четверг, 5 декабря 2013 г.

ВСЕГО СТРАШНЕЕ



 Есть вещи пострашнее несуществующей ядерной бомбы Ирана, террора арабов территорий,   и всех происков интернационала юдофобов.  Например, вот это:
«Бывшему заместителю главы полиции округа Галиль подполковнику Коби Бахару объявлен строгий выговор за пощечину, которую он дал арабской студентке во время демонстрации протеста. По информации сайта "Мако", на дисциплинарной комиссии рассматривался инцидент, произошедший в мае 2011 года во время демонстрации арабских студентов, проходившей в рамках "Дня Накбы" на границе с Ливаном. Демонстрация сопровождалась столкновениями с полицией. Один из ее участников заснял на видео, а затем выложил его в интернет, как подполковник полиции Коби Бахар дал пощечину одной из демонстранток. Члены дисциплинарной комиссии признали, что полицейский превысил полномочия при применении физической силы, и объявили ему строгий выговор. Второй канал сообщает, что женщина, получившая пощечину от полицейского, сочла это решение "слишком мягким".
 А что? Почему не дали пожизненный срок подполковнику? Так бы и просидел до конца дней в отличие от убийц-террористов. О нем хлопотать уж точно никто не будет. А сволочь эту – студентку нужно срочно в Кнессет избрать, где и так ее друзья - негодяи давно жируют.

Нет, не кончится это добром.

СКУЧНО, ГОСПОДА.


Жириновский требует снять с показа фильм "Оттепель" - пьют много герои и курят. Студенты МГУ предложили Путину запретить Интернет - в нем пропаганда ведется нежелательная. Президент сказал, что рано, есть Конституция. Но Конституцию, от Ельцина, давно предлагают переписать заново. Памятник Дзержинскому хотят на место поставить у Лубянки. Такие дела. Не смешно, не страшно, а скучно. Когда ни хрена не ладится с хозяйством, власти берутся за то, что полегче. Снять кино, причем любое, непросто, а запретить - дело минуты. Интернет? Вот нет его в Северной Корее - и все там умирают с голоду счастливо, не подозревая, что где-то живут сытые люди. Конституцию переписать тоже несложно, гораздо легче, чем жить по ней, даже самой несовершенной. Дзержинский? Ну, раз Ленин в Мавзолее и стоит идолами по всем стране, Сталин - в ВИП-стеночке и благодарной памяти народной, почему не вернуть железного Феликса на место?.... Скучно, как бывает скучен старый, плохой, если не бездарный фильм. Ты его тысячу раз видел, ты в нем жил и маялся, а вот опять. Чем только не мучили Россию: войнами, голодом, концлагерями, а вот теперь решили замучить скукой. Нет, армии холуев стало весело. Ура кричат и чепчики в воздух бросают, но холуи только и умеют, что начальственные задницы облизывать, а делать еще что-то, кроме качки нефти-газа нужно? А может и не нужно? Но это уже совсем скучно, как может быть скучна смерть.
  

КАК НАЧИНАЛСЯ ПУТИН


 Статью эту я написал очень давно, но будто ничего не изменилось в России за это время.

 Человек, добившийся власти в демократической или псевдодемократической стране, сразу попадает под пристальное внимание прессы и телевидения. Все это напоминает долгий допрос с пристрастием. В результате которого, рано или поздно, допрашиваемый раскалывается. Говорит, то, что думает, а не, что положено по чину говорить. 
 Когда-то Валентин Пикуль сказал, что история России похожа на маятник. Из Европы в Сибирь – и обратно. Он в те годы не искал виновных в русской беде, а искренне и объективно старался разобраться в ее причинах. 
 Прав был писатель – историк, но к маятнику можно присовокупить еще один закон парных случаев: от ласки к таске. Один царь приласкает, другой за чубы таскает. Любимая народная забава: от баловства к дисциплине. Толку и от того и другого мало, зато не скучно.
 Ельцин, при всех его разительных пороках, был человечен и предпочитал миловать, а не казнить. По общему гласу русской прессы  пил, воровал, бездельничал, гулял с девками, но и другим не мешал этим самым заниматься. Но, воруя и гуляя, искренне переживал за вверенное ему хозяйство. Болел, чуть не помер, а теперь, получив индульгенцию и удалившись от дел, чувствует себя куда лучше, чем в кремлевском кабинете. Живой он человек – этот Борис Николаевич, из страстей сотканный. Тут, я думаю, никто спорить не будет. 
 Но в результате его «живого» правления, пришла в Россию не демократия, а бандитская анархия в чистом виде. В стране стали править банды: банды олигархов, банды губернаторов, банды чиновников. Слово « мафия» здесь не годится. Заграничное оно и подразумевает хоть какое-то подобие порядка. В России начался обычный разгул, вольница, наивно загримированная под рыночное и открытое общество. На самом деле не было там и в помине всего этого. Вот свобода СМИ была. И ничего кроме. Свобода для всех, включая откровенных фашистов и любителей нетрадиционного секса. Эта свобода тоже на свободу в выстраданном, настоящем виде не очень была похоже. Так, рустяки, как любил отмечать А.С.Пушкин: «Воля». Просто потому, что свободы без ответственности не бывает. Без ответственности и ответа за прошлые грехи и ошибки. А тут случилась одна ругань, и не дошло дело до суда, до покаяния. /
 Кто-то недоволен, что старик – Ельцин и его семейство получили индульгенцию, неподсудность от нового президента. Но сам-то Борис Николаевич всем все простил, никого не тронул. А главное, - не прихлопнул беспалой ладонью гидру родной коммунистической партии. Так что в моральном плане последнее десятилетие прошло для России впустую, а там, где очевиден прокол нравственный, и экономического чуда ждать не приходится. /
  Новый президент пришел порядок наводить, опять же по старому российскому закону. Погуляли, ребята, и хватит. Не хотите работать просто так, опять заставим вкалывать из-под палки, в привычном режиме. /
 Рановато пришел на российские просторы в свое время призрак Карла Маркса, да и дядя Сэм не вовремя пожаловал. Только, похоже, крепостное право в России и по сей день эффективно. Относительно, конечно. Прокормиться бы самим – и то ладно. /
 Но вернемся к теме нашей. Раньше тиран какой-нибудь правил в России, затаясь. Тайно правил, с необозримых высот. Цари и вовсе прессу игнорировали, большевистские деятели превратили газеты в послушных попугаев, но ныне вся эта журналистская братия по инерции требует свое, да и заграница все еще принимает Путина за президента демократического государства. Так ей хочется, загранице, чтобы спокойней жилось в сознании, что вся Европа покорна геополитическим интересам Соединенных Штатов. /
 И Путин пошел на риск неоправданный. Себя стал показывать и говорить много. Его спрашивают - он и говорит. Но, как отмечалось, на таком бесконечном допросе даже такой закаленный деятель секретных служб рано или поздно проболтается. Он и пробалтывается регулярно, сознаваясь во всем. И, прежде всего в том, что не на радость Западу пришел он, а на страх, что по линии человечности рекордов Гиннеса ставить не собирается и разговаривать с Россией и всем миром намерен не на языке конституции, а окриком и правом силы. /
   Одного прокола с Ларри Кингом вполне достаточно./
-         Что случилось с подлодкой «Курск»!
Веселая, довольная своим собственным остроумием улыбка:/
-         Затонула. /
Одной этой «шутке» хватило бы любому политику на Западе, что бы на всю жизнь распрощаться с карьерой человека власти. Но Россия страна особая. Она и не такое прощала. /
 Весь прошедший путинский год стал бесконечным кошмаром./
-         Что случилось с Чечней?/
-         Разрушилась./
-         С домами в Москве, Волгодонске, Буйнаксе? /
-         Взорвались? /
-         Что произошли с людьми в переходе на Пушкинской? /
-         Погибли. /
-         А башня в Останкино? /
-         Сгорела. /
Есть предел цинизму? Нет его, грустно констатирует история, тоскливо и грустно повторяя сама себя на новом витке.   
   Новый порядок Путина прост: « Хватит! Погуляли дорогие бандиты, олигархи, чиновники. Теперь я гулять буду». А народ российский должен поверить, что сам Путин не бандит, не олигарх, и не чиновник. А куда деваться, он поверит. Как верил Ивану Грозному, Петру Великому, Николаю Палкину, Владимиру Ульянову и Сосо Джугашвили …. Тоска по хозяину – вечная, скорбная участь России.
 Путин оказался одним из тех, кто сознательно путает причины со следствием. Такой человек всегда будет занят поисками врага, а не простой, умной и рутиной работой над экономикой огромной страны. /
 Начал Путин, бряцая оружием. Проливая кровь, добился высокого предвыборного рейтинга. Похоже, он собирается продолжить свою политическую жизнь в этом привычном и губительном танце.
 Грешен, еще месяц назад думал, что ограничится Путин грабежом награбленного. Распатронит наглых олигархов – и успокоится. Нет, видно слишком долго живу без чувства той земли, где родился.  Склонен стал к самообману, к иллюзиям. /
 Ну, с нами, журналистами, это бывает. Хуже другое. Политики Запада слишком медленно начинает понимать, с кем имеют дело. Вновь продолжаются дипломатические игры с опасным северным соседом. Вновь желаемое выдается за реально существующее. Вновь что-то бормочется про какие-то реформы. Вновь Европа и Америка поддаются на шантаж и начинают жить одним страхом. /

 Израилю тоже некуда деваться. Поток репатриантов и эмигрантов из России не иссякает. Кран продолжает быть открытым. За подобное благо на родине предков готовы платить, чем угодно,  забывая, что фараон, отпустивший народ наш, так и не перестал быть фараоном. Крайне опасна забывчивость эта. Россия – страна устойчивых юдофобских настроений. А что такое юдофобия, помноженная на тоталитарную власть, евреям хорошо известно.

БОГ ТРАВЫ рассуждизмы


« Человек-это лишь тростник, и при том очень
   слабый по природе, но этот тростник мыслит».
                                                                               Блез Паскаль
                                        
  Великого  человека  мучил страшный недуг всю  жизнь. Больная плоть Паскаля хотела верить в здоровье души и наличие разума. Он жил в счастливое время надежд.  В эпоху эту совсем недавно вошел новый человек железного века. Да и время надежд продолжалось недолго.
 Реалии ХХ века навсегда покончили с годами иллюзий, родившими Леонардо, Шекспира, Паскаля….
 
 Чужой фильм на библейскую тему. Толпа в горном ущелье. Авраам  произносит речь перед толпой. Он разбивает глиняного идола и агитирует всех поверить в Бога Единого. Он делает это, красиво пересказывая первые эпизоды Торы. Толпа вопит в восторге, простирая к Аврааму руки: « Мы верим! Мы верим!»  Все – процесс обращения народа к монотеизму завершен.
 Эпизод этот никакого отношения к Аврааму, его спутникам, к иудаизму и Торе не имеет. Он лишь доказывает безумие рода людского, его неспособность и через тысячелетия понять, что есть вера в Невидимого и Всесильного.
 Нет, не было и не будет Бога у авторов фильма, и у статистов, выбрасывающих руку с приветствием на экране. Нормален в кадре только жалкий кустарник в пустыне и скотина домашняя, пасущаяся где-то там, позади толпы.
 Мир и по сей день полагает, что это евреи дали миру Тору. Все не так. Это Тора дала миру евреев. В расчете на то, что первое, попавшееся под руку племя, сможет обрести разум и дать пример остальной безумной публике.
  «Народ Книги, народ Книги» - затвержено, но мало кем понято. Евреи – народ необычный по своей природе, идущий не от рода и географического понятия, а от Текста, как истоки рек от невидимых, подземных источников или таяния снега в горах, как дерево идет от семени, как воздух для дыхания от листвы деревьев.
 «Избранный народ, избранный народ» – затвержено, но не всегда понято, зачем он избран? Может быть, в попытке обрести через избранность эту разум, свойственный всему живому на земле, кроме человека. И только в разуме есть Всевышний, сознание Творца .
  О чем это я? У животных, травы, цветов нет Бога. Он им не нужен. Почему дан был Бог человеку? Вот вопрос вопросов.
 Кто-то скажет, что этот подарок судьбы мы получили вместе с разумом. Но зачем нужен Бог тем, у кого разум есть. Может быть, мы сами придумали миф о своем собственном величии . Может быть, подобная идея – следствие гордыни, самомнения, тщеславия. Может быть, и Бог был людям даден, чтобы спасти человечество от сознания скорбного отсутствия ума, от особой формы безумия?
 Как деревьям даны корни, как птицам - крылья, как пчелам и цветам дано содружество, так и людям дан Бог, чтобы сохранить род людской на Земле в надежде на возвращение в райские кущи.
 Люди упрямо спорят. Одни убеждены, что Бог сотворил человека. Другие, что человек придумал Бога. И то и другое неверно. Человеку не под силу создать Всевышнего, а Творец все еще занят созданием человека. Вполне возможно, он только в начале бесконечного пути. Доказательств это точки зрения могу привести сколько угодно.
 Например, много научных и ненаучных работ написано о психопатии разного рода фюреров: от Александра Македонского до Иосифа Сталина.  Эти работы, на мой взгляд, продиктованы, в какой-то степени, и желанием реабилитировать род людской. На самом деле – проблема не в безумии Гитлера или Мао, а в особом характере их заболевания, способном вызвать массовую эпидемию, тяжелое психическое расстройство целого народа или даже народов: миллионов, десятков миллионов и даже сотен.
 Наша гордыня, убежденность в наличии разума, играет с людьми злую шутку. Мы в ужасе перед возможными последствиями чумы, чахотки, СПИДа, но считаем нормой религиозный фанатизм, коммунизм, социализм, либерализм, фашизм и так далее.
 Тем не менее, все эти «измы» – прямое следствие массовых психических заболеваний, обусловленных отсутствием разума у человека - одного из  видов живой материи.
 Тот эпизод из фильма чудовищен своим непониманием сущности монотеизма, отрицающего категорически психопатическую, истеричную, бесовскую возможность своего распространения. Бог, пришедший к роду и слугам  Авраама, обратился не к  безумной толпе, а к каждому бывшему рабу персонально  с надеждой на возвращение к человеку разума.
 Но и вне толпы, в бунте индивидуальности, человек безумен. Само Еврейское государство и народ Израиля движутся по шаткому, узкому мостку над пропастью, но при этом евреи активно толкают друг друга, клевещут друг на друга,  ставят подножки, гонятся за призраком богатства и власти, не страшась при этом подлинной опасности, настоящих врагов. Не думаю, что такое поведение – признак наличия организованного, как надо, серого вещества.
 Томас Манн писал: « Обрести сознание означает обрести совесть, знать, что есть Добро и что есть Зло – дочеловеческая природа этого не знает. Она невинна, в человеке же на ней лежит вина. Человек – грехопадение природы, но это не падение, а, несомненно, подъем, - так же, как и несомненно, что совесть выше невинности".
 Замечательный немецкий писатель, как Паскаль, жил надеждой, и думал подобным образом до начала Второй мировой войны. После Холокоста его точка зрения на тот парадокс, что грехоПАДЕНИЕ есть ПОДЪЕМ несколько изменилась.
 У природы, повторим это, нет нужны в совести, как нет нужды в Боге. Только наличие борьбы Добра со Злом в человеке делает необходимым контроль над ним Всевышнего.
 Но можем ли мы утверждать, что сам факт наличия этой борьбы – свидетельство разума человека? Скорее, как это доказывает история человеческих сообществ, подобное – следствие безумия.
 Гордыня наша вновь готова утверждать, что безумцы не смогли бы подчинить себе живой и мертвый мир земли, создать высоко  развитую цивилизацию, блестящие образцы искусства и науки.
 Но дело-то в том, что все, созданное человеком, находится в динамичном и непредсказуемом развитии. Нам неведомо, куда мы приведем сами себя на путях этой самой цивилизации. В то время, как муравьи, например, живут сотни миллионов лет в стабильном, неизменяемом и, уверен в этом, счастливом по-своему мире.
 Мы оплакиваем жертвы арабского террора, но каждый день на наших дорогах, в разбитых машинах, под колесами автомобилей, смерть собирает куда большую жатву.
 Безумный человек  сам себе объявил террористическую войну, создав вокруг своего хрупкого естества железный, безжалостный мир техногенных катастроф.
 Да что там чужое кино по чужой Библии. Недавно слышал по  радио, как некий профессор, захлебываясь от восторга, перечислял имена евреев – физиков, слепивших для режима Сталина атомную, а потом и термоядерную бомбу. На этом основании радиоголос требовал, чтобы Россия в знак благодарности евреев полюбила.
 Затем были перечислены имена евреев шпионов, в том числе и граждан США, всемерно способствующих созданию ядерного оружия в СССР. И за это, как оказалось, русский народ также должен быть благодарен народу еврейскому.
 Об американской демократии, ставшем жертвой ядерного шпионажа, выступающий промолчал. Но и граждане США, согласно его логике, должны тоже носить евреев на руках, ибо Оппенгеймер и Теллер подарили Америке оружие массового уничтожения.
 Не сказал так же выступающий, как должны относится к евреям жертвы Хиросимы, Нагасаки, Челябинска и Чернобыля? И не посмел, естественно, заикнуться, что к плодам еврейского гения тянутся сегодня самые гнусные режимы мира. Да и вопрос о самоубийстве человечества все еще стоит на повестке дня.
 Нет, никто меня не убедит, что вся наша цивилизация – продукт разума, а не безумия.   Не знаю, и знать не могу в каком мире больше смысла: в человеческом или экосистеме болота, где  мирно и плодовито уживаются мхи, пиявки и комары.
 Мы озабочены войнами между людскими сообществами. В действительности, самая страшная война, которую ведет человек, – это война с природой. Вполне возможно, это война безумия с разумом.
 Всякое действие, не способное прогнозировать  следствие своего применения – никак нельзя назвать разумным. Впрочем, и здесь творцам нашей цивилизации особенно нечем гордится. Возникновение растения из зерна –  акт во много раз более  гениальный, чем способность построить самодвижущийся экипаж на четырех колесах.
 Не думаю также, что евреям следует гордиться своей особой страстью к творчеству, великими победами во всех областях науки и искусства. Евреи настолько же безумны, как и все остальные народы. Мало того, вполне возможно, что они гораздо безумней многих иных наций. В противном случае, зачем было Богу обратить такое пристальное внимание на Авраама и его потомков. Зачем было Богу и Моше дать Тору именно «жестоковыйному» племени.
 Бог взял под строгий контроль еврейский народ, в попытке вдохнуть в него не душу, а разум. Процесс этот крайне мучителен. Вот почему и вся история народа Торы трагична, и все попытки найти общий язык с окружающим миром заканчиваются ничем.
 Природа Богодуховна. Здесь нет сомнений. Природа разумна, ибо  никто еще не доказал, что инстинкт, заложенный в генетическом коде, не есть высший разум природы. И никто еще не подтвердил, что утрата первобытных инстинктов – есть признак высшего разума, а не следствие отсутствия такового.
 В отчаянной попытке Создатель на протяжении последних тысячелетий пробует исправить свою собственную ошибку: создание «мыслящей» материи, убежденной, благодаря проискам Сатаны, в своей мудрости.
 Между двумя стеклами в небесной лаборатории, под микроскопом, Всевышний поместил еврея. Он проводит с ним фантастические, феноменальные эксперименты. Он мучает, просвещая и воспитывая в муках, избранный народ в галуте и позволяет создать свое собственное государство, на земле, утраченной две тысячи лет назад.
 Феноменальность еврейской судьбы – это попытки Всевышнего найти пути  возвращения человечества к разуму природы, к единству и миру с ней. На этом пути Всевышний достиг определенных успехов. Еврейский гений не запятнал себя эпидемией массового психоза, хотя в отдельных случаях являет миру примеры фантастического идиотизма.
 Сам факт упрямого Богоборчества потомков Иакова говорит   о неспособности еврейской души к вере абсолютной, внешней, построенной на атавизме язычества.
 Безумный мир не спрятан в смирительную рубаху, не сидит за стенами дома скорби. Он свободен и буен. В этом мире только еврей госпитализирован, находится на излечении, закован в кандалы, спрятан в смирительную рубашку Закона, и обречен на бесконечные опыты над своей несовершенной психикой.
 Отсюда и ненависть к еврею мира остального. Ревность, вечное подозрение, что тот, кто находится на излечении, счастливей того, кто даже не подозревает о своем тяжком диагнозе. Ну и, конечно, убежденность, что шустрый еврей, как обычно, сможет получить разум без очереди, по блату у Бога, не переступая порог скорбной обители.
 Отсюда больные, лихорадочные попытки доказать, что еврей также страшен и порочен, как все другие народы мира. Отсюда восторг, когда еврей становится на тропу войны, мести, террора. Отсюда и ложь, наветы, мифы, преследующие еврея, отсюда и вечные обвинения в ханжестве лицемерии. И ярость при сознании тщетности попыток доказать все это.
  Но  способность сопротивляться массовому психозу, направленному на уничтожение – вовсе не доказательство   превосходства евреев над другими народами. Это всего лишь следствие неусыпного контроля над ним – и только.
 Еврей подтвердил неоднократно и будет, надо думать, доказывать впредь, что он безумен в той же степени, что и другие, «двуногие без перьев» обитатели планеты.
 В чем же все-таки основная разница между племенем жестоковыйным и другими народами? Думаю, евреи находятся не в постоянном ожидании Машиаха, а в надежде рано или поздно получить от Всевышнего Разум, утраченный в тот момент, когда рука Евы потянулась к плоду Древа Познания….

   Перечитал эти заметки, написанные в надежде доказать кому-то, что автор не так глуп, как кажется, и еще раз убедился в тщетности своих жалких усилий.
 Как правильно писал тот же Блез Паскаль: « Даже тот, кто презирает человечество, приравнивает людей к зверям,  даже тот, противореча самому себе, хочет, чтобы ему удивлялись и верили».

 Перед домом моего знакомого  замечательная лужайка. Никогда не упускаю случая лечь на зеленый ковер, прижаться к нему лбом, поймать удивительные запахи и даже услышать голос Бога травы:

 - Господи, да какой же ты дурак!

ЧУДЕСА ТЕЛЕСНЫЕ


С телом своим люди научились делать все, что угодно. Впрочем, и с душой тоже.

http://safeshare.tv/w/NhTuprICfT

ОДИНОЧЕСТВО ЛЮБВИ




 Школьники в Дании с гордостью говорят: « Мы – датчане!»
 Дети в классе китайской школы гордятся тем, что они китайцы.  Чада англичан счастливы принадлежать  британской короне.  Дети Израиля горды тем, что они евреи…. И так далее.
 Детям самой природой предписано гордится тем, что они принадлежат к большинству. Это потом, в юности, им начинает казаться, что быть избранным, не похожим на остальных, почетно и выгодно. Юноша стремится быть личностью, и, тем самым, принадлежать к меньшинству. 
 Тоска по таланту – типичный пример стремления мужского пола встать над толпой и оказаться в одиночестве.
 А кто из девиц не сожалел, что не выпал им счастливый жребий  родиться в семье миллиардера или премьер-министра. 
 Катю привезли в Израиль, когда ей  исполнилось 12 лет. Так получилось, что в школе города К. не было ульпана, и девочке сразу пришлось идти в нормальный 5 класс – «хей». 
 Оба родителя Кати были евреи, но девочка, как и мама, мало походила на дочерей  семитского племени. Глаза у Кати были голубые, волосы русые, нос курносый, а скулы широкими. Сами можете догадаться, как встретили новенькую в классе. Ей бы в слезы, в жалобы, в истерику, а она выбрала позицию гордого и сильного человека, хотя росточка была крошечного и физической силой не отличалась. 
-   Русская, русская!! – завопил класс, как только учительница представила всем им Катю. 
Но Катя ничего не имела против такой клички. Она приехала в Израиль недавно и еще не поняла, что принадлежать к меньшинству стыдно и плохо. В России ее никто не обижал, как еврейку. Это и в голову не приходило одноклассникам, по причине ярко выраженной славянской внешности девочки. У нее не было привычке к обиде, а характер девочке достался в наследство крепкий. 
 Брань, как известно, на вороту не виснет, но на первой же перемене новенькой дали почувствовать, что она чужая. Ее толкали – случайно и нарочно. Ей плевали в спину, и демонстративно отказывали в знакомстве и дружбе. На самом деле, школьники этого вполне нормального класса приглядывались к новенькой, проверяли ее на «вшивость»
 Катя вела себя, с точки зрения ребят, вызывающе. Сначала гордо терпела обиды, потом стала давать сдачу. Дело дошло до драки. Особенно обидели Катю шутки одного увальня по имени Амит - большой. В классе был еще один Амит – маленький, но тот вел себя прилично, и на девочку из России внимания не обращал. /
 За тезку отыгрался Амит большой. На перемене он вертелся вокруг Кати и делал ей всякие изощренные гадости. Где-то, например, нашел паука и засунул мерзкое насекомое за шиворот девочке, а потом в класс пробрался на перемене и склеил жвачкой все письменные принадлежности в ее финале. Вот было смеху потом, когда урок начался./
 Семья Амита принадлежала к выходцам из Марокко. Его отец, шофер большегрузной машины, новоприбывших не жаловал, и часто, за столом, ругал «русских» всякими обидными и грубыми словами. Маме Амита - большого это не нравилось. Она считала, что любая алия нужна Израиля, потому что другого пути защитить Еврейское государство -  нет, и не будет. /
  Сын держал сторону отца. Отец был большим и сильным. Он ездил на огромном грузовике по всему Израилю, а мама Амита вечно торчала на кухне или ходила по магазинам и базару, покупая продукты. /
 Отец никогда ни о чем не просил своих четверых детей. Матери вечно нужна была помощь. Особенно приставала она с разными просьбами и поручениями к старшему сыну – Амиту. А еще мама этого увольня была занудой. Она старалась воспитать своих детей в еврейских традициях, при полном равнодушии к ним главы семьи. /
  Каждый день этот паршивец придумывал новое мучение для Кати. Он прятал ее учебники. Он каждый раз начинал хохотать, когда девочка пробовала говорить на иврите, он запирал ее в классе… Однажды Амит -  большой купил специально наручники для детской игры и насильно приковал к себе девочку. /
 Дома Катя ни на что не жаловалась. Она видела: родителям и без того трудно. Первый, щадящий год прошел быстро. Отец Кати долго искал работу по специальности, но не нашел ее и был вынужден зарабатывать деньги там, где он никогда бы, в других обстоятельствах, не стал этого делать.
 Мама Кати приехала в Израиль на пятом месяце беременности. Брат девочки родился беспокойным, часто болел, плакал по ночам. Мама не высыпалась, вечно ходила хмурая, и, как казалось Кате, совсем забыла о ней.
 Одиночество в детстве гораздо мучительней, чем в зрелом возрасте. Катина гордость не позволяла ей искать друзей самостоятельно. В  классе были «русские», но все они прибыли в Израиль раньше, прекрасно говорили на иврите и совсем не хотели принимать в свои ряды белокурую парию.
 Одна тихая, неприметная девочка попробовала протянуть Кате руку дружбы, но сделала она это как-то неуклюже, и новенькая не отозвалась на приглашение разорвать вместе круг одиночества./
 И в следующем классе Амит продолжал  «доставать»  Катю своими наглыми и подлыми выходками. Он был так находчив в этом, что другие дети оставили Катю в покое, будто признали за своим изобретательным другом право на первенство в деле травли бедной девочки.
 Катя держалась. Она приняла вызов, и в этом сражении за честь и достоинство не хотела уступать никому. Тем более, этому гнусному толстяку с толстыми губами и курчавой, «проволочной» шевелюрой. На грубое слово она научилась отвечать руганью. На удар – ударом. Только однажды удалось Амиту довести бедную Катю до слез.
 Были они всем классом в походе зимнем - по Негеву. Ночь предстояло провести в палатках. Койки с железной сеткой, сверху поролоновый матрас, ну и мешок, конечно, спальный. Вот на чем и во всем этом  предстояло спать.
 Амит ловко и незаметно стащил  матрас Кати, и спрятал его в кустах. Запасных матрасов не было. Девочке предстояло провести ночь на голой сетке. Всем на мягком, а ей, хоть и в спальном мешке, но прямо на железных пружинах. Было холодно, хотелось есть, темень наступила за стенами палатки…. И здесь Катя не выдержала. Она сидела на мерзком железе своей койки и плакала три ручья.
 У большинства в этом мире все было хорошо. Всем, или почти всем на этой земле, предстояло провести ночь, лежа на мягком матрасе. Только ей, как и прежде, надлежало принадлежать к униженному и жалкому меньшинству. И не было у Кати больше сил переносить эту чудовищную несправедливость.
 Одноклассники удивленно уставились на рыдающую «русскую». Они и не подозревали, что эта голубоглазая девчонка умеет плакать. Амит тоже не подозревал. Он с ужасом смотрел на Катю и слушал ее жалобные всхлипы, потом Амит вышел из палатки и через минуту вернулся с матрасом девочки. Он сам постелил его, сделав это быстро и аккуратно.
-          Порядок, - сказал Амит, - ложись и спи! /
Но Катя вытерла слезы кулаками и, не разжимая пальцы, бросилась на Амита  большого. Она молча колотила его по груди. А Амит покорно стоял, принимая наказание, не шевелясь, и не поднимая рук.
 Все верно. Вы, конечно, догадываетесь, что с этими двумя произошло дальше. На следующий день после истории с матрасом один из мальчишек случайно толкнул Катю. Амит заметил это и толкнувший, трогая у зеркала в умывальне синяк под глазом, поклялся больше никогда даже близко не подходить к девочке из России.
  Пришло время триумфа. Никто, даже словом, не смел задеть Катю. Каждый возможный обидчик знал, что он рискует вызвать гнев Амита - большого. Гнева этого, не без оснований, все боялись. /
 Амит упрямо ходил за «русской» все последующие годы. Он редко заговаривал с девочкой, потом и девушкой, но всегда был рядом. Он провожал ее домой, взгромоздив за спину два ранца. Он делал это молча и покорно, как верблюд в пустыне. Однажды, кажется в классе десятом, Амит взял за руку Катю, но тут же ее отдернул и убежал в панике. Амиту тогда показалось, что его ударило током. 
 Он и в самом деле жил отныне под высоким напряжением любви. Многое изменилось в жизни Амита. Он стал внимательней относиться к матери, и теперь уже не встречал ее просьбы глухим ворчанием, а помогал ей охотно.
 Отец продолжал, при всяком удобном случае, ругать новоприбывших. Однажды, он позволил себе грубо пошутить над увлечением сына. Амит к тому  времени возмужал и перерос своего папашу. Он глянул на него искоса и произнес негромко и спокойно:
-          Еще раз так скажешь, и я тебя убью.
Отец Амита- большого глуп не был, он понял, что рискует потерять не жизнь, а сына. И шутить на тему его любви перестал.
 Пришло время мести для Кати. Травмированная ее душа, не спеша, привыкала к новому положению вещей, к своему иному состоянию в этом сложном мире. Катя по-прежнему была невелика ростом, но всем остальным удалась в свою красавицу-маму. Ее гордая, неприступная сдержанность надежней стальной цепи приковывала к ней влюбленного Амита.
 Катя позволила ему робко поцеловать себя только в одиннадцатом классе. Ни о чем другом Амит и не смел помыслить, несмотря на то, что большая половина их  школьного коллектива уже узнала все прелести плотской любви.
  Вижу эту парочку часто.  Катя помыкает Амитом с небрежной легкостью хозяйки положения. Она вышла победителем величайшего сражения в нашей жизни. Сражения за саму себя.  И хорошо понимает это. Амит проиграл, хотя бы потому, что муки безнадежно влюбленного парня не могут сравниться с тем, что пережила в детстве Катя. Так уж устроена наша жизнь. Сегодня ты "на коне, с шашкой наголо", а завтра в грязи и прахе. Может быть, именно в этом и заключена высшая справедливость, на которой и мир людей держится. 


ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ВЕДЕТ СЕБЯ ПЛОХО




 Глубочайшую скважину пробурили в Антарктиде, и выяснилось, что каждые 10-12 тысяч лет климат на земле кардинально менялся: наступала эпоха великого обледенения. Ученые считают, что современную цивилизацию примерно через 1000 лет ждет эта напасть, независимо от экологического поведения человечества.
 А поведение это признано на очередном саммите, на тему экологии, в Южной Африке прескверным. Плохо себе ведет человечество, грешит, точно так же как грешило оно накануне сокрушительного Библейского потопа.
 Голос современной науки эту идею поддерживает: «Рост числа и мощности погодных аномалий – статистический фактор, и большинство специалистов считают, что главная ее причина – деятельность людей».
 Греховная, надо думать, деятельность. Но грех, как и положено, люди не хотят разделить на всех поровну. Сразу же был найден и главный греховодник. Мировые лидеры собрались на  «Всемирной конференции ООН по устойчивому развитию», и сразу обнаружили, что США этот саммит демонстративно проигнорировали, прислав в ЮАР рядового чиновника в ранге замминистра.
 Известно, что во всем виноват покойник или отсутствующий. Это правило было соблюдено и в Йоханнесбурге. Собрание констатировало изменение климата планеты, способное вызвать масштабные стихийные бедствия.
  В московском издании «Журнал» отмечено: «Численность, аппетит и технические возможности современного человечества слишком велики, чтобы оно могло и дальше сохранять привычки своих мохнатых предков: хватать все, до чего дотянется рука, а объедки и нечистоты выбрасывать тут же, у входа в пещеру».
 Понятно, что самой «хватательной» страной признаны Соединенные Штаты.
 В сайте souz читаю: «По мнению специалистов, изменение погоды – дело рук людей, а точнее, военных, которые стали использовать  новые виды мощнейшего оружия в локальных конфликтах современности. Некоторые ученые уверены,  что применение новинок военно-промышленного комплекса американских вооруженных сил таит угрозу не столько террористам и врагам Америки в лице стран – изгоев и конкретных транснациональных экстремистских  группировок, сколько всему человечеству, смирившемуся с новым мировым порядком и гегемонией США».
 Сайту вторит «Журнал»: «Уже ясно, что на встрече в Йоханнесбурге не будет победных раппортов…. Глобальная задача не сводится к необходимости потратить столько-то миллиардов долларов, создать новые международные организации или ужесточить природоохранные  стандарты вроде содержания вредных газов в автомобильных выхлопах. Она требует коренного поворота в развитии цивилизации – поворота, противоречащего вековым традициям, интересам больших и влиятельных социальных групп, а иногда и самой логике функционирования современного общества».
 Нынче не только зловредные суперержавы виноваты в экологических бедах, но и отдельные, особо жирные буржуи. Их подкожный слой, конечно, не нравится среднему классу. Вот что утверждает в своем интервью ученый, специались по охране окружающей среды – Эрнст Ульрих фон Вайцзеккер: «Происходящим в мире управляю не только политики, но и частные предприятия, которые, естественно, руководствуются, прежде всего, стремлением к обогащению».
  Вся эта риторика сродни революционной, возникшей 200 лет назад, как раз к дате, когда, по мнению современных экологов, была начата человеком «война с природой». Все призывы нынешних «зеленых» революционеров так же бессмысленны и вредны.
 Верно, развитые страны достигли безумных степеней потребления всего и вся, но те же страны обуздали рождаемость – демографический взрыв – главную как утверждается биосферную опасность.
 Верно, частная инициатива дала особую силу производителю, но тот, кто станет утверждать, что тоталитарная сила государств несет в себе меньше зла, все поставит с ног на голову.
 Страны третьего мира не гадят отходами «у входа в свою пещеру», но плодятся настолько бесконтрольно, что создают сами для себя проблемы в геометрической прогрессии.
 Выходит, не во всем виноваты военные США и дядя Сэм, но и бедным людям в Африке и Азии, долгими ночами без электричества, тоже есть о чем подумать.
 Большие проблемы и у среднего класса развитых и развивающихся стран – основных революционеров «зеленого» движения. «Журнал» отмечает: « Средний класс готов снизить темпы роста своего жизненного уровня ради сохранения окружающей среды, но не потерпит даже небольшого снижения этого уровня».
 Выходит, тупик!
 Гегемония США – это плохо, но еще хуже революция во имя идеалов дураков- либералов от экологического движения или фанатиков-мусульман.
 На самом деле, все апокалипсические видения – очередная дань человеческой гордыне. Человек, мол, стал так велик, что способен изменить климат нашей планеты  и даже повлиять на все воздушные потоки над нами, включая стратосферу.
 Сама по себе забылась паника по поводу озоновых дыр. Выяснилось, что наша цивилизация никак за эти дыры не отвечает. Уверен, что и нынешнее относительное потепление никак не связано с деятельностью человека.
 Кстати, если и связано, то почему бы не отнести это явление к своевременным попыткам противостоять неизбежному обледенению Земли?
 В любом случае, в панику впадать не следует. Какой финт может выкинуть человечество нам не ведомо, но кое-какие цифры говорят, что за последние 10 лет многое изменилось к лучшему.
 Снизилась помощь развивающимся странам, но их экономика росла гораздо быстрей, чем  в восьмидесятые годы. Кстати, и гораздо быстрей, чем экономика развитых стран. Выходит, чем меньше дармовых коврижек, тем больше желания самим их испечь. Все нормально. А чем выше экономическое развитие государства, тем быстрее снижается в нем рождаемость. И эта тенденция прослеживается в последние годы. В результате бесстрастные цифры показывают, что относительный прирост населения на земле уменьшился в пику всем прогнозам демографов.
 Леса, правда, продолжают сокращаться, но гораздо медленней, чем в восьмидесятые годы 20-го века. Темпы роста потребления энергии тоже удалось обуздать. Тут пальма первенства за развитыми странами: в Японии, Дании, Швейцарии энергопотребление вообще не растет.
 Упрямая штука цифры. Сколько было слов сказано про истребление легких планеты – лесов Амазонии, но оказалось, что легких этих за прошедшие 10 лет стало гораздо больше, благодаря разумной системе посадок.
 В Европе, Северной Америке и России, несмотря на дикие пожары, площадь лесов увеличилась, а все мировые потери можно списать на счет Южной Африки и Юго-Восточной Азии, где леса изводят чудовищными темпами.
 Ну, нам, в Израиле, цифры статистики не нужны, мы и так хорошо знаем, как наши соседи относятся к зеленым насаждениям.
 Нам также хорошо известно, к чему приводит бесконтрольная помощь развивающимся странам. На модели территорий Арафата мировое сообщество могло бы сделать ряд безошибочных экологических выводов.
 Но выводы эти носят совершенно нежелательный  характер. Вот и сам форум в Южной Африке попробовали превратить в судилище над Израилем.
 Небольшое у евреев государство, а то бы обвинения в экологических бедах мы бы поровну, это в лучшем случае, разделили с Америкой.
 Лично я считаю самым большим экологическим бедствием – всеохватность информационных сетей. Возможность наблюдать и сравнивать свой образ жизни с образом жизни близкого и далекого соседа - стала всеобщей.
 Понятия не имел африканский скотовод 19 века, как живут ковбои на Дальнем Западе США. Его счастье, что не имел. Жил себе этот скотовод в полном согласии и гармонии с природой.
 Сегодня весь мир пропитан завистью и неизбежной ненавистью. У богатых нет и быть не может желания ограничить свои потребности. Бедные никогда не поймут, что в их нищете виноват не чужой дядя, а проблемы своего, собственного развития. Жив сатана!
 Кончилась «холодная война». Люди возрадовались, что меньше станут тратить на вооружение. Но конец-то этот стал победой стран Запада над Советской империей, а победитель не способен во время остановится. В результате началась оголтелая глобализация. Тут же вылез из нор ее главный враг – фанатичный ислам. И пошло, поехало. Новая гонка вооружений не заставила себя ждать.
 Подготовка к новому, решительному столкновению идет полным ходом. Задействованы все идеологические ресурсы. Главное, вбить в очередной раз униженным и оскорбленным, что  главный враг рода человечества богатый «дядя», а не бедный племянник. Традиции мифотворчества нерушимы.
 Только послушайте, сколько завистливой злобы, на грани агрессивного психоза и тайного сатанизма в таких строчках из сайта souz: «По оценкам экспертов в настоящее время Вашингтон обладает двумя действующими установками ведения экологической (геофизической) войны (NAARP) – в Тромсе (Норвегия) и на военном полигоне Гакона (Аляска), которые действуют по принципу нагрева ионосферы ( верхний слой атмосферы, влияющий на распределение радиоволн). Еще одна установка, мощностью 10 миллионов ватт строится в Гренландии».
 А теперь внимание! «Не исключено, что эти данные, которые приводились западными СМИ, на деле являются дезинформацией, и настоящее местонахождение установок со сверхсекретными технологиями являются тайной для непосвященных».
 То – бишь, само это оружие – факт. Только неизвестно точно, где оно расположено. В сообщение также указывается, что землетрясения в Сербии и Афганистане вызвали тоже американцы этим самым, «экологическим» оружием. Имеется также и прозрачный намек, что Европу этим летом затопили тоже зловредные янки. Не указывается только, кто виноват в разрушительных природных катастрофах, постигших саму Америку. Чья вина  в том, что несчастную Японию трясет, не переставая, да и в подобных бедах Румынии и Армении пока что не указали виновника.
 В общем, на амбиции США идет атака по всему фронта. Есть возможность использовать экологию – используют. Все силы брошены на защиту Саддама Хуссейна. Читаем вышеупомянутый сайт: «Так что, если Америка приведет в действие угрозы в отношении Ирака и в ходе акций потрясет, к примеру, Багдад, удивляться этому не стоит».
 Вот как силен человек: по мановению руки может обрушить на землю хляби небесные и сотрясать недра способен без особого труда. 
 Можно смело сказать, что экологические проблемы землян напрямую связаны с психологическими проблемами человека, с его первозданной греховностью: эгоизмом, жадностью, завистливостью, злобой, глупостью.
 Мне очень понравилось сравнение в «Журнале» с пещерой первобытного человека. Не было в те давние времена всяких международных форумов, но точно также какой-нибудь недоумок палил костры в глубине каменной норы, и при этом травил дымом и угарными газами своих сограждан.

 Масштабы нашего экологического безумия не намного больше.

ИДЕИ РОГАЧЕВСКОГО Рассказ



Недавно узнал, что Эмиля Рогачевского нет больше на этом свете. Нет человека, который видел смысл своей жизни только в одном: в изобретение метода, способного спасти государство Израиль от неминуемой катастрофы. Кстати, он был одним из первых, кто осознал необходимость одностороннего отделения Израиля от территорий, заселенных арабами.

- Ты прав, - сказал наш знакомый врач – психиатр. – Бред умалишенных, как правило, социален, и во многом определяет среду, в которой несчастный больной существует…. Расскажу тебе о человеке симпатичнейшем, милом и добром.
 Эмиль Рогачевский и на родине являл признаки помешательства. Например, уходил тайком на заброшенную танцевальную площадку и там вальсировал в одиночестве, напевая себе под нос одну из мелодий Штрауса. Иногда, по ночам, он убегал на близкий вокзал, выходил к поездам, и, стоя на перроне, махал платком вслед убегавшим вагонам.
-   Папа! – сердились взрослые дети. – Что ты делаешь? Зачем?
-  Как зачем? – удивлялся Эмиль. – Там столько людей, о которых все забыли и никто их не провожает. Им так грустно уезжать. Разве вам их не жалко?
-  Хорошо, - продолжали сердиться дети, - а танцевальная площадка? Ты опять там пылил. Зачем это?
-  Это тайна, - хмурился старик. – Могут быть у живого человека тайны?
 Жизнь в родном городке стала совсем тяжкой, и семья Рогачевского решила перебраться в Израиль. Все очень боялись, что старик выкинет какой-нибудь номер, но он спокойно и улыбчиво пересек все границы, с достоинством, радушно и точно отвечал на вопросы всевозможных служб.
 Родные любили отца и деда. Своим чудачеством он не обременял их, и к врачам новые репатрианты обратились по уважительной причине: старик перестал есть.
-         Папа, почему ты не кушаешь? – спрашивали родные.
-         Я думаю, - отвечал Эмиль. – А когда человек думает, еда его отвлекает. Делать нужно что-нибудь одно: или думать, или есть.
-         Господи, о чем ты думаешь?
-         Я думаю о безопасности государства Израиль, - серьезно отвечал Эмиль Рогачевский.
-         Но нельзя думать об этом постоянно! – шумели родные.
-         Должно думать, - тихо отвечал голодный старик.
Трое суток он не принимал пищу, а только пил воду, но пребывал в отличном состоянии духа. К визиту в клинику он отнесся спокойно.
-         Господин Рогачевский, - сказал я ему. – Питание необходимо человеческому мозгу, чтобы мыслить. Голодом вы невольно убиваете свой мозг.
-         Прошу дать мне еще три дня, - крепко подумав, попросил Рогачевский.
-         В таком случае вам необходимо задержаться у нас, - сказал я.
-         Не возражаю, - кивнул старик. – Человеку думающему все равно, где думать. Это равнодушные к размышлениям беспокоятся о характере окружающей среды.
 Рогачевский остался в клинике. Мы позаботились о капельнице с физиологическим раствором. Он не возражал. Старика не волновало ничто, кроме его собственных мыслей.
 На второй день он потребовал завтрак. Эмиль сиял,  даже его седые волосы излучали сияние. Я спросил, как он себя чувствует.
-         Замечательно! – ответил старик. – Есть идея, как спасти государство Израиль. Послушайте, доктор вам, конечно, известен феноменальный характер геологии нашего региона?
 Я кивнул.
-         А вы никогда не думали, что глубокий разлом по линии реки Иордан и Мертвого моря можно использовать в целях государственной безопасности?
-         Очень интересно, - сказал я.
Старик поднялся во весь свой немалый рост и протянул к окну руку с вытянутым указательным пальцем.
-         Так вот, слушайте! Мы закладываем в глубокие шурфы по всей длине разлома ядерные заряды и одновременно взрываем их.
-         Так, - вновь кивнул я. – Понятно, а дальше?
 Эмиль прошел к окну, опустился в мягкое кресло.
-         Что произойдет дальше ясно даже младенцу. Наше государство откалывается от соседних стран и уплывает в Средиземное море. Мы уносим все свое с собой и при этом становимся государством островным, с естественно защищенными морем границами.
-         Отличная идея! – сказал я, радуясь концу голодовки. – Остается одно – оформить ее письменно в общем виде.
-         Верно, - согласился Эмиль. – Разрешите приступить?
-         Разрешаю, - сказал я.
И он покинул мой кабинет, гордо расправив широкие плечи.
Увы, на следующее утро старик вновь отказался завтракать.
Я пришел к нему в палату. Он сидел у окна, сгорбившись и плотно сомкнув губы широкого рта.
-         Ерунда! – сказал Эмиль. – Когда-то я резал большие стекла. Любая неточность в надрезе приводила к случайному разлому. Моя идея требует сверхточного исполнения. Результат непредсказуем. А что, если вместе с нашей отколется кусок чужой территории…. А потом, - он неожиданно замолчал.
-         Что потом, Эмиль? – помедлив, спросил я.
 Он потянулся к окну, открыл и закрыл жалюзи, вздохнул тяжко.
-         Я должен был  раньше догадаться об этом. Даже в Средиземном море мы будем уязвимы, необходим дрейф в Атлантический океан, а ширина нашего плавучего острова не позволит ему пройти через Гибралтар. Мы окажемся в ловушке.
-         Что же делать? – неосторожно спросил я.
-         Вот об этом я и думаю, - покачивая головой, тихо ответил Эмиль.
На этот раз его голодовка продолжалась совсем недолго. Обошлось без капельницы. Вечером он сам нашел меня.
-  На этот раз все без осечки! – сиял Эмиль. – Решение трудное, но единственно возможное…. Как вы думаете, что является лишним в нашем государстве?
-     Думаю многое, - осторожно ответил я.
-    Верно! В пустыне Негев огромное количество совершенно не нужных камней. Я там был и все видел. Мы строим специальную железную дорогу из пустыни к побережью. Ставим на рельсы составы с платформами. В пустыне, к тому времени, развернуты мощные каменоломни. Мы начинаем грузить камни на платформы и везем их к морю. Там особый конвейер транспортирует их прямо в воду. Мы наращиваем территорию. Наши соседи, видя это, успокаиваются и оставляют нас в покое. Спасибо голландцам. Это им я кланяюсь в пояс за эту блестящую идею! Отныне наша страна спасена!
 Безумие заразительно. Должен признаться, что весь день я мысленно возвращался к этому дикому проекту Эмиля Рогачевского. Было в нем что-то нормальное, честное слово, увлекательное и веселое. Израильтян всегда хотели столкнуть в море. А тут евреи сами уходят к волнам в гордом величии. Все просто: никаких фантастических разломов тверди земной, никаких ядерных взрывов. Каменоломни по необходимости, железная дорога, сброс в море. Израиль построит на рукотворной земле  замечательные города и разобьет сады. Я был убежден, что на этой плодотворной идее мой пациент окончательно успокоится и его можно будет выписать из клиники.   
 Утром хмурый Рогачевский встретил меня у ворот больницы.
-         Не годится! – выпалил он, даже не поздоровавшись. – Они считают нашу пустыню своей. Значит, с их точки зрения, камни пустыни тоже не наше достояние. Они скажут, что земли в море тоже принадлежат им. Они обязательно  так скажут. Они не успокоятся никогда.
 Я стал спорить. Я попробовал доказать, что камни – товар бросовый, что арабам наплевать на камни. Этого добра у них хватает в избытке. Я сказал, что сам заразился его идеей и убежден в поддержке правительства и общественности…. Все было тщетно. Он стоял на своем, и эта идея никуда не годилась, по мнению старика.
 Мы провели несколько сеансов психотерапии, назначили легкую фармакопею – Эмиль продолжал отказываться от пищи. Он думал. На этот раз новый план осенил Рогачевского на исходе субботы. И утром он, сверкая огромными глазами в сетке морщин, вновь поджидал меня у ворот больницы.
 Мы пошли рядом к зданию клиники.
-     Есть идея? – спросил я.
-    Есть! – воскликнул Эмиль. – Мы все отправляемся на Луну!
-     Это решение! Наконец-то, - вздохнул я.
-  Перестаньте, доктор, - остановил меня старик. – Я – сумасшедший, но не настолько. Я понимаю всю сложность технической задачи. Но скоро появятся в космосе стартовые площадки для ракет. И начнется массовый туризм к нашему спутнику. На Луне обнаружили воду. Проблемы сснабжения рано или поздно решатся. Вот тут евреи и должны предъявит мировому сообществу нашу программу массового переселения на Луну. Мы согласимся жить в городах под куполом и питаться спецродуктами. Мы станем пионерами освоения Вселенной. Успокоятся не только арабы, но и весь мир. Это, конечно, смахивает на утопию, но я не могу себе представить ненависть к народу, заселившему Луну. Да и завидовать нам не станут. Ну, как?
-   Великолепно! – сказал я, поняв, что возражения против этой идеи будет найти крайне сложно. Она была безукоризненной.
 Так и оказалось, Аппетит вернулся к старику. Родные забрали его домой. Без Эмиля, надо сказать, семейство это чувствовало себя неуютно, появилась неудовлетворенность, раздражение по малейшему поводу, начались ссоры. Старик, странным и не понятным образом, одним своим присутствием успокаивал детей и внуков. За ним, естественно, приглядывали, но иногда Эмилю Рогачевскому удавались свободные прогулки.
 Он уходил за город, к пустоши, на которой валялось огромное количество проржавевших баков от стиральных машин и росли кактусы.
 Через пустырь, по тропе, он шел к апельсиновому саду. Там он подбирал в полиэтиленовую сумку фрукты, упавшие на землю. Рогачевский относил эти фрукты в город и тайком цеплял свой подарок на ограду детского сада.

 Эмиль Рогачевский приехал из России, и он не мог знать, что для детей за оградой нет разницы между куском хлеба и сладким соком апельсина. Он искренне хотел подкормить малышей витаминами, такими необходимыми будущим покорителям Луны. 

КОНЕЦ СТАРОЙ ЕВРОПЫ




 Не от хорошей жизни зреют в Европе проарабские и ультралевые настроения. Вдохновленный примером Соединенных штатов, старый материк проводит жестокий эксперимент над самим собой. Попытка, с помощью обвальной эмиграции, построить новую Вавилонскую башню закончится тем, чем обычно заканчиваются такие попытки.
 Если Голландию можно вполне причислить к прародительнице либерализма, то Франция – бесспорная родина демократии. Родилась эта демократия в кровавых, революционных муках, а потому и стала  национальной идеей французов, детищем любимым.
 «Свобода равенство и братство!» Красиво, не правда ли? Но Всевышний насмешлив и беспощаден. В тот момент, когда люди  перестают правильно понимать свои собственные идеи, он наказывает их, лишая разума.
 Исходные параметры.
1.      Мир, как и тысячу лет назад, расколот на нищету и богатство.
2.      Фантастического развития достигли средства связи и транспортного сообщения.
3.      Использование национальных трудовых ресурсов противоречит промышленному росту развитых стран и тормозит возможность получения сверхприбыли.
 В результате, Западная Европа, да и не только она, подверглась обвальному нашествию инородцев. Причем, в отличии от США, где эмигранты искали свою новую родину, новоприбывшие в Европу, как правило, не желают отказываться от своей. И даже при жесткой натурализации остаются совершенно чужеродным телом и душой в цивилизованной и просвещенной Европе.
 Зло шовинизма и расизма в человеке только и ищет предлог для «приложения сил».
 Никто не станет спорить и с этим фактом. Нации – это не данность на веки вечные. Сколько замечательных народов мира сначала попадало в «красную книгу» демографии, а потом и вовсе исчезали с лица земли.
 Все это происходило не только под воздействием геноцида. Чаще всего, смерть нации следовала за какой-то генетической ошибкой в ее организме.
 Нынешние враги демократии именно ей предписывают неизбежный «закат Европы». Это не совсем так. В истории мира благополучно умирали народы при самом диком тоталитаризме. Не сама система организации человеческих сообществ виновата в трагедии наций, а ошибки в этой системе. 
 Нынешние адепты Льва Гумилева вовсю трубят о пассионарности, необходимой для динамичного развития  того или иного народа. Подобное утверждение, только на поверхности, выглядит правдоподобным.
 Исключительно пассионарным выглядел большевистский режим в России. Казалось, идея мировой революции даст этой стране процветание и могуществе. Итог этого эксперимента налицо.
 Немцы вдруг почувствовали в себе силу стать нацией пассионарной. Судороги гордыни и мании величия привели к кровавому кошмару.
 Беда, повторим, не в системе правления, выбранной тем или иным народом, а в коренных ошибках самой системы. Так называемым, передовым народам мира нечем особенно гордится. Не думаю, что одними лишь демократическими заклинаниями проложена дорога в город Солнца и справедливости.
 Но вернемся во Францию. В конце 18 века эта страна славилась высоким приростом населения. 29 миллионов французов получил Наполеон для своей разрастающейся империи. 17% населения Европы насчитывалось во Франции. Для сравнения – в Англии в те годы проживало около 20 миллионов человек, на треть меньше, чем в молодой республике.
 Далее последовало обильное кровопускание: революция, наполеоновские войны – за все это Франция заплатила кровавую цену – отдав более двух миллионов жизней. А сколько ребятишек во Франции не смогло родиться, так как их отцы были озабочены убийством придуманного врага, а не усилиями по производству родной души.
 К 1814 году население Франции не превышало 30 млн. человек. И на этом праздник прироста населения этого замечательного народа прекратился. Нет, Франция продолжала быть Францией, но легкий кашель, с подозрением на чахотку, начал подтачивать ее славный организм.
 Демократии и свободному рынку всегда были необходимы заморские рабы для «черной» работы. В 1851 году во Франции проживало, как пишет Э. Реклю, почти 400 тысяч иностранцев. У 1881 году их число увеличилось до 1 миллиона  130 тысяч человек. Население республики увеличивалось, но за счет новоприбывших. К 1890 году в большинстве департаментов Франции смертность этнических французов стала превышать рождаемость.
 Стране этой хватило еще сил одолеть, правда в компании с Англией и США, немца, но на этом энергия нации, вместе с чудовищными потерями на фронте, похоже, иссякла окончательно.
 Корысть и победная эйфория заставили французов совершить трагическую, демографическую ошибку. Во Францию, за период до Второй мировой войны прибыли миллионы эмигрантов ( в 1931 году почти 8 % населения – эмигранты). К 1940 году французов во Франции было всего 36 миллионов при 4 миллионах иностранцев.
 Позорная капитуляция перед Гитлером – стала симптомом крайне тревожным, но, судя по всему, не понятым до конца последующими поколениями французов. 42 дня, в течение которых Франция смогла оказать слабое сопротивление нацизму, не стали поводом  для пересмотра  довоенной, ошибочной политики в области демографии.
 Точно также как  народ французский покорился 62 года назад  фашизму, он сегодня готов уступить  перед напором воинствующего ислама.
  Впрочем, сразу после войны не все выглядело так безнадежно. Правительство Франции ввело программу поощрения рождаемости. В результате число этнических французов выросло за 20 послевоенных лет на 14 миллионов человек. И , тем не менее, в 1980 году во Франции жило 5 миллионов иностранцев и 18 миллионов граждан нефранцузского происхождения.
 Здесь необходимо отметить, что волны эмиграции в 19 и начале 20 века приносили во Францию народ обездоленный, но, по преимуществу, с пространств европейских, а во второй половине 20 века картина резко изменилась.  Францию наводнили сотни тысяч выходцев из  Азии, Африки, стран Карибского бассейна. Европейцы сравнительно легко интегрировались в культуру Франции. Эмигранты последних волн, как правило, не способны на это. Они и не хотят и не могут принимать чужие «правила игры».
 Города Франции стали неотвратимо «чернеть» и « желтеть». Ислам уже стал второй, по числу приверженцев, конфессией Франции. Причем католики Франции никогда не отличались особой приверженностью к Христу, зато мусульмане отмечены высоким уровнем религиозности.
 Русский философ А. Зиновьев пророчил: « …. и кричать будет «Алла!» с башен Эйфеля мулла».
 Исламское население Франции множится неотвратимо. Дело здесь не только в том, что в этой стране насчитывается 7 миллионов исламистов, но и в том, что рождаемость среди этой прослойки населения более чем в  три раза превышает рождаемость среди этнических французов.  Да и многие эти, этнические, переходят в ислам, когда обратный процесс принятия христианства наблюдается крайне редко.
 Здесь, как обычно, моду на веру в Аллаха  заявили разного рода либералы и социалисты. Вспомним, что еще в шестидесятых годах ислам приняли Роже Гароди и Рене Генон.
  Кстати, арабская семья во Франции в среднем насчитывает по шесть детей. Это при рождаемости среди французов 1,84 ребенка на семью. За год во Франции заключается по двадцать тысяч смешанных браков. 2/3 этих союзов распадаются.
 Одна их  ультраправых газет Франции писала недавно: « При сохранении наблюдаемой тенденции в демографии через несколько десятилетий Францию будут населять мулаты, исповедующие ислам и имеющую гомосексуальную ориентацию». Ну, выводы насчет половой ориентации оставим на совести тамошних расистов, но в общем и целом картина  с пополнением рядов французов выглядит невесело.
 В любом случае, история  человеческой цивилизация знала примеры и покруче.  
 Слабая, робкая программа Ле Пена по сокращению эмиграции встретила во Франции бурю протеста, но даже в случае ее принятия, республику «свободы, равенства и братства», уже ничто не спасет от исламизации.
 Что впереди? Жестокие социальные конфликты? Гражданские войны? Бунты в городских районах? Все возможно. И дело здесь вовсе не в том, что арабы, например, плохие, а французы – хорошие. Суть этих конфликтов станет заключаться в том, что уроженцы Алжира или Туниса захотят жить во Франции по-арабски, а это может совсем не понравится значительной части французов, предпочитающих жить так, как жили их отцы и деды.
 Эмиграционным безумием в старой Европе больна не только Франция.  В 2000 году в Германии проживало 8 миллионов иностранцев (10% всего населения). При этом в Германии самая низкая в мире рождаемость среди немцев ( на 27 миллионов супружеских пар 1/3 бездетна, а еще одна треть имеет по одному ребенку). О рождаемости среди эмигрантов из Азии и Африке напоминать нет смысла.
 Совсем недавно боролся рейх Гитлера за жизненное пространство на востоке. Теперь сама Германия стала жизненным пространством для эмигрантов со всего мира. 
  И вот, в связи с этим, становится совершенно понятной позиции французского, немецкого и прочих, европейских  правительств и СМИ Европы по отношению к  конфликту Израиля с арабами.
 Европа семимильными шагами идет по пути исламизации, и считает, что Еврейское государство должно послушно последовать за ней.
 Европа вдруг перестала верить в себя сама. И не желает думать, что лозунги «свободы, равенства и братства» ислам понимает, согласно своей вере, а не с подсказок Вольтера, Фурье, или Робеспьера.
 Европейцы, судя по всему, готовы существовать по правилам иной цивилизации. Точно также как Франция Виши была согласна дышать, двигаться и мыслить по указке нацистов.

 Согласиться ли Израиль жить по законам шариата покажет время. Здесь тоже все возможно. Израиль – это еще не все евреи. Возможно, к счастью, не все - вопреки сионисткой доктрине.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..