среда, 18 мая 2016 г.

ЖУТКИЙ ДОКУМЕНТ






 Январь 1939 г. Мой отец - крайний справа с выпускным курсом Медицинского института в Ленинграде. Страшные, серые, будто перепуганные чем-то и кем-то лица. Никому даже в голову не приходит улыбнуться. За спиной какой-то  глухой каземат. Полный мрак. Через два месяца отец уже будет офицером в ужасах войны с Финляндией. Бывают документы, которым более подробный комментарий и не нужен. Какая была страна - такие и фото получались. И так и хочется спросить у нынешних россиян: "Вы хотите обратно, в тот мир, где было сделано это фото?"

НА "ШИНЕЛЬ" ДЕНЕГ НЕТ


Собрались как-то вместе РПЦ, Министерство культуры да Министерство обороны, чтобы совместными усилиями создать самый патриотический мультфильм в истории человечества. Над тем, что вышло из этой затеи, вы можете поржать ниже. Это кромешный ад и всеобъемлющий ****.

Это, чтоб вы понимали, скрншоты из официального творения сразу трех значимых ведомств РФ, а не чьи-то любительские зарисовки. Да, это снято на деньги налогоплательщиков для широкого проката (релиз намечен на это лето). Итак, страшный сон студий Дисней и Дримворкс! Даже я боюсь это смотреть, а они надумали детям показывать. Маньяки сущие!


Кадр выше сделан из сценки, в которой амерканский солдат избивает прикладом автомата женщину. На помощь ей бросается поп с крестом, после чего солдат прикладом избивает и его. Я не шучу, это детский мультфильм, снятый на государственные деньги.

Что ж, мы с вами видим, как Россия обгоняет Америку, буквально на ходу внедряя и совершенствуя все новые и новые технологии. На этот раз Россия решила разить человечество, став первой в мире страной, нарисовавшей 3D мультфильм в Microsoft Office Word 2007.


Сразу видна всеобъемлющая духовность. Как кто-то уже сказал, «будто бы сам Иисус пробитыми руками рисовал».

А я ведь, наивный, думал, что предыдущее совместное 3D творение РПЦ и Мин. культуры под названием «Серафима» с уровнем графона «я владею паинтом и могу в блендере три-дэшечку ***** за чекушку водяры»— это дно, которое пробить невозможно. А как оказывается, нет пределов совершенству деградации. И это за государственные (!) деньги! Ай да Мин. культуры! Чет как-то не очень-то у нас с культурой, видимо, коль министерство такое.


В мультфильме, как вы уже догадались, будут ругать западные ценности и восхвалять нашу веру, духовные скрепы и «все вот это вот», что окружило нас за последние 2 года в таком масштабе, который отвратителен до нельзя. Только я вот понять одно хочу и, пожалуй, задам вопрос: а разве РПЦ — это не византийская церковь? Разве это не пришедшая к нам извне культура и вера, а?

И потом, если мульфильм о духовности, то почему в нем присутствует девочка с щетиной? Это Кончита Вюрст в детстве что ль? Это пропаганда западных ценностей, выходит?


Когда я был помладше, то свято верил в то, что со временем победит мир Сорокина. Сегодня с сожалением осознаю, что победил мир Проханова, даровавшй нам вот этот вот гибрид богомола и ватной палочки. Что ж... ок... хорошо-хорошо... значит, чувства верующиих мы не оскорбляем, а чувства дизайнеров и аниматоров —всегда пожалуйста? Отчего в Россиии такая социальная несправедливость?


В трейлере к мультику (в конце поста) говорится, мол, авторы озабочены тем, что дети в России не желают более становиться учеными, и этим мультиком — вы удивитесь — пытаются привить им это желание. **** затея. Очень ****! И правда, чего это наши дети-то учеными не хотят становится в нашей стране; в науку идти, космонавтами, учителями, а все сплошь да рядом метят в олигархи? Странный вопрос... Наука на уровне Ирана, а никто не хочет в науку. Чудеса прямо.


Будем объектвными: в России есть таланты, которые создают очень качественный материал. Более того, материал, востребованный во всем мире, да-да! Например, одно из самых значимых достижений россиян в медиа-сфере — это мультфильм «Маша и медведь». Мы не будем обсуждать его сюжеты — я сам нахожу его легкомысленным. Мы будем обсуждать его подачу, которая на высочайшем уровне, что и привело его создателей к колоссальному успеху не только в России, но и за рубежом. «Маша и медведь» — ярчайший пример того, что российская продукция может быть востребованна на международном рынке, и более того — даже уделывать западные аналоги. Атрибутика с Машей и медведем продается сейчас повсему миру, и я лично в Финляндии видел завалы продукции с героями сего мультфильма. А одна из серий мульфильма была просмотрена более миллиарда раз. Колоссальнейший успех. Это наглядно показывает, что невозможное возможно, что Российскиие фильмы, к примеру, могут на общемировой арене конкурировать с Крепкими орешками. Надо только малое: снять хотя бы один хороший фильм (а главное — грамотно поданный). У авторов «Маши» это получилось.  Однако столь успешные проекты у нас катастрофически редки и создаются т.н. гениями от сохи, причем создаются не БЛАГОДАРЯ, а ВОПРЕКИ. К России как к государству такие проекты не имеют ни малейшего отношения, ибо все, за что Россия берется официальной рукой, неминуемо превращается в говно. Последние примеры с государственными проектами «Серафима» и  вот тем, что вы видите на скриншотах выше, — живейшие тому примеры. А вы думаете, что если у госструктур такая графика, то у них наука и армия лучше? Ну-ну...

Вы никогда не задумывались над тем, почему ВСЕ Российские мультфильмы, выходящие на большой экран, являются пропагандистской агиткой, в которой гордый русич всегда идет биться с буржуазным супостатом? Вот все эти бесконечные богатыри? Потому что только под такие проекты возможно получить господдержку. Все остальное посылается на ***. Только такие проекты ****никому не нужны за пределами России. А «Маша и медведь» — единственный мультик, не обремененный «скрепами» и «врагами», сделанный в обход государства,— и сразу колоссальный успех. Есть еще крайне успешный проект "Смешарики" - тоже создан гениями от сохи, без всяких государств. Тоже за рубежом весьма уважаем. Может быть еще парочка мультов найдется, но на этом все

И потом, сколько можно мусолить тему этих остоебенивших богатырей? За всю новейшую историю Россия на большой экран вывела только Смешариков. Вроде бы больше никого не было? Вот так вот. В Америке эти герои без остановки штампуются со времен Микки Мауса и Багза Банни. Каждый год Америка вбрасывает на рынок сотни новых героев вроде Кунг-фу Панды. Советский Союз тоже умел создавать своих успешных героев — волк и заяц в «Ну, погоди!», кот Леопольд и т.д., и т.п. Т.е. в СССР у авторов фантазии хватало. В России, кроме "Смешариков"("Фиксиков" в пример не привожу, ибо это мульт сугубо для детей, популярностью у широких масс не пользующийся) не было создано НИ ОДНОГО. А бесконечно мусолить тему заезженных богатырей — много ума не надо. Маша и медведь — исключительный проект, который смог развиться в границах России. Почему так? Посмотрите финальные титры какого-нибудь американского фильма или мультфильма. Там всегда присутствует несколько русских имен.

Вот и ответ на вопрос «почему»: потому что все, кто могут придумывать и генерировать идеи, все, кто могут снимать и писать сюжеты, при первой же возможности съебывают в Америку. Они здесь **** никому не нужны просто, а поддержку от гос-ва можно получить только за съемки агитационного говна вроде того, что на картинках выше. Тотальная деградация. России не нужны гении и таланты, ей нужны воины и электорат —потому-то она на ура и производит низкопробное говно вроде этого и фильмов про «28 панфиловцев».

Отдельно хочется выделить моменты из интервью авторов обсуждаемого сегодня «шедевра», в котором они рассказывают о том, что побудило их на съемки (Елена Асанбекова, административный директор мультфильма, рассказала «Русской планете», как создавали картину). Это абсолютнейший и беспощаднейший ****, скажу я вам...

— У моих знакомых дочь-первоклассница принесла домой книгу «Как стать волшебницей». С виду обыкновенная сказка, но, стоит раскрыть страницы, а там алгоритм абсолютно сатанинских ситуаций, который учит девочек шаг за шагом становиться ловкими, пронырливыми и добиваться так называемого успеха. Мы начали смотреть: а что в мире детской информации может быть противовесом таким книжкам? И поняли, что ничего, никакого противовеса нет. Так родилась идея мультфильма, а вместе с ней понимание того, что поле боя — это наши собственные дети, и, если за них не бороться, подобные «волшебники» уведут их с правильного пути.

— Мы хотели рассказать зрителям о традициях собственной страны, о русском духе, о России как государстве, которое всегда было многонациональным и многоконфессиональным, но при этом люди разных национальностей и религий жили здесь в мире. Мы хотели сказать о том, что на земле нельзя жить без Бога, и если ты уходишь от Божеских заповедей, то это тебя погубит. И еще о том, что именно это и происходит сейчас: вместо традиционных ценностей, проверенных поколениями предков, нам пытаются ввернуть новые, чуждые нам.

— И вот что еще интересно: в мальчишеском обществе, если ты не живешь по Божьим законам, станешь изгоем. То, что идет от Бога, в мальчишеском обществе всегда воспринимается хорошо.

— Отсюда наши ключевые задачи: сделать анимацию свою, отличную от шаблонов и наполнить ее смыслом, включить в нее воспитательный элемент. Ведь за что мы все продолжаем любить советские мультфильмы? Не за красивую анимацию, а за то, что в них есть содержание, существо, душа. На это взяли ориентир и мы.

А теперь, трейлер:

Фрагмент из трейлера:

"Главный антогонист Леонард занялся оккультизмом и поэтому предал родину. Но этого не видно, он не стал открытымврагом во вражеской форме.Он внешне остался тем же, поменялась его внутренняя суть. На первый взгляд он русский, но он ненавидит Россию. Он не нарушает законы, он не нарушает границ, он даже очень законопослушный, но он враг, пострашнее того, что был 75 лет назад. Внешне его не отличишь, но он наполняет ненавистью к России подрастающее поколение. Они вырастают врагами России.Такие дети даже разговаривают по-русски, но душой они в других странах. Скрытый враг намного опанее явного! У него одна цель: безверием внести смуту и порок, навязать западные ценности. Тогда и воевать будет некому".

Духовность, как всегда духовна. Собственно весь детский мультик, снятый на государственные деньги, направлен на пропаганду войны, религиозного фанатизма и необход
Источник: www.besttoday.ru




Источник: http://www.besttoday.ru...

ЭТО НЕ ЛЯП. ЭТО БРЕНД

«Абажурное откровение» как диагноз общественного спроса

Бывают ситуации, когда подтверждение собственной правоты не радует, печалит.

Около месяца назад, после осквернения еврейских могил в Ульяновске, я направил письмо генеральному прокурору РФ Юрию Чайке с просьбой провести расследование, не является ли этот акт вандализма следствием истерии вокруг того, что автором текста «тотального диктанта» стала русская писательница, еврейка и израильтянка Дина Рубина, и, в частности, запрета проведения диктанта по тексту Рубиной в Челябинске.

К чести генеральной прокуратуры надо сказать: она начала расследование. Само мое обращение вызвало обсуждение в сети, были разные отклики, в том числе и негативные, естественно. Попрекали меня среди прочего тем, что я намеренно утрирую, связывая шумиху вокруг происхождения автора диктанта с погромом на кладбище – мол, где вода, где поместье?

После нацистского откровения журналистки Ульяны Скойбеды в КП — ее сожаления о том, что «из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров», — сомневаться нечего: связь есть, и она самая прямая.

Напомню: это та самая Скойбеда, которая фактически подняла скандал вокруг авторства «тотального диктанта» Дины Рубиной. В этой статье она возмущалась тем, что русскому языку русских людей учит израильтянка Дина Рубина, а на актуальные темы российской жизни высказывается с русского экрана гражданин Эстонии Михаил Веллер. Ни слова в этом провокационном тексте не было сказано, что они евреи – и именно этим возмущают автора. Но в народе ее намек поняли. И чтобы подыграть той части народа, которая только этим и озабочена, политики, писатели и просто антисемиты стали раздувать костер. Дошло до погрома на кладбище. Будем молчать – дойдет и до погрома против живых.

Та же Скойбеда, успешно защитив от евреев русский язык, теперь защищает от них же национальную историю. И снова ее антигерой, главный осквернитель нашей Победы – еврей: политик Леонид Гозман. Опять она прямо не называет его евреем, как не называла евреями Рубину и Веллера. Но внимательный читатель поймет, кто отнимает у русского народа его Победу. А для невнимательного – есть (вернее – был, сняли после скандала) подзаголовок. Нацисты из либералов абажуры не делали. Они их делали из евреев.

Ничто не происходит из ничего. Давайте проследим последовательность. Безнаказанность, в которой убедилась Сойбеда, защищая от евреев русский язык с позиций антисемитизма, позволила ей пойти дальше – и дойти до по-настоящему нацистских высказываний. Это та же траектория: как в условиях безнаказанности и попустительства антисемитизм отдельной журналистки доходит до пропаганды нацизма, так и антисемитская истерия «интеллектуалов» по поводу чистоты языка приводит к погромам в некультурных массах.

А теперь – главное: о причинах.

Сначала – о личных.

Задайтесь вопросом: кто из вас слышал имя этой журналистки до того, как она принялась зачищать от евреев русский язык? Почти никто. Та статья в КП – ее первый журналистский успех. Только таким способом ей удалось явиться миру. Известность для журналиста – одна из самых желанных целей. За свою профессиональную практику она не снискала признания ничем. Только этим. Могла ли она после такого триумфа не попытаться оседлать того же конька на столь продуктивном поле? Тем более, что это безнаказанно.

А после абажурного сожаления, кто в русском интернет-сообществе не знает этого имени?

Вот вам и ответ на вопрос о личных стимулах. Я не сомневаюсь, что Скойбеда – принципиальная антисемитка. Это дело ее личной совести. Но она журналистка, сотрудница уважаемого и популярного издания, член журналистского сообщества. Еще недавно в этом сообществе было стыдно выражать свои людоедские взгляды. Еще недавно ни один редактор не позволил бы ей это сделать – по крайне мере на страницах своего издания.

Теперь – не стыдно и не запретно. И это беда – не только евреев, КП и журналистского сообщества. Это беда нашего общества.

Безусловно – эта гнусная публикация подняла рейтинг самой Скойбеды и ее издания. Популярность издания, тираж, посещаемость сайта – фактор экономический. А это – святое.

И отсюда можно перейти к причинам корпоративным.

Фраза про абажуры была помещена в подзаголовки статьи Скойбеды. Те, кто в курсе технологии производства СМИ, знают: подзаголовок, «лид» — не всегда принадлежит автору, но всегда помещается либо самим редактором, либо с его одобрения. В сущности, это не авторский, а редакционный текст.

Мне неизвестно, какой редактор публиковал колонку антисемитки с таким подзаголовком. За все отвечает публичное лицо – главный редактор. В КП – Владимир Сунгоркин.

В отличие от того, что думаю о Скобеде, я сомневаюсь, что он антисемит. Но не сомневаюсь – это широко известный факт – что он очень опытный редактор, талантливый менеджер, умеющий распознавать читательские вкусы, как мало кто в медийном бизнесе России.

Если он допускает появление таких текстов в своем издании, значит, он знает, что именно они наиболее востребованы читательской массой – можете ему поверить.

И это – самое страшное.

Гнусный подзаголовок – это не редакционный ляп, это бренд. Абажурное откровение в КП – тревожный диагноз нашему обществу.

ИЗРАИЛЮ ОБЕЩАЮТ ПЕРЕДЫШКУ


Касем Сулеймани
Мустафа Бадр ад-Дин в 2015 году
"Тегеран потребовал от "Хизбаллы" приостановить операции против Израиля и переключиться на борьбу с Саудовской Аравией, сообщает издание Middle East Eye. Данное требование связано с недавним убийством в Сирии руководителя боевых подразделений "Хизбаллы" Мустафы Бадр ад-Дина, ответственность за которое было возложено на "такфиров", пользующихся поддержкой Эр-Рияда, говорится в публикации". Из СМИ
А.К. Все это не новость. Главное не в том, кто сегодня враг бандитов из "Хизбаллы", а в том, что слугам Аллаха обязательно нужно иметь врага, воевать, совершать теракты, убивать, резать головы, пытать, мучить, а не строить свои государства, кормить население, заботится об образовании, стариках и детях. Им все равно кого и где убивать: евреев в Израиле, французов во Франции, русских в России. Главное - убивать, лить кровь. Политики  всех сторон любят болтать, делать анализы и прогнозы, искать правых и виноватых, вместо того, чтобы понять: вся эта публика тяжело больна агрессивным психозом, как были больны немцы в годы нацизма и т.д. Это бывает и бывало не раз в истории человечества, но тяжкий ее опыт, как известно, никого не учит. Надеяться и в нашем случае не на что. Пресловутое "мировое сообщество" и дальше не снимет вину с Израиля, не перестанет думать, что Еврейским Государством можно откупиться от дикарей и людоедов, и не поймет, что "палестинский народ", как и все его единоверцы тоже болен обычным агрессивным психозом.

ЖЕНЯ АЛЬБАЦ И БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

Image result for Евгения АльбацПечаль ее темна, а совсем недавно веселенькая Женя Альбац искренне признавалась, что держит ее в России интерес к политическим играм, что ей на родине жить и работать необыкновенно интересно, а тут вдруг задумалась: интерес - интересом, а бессмысленность еврейского участия в русской оппозиции - штука-то бесспорная, и пора подумать о билете в один конец. Ну, и слава Богу: дама талантливая, деловая, английский замечательный. Нежно относится к Хиллари Клинтон. Глядишь, и под боком у этой дамы найдется хорошая работка. Тем более, что евреи тамошней "демшизы" по сей день тешатся либеральными иллюзиями и свято верят, что никогда не настанет в их жизни момент "билета в один конец".Т.Фельгенгауэр А если возвращаться к рынку СМИ, где пространства свободного становится всё меньше, то здесь, как вы считаете, вот, будут просто периодически какие-то показательные расправы? Или как? Так потихонечку всё подряд прикроют?
Е.Альбац Ой, Тань, мне не хочется про это говорить, потому что мы с вами некоторым образом находимся на этом рынке. И каждый раз, когда я думаю, что уже сил моих терпеть нет, происходит что-нибудь типа с РБК, и я понимаю, что надо опять подниматься, идти на работу. Хотя, на самом деле, уже такое отвращение вызывает всё, что происходит…
Т.Фельгенгауэр Ну, какие варианты? Не уезжать же из страны?
Е.Альбац Вот варианты ровно такие: либо продолжать делать то, что делаем, и будь, что будет, либо сказать: «Пошли вы все в задницу» и отсюда уехать.
Т.Фельгенгауэр Ну, уехать – это значит оставить свою страну вот этим вот людям, которые про триллионы, про нефть и про аэропорты.
Е.Альбац Ой…
Т.Фельгенгауэр Ну, еще некоторое количество ряженых в папахах. Но это совсем же грустно. Нет?
Е.Альбац ...
Т.Фельгенгауэр Не буду вас дальше расстраивать. Давайте про… Хотела сказать «про веселое», но у меня тут дальше в темах события на Хованском кладбище, что тоже, в общем, мало веселого.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ 17 МАЯ "Эхо Москвы"

АСЯ ГЛИКСОН. Я ЖИВУ В ЧУДЕСНОЙ СТРАНЕ

 
Я ЖИВУ В ЧУДЕСНОЙ СТРАНЕ . Я ее, грешным делом, люблю

АСЯ ГЛИКСОН

Знаете, ребята, посмотрела я на это всё и лишний раз поняла  (если только разы в понимании бывают лишними) - мне здорово повезло. Я живу в чудесной стране...
В стране, которая после всех арабо-весенних революций не то что войска никуда не ввела, а даже и от комментариев практически воздержалась: да, они наши враги, они нас ненавидят и откровенно мечтают уничтожить, но со своими делами пусть разбираются сами. А мы последим, проанализируем и будем, соответственно, готовы к возможным поворотам.

В стране, которая никогда ни одному государству мира не давала советов, рекомендаций и указаний. 

Тогда как, наоборот, весь мир от самого главного президента до последнего блогового хомячка точно знает и всегда готов рассказать, что моя страна должна делать и чего не должна.
Моя страна живет на вечном вулкане, при вечной угрозе военных действий, и при этом умудряется оставаться одной из самых безопасных стран мира. И это все, чего она хочет - безопасно и спокойно растить своих детей.

Дети в моей стране - главный предмет культа, поклонения и обожествления. В обычной светской семье четыре ребенка - чуть ниже среднего количества. Про религиозных уж вообще молчу.

В моей стране большинство СМИ принадлежит оппозиции (не материально принадлежат, а идеологически). И жарят эти СМИ по правительству и премьеру - только почесываться успевай. А та оппозиция долгие годы упорно пытается на нынешнего премьера найти хоть какой-нибудь компромат - землю роют, силы тратят немеряные. И труды их увенчались успехом - нашли все же несколько вопиющих фактов - например, что премьерова жена выгнала домработницу и что сам премьер как-то раз летал на конференцию на слишком большом самолете...

А вот президента бывшего таки посадили. Он аж трех, а то и четырех служащих соблазнил. Уголовное дело завели, когда он еще президентом был. Ну, он, конечно, в отставку сразу, а его в тюрьму. Народ, разумеется, очень возмущался таким президентским беспределом, но кое-кто ехидный все-таки не удержался от фразы "лучше президент трахающий, чем трахнутый" (на иврите это лучше звучит)...
В моей стране толпы демонстрантов постоянно выходят на всякие сборища и громко протестуют. Особенно это дело любят студенты во время летних каникул: организуют лагерь протеста посреди города, играют на гитарах, пьют пивко и рисуют красивые плакаты с требованием всего, много, сразу и
бесплатно, а еще всех отпустить и законы переотменять. 

И ведь ни одному полицейскому даже близко к голове не подойдет до кого-нибудь из них дотронуться...
В моей стране сто тыщ недостатков и проблем, а правительство делает стопицот ошибок. Потом извиняется и пытается исправить. Или не извиняется и не пытается - и тогда быстренько отправляется на заслуженный отдых, и
объявляются досрочные выборы. Свой четырехлетний срок за последнее время ни один ни разу не отсидел, кажись. Хотя могу и ошибаться, поправьте...

В моей стране народ расколот по десяткам разных признаков и граней - светские и религиозные, правые и левые, ашкеназы и сефарды. Все постоянно спорят, ругаются до хрипоты, обвиняя оппонента во всех смертных грехах и
высказывая впятером пятьдесят мнений. Но когда, не дай бог, что-нибудь случается - забывается все мигом.
Во время Второй Ливанской я получила десятки приглашений от совершенно незнакомых людей - приехать всей семьей на юг, в безопасные районы. А когда был Литой Свинец, уже мы были готовы принять южан на любое необходимое время...

А по выходным люди выходят на набережную танцевать. Просто танцевать, - так, для настроения. Все подряд.

Еще в моей стране два раза в год звучит сирена в память жертв Катастрофы и израильских войн за независимость. И тогда вся страна замирает на эти две минуты. На скоростных трассах останавливаются все машины, люди выходят и
стоят, опустив головы. На рынках, магазинах, на работе, даже если человек дома один - все встают и замирают.
Отмороженные подростки останавливаются посреди сумасшедших своих развлечений. Вышедшие на прогулку из детского сада четырехлетки прекращают ныть, орать, отбирать друг у друга игрушки и застывают, опустив головешки всех оттенков и стоят тихо-тихо. Кто этого не видел, тому очень сложно представить.
      Моя страна непростая, шумная, жаркая, крикливая. Умная и злая. Наивная и терпеливая. Бесстрашная, но осторожная.     Одна из самых маленьких и самых великих стран на планете. Одно из самых древних и самых новых государств. Это моя страна. Я ее, грешным делом, люблю

ЭТОТ ТЕКСТ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ В СЕТИ ПОД ГРОМКИМ ИМЕНЕМ ДИНЫ РУБИНОЙ, НО И ОНА ВПОЛНЕ МОГЛА ЕГО НАПИСАТЬ. 

АНАТОЛИЙ (НАТАН) ЭФРОС


 



Заслуженный деятель искусств РСФСР (1976)
Кавалер ордена Трудового Красного Знамени
Кавалер ордена Дружбы народов




«Иногда мне кажется, что искусством нужно заниматься только шутя. Мы сидели в кафе с корреспондентом журнала. Он так громко и серьёзно спрашивал, а я так обстоятельно и серьёзно отвечал, что в какой-то момент мне стало неловко: а что думают остальные посетители кафе? Ведь так серьёзно можно говорить о том, что обвалился мост и поезд упал в реку. А театр — маленькое и смешное заведение, существующее для небольшой части населения. Но столько у нас страстей и многозначительности. На самом же деле это только театр». Из книги Анатолия Эфроса «Продолжение театрального рассказа».




Анатолий Эфрос родился 3 июля 1925 года в Харькове в семье служащего авиационного завода Исаака Васильевича Эфроса. Его отец был инженером, а мама – переводчиком научно-технической литературы.

В годы Великой Отечественной войны, во время эвакуации в Перми, Эфрос вплоть до 1945 года работал слесарем на том же заводе. Эфрос с детства интересовался театром и в 1943 году поступил в актёрскую студию Юрия Завадского при Театре имени Моссовета, находившемся в то время в эвакуации. В 1944 году он поступил на режиссёрский факультет ГИТИСа, где в студенческие годы его стали называть Анатолием Васильевичем в честь Луначарского. Эфрос учился в мастерской Н.В.Петрова и М.О.Кнебель и окончил институт в 1950 году. В качестве дипломной работы он поставил в Центральном доме культуры железнодорожников спектакль по дневникам Юлиуса Фучика «Прага остается моей».

После института он попытался остаться в аспирантуре, но получил отказ. И вскоре Эфрос оказался в маленьком передвижном театре у Марии Осиповны Кнебель, труппа которой гастролировала по всей стране, живя в железнодорожном вагоне. В 1951 году на профессиональной сцене Эфрос поставил спектакль «Приезжайте в Звонковое» по пьесе А.Корнейчука в Московском областном драматическом театре имени Островского.

С 1951-го по 1953 год Анатолий Эфрос служил в Рязанском драматическом театре. «В Рязани были очень славные актёры, какие-то очень домашние и без претензий, — вспоминал Анатолий Васильевич. — Летом, во время гастрольных поездок, ловили рыбу, собирали грибы. Я ставил пьесы совсем не по своему выбору, и, наверное, если бы мне показали какой-нибудь из этих спектаклей, было бы над чем посмеяться». Из Рязани он каждую субботу уезжал в Москву к жене Наталье Крымовой. О знакомстве с Эфросом Наталья Крымова рассказывала: «Я Вам, Марина, рассказывала, что хотела быть актрисой, но провалилась на экзамене и думала, что делать дальше. А у меня тогда был знакомый актер в театре Моссовета, который как-то привел ко мне в гости молодого режиссера, которого звали Толя Эфрос. Он был тогда еще студентом. Эта первая встреча большого впечатления не произвела. Потом я попала в ГИТИС на спектакль «Двенадцатая ночь». Эфрос играл там Мальволио. И это меня очень поразило. Потом я увидела его как-то у института. Он подошел и сказал: «А что если я вас подожду?» Я сказала: «Ну, подождите…» И пошла на консультацию. Потом выхожу — он стоит: «Пойдемте гулять!» И мы пошли. И прогуляли целый день. А поздно вечером пришли на Красную площадь. И вдруг он мне сказал: «Мне надо ждать, когда вы окончите институт, или мы можем сразу пожениться?» Я говорю: «Можем сразу…» Вот так за один день стало понятно, что нам надо быть вместе».



Наталья Крымова с сыном Дмитрием.

У Натальи Крымовой и Анатолия Эфроса родился сын Дмитрий, также впоследствии ставший режиссером. Дмитрий Крымов о своем отце рассказывал: «Он уставал от всего, дома предпочитал просто полежать, отдохнуть. К нему гости никогда не приходили. Гости к папе?! Да вы что! Гости - это у нас с мамой были, а он приходил и мыл посуду. Нет, ну бывали исключения. Пришел к нему Миронов однажды. Помню еще редкий случай, когда какие-то артисты к нам заглянули репетировать. Почему-то так было на этот раз удобнее. Но чтобы зашли потрепаться... Нет. Такого вообще не было. В ритм его жизни это не укладывалось. Как-то без предупреждении к нам заехал его однокурсник и друг бывший. Они, правда, уже не общались к тому времени давно. Папа позеленел, отвел меня на кухню и говорит: «Демьяшка (он так меня называл), ты не удивляйся, я сейчас скажу, что должен в театр идти». Оделся и пошел с ним в театр. Он не мог сидеть и просто разговаривать. Он брал себе столько работы, чтобы не было зазоров, чтобы днем репетировать, утром писать».



Анатолий Эфрос сыном Дмитрием.

В 1954 году Эфрос по приглашению Константина Шах-Азизова был направлен в качестве режиссёра-постановщика в Центральный детский театр, где встретился со своим институтским педагогом — уволенной из МХАТа Марией Кнебель, годом позже возглавившей театр. Под её «поощрительным надзором», как выразился П.А.Марков, в считанные годы Эфрос сумел превратить ЦДТ в один из самых интересных и популярных театров столицы. Хотя репертуар ЦДТ как таковой был ориентирован, прежде всего, на подростковую аудиторию своими спектаклями «В добрый час» и «В поисках радости» по произведениям В.Розова, «Друг мой, Колька» по произведению А.Хмелика и другими спектаклями, при Эфросе он перестал быть исключительно детским. П.Марков, рассказывая об этом периоде творчества режиссёра, отмечал его умение говорить на языке, доступном для юных зрителей, «нигде не опошляя и не упрощая своих мыслей». Спектакли Эфроса подкупали неподдельным интересом к миру переживаний подростка, он увлекался сам и умел увлечь других. Всего Эфрос поставил там 14 спектаклей. «Каждый театр переживает своё золотое время. Тогда, в Центральном Детском, мне кажется, оно было золотое. Как вспомнишь своё настроение на тогдашних репетициях или собраниях труппы, не верится, что это было», — писал Эфрос.

В постановках Эфроса актёры, игравшие самозабвенно и увлечённо, выходили почти без грима; скупые декорации не должны были отвлекать зрителей от сюжета и персонажей, а говорили артисты на сцене нормальными голосами с нормальными интонациями. Причём и тогда, и впоследствии Эфрос не особенно заботился — о чём говорят герои пьес. Он показывал — что происходит между ними, какие истинные мотивы движут персонажами. Так возникала необыкновенная психологическая глубина эфросовских постановок.



В ЦДТ Эфрос ставил почти всё, что писал в те годы Виктор Розов, и эти пьесы, как писал критик Анатолий Смелянский, позволили ему «начать свой «неравный бой» с помпезным, липовым, мертвым искусством, которое его окружало». Он был убеждённым сторонником Станиславского, немодного в те годы в театральных кругах, и в середине 1950-х годов опубликовал статью «Бедный Станиславский!», в которой резко критиковал Николая Охлопкова и Бориса Равенских за фальшь и склонность к излишнему «представлению». Для Эфроса в неоднородном наследии Станиславского наиболее актуальным казалось то, что сам реформатор называл «линией интуиции и чувства». Далёкий в своих исканиях от каких-либо подражаний Художественному театру и нередко вступавший в полемику с его традициями в своих прочтениях классики, в первую очередь Чехова, Эфрос вместе с тем всегда оставался поклонником старого МХАТа и много лет спустя в книге «Репетиция — любовь моя» писал: «Моими любимыми артистами были всегда Москвин и Хмелёв. Когда вспоминаешь этих выдающихся артистов, на ум приходит, прежде всего то, что они были не сами по себе. Это были выдающиеся таланты, но думая о них, видишь целый ряд: Добронравов, Тарасова, Качалов, Книппер… От этого включения в «ряд» они никогда не проигрывали. Напротив, их голоса звучали ещё мощнее. Они были не просто Хмелёв и Москвин, а мхатовские Хмелёв и Москвин, артисты великого и прославленного художественного направления».

В Центральном детском театре начинали свою карьеру Олег Ефремов и приглашённые Эфросом молодые актёры Олег Табаков и Лев Дуров, и здесь, по словам Анатолия Смелянского, в середине 1950-х годов, ещё до прихода Товстоногова в БДТ и создания «Современника», началось возрождение российского театра.

Успех молодого режиссёра не остался незамеченным. В 1963 году Эфросу предложили возглавить Московский театр имени Ленинского комсомола, переживавший не лучшие времена. За короткий срок режиссёру удалось возродить и этот театр. Благодаря Эфросу в «Ленкоме» собралась целая плеяда актеров, чьи имена сразу стали известными всей театральной Москве - В.Гафт, А.Дмитриева, А.Збруев, М.Державин, Ю.Колычев, В.Ларионов, А.Ширвиндт, Л.Дуров,О.Яковлева и другие актеры. Как и ранее в Центральном детском театре, Эфрос отдавал предпочтение современной драматургии, нередко придавая глубину и тем пьесам, которые её не имели. При этом режиссёр, как отмечал П.Марков, «тревожился, тосковал, искал вместе с этой едва вступившей в жизнь молодежью — он не брал на себя роль учителя». Эфрос и здесь ставил произведения Виктора Розова, в котором нашёл своего драматурга, а также Алексея Арбузова и Эдварда Радзинского. Большим успехом пользовались его спектакли «В день свадьбы», «104 страницы про любовь», «Мой бедный Марат» и «Снимается кино…».



Анатолий Эфрос и Эдвард Радзинский на репетиции спектакля «Продолжение Дон Жуана».

В 1966 году Эфрос поставил «Чайку» по пьесе Антона Чехова, и этот спектакль оказался не менее актуальными. Но этот первый опыт даже доброжелательные критики сочли неудачным. «Чайка», в которой режиссёр бросил вызов мхатовской традиции, многих возмутила и побудила «заступиться за Чехова»: «Ненависть, взаимная вражда, — писал П.Марков, — заменили сочувствие». В спектакле Эфроса главным героем стал Треплев и все остальные персонажи определялись своим отношением к Треплеву. Так, Нина Заречная неожиданно оборачивалась хищницей, одержимой жаждой славы и карьеры, и в финале несла заслуженное, по Эфросу, наказание.

Последним спектаклем Эфроса в «Ленкоме» стал «Мольер» по произведению Михаила Булгакова, поставленный в конце 1966 года. Вскоре после его премьеры, в начале 1967 года, Эфрос был отстранён от руководства театром. По мнению Смелянского, на роль руководителя Эфрос действительно не годился: одних актёров баловал, другим не давал работы, и обиженные артисты сыграли не последнюю роль в его отставке. Юрий Завадский, Олег Ефремов и Юрий Любимов пытались бороться за Эфроса, но безуспешно. В «Ленкоме» Эфрос успел проработать всего три сезона. «Эти три года кажутся мне самыми горячими, самыми азартными, — рассказывал позже Анатолий Васильевич. — Чтобы попасть в наш театр, публика не раз ломала двери, а однажды кто-то из зрителей уколол булавкой билетёра, чтобы тот отскочил и дал толпе ворваться в театр. Это были бурные три года, но они внезапно оборвались».



Репетиции «Отелло».

В опальные времена Эфроса из профессиональной солидарности приглашал на постановки Юрий Любимов в театр на Таганке. Анатолий Смелянский считал, что увольнение с поста художественного руководителя Театра имени Ленинского комсомола было счастьем для Эфроса: оно избавило режиссёра от той ответственности перед властью, которую предполагало любое официальное положение. «Он не должен был, — писал критик, — играть роль первого советского режиссёра и подписывать письма против Солженицына, как это делал Товстоногов. Он не должен был соответствовать образу официально утверждённого диссидента, который навязали Любимову. Он мог не ставить спектаклей к революционным и партийным датам, как Ефремов. Им, в сущности, пренебрегли и оставили только одну возможность — заниматься искусством».



Олег Ефремов, Анатолий Эфрос и Виктор Розов.

При этом любая аномальная ситуация переносилась Эфросом трудно. Давали себя знать и природная прямота, и полное отсутствие дипломатической гибкости — свойства, без которого сложно руководить театром. Когда его лишили театра, Анатолий Васильевич не паниковал, позволял себе иронизировать над влиятельными режиссёрами, поднявшимися на его защиту.

В 1967 году Эфрос был назначен очередным режиссёром Театра на Малой Бронной, который в то время возглавлял Андрей Гончаров. Из «Ленкома» ему разрешили взять с собой десять актёров-единомышленников, в том числе Льва Дурова и любимую актрису — Ольгу Яковлеву.

На Малой Бронной с Эфросом работали Лев Дуров, Валентин Гафт, Николай Волков, Ольга Яковлева, Леонид Броневой, Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Лев Круглый, Алексей Петренко, Олег Даль, Елена Коренева, Станислав Любшин, Геннадий Сайфулин, Георгий Мартынюк и Леонид Каневский. Для многих из них годы работы с Эфросом стали по-настоящему звездными. «Актеры, игравшие в спектаклях Эфроса, — писала О.Скорочкина, — оставили в истории театра свой след, свою уникальную интонацию и неповторимый стиль».



На репетиции с Олегом Далем.

По выражению одного из критиков, здесь «выкристаллизовалась свободная режиссёрская манера, в основе которой лежал точный разбор «изогнутой проволочки» психологического состояния героев». Актёры Эфроса как будто бы не хотели ничего играть, боясь впасть в представление, в ложное правдоподобие. Им хотелось добиться на сцене простоты и естественности жизни, сохранив всю её сложность и многоплановость. А в ролях Ольги Яковлевой, в творческом союзе с которой режиссёр поставил свои лучшие спектакли, всегда ощущалось некое поле громадного эмоционального напряжения. Однако первый же поставленный Эфросом на Малой Бронной спектакль, «Три сестры», подвергся критике и был запрещён. После запрета другого спектакля — «Обольститель Колобашкин» по пьесе Эдварда Радзинского некоторые актёры дрогнули и покинули опального режиссёра.

В книге «Профессия: режиссёр» Эфрос писал: «Иногда люди не понимают природу театра. Они сердятся, когда театр самостоятельно мыслит, имея дело с классическим произведением. Впрочем, по виду они спорят, конечно, не с самой идеей самостоятельности, а с тем, что в том или ином спектакле, по их мнению, классика искажена. Но при этом люди невольно выдвигают своё понимание, которое нередко бывает просто традиционным, привычным. Такая привычность легче прячется за словами, чем когда ей приходится предстать на сцене. Пишущим статьи об искусстве кажется иногда, что они знают истину, а театр её не знает. Конечно, бывает и так, но плохо, когда при осуждении того или иного спектакля как бы незаметно просачивается мысль, что театр должен сделать только то, что уже известно критикам. Их собственные убеждения бывают им дороже, чем искренняя попытка понять и почувствовать чужое творчество».

Сменивший вскоре Гончарова А.Дунаев не мешал Эфросу создавать свой театр внутри Театра на Малой Бронной. В глазах московских театралов это был скорее «театр Эфроса». За 17 лет работы он создал ряд спектаклей, ставших классикой советского театра, в их числе «Три сестры» по произведению Чехова, «Ромео и Джульетта» и «Отелло» по произведениям Шекспира, «Месяц в деревне» по произведению И.Тургенева, «Женитьба» по произведению Н.Гоголя, «Дон Жуан» по произведению Мольера, в котором заглавную роль по очереди исполняли Михаил Козаков и Николай Волков, и это были два разных спектакля. Именно в этот период о театре Эфроса и его актёрах заговорили как о художественном направлении.

Помимо театра, Анатолий Эфрос много работал на телевидении, поставил ряд спектаклей, снял несколько фильмов, в том числе «В четверг и больше никогда», вошедший в число лучших лент советского интеллектуального кино. Самыми известными телевизионными спектаклями Эфроса стали постановки «Всего несколько слов в честь господина де Мольера», с Юрием Любимовым в роли Мольера, и «Страницы журнала Печорина».



Анатолий Эфрос и Георгий Натансон на съемках фильма «Шумный день».

Взаимоотношения Любимова и Эфроса в 1970-е годы были по-настоящему корпоративно-уважительными. После того, как в 1973 году Эфрос поставил телевизионный спектакль «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» с Любимовым в главной роли, в 1975 году Любимов пригласил Эфроса в Театр на Таганке на постановку «Вишневого сада», и этот спектакль дал таганковским актерам новый удивительный опыт работы. «Вишнёвый сад» с Высоцким в роли Лопахина стал одним из лучших спектаклей Эфроса.



Владимир Высоцкий и Анатолий Эфрос в театре на Таганке.

Эфрос любил своих героев и сочувствовал им. Он не видел в их метаниях ничего смешного, а в возмездии, которое настигало негодяев, — ничего назидательного. Критик Анатолий Смелянский писал: «Лучшие спектакли Эфроса невозможно пересказать, как симфоническую музыку или, вернее, хороший джаз, который он обожал. В них покоряла летучесть, импровизационная лёгкость, которая была введена в чёткие берега замысла. Он научил своих актёров жёсткости рисунка, «эмоциональной математике». Научил их импровизации в заданном квадрате, в «границах нежности», как он иногда говорил на репетициях. Никакой особой теории у него не было, он был в большой степени интуитивист и занимался только тем, к чему имел душевную склонность. Низкий болевой порог, как бы отсутствие кожи, в которых он полагал особенность природы больших артистов, были его собственной природой. Он мог заплакать или упасть в обморок от остроты переживания какого-то театрального момента. В его тёмных восточных глазах, даже когда он смеялся, оставалась тревога. При этом чуждость, если не враждебность открытому «социальному жесту», тому, что у нас называлось тогда гражданственностью. Он не умел пить - что в нашем театре противоестественно и даже опасно: под рукой нет самого доступного боль - и душу - утоляющего средства. Для него работа - как запой, с утра до поздней ночи».

Бесспорной удачей Эфроса стала гоголевская «Женитьба», поставленная им в 1975 году, и оказавшаяся пронзительной историей о несостоявшейся любви. Это был один из любимейших спектаклей Анатолия Васильевича. Он придумал его, лёжа в больнице после первого инфаркта. Он стал вспоминать самую смешную пьесу, а потом, когда ему принесли «Женитьбу» и он перечитал её и начал разбирать, оказалось, что она не такая уж и смешная. Но эта смесь веселья и грусти стала основой спектакля.



Проблемы в Театре на Малой Бронной у Эфроса начались в 1979 году после выхода спектакля «Дорога» по поэме Гоголя «Мёртвые души», в котором режиссёр попытался представить «всего Гоголя». Спектакль, однако, не получился. Михаилу Козакову не удалась центральная роль Автора, актёры играли через силу. «Провал того, кто именовался в спектакле Автором, — писал Анатолий Смелянский, — оказался чем-то гораздо большим, чем неудачей одной роли. Тут был сигнал какого-то общего неблагополучия, душевного разлада художника то ли с его театром, то ли с самим собой. После «Дороги» из-под Эфроса стала уходить почва».

Неудача подорвала авторитет Эфроса в труппе. В прежние времена режиссёр любые конфликты гасил новым удачным спектаклем, но на этот раз так не получилось. И Эфрос отдыхал от своей взбунтовавшейся команды, работая в других театрах: он поставил во МХАТе мольеровского «Тартюфа» и «Живой труп» Толстого, в Токио — «Месяц в деревне» Тургенева. Труппа тем временем всё больше отдалялась от него.



В 1982 году Эфрос вновь поставил на Малой Бронной «Трёх сестер», но на этот раз столкнулся с непривычным для него равнодушием зрителей. По свидетельству Смелянского, в этот период режиссёр считал, что ставку надо делать только на свежую молодую публику, но эта «свежая публика» покидала его спектакль во время антракта. Неудача стала дополнительным аргументом в той борьбе, которую повёл директор театра И.Коган против Эфроса и служившего ему надёжным тылом Дунаева. В 1984 году вспыхнул конфликт, в результате которого оба режиссёра оказались вынуждены покинуть театр.

В 1984 году Эфрос был назначен главным режиссёром Театра на Таганке вместо давно не ладившего с властями Юрия Любимова, который, находясь в зарубежной командировке, бросил открытый вызов Министерству культуры СССР. По поводу интервью, данного Любимовым корреспонденту «Таймс» и озаглавленного «Крест, который несёт Любимов», Анатолий Смелянский заметил, что со времен Михаила Чехова никто из российских режиссёров так не разговаривал с властью. Противостояние длилось несколько месяцев, после чего был издан указ об освобождении Любимова с поста художественного руководителя театра с формулировкой: «В связи с неисполнением своих служебных обязанностей без уважительных причин».

В сложной ситуации, когда коллектив «Таганки» пытался бороться за своего художественного руководителя, согласие Эфроса возглавить театр многими было воспринято крайне негативно: «Анатолий Эфрос, — писал Анатолий Смелянский, — разрешил себе войти в чужой театральный «дом» без приглашения хозяина и вопреки его воле… На Таганке, как в «Современнике» или в БДТ у Товстоногова, все крепилось цементом общей памяти. Прожитая жизнь и память об ушедших соединяла всех теснейшими узами. Любому пришельцу тут было бы очень трудно, но в данном случае дело усугублялось тем, что не дом менял хозяина, а ненавистное государство навязывало дому нового владельца».

Любимов обвинил своего преемника в пренебрежении корпоративной этикой и солидарностью, расценил его согласие возглавить театр как штрейкбрехерство и предательство. Большая часть труппы бойкотировала нового художественного руководителя. Несколько известных актёров даже демонстративно покинули Театр на Таганке, в том числе Леонид Филатов и Вениамин Смехов, перешедшие в «Современник». Ушёл в «Современник» и многолетний соратник Любимова художник Давид Боровский. Историю противостояния Анатолия Эфроса и актёров «Таганки» Леонид Филатов позже отразил в своём фильме «Сукины дети». Позже Филатов сожалел о таком отношении к Эфросу в тот сложный период. В мае 1996 года Филатов сказал: «Я свой гнев расходовал на людей, которого этого не заслуживали. Один из самых ярких примеров — Эфрос. Я был недоброжелателен. Жесток, прямо сказать… Вообще его внесли бы в театр на руках. Если б только он пришёл по-другому. Не с начальством. Это все понимали. Но при этом все ощетинились…».

Сожалел о случившемся и Вениамин Смехов: «И уйти нам не разрешали, и Лёня был очень болен, когда его донимали с раскаянием. Мы страдали от насилия властей, которые при живом отце, изгнанном из дома, повелели возлюбить чужого папашу. Это семейная драма, да? Ну, а Анатолий Васильевич Эфрос для меня как был, так и остался великим Мастером, и наш грех перед ним – вот парадокс – глубок и очевиден».

Эфрос поставил в театре несколько спектаклей, возобновил «Вишнёвый сад» Чехова, поставленный им ещё в 1975 году. Но труппа режиссёра не приняла. К тому же эстетика его постановок значительно отличалась от эстетики Любимова. «Премьеры, — писал Анатолий Смелянский, — следовали одна за другой, тут же поддерживались официозной прессой. Это ещё больше усугубляло нравственную двусмысленность ситуации. Спектакли, естественно, были разные, но ни в одном из них не было радости, того света искусства, который покорял Москву два десятилетия. Он работал в омертвелом пространстве, в ситуации общественного остракизма».



В 1985 году произошла смена руководства страны, сделавшая возможным возвращение Любимова. Эфрос должен был уйти. Он подписал коллективное письмо актёров «Таганки» в поддержку возвращения Любимова, но уходить ему было некуда. В ноябре 1986 года театр гастролировал в Польше, где проходили обсуждения спектаклей Эфроса, в ходе которых, по свидетельству Аллы Демидовой, резко осуждался его приход в Театр на Таганке. Психологическое и эмоциональное напряжение режиссёра на фоне разраставшегося конфликта послужило косвенной причиной очередного инфаркта, повлекшего его смерть 13 января 1987 года. Последним его спектаклем стал мольеровский «Мизантроп», вышедший осенью 1986 года. Приход Анатолия Эфроса в Театр на Таганке многие считали трагической ошибкой, которая стоила ему жизни.

Анатолий Эфрос был похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.



Незадолго до смерти, в 1987 году, режиссёр сказал: «Мне часто хочется посидеть с молодыми, о чём-то поспорить, определить сегодняшние болевые точки в искусстве. Но такого общения нет. Во всяком случае, какое-то отчуждение очевидно. Очень хотелось поучаствовать в какой-то настоящей творческой дискуссии. В свое время знаменитой была дискуссия о методе физических действий. Сколько пользы она принесла! Мы создавали целые студии для того, чтобы проверить, что такое метод физических действий и метод действенного анализа. Пусть мы сейчас работаем совсем не так, но те споры и знания как-то вошли в нашу плоть. Мы хотя бы знаем, что это такое».

Привыкший жить в атмосфере любви, художник оказался в изоляции, среди ненавидящих глаз, в ситуации общественного остракизма. Вымазанные дерьмом ручки в его кабинете были только внешним выражением отравленной атмосферы, в которой он пытался остаться художником, ставить спектакли и жить привычной жизнью. Когда Эфросу было почти 60, он писал своей жене Наталье Крымовой: «Вероятно, моя жизнь во многом состоит из того, что я жду вечера, когда мы с тобой бываем дома и просто так сидим друг против друга. В конце концов – все мука, и репетиции тоже, и только вот это сидение друг против друга вечером – для меня не мука. Когда же этого нет, то я перестаю понимать, для чего все».

После ухода Эфроса из жизни его сын Дмитрий Крымов рассказывал: «Он был очень чуткий человек. Если что-то его и погубило, то чуткость. Он очень чутко реагировал на все: и на театральные дела, и на жизнь. Просто у него была такая манера жить и работать, что она сама по себе была губительна. Тот поэтический нерв, о котором мы сейчас говорили, - он же вынимался из себя. Когда Теннесси Уильямса спросили, какая у него мечта, он ответил: «Быть менее чувствительным». Но если пожелать Эфросу быть менее чувствительным, то он бы не смог делать такие спектакли. Он бы не согласился».

Об Анатолии Эфросе и Наталии Крымовой была снята телевизионная передача из цикла «Больше, чем любовь».





Также об Анатолии Эфросе была снята телевизионная передача из цикла «Острова».





Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Материалы сайта www.personbio.com
Материалы сайта www.mycelebrities.ru
Материалы сайта www.vikent.ru
Материалы сайта www.7days.ru
Материалы сайта www.krugosvet.ru
Материалы сайта www.peoples.ru
Текст интервью «У отца не было друзей. У него были мы с мамой», автор М.Давыдова
Текст интервью «Для Эфроса был важен не стиль, а тема», автор Г.Ситковский
Текст интервью «Вениамин Смехов: Власти насильно повелели нам при живом отце возлюбить чужого папашу», автор Д.Быков



Театральные постановки

Ранние постановки:


1951 — «Прага остается моей» Ю. А. Буряковского. Художник А. Шатрин — Театр Центрального дома культуры железнодорожников (Москва)
1951 — «Приезжайте в Звонковое» А. Е. Корнейчука — МОДТ им. Островского

Рязанский областной театр драмы:

1952 — «Любовь Яровая» К. А. Тренёва. Художник С. Исаев.
1952 — «Любовь на рассвете» Я. А. Галана. Художник С. Исаев
1952 — «Собака на сене» Лопе де Вега. Художник С. Исаев
1952 — «Горячее сердце» А. Н. Островского. Художник С. Исаев
1953 — «Девицы-красавицы» А. Д. Симукова. Художник В. Кузьмин
1953 — «Камни в печени» А. Е. Макаёнка. Художник Б. Г. Кноблок
1953 — «Когда ломаются копья» Н. Ф. Погодина. Художник В. Кузьмин
1953 — «Мачеха» по О. де Бальзаку. Художник С. Исаев

Центральный детский театр

1954 — «Чужая роль» С. В. Михалкова. Художник Вяч. Иванов.
1954 — «В добрый час!» В. Розова. Художник Вяч. Иванов
1955 — «Мы втроём поехали на целину» Н. Ф. Погодина (совместно с М. О. Кнебель). Художник Ю. И. Пименов
1956 — «Сказка о сказках» А. Г. Зака и И. К. Кузнецова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1957 — «Борис Годунов» А. С. Пушкина. Художник Вяч. Иванов
1957 — «В поисках радости» В. С. Розова. Художник М. Курилко
1959 — «Вольные мастера» З. Дановской. Художник Вяч. Иванов
1959 — «Друг мой, Колька!» А. Г. Хмелика. Художник Б. Г. Кноблок
1960 — «Бывшие мальчики» Н. А. Ивантер. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1960 — «Неравный бой» В. С. Розова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов Центральный детский театр.
1962 — «Перед ужином» В. С. Розова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1962 — «Цветик-семицветик» В. П. Катаева. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1963 — «Женитьба» Н. В. Гоголя. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1964 — «Они и мы» Н. Г. Долининой. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов

«Современник»:

1958 — «Никто» Э. де Филиппо. Художник Ф. Збарский.

Театр им. М. Н. Ермоловой:

1959 — «Сны Симоны Машар» Л. Фейхтвангера, Б. Брехта. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов. .
1960 — «В гостях и дома» А. М. Володина. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов.

Московский театр им. Ленинского комсомола:

1964 — «В день свадьбы» В. С. Розова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов.
1964 — «104 страницы про любовь» Э. С. Радзинского. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1965 — «Мой бедный Марат» А. Н. Арбузова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1965 — «Снимается кино» Э. С. Радзинского. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1966 — «Чайка» А. П. Чехова. Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1966 — «Судебная хроника» Я. И. Волчека (совместно с А. М. Адоскиным). Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1966 — «Каждому своё» С. И. Алешина(совместно с Л. К. Дуровым). Художники В. Лалевич, Н. Сосунов
1966 — «Мольер» М. А. Булгакова. Художники В. Дургин, А. Чернова

Театр на Малой Бронной:

1967 — «Три сестры» А. П. Чехова. Художники В. Дургин, А. Чернова.
1968 — «Обольститель Колобашкин» Э. Радзинского. Художники В. Дургин, А. Чернова
1968 — «Платон Кречет» А. Е. Корнейчука. Художники В. Дургин, А. Чернова
1969 — «Счастливые дни несчастливого человека» А. Арбузова. Художник В. Петров
1970 — «Ромео и Джульетта» У. Шекспира. Художники В. Дургин, А. Чернова
1970 — «Сказки старого Арбата» А. Н. Арбузова. Художник Д. Л. Боровский
1971 — «Человек со стороны» И. М. Дворецкого
1972 — «Брат Алеша» В. С. Розова по мотивам романа Ф. Достоевского «Братья Карамазовы». Художник В. Паперный
1973 — «Ситуация» В. Розова. Художник В. Паперный
1973 — «Дон Жуан» Ж.-Б. Мольера. Художник Д. Л. Боровский
1975 — «Женитьба» Н. В. Гоголя. Художник В. Левенталь
1975 — «Снятый и Назначенный» Я. И. Волчека (совместно с Л. Дуровым). Художник В. Серебровский
1976 — «Отелло» У. Шекспира. Художник Д. А. Крымов
1977 — «Месяц в деревне» И. С. Тургенева. Художник Д. А. Крымов
1978 — «Веранда в лесу» И. М. Дворецкого. Художники Д. и Л. Булановы
1979 — «Продолжение Дон Жуана» Э. Радзинского. Художник В. Комолова
1979 — «Дорога» по «Мертвым душам» Н. В. Гоголя. Художник В. Левенталь
1981 — «Лето и дым» Т. Уильямса. Художник Д. А. Крымов
1982 — «Директор театра» И. М. Дворецкого. Художник Д. А. Крымов
1982 — «Воспоминание» А. Н. Арбузова. Художник Д. Крымов
1982 — «Три сестры» А. П. Чехова. Художник В. Я. Левенталь
1983 — «Наполеон Первый» Ф. Брукнера. Художник Д. А. Крымов
1984 — «Директор театра» И. М. Дворецкого. Художник Д. А. Крымов

Театр им. Моссовета:

1969 — «Дальше — тишина» В. Дельмар. Художник Б. А. Мессерер.
1974 — «Турбаза» Э. Радзинского. Художники Д. Боровский, В. Лалевич
МХАТ им. М. Горького
1975 — «Эшелон» М. М. Рощина. Художник Д. Л. Боровский
1981 — «Тартюф» Ж.-Б. Мольера. Художник Д. Крымов
1982 — «Живой труп» Л. Н. Толстого. Художник Д. Крымов



Другие театры:

1957 — «Гедда Габлер» Г. Ибсена. Художник Вяч. Иванов — Театр-студия киноактера
1978 — «Женитьба» Н. В. Гоголя — «Театр Гатри» (Миннеаполис, США)
1981 — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова — Театр Тоэн (Токио)
1982 — «Идея господина Домма» Ф. Кроммелинка — ГИТИС
1982 — «Наташа» («Месяц в деревне») И. С. Тургенева — Театр Тоэн (Токио)
1983 — «Буря» У. Шекспира — Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина (Декабрьские вечера; восстановлена в 1988 г.)

Театр на Таганке:

1975 — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова. Художник В. Левенталь (Лопахин — В. С. Высоцкий)
1984 — «На дне» М. Горького. Художник Ю. Васильев
1985 — «У войны — не женское лицо» С. А. Алексиевич. Художник Д. Крымов
1985 — «Прекрасное воскресенье для пикника» Т. Уильямса. Художник Д. Данилин
1985 — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова (возобновление). Художник В. Левенталь
1986 — «Полтора квадратных метра» Б. А. Можаева (совместно с С. Н. Арцыбашевым). Художник Д. Крымов
1986 — «Мизантроп» Ж.-Б. Мольера. Художник Д. Крымов

Работы на телевидении:

1970 — «Борис Годунов» А. С. Пушкина (телеспектакль)
1971 — «Марат, Лика и Леонидик» по пьесе «Мой бедный Марат» А. Н. Арбузова (телеверсия спектакля Театра им. Ленинского комсомола)
1973 — «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» по М. Булгакову и Ж. Б. Мольеру (телеспектакль)
1974 — «Страницы журнала Печорина» по М. Ю. Лермонтову (телеспектакль)
1976 — «Милый лжец» (телеверсия спектакля Иосифа Раевского, МХАТ им. Горького)
1978 — «Острова в океане» по Э. Хемингуэю (телеспектакль)
1982 — «Ромео и Джульетта» У. Шекспира (телеспектакль)

Фильмография:

1960 — Шумный день (совместно с Г. Натансоном)
1962 — Високосный год
1964 — Двое в степи
1974 — Таня
1976 — Фантазия
1977 — В четверг и больше никогда



3 июля 1925 года – 13 января 1987 года 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..