воскресенье, 22 декабря 2019 г.

Юлий Ким: "Я могу писать все что угодно, даже с намеками на власть"

 Автор: Майя Гельфанд фото: Майя Гельфанд

Юлий Ким: "Я могу писать все что угодно, даже с намеками на власть"

Если бывают легендарные люди, то это – он. Сын корейского переводчика и учительницы русского языка, испытавший на себе все прелести коммунистической "дружбы народов", сумел ухватить атмосферу свободы шестидесятых и выразить ее в песнях, которые стали по-настоящему народными. Бард, поэт, сценарист и драматург Юлий Ким – о своем детстве, о диссидентстве и о том, что он не успел сделать в жизни, - в нашей субботней беседе.

- Юлий Черсанович, это правда, что любовь к сочинительству вам привила мама, которая присылала из зоны самодельные книжки?

- Это чистая правда. Мама моя сочиняла стихи очень давно, еще с конца двадцатых, когда она преподавала в школе русский язык и литературу. Я, в какой-то степени, пошел по ее стопам, потому что тоже закончил педагогический институт. Она, конечно, привила мне любовь к литературе и неистребимую тягу рифмовать. Она очень много сочиняла для школьных нужд, и позже я тоже начал сочинять для стенной газеты, для школьных праздников. Одно стихотворение даже послал в "Пионерскую правду", после чего получил вежливый отказ. Это меня не остановило, и я даже писал сочинения по литературе в стихах. А в институте я уже начал сочинять песни.
- Вы же маму увидели в первый раз, когда вам было десять лет.
- Да. Я прекрасно помню тот день, когда мама вернулась из зоны. Мы с сестрой побежали ее встречать, и перед нами стояла совершенно незнакомая женщина. А перед ней – дети, которые ее не помнили. Нам пришлось выстраивать отношения заново. Она была арестована в 38-м году вслед за отцом, который в том же году был расстрелян как японский шпион. Мой отец, Ким Чер Сан, принадлежал к обширной корейской диаспоре в Москве и занимался переводами с корейского на русский и обратно при редакции "Иностранного рабочего", которая потом стала называться "Иностранной литературой". Мама получила пятилетний срок как "член семьи изменника родины". Мы с сестрой писали ей письма на зону, а она на их основе сочиняла стихи. Вместе с соседкой по нарам, которая была художником-иллюстратором, они мастерили самодельные книжки. Мы с сестрой, конечно, зачитывали эти книжки до дыр.
- Вы знали, что мама находится в лагере?
-Мы считали, что она в командировке. А что касается отца – нам сказали, что он скончался от болезни. Подробности мы узнали намного позже. А копии этих книжек теперь хранятся в Музее жертв политических репрессий в Москве.
- Вы росли с бабушкой?
- Да. Родственники со стороны мамы – это старое русское духовенство, настоящие люди из народа, привыкшие жить на земле. Мама была красавицей с длинной русой косой, которую она сохранила до конца своих дней. Я помню такой случай, когда бабушка решила послать мамины стихи в "Пионерскую правду" без указания, конечно, того, где находится автор. Нам пришел очень трогательный ответ, что "стихи прекрасные и чувствуется связь матери с ее детьми". А связь эта происходила за десятки тысяч километров!



- А с корейской родней у вас общения не было?

- Корейская родня возникла, когда уже началась реабилитация. Их насильно депортировали в Среднюю Азию, вместе с другими дальневосточными корейцами. Там они вскоре преуспели, занялись сельским хозяйством и вполне неплохо себя чувствовали. А спустя годы, когда появилась возможность вернуться, немногие из них согласились оставить насиженные места. В отличие, например, от крымских татар, которые рвались обратно в Крым. С корейскими родственниками мы стали переписываться еще с конца войны, но не могу сказать, что у нас сложились какие-то близкие отношения. У них была своя жизнь, у нас – своя. Так что корейская культура прошла мимо меня.
- А как получилось, что мальчик с такой непростой биографией попал в самый центр московской творческой тусовки?
- А это произошло очень просто. Я закончил школу в 54-м году. До этого нам с мамой не разрешали селиться в Москве, и мы скитались по Советскому Союзу. Когда Сталин умер, стало значительно легче, и на анкету уже почти никто не смотрел. Поэтому я поехал в Москву поступать в институт. Сначала присматривался к журналистике, но увидев, какие там требования и какие там люди учатся, решил, что мне, мальчику из провинции, там ничего не светит. Поэтому пошел на педагогический. Тем более, что от мамы-учительницы я многому научился. И мне страшно повезло. Потому что со мной учился Юрий Визбор, он был на год старше. Я с ним общался, а через него познакомился с теми людьми, которых потом назвали "поколение шестидесятников". Среди них – Петр Фоменко, ставший потом великим театральным режиссером.
- И он тоже учился на педагогическом факультете?
- Да. А режиссером стал намного позже.
- Он вас ввел в круг московской богемы?
- Да, а в круг московской творческой интеллигенции я попал благодаря другу, прозаику Юрию Ковалю. Он привел меня в мастерскую художников. А там всегда были застолья, песни под гитару, бесконечный праздник молодости и творчества. Я тогда впервые начал бренчать на гитаре, до этого, в моем детстве, считалось, что гитара – это мещанский инструмент. И вот туда зашел режиссер Теодор Вульфович, которому требовались барды для эпизода в его фильме. И так получилось, что мы попались ему на глаза. И тогда я впервые получил заказ написать песню специально для этого фильма. Она называется "Фантастика-романтика", моя первая песня для кино.


- А есть разница между тем, когда вы пишете на заказ и тогда, когда вы пишете для себя?

- Почти нет. Часто у меня бывали лирические высказывания в песнях, которые были написаны по заказу. Хотя, с другой стороны, когда пишешь песню к определенному сценарию, то нужно проникнуться атмосферой, личностью героя, перевоплощением.
- Вы знаете, мои дети, родившиеся в Израиле, очень любят ваши песни. Особенно из фильма "12 стульев". Когда я им сказала, что иду на встречу с их автором, они просто не поверили. Им казалось, что эти песни были всегда, их нельзя просто взять и сочинить.
- Мне это, конечно, очень приятно. Да, у меня были удачи, и их оказалось немало.
- А как вам работалось с Захаровым, Мироновым, Гладковым?
- Прекрасно, очень легко. Гладков, как правило, шел за мной, то есть я обычно писал текст, а он на него сочинял музыку. С Дашкевичем было по-разному, иногда он придумывал сначала музыку, а я подгонял текст. Но, как правило, конфликтов не случалось. Работалось очень хорошо.
- А как это происходит? На вас сходит озарение? Или вы садитесь за письменный стол и начинаете долго и мучительно сочинять?
- Вы все уже описали. Обычно мне дают сценарий, режиссер объясняет, чего бы он от меня хотел. И я начинаю работать. Иногда песни возникают спонтанно, во время съемок. А иногда – это долгий процесс. Так что бывает очень по-разному.


- Шестидесятые годы немыслимы без диссидентства, в котором вы тоже поучаствовали.

- Да, когда Сталин умер, новое поколение людей начало переосмысливать все то, что происходило в Советском Союзе. Хотя широких репрессий уже не было, наоборот, начались реабилитации, но права человека в Советском Союзе нарушались повсеместно. И появлялись люди, которые пытались с этим как-то бороться. Никто их не финансировал, они действовали на свой страх и риск. Тогда же появился самиздат, а вместе с ним и тамиздат. Там были, конечно, звезды, как Владимир Буковский, недавно скончавшийся. Я был не самым крупным функционером, но время от времени оказывал посильную помощь. Все это закончилось тем, что мне запретили преподавать. Это было в шестьдесят восьмом году, сразу после "Пражской весны". Тогда на короткое время возникло ощущение, что у социализма может быть человеческое лицо. Но танки вошли в Прагу, и стало ясно, что человеческого лица не получилось.
- Вы любили преподавать?
- Да, очень любил. Я работал в школе для математических вундеркиндов, у меня были неплохие результаты. Но преподавать мне запретили.
- Для вас это был удар?
- Нет, все к тому шло. Было ясно, что рано или поздно доберутся и до меня, хотя я не был выдающимся диссидентом.
- Но ваш тесть, Петр Якир, был.
- А, это да. Он был легендарной личностью. Его арестовали, когда ему было четырнадцать. А выпустили на свободу в тридцать два. Они с матерью получили квартиру в Москве и приличную компенсацию, настолько, что он позволил себе поступить на очное отделение Историко-архивного института. И это понятно, почему: ему очень хотелось восстановить доброе имя своего отца, командарма Якира, расстрелянного Сталиным в 37-м году. И он действительно стал специалистом высшей пробы и мог бы даже сделать хорошую карьеру, если бы не началось диссидентское движение. Но его до поры не трогали, боялись общественного резонанса: арестовать Петра, который борется с реставрацией сталинизма, было бы слишком!
- Но, тем не менее, его арестовали.
- Да, это случилось после смерти его матушки. К моменту своего ареста он оказался практически в одиночестве. К тому времени уже очень многие прекратили с ним знакомство, потому что он прикладывался к бутылке, становился нервным, несдержанным, даже агрессивным. И тогда власти почувствовали, что он ослабел, что его можно брать.
- И он пошел на сделку со следствием.
- Да, как он сам потом рассказывал, когда его арестовали, он испытал облегчение. Единственное, что он сказал: "Я все расскажу, только не трогайте мою дочь. Она беременна". Мы уже с Ириной были вместе, и у нас намечалась дочка Наташа. После этого он быстро сломался и начал давать показания. За это публичное покаяние ему и его соратнику Красину дали самое минимальное наказание: по три года, которые тут же скостили до одного, а выпустили еще раньше.
- Как на вас отразилась эта история?
- Понимаете, Якир – это трагическая фигура. Это фигура, которая ждет большого художника, чтобы ее описать. От него отвернулись все. Ему не давали работать. Он был в полном одиночестве. Не удивительно, что он пристрастился к бутылке. Он прожил еще восемь лет и скончался в один день с похоронами Брежнева. Было такое ощущение, что страна, сама того не зная, отпевает Петра. А на нас как сказалось? Я просто ушел со своей работы школы на вольные хлеба. Мне не препятствовали работать в театре и в кино. И понятно, почему. Потому что я больше не был одиночкой. Я был частью команды. Я понимал, что если я начну выступать против советской власти, подписывать какие-то документы, то меня уволят, а проект закроют. Я не мог подставлять других людей. Поэтому я стал безопасен.



- А с нынешней властью у вас какие отношения?

- Никаких. Нынешняя власть, какая бы она ни была, не ставит перед собой цель вернуть партийную цензуру. Ведь теперь творчество зависит от спонсоров, а раньше от цензуры. В этом смысле, конечно, нынешняя ситуация лучше. Сложнее найти деньги, но тебя никто не ограничивает. Свобода творческого высказывания намного важнее денег. Можно поставить спектакль с одной табуреткой вместо декораций, но это будет свободный спектакль. Это самое важное. Поэтому я могу писать все, что угодно, даже с намеками на нашу теперешнюю власть. И если это не персонально, я имею в виду лично Путина, то это пройдет.
- Тем не менее, вы так и не стали любимцем властей. Ваши песни пошли в народ, их поют не только на бардовских фестивалях, но в электричках. А никаких особых государственных званий вы не получили.
- Как вам сказать. Я не жалуюсь. Я получил достаточное количество славы, признания, популярности. Хотя, конечно, я не могу сравниться с популярностью Шаова или Городницкого. Но для меня это не важно. Мне достаточно того, что я имею.
- А сегодня бардовская песня популярна?
- Господь с вами, еще как! Хотя, конечно, о ней мало говорят в прессе. Иногда упоминают о Грушинском фестивале, который ежегодно проводится и постоянно имеет огромнейшую аудиторию. В пике туда приезжало до трехсот тысяч людей! Это потрясающей зрелище! Интерес к бардовской песне огромный, но он никак не отражается. О нем просто не говорят. А вообще бардовских фестивалей проходит до четырехсот в год. Вы представляете, какая эта цифра!
- А вам что ближе: бардовская песня, театральные постановки, мюзиклы?
- Я между ними большой разницы не вижу. В отличие от других бардов, я не пишу в стиле "высказывания". Я всегда завязан на сюжете, на персонажах и так далее.
- А новые песни вы пишете?
- Конечно, время от времени.
- Вам интересно браться за новые проекты? Вам вообще интересно жить?
- Конечно. Я, слава Богу, достаточно востребован. В основном работаю для театра. Вот сейчас заканчиваю либретто для Челябинской драмы. Затем буду работать над либретто для Московского Театра оперетты.
- Вам все удалось сделать?
- Я сразу задаю себе вопрос: а что мне не удалось? Мне не удалось выполнить несколько своих творческих задач. Но это не из-за власти. Пока руки не дошли. Или время не поспело для такого рода сочинений. Но я не опускаю руки. Я продолжаю работать.
Мы встречались с Юлием Кимом в его иерусалимской квартире, где он проводит половину времени. В России у него работа, известность и привычная среда. В Израиле – атмосфера свободы, согревающее солнце и ощущение спокойствия. Ну а в качестве угощения я принесла "тарт татан", французский яблочный пирог.

Профессиональная домохозяйка, автор книги "Как накормить чемпиона"

Иосиф Бродский: «Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы»

Иосиф Бродский: «Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы»


Фрагменты из знаменитой речи Иосифа Бродского, с которой он выступил перед выпускниками Мичиганского университета в Анн Арбор на стадионе в декабре 1988 года.

1. Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счетом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои дивиденды. Цель здесь не в том, чтобы способствовать вашему красноречию в спальне или профессиональному успеху — хотя впоследствии возможно и это, — и не в том, чтобы превратить вас в светских умников. Цель в том, чтобы дать вам возможность выразить себя как можно полнее и точнее; одним словом, цель — ваше равновесие.
С каждым днем в душе человека меняется многое, однако способ выражения часто остается одним и тем же. Способность изъясняться отстает от опыта. Чувства, оттенки, мысли, восприятия, которые остаются неназванными, непроизнесенными и не довольствуются приблизительностью формулировок, скапливаются внутри индивидуума и могут привести к психологическому взрыву или срыву.
Чтобы этого избежать, не обязательно превращаться в книжного червя. Надо просто приобрести словарь и читать его каждый день, а иногда — и книги стихов. Они достаточно дешевы, но даже самые дорогие среди них стоят гораздо меньше, чем один визит к психиатру.
2. Старайтесь не слишком полагаться на политиков — не столько потому, что они неумны или бесчестны, как чаще всего бывает, но из-за масштаба их работы, который слишком велик даже для лучших среди них. Они могут в лучшем случае несколько уменьшить социальное зло, но не искоренить его. Каким бы существенным ни было улучшение, с этической точки зрения оно всегда будет пренебрежимо мало, потому что всегда будут те, хотя бы один человек, — кто не получит выгоды от этого улучшения.
3. Мир несовершенен; Золотого века никогда не было и не будет. Единственное, что произойдет с миром, он станет больше, т.е. многолюдней, не увеличиваясь в размерах. Сколь бы справедливо человек, которого вы выбрали, ни обещал поделить пирог, он не увеличится в размерах; порции обязательно станут меньше. В свете этого — или скорее в потемках вы должны полагаться на собственную домашнюю стряпню, то есть управлять миром самостоятельно, по крайней мере, той его частью, которая вам доступна и находится в пределах вашей досягаемости.
4. Старайтесь быть скромными. Уже и сейчас нас слишком много, и очень скоро будет много больше. Это карабканье на место под солнцем обязательно происходит за счет других, которые не станут карабкаться. То, что вам приходится наступать кому-то на ноги, не означает, что вы должны стоять на их плечах. К тому же все, что вы увидите с этой точки — человеческое море плюс тех, кто подобно вам занял сходную позицию — видную, но при этом очень ненадежную: тех, кого называют богатыми и знаменитыми.
5. Если вы хотите стать богатыми или знаменитыми или и тем и другим, в добрый час, но не отдавайтесь этому целиком. Жаждать чего-то, что имеет кто-то другой, означает утрату собственной уникальности; с другой стороны, это, конечно, стимулирует массовое производство.
6. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.
7. Вообще старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке.
8. Мир, в который вы собираетесь вступить, не имеет хорошей репутации. Это не милое местечко, как вы вскоре обнаружите, и я сомневаюсь, что оно станет намного приятнее к тому времени, когда вы его покинете. Однако это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой.
9. Старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много — как в официальной должности, так и самоназначенных. Терпите их, если вы не можете их избежать, но как только вы избавитесь от них, забудьте о них немедленно.
10. То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность от того, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом. Так вы избавите клетки вашего мозга от бесполезного возбуждения; так, возможно, вы даже можете спасти этих тупиц от самих себя, ибо перспектива быть забытым короче перспективы быть прощенным. Переключите канал: вы не можете прекратить вещание этой сети, но в ваших силах, по крайней мере, уменьшить ее рейтинг. Это решение вряд ли понравится ангелам, но оно непременно нанесет удар по демонам, а в данный момент это самое важное.
brodskiy

Страшное ДТП под "Бен-Гурионом"

 фото: Маген Давид адом

Страшное ДТП под "Бен-Гурионом": автобус слетел с дороги, трое погибших

Тяжелейшая авария произошла сегодня вечером, 22 декабря, около 20:00 в районе перекрестка Бедек на шоссе 40, недалеко от аэропорта имени Бен-Гуриона.
По неизвестной причине рейсовый автобус компании «Эгед», переполненный пассажирами, сошел с дороги, вылетел на обочину и на высокой скорости врезался в бетонную стену.
На данный момент на месте работают спасатели и сотрудники скорой помощи. По предварительным данным сообщается по меньшей мере о 3 погибших и 25 пострадавшим, 4 из которых оказались в ловушке внутри автобуса и находятся в тяжелом состоянии.

ФАНТАЗИИ НА ТЕМУ "МАСТЕРА И МАРГАРИТЫ"


https://www.liveinternet.ru/users/bo4kameda/post422711264/

САМЫЙ ВЕЛИКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬ И ПЕДАГОГ

                                    Элька, ШЕЛИ и СОНЯ.
 Верю в силу доброго воспитания, школьного образования, родительского примера, но самый ВЕЛИКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬ ДЕТЕЙ - СОБАКА.

ФАНАТИЗМ АТЕИЗМА


 Слушал недавно старого богоборца Александра Невзорова. С обычным гневом, яростью, страстью он бичевал религиозные предрассудки. С чисто комсомольской непримиримостью атаковал талантливый публицист Библию и Талмуд. Казалось, он жизнь свою готов отдать, только бы низвергнуть, испепелить, превратить в ничто саму идею Бога. И я подумал: не страшен сам пафос атеизма. Страшен ФАНАТИЗМ богоборчества. Так же страшен, как был чудовищен кровавый фанатизм инквизиции - фанатизм непримиримости, убежденности в знании истины в конечной инстанции. Человек может поклоняться идолам, Христу, быть марксистом, дарвинистом, фрейдистом, да кем угодно. Он превращается в чудовище только тогда, когда становится ФАНАТИКОМ ВЕРЫ.

ВСЯКОМУ ВЕЛИЧИЮ ЕСТЬ СВОЁ ПРИЛИЧИЕ



Лев СИМКИН | Всякому величию есть свое приличие


0
Дмитрий Быков вновь пнул мертвого льва, попытавшись растоптать его поклонников

Многолетняя борьба Дмитрия Быкова с Сергеем Довлатовым наконец увенчалась успехом — тот, по его словам, «переместился в положенный ему средний ряд».
Подумаешь, средний писатель! То ли дело Александр Житинский, этот — написал «великую книгу», или Нина Катерли, у той — «великие тексты», а ведь есть еще Вячеслав Рыбаков, Рид Грачев и другие, ну те, которые выше среднего.
Глупо защищать Довлатова, да и, честно говоря, я сам не знаю, какой тот был писатель – великий, выдающийся или еще какой. Знаю лишь то, что Довлатов сумел сказать что-то очень-очень важное, задев душевные струны сразу нескольких советских и постсоветских поколений, и потому так ими ценится, теми поколениями читателей, о ком Быков пренебрежительно отзывается как об обывателях.
Зачем он это делает, почему с упорством, достойным лучшего применения, пинает мертвого льва? Тут чувствуется какая-то личная обида. Нет, не на Довлатова, а на все тех же «обывателей», «советских интеллигентов», для которых тот писал, до того, как «Россия, когда вернулась к себе, советскую интеллигенцию съела». (Так-то оно так, но, похоже, других читателей, кроме доживающей советской интеллигенции и ее наследников, у нас для вас нет).
Что ж, признаюсь, я воспринял это на свой счет. В меня и таких, как я, довлатовских почитателей, метит быковское перо. За что он нас не любит? Ответ – в этой цитате из его последнего антидовлатовского опуса, прочитайте, это важно:
«Почему поколение, выросшее при Сталине, в условиях террора, оказалось первоклассным, а поколение, выросшее в 1960-е, при свободе, оказалось гнилым? Потому что террор был настоящий, а свобода — половинчатая. На формирование поколения влияет не вектор, а масштаб».
Вам этот пассаж ничего не напоминает? Мне – любимую фразу сталинистов времен борьбы с культом личности, приписываемую Шолохову:
«Да, был культ. Но была и личность!»
Ну а этимология «гнилого поколения», сами понимаете, происходит от «гнилой интеллигенции», тут все на поверхности.
Ему так хочется «подлинных трагедий», а обыкновенные люди почему-то избегают становиться их участниками, только мешают, путаются под ногами, вечно чего-то хотят, от них одни неприятности.
«Ну, скажите,
можно ли с ними построить
могучее государство?
Всё рассыпается в прах!
Обыватели,
ходячие пережитки прошлого,
скопище жалких посредственностей,
лишённое мысли!»
Это, если кто забыл или не знал, строки Ганса Магнуса Энценсбергера.
А Дмитрий Быков, признаю, умеет много чего – писать стихи и прозу, критику и публицистику, он эссеист и сатирик, лектор и педагог, человек с гигантским эго. Но всякому величию есть свое приличие.
 ИСРАГЕО
 А.К. Увы, и здесь политика. Быков не может простить Довлатову, вполне возможно,  этот текст: "Кнессет принял важное решение об аннексии Голанских высот. Решение Кнессета вызвало единодушное осуждение большинства мировых правительств. В том числе и правительства США. Все это порождает довольно грустные мысли. Я уже говорил, поведение государства и поведение человека - сопоставимы. Самозащита и обороноспособность - понятия адекватные. Разница в масштабах, а не в качестве.

Попробуем взглянуть на это дело с житейской точки зрения. Я учился в послевоенной школе. К тому же - в довольно бандитском районе. Времена были жестокие. Окружающие то и дело пускали в ход кулаки. Меня это не касалось. Я был на удивление здоровым переростком. А теперь вообразите хилого мальчишку, наделенного чувством собственного достоинства. К тому же - еврея в очках. Да еще - по фамилии Лурье.

Лурье приходилось очень туго. Местная шпана буквально не давала ему прохода. Раза три Лурье уходил домой с побитой физиономией. На четвертый раз взял кирпич и ударил по голове хулигана Мурашку. Лурье выбил ему шесть зубов "от клыка до клыка включительно". (Так было сказано в милицейском протоколе.) Я знаю, что драться кирпичом - нехорошо. Что это не по-джентльменски. С точки зрения буквы Лурье достоин осуждения. Но в сущности Лурье был прав.

От Израиля ждут джентльменского поведения. Израилю навязывают букву международного права...

Я вспоминаю семьдесят третий год. Мы служили тогда в журнале "Костер". Однажды Лосев (нынешний дартмутский профессор) раздобыл карту Ближнего Востока. И повесил ее в холле комсомольской редакции. Я взглянул и ужаснулся. Микроскопическая синяя точка. Слово "Израиль" не умещается. Конец - на территории Иордании. Начало - в Египте. А кругом внушительные пятна - розовые, желтые, зеленые.

Есть такая расплывчатая юридическая формулировка - предел необходимой самообороны. Где лежит этот злополучный предел? Нужно ли дожидаться, пока тебя изувечит шайка бандитов? Или стоит заранее лягнуть одного ногой в мошонку? Казалось бы, так просто. Тем не менее прогрессивное человечество с дурацким единодушием осуждает Израиль. Прогрессивное человечество требует от Израиля благородного самоубийства.


Сергей Довлатов

"Новый американец", номер 98, 26- 31 декабря 1981 г.

ЭТО СТРАШНО. НО ЧИТАТЬ НЕОБХОДИМО

Возвращение в будущее

Почему Сталин?


Почему Сталин? Дело, конечно, не только в юбилее. Сталин, как и прежде, важен и актуален. Сталин занимает центральное место в национальной памяти. Сталин — замковый камень русской истории.
Да, русский ХХ век знаменовал цивилизационный скачок. Это был смелый эксперимент, рискованный переход в иное социальное измерение, отчаянный бросок в будущее. Но этот же век, как линза, сконцентрировал в себе энергии прошлого. В нём, среди грохота великих строек и сражений, зазвучали давно забытые мотивы, восходящие из глубины народной жизни, из национального подсознания, из пылающих недр индоевропейского мифа. Архитектором этого потрясающего сплава традиции и модерна, архаики и современности, иерархии и динамики, — был Сталин. Он уверенно создавал и прошлое, и будущее страны. Это было осознанное "управление историей" — разумное конструирование субъекта мировой политики.
Поразительно, но актуальность Сталина возрастает. Память о нём, как хорошее вино, с годами улучшает свои свойства. Его имя по-прежнему в центре всех политических баталий. Отношение к нему — по сути определяет мировоззрение. Он — мера всех новейших доктрин и идеологических течений. Все явные и тайные силовые и смысловые линии современности проходят через одну точку, имя которой — Сталин. Этим можно восхищаться, можно ужасаться, но сей факт нельзя игнорировать. Такова политическая геометрия нынешней России, такова мистика истории.
Однако, само по себе постижение символического, мистического значения фигуры Сталина для России — не даст нам в руки инструмента для формирования новой реальности. В ближайшее время должна быть проведена огромная работа по осмыслению и подробному изучению всех сталинских свершений, которые носили, подчёркиваю, проектный характер. Такая работа может быть проведена в рамках единой программы скрупулёзного изучения всего советского наследия. Драгоценный, оплаченный судьбой четырёх поколений, советский опыт не должен быть брошен в грязь, под копыта профессиональных деструкторов и русофобов. Для перехода в грядущий русский век необходим, как воздух, Институт Советского Союза, в котором были бы собраны, систематизированы и осмыслены знания о важнейшем, сложнейшем и интереснейшем периоде отечественной истории. Определённо, этот шаг будет знаменовать начало нашего возвращения в наше будущее. Очевидно, что этот институт должен носить имя Сталина.
"Завтра" газета
А.К. Они хотят вернуться в АД. И они туда вернутся.

ХаНука Девушки и хАнука Дедушки. ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ХАНУКОЙ

ХаНука Девушки и хАнука Дедушки. ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ХАНУКОЙ

Image result for фото ханука
Дорогие сетевые друзья!
ХаНука Девушки и хАнука Дедушки
каждый от велика до малого, который в состоянии отличить хавера от хазера
независимо от вероисповедания или отсутствия оного.
Поздравляю с Светлым и Волшебным праздником Хануки!
Ханука является праздником, который отмечают только евреи. Что совершенно нелепо. Потому что если б евреи не очистили Храма, если бы вера на Ближнем Востоке стала верой в Олимпийских Богов и только в них (как повелел Антиох Епифан), не было бы ни христианства, ни ислама. В которых иудаизм является важной основой, а в Библии Священные Еврейские Книги составляют более половины объема.
Следует отчетливо понимать, что Ханука – праздник всего человечества. Праздник торжества Веры в единого Бога. В которого верят и евреи, и христиане, и мусульмане. Хотя и немного по разному.
Да будет Вся Ваша Жизнь, которая само по себе чудо, чудом от первой до последней минуты на этой Земле!
Юрий Магаршак
человек-еврей

БОРИС АКУНИН: Я НЕ ВЕРНУСЬ

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА 21 ДЕКАБРЯ

ЧУДО ВТОРОЙ СВЕЧИ


Через сорок один год я вспоминаю вторую свечку Хануки - День вынесения приговора на Ленинградском процессе.
Суд был первоначально назначен на 15 ноября и в последний момент мы получили сообщение о том, что срок суда перенесен на 15 декабря. Это было огорчительно - еще месяц жить е неопределенности -ждать еще целый месяц приговора!
Наконец, 15 декабря начался суд. Через много лет мне рассказывали бывшие ленинградцы, как за задернутыми шторами они смотрели на эту кавалькаду черных воронков, которые везли нас рано утром в здание окружного суда - это было похоже на похоронную процессию. Живые гробы.
Но мы , сидящие внутри были по своему рады началу суда - наконец после полу года в застенках КГБ мы снова встретимся обнимемся и возможно попрощаемся навсегда. Но в зале суда нам не дали обняться. Молодые солдатики окружили каждого из нас плотной стеной -" Не переговариваться"!
Они боялись нашего единства.
Но все эти меры предосторожности им не помогли ибо наше единство было не в объятиях и поцелуях, а в единстве цели - освобождения еврейского народа из советского плена. Но вот Ханох уловил момент ,наклонился ко мне и прошептал:"сегодня первый день Хануки". Теперь мне стало понятно, почему срок суда был отложен - в том было божественное Провидение ("Ашгаха") . Следствие было тяжелым - и суд предстоял еще более трудным. Советы и арестовали нас, группу евреев, пытавшихся бежать в Израиль, с тем, что бы сломить нас и устроить показательный суд. На этом суде, по разработанному сценарию, мы должны были каяться в своей любви к Сиону и обличать сионизма. Именно поэтому праздник Ханука был к месту. Мы нуждались в огромной силе, что бы не сдаться. И эта Сила пришла в виде Хануки. Ведь известно, что Ханука несет в своем потенциале Силу, Победу и Спасение.
Я стал свидетелем Чуда Хануки с самого начала суда. Первым допрашивали нашего пилота, Марка Димшица. Он находился в самой критической ситуации. Его наверняка ожидала смертная казнь. Наверное поэтому судьи надеялись, что удастаться его сломать.
- " Дымшиц, почему Вы решили угнать самолет в Израиль? Ведь Россия - Ваша родина?"
Тут и случилось чудо. Бывший заместитель командира эскадрильи, бывший член КПСС, майор Димшиц, действительно дал бой но только не сионизму, как это было намечено по сценарию КГБ. Это была обвинительная речь еврейского лидера против советского антисемитизма. Я думаю, что эту речь Димшица должны учить ученики в школах. Судьи были ошарашены.
Еще одна попытка. Сильва Залмансон. Единственная женщина на суде. Ей было особенно тяжело в тюрьме. Судьи очевидно ожидали от нее покаяния.
- "Залмансон, почему Вы решили бежать в Израиль?"
Встает наша героическая Сильва и говорит судье на иврите:"Евреи с детства произносят клятву - " Если я забуду тебя Иерусалим. Пусть отсохнет моя правая рука."
Судье перевили. У него буквально отвисла челюсть от изумления. Он понял - антисионистский спектакль провалился. Так вставали один за другим мои друзья и произносили клятву верности Израилю. В камере у нас не было ханукальных свечек. Мы зажгли свет Хануки в зале суда из собственной плоти и крови, зная, что своими заявлениями мы наматываем себе срок. Но подсчет годов отсидки не тревожил нас. Господь зажег в нас пламя Маккавеев, борющихся за свободу своего народа.

(Иосиф Менделевич - известный "отказник", "узник Сиона")

В те дни, в это время

Гай Бехор

В те дни, в это  время


Зажигая на этой неделе восемь ярких, сияющих свечей, нельзя не задаться вопросом: "Как же случилось, что мы удостоились всего этого?" Восемь удивительных процессов, каждый из которых человечеству, возможно, удавалось наблюдать лишь раз в тысячелетие, происходят сегодня на наших глазах, все вместе и сразу. Неужто в самом деле наступила эпоха, предваряющая время чудес, или это уже само чудесное время пришло? Чудо стало инструментом изменения реальности, указателем, знамением нового времени. Что такое чудо? С тех времен, когда возникла организованная религия, примерно семь тысяч лет назад, человек верил в чудеса. Однако каждая религия относилась к явлению "чуда" по-своему.
Приверженцы шаманизма, например, убеждены в том, что человек живет в одной связке с духами и встречается с ними каждый день. А потому сверхъестественное — естественно. Пантеистические религии, в которых бог — это природа (скажем, индуизм), не верят в чудеса. Поскольку чудо, по определению, это то, что происходит вопреки законам природы. Но раз природа — это бог, значит, чудеса невозможны. В иудаизме, христианстве и в идолопоклонстве, там, где бог или божества существуют, есть место и чуду. В неравных взаимоотношениях между человеком и высшими силами это те события, которые невозможно предвидеть, ибо смертные не в состоянии осознать божественный промысел.
С точки зрения иудаизма, это не только божественное (и благое) вмешательство, но и способ заглянуть из нашего мира в высшие миры, которые мы не в состоянии понять, поэтому для нас оно "чудо", "знамение", или, если хотите "указатель", расположенный между мирами. Согласно еврейским галахическим взглядам, чудо не только воплощает божественное провидение в отношении сыновей Израиля, но и напоминает нам о том, что существует невидимый мир небесной причинности, который и определяет историю человечества. Напротив, светские философские течения отвергают концепцию чуда и, анализируя необычное явление, например, в науке, предлагают натуралистический подход, при котором никаким высшим силам места нет. Атеисты напрочь отрицают божественную идею, утверждая, что все происходит без вмешательства высшей воли и никакого провидения не существует, напоминая о горьком примере Катастрофы.
Есть ли у человека возможность управлять чудесами? Сионизм, бросивший вызов традиционному иудаизму, не был согласен ждать ещё две тысячи лет, молясь о чуде возвращения, которое когда-нибудь да произойдет. Он сотворил это чудо своими силами ("Чуда с нами не стряслось, масла в кадке не нашлось", — пели сионисты в тридцатые годы). Конечно, найдутся и те сторонники религиозного подхода, кто возразит на это, что само по себе сотворение чуда своими руками — это уже чудо. Другими словами, человек лишь думает, что он независим в своих поступках, на самом же деле он — только часть чего-то куда большего, чем он сам. Сегодня под словом "чудо" принято понимать положительное развитие событий, происходящее вопреки всем предположениям, не придавая этому особого религиозного значения. В конце концов, каждый волен выбирать для себя то восприятие, которое ему больше по вкусу.
В наступившие сейчас дни праздника Ханука мы зажигаем восемь свечей в память о чуде, случившемся с горшочком масла в Храме (в 167 году до н. э.) и поем: "Который сотворил чудеса для наших отцов в те дни, в это время". И вот уже в наше время тоже происходят восемь процессов, почти необъяснимых, которых никто не предвидел, да и не мог предвидеть. И они, безусловно, полностью меняют мир, в котором мы живем. Чудеса ли это? Каждый решит для себя сам.
Первая свеча — крушение арабских стран
Ни один прогноз был не в состоянии предугадать, что так мало сохранится от арабских стран. Что вместо Сирии, Ирака, Ливии и Йемена останутся лишь опустевшие просторы, отданные во власть ветрам и зверям полевым, что их, заваленные сотнями тысяч трупов, будут рвать друг у друга блуждающие банды суннитов и шиитов. То, что началось как раз в этом месяце пять лет назад под громогласные американские фанфары о "демократии" и об "арабской весне", закончилось крахом. Да и оставшиеся страны нашего региона превратились в "зомби", с трудом волочащих даже самих себя.
Ливан — рассыпающаяся страна, в которой нет президента, нет возможности организовать выборы, не функционирует правительство, не существует парламента. Иордания — королевство, существование которого может прекратиться в любой момент, окруженное почти со всех сторон угрозами и врагами (но, к своему счастью, соседствующее еще и с сильным государством Израиль). Египет — государство с разваливающейся инфраструктурой, не способное больше прокормить свои девяносто миллионов жителей, обескровленное террором и гражданской войной, пассивной лишь до поры до времени.
Опустевшие просторы, заполненные вооруженными и опасными бандами, угрожают и Турции, чьи солдаты уже стоят в Ираке, что в свою очередь, выводит из себя Иран. Так с ужасающей скоростью этот вакуум засасывает в себя всех наших разномастных врагов.
Вы еще помните понятие, на котором мы выросли — "арабские армии"? Их больше нет. От разгромленной сирийской армии осталась одна общинная милиция, бьющаяся за свое существование и закабаленная войной, подобно холопу, попавшему в рабство за долги.
Иракская армия рассыпалась в прах. Войска Иордании и Ливана, по сути, вообще не армии. Армия Египта, истерзанная и израненная на Синае, пытается всеми силами удержать страну, не способную нормально существовать. "Хизбалла" — милиция, которая прежде считалась влиятельной — скована боями на границе между Сирией и Ливаном без права на передышку, поскольку иначе суннитский враг ворвется к ней домой, в Ливан, резать шиитов, в точности, как пообещал.
Ни один человек не представлял себе, что так стремительно рухнут национальные субъекты, изобретенные ровно сто лет назад тайным соглашением между Британией и Францией, соглашением Сайкса-Пико. Из ничего и вышло ничего — ex nihilo nihil fit (Лукреций, "О природе вещей").
Вторая свеча — стирание выдуманных национальных границ
Те границы не принимали в расчет ни кланы, ни этнические группы, ни религиозные общины. Теперь все эти кланы, группы и общины восстали, чтобы создать себе новые границы. Сунниты Сирии, Ливана и Ирака объединяются, стирая прежнее искусственное разделение. "Исламское государство" осознанно стирает границы, желая создать исламский халифат на всем Ближнем Востоке и вообще во всем мире. К тому же стремятся и другие халифатские группировки, вроде "Хизб ат-Тахрир".
Арабы вспомнили об Александретте, принадлежащей нынче туркам и называющейся провинцией Хатай. Сунниты Ирана намерены основать суннитское арабское государство под названием Ахваз.
Турки вторглись в "Ирак", в то время как курды мечтают разделить саму Турцию, сносят надуманные границы между Турцией, Ираком, Сирией и Ираном и говорят, по крайней мере, в РПК ("Курдской рабочей партии"), о новой курдской родине, которая возникнет на руинах этих старых образований.
Джихадистские милиции непрерывно размывают границы в Северной Африке, мечтая о том же и в Европе.
И только нам по сей день рассказывают о самой иллюзорной в мире линии, которой никогда не существовало — о линии 1967 года, которая по сути своей линия 1949-го. Через сто лет после Сайкса-Пико Ближний Восток требует нового передела. В том числе и палестинские арабы, желающие получить свою долю в Иордании. Очередь королевства не за горами, и когда она придет, с ней наступит и новое перераспределение.
Прежде границы определяли бытие, теперь оно само определяет границы. Прежде европейские страны чертили ближневосточную карту, теперь Ближний Восток перекраивает карту Европы. Прежде они определяли здесь границы, теперь все происходит ровно наоборот.
Третья свеча — мусульманская экспансия в Европу
После того, как их страны рухнули, миллионы мусульман обрушились на Европу. "Просвещенный" колониальный континент, уверенный в своей полной безнаказанности, правил "детишками" издалека. И вот теперь он сам стал жертвой "просвещенного" захвата. Три миллиона мусульман влилось в этом году по данным Европейского союза в его границы. А на будущий год число это может и удвоиться. Остановить переселение народов, стремящихся не столько к лучшей жизни, сколько к овладению Европой, невозможно. Раньше, когда говорили о "беженцах", имели в виду профессиональных вечных "беженцев" из числа арабов Эрец-Исраэль. Теперь это весь исламский мир, желающий добраться до Европы.
В свое время они увековечили проблему беженцев, чтобы ослабить нас. Теперь эта проблема, став вечной, ослабляет их самих. Ни один сценарий не предполагал переселения в считанные годы миллионов мусульман, превращающихся в большинство в длинном перечне европейских городов. Европа, которая захватывала и порабощала, теперь захвачена и порабощена сама. То, что возносилось — опустилось, то, что опускалось — вознеслось. Ex nihilo nihil fit.
Выгода этой свечи в том, что теперь никакая помощь Европе со стороны Израиля, ни в сфере безопасности, ни в разведке, ни в науке не должна происходить без существенной политической оплаты. Европейцы валятся, террор бьет их и продолжит безжалостно бить дальше. Они нуждаются в нас. Пришло время требовать расчет. И они согласятся, у них просто нет выбора, речь пошла об их выживании.
Приближается совершенно новый расклад в отношениях с Западной Европой (страны Восточной Европы и так уже вполне дружественны). Мы стали свидетелями этого во время визита греческого премьера в Иерусалим. Можно было предположить, что этот ультралевый политик поведет себя враждебно. Но нет, наоборот, Греция, Кипр и Италия уже в союзе с нами (по большей части из-за газа). Во время визита к президенту харизматичный греческий лидер Алекс Ципрас, нимало не колеблясь, даже написал в гостевой книге так: "Великая честь для меня находиться в вашей исторической столице и встречаться с вашим величеством…" 
Израильтяне и греки — круг замкнулся именно в Хануку. Могло ли случиться что-либо более символичное, чем это? Чудо горшочка с маслом, в те дни, в это время!
Четвертая свеча — возвращение в Сион
В результате европейских несчастий около полумиллиона живших там евреев репатриируются в Израиль в ближайшие годы. Ни один из них не собирался раньше в еврейское государство, им было хорошо в Европе. Но внезапно они обнаружили, что живут в "Оробе", в "Еврабии", которая к тому же их вовсе не хочет. В некоторых случаях их прямо душат в объятиях от избытка любви, как, скажем, во Франции, где каждое еврейское учреждение охраняют солдаты с автоматами.
В 1900 году в Эрец Исраэль проживал 1 процент мирового еврейства. Сегодня здесь живет около 45 процентов. И буквально через несколько лет мы станем свидетелями того, что большинство еврейского народа вернулось в свою страну. Впервые за два тысячелетия.
Удивительный процесс, о котором никто даже и мечтать не мог. Уже сегодня Израиль превратился в страну с самым большим еврейским населением в мире — на миллион больше, чем в США.
У европейских евреев есть альтернативы, но большинство все равно поедет в Израиль. Почему? Потому что Израиль стал страной, в которой здорово жить. И потому она привлекает к себе евреев со всего мира, особенно на фоне угасания стран их прежнего проживания.
Нет причин, чтобы в Израиле не собралось 90 процентов евреев мира. Это лишь функция нашего желания и финансирования.
Пятая свеча — демографическая
На протяжении долгих лет нас терроризировали самопровозглашенные предвестники краха. И правда, десятки лет назад это казалось логичным — с рождаемостью у израильских арабов по восемь детей на арабскую мать, против двух с половиной на еврейскую. Но вот, чудо уже свершилось. В этом году впервые количество детей, приходящихся на арабскую и еврейскую мать, сравнялось. По 3,1 ребенка на женщину в обеих группах.
Теперь вам ясно, какое крушение произошло в мусульманской рождаемости, и какой взлет случился в рождаемости еврейской, причем не в среде ультроортодоксов, а именно у сионистов. В Израиле теперь рождается в три раза больше детей в расчете на мать, чем, скажем, в Германии.
Никто не ожидал этого процесса, который еще и продолжает усиливаться. Арабская рождаемость падает, спускаясь к показателю ниже трех детей на мать, а еврейская поднимается к трем с половиной. Рождаемость арабов в Иудее и Самарии уже опустилась до 2,7 детей на мать и продолжает снижаться к отрицательному показателю. Переворот произошел в этом году!
Ясно, что фиктивный "прогноз" центрального статистического управления по поводу еврейского демографического кризиса был лишь необоснованной попыткой выдать желаемое за действительное. Политикой, выдаваемой за демографию.
В связи с мощным приростом еврейского населения, количество жителей в Израиле растет на миллион каждые семь лет. Таким образом в течение десятилетия мы достигнем десяти миллионов жителей, евреев и арабов, превратившись в совсем иную страну. Причем через два-три года, благодаря демографии, в Израиле уже будет проживать семь миллионов евреев. Демография, то, что казалось проклятием, оказалось благословением, угрозы обратились в уверенность, неизвестность в определенность, а прирост стал естественным.
Шестая свеча — крах тезиса об Израиле как об источнике региональных бед
Какая катастрофа для всех тех, кто кормился с нашего "арабо-израильского конфликта"! Он ведь, "конфликт", потерял всякое значение, что блестяще было сформулировано в британском ежегоднике "Экономист" за этот месяц.
В статье, под заголовком "Растертый и забытый" там было написано так: "Палестинский вопрос, некогда самая горячая ближневосточная тема, сошел на нет. Он останется второстепенным и в 2016 году, даже несмотря на вспышку насилия. Другие кризисы выглядят сейчас куда важнее — крах арабских режимов, возникновение халифатов "Исламского государства", российское вторжение в Сирию, война в Йемене и т.д."
С точки зрения заместителя редактора новостей "Экономиста", автора статьи, палестинская тема превратилась в "заднюю конфорку" (backburner), потеряла актуальность на фоне других куда более значимых вопросов. По ходу статьи автор описал, как "палестинский вопрос" рассыпается на крошечные и враждебные друг другу ошметки.
Хорошо, что хоть через пять лет этот журнал наконец понял, что произошло. Ситуация полностью изменилась, и такому политкорректному журналу, как "Экономист", который злорадствовал над нами год за годом, ох как не просто это признавать. Не над палестинцами причитает автор статьи, он сокрушается о том, что Израилю удалось выкрутиться, и о том, что сам автор все эти годы ничегошеньки не понимал.
Тот, кто продолжает придерживаться прежней линии, обвиняя во всем Израиль, выставляет себя на посмешище. И лишь немногие теперь осмеливаются на это, как правило, подбадриваемые самими израильтянами. Вот, например, конференция "Сабана", где на этой неделе заседали окаменелые черепашки-ниндзя, вновь пережевывая старую жвачку из тех времен, когда Израиль выставляли проблемой всего мира.
Стоит ли серьезно относиться к этой конференции и подобным ей, таким же заплесневелым? Или, может, просто игнорировать? Они отражают доисторическую реальность, а точнее, реальность, которая была до наступления эпохи чудес.
Вы понимаете, что произошло? Чудо уже перестало быть "чудом", оно стало просто инструментом исправления реальности, указателем, знамением нового времени. Что это значит — заурядность чуда? В древнегреческих театральных постановках иногда, даже, может быть, слишком часто призывали "божество", чтобы оно вмешалось, если сюжет совсем запутывался, это называлось Deus ex machina ("Бог из машины").
Блистательный римский поэт Гораций (живший в 65-8 годах до н. э.) восстал против подобной инфляции чуда. В своем знаменитом трактате "О поэтическом искусстве", он написал, отчасти насмехаясь над греками: "Nec Deus intersit, Nisi dignusvindice nodes" ("Бог не должен сходить для развязки узлов пустяковых", перевод на русский М. Гаспарова). Не стоит отвлекать Бога по пустякам, а только если есть действительно стоящее дело. Хотя кто знает, может статься, Бог и сам не станет отвлекаться по пустякам, но лишь на действительно стоящие дела…
Седьмая свеча — крах нефтедолларов (горшочек с маслом)
Впервые за сто последних лет, благодаря новым технологиям, США превратились в важнейшего мирового поставщика энергии. Они обошли Саудовскую Аравию и таким образом сокрушили картель ОПЕК. Цены обрушились.
США больше не нуждаются в энергии из Саудовской Аравии, поэтому союз по интересам — "нефть в обмен на безопасность" закончился в этом году. По этой причине США уже вывели свой последний авианосец из Персидского залива. А ведь раньше их там было даже два.
Саудовская Аравия на пороге экономического краха, а вслед за ней и ее соседки, проедающие теперь свои резервы. Нефтедоллары рухнули, а за ними обрушились и накал подстрекательства, и террор, и подкуп Запада со стороны этих самых стран. Все это еще не прошло совсем, но здорово обвалилось.
Поэтому осмелели дальневосточные державы, ставшие с энтузиазмом приезжать к нам: Китай, Япония, Индия, Корея, Филиппины, есть и другие. Из нефтяной эпохи мир уже перешел в эпоху инноваций и достижений разума. А это значит, что сила и влияние Израиля будут расти, по мере того, как сила и влияние арабов продолжит спадать. Раньше мы все время спрашивали — ну когда же у арабов закончится нефть? Теперь мы понимаем, что это просто был неверный вопрос. Каменный век прекратился не оттого, что закончились камни, но потому, что появилась новая технология — металл.
Трудно даже осознать масштаб крушения нефтедолларов. В Норвегии, например, (по данным "Экономиста" за этот месяц) из-за падения цен на нефть валовой национальный продукт на душу населения сократился в этом году на 26 тысяч долларов, с фантастических 107 тысяч до 81 тысячи долларов. Это по-прежнему огромный показатель, но динамика ясна. Канада спустилась с 54 тысяч в прошлом году до 44 тысяч долларов — 11 тысяч за один год. Россия упала с 15 тысяч до 9 тысяч долларов, вернувшись прямиком к показателям 2007 года. Ливия потеряла больше половины, с 11 тысяч до 5 тысяч долларов.
Но, кроме мозгов, у нас, кстати, тоже есть свой горшочек с маслом, причем немалый. Мы просто обязаны начать экспортировать газ из месторождения "Левиафан". Есть немало стран, заинтересованных приобрести его у нас. Это не только деньги, но и влияние. Пришло время спланировать еще одно государство Израиль — наполовину в Средиземном море. Триллион шекелей из "Левиафана" в государственную казну сумеет придать сионизму реактивное ускорение. Именно этого и боятся противники газового соглашения. Наступает эпоха Израиля. Мы нужны многим, и надо суметь использовать это с умом.
Восьмая свеча — осознание
Мало-помалу израильтяне начинают просыпаться, открывать глаза и избавляться от сумрака политкорректности, в котором пребывали все эти годы. В них растет осознание. На протяжении долгих лет множество людей становилось жертвами бредовых лозунгов, вроде "новый Ближний Восток", "болезненные уступки", "надо быть умным, а не правым", "демографическая угроза", "два государства для двух народов", "мир", "палестинское государство", "делегитимация", "двунациональное государство". Жертвами безумных идей типа "мы можем доверить нашу судьбу другим", "Абу-Мазен может и хочет", нелепых страшилок о наводящем ужас ООН, высосанном из пальца бойкоте, преследованиях в Гаагском суде, и еще всякой дребедени, которая всегда исходила из точки зрения и интересов врага, вместе с пустозвонством других слоганов про "социальную справедливость", "социальную революцию", "законодательную революцию". Короче, все эти несуразные порождения "политкорректности"…
Теперь, наконец, многие стали пробуждаться. Лагерь тех, кто освобождается от этих бессмысленных лозунгов, продолжает расти. И, на мой взгляд, это чудо не меньшее, чем остальные.
И даже не столько само чудо приносит осознание, сколько осознание ведет к чуду, не вмешательство извне, а пробуждение изнутри. Так человек становится способен творить чудо сам и освобождаться. У него теперь есть возможность управлять чудом, впрочем, ровно в той же степени, в которой у чуда есть возможность управлять им. Главное же в том, что чудо уже здесь, уже с нами.
Необходимое предостережение: В картине "Странник над морем тумана", написанной в 1818 году немецким романтиком Каспаром Давидом Фридрихом, путник стоит, возвышаясь над краем темной, крутой скалы, окутанной туманом, стараясь не споткнуться и не провалиться туда, в самую бездну. Должно ли чудо всегда быть увязано и с крахом?
Какая у нас, у израильтян вечная проблема с чудесами? В нашем сознании расстояние от "чуда" до "краха" слишком мало. Так было на протяжении всей нашей еврейской истории — либо "чудо", либо "крах", и никакой середины, воистину ex nihilo nihil fit.
Поэтому с чудесами нам следует обращаться очень аккуратно. Ведь античудо всегда сопутствует каждому чуду, переплетено с ним, защищает его от самого себя и наоборот. Нам предстоит овладеть искусством контроля и управления чудесами.* * *
Зажигая на этой неделе восемь ярких, сияющих свечей, нельзя не задаться вопросом: "Как же случилось, что мы удостоились всего этого?" Восемь удивительных процессов, каждый из которых человечеству, возможно, удавалось наблюдать лишь раз в тысячелетие, происходят сегодня на наших глазах все вместе и сразу.
Как так? Кто-то скажет, что это наш театральный "конфликт" оказался тем самым узлом, "который время распутать пришло". Но вы-то теперь уже знаете, что думал по этому поводу Гораций.
Авторизованный перевод Александра Непомнящего для 9 канала
gplanet.co.il, 12.2015
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..