четверг, 19 мая 2022 г.

Генштаб ВСУ: российские солдаты отказываются воевать

 Война в Украине

Генштаб ВСУ: российские солдаты отказываются воевать

Сводка генштаба: «Личный состав врага деморализован, несёт значительные потери и дезертирует»

Йоссеф Йак, 

Подбитый российский танк. Иллюстрация
Подбитый российский танк. Иллюстрация
iStock

По словам представителя генерального штаба Вооруженных сил Украины, российские солдаты деморализованы, несут потери и отказываются воевать.

«Личный состав врага деморализован, обещанные выплаты за участие в боевых действиях командованием российских оккупационных войск не осуществляются», - в частности, отмечается в сводке по состоянию на 18:00, цитируемой информагентством УНИАН.

При этом отмечается, что личный состав российских сил продолжает нести значительные потери в боях с украинцами, а также «фиксируются случаи дезертирства отдельных подразделений оккупационных войск», - говорится там же.

Тот же источник уточняет, что основные силы агрессора сосредотачиваются на Донетчине и Луганщине, где российские солдаты проводят безуспешные наступления и контратаки.

Так, за минувшие сутки военнослужащими ВСУ, отбившими 16 вражеских атак, было уничтожено 8 российских танков, 17 единиц боевой бронированной техники, 4 специальных бронированных автомобиля и 6 обычных автомобилей, - о чем генштаб ВСУ сообщил на своей странице в Facebook.

Кроме того, как сообщил корреспондент УНИАН, за предыдущие сутки подразделения зенитных ракетных войск уничтожили один самолет и крылатую ракету противника, а ударная авиация нанесла удары по скоплению российской бронетехники, что позволило, по предварительным данным, уничтожить около 20 бронированных машин.

В то же время Слобожанском направлении российские войска сосредоточились на удержании занятых позиций и недопущении продвижения сил ВСУ вглубь временно занятой территории. В отдельных районах агрессор попытался предпринять завершившиеся провалом контратаки для восстановления утраченных позиций.

НАЗВАТЬ РЕБЕНКА ПО ИМЕНИ

 


После семи утра сегодня (19 мая 2022) врач нагарийской больницы давал интервью в эфире государственного радио Решет бет ведущему Дову Гильхару на самую жгучую тему дня: погромы в больницах (из-за чего медики объявили всеобщую забастовку). Доктор рассказал, что семьи приходят навестить больных количеством в сотни человек, врываются в операционные, в реанимационные во время попыток спасти жизнь их же родственникам, и если что-то этой толпе не по нраву – начинают избивать медработников, устраивают погромы, крушат дорогую аппаратуру, стреляют – друг в друга и в людей, находящихся в больницах.
Доктор и ведущий посокрушались по поводу того, что израильское (!) общество стало агрессивным, нетерпимым, не уважает самоотверженную работу врачей, задались вопросом, почему это происходит, и пришли к заключению, что нужно больше охранников (24\7) в поликлиниках, больницах, в приемных покоях, у входа в каждое отделение, в каждую операционную, нужно укрепить охрану полицейскими с оружием и правом арестовывать и разгонять.
Но оба эти просвещеннейших человека на сказали самого главного. Не назвали сектор, который все это устраивает. А ведь агрессивное поведение этот сектор демонстрирует не только в медучреждениях – и в гостиницах, и в общественных местах, и на свадьбах…
Может, если לקרוא לילד בשמו ("назвать ребенка по имени" - эта ивритская идиома означает: назвать все своими именами) – найдутся и ответы на вопросы, и решение проблемы?

Будущее правительства: оценки коалиции пессимистичны

 Будущее правительства: оценки коалиции пессимистичны

Будущее правительства: оценки коалиции пессимистичны

Лидеры коалиции пессимистично оценивают перспективы правительства на выживание, после того как депутат Мерец Джида Ринауи-Зуаби решила покинуть коалицию.

Об этом сообщает 12-й канал израильского ТВ.

"Падение правительства невозможно предотвратить", - заявили неназванные представители коалиции.

  Читайте нас в Telegram.

Михаль Вольдигер: возможно, Нетаньяху, должен вернуться домой

 

Михаль Вольдигер: возможно, Нетаньяху, должен вернуться домой

Депутат партии «Ха-Ционут ха-Датит» – 7 каналу: Нетаньяху пора домой, а Смотрич – прирожденный лидер

Йоссеф Йак, 

Михаль Вольдигер
Михаль Вольдигер
צילום: ערוץ 7

Депутат Кнессета Михаль Вольдигер («Ха-Ционут ха-Датит») сказала в интервью корреспонденту 7 канал, что лидер оппозиции Биньямин Нетаньяху – «поразительный лидер, который, возможно, должен вернуться домой».

Далее она сказала несколько слов о председателе своей партии, депутате Кнессета Бецалеле Смотриче, назвав его «прирожденный лидером».

Не забыла Вольдигер и вышедшую из коалиции депутата Идит Сильман, сказав, что та – «девушка, которая сделала правильный шаг и вернулась домой».

В последние недели многие депутаты Кнессета были засняты для Tiktok-аккаунта 7 канала, – причем, наиболее «свежими» были интервью, взятые у Мири Регев, Симхи Ротман и Май Голан.

Поездка Байдена в Израиль оказалась под угрозой

 Поездка Байдена в Израиль оказалась под угрозой

Поездка Байдена в Израиль оказалась под угрозой

Израильская пресса сообщает о том, что поездка президента США Джо Байдена в Израиль оказалась под угрозой.

Как сообщает The Jerusalem Post, в МИДе и канцелярии премьер-министра мало кто сомневается в том, что, если Кнессет будет распущен в ближайшие недели и в Израиле предстоят пятые выборы, то Байден не приедет.

Сегодня Израиль еще на один шаг стал ближе к роспуску правительства, потому что член коалиции Джида Ринауи-Зуаби заявила, что не видит себя частью коалиции.

Отмечается, что президенты держались "подальше" от визитов в Израиль ранее, когда в стране проходили выборы. 

Байден планировал посетить Еврейское Государство в июне. 

  Читайте нас в Telegram.

"Лапид в истерике от того, что не станет премьером"

 "Лапид в истерике от того, что не станет премьером"


"Лапид в истерике от того, что не станет премьером"


Израильские СМИ сообщают о том, что руководство коалиции пребывает в полнейшем шоке от того, что депутат от партии Джида Ринауи-Зуаби ушла из коалиции.

Нафтали Беннет и Яир Лапид узнали об уходе депутата из молнии на сайте 12-го канала ТВ. А отличие от них, лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу знал об отставке заранее.

Беннет решил было собрать свою фракцию в Тель-Авиве - но передумал.

Лидер Мерец Ницан Горовиц поехал к Ринуаи-Зуаби домой, но та ему сообщила, что не намерена с ним встречаться. Горовицу пришлось развернуться уже в дороге. 
Корреспондент 12-го канала Мухаммед Маджадле сообщает: “Источник в коалиции нещадно бранит Лапида. Он отнесся к происходящему с неописуемой халатностью. Политическое назначение, которое закончилось бы через несколько недель, он тянул до последнего, до того, как она сбежала. А теперь шар упал ему на голову и он в в истерике, потому что не будет премьер-министром”.

Нетаниягу же, в отличие от Лапида все знал заранее - через лидера ШАС Арье Дери. которому  в свою очередь о предстоящем уходе рассказал депутат Моше Арбель, поддерживающий дружеские отношения с Ринауи-Зуаби.

Смелые хирурги

 

Смелые хирурги

hirurg1

Один из еврейских мудрецов XIX века пишет: «Когда я только начал учить мусар*, я сердился на весь мир, но только не на самого себя. Потом я стал сердиться и на себя. И, в конце концов, я стал сердиться только на себя, а весь мир судить с лучшей стороны».

Откровенные признания выдающегося рава сняли мое смущение. Приведу историю из моей жизни.

Я был в гостях в семье Финкель. Муж и жена приехали из Баку более двадцати лет тому назад. Он все двадцать лет учился в иешивах. Она преподавала музыку и иудаизм. Зашел разговор о париках для харедимных женщин. Шимон привел точку зрения сефардского мудреца Овадии Йосефа. Тот считает, что женщине необходимо носить кисуй-рош**. Мирьям возражала, говорила, что это некрасиво, она не согласна.

Я был очарован музыкой слов «рав Овадия Йосеф». Кто это – я не подозревал. Но, придя домой, сразу перешел в атаку на собственную жену. Попытки задавить ее авторитетом не прошли. Супруга сказала, что пусть жена рава Овадии Йосефа носит кисуй-рош. А она будет носить парик.

До этого я прочел несколько книг по мусару, поэтому покушение на авторитет рава не прошло безнаказанным. Я твердо решил для себя, что мне жена, не уважающая рава Овадию Йосефа, не нужна. Утром я, взбешенный, приехал в иешиву. Зашел на урок к раву Райсу. Но учителя не слушал. Я был обижен, как я уже считал, на бывшую жену, на судьбу и на весь мир. После окончания урока решил подойти к раву. Вдруг кто-то зашел и сказал:

– Рав Райс, вас супруга ждет во дворе.

Рав бросился бежать, как молодой Ромео на встречу с Джульеттой. Я за ним. Разводиться не хотелось. Мелькали мысли: «А вдруг?..» И тут же я их отбрасывал: «Ну, что ты…»

Жена рава Райса была в парике, как и полагается ашкеназской женщине. Она сама не подозревала, как много сделала для мира в моей семье.

Но это было только начало. В принципе, история, приведенная мной, очень напоминает эпизод из повести Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». Герой, прочтя медицинский справочник, решил, что у него есть все болезни, кроме… воды в колене. Мы, начиная учиться, выискиваем всевозможные недостатки в близких людях. Но нам этого мало, мы смело пытаемся их лечить. Чаще всего хирургическим способом. И искренне возмущаемся, что они не видят собственного блага.

Кстати, моя жена раз в неделю посещает уроки рава Райса. Придя с урока, долго мне объясняет, каким должен быть еврейский муж. С чего бы это она вдруг?..

_________________________________________________
* Мусар – правила еврейской этики (ивр.)
** Кисуй-рош – платок или шапочка, которые носят религиозные замужние женщины (ивр.)

Парадная речь вождя и прогноз американской разведки

 

Парадная речь вождя и прогноз американской разведки

1280px-Alitoswornin

В ночь с воскресенья на понедельник я смотрел в прямой трансляции Би-би-си парад на Красной площади и речь Путина, который выглядел энергично, хотя был несколько облезлым и, пока сидел на трибуне, кутал колени чем-то теплым. 

Последним так грел при мне стариковские колени его американский поклонник Стивен Сигал, дожидаясь своей очереди давать показания на процессе головки клана Гамбино в бруклинском федеральном суде. Гамбиновцы наехали на Сигала, и он побежал жаловаться на них в ФБР, вместо того чтобы их искалечить. Написал и впервые заметил общее между актером и витеблянином Марком Шагалом: оба носят фамилию, являющую собой прошедшее время глагола. 

После парада Путин зашел в Александровский сад и по очереди клал букеты цветов на мраморные кубы, каждый из которых олицетворял город-герой. Я встрепенулся, когда он положил букет на куб с надписью «Киев». Лицо вождя в этот момент оставалось непроницаемым.

От его речи многого ждали, и напрасно. Путин не объявил ни мобилизацию, ни капитуляцию, ни войну Украине; он ни разу не упомянул Украину, в которой потерял уйму солдат и танков и убил массу людей, и говорил только о Донбассе. Он также перечислял свои обиды на Запад и пиндосов, так что скоро мне в голову начали лезть старые блатные выражения «На обиженных х… кладут» или «Ты обиделся? Набери в рот говна и плюй в нас!».

Их поведал мне в начале 70-х харьковский отказник Иона Кольчинский, сперва сидевший в СССР за сионизм, а потом за кордоном — за уголовщину (в последний раз в Венгрии за взрывчатку вместе со знаменитым Дитмаром Клодо, который еврей, но, по словам Ионы, был командиром охраны у аятоллы Хомейни. Пойди пойми. Тут мне пришел на память Сергей Лавров).

Я с нетерпением ждал воздушной части парада, когда над Красной площадью сулили пролет 77 боевых машин, в том числе летающего командного пункта ядерной войны якобы без иллюминаторов, который на Западе, естественно, окрестили «Самолетом Судного дня», но пролет отменили из-за погоды. Посколько день был солнечный, я немедленно заподозрил, что на этом этапе войны столько самолетов уже не набрали. По этой же причине в параде участвовало гораздо меньше сухопутной техники. 

Западные комментаторы дружно отметили пузатые ракеты «Сатана», которыми Такер Карлсон в очередной раз пугал во вторник Байдена, если тот не прекратит помощь Украине.

Во вторник утром я смотрел по ящику показания, которые давали в Сенате США руководители американских разведорганов или, как их еще называют, «разведывательного сообщества». В Рашагейт я возненавидел этот термин, тем более после того как 51 бывший руководитель «сообщества», в том числе 4 экс-директора ЦРУ, на голубом глазу заявили, что ноутбук с компроматом на Байденов, который сын будущего президента по пьяни оставил в мастерской, похоже, был выдумкой русских дезинформаторов.

Поэтому я не имел понятия, кого Байден назначил директором национальной разведки США, и был приятно удивлен, увидев во вторник в Сенате не старпера с фамилией вроде Клэппер («клэп» по-английски — это триппер), а миловидную моложавую женщину того типа, который любил раньше мацать Байден-старший.

Это была 52-летний директор национальной разведки Эврил Хейнс. Чем дальше я читал статью о ней в «Википедии», там больше я балдел. Дочь видного биохимика и художницы Адриен Раппапорт (да), она выросла на севере манхэттенского Вест-Сайда, то есть демократкой. После школы при Хантер-колледже она уехала на год в Японию в институт кодокан дзюдо, в связи с чем Путин должен ей страшно завидовать. Учась в Чикагском университете на теоретического физика, Хейнс подрабатывала в автомастерской, где чинила двигатели. Они с мужем держали бар, который был конфискован за наркоту. К концу биографии я почти в нее влюбился и потеплел к разведывательному сообществу США в надежде, что после Трампа оно раскурвилось.

Отвечая на вопросы сенаторов по Украине, Хейнс ничем их не порадовала. По ее словам, в свете того то «Путина преследует несоответствие между его амбициями и сегодняшними неядерными военными возможностями России, — говорила она, явно имея в виду, что русская армия показала себя в Украине из рук вон плохо, — следующие несколько месяцев могут быть более непредсказуемыми или потенциально эскалационными». 

Я истолковал ее слова как то, что Путин может пуститься во все тяжкие, погубить еще больше людей и стереть с лица земли еще больше городов. Хейнс действительно сказала дальше, что Путин, возможно, «употребит еще более жесткие меры», но имела в виду не только варварство: по ее словам, эти меры могут включать объявление военного положения в стране, «переориентацию промышленного производства» (очевидно, перевод его на военные рельсы), или «потенциально эскалационные военные действия, чтобы высвободить ресурсы для достижения своих целей». Я понял последний пункт как применение оружия массового поражения, которое действительно высвободит много танков и артиллерии, потому что убивает людей оптом, а не в розницу.

Тут я вспомнил, что, бесконечно слушая разговоры русских солдат, я выучил массу новых для себя слов. Танки они, например, называют «танчики», а артиллерию — «арта» с ударением на втором слоге. Почти как art. Гранатомет — это «граник», а БТР — это «беха» (как и БМВ). Слов еще масса, но я опять отвлекаюсь.

Из того, что Путин упоминал в своей парадной речи лишь Донбасс, могло сложиться впечатление, что вождь готов удовлетвориться заглатыванием одного Донбасса или каких-то еще кусков Украины, которые ему удастся быстро откусить, но перестанет убивать ее всю.

Увы, директор американской разведки сомневается, что Путин ограничится Донбассом. Она предупредила, что это не обязательно его конечная добыча, и впереди может быть еще больше крови. По словам Хейнс, Путин смотрит на захват Донбасса лишь как на переходную задачу, решение которой позволит его войскам снова «захватить инициативу».

«Мы не уверены, что война практически завершится битвой за Донбасс, — сказала она. — Мы предполагаем, что президент Путин готовится к затяжному конфликту в Украине, в ходе которого он по-прежнему намеревается достигнуть целей помимо Донбасса».

Путин не объявил на параде, как ожидали, всеобщую мобилизацию, но сайт The Daily Beast замечает, что он, похоже, без лишнего шума готовится к долгой войне. По данным сайта, имеющего хорошие источники в Москве, в последние дни работников московского метрополитена напугали заявлением, что если «не будет достаточно солдат для «специальной военной операции», то их мобилизуют на войну. Об этом сообщила сайту Verstka.media и одной антивоенной организации жена непоименованного работника метро. По ее словам, на собрании в депо всем мужчинам приказали срочно пройти медосмотр в виду того, что в будущем их могут отправить на войну в Украине. Отказникам пригрозили увольнением или судом. Было ясно сказано, что их начальство обязали выделить определенное количество работников для возможной отправки на украинский фронт.

Как сообщила «Уолл-стрит джорнэл», запасы пушечного мяса пополняют 16 тысячами наемников из Сирии и других стран Ближнего Востока. Члены Конгресса уже некоторое время допытываются у своих разведорганов, привлекло ли министерство обороны РФ и наемников из одиозной группы Вагнера. Во вторник Хейнс ответила на этот вопрос утвердительно. «Мы видим, что вагнеровцев используют в Украине, — сказала она. — Россия эффективно применяет их в Украине».

Хейнс предупредила, что, по мнению разведорганов США, продолжительная война, на которую настроился Путин, в будущем может привести к катастрофе. Со временем Путин может, как она выразилась, «просчитаться» и применить ядерное оружие. «Он распорядится употребить ядерное оружие, если решит, что российскому государству угрожает экзистенциальная опасность», — оговорилась она, употребив модное слово, которое попросту значит «смертельная». Директор всех разведок США оговорилась, что в ближайшее время такой угрозы нет. 

В тот же день Такер Карлсон в очередной раз пуганул нас ядерной катастрофой, если наша помощь Украине будет продолжаться. У него в передаче снова выступила его военная советница, пригожая Тулси Габбард, назвавшая эту помощь «безумием», которое следует немедленно прекратить.

Кому война, а кому…

 

Кому война, а кому…

Вот уже третий день из головы не выходят 40 миллиардов щедрой помощи Украине. Ай да Баден! Так долго запрягал и после двух с половиной месяцев войны и боязни помочь Украине хоть чем-то, отвалил сразу и не торгуясь такую красивую сумму.

Я только «за», но Демы не были бы таковыми, если в пристежку ещё вагон с тележкой не вытащили из карманов налогоплательщиков. И именно тогда, когда осенние промежуточные выборы им светят провалом.

И слив абортобесия ко времени пришёлся. И все негодует и судьями возмущается.

Но силовые структуры немы, потому что приказано не вмешиваться. Ау, защитники? Ау, все трехбуквенные, которые исключительно служат тем, кто слева?

И ко времени Пулитцеровская премия подошла и в масть сотне пропагандонов-леваков от ВошКомпост в руки приплыла за освещение годовое «самого страшного события в истории Америки» – нападения на Капитолий 6 января… А заодно и украинским журналистам выписали эту позорную премию, которую в руки брать украинские нельзя – она запачкана уже Дюрантом. О Голодоморе помните и об освещении этой трагедии вышеназванным негодяем?

Трюдо с Боно и Джилл тоже отсиделись, осмотрелись и пожаловали, позавидовав лаврам героической Нэнси. Как это все пережить и не отравиться радостными соплями новостными?..

Но 40 миллиардов ленд-лиза все спишут, а к власти, как хочется верить, придут вменяемые и думающие об Америке и мире политики, понимающие, что без сильной Америки не может быть сильного мира.

Я очень надеюсь, что они просто вернут все на круги своя и откроют все месторождения и газо-нефтепроводы наши, закрытые сенильным, строящим своё Build Back Better в Америке. И не будем мы кормить опять же своими налогами иранских аятолл и прочую нечисть, поддерживающую страну Z, уничтожающую Украину.

Как все в мире взаимосвязано и как все пошло, если присмотреться к деталям и разложить этот красивый большой пазл на составляющие.

Память забывчивым освежу: помощь Украине именно при предыдущем президенте пошла, но вся левота только и говорила о «заслугах» своих, которых не было. Память короткая у многих, забывших, при ком у власти в США произошла аннексия Крыма и захват Донбасса. Напомнить? Хочу освежить память всеми действиями нынешней администрации, которая выжидала, что Украина быстро сдастся, которая ничего не хотела предпринимать для помощи уже воюющей с монстром Украины.

И вдруг такое старческое прозрение под давление Сената и Конгресса под правильную дату и опять к 40 миллиардам левая пристежка. Как всегда, чтобы облегчить наши карманы, из которых добрый Байден со товарищи вытягивают налоги.

А страна американская летит вниз в свободном полёте отпущенных цен и полной неизвестности в дне завтрашнем. Кому война, а кому… Ох, как все предсказуемо и закономерно…

Украине нужна помощь, но и хотелось бы поинтересоваться, каким образом распределяются эти средства, по какой цене идут закупки и у кого, кто и по какой цене пишет суммы в Украине. Привет Ермаку – главному на районе. Рука руку моет, а Украина плачет.

Господи, дай силы и ума тем, кто на фронте, кто под обстрелами, кто защищает Украину! Дай им критического анализа, чтобы помнили, кто такой Байден с его сыном и откуда миллионы появились в карманах коррумпированной президентской семьи. Напомни им о Клинтон и спецпрокуроре Дареме, о настоящих врагах Украины, которые уже настолько заврались, что потеряли чувство реальности. И о Данченко напомни, и обо всех гнидах, которые в Украине, воюющей за весь мир, за свободу и демократические ценности, решают свои партийные амбициозные вопросы, потому что им надо свои делишки прикрыть и любой ценой власть удержать. Дай разуму осознать, кто друзья, кто враги, а кто просто так ожидают и наблюдают за великой трагедией мира в 21 веке. Слава Украине! Слава ее Героям!

Елена Пригова

Елена Пригова
Автор статьи
Елена Пригова Журналист, блогер

Консервативный журналист, общественный деятель. Ведущая ТВ клуба Континент, автор программы «Свободный полет» на радио FreedomFM, колумнист интернет-издания Континент

О российской пропаганде В США

 

О российской пропаганде

Говорить о российской пропаганде можно долго. Она классически подогнана под все каноны, прописанные столетиями, отточенные до совершенства в веке двадцатом.

«Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё поверят», – Гитлер, написавший это в «Майн кампф», рукоплещет Путину из Ада… Страна, побеждавшая однажды фашизм, в совершенстве адаптировала его идеологию.

Казалось бы, что нового можно ещё добавить в одурманивающее поколениями россиян «правдивое» восприятие мира на 1/6, а теперь 1/8 территории Земли?

Но нынешний век поднял шкалу пропагандисткой агитки до высочайшей шкалы ненависти к соседям, к миру, разделив окончательно этот мир на «нас» против «них».

Z-мир, Z-правда, Z-родина… Все «дрожащие твари», встающие с колен, остаются коленопреклоненной массой, воспевающей и восхваляющей диктатора и его вечных помощников, готовых ради власти и благ продать совесть, честь, страну.

Константин Боровой знает все о предмете разговора, о персоналиях в политике, превратившей освобождающуюся от советской власти Россию, в страну колорадского Z. Тридцать лет трансформации одно монстра в ещё более ужасающего колосса на все тех же глиняных ногах…

Е.П.

В ОРКЕСТРОВОЙ ЯМЕ ЖДАЛИ ЛЮДИ В ШТАТСКОМ

 Это написано очень просто и очень страшно. Изнутри времени.

В ОРКЕСТРОВОЙ ЯМЕ ЖДАЛИ ЛЮДИ В ШТАТСКОМ
В начале октября в издательстве Corpus выходит книга «Нота» — монологи выдающегося советского дирижера и альтиста Рудольфа Баршая, ученика Шостаковича, друга Ойстраха, Гилельса и Ростроповича, основателя Московского камерного оркестра. Автобиографию Баршая записал кинематографист Олег Дорман, автор знаменитого «Подстрочника» о жизни Лилианны Лунгиной. Съемки телефильма «Нота» проходили в начале осени 2010 года в Швейцарии, где более 20 лет жил Баршай; в ноябре того же года 86-летний дирижер умер. Сейчас его прямая речь впервые издается полностью — в виде книги. «В совокупности это — беспрецедентная картина советской музыкальной жизни. И одновременно — волнующий автопортрет одного из ведущих ее творцов», — пишет в предисловии Соломон Волков.
Как-то раз, подходя к Большому, я обратил внимание, как много вокруг театра милиционеров. Стояли заборчики, и людей с музыкальными инструментами проверяли люди в военной форме. Меня тоже военный остановил, отдал честь. «Что в чемодане?» Я говорю: альт.
— Не понял.
— Ну, виола.
— Это что?
— Скрипка такая большая.
— Откройте, пожалуйста.
Я открыл.
— Ясно. Куда направляетесь?
— В Большой театр.
— Участвуете в мероприятии?
— В оркестре работаю.
— Проходите.
В Большой нередко ходили крупные государственные чиновники, и нас часто проверяли. Любопытно было, кто пожалует на этот раз.
На проходной тоже милиционеры, и снова проверка инструментов. Проверяли уже двое. Один нашел у меня в футляре сурдинку.
— Это что?
— Сурдинка.
— С какой целью проносите?
Я надел сурдинку на струны.
— Это зачем?
— Звук глуше, она придает некоторую окраску. Вот смотрите. — Провел смычком с сурдинкой, потом снял, провел без. Они переглянулись. Слышу, у меня за спиной, кто-то на валторне заиграл. Проверяют, нет ли чего внутри, наверное.
— А вот это?
Смотрю, второй держит мою металлическую коробочку для канифоли.
— Канифоль.
— Паяете?
Я открыл коробочку, провел канифолью по смычку.
— Улучшает скольжение.
— Спасибо. Проходите.
В оркестровой яме нас ждали люди в штатском. Они не смотрели ни в зал, ни на сцену: только на музыкантов.
Догадались мы правильно. Вскоре после начала спектакля — а это был балет «Пламя Парижа» — в правительственной ложе, той самой, где когда-то сиживал купец Ушков с дочерью, появился товарищ Сталин. Один музыкант возле меня совершил резкое движение — полез в карман за сурдинкой. Его тут же крепко схватил за руку энкавэдэшник. Увидел сурдинку, отпустил, тот едва успел вовремя вступить.
С трудом дождавшись конца акта, артисты на сцене повернулись к ложе и начали аплодировать Сталину. Он стал хлопать в ответ. Пошла цепная реакция: публика, поняв, в чем дело, взорвалась аплодисментами. Он встал, вышел вперед и показался зрителям.
То, что началось, нельзя назвать аплодисментами и даже овациями. Это был шквал. Это было так страшно, что казалось, сейчас обвалится потолок с люстрой и плафонами. Я держал альт и смычок и мог на законных основаниях не аплодировать, но некоторые музыканты хлопали и с инструментами в руках. Больше всего меня поразило то, как Сталин реагировал на эту бурю восторга и обожания. Никак. Его лицо было абсолютно неподвижным, абсолютно равнодушным: каменный истукан. Посмертная маска. Он молча допускал все это безумие, потом повернулся и ушел в ложу. Аплодисменты тут же стихли, как будто люди испугались его рассердить. Начался следующий акт. Я всматривался в его лицо — оно было по-прежнему таким же неподвижным, бесстрастным. В антракте он ушел.
На «Пламя Парижа» Сталин приходил несколько раз. А в начале сорок восьмого года посетил оперу «Великая дружба», и вскоре началось страшное.
Я думаю, бацилла желания уехать поселилась во мне сразу же после Постановления о музыке. Это трагически знаменитое постановление партии, в котором били Шостаковича, Прокофьева и Хачатуряна за так называемый формализм. Как над ними издевались, какие были ужасные вещи. «Правда» писала: товарищи Шостакович и Прокофьев, ваша музыка не нужна народу. В подтверждение приводились письма, подписанные шахтерами, токарями, доярками.
В консерватории было устроено собрание, настоящее средневековое аутодафе, которое продолжалось три полных дня с перерывами на ночь. Какой это был позор, какой страшный абсурд. Профессор Келдыш, известный музыковед, завкафедрой истории русской музыки, говорил, что такие педагоги, как Шостакович, толкают студентов в бездну, учат презирать нашу собственную музыку, классическую музыку, и обожествлять формалистскую. «Вот, товарищи, студент Борис Чайковский не сумел на экзамене перечислить все оперы своего великого однофамильца».
«Прошли те времена, — говорил министр культуры Лебедев, только что назначенный, — когда развитие советской музыки определяли всякие Мадлеры и Хандемиты!»
Гольденвейзер, старик, игравший когда-то Льву Толстому в Ясной Поляне (он любил об этом напоминать по всякому поводу), бывший директор консерватории, классик, которому не было никакой нужды участвовать в этом позоре, но, видимо, хотелось показать свою важность, тоже выступил. Откройте, он говорил, любой квартет Гайдна: в нем больше музыки, чем во всех симфониях Шостаковича, вместе взятых. А что такое сонаты Прокофьева? Ведь они могут навсегда испортить пианисту руки!
Шостакович сидел в последнем ряду. Мы, студенты, — на ярусе. Сверху мы видели, как он каждые десять минут выходит покурить, а потом возвращается на свой стул как на лобное место. Он ни на кого не смотрел — и на него никто не смел взглянуть.
Когда одна дама, преподававшая историю музыки, страшно поносила Прокофьева, мы с ребятами написали записку и передали в президиум: «Скажите, пожалуйста, когда Вы врали: сегодня или в прошлом году на лекции о Прокофьеве?» Она с каменным лицом прочитала и положила в карман.
Поздно вечером я сел в троллейбус, который ходил тогда по улице Герцена, и услышал за спиной разговор двух старушек: «Помнишь, мы выбирали депутата Шебалина? Директором консерватории был. Вывели голубчика на чистую воду: враг оказался. Сочиняет музыку, вредную для народа!»
Незадолго до этого погиб великий Соломон Михоэлс. Теперь известно, что его убили по личному приказу Сталина, гэбэ, или как оно тогда называлось, инсценировало несчастный случай. После собрания Дмитрий Дмитриевич зашел к Талочке, дочке Михоэлса, обнял ее и сказал: «Как я ему завидую».
Был у меня добрый друг, Герман Галынин. Он пришел учиться в консерваторию прямо с фронта. Демобилизовался и явился в солдатских обмотках, в шинели на композиторский факультет, стал учеником Шостаковича. Вскоре вся консерватория знала, что учится новый гений. Его сочинения не оставляли равнодушным никого. Герман был незаурядным пианистом. Одно время мы вместе жили в общежитии на Трифоновке, возле Рижского вокзала, — не помню, почему мне пришлось временно там поселиться, — и по вечерам еще с одним нашим приятелем играли трио Гайдна. Это совершенно бесподобная музыка, простая, как будто наивная, естественная, как бывает народная музыка. Гайдн писал, что отец его был ремесленником, мастерил колеса, и во время работы напевал немудреные песенки. Эти песенки, пишет, навсегда поселились в моей душе, и я не стеснялся употреблять их в качестве какой-то части моих трио, квартетов, потом симфоний. Мы с Германом решили, что все трио Гайдна сыграем, а их очень много — сто или больше. Действительно сыграли, и каждый вечер у двери комнаты, где мы играли, собирались ребята и слушали.
Германа, как ученика Шостаковича, тоже стали уничтожать за «формализм». Герман потерял рассудок. Однажды в холод, не надевая пальто и шапки, он пошел на улицу Горького, вошел на Центральный телеграф, посмотрел кругом и громко закричал: «Сталин и Жданов — убийцы!» Его схватили, конечно, потом посадили в сумасшедший дом. Самое умное, что они могли сделать. Он пробыл там несколько лет. Его жена, верная его Наташа, носила передачи. Однажды вдруг звонок мне в дверь — открываю, она стоит на пороге: Рудик, Германа отпустили, пойдем скорее к нам. Мы встретились, обнялись. Считалось, что его вылечили. Я сказал: «Удивительное дело, как раз сейчас мы с оркестром репетируем твою сюиту. Хочешь, пойдем послушаем?» — «Конечно, конечно, хочу». Пошли, репетиция была в филармонии, на улице Горького. Он послушал, дал какие-то советы, потом пешком пошли обратно домой. Он говорит: «Спасибо тебе, Рудик». — «Да что ты, это спасибо тебе за такую чудесную музыку». — «Знаешь, когда будешь играть, следи, пожалуйста, внимательно, чтобы враги ничего не испортили. Они ведь кругом, кругом, Рудик, только ждут...»
Как сумел выдержать сам Шостакович, не потерять рассудок, не покончить с собой? Ведь это не в первый раз с ним проделывали. Как выдержал Прокофьев и все остальные? Их уничтожали, унижали. Прокофьев тоже держался с замечательным достоинством, даже вызывающе. Хачатурян, великий композитор и высокой порядочности человек, оказался не так силен, но он был потрясен силой духа Шостаковича. Он потом говорил: «Шостакович приходил с этих страшных заседаний, садился за стол и писал гениальную музыку». Это не художественный образ: Гликман тоже мне рассказывал, что Дмитрий Дмитриевич в самом деле приходил вечером домой и писал концерт для скрипки с оркестром.
Детей Шостаковича травили в школе. Им кричали: «Ты сын (или дочка) врага народа». В эти дни я впервые повел Леву в цирк на Цветном бульваре. Выбегает на манеж клоун — был такой замечательный Карандаш, очень смешной. В руках у него собачка. А на манеже стоит пианино. Он эту собачку на пианино бросает, и она начинает бегать по клавишам — бам-бам-ля-ля-ля, туда-сюда. Заведующий сценой выходит. «Карандаш, что это делает твоя собака?» А он говорит: «Ах, не обращайте внимания, она играет новую симфонию Шостаковича». И публика корчится от хохота.
После собрания я позвонил Д.Д. Мы его так звали между собой. «Я хотел бы как-то выразить вам свое сочувствие, Дмитрий Дмитриевич». — «А знаете что, Рудольф Борисович, вы не могли бы ко мне приехать?» Он единственный из педагогов консерватории был всегда со студентами на «вы». «Могу, конечно, с удовольствием». — «Приезжайте». — «Когда?» А он говорит: "Когда хотите, хоть сейчас." Я взял и поехал.
Приезжаю домой. Один он дома сидит. Повел меня к столу, сели за стол. Молчали. Ничего не говорили. Что можно было сказать? Сказать было нечего ни ему, ни мне, и некому было тогда ничего сказать. Ужас. Обуял нас ужас обоих, и все. Он пошел, принес бутылку вина и коробку шоколада. Хорошее было вино, грузинское, вроде «Хванчкары». И мы с ним бутылку всю выпили, закусывали конфетами только. Ну, молодые все-таки были. Он, правда, уже не такой молодой, а я совсем мальчишка. Сидели-сидели — чувствую, пора уходить. Ну сколько можно сидеть и молчать? Встаю. Он видит, что я собираюсь прощаться, и говорит: «Спасибо».
Протянул мне руку, пожал руку: «Спасибо». И все. И я ушел.
Всякая тираническая власть, всякая деспотия всегда против модернизма, всегда. Так было, уверен, и в Древнем Риме, и в Египте при фараонах. Модернизм нарушает существующий порядок. Он прежде всего свидетельствует о свободе человека, в данном случае — композитора, а свобода заразительна. Напоминать человеку о том, какое он сложное явление, всегда значит выступать против власти. Писать такие аккорды, как писал Шостакович, это был вызов, и я вас уверяю, он прекрасно это понимал. Он никогда не был официальным композитором, даже когда под пытками, не преувеличиваю, под моральными пытками, писал симфонию про Великий Октябрь и Ленина. Его музыка выражает страдание и разорванность души, так страдают при любой тирании, во все времена и где угодно, так вообще страдает человек, поэтому музыка Шостаковича универсальна. Его аккорды непонятны уху испуганному, холопскому, оглушенному, а живому человеку прекрасно понятны.
Говорили: «Надо писать музыку, которая понятна народу». Что эти люди знали о народе или хотя бы о публике? В СССР была прекрасная публика, чуткая, серьезная, благодарная. А хотите знать, что думал об этом Бах, не только величайший, но и популярнейший композитор? Однажды его сын — тоже композитор, как и все сыновья Баха, — пришел домой очень довольный: он давал концерт и имел колоссальный успех. А наутро отец ему сказал: «Ты имел вчера большой успех у толпы — значит, ты плох. Надо сочинять не для масс, а для знатоков. Если у знатоков будешь иметь успех, тогда станешь великим композитором». Это, прямо скажем, идет вразрез с большевистской моралью и понятиями о воспитании трудящихся масс. Для деспотии опасно искусство, которое воспитывает не массы, а человека.
В гитлеровской Германии Малер был запрещен. Немцы были недовольны, когда его, пусть редко, исполняли у нас в тридцатые годы. А когда Сталин объявил, что Гитлер — его друг, Малера и у нас запретили. Тут, вы скажете, дело в антисемитизме Гитлера. Но что такое этот антисемитизм применительно к музыке? Не надо объяснять его просто происхождением Малера, который, к слову сказать, принял католичество — это было условием властей, чтобы дать ему пост директора Венской оперы: еврей не мог занимать такую должность. Нет, здесь под видом антисемитизма выступает вражда против человечности, личного достоинства, сострадания, доброты. Эту вражду сформулировал еще Вагнер, который ввел в оборот словосочетание «еврейская музыка».
Помню, как в конце семидесятых репетировал со Штутгартским оркестром Первую симфонию Малера и случайно услышал в перерыве, как один музыкант восторгался этой музыкой и говорил, что она сильнее брукнеровской, а другой ему сказал: «Дурак же ты. Брукнер — это святая музыка, а Малер — еврейская музыка». Этот другой на литаврах играл.
С другой стороны, возвращаясь к модернизму: при Гитлере вполне благоденствовал Карл Орф, очень модерновый композитор, который, правда, писал на старинные стихи, с большими хорами, и это подходило эстетике рейха. Ему предложили сочинить новую музыку к «Сну в летнюю ночь» вместо музыки Мендельсона — потому что Мендельсон был запрещен. Орф согласился. Так что под словом «модернизм» власть имеет в виду не всякую новизну, нет-нет, она чутко распознает именно то, что для нее опасно, то, в чем таится глубинный протест и подлинная революционность. И наоборот, с подачи власти часто расцветает поддельный модернизм, который симулирует свободу и дискредитирует ее.
Когда я услышал Четвертый струнный квартет Шостаковича, написанный в сорок восьмом году, то был потрясен откровенностью и бесстрашием этой музыки. Там, скажем, с невероятным сарказмом проходит православный хорал, потом еврейская танцевальная тема, и это повторяется несколько раз. Однажды я показал Шостаковичу это место в партитуре. Каким же взглядом он на меня посмотрел. Тут была и гордость, и радость, что кто-то всё понял... Он несколько секунд так смотрел, а потом как будто потушил огонь — хотя при этом, наоборот, зажег спичку и закурил «Казбек» — он курил «Казбек» или «Беломор», — и сказал официальным тоном, как будто хотел и меня научить, как надо об этом говорить: «Но это ничего не значит. Просто музыка - и всё, просто музыка.

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..