среда, 6 декабря 2017 г.

Как Гитлер вернулся в Америку

Как Гитлер вернулся в Америку

01.12.2017

В старом фильме комика Мела Брукса «Продюсеры» два нью-йоркских театральных деятеля – естественно, евреи – решают подзаработать, обманув своих инвесторов. Поставить из рук вон плохо заранее провальный спектакль, а деньги, полученные на его постановку, украсть.

Они находят полоумного поклонника покойного фюрера, написавшего музыкальную пьесу «Весна для Гитлера», и ставят ее тяп-ляп в полной уверенности, что зритель ходить на нее не будет. Однако публика принимает ее за гротескную пародию, и в театре – аншлаг.
Долгое время Гитлер был предметом шуток в Америке. Германия была повержена, нацистская идеология – дискредитирована, расовые теории считались делом давно минувших дней. Над фюрером можно было только что посмеяться. Но сегодня многим в США стало не до смеха – старина Адольф возвращается, и возвращается на полном серьезе.
В середине октября лидер «белых националистов» Ричард Спенсер выступал в университетском городке Гейнсвилле во Флориде. Губернатор объявил чрезвычайное положение и стянул туда полицию со всего штата, но это не помешало неонацистам, скандирующим «Хайль Гитлер», обстрелять недовольных их акцией. А всего с начала года только в университетских кампусах произошло более сотни инцидентов, в которых фигурировали граффити со свастикой или выкрики «Хайль Гитлер».
Что общего может иметь с Гитлером ведущая западная демократия? Оказывается, довольно много. Гитлер, как известно, Америку презирал и считал ее безвольной, продажной, опутанной еврейским капиталом и зараженной негритянской культурой. Однако некоторые идеи фюрера, как утверждают его биографы, были почерпаны напрямую из американского исторического опыта. Например, в детстве, Гитлер зачитывался книгами о Диком Западе, и желание завоевать «жизненное пространство» на востоке – это прямая имитация освоения американского Запада. Американские поселенцы, к слову, частично истребили индейские племена, а частично – загнали их в резервации. Гитлер намеревался так же поступить с местным славянским населением.
Да и вопрос «чистоты расы», несмотря на все начертанное в конституции, в США поднимался неоднократно. Казалось бы, страна эмигрантов – тут все «понаехавшие». И все же «инородный элемент» ощущался в США сильнее, чем в Германии, которая во времена Гитлера была в значительной степени однородной страной. А в США «инородцами» в разное время назначали и евреев, и ирландцев, и итальянцев. Сейчас – мексиканцев. А разговоры о запрете на прием мигрантов из других стран начались в США уже в XIX веке. Равно как и пришли страхи – за «чистоту американской нации».
У Драйзера в романе «Гений» есть сцена, в которой «коренной американец» ирландского происхождения отказывается признавать в своих рабочих-итальянцах «белых людей». Что тогда говорить о черном населении, которое подвергалось сначала рабству, а затем – сегрегации и дискриминации. Некоторые американские законы, причем существовавшие еще совсем недавно, вполне могли быть приняты и в гитлеровской Германии. К примеру, в большинстве южных штатов браки между белыми и черными были не просто запрещены, но и карались законом. И только в 1967 году – всего 50 лет назад – Верховный суд США снял все ограничения на браки по расовому признаку. Но несмотря на это, спустя полвека «смешанные пары» встречаются в США гораздо реже, чем в Великобритании или во Франции.
В начале XXI века казалось, что расовые противоречия в США отошли в далекое прошлое – теракты 11 сентября и последовавшие за ними войны на какое-то время сплотили Америку. Страна объединилась перед лицом радикального ислама, а в армию США шли записываться добровольцами и белые, и черные, и новые иммигранты. Когда же в 2008 году кресло в Овальном кабинете занял Барак Обама, то социологи, культурологи и футуристы заговорили о «пост-расовом обществе».
Звучало это, конечно, прекрасно, но на поверку оказалось полной ерундой. Получилось в точности наоборот: появление чернокожего президента обострило расовые противоречия, и по стране прокатилась волна расовых беспорядков и столкновений между черным населением и полицией. Одновременно стало расти недовольство белого населения, и президентство Обамы стало катализатором этого процесса.
Его блистательное образование из университетов Лиги плюща говорило белым только о том, что черное население до сих пор пользуется разного рода поблажками при поступлении в вузы, приёме на работу и продвижении по службе. Естественно, за счет белого населения, хотя исторически, после двух столетий дискриминации, движение качелей в обратную сторону на какое-то время, возможно, и оправданно. Играя на этих движениях и расовых противоречиях, Дональд Трамп и получил такое количество «белых голосов».
Но дело не только в расовом расколе. А в страхе перед иммигрантами как таковыми. Америку модно называть «плавильным котлом», рассказывать, что эту великую страну создали иммигранты, но когда обычный среднестатистический американец приезжает в торговый центр, то он видит вавилонское столпотворение языков и культур, которое крайне далеко от процесса плавки.
Перепись населения хорошо показывает, как нарастал этот процесс. В 1970 году среди населения США было 4,7% иммигрантов, но потом границу открыли практически нараспашку, и к 2015-му таковых стало 13,4% – это соизмеримо с населением большой европейской страны. К тому же, в семьях мигрантов, как правило, больше детей, чем среди местного населения. А благодаря современным средствам связи, позволяющим мигрантам поддерживать тесные связи со страной исхода, они подчас и не стремятся ассимилироваться и вливаться в американское общество.
Достигшие же невероятных высот мигранты, вроде нашего соотечественника Сергея Брина и других миллиардеров из Силиконовой долины, вызывают чувство потерянности у коренных американцев – они чувствуют себя «лишними людьми».
Мой брат живет в дачном поселке в Пенсильвании в двух часах езды от Нью-Йорка. В поселке за последние 20–30 лет купили себе дачи многие успешные евреи – выходцы из бывшего СССР. Это врачи, юристы, художники, предприниматели. У них большие дома и дорогие немецкие машины. Летом они ездят отдыхать в Европу, а зимой в горы – кататься на лыжах. Все они ассимилированы, всю неделю говорят по-английски, но в выходные на даче любят собраться своей компанией и выпить водки. Для местных сельских жителей – тех, кто моет и ремонтирует их дома, машины и унитазы – они марсиане. Благодаря этим «марсианам» у них есть заработок, но эти американцы вдруг перестали узнавать свою страну и оказались в услужении у иноземцев.
Раздражение от наплыва иммигрантов – вполне естественно. Опасность в том, что его наиболее успешно эксплуатируют радикальные правофланговые движения всех мастей. Они играют на страхах местного населения, монополизируют протестное настроение и подводят под него радикальную идеологическую базу. Так, лидер «белых националистов» Спенсер называет американскую внутреннюю политику – «геноцидом белой расы» и раскрывает «всемирный заговор»: мол, в Америку специально перевозят как можно больше «цветных», чтобы растворить в них белых европейцев, а христианскую религию – отменить. Ну, а где всемирный заговор, там, конечно же, и евреи. И «белые националисты», сбросив все ширмы, ожидаемо превращаются в обычных нацистов – делят людей на высшие и низшие расы, рисуют свастику, орут «Хайль Гитлер». И ненавидят евреев, хотя евреи в этой ситуации вроде бы совсем ни при чем.
Алексей Байер

ДРАМА ДЛЯ ОДНОГО АКТЕРА

Драма для одного актера

Итоги правления Владимира Путина можно начинать подводить уже сейчас, хотя он только решил пойти на новый президентский срок.


Президент России, как и царь сто лет назад, оказался единственной несущей конструкцией государства.© Фото с сайта www.kremlin.ru
Владимир Путин в среду вечером сообщил, что выдвинет свою кандидатуру на новый президентский срок. Это заявление он сделал во время встречи с работниками завода ГАЗ в Нижнем Новгороде.
Практически весь этот год апологеты режима придумывали самые разнообразные объяснения, почему Владимир Путин должен и впредь оставаться президентом России. Однако, как оказалось, у главного кандидата есть собственные соображения на этот счет. Заунывную монодраму, именуемую президентскими выборами, было высочайше предписано считать веселым водевилем.
И, наконец, чтобы придать надлежащую значительность этому пустому действу, Путин, в полном соответствии с театральными канонами, выдержал длительную паузу, прежде чем объявить о продлении своего благословенного правления. Впрочем, опускать занавес на очередные шесть лет несколько преждевременно, поскольку этот сценарий позволяет всего-навсего отодвинуть надвигающийся крах существующей политической системы. Ведь пренебрежение историческими закономерностями, что ни делай, не спасает от исторических последствий.
Февральский казус
Среди всех причин, приведших сто лет назад к Февральской революции, особо следует выделить две — кризис самодержавной формы правления и Первую мировую войну. После издания манифеста 17 октября 1905 года Россия де-факто стала конституционной монархией. Во всяком случае, именно так этот законодательный акт воспринимали либеральные партии, имевшие в то время громадное влияние на умы. Однако Николай II, вынужденный пойти на ограничение своих монарших прерогатив под воздействием революционных событий, по-прежнему считал себя самодержцем. Эта двойственность российской политической системы начала прошлого века заложила фундамент будущих потрясений. Война же, обострив до предела все противоречия — социальные, экономические, национальные — стала мощнейшим катализатором революционного возмущения.
Вместе с тем победа либерально-демократической Февральской революции явилась прологом поражения демократии в России. Позднее Василий Маклаков, проницательнейший из русских либералов, верно отметил, что «либерализм мог существовать лишь в составе исторической монархии». Разрушив институт императорской власти, который и был несущей конструкцией российского государства, вдохновители Февраля не создали ничего взамен. Но и представители демократических слоев общества, умеренные социалисты, не справились с нарастающим хаосом. Двоевластие породило безвластие и открыло путь к диктатуре.
Октябрьский парадокс
Вероятно, особое отличие исторической судьбы СССР заключается не в том, что это государство распалось, а в том, что оно просуществовало более семидесяти лет. Экономическая и политическая несостоятельность большевистского режима являлась непреложным фактом практически для всех противников Ленина и Троцкого. Например, один из лидеров Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Ираклий Церетели полагал, что большевики «продержатся не более двух-трех недель». Как известно, история распорядилась иначе. Использовав Советы для захвата власти, большевики впоследствии отбросили их, как ненужную тряпку. И с присущей им энергичностью принялись за создание новой несущей конструкции государства — парткомов, которые в скором времени связали воедино всю огромную страну. Власть, не останавливавшаяся перед тотальным насилием и внеэкономическим принуждением, оказалась весьма эффективной. К моменту смерти Ленина ей удалось собрать под рукой Москвы большую часть земель бывшей Российской империи.
Однако государство, основанное преимущественно на страхе, исчерпало свои внутренние возможности уже вскоре после Второй мировой войны. Политические порядки в СССР стали постепенно смягчаться. Предпринимались попытки реформирования плановой экономики. Но все эти половинчатые меры не принесли должного результата. К середине 1980-х годов прошлого века в стране накопился целый комплекс проблем: экономический кризис, социальное неравенство, недовольство действующей властью, латентный сепаратизм. Свое дело сделала и десятилетняя война в Афганистане, нанесшая ущерб общественной морали и, как следствие, подточившая основы государства. Вот, собственно, тот политический ландшафт, на фоне которого начались политические реформы Михаила Горбачева.
Передача власти от КПСС Советам проходила поэтапно в 1989—1990 годах и привела к результатам, противоположным ожидаемым. Вместо обновленной модели государственного управления возникло и стало нарастать противостояние между союзным центром и союзными республиками. И уже к середине 1990 года в стране установилось фактическое двоевластие. Почти половина республиканских Верховных Советов открыто оппонировала Москве. Таким образом, сломав несущую конструкцию Советского Союза — власть коммунистической партии — Горбачев так и не нашел, чем ее заменить. Не помогло даже учреждение поста президента СССР. Советское государство стало стремительно распадаться.
Конец триумфа
СССР перестал существовать, но двоевластие сохранилось. В постсоветской России оно приняло форму противостояния президента и Верховного Совета. Победив в октябре 1993 года Руслана Хасбулатова и его сторонников с помощью военной силы, Борис Ельцин оказался в своеобразной ловушке. С одной стороны, ему не удалось окончательно подчинить своей власти Государственную думу и влиятельных региональных лидеров, с другой стороны, он попал в прочную зависимость от силовиков. Именно чрезмерные амбиции военных и спецслужбистов привели к началу неудачной первой чеченской войны. В стране, переживавшей перманентные экономические неурядицы и пораженной «веймарским синдромом», появился общественный запрос на сильную власть, способную одним махом решить накопившееся проблемы — как политические, так и экономические.
Путину откровенно повезло. В 2000 году умонастроения правящего класса и общества совпали, что в российской истории случалось не часто. Перефразируя советские учебники истории, можно сказать, что началось «триумфальное шествие» Путина. И уже к концу его первого президентского срока сформировался общественно-политический феномен, получивший название «вертикаль власти». Проще говоря, Путин, как и Николай II сто лет назад, оказался единственной несущей конструкцией государства.
Но на этом негативные исторические аналогии не заканчиваются. Путин начал две военных кампании, украинскую и сирийскую, приведших Россию к внешнеполитической изоляции, которая в свою очередь усугубила экономическое положение страны. А стало быть, налицо набор факторов, уже не раз обусловливавших крушение отечественной государственности. С одной существенной разницей: трехсотлетняя романовская монархия и советская власть были несравненно более крепкими социально-историческими организмами.
Как это ни парадоксально, но итоги путинского периода в истории России можно подводить уже сейчас. Предстоящие президентские выборы вряд ли изменят траекторию развития страны.
Роман Трунов

Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей Израиля

Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей Израиля

время публикации: 20:11 | последнее обновление: 20:42блог версия для печати фото
Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей Израиля
Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей Израиля
В палестинских городах сжигают портреты Трампа
В начале своей речи Дональд Тромп напомнил, что Конгресс США еще в 1995 году принял законопроект о Иерусалиме. "В течение 20 лет все президенты США, которые были до меня, использовали право вето, откладывая признание Иерусалима столицей Израиля в надежде, что это будет способствовать скорейшему заключению мирного соглашения", - заявил президент США.
"Я решил, что пришло время официально признать Иерусалим столицей Израиля. Сделать то, что мои предшественники обещали сделать, но не сделали. И сегодня я выполняю это обещание", - заявил Трамп.
"Израиль как любое независимое государство, имеет право на свою столицу. Каждый американский президент, посещая Иерусалим, фактически признавал тот факт, что Иерусалим является столицей государства Израиль, однако ни у кого из них не было достаточно смелости для того, чтобы официально это признать. Сегодня мы делаем это", - сказал Трамп.
Вместе с тем, он добавил, что эта декларация не является признанием тех или иных границ Иерусалима. "Эти границы должны быть установлены в ходе переговоров".
Американский президент добавил, что начался процесс переноса посольства США в Иерусалим. Вместе с тем, он отметил, что в настоящий момент продлит действие указа, замораживающего реализацию закона о переносе посольства.
Дональд Трамп также обратился к региональным лидерам с призывом поддержать инициативу Белого дома: "Я прошу лидеров в регионе, израильтян, палестинцев, евреев, христиан, мусульман, присоединиться к к нашей кампании по достижению мира".
Дональд Трамп объявил, что в ближайшее время регион посетит вице-президент США Майк Пенес с целью продвижения палестино-израильских переговоров.

ЖДЁМ РАЗРЕШЕНИЯ ЖИТЬ


Кто сдал Русь Батыю, или 29-й панфиловец

Кто сдал Русь Батыю, или 29-й панфиловец

56.7т
В российской и советской историографии принято жаловаться на раздоры князей "дома Рюрика" как причину поражения от Батыя. В XIX в. появилась даже тенденция объявлять Батыя причиной отсталости Московского царства. До этого вину возлагали на поляков с Лжедмитрием, но после захвата Польши это стало несолидно, и "воскресили" Батыя. Из него после 1945 г. даже начали делать предтечу Гитлера, строя параллель: Москва в ХХ в. спасла Европу от Гитлера, в XIII в. закрыла собой от Батыя. Оставалось лишь требовать благодарности от Европы за подвиг далеких предков.
Но, как обычно для российской "истории" – опять "ошибочка вышла". В Москве, ругая князей, до сих пор не решаются сказать: кто конкретно сдал Русь Батыю, так как для нее это аналогично признанию Сталина партнером Гитлера в развязывании Второй мировой войны.
Вопреки московской доктрине при появлении Батыя князя именно и показали то самое единство и готовность к совместной борьбе, в отсутствии которых их упрекают. Против Батыя на Калку в 1223 г. выступило около 20 князей Киевского, Галицкого, Волынского, Турово-Пинского, Смоленского, Черниговского и Курского княжеств. Пришли и вольные бродники-казаки с Днестра. Почти полная мобилизация сил. Князя даже нашли общий язык с половецкими ханами, и убили первое посольство Батыя, чтобы убедить тех, – на союз против половцев, который предлагал Батый, они не пойдут.
Но были и отщепенцы. На Калку не пришли дружины Владимиро-Суздальского, Рязанско-Муромского и Полоцкого княжеств, а также Новгорода. Если последним двум простительно – они вдали от театра боевых действий, то рязанцы и будущие москвитяне оказались именно теми, кто сдал Русь. Предательство рязанцев в 1223 г. стало одной из двух причин, почему чернигово-киевский князь Михаил и "послал" их послов, когда те в 1237 г. пришли к нему за помощью против Батыя.
Вторая причина отказа – вассальная зависимость рязанцев от Юрия – владимиро-суздальского князя, который воспользовался поражением князей Юго-Запада на Калке и стал подчинить себе Русь. Не Батый, а Юрий был главным бенефициарием от битвы на Калке, почему и не пришел туда. Расчет Юрия был беспроигрышным: в случае победы, и тем более поражения, князья Юго-Запада ослабнут и ему останется лишь "собрать" их земли, чем он и занялся.
Уже в 1225 г. Юрий отнял Новгород у чернигово-киевского князя Михаила, но не смог удержать, и в 1230 г. вновь захватил город. Он изгнал оттуда Ростислава, сына Михаила, и поставил править своего брата Ярослава, отца Александра Невского. В 1231 г. Юрий уже напал на Чернигово-Северскую землю и все последующие годы пытался захватить Киев силой или интригами. В 1236 г. ему это удалось и править Киевом был посажен Ярослав, вызванный из Новгорода. Но в 1237 г. Юрий отозвал Ярослава с дружиной из Киева, так как Батый весной захватил Волжскую Болгарию и подошел к Владимиро-Суздальскому княжеству. Так что Михаил черниговский, вошедший в Киев, вполне аргументированно "послал" рязанских послов.
Помимо этих двух предательств князь Юрий Всеволодович со своей семьей совершили еще два. Весной 1237 г. Юрий предал волжских болгар и не поддержал их против Батыя, притом, что те жёстко сопротивлялись, а осенью не участвовал в битве под Золотаревским городищем (совр. Пензенская обл.), где коалиция народов Поволжья – мокша, болгары, буртасы и эрзя дала еще один бой "монголо-татарам". "Московиты" по отношению к ним поступили не так, как "украинцы" с половцами, будущими крымскими "татарами". После сражения под Золотаревским городищем Юрий и послал в Киев рязанцев за помощью, так как знал: его послов в Киеве не просто "пошлют".
Но Юрий с 1223 г. сдавал всех Батыю, и когда за ним пришли "монголо-татары", то оказалось: за "московитов" вступиться некому. К Батыю присоединилась даже мордва, завоеванная накануне Юрием, в земле которой он поставил крепость Нижний Новгород. Батый 16 декабря 1237 г. полностью уничтожил Рязань, – нынешняя Рязань стоит в 50 км от старой и до 1778 г. называлась Переяславом-Рязанским. Сам Юрий из Владимира сбежал и "монголо-татары" взяли город за 7-8 дней, а 4 марта 1238 г. Юрий был разбит отрядом темника Бурундая на р. Сити, где и погиб. В 1645 г. Московская церковь объявила его "святым" – стране были нужны герои. Так появился святой князь Юрий, "убиенный язычниками".
Со смертью Юрия предательства не закончились. Эстафету принял его брат Ярослав новгородский, который стал первым князем "дома Рюрика", признавшим себя вассалом Батыя. Погиб Юрий 4 марта, а 5 марта основное войско Батыя взяло после двух недель осады Торжок, но на Новгород почему-то не пошло. У российских историков есть три версии. Первая, у Батыя споткнулся конь, и он суеверно решил – это знак: на Новгород не ходи. Вторая, Торжок истощил силы Батыя, – но это не помешало пойти на Смоленск и Чернигов, в 1240 г. взять Киев, отправить часть войска домой, и идти на Запад. Третья, Батый испугался весенней распутицы, но она не мешала 5 (12) апреля 1242 г. немцам и эстонцам драться с новгородцами на Чудском озере, и никто не провалился под лед. Под лед немцы идут только в фильме у С. Эйзенштейна.
Но вот если Ярослав после 5 марта прибыл под Торжок и принес вассальную присягу Батыю, то становится понятно, почему тот не пошел на Новгород. Как и понятно, почему в 1239 г. Ярослав напал на Смоленское княжество после ухода оттуда войск Батыя, и "освободители" забрали то и тех, кого не забрали захватчики. Данило галицкий и Михаил черниговский в это время создавали коалицию с венграми для борьбы с Батыем.
Ярослав нападением на Смоленскую землю доказал "монголо-татарам", – он честный коллаборационист, за что получил ярлык на владение своим Новгородом и на Владимиро-Суздальское княжество, как брат покойного Юрия. За боевые заслуги в 1243 г. ханша-регентша Дюргене вызвала Ярослава в Каракорум и назначила старшим на Руси, что позволяло претендовать на Киев. Видимо, так и возникло понятие "старший брат". Тем временем Данило и Михаил по-прежнему "плели интриги" с венграми и поляками против "монголо-татар".
В августе 1246 г. в Каракоруме, наконец, состоялся курултай и велим ханом избрали тайного несторианина Гуюка, а Батый с войском ушел в оппозицию. По случаю избрания хана в Каракорум вызвал всех трех князей: Ярослава, Михаила и Данилу. Михаила убили сразу, формально за нежелание исполнить очистительный обряд. Ярославу дали ярлык на всю Русь, но затем отравили на пиру у Дюргене. Данила, который не просил ярлыка на великое княжение, отпустили, в надежде, что он может быть полезен как союзник в войне с венграми и молдаванами. Московская церковь в XVII в. Ярослава канонизировала, как и Юрия, но не как святого, а как "благоверного князя".
Эстафету предательства от отца и дяди перенял Александр Невский, но в Золотой Орде началась война Гуюка и Батыем. Поэтому Александр со старшим братом Андреем в 1247-1249 гг. кружили по Сибири и Средней Азии, предлагая себя то Батыю, то Гуюку, а когда тот умер – его вдове Огул-Каймыш. В 1249 г. победитель Батый назначил Андрея великим князем Владимирским, а Александра новгородским князем. В 1251 г. курултай избрал ханом Мунке – друга Батыя. Александр в 1252 г. поехал поздравить Мунке с избранием и сообщил: Андрей ворует, не всю дань отсылает тебе, если назначишь меня "старшим братом", то я буду отсылать больше. Мунке отправил за Андреем в Переяслав Залесский, темника Неврюя и Александра Невского показывать дорогу. Город разграбили, семью Андрея увели в Орду, но сам он сбежал в Швецию. Мунке назначил Александра Невского великим князем Руси, и тот оправдал доверие великого хана, – исправно платил дань и подавлял восстания. Умер Александр в 1263 г. возвращаясь из Орды, куда ездил за помощью против восставших.
Московская церковь в 1547 г. объявила Александра Невского святым и борцом с игом, – Иван Грозный шел в этот год брать Казань и стране были нужны герои. Князей-героев наштамповали. В 2016 г. патриарх Кирилл даже назначил Александра Невского небесным покровителем сухопутных войск РФ, но стране были нужны и герои из народа. Поэтому при Иване Грозном кто-то сочинил "Повесть о разорении Рязани Батыем". Так как автор неизвестен, то она считается народной. Ее сюжет: некий боярин Евпатий Коловрат поехал в Чернигов, то ли дань собирать, то ли помощи просить, вернулся, – а Рязани уже нет. Коловрат собрал кого смог и погнался за Батыем. Догнал, и почти перебил бы всё его войско, но был расстрелян "монголо-татарами" из китайских камнеметных орудий. Вот такой герой из народа, предтеча 28 панфиловцев. Но историки еще в XIX в. определи жанр этой "Повести" – фэнтези.
Москве снова нужны герои. Поэтому повысили в чине Александра Невского и решили воскресить мифического Евпатия Коловрата, сняв о нем фильм, как о 29-ом панфиловце. Путин 29 ноября за день до премьеры фильма "Легенда о Коловрате" сделал ему рекламу и велел всем смотреть, ибо: "Впечатляет, за душу берет… И сама по себе идея хорошая". Правда, режиссеры И. Шурховецкий и Дж. Файзиев честно признают, что сняли полное фэнтези на тему истории. Но сняли с размахом: на заводе ЗИЛ построили самый большой в Европе съемочный павильон и сразу сделали 5 языковых версий фильма: на английском, немецком, французском, испанском и монгольском, чтобы Европа знала, кто ее грудью закрыл. Заодно и заложить новый камень в фундамент московско-татарско-монгольской дружбы.
Но пока снимали, атмосфера стала портиться. Первыми ее испортили неоязычники, объявившие, что Коловрат язычник, а не христианин, и РПЦ давала опровержения. Во-вторых, день премьеры фильма 30 ноября наложился на решение Госсовета Татарстана от 29 ноября о запрете под давлением Москвы преподавания татарского языка в школах республики. Татарский язык теперь можно преподавать только факультативно и только два часа в неделю. Почему татарский стал факультативом, а не русский, или история с географией, – ясно без объяснений. В ответ на запрет в Казани прошли пикеты, где был и мудрый плакат "Не хотите учить татарский, начнете учить китайский".
Пикетчики правы: в китайской историографии нет монголо-татарского завоевания Руси и Сибири, а есть их китайское завоевание под руководством детей и внуков китайского поданного Чингисхана, который родился в китайской провинции Внутренняя Монголия и вроде как даже сидел в китайской тюрьме. Основой администрации и войска Батыя были тоже китайцы, которые и штурмовали города с помощью своих стенобитных машин. На этом основании китайцы с 1960-ых и требуют вернуть территории до Урала, который вместе с Поволжьем они милостиво отдают угро-финнам, подобно тому, как Москва сейчас отдает Венгрии украинское Закарпатье.
По этой причине версия "Легенды о Коловрате" на китайском языке не появится. В РФ фильм о том, как князья Юрий, Ярослав и Александр сдали Русь Батыю тоже не появится. Не только потому, что будет разрушением химерной "истории российской", но и потому, что объявленный Кремлем в 2014 г. "разворот на Восток" похож на "восточный разворот" этой "святой" княжеской троицы. Какие святые, такое и воинство.

ЦСБ: у "русских" в Израиле своих квартир меньше, чем у "эфиопов"


ЦСБ: у "русских" в Израиле своих квартир меньше, чем у "эфиопов"
Число израильтян - владельцев двух и более квартир выросло за 10 лет в четыре раза


Фото: Шай Эпштейн
Фото: Шай Эпштейн
Парадокс: израильтяне жалуются на непомерные цены на квартиры, но ,по данным Центрального статистического бюро страны, за последнее десятилетие количество людей, купивших вторую квартиру, увеличилось в четыре раза.

Число владельцев двух и более квартир выросло с 2,5% в 2007 году до 9,7% в 2016-м. Эта тенденция стала усиливаться с 2008 года, когда за год число владельцев двух квартир и более подскочило на 0,9% - с 2,5% в 2007 до 3,4% в 2008-м, дойдя до 9,7% в 2016-м.

Зато процент владельцев одной квартиры сократился с 2003 по 2016 год с 69,5% до 62,9%. В 1997 году хотя бы одной квартирой владели 70,2% израильтян.

Число людей, не имеющих ни одной квартиры, осталось стабильным – приблизительно 27,4% домохозяйств.

Число проживающих на съемных квартирах выросло с 24,3% в 1997 году до 27,2% в 2016-м.

В 2016 году было 7,7% домохозяйств, во владении которых имелись две квартиры, и 2% (то есть приблизительно 50 тысяч) - в распоряжении которых были 3 и более квартир.

Интересен и следующий показатель: по данным за 2016 год, среди репатриантов из бывшего СССР число владельцев собственных квартир составило 49,2%. Тогда как 48,3% проживали на съемных. Среди репатриантов из Эфиопии владельцев собственных квартир 60,5%, а на съемных живут 38,6%.

И еще: владельцев собственных квартир среди арабов больше, чем среди евреев, - 78,3% и 67,3%, соответственно.

В еврейском секторе самый большой процент обладателей своей квартиры среди религиозных. 74,1% представителей этого сектора живут в своих квартирах. Тогда как светских, проживающих в собственном доме, 62,3%.

В группе самых богатых израильтян в собственных квартирах живут 81,4%, а среди представителей малообеспеченных слоев таковых всего 41,4%.

Что касается сравнения с мировыми данными, то если в собственных квартирах проживают 67,6% израильтян, то аналогичный среднестатистический показатель в Европе составляет 69,1%.

При этом израильский показатель превышает аналогичный в Швеции, Франции, Англии, Дании, Австрии и Германии, где в своих квартирах живет всего 51,7% населения - это самый низкий показатель в Европе.

Зато Израиль по этому параметру находится ниже Литвы, где в своих квартирах живут 85% населения, Хорватии (84%), Словакии (83%), Венгрии (82%), Польши (77%), Норвегии (76%).

50% представителей среднего класса в Израиле выплачивают ипотеку. Среди людей с высокими доходами ипотеку платят 30%.

Ежемесячная выплата по ипотеке среди малообеспеченных слоев населения составляет в среднем 1773 шекеля. В обеспеченных слоях населения на выплаты за квартиру уходит в среднем 4851 шекель.

Средняя цена квартиры, находящейся во владении евреев, составляет 1,88 млн шекелей, а во владении арабов немногим более миллиона.

А.К. Это так: у "эфиопов" больше своих квартир, но вы бы видели эти квартиры.

Писатель с двойным дном

Писатель с двойным дном

05.12.2017

Детские травмы, семейные трагедии и участие в Сопротивлении фашизму выковали из этой хрупкой и ранимой женщины бойца сразу двух фронтов – политического и литературного. А заодно превратили Наталию Гинзбург в ведущего итальянского писателя XX века.

Она родилась в Палермо в 1916 году. Ее отец, профессор Джузеппе Леви, был известным ученым-биологом, происходившим из старинной еврейской семьи города Триеста. В семье росло пятеро детей, Наталия была самым младшим ребенком, и ее почти не замечали. Именно вследствие этого у нее сформировалось убеждение, что она совсем неважна и неинтересна, да и появилась в семье, когда «всё самое важное уже произошло». Все детство она боялась противоречить темпераментному и вспыльчивому отцу и в основном молчала в его присутствии. «Считается, что дом, в котором много детей, – счастливый, но я не могла найти ничего счастливого в своем доме», – опишет она спустя годы свое детство словами одного из персонажей своих книг.
В Турине, куда семья переехала в 1919-м, Наталия начала получать домашнее образование: её держали дома и почти не выпускали на улицу – чтобы предотвратить детские инфекционные заболевания. «Семьи бывают всякими – ужасными, токсичными, подавляющими, холодными. Но ребенок нуждается в семье, несмотря ни на что. Он может в ней расти несчастным, стыдиться своей семьи или ненавидеть ее, но эта семья – как дремучий лес, в который его память будет постоянно возвращаться и бродить по нему, чтобы понять, кто он и откуда», – напишет потом Наталия в «Семейных беседах». Так происходило и с ней самой: в своих книгах она постоянно возвращалась в собственное детство и показывала, что личность формируется в самые ранние годы, а всё происходящее впоследствии обусловлено уже случайностью.
В школу ее отдали уже перед самыми госэкзаменами, и она, оказавшись среди детей-пьемонтцев, которых связывал еще и особый диалект, чувствовала себя чужой и одинокой. Хотя ее семья и была уже секулярной, Наталия по примеру своей бабушки пробовала соблюдать традиции и примкнуть к еврейской общине, но и там остро чувствовала себя отверженной.
Уже с ранних лет у Наталии проявилась способность самостоятельно мыслить и противостоять среде и общественному мнению. В семье она приняла навязываемый ей образ слабой и ни к чему не пригодной девушки, который пройдет потом красной нитью во многих ее произведениях, но при этом она систематически работала: писала пьесы и вела подробнейшие дневники, в которых методично фиксировала всё, что подмечал ее острый взгляд. И если она в результате смогла завоевать уважение близких, то только благодаря своим выдающимся литературным способностям.
В 16 лет она отправила свой первый сборник стихов известному критику Бернардо Кроче, но получив отрицательный отзыв, переключилась на рассказы. Эти новеллы один из ее братьев переслал своему другу – Леону Гинзбургу, открывавшему вместе с Джулио Эйнауди собственное издательство, вокруг которого вскорости группировались самые талантливые и прогрессивные авторы.
Наталии в тот момент едва исполнилось 17 лет, Леону было 24 года. Поженятся они только через пять лет, и Леон признается: «Я женился на ней, потому что она пишет прекрасные рассказы». Так писательский дар помог Наталии найти мужа и определил ее место в самой престижной и либеральной итальянской интеллектуальной среде.
Как и Наталия, Леон Гинзбург был тоже человеком сложной судьбы: его мать была из России, отец – из Италии, и всё его детство прошло в метании между этими странами. Пока не началась Первая мировая, и семья, спасаясь от погромов, не перебралась в Италию. Леон был одаренным и очень талантливым человеком, еще в молодости принятым в университет в качестве профессора русской литературы.
После свадьбы у Леона и Наталии за 4 года родилось четверо детей – создание собственной крепкой семьи для этих двух людей, никогда не имевших поддержки среды, был вопросом первостепенной важности в этом неопределенном мире. Брак стал для них началом обретения корней и стабильности.
После прихода Муссолини к власти семья Наталии присоединилась к Сопротивлению, хотя до этого в политику они открыто не вмешивались. Один из братьев Наталии занялся распространением антифашистских памфлетов, за что чуть не попал в тюрьму и вынужден был уйти на подпольное положение. Затем был арестован отец Наталии и другие братья – «за симпатии к антифашистскому движению». Наконец, в 1940-м, когда Италия окончательно перешла на военное положение, был отправлен в ссылку в Абруцци и ее муж Леон. Это типичный итальянский вид наказания – лишить человека его привычной среды. Но Наталия вместе с детьми последовала за ним и написала в ссылке свой первый большой роман – «Дорога в город».
В 1943-м, после первого свержения Муссолини, Гинзбурги переехали в Рим, где Леон пытался организовать движение Сопротивления против нацистской оккупации. Но в ноябре он был выдан провокатором, арестован и передан в руки СС. Он умер в тюрьме в феврале 1944-го, не выдержав допросов и пыток и оставшись навсегда героем и мучеником итальянского Сопротивления. Судя по последнему письму Леона, чудом попавшему в руки Наталии, он чётко осознавал, что никогда больше не увидит ни ее, ни детей. «Когда он умирал, никого из нас не было рядом», – напишет она впоследствии. И эту тему – умирающего в одиночестве без близких и друзей – она пронесет потом сквозь всё своё творчество, как, например, в романе «Дорогому Микеле».
После ареста мужа 27-летняя Наталия с четырьмя детьми на руках была вынуждена несколько месяцев скрываться и жить по поддельным документам – Рим был освобожден от нацистов только 4 июня 1944-го. Но это ее собственное страдание вкупе с трагической гибелью мужа привело к резкой смене ее самоидентификации – она стала отождествлять себя с еврейством как с «маргинализированной группой», подвергающейся репрессиям. Она начинает осознавать еврейство как моральный долг, а собственную боль не как личную, а как несчастье целого народа.
Коллективные и личные травмы займут особое место в ее произведениях. Когда в 1963-м наконец вышли ее «Семейные беседы», разошедшиеся миллионными тиражами и получившие самую престижную итальянскую премию «Стрега», читатели ждали от нее, главным образом, объективного свидетельства, документирующего недавнее прошлое. В тот момент Италия была расколота на два лагеря: одни хотели поскорее забыть постыдную фашистскую страницу своей истории, другие знали – необходимо помнить, чтобы не повторить.
Рассказав в романе историю Италии XX века через призму человеческих отношений, неуклонно придерживаясь принципов жизненной достоверности, Наталия передала эту страшную эпоху и ощущение надвигающейся беды, но сделала это в завуалированной и деполитизированной манере. Многие читатели, ожидавшие жёстко политизированного романа, были разочарованы. Но фашизм для Гинзбург был не абстрактным злом, а проявлением человеческой натуры – поэтому рассказать о нем она могла только через истории людей и семей. И в каждой из этих историй, по словам новеллистки Грейс Пейли, есть «двойное дно».
Тем не менее «Семейные беседы» определили место Наталии Гинзбург в итальянской литературе – национального писателя, присягнувшего Сопротивлению. Сейчас этот роман включен в обязательную программу по литературе в школах Италии. Однако духом мрачного предчувствия несчастья, такого характерного для XX века, отмечены и все ее последующие книги, включая сагу «Все наши вчерашние дни» – самый длинный из ее романов, посвященный борьбе с фашизмом.
В 1950 году Наталия вышла замуж за профессора английской литературы Габриэля Балдини, от которого у нее родилось еще двое детей. Но и тут судьба ударила по полной – оба ребёнка страдали тяжелой формой инвалидности. Сын, родившийся в 1959-м, умер через год, а за дочерью Наталия преданно ухаживала до самой своей смерти от рака в 1991 году.
В 1960-е Наталия вместе с мужем переехала в Лондон, где он заведовал итальянским культурным центром, а она больше времени стала посвящать журналистике и переводам. Но в 1969-м Габриэль умер, Наталия окончательно вернулась в Италию, увлеклась политикой, присоединилась к Коммунистической партии и дважды избралась в Парламент – в 1983 и 1987 годах. Она с большим воодушевлением участвовала в реформах социального сектора, добивалась снижения цен на хлеб, защищала жертв изнасилований и внедряла институт опеки детей-сирот. Будучи человеком левых взглядов, Наталия, однако, от коммунистической идеологии оказалась далека – ее взгляды начали входить в конфликт с «линией партии», она снова почувствовала отчужденность и постепенно стала отходить от политики.
Её героинями всегда были такие же сильные женщины, как она сама. И они, говорившие от первого лица, так или иначе являлись отражением ее собственных мыслей и ее жизни. Уже в 1990-м, за год до кончины, она сказала: «Если я и пытаюсь выдумывать какие-то истории, мне это не удается – моя собственная автобиография всегда подстерегает как волк из-за угла».
Ольга Левицкая
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..