воскресенье, 2 октября 2016 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА. ИДЕТ ЧЕТВЕРТАЯ МИРОВАЯ



.Латынина:На этой неделе – Европа отменяет роуминг. В Евросоюзе не только много глупости
Так вот, возвращаясь к тому, с чего я сказала самое главное, к сирийским бомбардировкам. Я должна признаться в полной неправоте, потому что когда неделю назад Россия нарушила только что заключенное перемирие, разбомбила гуманитарный конвой в Алеппо, я вот прям на этом самом месте говорила, что это необъяснимо, пыталась объяснить это чем угодно, случайностью, манипулированием со стороны Асада, коррупцией. Ну, вот, теперь ясно, что это не случайность. А почему это не случайность, это очень просто. Вот, то, что происходит в Алеппо, это крупная военная операция. Такие операции требуют подготовки, сосредоточения сил, подвоза боеприпасов, они требуют если не месяцев, то недель для организации.
То есть, достигая с США договоренности о прекращении огня, Кремль уже знал, что ровно через неделю начнет бомбардировку Алеппо.
Ю.Латынина:Достигая договоренности о прекращении огня, Кремль уже знал, что через неделю начнет бомбардировку Алеппо
Ну, можно предположить, что у Путина было два плана, и один был добиться соглашения с США, а другой был взять Алеппо. И когда условия заключенного соглашения показались Путину недостаточно привлекательными, он начал реализовывать второй план.
Проблема тут, конечно, в том, что в таком случае не надо было подписывать соглашение с США. Представьте на простом примере. Вот, вы ищете себе занятие в жизни, у вас есть вариант пойти с понедельника работать в компанию «А», а другой – улететь в понедельник в Австралию прыгать с парашютом. Если вас не устроили условия, предложенные компанией «А», вы имеете полное право отказаться от подписания договора и улететь прыгать с парашютом. Но согласитесь, странно, если вы подпишете договор, получите задаток, а в день выхода на работу окажется, что вы в Австралии прыгаете с парашютом, потому что предложенные условия вас не устроили.
Или еще проще. США могут договариваться с плохими парнями и не могут договариваться с плохими парнями, которые не соблюдают договоренности.
Теперь по существу вопроса. Запад утверждает, что Путин уничтожает умеренную исламскую оппозицию в Алеппо, чтобы поставить Запад перед выбором: или Асад, или ИГИЛ. А Путин и Асад утверждают, что в Алеппо засели исламские экстремисты. Вот, если вы наберете слово «Алеппо» и «терроризм», вы увидите, что террористами людей, которые сидят в Алеппо, именуют только Russia Today и сирийская правительственная пропаганда. Вот, я боюсь, что это тот случай, когда сирийская правительственная пропаганда (никогда не думала, что могу согласиться с Russia Today) ближе к действительности, чем Запад.
Умеренная мусульманская вооруженная оппозиция режиму Асада, я боюсь, что это пиар-фантом, который существует на страницах западной прессы. То есть я, поверьте мне, я не сомневаюсь, что в Сирии существуют умеренные мусульмане. В конце концов, она недавно была светской страной, в ней существуют сторонники западной демократии. Я просто сомневаюсь, что они воюют. Вот, я очень легко представляю себе мирного верующего мусульманина, который бежит из Сирии со словами «Чума на оба ваши дома!» Вот, как-то вот умеренного мусульманина, который воюет за Аллаха, но при этом хочет, чтобы в Сирии была демократия и женщины не носили хиджаб, я как-то представляю себе с трудом.
Я вот хочу сослаться на замечательные статьи Франчески Бори, которые были написаны в 2013 году, а, что самое главное, опубликованы в «The Guardian». Потому что «The Guardian» – это не та газета, которая будет ругать исламистов, если можно их похвалить.
Вот эта девушка поехала в Алеппо искать свободу, и обнаружила, что никто больше не борется с Асадом (это я цитирую): «Мятежники теперь сражаются друг с другом. Для многих из них главное – это не свергнуть режим Асада, а водворить шариат. Алеппо, — пишет Франческа, — это голод и ислам, и больше ничего».
Она пишет об истощенных детях, которые ходят за матерями, укутанными в черное с ног до головы. Напомню, речь идет о стране, которая еще несколько лет назад была абсолютно светской страной. Она пишет об узких переулках, в которых направо мальчики с Калашниковым, налево девочки уже в чадрах, и посередине гуляют джихадисты со своими бородами и поясами самоубийц. И пишет, в июле Мохаммад Ката был казнен за неправильное употребление имени Пророка, ему было 15.
Я хочу напомнить, с чего всё началось и как, собственно, оппозиция попала в Алеппо. Началось всё с Арабской весны. В Алеппо была демонстрация против Асада 12 августа 2011 года. В ней принимали участие несколько десятков тысяч человек, двоих застрелили. Я ни в коем случае не хочу сказать, что правительство имеет право стрелять в мирную демонстрацию.
Ю.Латынина:Началось всё с Арабской весны. В Алеппо была демонстрация против Асада 12 августа 2011 года
Через некоторое время были там проправительственные демонстрации, их было, действительно, огромное количество народу – с этим согласились даже западные издания, в частности, «The Times». Ну, будем считать, что это был такой путинг. Асадинг это был.
Но вот что началось дальше. После этого начались теракты. 10 февраля 2012 года смертники в машинах взрываются около местного ГРУ и ФСБ, алеппинского и, что самое неприятное, при этом западная пресса начинает писать, она начинает цитировать оппозицию со словами, что вот это Асад взрывает себя сам, чтобы скомпрометировать мирный ислам.
19 марта новый теракт уже в жилом районе – там было 3 трупа, 30 раненых. Самое главное, как оппозиция оказалась в Алеппо? Вы думаете, там было народное восстание, там Майдан был? Там был вооруженный захват города.
С июля 2012 года люди с оружием в руках и с криком «Аллаху акбар!» начали штурмовать Алеппо дом за домом. Еще раз, это были а) вооруженные люди, б) многие из них вообще не были из Сирии. Война шла (НЕРАЗБОРЧИВО), за каждый дом, причем весной 2013 года сирийская армия сумела закрепиться в Западном Алеппо. Погибли при этом 13 тысяч человек. Кто убил кого, ну, понятно: совершенно невозможно посчитать.
Что при этом дальше стало происходить в Алеппо? Оппозиция в декабре 2012 года пообещала сбивать в Алеппо гражданские авиалайнеры. Все те бизнесы, которые существовали на территории оппозиции, были ограблены. Вот то, что можно было, продано в Турцию. И вот все помнят, что проклятый ИГИЛ уничтожил Пальмиру. Вот, я напомню, что в феврале 2014 года эта оппозиция в кавычках, сидящая в Алеппо, в лице исламского фронта заявила с торжеством об уничтожении крупнейших исторических зданий Алеппо. Там был Дворец правосудия, отель Карлтон, старое здание городского совета, (НЕРАЗБОРЧИВО), мечеть (НЕРАЗБОРЧИВО) и так далее, и так далее.
То есть надо понимать, что те прекрасные люди, которые называются оппозицией и сидят в Алеппо, они ничем не отличаются от тех прекрасных людей, которые, допустим, сражаются у нас в Донбассе.
Ю.Латынина:Оппозиция в Алеппо, ничем не отличается от тех прекрасных людей, которые сражаются у нас в Донбассе
Эти люди состоят из нескольких категорий людей. Во-первых, это криминал. Вот, просто криминал, который уголовники, которые раньше грабили и убивали, а теперь они узнали, что они могут это делать именем Аллаха или именем России как в случае Донбасса.
Во-вторых, это лузеры. Я не хочу перехваливать асадовский режим, потому что это был прежде всего коррумпированный режим, он имел очень много сходства с российским режимом в том смысле, что сначала там строили социализм (ну, это еще при отце нынешнего президента), а потом там стали строить, ну, вот, приблизительно то, что строил Путин в России, начиная с 2000-х годов, и там с одной стороны был рынок, а, с другой стороны, каждый силовик, причем в размерах даже несопоставимых с полковником Захарченко, мог кормиться от любого сирийского бизнесмена.
И, собственно, это, конечно, была одна из составляющих, которая и вызвала недовольство Асада.
Но еще раз повторяю, даже в такой экономике более-менее свободной всегда найдутся люди-лузеры, люмпены, которые никак себя не реализовали, несмотря на то, что в этой экономике не совсем легко себя реализовать.
Вот, вдруг и последние стали первыми, когда начинается вот такая вооруженная война. Российские матросы пьяные 1917 года.
И, наконец, третий вариант – это то, что можно назвать «Синдромом 30-летней войны». Вот, помните, как в Германии, когда ландскнехты грабили всех крестьян, и, естественно, крестьянин, которого ограбили, у него было 2 варианта – или продолжать что-то пытаться вырастить и тогда тебя снова ограбят, или самому стать ландскнехтом и тогда ты будешь грабить.
Я напоминаю, что в Сирии 10% христиан и 10% алавитов живет. И, в общем, победа того, что называется оппозицией, того, что, на самом деле, является Ан-Нусрой или, там, ИГИЛом, или многими другими группировками, это, в общем, фактически гибель 20% Сирии. Точка.
Ю.Латынина:Победа того, что называется оппозицией в Сирии – это гибель 20% населения Сирии
Вот, я хочу вам сказать, что, вы знаете, что христиане в Алеппо если не уехали, они сражаются на стороне Асада? Вот, как вы думаете, почему?
Вот, в 2013 году в Алеппо похитили обоих христианских епископов, греческой православной и сирийской православной церквей. Кстати говоря, еще в 20-х годах XX века в Алеппо было 62% мусульман, остальные были христиане и евреи. Сейчас там всё равно процентов 20 христиан. Вот, о судьбе этих епископов больше ничего не было слышно, и если вы почитаете западную прессу, вы стыдливую такую, значит, ремарочку увидите, что их, наверное, похитили местные бандиты.
Вот, кто ж такие местные бандиты? Вот эти местные бандиты, интересно, на стороне правительственных войск? А если на стороне правительственных войск, чего это они действуют в тех кварталах, которые захвачены мятежниками?
Вот еще потрясающий пример. 2 года в тюрьме Алеппо оборонялся контингент правительственных солдат, которых мятежники так и не смогли достать, пока правительство не перешло в контрнаступление. Вы спросите, как же можно, сидя в тюрьме, 2 года обороняться от фанатиков? А очень просто. Если ваши противники режутся между собой, если они ведут себя как в Донбассе, если они казнят 15-летних подростков, если они заняты тем, что они грабят бизнесы и выводят содержимое в Турцию, так можно продержаться 2 года в этой несчастной тюрьме.
А, вот, к северо-западу от Алеппо есть 2 города с большинством шиитским, Захрай и Нугу. Их мятежники осаждали. Зачем? Чтобы стереть с лица земли. И интересно, что их обороняли правительственные солдаты. Знаете, что делали жители городов? Естественно, сражались вместе с правительственными солдатами. Почему? Потому что они прекрасно знали, чем кончится, если их возьмут.
И самое главное, вот, самое смешное, везде вы сейчас в западной прессе найдете, что пишут, что бомбят Алеппо. Я вам просто скажу, что это неправда: бомбят Восточное Алеппо. Западное – его окончательно отбил Асад еще год назад. Вопрос – сколько в Восточном Алеппо людей? Ну, неизвестно, сколько, но говорят, 250-300 тысяч человек. А знаете, сколько в Западном под контролем правительственных войск? Полтора миллиона.
Я честно скажу, что я глазам не поверила, когда увидела эту цифру, я решила, что это сирийская пропаганда. Я бросилась всё перепроверять. Знаете, что меня убедило? Когда я увидела, что ее подтверждает человек, которого зовут Рами Абдул-Рахман – это глава той самой Syrian Observatory for Human Rights, которой сейчас очень не нравится Россия, потому что она заявила только что, что свыше 9 тысяч человек погибло в результате российской деятельности в Сирии. Да? То есть вот этот человек, который скорее, как бы сказать, прооппозиционный, вот он подтверждает, что сейчас в Алеппо… Там говорят, что осуществляются сплошные бомбардировки Алеппо. А, извините, полтора миллиона человек живет вне зоны этих сплошных бомбардировок под контролем правительственных войск.
Вы спросите «Откуда полтора миллиона в прифронтовом городе?» Потрясающий ответ от того же Абдул-Рахмана: «Это люди, которые сбежали из занятых освободителями районов». Это внутренние беженцы! Вот это самое главное, если мы сторонние наблюдатели. Эти беженцы сбежали от освободителей. Нет в Сирии беженцев, сбежавших к освободителям, к оппозиции.
То есть еще раз, это ужасная статистика. Из правительственного Алеппо люди в него приезжают. А от освободителей они убегают. По какой причине? Ну, по той же причине, по которой люди не уезжают из части украинской Донбасса и уезжают из Донецка.
Более того, этих людей в Алеппо тоже обстреливают. Вот, собственно, я опять цитирую того же Рами Абдул-Рахмана, что в то время, как правительственные войска бомбят мятежников, мятежники по Западному Алеппо садят снарядами, сотнями снарядов из гаубиц. Вот, в августе по данным того же Рами Абдул-Рахмана (в августе, заметим, то есть до наступления сирийско-российского) было 187 погибших гражданских, в том числе 52 ребенка. Вы скажете: «Почему такая фантастическая смертность? Почему самодельные снаряды, которые из этих мортирок садятся, убивают меньше, чем кластерные бомбы, которые, действительно, страшное оружие, которое применяет Россия?» Ответ: потому что плотность населения выше. Плотность населения выше в Западном Алеппо.
Собственно, цель путинских бомбардировок, ну, путинско-асадовских понятна: надо, чтобы всё население из Восточного Алеппо убежало. Потому что, ну, у Асада всего 25 тысяч войск, в основном это алавиты: он не может одновременно взять Алеппо и, так сказать, тем более контролировать при этом, условно говоря, соседнюю провинцию Идлиб, в которой тоже мятежники.
При этом мы спросим себя, откуда мы знаем, что, собственно, там в Алеппо осталось до сих пор 250 тысяч? Так ответ мы не знаем, потому что, вот, был город Дераа, мятежники говорили, что там 8 тысяч человек. Его взяли правительственные войска – оказалось, что там 2 тысячи человек.
Вот, жестокая реальность заключается в том, что США поддерживают и снабжают оружием и провиантом группировки, которые воюют против ИГИЛ и Асада, несмотря на то, что эти группировки отличаются от ИГИЛ только тем, что у них другое руководство.
Я не случайно не называла их имена, потому что это в значительной степени бесполезно… Потому что, вот, знаете, как устроены оффшоры? Есть цепочка оффшоров, за которыми реальные владельцы.
Вот, есть Аль-Каида, она враждует с ИГИЛ. У нее была группировка, называлась Джабхат Ан-Нусра, была дочкой Аль-Каиды. Потом Джабхат Ан-Нусра сказала, что «Знаете, мы не дочка Аль-Каиды». Зачем? Ну, естественно, чтобы отключить финансирование, чтобы облегчить получение оружия. Причем, заметим, не только от Америки – скажем, от Турции, скажем, от Саудовской Аравии. Теперь вот Джабхат Ан-Нусра называется Фатах аш-Шам. Почему?
То есть, к сожалению, история такая, что страна, та же самая Америка поставляет оружие какому-нибудь замечательному человеку, который говорит, что я за демократию. Через цепочку таких религиозных оффшоров оно попадает к той же самой Аль-Каиде.
Что делает Россия в Алеппо? Значит, вот собственно, я повторюсь. Восточный Алеппо (обратите внимание, не Западный) сносится с лица земли. Точно такая же тактика применялась Россией во времена российско-грузинской войны 2008 года. Тогда тоже грузинские войска – они зашли в Цхинвали, они были вынесены из города «Градом» и ковровыми бомбардировками без непосредственного огневого контакта на земле. Военная эта тактика тогда казалась очень эффективной, потому что, ну вот знаете, российская армия не обладает высокоточным оружием избирательного действия и воюет с границей утюга. Вот, утюг в Цхинвали оказался очень эффективным. И, вот, российскую армию тогда с учетом ее конструктивных особенностей применили с максимальной полезностью, а бомбардировки в Цхинвали при этом объяснили тем, что это сделали сами грузины. Ну, вот, прилетели грузинские самолеты и разбомбили к чертовой матери грузинские танки. Бывает.
Точно так же воевала российская армия в Чечне, стирая с лица земли Грозный или Бамут. В Бамуте, кстати, шквальный огонь по площадям был менее эффективен, чем в Цхинвали. И дело было не в качестве огня, а в качестве противника. Вот, ковровые бомбардировки – они, несмотря на все разрушения, они поражают всегда сравнительно небольшую часть живой силы, особенно если она укрыта в бункерах. Вот, чего они делают, они абсолютно дезорганизуют противника, если он является регулярной армией.
Я до сих пор помню 2 разговора, один у меня был с грузинскими солдатами, которые как раз сбежали из Цхинвали, и они честно сказали: их-то ничего не тронуло, но у них всё потерялось, они потеряли связь, они не понимали, где у них командир, какой он дает приказ и так далее, и они в панике бежали. Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Ю.Латынина Юлия Латынина, «Код доступа». Итак, я о том, как воюет противник, если он является регулярной армией – его можно тогда дезорганизовать бомбардировками как в Цхинвали. И, вот, его нельзя дезорганизовать как в Бамуте, потому что он не организован в принципе.
Вот, я, опять же, помню разговоры с чеченцами, воевавшими в Бамуте, которые говорили «Ну как? Нас там было всего 100 человек. Вот мы сидим в подвале, Вот, бомбардировка кончилась, мы вылезли, мы воюем». То есть у него нет цепочки командования, у него каждый боевик сам себе командир: вылез, жив, начал стрелять.
Вот, к кому ближе сирийская оппозиция, к грузинам или к чеченцам, к регулярной армии или к боевикам, каждый из которых сам принимает решение о боевом применении, мы увидим, видимо, в течение ближайших нескольких недель.
Что важно? Сейчас Путина Запад обвиняет в варварских бомбардировках вот этого самого Алеппо, хотя, еще раз повторяю, Восточного Алеппо. Они, действительно, варварские, но скажем честно, что другого способа взять Алеппо нет. То есть когда вы имеете дело с войной современного типа, то есть с боевиками, которые находятся в городе среди гражданского населения, нет у вас возможности отличить боевиков от сочувствующих, а сочувствующих от заложников.
Вот, Асад и Путин берут Алеппо так, как мы брали Беслан по стратегическому принципу, сформулированному еще в XIII веке добрым епископом Арно: «Рубите всех. Бог узнает своих».
Ю.Латынина: Асад и Путин берут Алеппо по стратегическому принципу «Рубите всех. Бог узнает своих»
Ну, странно думать, что мы в Беслане будем садить танком по школе, а в Алеппо ограничимся щипчиками. С чисто военной точки зрения стратегия эта, еще раз подчеркну, эффективна, и кстати, я тут не могу не вставить свои пять копеек. Дело в том, что, все-таки, надо не забывать, что еще сравнительно недавно она применялась во время той же самой Второй мировой войны всеми участниками процесса. Более того, так вышло, что Рузвельт и Черчилль первые начали бомбардировки, с одной стороны, Токио, а, с другой стороны, Берлина. Это не в упрек Рузвельту и Черчиллю в отличие от Гитлера и японского правительства. Ну, просто так там получилось, довольно сложно рассказывать, почему это было. Но, в принципе, это было потому, что Гитлер считал, что англичане ему не противники, он считал, что должен быть «дранк на хостен», вот, славянский мир – да, это земля для поселения, англосаксонский мир – теоретический союзник, поэтому Гитлер не хотел бомбить Лондон до той поры, пока несколько его самолетов не заблудились и, действительно, сбросили парочку бомб на Лондон. После чего Черчилль, для которого было очень важно сделать войну окончательно непримиримой, отдал приказ бомбить Берлин.
Так вот сейчас… Вот, я уже упоминала сирийскую наблюдательную организацию по правам человека, которая сказала, что за год от российских авиаударов погибли 9364 человека, из них 3804 – это мирные граждане. Это серьезная организация, ей можно верить больше, чем другим. Но понимаете, в чем проблема? А скажите мне при этом, сколько боевики убили людей?
Вот, бомбежку Дрездена тоже можно написать. Знаете, вот, союзники налетели на Дрезден и убили столько-то мирных людей. Но согласитесь: если писать только про бомбежку Дрездена, получится несколько односторонняя картина того, что происходило во Второй мировой.
Вторая жесткая реальность заключается в том, что, на самом деле, ни у США, ни у Европы нет никакой рациональной стратегии в Сирии, никаких рациональных целей. И что Средиземноморская Европа и Ближний Восток составляют одно единое географическое целое. Собственно, обстоятельство это было хорошо известно в течение нескольких тысяч лет и во времена нашествия народов Маори, и во времена Римской империи, и при арабских завоеваниях, и в Крестовых походах.
Ю.Латынина:Ни у США, ни у Европы нет никакой рациональной стратегии в Сирии, никаких рациональных целей
Несколько о нем забыли в начале XX века, когда Европа колонизовала Ближний Восток и снова как во времена Рима сделала Средиземное море главной транспортной артерией. Вот сейчас это обстоятельство очевидно снова, когда мигранты с Ближнего Востока колонизуют Европу.
И стратегическая катастрофа в Сирии началась не тогда, когда в ней возник ИГИЛ. Не тогда, когда наследственный президент Башар Асад начал расстреливать демонстрантов. Даже не тогда, когда европейские либералы разглядели в Арабской весне приход демократии на Ближний Восток. А катастрофа началась тогда, когда из Сирии ушли французские колонизаторы. Вот, Сирия прилично управлялась с 1923-го по 1946-й год, будучи подмандатной территорией Франции. До этого она прилично управлялась при Римской империи, при каком-нибудь наместнике (НЕРАЗБОРЧИВО).
Соответственно, единственным теоретическим способом решения сирийских проблем является ее колонизация Западом. Поскольку в существующих условиях это чуть менее вероятно, чем колонизация инопланетянами, то это значит, что решения проблемы нет вообще. В отсутствии решения проблемы единственное, что остается, это пиар.
И я сильно подозреваю, что лидерам на Западе, и в США, и в Европе глубоко плевать на Сирию, потому что проблему, которую нельзя решить, лучше забыть. Вот, либертарианский кандидат в президенты США Гэри Джонсон недавно отличился. Его спросили, что он думает про Алеппо. Он спросил: «А чего такое Алеппо?»
Ю.Латынина:Лидерам на Западе плевать на Сирию, потому что проблему, которую нельзя решить, лучше забыть
Вот в этом смысле в чем нуждается Запад, так это объяснить, почему ему не удалось решить сирийскую проблему. И я должна сказать, что тут Путин дал Западу роскошнейший козырь. Вот, когда Сирия захлебнется в крови, когда ее разделят между Турцией, Асадом и курдами, публика спросит: «Кто виноват?» И политики хором скажут: «Ну, Путин же виноват. Вот, была в Сирии замечательная, умеренная оппозиция. Построила бы она там демократию и счастье, но тут пришел злобный кремлевский диктатор и ее уничтожил». Вот в этом смысле уничтожение того, что на Западе именуется «умеренная сирийская оппозиция», это вот самый большой пиар-подарок, который Путин сделал Западу.
И вот для меня, конечно, самый загадочный вопрос, зачем Путину вообще нужна война в Сирии? Какие мыслимые стратегические и тактические преимущества он получает? Все-таки, вот эта операция в Сирии – она начиналась как операция по принуждению Россией Америки к любви. Вот, предполагалось, что у России есть военный ресурс, потому что, действительно, Россия распоряжается жизнями своих солдат с большей легкостью, чем на Западе, и этот ресурс мы направим на борьбу с ИГИЛ в обмен на снятие санкций.
Второй ресурс Кремля была дружба с Асадом. В обмен на уступки мы могли заставить Асада уйти. То есть Асаду, конечно, цену набивали, чтобы подороже продать.
Значит, операция по принуждению Запада к любви, очевидно, завершена. Вот, ровно наоборот: после бомбежек Алеппо Россия рискует окончательно превратиться в страну-изгоя, потому что, вот, фото руин Алеппо на первых полосах газет, западные политики громко говорят «Гаага! Гаага!» И вот у меня очень большое опасение, что то, что сошло нам с рук и в Грозном, и в Цхинвали, и даже в Иловайске, вот, не сойдет в регионе, в котором существует мощная пиар-машина. Причем, ну, как бы, извините, это Израилю не сходит с рук. Израилю, который, действительно, наносит точечные удары. Посмотрите, как эта самая пиар-машина, которая состоит, так сказать, с подачи исламистов в либеральную прессу, как она его катает. Вы представляете, что с нами будет за Алеппо?
Второе, Россия вступила в войну с исламским миром. Все-таки, я напоминаю, что главным врагом исламистов долго-долго был Запад. Вот, собственно, взрывы в аэропорту Завентем, грузовики на набережной в Ницце. После того, что происходит в Алеппо, главным врагом исламистов становится Россия. А у нас распавшаяся правоохранительная система, у нас высокая доля мусульманского населения. Вот, стратегические последствия этого просто невозможно предугадать.
Фактически в мире идет Четвертая мировая война, она идет между исламскими экстремистами и Западом, и российское руководство зачем-то нас в эту войну втащило.
Ю.Латынина:В мире идет Четвертая мировая война и российское руководство зачем-то нас в эту войну втащило
Вот, только что Ростуризм выпустил предупреждение, что российским туристам за рубежом в прошлую пятницу, 30 сентября вести осторожно себя в связи с объявленным рядом исламских организаций Всемирным днем гнева и протеста против бомбардировок Алеппо. У меня вопрос: а что, сегодня День гнева кончился? На территории России нечего бояться? Вот, чем граждане России теперь все до единого младенца отличаются от Салмана Рушди, благодаря действиям Путина в Сирии?
Соответственно, вот, бомбардировка Алеппо уничтожает шансы, договоренность с Западом, вовлекает в войну с исламским миром, грозит новыми экономическими санкциями, грозит новой изоляцией России. Взамен, ну, не видно ничего на горизонте, что бы мы получили. Там, ни территории, ни стратегических преимуществ, ни влияния. Да, бенефициаром этих бомбардировок является Башар Асад. Он объявляется нетто-бенефициаром, мы являемся брутто-лузером. Вот, за счет своих граждан, за счет экономического благосостояния, за сет жизней, потерянных в будущих терактах, мы таскаем для Асада каштаны из огня. А даже при том, что я готова согласиться с точкой зрения, как я уже сказала, Russia Today и сирийской проправительственной пропаганды, что люди, которых сейчас лущат в Алеппо, это, действительно, террористы… Но простите, а нам-то что с того? А мы зачем туда полезли?
Ну, еще, конечно, маленькая деталь. Вот, в понедельник у нас суд Басманный, по-моему, выносит приговор блогеру Антону Носику известному, который обвиняется в разжигании ненависти из-за поста, в котором он, внимание, призвал стереть Сирию с лица Земли. Вот, согласитесь, как-то странно. Вот, разворачиваешь любую газету и читаешь, что Путин стирает Сирию с лица земли. Одновременно обвинительный приговор человеку, который одобряет подобные действия.
+7 985 970-45-45. Ну и еще важная история на этой неделе – это, конечно, история с самолетом, с нидерландской международной следственной группой по расследованию катастрофы малазийского «Боинга», который был уничтожен 17 июля 2014 года над Донбассом. И собственно, ожидаемое утверждение этой следственной группы, что он был поражен из установки «Бук», что она приехала накануне из России и уехала на следующий день в Россию.
Я не буду тут долго размазывать, потому что, в общем-то, то, что «Боинг» был сбит российскими военными, было ясно сразу, с того момента, когда ликующий Гиркин-Стрелков, не зная еще, что его сторона сбила не украинский транспортник, опубликовал развязно хамский пост о птичкопаде: «Предупреждали же не летать над нашей территорией».
Напомню также, чтоб не забыли, что вот прямо в день катастрофы по Первому каналу 17 июля в 19:23 скриншот (Мальгин Андрей специально в своем ЖЖ повесил) ополченцы сбили самолет украинских ВВС под Донецком. После чего на месте указанном, что сбили ополченцы, нашли, знаете, обломки малазийского «Боинга». А украинский транспортник там куда-то делся.
Соответственно, у кого остались сомнения вообще, мог послушать опубликованные на следующий день СБУ переговоры сепаратистов. Вот там было всё – от ужаса «Полный самолет гражданских трупов» до начинающегося самооправдания «Ну, значит, шпионов везли».
Понятно, что эти переговоры не подделка, было уже тогда, потому что, да простит меня украинская сторона, ну, ей такого рода подделки не осилить. А уж тем более за сутки.
Вот, прекрасно уже пошутил где-то Гельман, да? Вот наша серия самооправданий: «Стрелял, но не «Бук», «Бук», но не наш», «Наш, но не мы», «Мы, но не в «Боинг», «В «Боинг», но случайно», «Другим можно, а нам нельзя».
Самое главное что? «Бук» — это не гранатомет, это не «Стингер», из которого можно за полчаса научить стрелять любого неграмотного моджахеда. Это сложнейший комплекс. Эксплуатировать его могут только профессионалы. То есть за пультом сидели профессиональные российские военные. И это было ясно еще, собственно, до того, как эксперты Bellingcat и их великолепная работа сказали «Да, вот это 53-я бригада». Ну, знаете, частных «Буков» нет. Вот нет их даже в том Военторге, где отоваривается частная военная компания Вагнера.
И катастрофа этого «Боинга» — она была прямым следствием, на мой взгляд, нашего образа действий на Украине. Вот, с самого начала в Кремле страховались. Никто прямо армию в Украину не вводил. Значит, соответственно, организовывали в Луганске и Донбассе местный Хамас. В результате профессиональных военных пришлось вводить всё равно. Но при этом подчинены они были, ну извините, вот примерно той же самой публике, которую мы сейчас зачищаем в Алеппо. То есть авантюристы, уголовники, люди, которые никогда не держали в руках ничего сложнее заточки, и вдруг они держат в руках целый «Бук».
Вот, за пультом-то «Бука» сидели профессионалы, но цели этим профессионалам задавала пресловутая обезьяна с гранатометом. Более того, когда отмазывались от происшедшего, в Кремле применили ту же тактику. Вот, не создали там единого центра (у меня такое впечатление), который генерировал грамотные фальшивки, способные запутать след.
А, вот, каждый выступал, значит, сам по себе. То, значит, Минобороны чего-то скажет, то будет какой-то испанский диспетчер, то будет летчик Волошин, то будет спутниковый снимок «Боинга» с размахом крыла 800 метров, который Миша Леонтьев на Первом канале демонстрировал.
И вот обратите внимание, что все эти испанские диспетчеры, все эти спутниковые снимки, которые солировали в официозных масс-медиа, они даже не дошли до следственной группы. Сейчас наши говорят «Вот это было необъективное расследование. Испанского диспетчера вы представили? Летчика Волошина вы представили? А вот у нас там был товарищ Маркин, который рассказывал про гражданина Украины Агапова Евгения Владимировича, который добровольно прибежал в Россию, который главный свидетель крушения малазийского «Боинга», который видел, что он был сбит капитаном Волошиным. А как, это самое, господин Агапов свидетельствовал перед международной следственной группой или вы даже его не показывали?»
Вот, очень важную вещь показала эта катастрофа. Сложно совершать преступления в цифровую эпоху, особенно если преступления масштабные и непреднамеренные.
Вот, там промелькнул момент: следствие перелопатило полмиллиона фотографий, 150 тысяч перехваченных разговоров. Впечатляет. Но еще больше впечатляет, что эти фотографии были. Да? Катастрофу «Боинга» расследовали по открытым источникам, хотя, естественно, не только, и сейчас, в частности, следствие предъявило еще несколько вещей, которые были неизвестны. В частности, те самые замечательные американские спутниковые снимки, о которых наши всегда вопили «А где же? Их покажите!» Вот, показали, они есть.
В Кремле стояли перед незавидным выбором. То есть надо было или сознаваться, что российские военные сбили по ошибке гражданский самолет, но тем самым признается наше участие в войне в Украине. Или другое (еще хуже), российские военные действовали по приказу безответственных людей, боевиков.
Почему хуже? Потому что ни одна страна в мире, даже Северная Корея, ну, не была до сих пор уличена в том, что передавала террористам в пользование оружие, которое способно сбивать гражданские авиалайнеры на высоте 10 тысяч метров. Вот, если я не ошибаюсь, сейчас даже над Сирией не закрыто воздушное пространство, потому что, ну, все эти прекрасные ребята… Ну, можно летать.
Самое главное, конечно, на мой взгляд, это не то, что было сказано комиссией, потому что, в общем, было ясно, что она скажет. И заметим, что комиссия оттягивала этот момент как могла (европейцы – люди приличные), но она уже не могла поступить так, как поступила в свое время в Грузии комиссия Тальявини, потому что помните, там замечательная вот эта вот европейская была комиссия, которая сказала, что «Вы знаете, вот, мы не знаем, кто начал войну. Вот, грузины говорят, что русские, а русские говорят, что грузины. Вот, наше такое объективное мнение, что мы излагаем их личные точки зрения».
Вот, я боюсь, что наша власть живет в глубоко альтернативной картине мира. И каждый раз, когда российские власти нарушают международные нормы или совершают преступления, то любая попытка расследовать вот это нарушение рассматривается не как следствие произошедшего, а как враждебный акт против России. И в этом смысле самое главное – это не вывод комиссии, а главное – это реакция наших властей. Потому что, в общем-то, в течение последнего года Кремль действовал, как я уже говорила, исходя из уверенности, что удастся принудить Запад к любви.
Вот, я думаю, что очень возможно, что бомбардировки Алеппо и выводы комиссии не случайно совпали между собой, потому что как только власти наши поймут, что это утопия, то их действия и внутри страны, и на международной арене снова станут совершенно непредсказуемы.
+7 985 970-45-45. Юлия Латынина. У меня еще есть много вопросов об американских выборах, о дебатах Трампа и Клинтон. Я обещаю вернуться к выборам американским на следующей неделе (я сегодня и так много слишком посвятила слов внешней политике). А покамест могу только сказать, что, во-первых, счастливые американцы, что у них есть выборы и дебаты, а, во-вторых, счастливые они тем, что, на самом деле, судьба Америки решается не на выборах и не на дебатах, а в Кремниевой долине.
Значит, сейчас, все-таки, вернуться хочу к некоторым российским подробностям и хочу поздравить коллег с «Дождя» с замечательным расследованием о господине Петре Колбине, который был знаком с детства с Путиным и как-то так случайно стал миллионером. Кто не смотрел «Дождь», пусть читает Навального, который всё сказал.
Ну вот, знаете, вкратце. У нас есть олигархи типа Фридмана, Дерипаски, Прохорова, которые сделали свои состояния в 90-е годы в очень конкурентной среде. И если они при этом использовали государство как инструмент для обогащения, то, извините, мой ответ таков, что человек-бизнесмен, в принципе, должен зарабатывать деньги. Если государство позволяет себя использовать, конечно, он будет его использовать.
У нас есть другие люди, которые не так процветали в 90-е, но (НЕРАЗБОРЧИВО), когда пришел к власти Путин. Тимченко, Ротенберг, Ковальчуки.
По случайному совпадению они оказались знакомы с российским президентом. Но мы никогда не сомневались, что эти люди, действительно, являются бизнесменами, по крайней мере, последнее время. И даже тот же Тимченко в 90-х годах был бизнесменом, правда, не того масштаба.
Но вот периодически возникают какие-то совсем никому не известные миллиардеры, о которых никто не знает. Первая была история, когда бизнесмен Сергей Колесников рассказал про компанию «Петромед» и Николая Шамалова. По словам Колесникова, в этот «Петромед» перечисляли деньги олигархи, и 35% доходов просто оставалось на зарубежных счетах. И в результате образовался знаменитый дворец в Геленджике.
Вторая была история, когда вскрылся панамский оффшор и оказалось, что у нас есть миллиардер Ролдугин. Никто не знал, что виолончелист Ролдугин, оказывается, успешный бизнесмен. И мы с удивлением заметили, что, скажем, на счета эти, скажем, олигарх Сулейман Керимов перевел 300 с лишним миллионов долларов примерно в то же время, когда решался вопрос о назначении президента Дагестана. Ну, никто не думал, что у нас Ролдугин может назначать президента Дагестана.
И, вот, замечательная история с Петром Колбиным, раскопанная «Дождем», и с потрясающим пакетом Ямала СПГ, который был куплен то ли за 75, то ли за 90, а продан за 526. То есть это такая же схема, как, вот, примерно мы видим в панамских оффшорах: берется актив, покупается за 10 рублей, продается за тысячу, 990 остается почему-то у покупателя.
Вот, всё это происходит в стране, заметим, где возможности для бизнеса всё сужаются и сужаются. Вот у нас был закон об оффшорных компаниях, вступил в действие некоторое время назад, достаточно безумный, потому что он предусматривал, что если у тебя есть оффшор, то ты должен не просто отчитаться, а отчитаться в переводе на русский. Что произошло? Люди просто стали проводить 180 дней вне России, перестали быть налоговыми резидентами. Значит, реакция государства – вместо того, чтобы задуматься, что они не так написали в законе, теперь готовится законопроект, что если ты один день приезжаешь в Россию, то ты всё равно являешься резидентом и ты должен отчитываться о всех своих зарубежных счетах.
Другой пример – вводятся онлайн-кассы в России. Мама моя, вот, с июля 2017 года у нас весь бизнес российский будет обязан работать практически в онлайн-кассах. Теперь можно узнать, а у предпринимателя Колбина тоже будет онлайн-касса?
И система такого рода… Вот, все вещи, которые мы видим, когда государство ужесточает сбор налогов, ну, с тех же самых водителей грузовиков. И Путин говорит, что «Вы знаете, а вот водители грузовиков – они ездят за наличные, и так далее, и так далее». Это правда. Но как получается, что друзьям всё, а врагам закон? И как получается, что во враги, которым закон, попал весь малый бизнес России?
В принципе, насколько это надежно в качестве системы? Ответ: «Очень надежно», потому что рынок в нашем мире выдерживает всё. Главное, вот, не начать вести себя просто как Николас Мадуро и не вводить армию в магазины.
Вот, рынок выдержит Захарченко, выдержит Колбина, выдержит Сирию. Но задумаемся, почему в восточных странах, где была такая же система «Друзьям всё, врагам закон», никогда не создавалось капитализма? Потому что капитализм – это не просто рынок, капитализм – это когда ты уверен, что тебя не обстригут. Это когда бизнесмен не только налогоплательщик, но еще и избиратель.
Ю.Латынина: рынок выдержит Захарченко, выдержит Колбина, выдержит Сирию
Не бывает строя под названием «Капитализм» без того, чтобы бизнесмен не был важным слоем избирателей. И, к сожалению, это то, почему капитализм уходит в прошлое в том числе и в Европе. Ну а о нас чего уже говорить?
Всего лучшего, до встречи через неделю.
"Код доступа" 1 октября.

ВЛАДИ БЛАЙБЕРГ В МОСКВЕ

Москва. Кастинг на шоу Голос5




70 ЛЕТ НЮРНГБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА


Нацисты на скамье подсудимых: 70 лет итогам Нюрнбергского процесса

1 октября 1946 года были вынесены приговоры в рамках первого в истории судебного процесса над руководителями преступного государства. Кто оказался на скамье подсудимых и в чем их обвиняли?
Нацистские преступники на скамье подсудимых
20 ноября 1945 года началась работа первого Нюрнбергского процесса. На скамье подсудимых сидели главные нацистские преступники. Еще до окончания Второй мировой войны союзники по антигитлеровской коалиции пришли к единому мнению, что верхушку преступного режима "третьего рейха" должен судить международный трибунал. Впервые в истории высокопоставленные политики и военные были лично привлечены к ответственности за разжигание войны и преступления против человечности.
Город нацистских съездов
Гитлер, Гиммлер и Геббельс покончили жизнь самоубийством в последние дни войны. Герман Геринг (Hermann Göring), который занимал пост министра авиации и какое-то время считался вторым человеком в нацистской Германии, был схвачен американскими солдатами в Австрии при попытке бежать вместе с семьей. С собой он хотел вывезти также свое имущество, размещенное на 17 грузовиках.

Место проведения процесса - Дворец правосудия в Нюрнберге - было выбрано не случайно. Именно здесь регулярно проходили съезды нацистской партии. И хотя большая часть города лежала после войны в развалинах, дворец пережил бомбардировки практически без потерь.На Нюрнбергском процессе Геринг был самым высокопоставленным представителем гитлеровского режима. В Нюрнберге судили 24 человек. На скамье подсудимых были, в частности, заместитель Гитлера по НСДАП Рудольф Гесс (Rudolf Hess), министр иностранных дел "третьего рейха" Йоахим фон Риббентроп (Joachim von Ribbentrop), командующий сухопутными войсками "рейха", маршал Вильгельм Кейтель (Wilhelm Keitel), глава службы безопасности "рейха" Эрнст Кальтенбруннер (Ernst Kaltenbrunner), рейхсминистр "Восточных территорий", один из главных идеологов национал-социализма Альфред Розенберг (Alfred Rosenberg), бывший генерал-губернатор оккупированной Польши Ганс Франк (Hans Frank), в списке преступлений которого - истребление евреев, убийство польских политиков и представителей интеллигенции, принуждение поляков к работе на немецких военных предприятиях.
Лишь отсутствие стекол в окнах и незначительные повреждения в кровле напоминали о недавних авианалетах. Важную роль сыграл и тот факт, что Дворец правосудия был соединен подземным ходом с тюрьмой, в которой содержались обвиняемые. Кроме того, в этом огромном здании можно было разместить сразу весь штат Международного трибунала - около 1000 человек. Западным союзникам стоило немалых усилий уговорить советскую сторону провести процесс на подконтрольной американцам территории.
Четыре пункта обвинения
Обвинение состояло из четырех пунктов. Первые два: заговор с целью совершения преступлений против мира; подготовка и развязывание захватнической войны. Адвокаты обвиняемых заявляли, в частности, что процесс не имеет законных оснований, поскольку он опирается на нормативные акты, разработанные после совершения вменяемых подзащитным действий. Председатель военного трибунала, британец Джеффри Лоуренс отклонил этот довод, указав на то, что Германия до войны подписала международные соглашения, обязывавшие разрешать конфликты мирным путем.
Третий пункт обвинения: военные преступления, а также нарушение международно-правовых норм ведения войны.
Четвертый пункт: преступления против человечности. Обвинению потребовалось 72 дня, чтобы представить все доказательства вины подсудимых. Были заслушаны показания 280 свидетелей. Право голоса получили также защитники и сами обвиняемые. Все заявили о своей полной невиновности.
Так выглядит сегодня зал 600, где проходил Нюрнбергский процесс. Это часть музейной экспозиции
Так выглядит сегодня зал, где проходил Нюрнбергский процесс
Обвинители со стороны Франции и Советского Союза потребовали смертной казни для всех подсудимых, британцы рекомендовали также применить наказание в виде лишения свободы. Американцы сначала не высказались однозначно по этому вопросу. Приговор был оглашен 30 сентября и 1 октября 1946 года. 12 подсудимых, включая находившегося "в бегах" Мартина Бормана (Martin Bohrmann), были приговорены к смертной казни, 7 - к лишению свободы на длительный срок, а трое оправданы. Один обвиняемый покончил с собой до начала суда, еще один был признан неизлечимо больным. За несколько часов до приведения приговора в исполнение 15 октября 1946 года отравился Геринг.
Те, кого приговорили к лишению свободы, отбывали наказание в тюрьме Шпандау в Берлине. После смерти последнего из них, Рудольфа Гесса, здание тюрьмы взорвали. Теперь на этом месте супермаркет и автостоянка.
А в здании Дворца правосудия открыт музей истории Нюрнбергского процесса, и зал №600, где проходили заседания, стал частью его экспозиции.
Смотрите также:

КОНТЕКСТ

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..