вторник, 30 декабря 2014 г.

МАСАДА БОЛЬШЕ НЕ ПАДЕТ



Буянов Михаил Иванович - врач-психиатр,Президент Московской психотерапевтической академии, автор 55 книг на 20 языках, почетный член французского общества друзей Александра Дюма, член союза журналистов...
Такими людьми Россия может гордиться!

А статья жесткая, не политкорректная... Очень сильная...

МАСАДА БОЛЬШЕ НЕ ПАДЕТ!

Когда мне заказывали билет в Тель-Авив, то просили только на
израильскую авиа-компанию: там лучше, чем в российских. И впрямь: все
было на самом высоком уровне. Главное - без криков, хамства и мата.
Летели в основном на лечение, изредка попадались паломники и еще реже
в монашеских одеяниях. Было много детей: те плакали, чего-то требовали, одна просила позвать врача, капризничали - дети есть дети. К тому же большинство больные. Много было стариков, кто-то без глаза, кто-то с переломанной рукой или ногой. 

В общем, точно, такую же роль, которую исполняет для Западного полушария Куба, в которую отовсюду едут лечиться и учиться, в нашем полушарии исполняет Израиль. Выгнали наши антисемиты евреев, отправились те делиться своими знаниями с Израилем, вот и потянулись вслед за ними и пациенты. Места уехавших заняли не русские с украинцами, а армяне с грузинами. Лучше здравоохранению не стало, но зато стали ценить уехавших и тем самым стала выбиваться почва из под традиционного для России юдофобства, наш народ, кажется, стал умнеть и взрослеть. И проклинать свою интеллигенцию, внушавшую ему, что евреи заняли все места, не дают
русским продвинуться, продают, мол, Россию. Кто б указал адресок того,
кто готов купить эту несуразную страну. Израиль - малюсенькое государство, а кормит пол-России овощами.

Создавали нынешний Израиль энтузиасты-сионисты, все они были
социалистами. Киббуцы это наши колхозы, только где наши, а где эти?
Киббуцники построили отличные хозяйства, а у нас все рухнуло. Не теория неверна, а ее претворители разные. Общая дисциплинированность,
организованность, целеустремленность у израильтян, ложившихся спать с
винтовкой, чтобы отгонять арабских бандитов, была на много порядков
выше, чем у нас - таких высокодуховных.

Первые идеалисты-сионисты приезжали не на какую-нибудь землю, а на
особую. Во-первых, она была куплена для них, ее никто не завоевывал и не отбирал. Бароны Эдмон де Ротшильд и Морис де Гирш давали деньги на
покупку, турки продавали им самую плохую, но по цене самой лучшей.

Обдирали евреев как могли. А купленная земля это болота, камень, пустыня. Евреи все это переделали и земля стала давать куда больше, чем у арабов. Ну а тем завидно, самолюбие ущемлено, вот и устраивали погромы, поджигали киббуцы, убивали крестьян, издевались над их детьми. Пришлось создавать отряды самообороны, а это ой как не нравилось антисионистам, особенно среди заокеанских евреев.

Два еврея - три мнения. Евреи США свысока относятся к европейским евреям. Поучают. Призывают ликвидировать Израиль. Эта зараза охватила университетские круги - не простых людей. Подобные власовцы задают тон за океаном. Когда президентом избрали Барака Хуссейна Обаму, почти все советники у него евреи, один даже правнук Л. Д. Троцкого, заокеанские евреи пошли в атаку, требуя от своего президента ужесточить политику по отношению к Израилю, создать палестинское государство, отобрать у Израиля его исторические земли.

Ну разве это не сволочи?

Все, что хорошего есть в Израиле, сделали евреи, арабы - никогда. Если рождается израильтянин, обязательно сажается дерево. Все деревья, которыми переполнена страна, посажены евреями. Это их страна , они всячески стремятся ее обиходить, они здесь навсегда и эту землю,
выстраданную двухтысячелетними блужданиями и страданиями, никогда не
отдадут. Даже если в их рядах временно будет расти количество власовцев. 

Обо всем этом я думал, побывав в Масаде - это слово пишется с одним с одним, а нередко и с двумя "с".



Я выехал из Натании в шесть утра и только к полдню добрался до Масады. Она в самом нижнем углу Мертвого моря, рядом с иорданским Содомом, в котором бывал несколько лет назад. Крепость построил Ирод Великий между 37 и 31 годами до новой эры. И до этого времени на этом месте уже были укрепления, но только Ирод превратил их в замечательную крепость. Здесь он и сам провел много месяцев.

В 66-73 годах уже новой эры в Иудее вспыхнуло очередное восстание - евреи не желали находиться под владычеством Рима. Гордый народ, стойкий, с громадным чувством собственного достоинства. Когда изучаешь психологию евреев тех времен да и последующих, начинаешь четко понимать отчего им так немил был Христос и вообще христианство.



Евреи активны, энергичны, предприимчивы, а христианство рассчитано на
слабаков. О свободе, чести, гордости христиане и помышлять не могли:
им такое непонятно. Потому они не участвовали в борьбе своего народа
против римлян, кто-то был обычным власовцем, большинство же просто
трусами и юродивыми.

И в Иудейской войне 66-73 годов христиане не участвовали, попрятались, призывали любить своих врагов и подставлять левую щеку, ежели тебя огрели по правой. Евреи и смотрели на них как на ненормальных или как на предателей.

В самом начале Иудейской войны Менахим Галилеянин захватил Масаду. 



После его смерти Елиазар Бен Яир, племянник Менахима, возглавил крепостной гарнизон. В 72-ом она осталась единственным очагом сопротивления в Иудее.

Силами Десятого легиона под командованием Флавия Сильвы римляне насыпали вал, пробили стены и вот-вот должны были взять крепость.

Масада так здорово устроена, что в ней был громадный запас воды и пищи. Взять крепость было трудно. Обычно такие укрепления захватывают с помощью предателей, указывающих тайные тропы. Но среди евреев таких не было. Римляне могли взять Масаду только честным путем, без изменников: они знали, что среди евреев таких не будет.

Когда стало ясно, что завтра-послезавтра Масада падет, Елиазар бен Яир собрал глав семейств и сказал им, что евреям негоже идти в рабство, не для того существует такой народ. Он предложил показать римлянам свою гордость и покончить с собой. Однако их религия запрещает самоубийство. Потому всегда среди евреев самоу6ийств было поменьше, чем у христиан, а уж коли еврей покончил с собой, то попал в безвыходное положение или явно ненормальный.

В Масаде произошло формально не самоубийство, а убийство. В одной из комнат (она теперь называется Зал выбора или Зал судьбы) собрались мужчины и было решено, что специально выбранные десять стойких мужчин убьют всех. Тут мнения ученых расходятся: или каждый глава семьи должен был сам отрезать головы своей жене и детям, а потом его самого должны были убить кто-то из этих десяти, либо все от начала до конца делали эти десять.

Как бы там ни было, всем отрезали головы. Тогда эти десять мужчин поубивали друг друга, а последний из оставшихся в живых поджег крепость. И сам погиб - он был героем, а не жалким самоубийцей. Когда римляне ворвались, они обнаружили 960 трупов, горы пищи и полные бассейны воды. Значит, евреи погибли не от голода или жажды, а от мужества и гордости.

В живых случайно осталось две женщины и пять детей, ни о чем не
подозревавшие. То есть всего в крепости было 967 человек.

Потом в Масаде находился римский гарнизон, а затем много веков туда никто не приходил. Лишь в 1838-ом бывшую крепость обнаружили, вскоре приехали ученые, последние масштабные раскопки прошли в 1963-65 годах, обнаружили 25 скелетов мужчин, женщин и детей, их торжественно похоронили с воинскими почестями на Холме Почета в Масаде.

В 1971-ом к Масаде провели канатную дорогу, по которой и я поднимался. Там есть и узенькая тропинка, которую зовут Змеиной тропой, по ней можно подняться и спуститься пешком, но это очень утомительно и долго.

Евреи и раньше поднимались на Масаду и клялись там беречь свою Родину, но после победы 1967 года бронетанковые войска, первыми ворвавшиеся на Голанские высоты, завели традицию: новобранцы совершают 60 -километровый марш-бросок, подымаются в крепость и там дают клятву: Масада больше не падет!

Я обошел крепость вдоль и поперек, все производило громадное впечатление, особенно остатки Зала судьбы. Естественно, что больше всего меня потрясла не крепость, а гибель 960 человек - этот массовый героизм поражает. У нас был Сталинград, у евреев Масада, а у других народов что?

Самыми отважными среди евреев были зелоты (буквально "ревнители") - это были отчаянные революционеры, все делавшие, чтобы освободить Родину от римлян. Среди них выделились сикарии ("убийцы"), те ходили с ножами и резали римлян. Конечно, среди таких смелых людей не могло быть христиан: удел тех что-то бормотать насчет всеобщей любви и смиряться с любым угнетением.

В одном маленьком городке на Волыни в 1899-ом родился Ицхак Ламдан. Он прожил всего 55 лет и скончался в Тель-Авиве. В 1927-ом написал поэму "Масада", полную горьких размышлении о судьбе своего народа. В поэме рефреном звучит "Масада больше не падет!" В те годы в это мало кто верил, но сейчас мало кто не верит этим словам.

Ламдан служил в Красной Армии, потом вернулся в Польшу, в 1920-ом переселился в Эрец Исраэль, работал в киббуцах - в общем, поучаствовал во всем и понял, что нигде, кроме Израиля, евреи не найдут свое место; где бы не жили евреи, везде они чужды местным, которые требуют от них в лучшем случае раствориться в них. Этого делать ни в коем случае нельзя.

Точно также думали и сестры Лазарус - Эмма (1849-1887) и Жозефина (1846-1933). Больше всего прославилась Эмма - пять строк из ее сонета "Новый колосс! высечены на статуе Свободы.

Чтобы сохранить свою индивидуальность, самоуважение, национальность, надо знать, что Масада больше не падет. После провозглашения Израиля она ни разу не пала, навсегда осталась символом гордости, национального достоинства и мужества евреев.

Но Масада не только символ величия еврейского народа. Она и символ всего лучшего, что есть в человечестве, соединяющая его прошлое с будущим, подчеркивающая мужественную непрерывность человеческой истории. Много было в прошлом - а в настоящем? - жестокостей, подлостей, жульничества, предательства - это от нашего животного происхождения. Но была и Масада - от нашей человеческой сущности, основанной на чувстве достоинства, на стойкости и отваге.

Масада - это олицетворение человеческого в человеке. С древнейших
времен. И тут народ первой Книги показал всем пример. Когда и другие присоединятся к нему в этом? Пока что они завидуют и злобствуют, но
хочется надеяться, что когда-то дорастут до его высот. Не деньгами, не
территорией, не хитростями, а героическим духом, которым я так яростно
и открыто восхищаюсь.

Евреи не допустят, чтобы Масада еще раз пала, но мы - остальное человечество - должны все сделать, чтобы не пала человечность, чтоб не погибло человечество, чтоб не рухнуло самоуважение к себе и к людям, чтоб мы оставались людьми, а не взбесившимися зверьми, отнимающими друг у друга кусок хлеба. Сможем ли стать выше своей биологической судьбы? Если будем пытаться, то да. А пытаться сможем, если узнаем о себе правду - не художественную> литературу, а то, что есть и что надо сделать, чтобы в душе каждого была своя Масада, чтобы каждый народ на Земле дорос до своей Масады.

Кто где... У каждого свое место и люди все разные, ничто не стоит на месте, мы меняемся и наши места в этом мире тоже. Наполеон 1769, 1789 и 1809-го - разные люди и отношение к ним неодинаковое.

Здоровые люди претерпевают большие перемены, больные тоже - уж мне-то, психиатру, об этом лучше судить. Короче говоря, ничто не стоит на месте. И ты, читатель, только начавший знакомиться с этой книгой, и тот, кто закончил ее, тоже станете разными: чем-то ты обогатишься из того, о чем я рассказывал, что-то подтолкнет тебя к новым мыслям, которых нет в этой книге, что-то заставит рассказать о том, что тебе кажется очень важным.

Кто где... Разные люди и в разных местах.

Но у каждого должна быть своя Масада. И она никогда не должна пасть.

Религия это вера, т.е. эмоциональная реакция, не требующая доказательств, объяснений, фактов, свидетельств. А у кого больше эмоций, кто больше руководствуется эмоциями? Правильно, дети, подростки, молодые женщины, т.е. те, у кого позже формируется разум.

Абстрактно-логическое мышление основано на логических процессах, а они
в корне отрицают любой фольклор, одной из разновидностей которого
является религия.

В эпоху, когда якобы жил Христос, работали многие выдающиеся историки. Никто из них Христа не упоминал, а о христианстве говорили мимоходом, лаконично, как о чем-то не заслуживающем никакого внимания. У попов все средства хороши, потому много позже они стали фальсифицировать исторические источники, включая в них рассказы о Христе (как, например, в "Иудейской войне", и сочинять новые, выдавая их за старые. В общем, где религия, там всегда ложь, подтасовки, пренебрежение к фактам. Говорю, конечно, в первую очередь о христианстве, ибо ради него и приезжает основная масса в эти прекрасные края, измученные палестинским бандитизмом.

Из-за так называемой политкорректности многие не хотят вслух признавать очевидные вещи, а именно, что 1) христианство это детская мифология, лишенная элементарных доказательств, а 2) арабский терроризм угрожает всему миру, даже США несмотря на заигрывания перед ним приведенного евреями к власти Барака Хуссейновича Обамы.

События в Масаде и в Новом Завете происходили в одном и том же веке, но как они не схожи, они совершенно противоположны.

Масада это реальность, христианство - выдумка. Масада - взлет народного духа, христианство - падение. Масада - гордость евреев, христианство - наоборот, Масада - бросок вперед, христианство - неподвижность и безделие.

КРОВЬ БОРИСА ПАСТЕРНАКА


«Борис  Пастернак – мгновенное ощущение  счастья и боли, - пишет Иосиф  Рабкин, - Боли – потому, что свою  причастность к еврейству он  расценивал как биологическую  случайность, осложнившую его нравственные позиции и творческую судьбу». О том же читаю у Вильяма Баткина: «Решительно прекращаю цитаты, ибо боль выворачивает душу... Нет, еще одно место: "В среде евреев не живет красота, тогда как христианство пронизано эстетическим началом...". Отказываюсь комментировать каждый абзац, о последнем скажу... Какая слепота! Неужто ненависть к своему народу водила рукой великого поэта - не в кровавых ли крестовых походах, не в Хмельницких ли погромах, не в Катастрофе ли европейского еврейства разглядел он "эстетическое" начало своих возлюбленных христиан?»
Боюсь,  что ради указанной «душевной  боли», «разоблачений» христианства и невольных проблем замечательного поэта, не стоит останавливаться на «еврейском вопросе» в  жизни поэта. Здесь дело совсем в другом. Известно, что свидетельство еврея – апостола Матфея – привело к «кровавому навету» - чудовищному обвинению, в результате которого было убито сотни тысяч потомков Иакова. С тех пор еврейские свидетельства о природной порочности народа Книги особенно в цене. Еврей Борис Пастернак в годы, когда мир был заражен коричневой чумой, свидетельствовал против своего народа. Его последователи и сегодня заняты этим черным делом, а потому мои заметки о Пастернаке никак не разборки с усопшим, великим поэтом, а попытка в очередной раз разобраться с истоками и сущностью еврейского предательства, как доноса на свой народ его палачам и хулителям. Цитаты из «доносов» Бориса Леонидовича приводить не буду. Они и так общеизвестны. Остановлюсь, как правило, на «уликах косвенных». Они, подчас, не менее показательны, чем прямые доказательства вины.
Теперь  о «счастье» при знакомстве  с творчеством поэта. И здесь  все верно. Сам затверживал  наизусть стихи Пастернака, но  чем выше талант ненавистников  потомков Иакова, тем они опасней.  Скольких убийц в их кровавом деле поддержали такие теоретики юдофобии, как Федор Достоевский или Рихард Вагнер. Автор «Доктора Живаго» специального исследования по «еврейскому вопросу» не писал, но и его откровенная враждебность к народу Торы стала бесспорной поддержкой целой плеяды нынешних антисемитов-евреев в России. Одного примера Дмитрия Быкова достаточно.
Нужно было миновать ХХ веку со всеми его зверствами, чтобы, хоть в какой-то степени стала понятна причина бедствий людских. Равенство не способно уничтожить зависть, а вместе с ней и ненависть. Лев Толстой мог сколько угодно земельку пахать и ездить в третьем классе, но ни разу он не подумал, что в любом состоянии остается аристократом и гением, что подлинная причина неравенства в способностях человека, в его личных качествах. И здесь никакими революциями, проповедями или реформами дело не исправишь. Лев Николаевич был в силах отказаться от мяса, бежать под покровом ночи из Ясной Поляны, но от самого себя он уйти не мог. Как пишет Павел Басинский в новейшем исследовании о классике: «Творец, философ, «матерый человечище», Толстой по природе своей оставался старинным русским барином, в самом прекрасном смысле слова». В чем же трагедия Льва Толстого? Убежден, если бы его гений смог найти спасение в Боге, он бы не стремился опроститься, слиться с народом, не стал бы пахать земельку, примерившись с тем, что трудиться «в поте лица своего» для души человеческой не менее почетно, чем пахать для тела. И обрел бы покой перед смертью Лев Николаевич. Вопрос, правда, в том: нужен ли был ему, творцу, покой этот?
Подобную  трагедию пережил духовный сын великого старца – Борис Леонидович Пастернак. И здесь, уверен, подлинная искренняя вера спасли бы поэта от ненависти к своему народу и не отвратила от народа чужого. Лев Толстой упрямо «опрощался» до крестьян – земледельцев. Еврей - Пастернак мечтал слиться с народом общим с ним по месту рождения и языку. Народом то ли советским, то ли православным. Слиться надеялся, опроститься, примкнуть к большинству. Народ же Торы он умолял не высовываться, утихнуть, а лучше всего раствориться, «распуститься» среди иных племен, исчезнуть. И это понятно: нет потомков Иакова – нет и личной, неразрешимой проблемы классика русской поэзии. Но Пастернак родился волшебной заморской птицей, волей судьбы залетевшей в чужие края и превосходно поющей на языке настоящей поэзии. Родился изгоем и умер затравленным изгоем, как бы он не старался оспорить этот «медицинский» факт. Медицинский – мог бы написать без кавычек, так как младенец Пастернак был обрезан в Московской синагоге. Представляю, как мучился поэт, по нескольку раз день, убеждаясь в этом «несчастье».
Лев Толстой не раз декларировал свою неприязнь к ученым людям, к людям искусства, но не унизился до ненависти к своему классу, к своему племени. Борис Пастернак ненавидел факт своего «неправильного» рождения и, человек мужественный, панически боялся своего еврейства. Еврей, вопреки всему остающийся евреем в юдофобской среде, одним этим сопротивляется злу шовинизма. Еврей, маниакально и осознанно жаждущий ассимиляции, этому злу потворствует. Как же все сложно в этом мире! Один Борис Пастернак – поэт и потомок мудреца, толкователя Танаха Ицхака Абарбанеля – слышал Бога. Другой Борис Пастернак не мог уйти от нашептывания Сатаны.
Сын Бориса Леонидовича – Евгений – считался человеком обыкновенным, никакими особыми способностями отмечен не был, и понятно, что гордился сын отцом в высшей степени, когда писал Пастернаку, что он с ним "одной крови". Уверен, что напоминал Евгений не о еврействе общем, а о своих прямых, родственных связях с классиком. Однако, отец очень даже гневно, обиделся на сына: "Ты пишешь: "Мы с тобой одной крови, папочка". А на черта мне эта кровь, твоя или моя? Мне брюхом, утробой, а не только головой ближе всякой крови "Фауст"». Отчитал сыночка: нечего лезть к гению, гражданину мира, со своим, совсем нежелательным родством. Рожденный фантазией Гете немец-философ, продавший душу дьяволу, ближе Пастернаку, чем сын родной от некогда отставленной жены-еврейки. Гордыня? Куда ж без нее высокому таланту. Но грех бесспорный – и никуда от этого не деться.
Чистое золото – мудрые и  талантливые книги. «Впервые в  Библии» Меира Шалева именно  такая книга. Читаю: «Кстати говоря, всем этим трагическим последствиям жертвоприношения Исаака можно найти весьма многочисленные, хотя и не столь драматичные, аналогии, потому что такая история могла случиться и во многих других семьях, похожих на семью Авраама, - в семьях каких-нибудь революционеров, живописцев, исследователей и других выдающихся людей, которые безоглядно служат своей мечте, своей вере, своему идеалу, будь искусство, наука или революция. И в этом смысле жертвоприношение Исаака – не только теологическая притча, но еще и пример того, что может грозить близким таких фанатиков».
«Ребенок выше Бога» - сказано  в Талмуде. В Торе за ним, за Исааком, не просто ребенок, а народ Божий, потому и был остановлен нож, занесенный над жертвой, но и фанатичную веру Авраама отверг, тем самым, Всевышний.
Отказ Пастернака от крови  по родству - своего рода состоявшееся жертвоприношение  фанатика чужой веры и чужого народа.
Марина Цветаева была прозорливей, честней (я бы даже сказал чище) своего корреспондента. 10 июля 1926 г. она писала Пастернаку: «Не смущайся женой и сыном. Даю тебе полное отпущение от всех и вся. Бери, что можешь – пока еще хочется брать! Вспомни о том, что кровь старше нас, особенно у тебя, семита. Не приручай ее. Бери все это с лирической – нет, с эпической высоты!»
«Кровь  старше нас». И выше нас, и  значимей нас. Пастернак не  хотел и не мог примириться  с этим.
Норман  Джерас пишет о Троцком: "Это  сложная и мучительная проблема  поиска равновесия между верностью  еврейству и преданности улучшения  участи человечества".  Понять, чем верность своим предкам  должна мешать "улучшению участи  человечества"  трудно. "Мучительной" становится эта проблема только для еврея-антисемита.
Марина  Цветаева понимала то, что не  мог и не хотел понять еврей, но.... антисемит Пастернак. Нет, конечно же, не был он антисемитом, до подобной грязи не опустился. Вот иудеофобом – был. Но слушаем Цветаееву:
"За  городом! Понимаешь? За!
Вне! Перешел вал!
Жизнь, это место, где жить нельзя:
Ев-рейский квартал".
Пастернак  бежал от "еврейского квартала". Он так хотел жить, жить в  радости, но от призвания своего, от гения как уйти? И это  понимала Марина:
"Так  не достойнее ль во сто крат
Стать вечным жидом?
Ибо для каждого, кто не гад,
Ев-рейский погром".
И от погрома Борис Леонидович пробовал бежать, не понимая, что рано или поздно увидит кровавую ненависть у дверей своего дома.
"Жизнь. Только выкрестами жива!
Иудами вер!
На прокаженные острова!
В ад! – всюду! – но не  в
Жизнь – только выкрестов терпит, лишь
Овец – палачу!
Право – на – жительственный  свой лист
Но – гами топчу".
Пастернак  – "иуда веры" - свой "жительственный лист" получил, но на время. Марина согласилась быть "жидом" в этом "христианнейшем из миров"  и замерла в петле "вала и рва".
Возможно, не одно проклятье поэтического дара заставило Цветаеву считать себя изгоем. Она была женщиной, а женщина и еврей для юдофобов, часто, одно и то же. Вот и Гитлер писал: "Женщина принесла в мир грех, и легкость, с которой она уступает похотливым уловкам недочеловеков, стоящих немного выше животных, - главная причина порчи нордической крови". Марина испортила "нордическую кровь" не только своим гением, но и детьми от Эфрона. У Цветаевой была своя победа над злом нацизма. У Бориса Пастернака ее не было.
«Речь американского философа и германиста, австрийского еврея-эмигранта Джорджа  Стейнера при получении премии Бёрне. Евреи, по его мысли, вечные изгнанники, чужаки, – читаю Марка Харитонова. - Древнегреческое “ксенокс” означает, кстати, и “чужак”, и “гость”. “Еврей, так сказать, по определению — гость на этой земле, гость среди людей. Его предназначение заключается в том, чтобы служить человечеству примером этого состояния”.  (К Мандельштаму это, пожалуй, подходит, он был бездомным не по своему желанию, а вот Пастернаку нужен был дом, письменный стол, чтобы работать (и даже огород у дома. Прим. А.К.). Может быть, поэтому он уходил от еврейства, тяготился навязанной чужеродностью. А я? Я тоже, пожалуй, лучше всего чувствую себя дома, не хотел бы его менять.)»
Как все просто, до наивности: Пастернак  не хотел быть гостем на  земле, хотел быть хозяином, а  Мандельштам был мудр, сознавая, что все мы гости на этой планете. Нет, все не так. Все проще. Один платил за свой дом и дачу в Переделкино, сочиняя поэму о лейтенанте Шмидте, другой не мог заплатить за уют подобную цену.  Только в конце жизни приговоренный  Мандельштам попытался продлить эту жизнь нелепыми стихами о Сталине:
«И я  хочу благодарить холмы,
что эту  кость и эту кисть развили:
он родился  в горах и горечь знал тюрьмы
Хочу  назвать его — не Сталин —  Джугашвили!»
И  здесь Осип Эмильевич промазал. Сам Коба – людоед никогда не хотел быть грузинским вождем русского народа. Он тоже тяготился своим происхождением. Пастернак, восхваляя Сталина, не сделал ни одной ошибки. Борис Хазанов пишет: "Заметьте, что возмездие настигает самых чистых людей. Столетний юбилей Пастернака вызвал множество публикаций, снова вспомнили всю историю с "Доктором Живаго" и пр. Между тем это было возмездием. Возмездием за такие стихи, как "ты рядом даль социализма". Возмездием за исключительные усилия обмануть самого себя, "остаться с народом»». Все верно, только «чистоту» Пастернака Хазанов, да и не только он один, явно преувеличивают. Но будем справедливы - Борис Пастернак служил режиму, но не прислуживал. Пусть он и улыбался большевикам, но никогда не облизывал их кровавые руки, как это делали его коллеги по поэтическому цеху.
Гений  - диктатор подсознания - упрямо толкает человека туда, откуда он бежит в сознании. Понимал ли Борис Леонидович, бегущий от своего еврейства, какие строчки из Рильке он переводит? Приведу стихотворение «Созерцание» почти полностью. Оно того стоит:
«Все, что мы побеждаем, - малость,
Нас унижает  наш успех.
Необычайность, небывалость
завет борцов совсем не тех.
Так ангел  Ветхого Завета
Искал соперника под стать.
Как арфу он сжимал атлета,
которого  любая жила
струною ангелу служила,
чтоб  схваткой гимн на нем сыграть.
Кого  тот ангел победил,
тот правым, не гордясь собою,
выходит из такого боя
в сознанье и расцвете сил.
Не станет он искать побед.
Он ждет, чтоб высшее начало
его все  чаще побеждало,
чтобы расти  ему в ответ.
Прямо гимн народу еврейскому, прародителю  Иакову, ставшему после поединка с  Высшим Началом - Израилем. Понимал ли Пастернак смысл переведенного стихотворения? Не думаю. Скорее всего, он считал, что только поэт способен на поединок с Богом. Никакой национальной составляющей он здесь не видел. И зря. Он невольно, своим переводом, превратил народ, им отвергнутый, в народ – поэтов, пророков и царей.
И как тут не вспомнить перелом бедра у Пастернака, та же травма, что у Иакова после поединка с ангелом. Хромой поэт, хромой народ, терпящий поражения в высоком поединке, «чтобы расти».
Отголосок  Рильке у Пастернака: «И пораженье  от победы ты сам не должен  отличать». Но отличил же, приняв  за победу поражение «Живаго». Слаб человек. Видимо, не с ангелом, а с чертом, сражался классик.  
Верно  о нем у Владимира Набокова: «Я глубоко сочувствую тяжкой  судьбе Пастернака в полицейском  государстве, но ни вульгарный  стиль «Живаго», ни философия,  ищущая пристанище в болезненно слащавом христианстве, не в силах превратить это сочувствие в энтузиазм собрата по ремеслу». Все верно, только вот  «тяжкая судьба» - явное преувеличение.
Упомянутый Дмитрий Быков высоко ставит имя Пастернака, так как у него  «христианская идея воздаяния торжествует… над ветхозаветной иррациональностью, справедливость над силой». Вот у Ахматовой или Бродского с этим осечка произошла: «Напрасно требовать объяснений, - пишет он в книге о Пастернаке, - « и предъявлять моральные претензии: писал же Бродский – достойный ученик Ахматовой, - что предпочитает Ветхий Завет Новому». Получается, светел и чист Борис Леонидович по этой причине, чего не скажешь о подозрительных сторонниках ветхозаветной мудрости. Кстати, и здесь Быков чушь городит. Весь Тонах пропитан идеей воздаяния, достаточно вспомнить Пророков. Христос же повторил то, что задолго до него было известно. И эта злонамеренная формула: «торжества справедливости над силой». За иудаизмом, мол, одна голая сила, за православием – справедливость. Бред! Но на подобном бреде веками держится юдофобия русских интеллектуалов.
Есть еще одна причина «живучести» Пастернака. Он не служил власти, как это делали Фадеев, Михоэлс,  Фефер, Пильняк или Бабель. Он  никогда не стремился к контактам  с ней. На мучительной командировке в Париж и невнятном разговоре с вождем по поводу арестованного Мандельштама все, к счастью, и ограничилось. Сталин же, по точному определению, Бенедикта Сарнова, безжалостно истреблял тех, кто был прежде нужен, но «весь вышел», нужда в человеке отпала, а  близость к секретам власти делала его опасным для маниакально подозрительного вождя. Он не казнил (всего пять лет лагеря) доказанного антисоветчика Мандельштама - своего врага. Та же история с Заболоцким. «Друга» Пильняка или М. Кольцова – всегда готовых услужить – не пощадил. 
 «Я  знаю, почему Иосиф Бродский не  хотел возвращаться в Россию  с его измученным, больным сердцем.  Он боялся услышать из зала  «жидовская морда» и получить  инсульт или инфаркт» Из интервью Михаила Шемякина.
После этого искреннего признания близкого друга поэта и русского человека меркнут рассуждения о каком-то христианстве Нобелевского лауреата, о его бегстве от  рода своего и племени. Впрочем, и зрения поэта было бы достаточно при гипотетическом возвращении в Питер. Помню, что в году девяностом весь дом Мурузи, в котором жил Бродский, был изгажен по фасаду свастиками. К чему это я? Дело не в том, что потомок Иакова Борис Пастернак хотел быть русским поэтом, а в том, хотела ли этого сама Россия?
Пастернак был убежден, что все беды народа Книги происходят от того, что не приняли евреи христианство. Сами, мол, его изобрели, осчастливили род людской, но зачем-то отказались от «патента». Проще говоря, захотели остаться евреями, а не следовать очередной ереси, которой они и считали веру в Христа. Здесь, как мне кажется, наблюдается у Пастернака большевистское пристрастие к интернационалу и отрицание «национального вопроса». Как просто - мир и гармония – все люди на Земле – христиане. Одна вера, один народ, одно прошлое и общее будущее. Чистый коммунизм. А тут эти чертовы евреи в «религиозный коммунизм» идти не хотят, хоть и сами его выдумали, как и коммунизм классовый. Тут Пастернак увлекается, что-то путает, словно не было при нем других мировых религий.
Протоирей Александр Дмитриевич Шмеман: «Умер русский человек, который любил родину беззаветной, но зрячей любовью, и нам помогший по-новому полюбить ее. Россия Пушкина и Толстого, Достоевского и Блока будет отныне и навсегда Россией Пастернака.
Еврей, он принадлежал народу, издревле рождавшему в мир пророков, страдальцев и безумцев, не согласных примириться ни с чем, кроме последней правды, - и он остался верен этой глубочайшей сущности еврейского призвания и всей своей жизнью выполнил его.
Умер христианин, не побоявшийся исповедать имя Христа в дни отступления от Него и сказавший просто и твердо, перед лицом  всего мира, что нужно быть верным Христу….»
Не читал у Пастернака ни слова благодарности за кровь, дарованную ему по рождению. Зато читал о неудобстве евреем быть, о тяжести еврейской ноши, об издевке судьбы, заставившей претендента на трон царя русской поэзии родиться евреем.
Ассимиляция – следствие атеизма, нарушение Союза со Всевышний. Никаким крещением, переходом в ислам или буддизм безверия своего не скроешь. Народ еврейский – создание Божье, «народ избранный», избранный для особой цели. Христианин, убежденный, что «несть эллина, несть иудея», опровергает Божий замысел, спорит с Богом и неизбежно скатывается в атеизм. Есть и будут эллины и иудеи, пока существует на Земле человеческая цивилизация. Нынешние радетели конвергенции, мультикультурности, мирового гражданства, единой Европы – все эти поборники единообразия – вовсе не борцы с шовинизмом и расизмом. Заняты нынешние лево - либералы таким же Богопротивным и смертельно опасным делом, каким были озабочены коммунисты и нацисты. Жизнь во Вселенной держится на феноменальном разнообразии всего сущего. За единообразием – смерть.
Лев Толстой своих детей-мужчин презирал, в грош не ставил. Толстому  единомышленники нужны были, а не обыватели – пошляки, пусть и одной с ним крови. Евгений Пастернак  соглашался стать тенью классика, его летописцем, наследником души поэта, кем и стал с годами, но был поставлен отцом на место. К нации граждан мира он не принадлежал, с Гете ровняться никак не мог. Но и здесь  поэтический гений Пастернака лукавил.
« Я один, все тонет в фарисействе». Увы, и сам Борис Леонидович не был свободен от фарисейства (лицемерия), как он его, фарисейство,  понимал  вслед за христианской ортодоксией. В том же «Докторе Живаго» читаем: «Всякая стадность-прибежище неодаренности». В письме Варламу Шаламову еще хлеще:  «Меня с детства удивляла эта страсть большинства быть в каком-нибудь отношении типическими, обязательно представлять какой-нибудь разряд или категорию, а не быть собою. Откуда это, такое сильное в наше время поклонение типичности? Как не понимают, что типичность это утрата души и лица, гибель судьбы и имени».
Но как же хотелось  самому Пастернаку  в "стадо". Слушаю авторское  чтение стихов, голос самого поэта: « У микрофона русский поэт Борис Пастернак». РУССКИЙ! В еврейском "стаде" автор "Доктора Живаго" быть не хотел. В русском – другое дело.
Мандельштам, Маршак, Слуцкий, Бродский – могли бы так начать чтение своих стихов? Нет, конечно. Да что там, русские люди - Заболоцкий или Твардовский так не говорили. Стыдно было, хранила боязнь утраты «души и лица». Пастернак сказал. И не просто сказал. Это был крик отчаяния, крик недосказанности. Под словом «русский» надо бы подразумевать еще определение «православный». Страсть к полному перерождению? Но, возможно, в этой страсти и кроется причина спасения Бориса Леонидовича от пыточной камеры сталинского террора. Он не смел тогда быть «один». Умер «отец народов» и поэт осмелел настолько, что от слов о своей «русскости и христианстве» перешел к поступкам, опубликовав за кордоном свой манифест возмездия - «Доктор Живаго». Но не смог он уйти от самого себя, как не получилось это у Льва Николаевича. Толстой остался графом, аристократом духа. Борис Леонидович – евреем. Власть была безразлична к его попыткам ассимилироваться в «стаде». Она признавала одну национальность и одну веру: человек советский. Пастернаку  указали, кто он такой есть, загнав поэта в смертную муку рака легких.
Денежная  составляющая имела огромное значение, но почти наверняка  и Нобелевская премия автору "Доктора Живаго" была для поэта знаком признание мирового гражданства. Но мода на роман с годами прошла, а переводная поэзия значит за пределами России крайне мало. Это понимал еще и Пушкин. В осадке остается (хотел того Пастернак или нет) гениальный поэт – еврей по папе и маме, пишущий на русском языке.
Борис  Пастернак – бесспорный жизнелюб хасидского толка (здесь прав А. Эпштейн) хотел вывести себя за рамки, избыточно наполненной страданиями истории евреев. Мало того, мужественный человек, он, под гнетом устойчивой национальной юдофобии, панически боялся обвинений в "двойной лояльности", убежденный, что разрыв понятий "мой народ" и "моя родина" – есть источник тревожной дисгармонии, чреватой трагическим исходом.
«Перестать  быть евреем для того, чтобы  стать французом, немцем или  русским, значил для него променять,  подобно Исаву, первородство на  чечевичную похлебку», - писал Лев  Платонович Карсавин. Ничего не  поделаешь, «похлебка» эта всю жизнь Пастернака казалась ему более желанной, чем первородство.
Отказ  от «родства по крови» - всего  лишь частный случай общего  отказа. Это заметила Анна Ахматова: «Я сейчас поняла в Пастернаке  самое страшное: он никогда ничего  не вспоминает. Во всем цикле «Когда разгуляется», он уже, совсем старый человек, ни разу ничего не вспоминает: ни родных, ни любовь, ни юность…». Здесь, конечно же, не только отказ от еврейских корней. Память неразрывна с печалью об утраченном, а грустить, печалиться Пастернак не хотел категорически. Здесь он далек от русской, культурной традиции, настоянной на слезе и муке. Он – еврей настоящий. Был им при жизни и остался после смерти, как пишет об этом Римма Казакова:
«Уезжают  русские евреи,
покидают  отчий небосвод,
потому-то душу, видно, греет
апокалиптический  исход.
Уезжают, расстаются с нами,
с той  землей, где их любовь и пот.
Были  узы, а теперь узлами,
словно  склад, забит аэропорт.
Уезжают…  Не пустить могли ли?
Дождь над Переделкиным дрожит.
А на указателе "К могиле
Пастернака" выведено: "Жид".


Читать 

С НАСТУПАЮЩИМ. ОДА ДРУЗЬЯМ


С наступающим Новым Годом всех вас и ваших близких!



Памятник (Ода моим друзьям!) 
Толя Кайданов

  Чем хороши старинные друзья?
  Да тем, что рядом с ними не старею -
  Отстать нельзя и обогнать нельзя,
  Мы бампер к бамперу несёмся по high-way'ю.


  И нам, друзья, Не нужно унывать.
  Что из того, что нам уже не двадцать?
  Пусть с каждым днём труднее засыпать,
  Но с каждым днём всё легче просыпаться.


  Встречаемся, увы, недопустимо редко,
  Но всё-таки ещё друг друга узнаём.
  Пусть ниже с каждым днём на косяке отметка,
  Но дух и интелект всё выше с каждым днём.


  С восторгом я гляжу на наше поколенье -
  что из того,что нас согнул радикулит?
  Зато не так легко сгибаются колени.
  Ведь живы мы, пока хоть что-нибудь болит.


  Конечно же, года не знают снисхожденья -
  Иной из нас стал сед, другой совсем сутул,
  Но думает о нас, как прежде, провиденье -
  Пусть стал не крепок сон, зато крепчает стул. 


  Пусть нас уже давно не манят приключенья
  И держат на цепи простата и артрит,
  Но всё же среди нас бывают исключенья,
  И кое-кто из нас по свету колесит.


  Хотя у большинства иные увлеченья,
  Что из того, что мы не посетим Непал?
  Зато мы знаем всё о методах леченья
  И острый интерес к лекарствам не пропал.
 

  Пускай текут года, но жизнь ещё теплится,
  И к нам она добра, и радует подчас -
  Мы снова собрались, знакомые всё лица...
  А раз мы можем пить, так выпьем же за нас.


  Конечно, нам плевать на бронзы многопудье,
  Мы памятник себе отлили на века
  И всем нам вечным памятником будет-
  Посеянная нами ДНК.

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ !


   Гостиница в Уссурийске
      "УСРУСЬ"
(без всяких шуток).
Помимо названия, что превосходит всяческие
ожидания, обратите внимание на перевернутый глобус
на фасаде.
\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

ВЫЛИ СИРЕНЫ


Два года назад написано, даже не верится, что все это было. Но сообщают, что бандиты снова проводят испытания ракет.


 На наш поселок в последние дни упало ракет 40 из Газы, не меньшее количество было сбито “Железным куполом”. К вою сирены мы привыкли настолько, что мои внучки без воплей и криков спокойно бегут в защищенную комнату, где бетонные стены и стальные ставни. С улиц нашего поселка исчезли дети - родители прячут их от опасности за стенами домов.

 
Вот и мои внучки бегут под защиту бетона, а я продолжаю работать в кабинете. Не из бравады и особой смелости, а по лени и фатализму, так как давно убежден: кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Здесь еще и опыт предыдущих обстрелов. По счастью, бездарно ведут их стрелки из Газы - палят в основном по полям да по пустошам. Случайно, как мне кажется, попали в жилой дом, убили троих израильтян - вот и все “подвиги”, а ведь выпустили эти ребята почти тысячу ракет и, видимо, не меньше потеряли от ударов авиации ЦАХАЛа.
 
Сирена, как правило, застает меня в разных местах... Недавно отправились мы с дочкой в один из ашдодских супермаркетов, поверив в обещанные скидки на товары первой необходимости. Липой, мелким жульничеством оказались эти скидки, зато реальной - сирена воздушной тревоги. Покупатели без спешки и паники потянулись в помещение, находящееся за рядами прилавков, и там стояли в тишине и покорности, пока не прозвучал сигнал отбоя. Продавцы и другие работники магазина места свои не покинули - нельзя оставлять товар без присмотра. Все это больше походило на рутинные учения по гражданской обороне, чем на неизбежное последствие вооруженного конфликта.
 
А однажды сирена завыла, когда мы ехали в машине. Положено остановиться, выйти из машины и укрыться в надежном месте или просто лечь на землю и закрыть голову руками. Но мы и не подумали сделать это, как и все водители встречного и попутного транспорта. Только в одном месте я заметил неуклюже поставленную у бордюра легковушку, а рядом сидящую в кювете даму с черным зонтиком над головой.
 
В общем, на мой взгляд, что-то несерьезное есть в этой внезапной, как многим кажется, вспышке агрессивного безумия. Конечно, невеселое это дело, когда больше миллиона граждан могут в любой момент оказаться в бомбоубежище, и совсем, полагаю, грустно тем, у кого этой возможности нет. Я имею в виду жителей Газы. Нашел, кого жалеть, - скажут мне граждане, проживающие на юге страны. - Террористов жалеешь, бандитов, вынужденных палить вслепую из-за высоких стен, так как лишили их возможности лично взрывать стариков, женщин и детей в автобусах, в кафе и супермаркетах... И тем не менее, мне жаль тех, кто стал жертвой заговора против Израиля.
 
В ходе журналистской работы доводилось видеть лагеря беженцев в Иордании и Газе. Жалкое, страшное зрелище. А рядом вполне благополучные Амман и Газа. Уверен, та же картина в Ливане и Сирии. Мало того, СМИ арабских стран сделали все, чтобы местное население относилось к беженцам и их потомкам если не с ненавистью, то с презрением и недоверием. Там эти люди - граждане даже не второго, а третьего сорта. Братья-арабы намеренно держат их в бедности и бесправии, чтобы те помнили и знали, что во всех их бедах виноват “сионистский враг”, якобы согнавший этих бедолаг с земли, в которой похоронены их отцы и деды. При этом почему-то забывается, что в самом Израиле вполне благополучны и пользуются всеми гражданскими правами, больше миллиона арабов, благоразумно решивших не бежать от могил своих предков.
 
Беженцы - это искусственно созданная арабскими странами масса изгоев и париев, залогом существования которых служит только одно: готовность постоянно и в разных формах нападать на Израиль. Для заговорщиков, которые на всех углах кричат о любви к “угнетенному народу Палестины”, этот народ - всего лишь стадо, предназначенное на убой. Конечно, не одни только арабы превратили своих соплеменников-беженцев в заложников своих недобрых целей. Достаточно вспомнить о роли СССР. Мы, наверное, никогда не узнаем, сколько средств и человеческих жизней было потрачено на вооружение, выучку и создание так называемого народа Палестины, о котором прежде никто не знал и не слышал.
 
В результате всех этих усилий получился народ-жертва, приговоренный своими создателями к вечному состоянию войны, агрессии, ненависти. Убедить толпу, что это не так, что она борется за правое дело, как доказывает история, совсем не трудно. Ложь - мощное оружие. Тем более что и Израиль оказывается заложником этого заговора. Он вынужден отвечать, и подчас весьма жестко, на провокации соседей, открыто заявляющих, что их цель - уничтожение Еврейского государства. Что остается делать независимому государству? Пусть агрессия Газы больше походит не на удары, а на плевки в лицо, но и это терпеть всякая уважающая себя страна никак не должна. Не заметишь плевок - рано или поздно получишь нож или пулю в спину.
 
Нынешняя вспышка агрессивного психоза со стороны наших соседей наглядно доказывает, что теория заговора имеет место. В противном случае откуда у бедных борцов за свободу Палестины, погибающих от голода и жажды, столько возможностей для приобретения огромного арсенала ракетного оружия, а также сил и умения его использовать? И неужели эти бедняги не понимают, что делают все, чтобы заставить Израиль не ограничиваться атаками с воздуха? Метод с отдельными фанатиками-самоубийцами себя не оправдал. Нынче заговорщики стремятся превратить в смертников все население Газы.
 
Вот и сейчас, когда отзвучала очередная сирена и где-то неподалеку грохнулось начиненное взрывчаткой железо, посланное ХАМАСом, прямым агентом этого давнего заговора, я думаю, что неизбежна наземная операция с неизбежными жертвами с двух сторон. Нужно это матерям Газы и Израиля? Нет, конечно. Только арабские шейхи, вожди соседних стран да функционеры интернационала юдофобов будут довольно потирать руки, мечтая о море крови, которое позволит им в очередной раз топать ногами и грозить кулаком в сторону Еврейского государства. Вот эту подлую и хитрую публику мне совсем не жаль, но как объяснить, как доказать нашим безумным соседям, что их используют как пушечное мясо? Когда-то так называемый палестинский народ был этим пушечным мясом для Кремля.
 
Сегодня место хозяина наследников Арафата занял Иран. “Борцы за свободу Палестины” мнят себя героями, лидерами, ударным отрядом джихада. На самом деле это обычные наемники зла, приговоренные своими хозяева к лишениям и гибели. И не только ими приговоренные, но и наивными, если не сказать откровеннее, либералами Запада - природными юдофобами или теми, кто попал на крючок лживой арабской пропаганды. Израиль, поставляющий в анклав продовольствие, медикаменты, электричество и воду, по сути больше заботится о благополучии Газы, чем все эти “миротворцы”, снаряжающие флотилии для прорыва блокады.
 
Как убедить арабов Газы в том, что цель их действий - уничтожение целого государства - безумна, недостижима и жестока? Не знаю. Заговоры тем и сильны, что загоняют в тупик народы, против которых они плетутся. Кроме всего прочего, загоняют и своей банальностью, предугаданной пошлостью. Уверен, уже сейчас заговорщики готовят гневные статьи, речи и жалобы в ООН, в которых разоблачат “кровавую суть сионистского режима”. И под нажимом всех этих по сути поджигателей войны Израиль отступит, так и не наведя порядок в Газе. Отступит, добившись краткой передышки перед очередной неизбежной агрессией своих соседей. Меня упрекнут - и правильно сделают - в том, что я не вижу света в конце туннеля. Есть этот свет, но он только в нашей способности к сопротивлению, к борьбе, в нашем удивительном искусстве пользоваться краткими днями покоя и мира, чтобы двигаться вперед, несмотря ни на что.
 
Утром 19 ноября пью себе кофе, а тут прямо у нашего дома оглушительный взрыв. Чудом стекла не вылетели. Вскочил и ругаюсь: где сирена, где “Железный купол”?! Выбежал во двор - в пятнадцати метрах от нашего дома пылает взорванная машина, мой зять несется с огнетушителем пожар тушить, тут и “скорая помощь”, и полиция. Оказалось, обычные криминальные разборки. Дома прочел в новостях, что... Нет, лучше процитирую: “Беэр-Шева: во время ракетного обстрела был ограблен магазин кухонной мебели”. На исходе шабата - носу своему не верю - в распахнутое окно врывается запах жареного шашлыка. В тот же день устраиваем сауну, разогрев помещение до 120 градусов. Желающих попариться сколько угодно. Как чуден после жары холодный душ, даже под вой сирены” Жизнь продолжается. Продолжается, несмотря ни на что. И будет продолжаться.    
- See more at: http://russian-bazaar.com/ru/content/106536.htm#sthash.pJEFShiJ.dpuf

ЭТО ПОЗИТИВНО!



БИБИ - БАРАК - ЛИБЕРМАН


Вот о чем подумал: Барак и Нетаниягу - лютые идеологические враги, но воинская дружба обязывает. Оба, по молодости, - герои борьбы с террором. И я ни разу не слышал, чтобы Биби сказал дурное слово о Бараке, а Барак о Биби. А Либерман? Этого из небытия вытянул Нетаниягу. Из полного нуля превратил в единицу на политическом поле, а что в благодарность? Либерман мог из левого стать правым. Все это - обычное, корыстное малодушие политика, но поносить и критиковать того, кому ты обязан своей карьерой - подло. Впрочем, в наше время, время серых, невзрачных политиков, искать обычную, человеческую порядочность в этих деятелях наивно.

АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ НА СВОБОДЕ!


 Братья Навальные получили по 3.5 года. Политик Алексей - условно. Брат-Олег пойдет в камеру. Путин простил Навальному "партию жуликов и воров". Почему так случилось? Угроза демонстраций протеста? Явная туфта обвинений? Напряг с Западом? Острый экономический кризис? Скорее всего, все вместе. Кроме всего, урок с Ходорковским не прошел зря. Путин не решился соорудить своими руками новую "жертву режима" и форсировать политические репрессии. Правда, брат Навального остается заложником власти и ясно, что от поведения Алексея зависит судьба Олега, но такой итог все же не так страшен, как зона для обоих.

"ДЕТИ, В ШКОЛУ СОБИРАЙТЕСЬ..."


"20 декабря 2014 года на детской елке в Театре кукол Петрозаводска произошло ЧП. 27-летнюю Анастасию Орлову жестоко избили на глазах детей за то, что ее ребенок шумел, слишком громко разговаривал и якобы мешал другим детям" 

Задумался, почему мне так нравится провожать одну из моих внучек в школу? Дело, конечно, не только в полезной, утренней зарядке: 50 минут пешего хода туда и обратно. Я вдруг вспомнил, как провожал своих детей в московскую школу. Как, по приближению к ней, росла моя бдительность и брал детей за руку. Как неизбежно погружался в крик, с нотами мата, в толкотню, в удары портфелем по спине. Бегущий норовил толкнуть идущего, идущий подставить ножку бегущему. Чем ближе к школе, тем гуще становился агрессивный хаос.Тогда я утешал себя тем, что милые детки просто рады утренней свежести или снегу, рады встрече. Просто они так выражают свою радость, ищут выход энергии детства. При этом, в глубине души, печалился, что мои дети ведут себя тихо в этой толпе, как чужие. И в глазенках их я часто читал немой вопрос: "Папа, куда ты нас ведешь?"
 Здесь, в Израиле, часто думаю, что в стране, окруженной бандами дикарей-людоедов, и градус злобы в людях должен быть выше положенного и агрессивность детей высокой. Но нет! Вот уже почти 4 месяца провожаю внучку в школу и не разу не увидел ни одной драки, не слышал воплей и ругани. Да и сами взрослые (а детей, по большей части, подвозят к школе на машинах) предупредительны, вежливы и спокойны. Понимаю, что мои наблюдения касаются детей из младших классов. Ребятня постарше ведёт себя более шумно и агрессивно. И это помню по школе, где когда-то училась моя дочь. Но и та агрессивность была, скажем так, нормальной, не выходящей за рамки дозволенной.
 Градус агрессии, градус злобы... Не потому ли мир снова, в страхе оглядывается на Россию. Не потому ли этой страной вновь овладел агрессивный психоз и льется кровь на востоке Украины. Дети, чье утро когда-то начиналось с мата и удара портфелем по спине соседа, сегодня взялись за автомат. Может быть, только  в этом, одном, секрет того, что снова происходит со страной нашего исхода?
  

"ПРАВИТЬ, КАК СТАЛИН, НО ЖИТЬ, КАК РОМАН АБРАМОВИЧ"


29 декабря 2014 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Как Западу реагировать на "новую доктрину Путина"

Путин попытается перейти от клептократии к популистской автаркии, полагают наблюдатели, анализируя, в частности, новую военную доктрину России, где смена режима в соседних странах и подрыв внутренней политической стабильности объявлены двумя опасностями. Может быть, США и ЕС должны гарантировать России, что Украина не присоединится к НАТО, а по статусу Крыма будет проведен еще один, полностью прозрачный, референдум?
"В пятницу президент Владимир Путин подписал новую военную доктрину, в которой смена режима в соседних странах и подрыв внутренней политической стабильности объявлены двумя опасностями с точки зрения безопасности России", - сообщает в The Financial Times Катрин Хилле, подчеркивая, что "стратегия воздерживается от открытого объявления НАТО или армии США угрозами или врагами".
По мнению журналистки, критика в адрес НАТО и США усилилась в документе лишь неявно. Осуждены действия, "противоречащие международному праву, направленные против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств", так как они представляют "угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности", а также повторяется критика действий НАТО вблизи границ России. Однако - и это четко отражает опасения Москвы, связанные с Украиной, - доктрина предостерегает от политических потрясений в соседних государствах и политического вмешательства иностранных правительств.
Отказ от прямого осуждения Запада в доктрине обеспечивает Путину большую гибкость. "От идентификации США как врага ничего не выиграешь: это лишь непреложно закрепило бы текущее противостояние", - говорит Дмитрий Тренин, глава Carnegie Moscow Center. При этом, по словам военных экспертов, слишком рано трактовать неупоминание НАТО и США в списке противников как "оливковую ветвь". "Не может быть никаких сомнений в том, кто является основным противником и был таковым долгое время".
"Шовинистическое хвастовство Владимира Путина какое-то время вуалировало хрупкость его режима - по крайней мере, в глазах некоторых людей", - высказывает свое мнение в The Financial Times депутат канадского парламента Кристия Фриленд, в прошлом глава московского корпункта FT. По ее словам, Путин пришел к власти благодаря обещанию, что "возможно править как Иосиф Сталин, но жить как Роман Абрамович".
"Ястребы", которые сравнивают путинскую Россию со сталинским СССР, не учитывают циничный характер нынешнего режима, говорится в статье. Советские руководители одевались плохо, но построили систему, которая при всех ее пороках была в целом самодостаточной. Капиталисты, приятели Путина, напротив, разбогатели, но на разграблении природных ресурсов России и займах, взятых под эти трофеи при содействии сговорчивых западных банкиров. Двойная ударная волна - западные санкции и снижение цен на нефть - затормозили эту систему.
Теперь российским клептократам и высшему среднему классу стало ясно, насколько шатки основы их богатства. По мнению Фриленд, тот факт, что эта группа превращает активы в наличные деньги, - одна из причин столь резкого обвала рубля.
"Капитализм для друзей" дает тебе лишь ненадежных союзников, "но их бегство не означает, что у Путина вырваны последние когти. Он нравится клептократам не в последнюю очередь потому, что умеет (в отличие от политиков из либеральной интеллигенции) создать имидж, пленяющий малоимущих россиян старшего поколения, а также тех, кто живет не в больших городах", - говорится в статье.
Возможно, Путин попытается перейти от клептократии к популистской автаркии, считает Фриленд, опасаясь, что вскоре Россия может стать еще более агрессивной и непредсказуемой.
На позапрошлой неделе, когда рубль резко обвалился, появилась новость о том, что президент Обама планирует подписать законопроект, по сути дела, равносильный объявлению войны России, пишет журналист Джеффри Тейлер в статье для Foreign Policy. "Выразительно озаглавленному "Акту о поддержке свободы на Украине 2014 года", единодушно одобренному Палатой представителей и Сенатом, не хватает здравого смысла, он изобилует воинственными ультиматумами и искажениями недавних событий", - утверждает автор.
В законопроекте сказано, что Россия "угрожает миру во всем мире", ее обвиняют в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года, а президента США настоятельно побуждают пересмотреть "готовность к исполнению договора вооруженными силами США и НАТО", говорится в статье. В документе содержатся требования, чтобы Россия прекратила дестабилизировать ситуацию на Украине, покинула Крымский полуостров, вывела войска из Грузии и даже прекратила оказывать помощь правительству Башара Асада в Сирии.
По мнению автора, наиболее зловещим является то, что законопроект разрешает президенту "предоставлять правительству Украины необходимые военные товары, услуги и разведданные с целью защиты ее территории и суверенитета".
"Нет ничего удивительного в том, что ответ Москвы был менее чем примирительным", - комментирует Тейлер. Между тем "санкции и все более острое военное противостояние между Россией и НАТО практически не повредили популярности Путина". "Россияне винят в тревожном положении вещей не своего президента, а США и их "марионеток" в ЕС - точка зрения, которую им неустанно втолковывают подконтрольные государству радио- и телеканалы", - говорится в статье.
Но иссякает не только доброжелательность россиян к Западу - иссякает перспектива мира между Россией и Западом, предупреждает Тейлер. Он описывает несколько "катастрофических" и "непредвиденных" случайностей, которые могут спровоцировать глобальный конфликт из-за взаимного недоверия.
Журналист предлагает читателям задать себе вопросы: "Капитулирует ли Путин публично перед американскими законодателями? Признает ли, что аннексия Крыма была его грубой ошибкой? Принесет ли он извинения Киеву? Прекратит ли поддержку сепаратистов в Донбассе? Может, он вернет ключи от Кремля и сядет в ближайший поезд в его родной Санкт-Петербург?" - иронизирует журналист.
"Если приходится смириться с тем, что Путин никуда в ближайшее время не денется, становится очевидной необходимость политического решения, способа налаживания отношений с Россией, которые сделают возможным (и здесь на ум приходит формулировка времен холодной войны) "мирное сосуществование", - пишет автор.
Короче говоря, "США и Европе нужно предложить России в письменной форме следующее - Украина останется нейтральной и не присоединится к НАТО", - советует автор. "Пришло время прекратить разговоры о расширении".
"Определение статуса Крыма создает более серьезные проблемы", - признает Тейлер. Он предлагает ООН организовать новый, полностью прозрачный референдумом о статусе полуострова. И Россия, и Запад должны согласиться подчиниться его результатам. В обмен Москве придется прекратить поддерживать сепаратистов в Донбассе, на деле вывести оттуда всех своих военных и военную технику, а также вернуться к соблюдению пунктов сентябрьского Минского протокола. И, если Украина решит вступить в ЕС, Россия должна позволить ей это сделать, говорится в статье.
"Чтобы дать России стимул согласиться на прекращение помощи донбасским сепаратистам и допустить второй референдум в Крыму, США и ЕС могут предложить немедленное снятие экономических санкций и визовых запретов", - считает автор статьи.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..