суббота, 18 февраля 2017 г.

ИДИШ, ИДИШ, ИДИШ!

ТЕХНОЛОГИЯ РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ

ОКНО ОВЕРТОНА - ТЕХНОЛОГИЯ РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ ЛЮДЕЙ

 ТЕХНОЛОГИЯ РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ ( это реально!)

Иосиф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. 
Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
Слышали ли вы когда-нибудь об «Окне Овертона»? Об одном из методов «промывания мозга», или, точнее, управления обществом (на самом деле его разрушения) путем изменения «общепринятого» через хорошо обкатанный метод обмана ?
Но, как убедительно доказал в 1990 г. социолог Иосиф Овертон [1] в своей «теории окон», оказывается, существует целая технология разрушения общественных институтов и легализации морально недопустимых  и абсурдных идей. А проделать-то нужно всего-навсего 5 шагов!

ТЕХНОЛОГИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ЧЕГО УГОДНО
Иосиф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.
Вам станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.
Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.
Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.
Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.
Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?
КАК ИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СДЕЛАТЬ КАННИБАЛЬСКОЕ?
Но всем очевидно, что прямо сейчас  нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.
Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.
Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.
КАК ЭТО СМЕЛО!
Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.
У нас ведь есть свобода слова.
Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?
Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.
Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.
Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.
Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.
Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.
Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».
ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?
Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.
На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.
Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».
Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.
Нет больше каннибализма.
Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.
Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.
Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.
«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»
Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.
ТАК И НАДО
После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.
Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.
«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели» «Антропофилов спровоцировали!» «Запретный плод всегда сладок» «Свободный человек имеет право решать что ему есть» «Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб» «А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».
В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.
Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.
При таком раскладе сами т. н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».
«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.
В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ
Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.
Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.
Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»
«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»
«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»
«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?
На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.
Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.
Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».
Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.
«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»
«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»
«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»
«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»
«Их так воспитали» и т.д.
Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.
«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»
МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ
К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.
Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».
Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.
Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.
Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.
КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ
Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.
Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.
Нет табу.
Нет ничего святого.
Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?
Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.
Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?
Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.
Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.
Впрочем, и это еще не конец. Есть еще и 6-й шаг, как это можно видеть в некоторых европейских странах. Это шаг от нормы к диктатуре. Всех не согласных будут сначала штрафовать, потом сажать в тюрьмы, а потом, возможно, и казнить – это лишь вопрос времени.
Как этому противостоять? Расскажите другим. Кто предупрежден, тот вооружен.
КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ ТЕХНОЛОГИИ ОВЕРТОНА
Расчеловечивание как конечная цель, сделать нормальным и обыденным то, что раньше было невозможным или запретным по соображениям простой человеческой морали – вот суть технологии под названием «Окно Овертона». Подробности этого рассматривались в материале «Технологии уничтожения. Окно Овертона», потом наглядный урок этой бесчеловечной методики преподнесли … сотрудники датского зоопарка, убившие и расчленившие жирафа Мариуса в виде шоу и даже анатомического театра для детей.
А теперь практическое занятие для закрепления прочитанного.
Докажите, что иудеям (евреям) недопустимо жить в Иудее.
Или. 
Мнение меньшинства - это демократия, а большинства - подавление оной.
Примечание: большая часть работы уже выполнена прогрессивными силами и передовыми СМИ.

ОКНО ОВЕРТОНА - ТЕХНОЛОГИЯ РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ ЛЮДЕЙ

 ТЕХНОЛОГИЯ РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ ( это реально!)

Иосиф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. 
Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
Слышали ли вы когда-нибудь об «Окне Овертона»? Об одном из методов «промывания мозга», или, точнее, управления обществом (на самом деле его разрушения) путем изменения «общепринятого» через хорошо обкатанный метод обмана ?
Но, как убедительно доказал в 1990 г. социолог Иосиф Овертон [1] в своей «теории окон», оказывается, существует целая технология разрушения общественных институтов и легализации морально недопустимых  и абсурдных идей. А проделать-то нужно всего-навсего 5 шагов!

ТЕХНОЛОГИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ЧЕГО УГОДНО
Иосиф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.
Вам станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.
Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.
Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.
Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.
Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?
КАК ИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СДЕЛАТЬ КАННИБАЛЬСКОЕ?
Но всем очевидно, что прямо сейчас  нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.
Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.
Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.
КАК ЭТО СМЕЛО!
Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.
У нас ведь есть свобода слова.
Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?
Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.
Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.
Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.
Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.
Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.
Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».
ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?
Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.
На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.
Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».
Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.
Нет больше каннибализма.
Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.
Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.
Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.
«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»
Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.
ТАК И НАДО
После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.
Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.
«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели» «Антропофилов спровоцировали!» «Запретный плод всегда сладок» «Свободный человек имеет право решать что ему есть» «Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб» «А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».
В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.
Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.
При таком раскладе сами т. н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».
«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.
В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ
Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.
Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.
Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»
«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»
«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»
«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?
На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.
Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.
Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».
Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.
«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»
«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»
«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»
«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»
«Их так воспитали» и т.д.
Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.
«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»
МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ
К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.
Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».
Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.
Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.
Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.
КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ
Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.
Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.
Нет табу.
Нет ничего святого.
Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?
Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.
Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?
Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.
Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.
Впрочем, и это еще не конец. Есть еще и 6-й шаг, как это можно видеть в некоторых европейских странах. Это шаг от нормы к диктатуре. Всех не согласных будут сначала штрафовать, потом сажать в тюрьмы, а потом, возможно, и казнить – это лишь вопрос времени.
Как этому противостоять? Расскажите другим. Кто предупрежден, тот вооружен.
КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ ТЕХНОЛОГИИ ОВЕРТОНА
Расчеловечивание как конечная цель, сделать нормальным и обыденным то, что раньше было невозможным или запретным по соображениям простой человеческой морали – вот суть технологии под названием «Окно Овертона». Подробности этого рассматривались в материале «Технологии уничтожения. Окно Овертона», потом наглядный урок этой бесчеловечной методики преподнесли … сотрудники датского зоопарка, убившие и расчленившие жирафа Мариуса в виде шоу и даже анатомического театра для детей.
А теперь практическое занятие для закрепления прочитанного.
Докажите, что иудеям (евреям) недопустимо жить в Иудее.
Или. 
Мнение меньшинства - это демократия, а большинства - подавление оной.
Примечание: большая часть работы уже выполнена прогрессивными силами и передовыми СМИ.

КОМУ НУЖЕН ИЗРАИЛЬ?

КОМУ НУЖЕН ИЗРАИЛЬ?


Мозг «мыслящего тростника», как правило, стремится к простоте, к схеме, где все расставлено по местам. Вот, с одной стороны оккупант, агрессор, завоеватель, с другой – бедный эксплуатируемый народ, денно и нощно мечтающий о свободном развитии. Это и есть простота, которая хуже воровства, навязанная миру примитивом марксисткой, а ныне социалистической, диалектики.
 Так кому же нужен Израиль? Понятно кому – гражданам Израиля всех национальностей: евреям, арабам, друзам, черкесам, русским, украинцам… Ну, всем, всем, даже тем, кто считает себя угнетенным, эксплуатированным меньшинством. Но больше всего Израиль нужен арабам Иудеи, Самарии и Газы. Не дай Бог, конечно, но представим себе гипотетическую ситуацию: армия Египта, Сирии, Иордании или Ливана одерживают победу над ЦАХАЛом. Святая земля уходит из-под власти иудеев. Вот дальнейшее представить себе совсем нетрудно. Победителям, как никому другому, ясно, что никакого палестинского народа нет и никогда не было, как не было никакой особой культуры и традиций у арабов Иудеи и Самарии, а было разбойное, растленное ненавистью племя, мало приспособленное для созидательного труда. Уверен, египтянам, сирийцам или иорданцам и в голову не придет создавать независимое государство Фалестын. В каждом из арабских государств всегда шла и идет война кланов и сект в исламе. Кому на Ближнем Востоке нужен еще один конкурент в борьбе за власть и гнездо террора? Арабов территорий, так «страдающих» от оккупации, вернее всего ждет рабство изгоев в одном из соседних государств. Они были гражданами второго сорта для своих единоверцев до создания Израиля – такими и останутся, но при этом попадут в беспросветную нужду, так как лишаться бесплатных ресурсов Израиля и гуманитарной помощи Запада. Самое место вспомнить, что все попытки Иерусалима сбагрить арабов территорий Иордании наткнулись на бешеное сопротивление Амана. Здесь и разгадка поражения арабских армий в войне 1948 года. Принято считать, что дружно выступили слуги Аллаха против Еврейского государства, но забывается, что и раздел Святой Земли, с созданием арабского государства, им показался нелепой и вредной затеей. Раздел Палестины по решению ООН не нужен был Египту, Сирии, Иордании, Ливану. Им нужна была  о к к у п и р о в а н н а я Палестина. Это по их вине возникла «проблема беженцев», да и арабское меньшинство повисло жерновом на шее Еврейского государства. Уметь нужно делиться и во время. Как правило, когда хочешь получить все – не получаешь ничего.
 Сегодня арабы территорий необходимы братьям по вере только в одном качестве, как враги Еврейского государства. С исчезновением Израиля они перестанут быть нужными миру ислама. В этом случае становится понятным, почему арабы Иудеи и Самарии так стремятся добиться независимости под боком у  «Сионистского образования». В этом случае они, как более последовательные враги Израиля, могут претендовать  на «усиленное питание» Запада и соседей, поскольку у Еврейского государства появится противник, взявший на себя прежнюю мороку соседних арабских режимов по окончательному решению «еврейского вопроса. Только наличие «сионистского образования» гарантирует спокойное существование еще одного арабского. Надежды левого Израиля, что выученики КГБ и Ясера Арафата, получив независимость, забудут о терроре и тут же превратятся в верных друзей Израиля и бездонный резервуар дешевой рабочей силы – наивны, если не вспомнить более грубое слово. Если уж арабы по сей день не научились жить в мире сами с собой, с какой стати они начнут любить евреев и Израиль.
 У Иосифа Бродского в «Путешествии в Стамбул»: «Не хочется обобщать, но восток есть прежде всего традиция подчинения, иерархии…. Все эти чалмы и бороды – эта униформа головы, одержимой только одной мыслью: р э з а т ь…. «Рэжу», следовательно существую». Нынешняя, так называемая, «Арабская весна», вопреки домыслам либералов, никаких демократических, прогрессивных посылов не содержит, кроме найденной великим поэтом формулы: «Рэжу, следовательно, существую».
Отдельную, особую политику, на первый взгляд, ведут хамасовцы Газы. Эти продолжают петь старую  песню насчет арабо-еврейского государства, в котором все репатрианты должны стать беженцами, в то время, как беженцы-арабы получат право  возвращения на территорию от Эйлата до Нагарии. Этим, как будто, никакое отдельное государство не нужно, но и Хамасу крайне необходим Израиль, иначе и его мечты разобьются о суровую реальность Ближнего Востока. Забор, отделяющий Египет от Газы, станет еще выше и крепче. Нынешние «братья мусульмане» в Каире не так глупы, как кажется. Исчезнет «сионистский враг» и можно будет поставить точку даже над нынешним, относительным благополучием Газы. Одно дело быть паразитом на теле богатого Израиля, другое – рассчитывать на «братскую» помощь нищего, раздираемого склоками, Египта. Можно городить какую угодно антиизраильскую риторику, но у арабов от слова до дела пропасть непроходимая.
 Получается, что всем, несчастным слугам Аллаха под «игом» Еврейского государства, это самое государство беречь нужно, как зеницу ока. Только в атмосфере противоборства, ненависти и хронического агрессивного психоза – они и могут существовать, как отдельный «свободолюбивый народ Палестины». Не станет Израиля, не станет и этого народа, придуманного в недрах Лубянки. Мало того, «сионистское образование» жизненно необходимо интернационалу юдофобов, иначе всем этим либералам западной и восточной Европы придется вернуться к людоедскому расизму нацистов, что кажется маловероятным.  Вот почему я с оптимизмом смотрю на будущее Израиля. Государство потомков Иакова, так необходимо самым заклятым своим врагам, что нужность эта охраняет стены Иерусалима не хуже, чем танки  и самолеты Армии Обороны Израиля. Есть все-таки между добром и злом, светлым и мрачным началом некая тайная, неразрывная связь, любовь-ненависть. Может быть, благодаря ей, держится и, даст Бог, держаться будет Еврейское государство.
                                                                                      2013 г.

ГЕРМАНИЯ ПРОБУЕТ ОТКУПИТЬСЯ


55 тыс. мигрантов, согласно информации Sueddeutsche Zeitung, покинули в 2016 году Германию и отправились обратно на родину. Они получают от государства финансовую поддержку на возвращение, некоторым из них удается таким образом избежать депортации, сообщает автор публикации Бернд Кастнер.
 
По информации Федерального ведомства по делам мигрантов, большинство тех, кто решил вернуться на родину, - это выходцы с Западных Балкан. У них, как сообщает издание, практически нет шансов получить разрешение на длительное пребывание в Германии, таким образом, они играют на опережение, добровольно уезжая до принудительного выдворения из страны. "Кроме того, - передает автор, - мигранты, покинувшие Германию добровольно, не наказываются запретом на повторный въезд в страну сроком на несколько лет. Власти, со своей стороны, сокращают затраты на депортацию. Тот, кто повторно въезжает на территорию Германии, как правило, должен вернуть средства, выделенные ему на возвращение домой".
Как сообщает далее автор, большую часть тех, кто вернулся на родину, составляют албанцы - за 2016 год их число достигло 15 тыс. За ними следуют сербы (5 тыс. человек), затем выходцы из Ирака и Косово. "Увеличилось число мигрантов, возвращающихся в Афганистан, Иран и Ирак", - констатирует журналист.
"Федеральное правительство намерено стимулировать добровольный отъезд мигрантов на родину: начиная с февраля будущего года министерство внутренних дел запланировало внедрение программы, которая станет дополнением к стандартной процедуре финансирования. Чем раньше мигрант решает вернуться на родину, тем выше будет сумма. Например, если вернуться на родину, получив отказ в статусе беженцев, решает семья, состоящая из 5 человек, она дополнительно может рассчитывать на сумму в 4200 евро".
Кроме того, правительство планирует запустить и программу помощи в реинтеграции мигрантов на родине, говорится в статье. "Для начала ведомства планируют сосредоточиться на мигрантах из Марокко, Туниса, Нигерии, Косово, Сербии и Албании. Стимуляция добровольного отъезда на родину должна будет дополнить уже существующие программы, на которые в ближайшие три года зарезервировано 150 млн евро".

Источник: Süddeutsche Zeitung


Источник: Süddeutsche Zeitung
Автор: Бернд Кастнер

СТЕНЬКА ЖЕСТОКИЙ И КРОВОЖАДНЫЙ

 О Разине Стеньке замолвлю я слово.


Но не так, как уже, вероятно, подумали. Уже скоро сто лет, как его в герои записали. Борец с самодержа-а-авием! И Шукшин туда же – я пришел дать вам во-о-о-олю! Какую волю?! Это был кровавый бандит, алкаш, сволочь, убийца. Он пошел против Царя. Он пытался вернуть времена феодальной раздробленности, когда полно было героев, воевавших друг с другом. Буквально вчера закончилось Смутное время – а он опять! Еще один герой!
Благородный разбойник! Не надо!

Костомаров:
«Жестокий и кровожадный, он, казалось, не имел сердца ни для других, ни даже для самого себя; чужие страдания забавляли его, свои собственные он презирал. Он был ненавистник всего, что стояло выше его. Закон, общество, церковь — все, что связывает личные побуждения человека, все попирала его неустрашимая воля. Для него не было сострадания. Честь и великодушие были ему незнакомы".

Если бы Разин победил Алексея Михайловича, то погибла бы Россия. Это было бы второе Смутное время, хуже первого, и вряд ли бы после этого удалось бы восстановиться.

А чего стоит его самый главный подвиг? Ну, про который песни поют. Ах, ах, он геройски утопил княжну! Какая широта души!

Волга, Волга, мутер Волга,
Волга руссише река,..

Пр-р-ри чем тут широта души?! Он просто не смог с ней справиться. У него не стояло. В песне четко сказано – провозжался с ней всю ночь и наутро сам стал бабой! У него не стояло! И это дало повод к идиотским шуточкам, хохоту, дурацким советам и т.д. Его власть заколебалась. Его вот-вот должны были свергнуть. Потому что казачье не может подчиняться импотенту!.. И тогда он выкинул ее за борт. Нет человека – нет проблемы. И остался атаманом.
Тьпу!
Баба не для того предназначена!  Он же девственницу утопил. Герой!
О Разине Стеньке замолвлю я слово.
О Разине Стеньке замолвлю я слово.
На, гавнюк, получи от Бирюковой на вечную память! Аслабанитель!..

Про Стеньку, про княжну и
Про вуку- вуку.

Как там все происходило
Нету ясности большой –
Бросил женщину мужчина
За борт мощною рукой

Что-то там не поделили,
Ночь возжались явно зря
И друг к другу ощутили
Утром очень много  зла.

Знать, она сопротивлялась
Не желала лечь или сесть,
Ночь геройски продержалась,
Защитила свою честь.

Мужики всегда звереют
Коль не могут победить,
Никого не пожалеют
И способны утопить.

Но могло быть и иначе –
Села б с радостию, но –
Там случилась незадача:
Как бы не было на что.

Он иль выпил слишком много,
Иль до чертиков устал,
Иль наказан был от Бога –
Словом, меч его не встал.

А она, в досаде склочной,
Тот секрет не сберегла -
Растрезвонила нарочно
Про донского казака.

Издевалась, намекала,
Все кивала пальцем вниз,
Стеньку насмерть забодала,
Мол, не сделал мой каприз.

Пусть она и изъяснялась
На персюцком языке,
Казачье не сомневалось,
ЧТО  не нравилось княжне.

Дальше все вполне понятно –
Хохот, шуточки самцов,
На душе вконец отвратно –
Девку в воду, нет концов!

Что, паскуды, приуныли?
Довалялись дурака?!
ВЫ! подругу погубили,
А не Стенькина рука!..

Так поднимем наши чарки
Чтобы нам так не пришлось
Волге-мамке слать подарки
Чтоб давалось и бралось.

Даже если эта штука
Вдруг захочет на покой
Чтоб случилась Вука-Вука
Под могучею рукой.
И не стать чтоб жертвой сглаза
Иль иной беды какой
Оказалась чтоб Импаза
Под могучею рукой
Чтобы был всегда доволен
В битвах с бабами герой
Пусть хранится Красный корень
Под могучею рукой.
Вот же время дурное настало,
Даже некому горе излить,
Ведь такого вовек не бывало –
Мужики перестали просить.


-==-

Мощно руки поднимались,
А другого – ничего.
Вот как с бабами сражалось
Боевое казачье.


Вам дано поднять на бабу
(Настоящий кто мужик!
Так оно
вам всем
и надо!)
Руки, ноги, и язык!

Полковник так и не ставший генералом

 Полковник так и не ставший генералом

    На прошлой неделе на кладбище мошава Авихайль был похоронен полковник британской королевской армии Джон Генри Паттерсон.
    Точнее будет сказать, что его прах был перезахоронен в Израиле, согласно последней воле самого Паттерсона, почти через 70 лет после смерти полковника. Каким-то непонятным образом, это событие оказалось за пределами внимания израильских СМИ. Я сам об этом узнал из публикации в местной прессе. Между тем перезахоронение Паттерсона нельзя считать событием рядовым, особенно учитывая его вклад в историю нашей страны.
    Если кто-то забыл – полковник Паттерсон был командиром первого еврейского воинского подразделения в составе Британской армии, так называемого «батальона погонщиков мулов». Батальон был создан по инициативе Зеэва Жаботинского и стал основой для создания Еврейского легиона, прообраза будущей израильской армии. Невзирая на противодействие британской бюрократии, Паттерсон приложил огромные усилия для создания особого еврейского подразделения. Его напора и вообще дружбы с евреями ему не простили, его продвижение по службе искусственно тормозилось, а в присвоении очередного звания и вовсе было отказано. Это стало прецедентом и в отношении других офицеров, переходивших на службу в Еврейский легион. Более того, офицеров других стран, входивших в состав Британской империи (Канадской, Австралийской и т.д.) при переводе в Еврейский легион зачастую и вовсе понижали в звании. Последним в истории британской армии полковником, не ставшим генералом именно по этой причине, стал Джон Вингейт, готовивший создание ЦАХАЛ.
    Между тем сын ирландского священника Джонатан Паттерсон никогда не жалел о сделанном выборе. Он высоко ценил дружбу с Жаботинским, и даже завещание относительно своего праха он написал, уподобив последней воле Жаботинского. Долгая дружба связывала Паттерсона с известным историком, в прошлом – секретарём Жаботинского, Бенционом Меликовским, более известным под фамилией Нетаньяху, и его семьёй. Более того, своего первенца Меликовский-Нетаньяху назвал в честь Паттерсона Йонатаном. Полковник был растроган и подарил своему невольному «крестнику» серебряный кубок с памятной гравировкой.
    Переносом праха Паттерсона в Израиль занялся внук и полный тёзка идеолога сионизма Зеэв Жаботинский и сын известного писателя и публициста Абы Ахимеира Йосси Ахимеир. Чтобы одолеть различные препоны, чинимые Паттерсону уже израильской бюрократией (в том числе почему-то и раввинатом), им пришлось обратиться к брату «крестника» полковника Биньямину Нетаньяху. После долгих проволочек, на прошлой неделе прах полковника Паттерсона был перезахоронен на кладбище мошава Авихайль. Надпись на надгробной плите, выполненная на английском и иврите, гласит: «Полковник Джон Генри Паттерсон. 1867-1947. 38-й батальон королевских стрелков. Батальон погонщиков мулов».
    Последняя воля Паттерсона наконец-то выполнена. Он прибыл в страну, ради восстановления государственности которой приложил столько сил, не будучи при этом евреем.
  
    Ростислав Гольцман
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..