вторник, 19 февраля 2013 г.

ЭТОТ СТРАННЫЙ МИР МОСКВЫ



Сегодня  минус 20 градусов, снег белый, хрустящий под ногами, а завтра плюс 3 – и белое и пушистое превращается в черное болото. Над черным болотом низкое, свинцовое небо над головой, словно непробиваемая броня на пути солнечных лучей, но, возможно, за  серой завесой прячется известный крокодил из сказки К. Чуковского, проглотивший это самое солнце.
 Ну, разве не странен мир столицы России, но самая большая странность начинается тогда, когда вы решитесь на путешествие по этому мегаполису. В наземное, даже по старым временам совсем близкое, нужно готовиться обстоятельно: запастись водой, пищей и, главное, фантастическим терпением, так как дорога, занимавшая еще 20 лет назад минуты, сегодня длиться часами.
 Пишут и говорят, что Нью-Йорк, к примеру, тоже душат пробки. Не знаю, не был, но то, что пришлось испытать в Москве, наводит на очень грустные мысли. За всем этим некое подобие известной российской привычки переносить, осиливать то, что нормальный человек сдюжить не в состоянии, но это и война, на полях которой каждый день, в обязательном порядке, гибнут люди и железо автомобилей превращается в хлам. За этим не «пятиминутка», а часы ненависти к властям, беспрепятственно следующим по специальным полосам,  и дорожной полиции, охраняющей сию привилегию. Она же, полиция, подлейшим образом кормится с помощью драконовских штрафов за самое мелкое нарушение правил, а то и придумывает сама эти самые нарушения.
 Щедрость русского характера не знает предела. Во всем мире установлено, что время – это деньги. В Москве пробки перечеркнули эту зависимость. Видимо, приток халявы нефте-газо- долларов так велик, что значение времени сведено до нуля. Для автомобилистов Москвы, а таких  3 миллиона с лишком, рабочий день длиться не меньше 12-13 часов. Все это сказывается на здоровье (экология в пробках адова, бензин дреной), на жизнь семейную, на характер москвичей. В сентябре снимал документальные фильмы в Торжке и Ржеве. До столицы меньше 200 км., а живут в этих городах совсем другие люди. Видимо, бешеная аритмия существования фатальным образом сказывается на человеческих существах, предки которых сотни тысяч лет жили в гармонии и в ритмах живой природы. Пробки становятся ужасом города, предвидением Апокалипсиса местного масштаба. Фантазии Иеронима Босха или Франца Кафки – ничто перед реальностью  стольного града на Москве - реке.
 Конечно же, мир столицы России всегда был странен. Помню, как часами колесил по Москве в поисках килограмма мяса, но колесил свободно, без пробок. Нынче продуктами завалены магазины, но необходимо соразмерное усилие, чтобы к ним добраться.
 Есть выход – кротовьи норы метро, но и они в час пик становятся настоящей пыткой. Здесь, как я убедился, нужна привычка, знание правил поведения, - иначе сомнут и растопчут.
 Кого-то обижу. Скажут: «Что же ты, сукин сын, ничего, кроме пробок, в Москве не смог увидеть. А культурная жизнь, между прочим, которая бьет ключом!» Верно, бьет. Когда-то мог бы пешком дойти до любого свежего источника этой самой культуры. Нынче силы не те. Хватило только на дела, которые срочно нужно было завершить. Завершил, слава Богу, но травма, нанесенная московскими пробками, оказалась, увы, самым сильным и тяжким впечатлением от города героя. Впечатлением пугающим, просто по той причине, что никакая привычка не может объяснить рабскую покорность граждан в этих пробках и равнодушие властей к автомобильному благополучию этих самых граждан.
 Особое впечатление произвел на меня глухой затор в туннеле на третьем кольце. Почти час, в чудовищной, смрадной духоте, когда спасти не могут самые лучшие кондиционеры, мы преодолевали несколько километров пути. Хотелось выскочить из машины и двинуться пешком, куда глаза глядят, только бы не дергаться, как в параличе и инсульте в этом тихом и равнодушном потоке автомобилей. Утешал себя тем, что все это временно – и скоро мне предстоят воздушные пути без заторов и быстрая дорога к дому. Терпел, вглядываясь в «мертвые», бледные лица соседей по этому несчастью и старался разгадать тайну их терпения. Какие такие преференции получат они за перенесенный стресс в этом мрачном туннеле? Что заставляет их не бежать из этого ада куда угодно, только бы дышать свежим воздухом и видеть открытый горизонт.
 И не проклял ли Сатана Россию вечной очередью. Той, извечной за хлебом или к тюремному окошку передач 1937-го года, за бутылкой вина или куском колбасы в эру  М. Горбачева, а вот теперь чудовищной очередью к цели.
 Блез Паскаль писал: «Человечество – это один человек, живущий вечно». Я увидел в пробках Москвы этого, одного, одинокого человека, чья вечная жизнь  загнана в тупик отчаяния и смерти.
 Некогда Сергей Эйзенштейн нашел в червивом мясе толчок к восстанию на «Броненосце Потемкин». Этих бы матросиков в московские пробки. Нет, так издеваться над собой могут позволить только люди, пережившие татаро-монгольское иго, крепостное право, ГУЛАГ и нашествие Гитлера. Было, мол, и хуже. И все-таки не верю, что без срочного вмешательства власти в ситуацию с наземным транспортом в Москве, власть эта долго усидит на троне.
  Сатана, словно без устали, искушает Россию.  Москва полна протестных настроений, но, на мой взгляд, все стоны насчет прав человека, фальшивых выборов, мизерных пенсий и прочего меркнут рядом с тем постоянным унижением, гнетом, издевательством, которое терпят в пробках гости и жители Москвы. Говорят, и родной мой Питер не в лучшем положении.
Видимо, там научились относиться к пробкам, как к тому самому серому небу над головой и черной грязи под ногами. Стихия? Рок? Мы живем в этом –  иного не будет, как не будет другой погоды и другой власти. Я далеко от Москвы, но сердце болит, словно и сейчас я буду вынужден выйти в мир без солнца. Открываю прогноз погоды: - 5, -8. Пасмурно, дымка, пасмурно, дымка, пасмурно, пасмурно, пасмурно…
P.S. Меня поправили: «Ты описал особый день - перед Новым годом. Шел большой развоз подарков». Может быть, но как тут не вспомнить знаменитый стон А.Н. Некрасова: «Вот парадный подъезд. По торжественным дням,/Одержимый холопским недугом,/Целый город с каким-то испугом /Подъезжает к заветным дверям…»

ЕВРЕЙСКИЕ МАЛЬЧИКИ

Статья не новая, но, увы. она злободневна и сегодня.

Рискую быть осмеянным, освистанным и даже битым. Я за введение процентной нормы в России. Естественно, для лиц исключительно еврейской национальности. Нет, не надо раньше времени топать ногами и грозить кулаком. Далеко не все виды обучения и профессиональной деятельности должны подпасть под эту норму. Да здравствуют евреи учителя и врачи, поэты и художники, инженеры и конструкторы, банкиры и офицеры… Пусть никто не ограничивает еврейский гений во всех практически областях применения способностей человека, кроме той его части, которая связана тем или иным образом с политикой.
Сразу слышу хор возмущенных голосов: «Мы граждане этой страны и хотим жить в государстве сильном, свободном, богатом. Почему нам нельзя способствовать этому процессу?»
Способствовали, все было. Вспоминать об этом и обидно и больно. Мне скажут, нынче совсем другое дело: евреи в политике проповедуют, как правило, демократию и либеральные ценности, стремясь удержать Россию на рубежах, достигнутых в 90-е годы прошлого века.
Замечательно! Но у каждой нации есть законное право устраивать свою жизнь, согласно характеру, ментальности, обычаям своего, а не чужого народа. Не собираюсь заниматься оценочными категориями. Долой расизм и шовинизм, но не верю и никогда не поверю в либеральные бредни о каком-то едином человечестве, об общей мерке для всех народов, о некоей всемирной глобализации. Народы уже гнали кнутом к коммунизму. Нынче гонят пряником к глобализму, но внешне невинный, розовый и голубой либерализм – такой же опаснейший миф.
Прошли выборы в Думу РФ. С болью следил за их ходом, чаще всего по оппозиционным информационным каналам: радио, телевидению, сайтам в Интернете. Слушал, видел еврейских мальчиков и девочек в таком тревожном количестве, что не мог не вспомнить о других мужественных ребятах, жизнь свою положивших на алтарь новой, свободной России в начале ХХ века. Чем кончилась их борьба с «прогнившим царским режимом»? ГУЛАГом, Аушвицем, трагедией ассимиляции. В Российской империи проживало ШЕСТЬ миллионов бесправных евреев. Сколько их там выжило на день сегодняшний – несколько сот тысяч. Что же это получается, граждане?! Черта оседлости и процентная норма защищали от вымирания еврейский народ лучше, чем все мыслимые и немыслимые свободы. Ну так вспомним, если не о черте, то хотя бы о черточке.
Понимаю – раз уж прорезался талант к политическим играм – унять себя человеку трудно. Он этим живет, этим зарабатывает на хлеб насущный, порой, неплохо зарабатывает. Но слушаю любого из нынешних революционеров семитского облика и ловлю себя на том, что не я, гражданин Израиля, живу в другой стране, а они, бедные, совершенно не понимают, к кому обращаются, к кому взывают, не видят и не слышат той публики, которую хотят просветить и направить верной дорогой.
Готов согласиться – среди евреев России есть и сегодня честные, искренние борцы за «светлое будущее». Увы, честность, искренность и, скажем мягко, недомыслие – слишком часто идут рука об руку. Умники и умницы руководствуются в этой борьбе обычными, практическими мотивами.
Господи, да оставьте вы в покое Россию! Любите ее, помогайте ей, жертвуйте собой во имя ее благополучия, но не учите жить, не навязывайте этой стране свои правила, свои законы. Вам только кажется, что они взяты из общей копилки принципов цивилизованного общества. Это не так.
Вы способны не быть евреями на ледовой арене, за кульманом, у операционного стола, за шахматной доской… Да где угодно. Только не в политическом поле. Вы никогда не поймете, чем живет и во имя чего живет население северной державы, в которой вы родились. Вы можете не знать иврит, считать себя «гражданами мира», поносить Израиль и всеми силами соскребывать с себя свое еврейство. Ничего вам не поможет. За 40 веков ваши предки сделали все возможное, чтобы при всем старании не смогли вы избавиться от желательного и нежелательного наследства. И в этом я солидарен с армией юдофобов.
Вы талантливы, мудры, остроумны, полны сарказма, отлично владеете русским языком, клянетесь в своем патриотизме, но мгновенно становитесь чужаками как только забираетесь на минное, грязное поле политической распри.
Сказанное, конечно, касается не только евреев России. Достаточно вспомнить печальный опыт «народных» революций в Германии и Венгрии начала прошлого века.
В российском диссидентском движении всегда было много потомков Иакова. Ничего не поделаешь – таков национальный характер. В СССР, при «железном занавесе», все это еще можно было объяснить закрытыми границами. Сегодня я никак не могу понять русско-еврейское яростное, непримиримое сопротивление тому миру, в котором живут нынешние диссиденты.
Ну, не нравится вам «новый тоталитарный режим», «кремлевские олигархи», «банда Путина» и проч., – кто вам мешает запастись билетом в один конец и жить в другом мире, с таким народом и таким правительством, которые вам по сердцу. Я вовсе не настаиваю на репатриации и не склонен обвинять всех российских евреев в особом интересе к политической грязи, но вижу и слышу, что пресловутая «процентная норма» явно нарушена, и это безмерно меня огорчает.
Мне скажут: «Страх водит твоим пером. Опыт истории учит, что за политической активностью евреев в галуте неизбежно следует возмездие за эту активность». Готов согласиться. Мне вовсе не хочется, чтобы на моей родине совсем исчез неповторимый «русско-еврейский» дух. Живите в России, любите Россию, но не забывайте о том, что вы евреи, и у вас есть своя, неповторимая, удивительная жизнь. Смотрю, как празднуют в Москве Хануку всего лишь через три дня после парламентских выборов в Думу, и душа моя радуется. Слежу за культурной деятельностью еврейских центров – и готов приветствовать их работу.
Не зову всех потомков Иакова в Еврейское государство. Убежден, что репатриация – дело любви, а не расчета. Любовь евреев к России – это тоже реальность. Но, убежден в этом, еврей, страну эту любящий всем сердцем, всегда потратит себя на то, чтобы понять далекие от его души и разума законы, по которым издревле живет и развивается российское общество и государство. Поймет и займется делом во благо своей родины, бросив попытки расшатывать и преображать тот мир, который живет, упрямо повторю это, по иным, ему недоступным законам.
Мне вновь возразят: «Как только начнут считать проценты среди евреев-журналистов, политологов и политиков, так и начнется движение к новому делу «врачей-убийц». Нельзя сдавать завоеванные позиции». Справедливо возразят, забыв, правда, при этом, что считать уже начали и счет этот подлейший и кровавый продолжается не одно столетие и с одинаковой силой.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..