояние
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев выразил уверенность в том, что рано или поздно антироссийские санкции будут отменены, а отношения РФ и Запада вернутся в нормальное состояние. Кроме того, главными приоритетами страны он назвал макроэкономическую стабильность, в том числе сбалансированность бюджета и последовательное доведение инфляции до целевого значения, и признал, что Россия исчерпала возможности успешного развития за счет притока финансовых ресурсов из-за рубежа. Об этом глава кабинета министров написал в своей программной статье под названием "Новая реальность", опубликованной в "Российской газете".
По словам самого Медведева, эта статья является "попыткой проанализировать масштабные изменения, происходящие сегодня в мировой экономике и напрямую влияющие на ситуацию в нашей стране". "Они, с одной стороны, создают возможности для ускоренного развития и одновременно устанавливают ограничения, с которыми нам приходится считаться", - пояснил он. . "При наличии разнообразных точек напряжения, локальных, региональных и иных кризисов в мире сохраняется неустойчивое состояние, из которого нет быстрого выхода. Говоря в том числе о ситуации, в которой находится Россия, вряд ли возможно и ее быстрое ухудшение (хотя именно это нам предсказывали еще недавно), и быстрый выход на траекторию такого роста, который был характерен для предыдущего десятилетия. Дело не только в геополитике и не в санкциях - ими можно объяснить лишь часть проблем. Сама геополитика и санкции являются результатом действия более общих и фундаментальных причин - глубокой трансформации системы миропорядка", - пишет премьер.
Медведев отмечает, что цель РФ - "войти в группу стран с наиболее высоким уровнем благосостояния". "Присутствие в такой группе определяется размером ВВП на душу населения и связанным с этим уровнем эффективности экономики, показателем чего является прежде всего производительность труда", - объясняет он. При этом глава правительства признает, что на сегодняшний день РФ по многим социально-экономическим параметрам, по уровню развития человеческого капитала и культуры Россия уже является "одной из развитых стран современного мира".
"Достижение наших целей требует серьезных реформ. Это сегодня очевидно для всех. Нам придется перейти к такой модели развития, которая позволит более успешно конкурировать, чем до сих пор. Это совсем не прежняя парадигма "догнать и перегнать" по мясу, молоку, тракторам и чугуну. Надо научиться быть лучше и быстрее, и в этом состоит единственный путь к цели в современном меняющемся мире", - отмечает премьер.
"Структурные сдвиги в экономике и социальной сфере, на рынке труда всегда проходят болезненно. Но возникли и дополнительные трудности, связанные с внешними факторами. И поэтому у Правительства сегодня задача "двойной сложности" - даже в этих непростых условиях, проводя структурные преобразования, не допустить серьезного снижения уровня жизни людей", - подчеркнул Медведев.
Рассуждая о положении вещей на международной арене, Медведев отдельно остановился на термине "new normal" ("новая нормальность"). "Он появился пять лет назад, после окончания острой фазы глобального кризиса, и быстро завоевал популярность. New normal - "новая нормальность", или, пожалуй можно перевести его и как "новая реальность". Это те ключевые характеристики, которые будут определять развитие глобальной экономики на протяжении предстоящего периода - по сути, до следующего крупного, структурного кризиса. Можно спорить о корректности этого термина, но за прошедшие годы он не только закрепился в экономико-политической дискуссии", - объяснил премьер.
"Несмотря на текущий, во многом кризисный характер этих отношений (отношений с Западом - Прим. NEWSru.com), восстановление сотрудничества все равно неизбежно. Россия не собирается покидать Европейский континент ни экономически, ни политически, ни ментально. С тех пор как Екатерина II в "Наказе комиссии по составлению нового уложения" подчеркнула: "Россия есть Европейская держава", прошло почти 250 лет, и это, при всех гигантских переменах в мире, остается и будет оставаться истиной. Никто не должен рассчитывать оторвать нас от европейской цивилизации со всем ее культурным многообразием. Отношения могут меняться и в будущем, но стратегическое направление останется неизбежным - сотрудничество, партнерство, а при благоприятном развитии событий и формирование единого экономического пространства", - выразил надежду премьер-министр.


Новая модель роста экономики
В своей статье Медведев отмечает, что перед российскими властями прежде всего стоит задача обеспечения динамичных и устойчивых темпов экономического роста в средне- и долгосрочной перспективе. Однако здесь существуют и риски.
"С одной стороны, риск искусственного ускорения. Мы знаем по собственному опыту 1986-1989 годов, как стремление побыстрее разогреть экономику может обернуться катастрофой - даже если на какое-то время, на год-два, темпы роста действительно возрастут. А ведь за это кратковременное ускорение СССР заплатил еще и многократным ростом внешнего долга, за который потом, после распада страны, расплачивалась уже Россия", - отмечает премьер.
"С другой стороны, опасна и психологическая адаптация к низким и даже нулевым темпам, готовность принять их как данность. Это заметно по экономико-политической дискуссии последних лет. Такая психологическая установка, если она становится доминирующей в обществе, открывает дорогу к длительной рецессии", - подчеркнул Медведев. По его словам, ключевой задачей сейчас является обеспечение не просто темпов, а нового качества экономического роста.
В настоящее время многие справедливо говорят о необходимости формирования новой модели роста, поскольку и внешние, и внутренние условия развития России фундаментально изменились. "Они исчерпании возможностей успешно развиваться, опираясь на приток финансовых ресурсов с внешних рынков, сказано уже достаточно. Можно лишь добавить, что такой рост не очень чувствителен к инвестиционному климату", - отмечает глава кабмина.
По его мнению, теперь на первый план выходят условия, в которых работают российские предприятия, стимулы повышения производительности труда. "Комфортная среда для участников экономической жизни - вот самая общая формула модели, которая должна обеспечить новое качество роста. Для этого нужна консолидация усилий в четырех сферах, определяющих характер социально-экономического развития страны, - в макроэкономике, структурной политике, в развитии человеческого капитала, в системе государственного управления", - подчеркнул Медведев.
"Важнейший источник инвестиций - внутренние сбережения"
По мнению главы кабинеты министров, в сложившейся ситуации "необходимо сформировать современные механизмы финансирования экономического роста и модернизации". "Это немаловажно в любой ситуации, но в нынешней особенно. Россия сталкивается одновременно с закрытием многих внешних источников финансирования и со снижением цен на нефть. Причем разумнее исходить из того, что, по крайней мере, нефтяная конъюнктура долго будет оставаться низкой или даже экстремально низкой. Это однозначно требует большего внимания к внутренним источникам финансирования, к внутренним сбережениям, к повышению нормы накопления в экономике", - пояснил Медведев.
"Несомненно, государственные инвестиции должны сыграть здесь свою роль. Особенно теперь, когда они позволяют в определенной мере компенсировать невысокую активность частных инвесторов. Мы идем сейчас по этому пути, выделяя дополнительные ресурсы, предоставляя госгарантии, используя специализированные формы финансирования (Фонд развития промышленности, проектное финансирование при поддержке Центробанка и др.). Прибегаем к такому серьезному источнику, как Фонд национального благосостояния, используем такие способы государственного стимулирования, как инвестиционные льготы и инвестиционные контракты", - пишет Медведев.
Одновременно с этим он признает, что государственные инвестиции не могут быть главным источником роста на все времена. По его мнению, государство также не может превращать в такой источник печатный станок: свобода бесконтрольной эмиссии денег - одна из наиболее опасных свобод. "Ссылки на западный опыт эмиссионного стимулирования несостоятельны. Во первых, оно осуществляется в условиях дефляции (прямо противоположных нашим). Во-вторых, результаты не свидетельствуют о высокой эффективности этого механизма. И, в-третьих, эти меры уже превратились в проблему, перспективы решения которой никому не известны (достаточно вспомнить апокалиптические прогнозы о судьбе американского доллара)", - добавил Медведев.
"Привлечение частных инвесторов должно выйти на первый план в деятельности органов государственного управления всех уровней. Внимание к этой проблеме было ослаблено в предыдущие годы, поскольку существовал мощный приток финансовых ресурсов. Теперь и федеральным властям, и регионам, и муниципалитетам придется тщательно анализировать, что они могут сделать, чтобы предприниматель захотел инвестировать - причем инвестировать именно у них", - пояснил глава кабмина.
"Важнейший источник инвестиций - внутренние сбережения. С этой точки зрения необходимо рассматривать и развитие пенсионной системы. Речь идет об одной из ключевых проблем функционирования экономики. Ведь пенсионные накопления, а также страхование жизни могут стать важнейшими источниками "длинных денег". В этой связи нельзя обойти вниманием вопросы надежности и эффективности негосударственных пенсионных фондов. Пенсионными накоплениями еще надо научиться распоряжаться. Поэтому пенсионные фонды - это объект повышенного внимания со стороны государства, а организация контроля за деятельностью НПФ является важнейшей задачей финансового регулятора", - продолжил премьер.
"Несмотря на все геополитические сложности, санкции и разного рода ограничения, нельзя забывать и о проблеме привлечения иностранных инвестиций. Недооценка их означала бы, что мы принимаем навязываемую нам логику изоляции", - объяснил Медведев.
Полная версия статьи будет опубликована в журнале "Вопросы экономики", №10, 2015. В последний раз Медведев излагал свои взгляды на будущее страны в формате большой статьи в 2009 году, когда он занимал пост главы государства.

ДОВЕРЕННОЕ ЛИЦО ИМПЕРАТОРА

Он был доверенным лицом императоров, но ни на минуту не отказался от своей веры: помог опубликовать Вавилонский Талмуд и построил десятки синагог по всей Европе. Он был одним из самых богатых евреев и уважаемых раввинов XVII века. Почти три сотни лет назад умер Самсон Вертхеймер.
Он родился 17 января 1658 года в небольшом городе Вормс в семье Джозефа Вертхеймера. Семья была очень религиозная, и мальчик, конечно же, отправился учиться в иешиву – сначала на родине, в Вормсе, а потом в более серьезное учебное заведение – иешиву во Франкфурте-на-Майне. Впрочем, религиозное образование не помешало ему стать в первую очередь знаменитым финансистом. Он начал свою карьеру в качестве помощника известного банкира и дипломата Самуэля Оппенгеймера.
Оппенгеймер был не просто финансовым воротилой, он был незаменимой фигурой при венском дворе: кредитовал государственную казну, был доверенным лицом императоров, снабжал армию провиантом во время войн. В молодом Вертхеймере он мгновенно угадал своего преемника. И действительно, Самсон довольно быстро завоевал доверие при дворе. Вскоре почти каждая финансовая операция, которую предпринимали венские власти, проходила через Оппенгеймера и Вертхеймера.
Особым доверием Вертхеймер пользовался у императора Леопольда I. Тот осыпал мудрого еврея подарками и почестями, советовался с ним практически по всем вопросам, не принимал никаких серьезных решений, не выслушав мнение Вертхеймера. И, в общем, ни разу не прогадал. Вертхеймер обладал невероятным финансовым чутьем. Ему удавалось проворачивать такие финансовые и дипломатические операции, о которых придворным министрам оставалось только мечтать.
Одним из самых знаменитых его достижений стала свадьба двоюродного брата императора Леопольда с дочерью польского короля. Понятно, что не пышное торжество так порадовало императора: Вертхеймеру удалось выторговать у польского короля беспрецедентное приданое в миллион флоринов. И это изрядно поправило дела имперской короны. Леопольд не остался в долгу перед верным дипломатом – подарил ему свой портрет и премию в тысячу дукатов. Не миллион, конечно, но сумма для тех времен преогромная.
После смерти Оппенгеймера Вертхеймер стал главным финансистом при императорском дворе. Ни финансовые успехи, ни особое положение при дворе не заставило нашего героя отказаться от своей веры и корней. Более того, Вертхеймер добился, чтобы наряду с титулом придворного фактора (финансиста и поставщика) ему отдельным указом была гарантирована свобода вероисповедания. И он стал одним из самых уважаемых раввинов своего времени: писал философские и религиозные трактаты, помогал издавать Вавилонский Талмуд, участвовал в религиозных диспутах. И одновременно финансировал выкуп пленных и приговоренных, строительство иешив и синагог, существование еврейских общин во многих городах империи. Он никому и никогда не отказывал в помощи, хоть и был практически небожителем. Соплеменники гордились Вертхеймером, за глаза называли его «еврейским императором», а в глаза предлагали стать почетным раввином самых разных мест – от Венгрии и Моравии в Европе до Цфата и Хеврона в Святой земле.

Его дворцы и сады в Вене и во Франкфурте-на-Майне не уступали в роскоши поместьям самых именитых европейских аристократов. Всё это, конечно, не могло не раздражать его многочисленных завистников и противников. Особенно возмутительным положение Вертхеймера казалось одному из кардиналов. Он буквально ночей не спал – искал способ, как избавиться от «зарвавшегося еврея». Но император обожал Вертхеймера, а тот был на редкость предан короне. Уличить его в неверности или еще каких-то преступлениях было невозможно.
И кардинал пошел на крайние меры. Он явился к императору с предложением проверить еврея. «Ваше величество, спросите еврея, каково его состояние? Мне удалось заглянуть в его бухгалтерские книги, и цифры меня поразили, – подзуживал кардинал. – Поверьте, он обкрадывает корону и вас лично. А если он вам соврет, то казните его». Чтобы предотвратить попытки Вертхеймера использовать свое влияние на двор для спасения, кардинал придумал дополнительный маневр: попросил императора до самого конца держать Вертхеймера в неведении. «Пусть он даже не знает, что идет на собственную казнь. Отправьте его к начальнику дворцовой стражи со словами: “Исполни приказ императора”, а для того это будет условным сигналом», – науськивал кардинал.
Императору, конечно, не хотелось верить кардиналу, но, с другой стороны, почему бы и не проверить еврея? Он вызвал к себе финансиста и завел разговор издалека: сначала о финансовом положении в империи, потом – в Европе, обсудили затраты на возможную войну и оптимизацию расходов на армию. И тут император возьми и спроси Вертхеймера: доволен ли тот своими доходами? «Мне не на что жаловаться», – склонив голову, ответил финансист. «И сколько у тебя уже денег?» – полюбопытствовал император. Вертхеймер немного поразмыслил и назвал сумму. Император был взбешен: сумма оказалась в разы меньше той, которая, по словам кардинала, значилась в бухгалтерских книгах еврея. Но виду он не подал и, прощаясь, попросил Вертхеймера зайти по дороге к начальнику дворцовой стражи и напомнить тому, что нужно «исполнить приказ императора».
Ничего не подозревающий Вертхеймер отправился выполнять распоряжение императора, но встретил набожного еврея, который в тревоге устремился к нему. «Рабби, – обратился он с почтением к Вертхеймеру, – моему сыну сегодня исполняется восемь дней. Следует выполнить заповедь об обрезании, а свободного моэля во всей Вене не сыщешь. Не можете ли вы оказать нашей семье эту честь?» Вертхеймер, конечно, растерялся: с одной стороны, он должен был выполнить поручение императора, с другой, тут появилось поручение от гораздо более высокой инстанции. Вертхеймер не смог отказать соплеменнику и отправился к нему домой, чтобы совершить священный обряд. А после праздничной трапезы – задремал.

Когда наутро он проснулся, то поспешил домой. А домочадцы уже себе места от волнения не находили: ночью императорские гвардейцы ворвались в дом и вынесли из него все деньги и предметы роскоши, которые смогли найти. Всё имущество финансиста было конфисковано. Вертхеймер и сам совершенно растерялся и поспешил к начальнику дворцовой стражи, полагая, что император осерчал из-за того, что он не выполнил его поручение.
«Исполните приказ императора!» – произнес он, едва завидев начальника стражи. «Исполнили уже, – заулыбался тот в ответ. – Вы бы видели, как извивался кардинал, когда мы его привязывали к плахе». Как оказалось, ночью кардинал, которому не спалось и хотелось удостовериться, что Вертхеймер мертв, отправился к стражникам с вопросом: исполнили ли они уже приказ императора? «Сейчас исполним», – ответили те и с удовольствием отправили кардинала на плаху.
Как же смеялся император, когда Вертхеймер рассказал ему, что случилось. «Ты поистине избран Б-гом. Твой Б-г спас тебя от верной смерти. Но почему ты соврал мне про свое состояние?» – спросил император. «Я назвал вам ту сумму, которую каждый месяц отдаю на благотворительность – десятую часть своих доходов, – ответил Вертхеймер. – И, как видите, всё остальное мне действительно не принадлежит: его оказалось очень просто за одну ночь отнять».
До конца жизни Вертхеймер оставался одним из немногих европейских евреев, которому удавалось сохранять иудейскую веру, быть настоящим духовным лидером европейского еврейства и при этом занимать высокое положение в светском обществе.

Он умер 6 августа 1724 года чуть ли не самым богатым человеком Европы. Один из его сыновей создал благотворительный «Фонд Вертхеймера». Талмудическая школа во Франкфурте-на-Майне, многочисленные иешивы и синагоги Германии и Австрии – наследие Вертхеймера поистине невозможно переоценить. После его смерти должность императорского фактора перешла по наследству к его старшему сыну Вольфу. Но отпрыск был не столь успешным финансистом и быстро оказался на грани банкротства. Так что деньги, которые Вертхеймер завещал потратить на благотворительность, в очередной раз оказались единственным его надежным вложением, которое сохранилось после бестолкового сына. «Фонд Вертхеймера» просуществовал почти 200 лет, вплоть до начала Первой мировой войны.
 

Алина Ребель

ВЕЛИКИЕ ЦИТАТЫ НАШИХ РОДИТЕЛЕЙ

А уроки Пушкин будет учить?
За гаражи не ходи.
Марш домой.
Шапку надень!
Когда я ем, я глух и нем.
Не говори с набитым ртом.
Потому что я так сказала.

Я тебе слово — ты мне десять.
Тебе о будущем думать надо, а ты всё в игрушки играешь.
На каникулах из учебников не вылезешь.
Чего сидишь?
Заняться нечем?
Ну так я найду сейчас тебе дело.
Сколько можно говорить: выключай свет!
Надень свитер, я же знаю, что тебе холодно.
А у тебя одно место не слипнется?
Ты для нас всегда будешь маленьким.
Все болезни от этого твоего компьютера.

А волшебное слово?
Если вы собрались поубивать друг друга, идите на улицу, я полы вымыла.
Молись, чтобы эта гадость отстиралась.
Вот я в твоём возрасте…

Не корчи рожи.
Щас тебя кто-нибудь напугает, и ты навсегда такая останешься!
Тебе что, одному в школе ничего не задают?
А если все с крыши прыгнут, ты тоже прыгнешь?
Я с кем разговариваю?
Дома поговорим.
Убери локти со стола.
Не бурчи под нос.

Пусть лучше с нами выпьет, чем где-то под забором.
У тебя что, дома своего нет?
Не дуйся как мышь на крупу.
Пока не доешь — никуда не пойдешь.
Доедешь — позвони.
Всю силу на дне тарелки оставляешь!
Не зевай — муха в рот залетит.

Не будешь учиться — пойдешь дворником
Подрастешь — поймешь.
Сдачу вернешь.
Закругляйся.
Перехочется.
Что в лоб — что по лбу.
Олух царя небесного.
Не хами!

(про кота) В жопу его ещё поцелуй!
У Ивановых то сын на одни пятерки учится. А ты?!
Доедай кашу, а то муж будет рыжий и некрасивый.
Я тебе это сейчас куплю, но это на День рождения.
Я с тобой не разговариваю.
Что ты копаешься как клуха?
Давай, иди быстрее, муха сонная!

Ты не для нас, а для себя учишься!
У всех мальчишек в этом возрасте ветер в голове! Я знаю, я сам такой был!
Утонете — домой можете не возвращаться!
В следующий раз отец на собрание пойдет!
Скажи правду, мы не будем ругаться.
Ешь с хлебом!
Лень вперёд тебя родилась!
Суп не съешь, котлеты не получишь.

Утонешь, домой не приходи!
У тебя своей головы на плечах что ли нет?
Хватит кусочничать, садись, поешь по-человечески.
Борщ (суп) в холодильнике. Придешь после школы, не забудь разогреть.
Оболтус какой-то.
Хватит в темноте читать глаза испортишь!
Вся в папу!
Иди умойся! А то будешь пахнуть как мусорка.
Не ковыряй в носу — палец сломаешь!
http://anngol.ru/post332392350/


Источник: http://anngol.ru/post3323...

ЛИХИЕ РЕБЯТА


 Это конечно - 85% - ЗА. Видимо, в зале собрали только тех, кто ПРОТИВ.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..