вторник, 9 декабря 2014 г.

ПРИДЕТСЯ ТЕРПЕТЬ


О власти.                         Борис Гулько.
Если искать одну черту, объединяющую современные общества и давно исчезнувшие, демократии и автократии, успешные и провалившиеся, богатые и бедные, то мы, наверное, придём к неприязни населения к власти. Эта неприязнь может относиться к негодным правителям, но также и к величайшим. Основатель афинской демократии Перикл в конце своей карьеры был на грани изгнания из Афин. Александра Македонского, завоевавшего для своей страны полмира, кто-то из сограждан отравил. Юлий Цезарь был убит в результате заговора демократично настроенной молодёжи. Александра II «Освободителя» взорвали народовольцы. А спасшего от нацизма свою Англию и всю Европу Черчилля, немедленно после его триумфа, 5 июля 1945 года, англичане демократически заменили на бесцветного Эттли. Исключения составляют лишь тираны вроде Сталина, Мао, Гитлера, при которых выбора – любить или не любить правителей – нет.
Два типа правлений, и резоны не любить оба, представлены нам в ТАНАХе.  В книге Шмуэль I «старейшины Израиля пришли к Шмуэлю… и сказали… поставь над нами царя, как у всех народов... И сказал Господь Шмуэлю: послушай голоса народа во всём, что они скажут тебе, ибо не тебя отвергли они, а Меня отвергли от царствования над ними… но предостереги их и расскажи им об обычаях царя… И пересказал Шмуэль все слова Господа народу… И сказал: вот каковы будут обычаи царя… сыновей ваших возьмет… и будут пахать пашни его, и жать жатву его… и сами вы будете ему рабами.  И возопиете вы в тот день из-за царя вашего, которого вы избрали себе, но не ответит вам Господь в тот день. Но не хотел народ внимать голосу Шмуэля и сказал: нет, только царь пусть будет над нами, Тогда будем и мы как все народы…» (8:4-20)
Евреи просили царя потому, что намучились со свободами времён правления судей. При  том правлении велика была ответственность людей за решение всех проблем, и главной из них – безопасности. Одни колена решались выступить на войну, другие  – нет. Это ещё хорошо, когда судьёй в Израиле признавался богатырь Самсон, в одиночку побивший врагов-филистимлян ослиной челюстью. Или находился разбойник Ифтах (удивительно хорошо для разбойника знавший ТАНАХ), который, избранный судьёй, со своей бандой победил амонитян. Или когда судьёй была пророчица Дебора, которая шла с ополчением на войну против ханаанеев, в которой красавица Яэль, заманив в свой шатёр вождя ханаанеев Сисру, убила того.
Но судьёй мог быть выбран и злодей Авимелех, который «убил братьев своих… семьдесят мужчин на одном камне» (Книга судей 9:5), и погиб, воюя против евреев.
Две модели власти тех времён, из-за которых случился описанный спор между еврейским народом и пророком Шмуэлем, конкурируют между собой и в наше время, демонстрируя друг другу свои недостатки. Модель сильного правителя являют Соединённые Штаты, возникшие как дитя монархической Англии. Американский президент обладает огромной властью, правда, в отличие от королей старой Англии, ограниченной во времени. Другое отличие выбранного президента от неограниченного монарха – заложенная в конституцию США «система балансов и противовесов», предусматривающая разделение властей. Как показывает «Имперское президентство» Барака Обамы, это разделение преодолимо мотивированным президентом. Во внешней политике Обама единолично  проводит про-мусульманскую, точнее – про-исламистскую линию, антихристианскую и антиизраильскую, и никто не может на это повлиять. Всего 31% американцев одобряют такую деятельность президента.
Внутри страны «противовесы» тоже не чувствуются. Президент может навязать стране бессмысленные «стимулы» почти в 800 миллиардов, лишь увеличившие национальный долг, протащить с помощью неприкрытой лжи непопулярную реформу здравоохранения, нарушая конституцию, амнистировать от 4до 5 миллионов нелегальных эмигрантов. Он даже может по-сталински решать вопросы науки, заявив, что мифическое «глобальное потепление» – это «твёрдо установленный наукой факт».
Противоположна система власти в Израиле. Там обычно коалиционное правительство балансирует на антагонистичных интересах разных групп, представленных в нём. Министры принадлежат к разным партиям, с разными интересами и разными программами. Премьер Нетаньяху жаловался 1 декабря с.г.: «Члены правительства не выполняют даже наиболее базовое требование: лояльность и ответственность министров перед правительством, в котором работают». Анонимные источники в партии Ликуд обвиняют министров от самой представленной в Кнессете партии Еш Атид, что те «не понимают, что значит быть в коалиции. Они считают, что находятся в оппозиции… Ещё никогда не бывало такой ситуации, как сейчас, когда коалиция постоянно голосует против себя».
Ситуацию делает ещё более сюрреалистичной наличие большого числа влиятельных общественных организаций, существующих на деньги европейских врагов евреев, и старательно отрабатывающих эти деньги. А ещё, над Кнессетом и правительством, на недосягаемой высоте, парит «Высший суд справедливости» самоназначенных юристов, способный отменить любое решение правительства и Кнессета, сколь бы важным для страны оно ни было.
Так в нынешнюю волну арабского террора правительство решило разрушать дома террористов, что, по мнению армии, предотвратит новые теракты. Однако по петиции субсидируемой Европейским Союзом организации Хамокед Верховный суд такие разрушения запретил.
Мне работа премьера Нетаньяху, лавирующего между ультра-ортодоксами, секуляристами, религиозными сионистами, пост-сионистами, решающего одновременно, в условиях враждебности европейских стран и президента США, непростые вопросы экономики и арабского террора, напоминает пируэты циркача, который едет на обруче задом наперёд, с завязанными глазами, да ещё пиликает на скрипке. Не странно, что сейчас правительство Нетаньяху рухнуло. Ни одно израильское правительство не продержалось срок, на который было избрано.
Эту неустойчивость рельефно оттеняет стабильность американской модели. Президент, он же верховный главнокомандующий, может в день военной атаки на американский консулат в Бенгази сказать своим подчинённым: «Разбирайтесь сами», и улететь в Лас Вегас собирать деньги на свою предвыборную кампанию. А потом лгать народу, что никакой атаки не было, а была лишь бурная демонстрация, поубивавшая американцев. Может распорядиться налоговому ведомству «душить» своих политических оппонентов, а когда у исполнителей приказа «случайно» стёрлись тысячи е-мэйлов, фиксирющих их работу, заявить стране, что во всём этом не было ни грана коррупции. Президент может показать презрение к армии, отдав воинскую честь рукой, держащей стаканчик с чаем. Может в напряжённый момент кризисов укатить играть в гольф и, сообщив стране об обезглавливании американца, прыгнуть в карт и вернуться к прерванной игре. Президент может заявить, что понимает законные чувства чёрных погромщиков, сжигающих город, поскольку был оправдан белый полицейский, который, защищаясь, застрелил чёрного бандита. Американцы, сжимая зубы,  успокаивают себя: «Через два года срок этого президента истечёт». Но что ещё совершит Обама в эти два года?
Сильная власть с «имперским президентом», мы видим сегодня в США, может принести стране большой ущерб. Неустойчивое «лоскутное» правительство, как в Израиле, не может, из-за слабости и противоречий внутри него, решить многие насущные проблемы страны. Существует ли оптимальный вариант власти?
Да, существует, мы знаем. Это Машиах. О нём записал Ишайа в самом знаменитом своём пророчестве: «И выйдет отросток из ствола Ишая (отца царя Давида)… И снизойдет на него дух Господень, дух мудрости и понимания, дух совета и силы, дух знания и боязни Господа… будет по правде судить он бедных и решать справедливо дела кротких людей страны… И справедливость будет препоясаньем чресл его, и честность – поясом на бедрах его»(11:1-5). Знаком наступления мессианских времён должно стать, как объявлено: «Соберет (Всевышний) изгнанников Израиля, и разогнанных из Иудеи соберет от четырех концов земли» (11:13). Похоже, это уже происходит.
Как будет выглядеть Золотой век, когда «леопард будет лежать с козленком… И пастись будут корова с медведем; … И будет играть грудной младенец над норою кобры…» (11:6-8) ?
Тогда «Эфраим не будет завидовать Иуде, и Иуда не будет враждовать с Эфраимом. И налетят они вместе на палестинцев на западе, вместе будут грабить сынов востока» (11:14).
Со времени  Ишайи мы ждём обещанного нам пророком мудрого правителя, и уже на 27 столетий приблизились к нему. А пока с омерзением взираем на современные нам власти.

Сама идея Машиаха, ожидаемого в конце времён, подразумевает, что достойного правителя до мессианских времён не предвидится. Ведь иначе тот – достойный правитель – и оказался бы Машиахом.  Так что пока придётся терпеть. 

СТРАХ БОЖИЙ. ЗАЧЕМ ОН?


История евреев в дороге, в путешествии, в исходе. Открытие Бога, как открытие неведомых земель. Странствия не для слабых духом, только отважным по плечу. Почему Творец выбрал Аврама, почему именно этого старика позвал в дорогу? Отважен был Аврам, потому и стал Авраамом.

Робкому дорога к Богу заказана. Вся история евреев - путь к свободе, уход от рабства трусости.

"Не страшитесь и не бойтесь их. Бог, всесильный ваш, идущий перед вами, он сражаться будет за вас". (Дворим 1,28).

За вас, но и с вами. На одну войну может хватить и идола. Как там было: "За Родину, за Сталина". В войне, растянутой на тысячелетия, не обойтись без Всевышнего. Без помощи Бога и без наказания Божьего.

Страх Божий. Зачем он? Кто боится Бога, тот не боится человека, так как страх перед человеком - есть идолопоклонство. СССР был империей зла, потому что был империей страха. Человек был властен над человеком. Человек власти мог сотворить с ближним все, что угодно. Тоталитарная власть и есть язычество.

Страх Божий есть страх перед наказанием себя же собой, Это Высший суд, когда ты судишь себя сам, своей совестью, своим ясным сознанием греха. За всеми остальными судами может стоять произвол. Только суд самого себя праведен и справедлив.

Освобождение от рабства - это освобождение от страха человека перед человеком.

- Бойся только меня, - сказал евреям Бог. - И ты будешь свободен.

40 лет блужданий по пустыне - это сорок лет ухода от страха. Одному Иешуа Бин-Нуну (Иисусу Навину) доверил Моше возглавить переход через границу Ханаана, потому что он после разведки не испытал страха. Страх заставил бывших рабов в Синае отлить золотого тельца. Страх быть евреем перед лицом эллина чуть не вычеркнул народ еврейский из списка живущих. Тот же страх привел потомков Яакова к Холокосту. Страх перед множеством ненавидящих и сегодня заставляет еврея сгибаться под ношей своей "избранности".

Что делают арабы Газы, вслепую бомбардируя юг Израиля? Какова их цель? Победить в вооруженном противостоянии таким путем невозможно. Они пугают, они сеют страх. "Испуганный писатель - это потеря квалификации", - писал Михаил Зощенко. Испуганный народ перестает быть народом. Вместе с "квалификацией" он теряет свою землю, свою независимость, свою жизнь.

Есть один путь уйти от страха перед врагом - заставить его бояться тебя. Пустыми угрозами сделать это невозможно. Робкими уговорами быть потише - тоже. Сеющий страх и сам боится только возмездия.

Арабы "территорий" кричат на каждом углу, что они не страшатся смерти. Это ложь. На самом деле они не боятся Бога. Они боятся суда соседа по дому, проклятия муллы, произвола вождя клана. Дети боятся родителей, женщина мужчину. За этим повальным страхом не виден Бог, при полном презрении к суду Божьему. Все ссылки араба на Аллаха не более чем дымовая завеса.

"Аллах един!" - заявляют они, но вот араб-убийца приходит к людям Бога в библиотеку иешивы и расстреливает безоружных подростков, дырявит пулями Тору. Он - язычник, хладнокровный убийца.

Урод и безумец, выросший на пропаганде мести и ненависти, не может принять Суд Божий просто потому, что он бежит от себя самого, бежит от совести, стыда, ответственности за содеянное, за свою собственную неприкаянность, хроническую обреченность на нищету и зависть неудачника к баловням судьбы.

Слабость евреев Израиля не в страхе перед врагами, а в страхе перед Божьим судом, перед своей совестью, перед запретом на преднамеренное убийство. В страхе перед самим собой. Еврей может кричать на всех углах о своем атеизме, но судит он себя сам. Он так воспитан тысячелетиями особой школы. Именно это воспитание не дает Израилю покончить разом и навсегда с неонацизмом и язычеством соседей.

И это знают враги Еврейского государства. Вся эта шайка несчастных психопатов, размахивающих руками, топающих ногами, корчащих рожи и скалящих зубы. Они шумят, порой, оглушительно. Не замечать их, игнорировать невозможно. Замечать, реагировать - до омерзения тошно.

Они тупо пугают, уподобившись Голиафу. Еврейский Давид никак не может решиться раскрутить над головой пращу. Странный получается поединок, почти смешной, если бы не было так грустно...

"ОН ВЫМЫСЛОМ ХОТЕЛ ПЛЕНИТЬ ЕВРЕЯ"



«Кто сей народ? и что их сила,
И кто им вождь, и отчего
Сердца их дерзость воспалила,
И их надежда на кого?..»
Александр Пушкин. «Юдифь» — незавершенная поэма.

Каждый из нас или, скажем так, почти каждый склонен сочинять миф о себе самом — любимом. Так уж мы устроены. И это правильно. Покаяние – дело святое, но жить в постоянном сознании своих проступков, неудач, оплошностей, слабостей, страстишек и страстей, грешков, грехов, а иногда  и преступлений — не только опасно, но и может привести к суициду. Нации, народы, государства, в этом смысле, ничем не отличаются от отдельного представителя потомков Адама и Евы. Их жизнь в прошлом, будущем и настоящем — тоже напрямую зависит от качества не «подлинной истории», а мифа об этой самой истории.
Даст Бог, дарует Всевышний человечеству век ХХХ. Как с высоты этого века будет оценен ХХ век? Кровавые войны? ГУЛАГ? Холокост? Хиросима? Азия Мао или Пол Пота?  Африка как жертва либерально-социалистических догм Запада: геноцид в Руанде, 500 тысяч жертв людоеда Иди Амина, спокойно почившего в своей постели? Резня в Конго, Сомали, Судане и т.д., трагедия некогда процветающей ЮАР? Нет, с такой памятью род людской выжить не в состоянии. Дети ХХХ века будут учить историю по красивому мифу, по сказке, в которой оживет и зло и добро, ангелы и черти, злодеи и праведники. Психическое состояние рода людского, а следом и его физическое благополучие, напрямую зависят не от правды его бытия, никому не ведомой и не нужной, а мифа о нем самом и времени, им прожитом. В этой способности психики рода людского и кроется возможность его сравнительного благополучия на день сегодняшний.
Александр Пушкин был убежден, что историю пишут поэты, а не цари. Писал  историю России он сам, сочинил свою летопись 19-го века Лев Толстой. И кто знает, возможно, роман «Война и мир» будет прочитан в том же ХХХ веке высоколобыми учеными, как документ далекой эпохи, пусть даже имя его создателя перечеркнет безжалостное время.  Какая разница были рождены кем-то и когда-то  Наташа Ростова, Анатоль Курагин, Пьер Безухов или нет. Все они живые люди, рожденные гением. Может быть, гораздо более живые, чем их прототипы. Дай Бог, чтобы фактами истории России стал миф, сочиненный классиком. Повезет Франции и французскому народу, если его историю будут учить не только по Варфоломеевской ночи и  головам,  отрубленным гильотиной, а по романам Бальзака или Гюго.
Великим Божьим даром написана история еврейского народа. «Миф» этот не только обеспечил возможность его выживания во враждебном мире, но сконструировал  морально-нравственный императив, взятый другими народами и государствами за основу современной человеческой цивилизации, справедливо носящей название иудео-христианской.
«Хорошо придуманной истории незачем походить на действительную жизнь, — писал Исаак Бабель, — жизнь изо всех сил старается походить на хорошо придуманную историю». Вот и жизнь потомков Иакова, сложенная по лекалам Торы, стала реальностью.  «Избранный народ» давно бы исчез в бездне времен, если бы его история была бы придумана плохо. В соревновании «историй» Тора одержала победу над мифами древних египтян и греков, шумер, вавилонян или майя. Вот почему и современная история евреев и Еврейского государства талантлива, красива и логична. Понятно, что именно эта «история» без устали опровергается интернационалом социалистов — юдофобов. История, с их точки зрения, не должна быть «служанкой идеологии». Интересно знать, где они смогли обнаружить другую историю? Все дело в том, насколько пронизана гуманизмом и доброкачественна эта идеология, а не в подлинности самой летописи стран и народов.
«Нет на свете религиозных людей и атеистов, — писал Александр Марейн. – Есть те, кто верит Богу и те, кто служит дьяволу».  В «крамольной» поэме «Гаврилиада» Александром Пушкиным сказано об этом   с предельной ясностью:
«Лукавый бес, надменно развернув
Гремучий хвост, согнув дугою шею,
С ветвей скользит — и падает пред нею;
Желаний огнь во грудь ее вдохнув,
Он говорит: «С рассказом Моисея
Не соглашу рассказа моего:
Он вымыслом хотел пленить еврея,
Он важно лгал, — и слушали его.
Бог наградил в нем слог и ум покорный,
Стал Моисей известный господин,
Но я, поверь, — историк не придворный,
Не нужен мне пророка важный чин!»
22-х летний Пушкин понимал, что «рассказы Моисея» от Бога, а Сатана всегда норовит сочинить рассказы свои собственные, утверждая, что именно он знает истину в конечной инстанции, правду жизни и не служит Высшему Авторитету. Проще говоря, черт согласен быть кем угодно, только бы ему поверили. Нечистый был таким же популистом, как Ленин, Сталин, Муссолини или Гитлер.
Рамбамом сказано: «Только глупцы понимают мидраш Мудрецов буквально» . С давних пор вся критика и Торы и мидрашей построена на этом буквальном прочтении. Увы, славятся подобным не только глупцы, но и люди злонамеренные, чаще всего обычные юдофобы. В еврейской среде, так называемые, самоненавистники. Вот как опровергал Пятикнижие откровенный юдофоб Карл Маркс: ««Один голландский ориенталист, профессор Дози из Лейдена, выпустил книгу, в которой доказывает, что «Авраам. Исаак и Иаков» являются фантастическими образами; что евреи были идолопоклонниками; что они таскали с собой «камень» в «кивоте»… Во всяком случае, за пределами Германии (Ренан, Коленсо, Дози и т.д.) происходит замечательное движение против религии». Письмо Энгельсу от 16 июня 1864 года. Я специально привел текст, написанный зрелым  Марксом, а не обычный отрывок из его общеизвестной, юношеской, антисемитской статьи, чтобы подчеркнуть устойчивую юдофобию «бородатого пророка коммунизма», которую он и завещал всем социалистам мира: от Сталина и Гитлера до нынешних правителей Европы, дружно голосующих в ООН по указке ненавистников Израиля. Этой публики хватает и в самом Еврейском государстве.
Пресс конференция Ш. Занда в Москве:
«Иерусалим построили не мы. Но, возможно, построили Киев».
Другой еврей-антисемит, атеист и марксист — профессор  Тель-Авивского университета Шломо Занд в своей книге «Как и кто изобрел еврейский народ», утверждает что: ««огромную роль в этой фальсификации сыграла еврейская историография, как бы заместившая умирающую иудейскую религию. Еврейские историографы не просто переписали историю, взяв Библию в правую руку, а расовый миф — в левую; они шаг за шагом стирали в коллективной памяти элементы реальности, современной и исторической, бывшие ранее ее естественной частью».
Почему иудейская религия умирает – знает только Занд и его последователи. Он же в курсе всех «элементов реальности», состоящих в том, что евреи Европы – потомки хазар, а Авраам, Исаак и Иаков, Моисей и все пророки – были предками арабов. Он же почему-то убежден, что «избранность», обреченность целого народа жить по Закону Божьему – «расовый миф». От бездарного навета марксиста Занда так и несет прямой ангажированностью. Беда, что обычный наемник врагов евреев и Израиля, не только клевещет на свой народ, но и не подлежит в либеральном Израиле суду за свою клевету.  В результате упомянутый мастер эпатажа уже сочинил очередной навет на свое государство под названием: «Кто и как изобрел страну Израиля». Впрочем, сколько их было – этих наветов, попыток злой и бездарной ложью  заменить  гениальную летопись народа Торы. Уверен, есть некий закон: чем убедительней, масштабней и неопровержимей основы истории и бытия того или иного народа, тем более яростным, завистливым и злобным нападкам они подвергаются. С хилым, незаметным врагом и сражаться нет смысла. Вот и лезут в драку по старому рецепту Герострата: «Был бы Храм, а поджигателя будут помнить».
Шломо Занд напрасно считает, что весь смысл еврейского «мифа» — в оправдании права народа Торы (которого по Занду не существует) на свою землю. (Нет народа, нет для него земли). Бедный слепец и невежда Занд может утешиться лишь солидной мздой за предательство своего народа. Только «мифом» Торы можно объяснить эволюцию некогда дикого племени к высотам гуманитарного и современного технического прогресса, чуду создания своего, сильного и процветающего государства. Я же вновь поминаю нечистое имя этого человека по очевидной причине. Скоро выборы в Кнессет, а за этой фигурой целая армия последователей – израильских либералов-социалистов: тех же профессоров университетов, журналистов, толстосумов, верхушки профсоюзов и  лидеров монополий, членов Верховного суда, да и нынешнего президента, который советует потомкам Иакова забыть свою историю, но хорошо помнит, как процветали евреи в черте оседлости Российской Империи. Увы, эти персонажи совсем не похожи на социалистов-сионистов,  тех мужественных и честных людей, кто некогда построил Израиль.
Верно,  богаты и сильны нынешние враги наши, но  к счастью, национальный лагерь поддерживает большая часть населения Еврейского государства: простых людей, которым нечего терять, кроме своей страны, своего дома и своих жизней.

ПЕРЛ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ



Как вешняя вода бегут года,
И, выбросив в утиль язык Эзопа,
Я вам скажу: не будет никогда, Универсальней термина, чем ЖOПА!
Пусть не нашлось ей места в словарях,
Она висит под поясницей гoрдо.
 Все говорят о сердце, о мозгах... Оставьте - жoпа самый главный орган
Терпения, усидчивости символ, В ней - боль и радость, тайна бытия,
И, чтобы не надрали вашу сильно,
Лизать чужую учат не тая
Грамматики законам не подвластна- (Не ею, а на ней, иль в ней сидим) -
Она, как Родина - настолько, брат, прекрасна,
Что выбиратьcя из нее мы не хотим!
Как верная жена - всегда с тобою,
Она совсем как русская душа-


Попробуйте сказать-ка нам иное -
Мы возразим - нет, наша хороша!
Дух приключений,что царит в Oтчизне, Находит воплощенье в ней свое -
У русских жoпа - это образ жизни, И делается все - через нее!
Всё жoпой чувствуем, всех в жoпу посылаем,
Все через жoпу делаем дела. Как банный лист мы к жoпе прилипаем, Пока нас жизнь за жoпу не взяла!

ЛЮБИШЬ БОЯРСКОГО-ЧИТАЙ



 
Михаил Боярский родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде. Отец – Боярский Сергей Александрович (1916 года рождения), актер Театра имени В.Ф.Комиссаржевской. Мать – Милентьева Екатерина Михайловна (1920 года рождения), актриса Театра комедии.
Михаил Боярский – представитель замечательной петербургской театральной династии Боярских. Его отец Сергей Александрович и дядя Николай Александрович были ведущими актерами театра имени Комиссаржевской, их жены тоже всю жизнь посвятили сцене. Портрет его бабушки висит среди портретов лучших педагогов Петербургской семинарии.

Родители Михаила не хотели, чтобы он пошел по их стопам и стал актером. Они мечтали видеть сына музыкантом и отдали его в музыкальную школу при консерватории по классу фортепиано. Однако после окончания школы Михаил решил поступать в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Родители не стали возражать против выбора сына, но предупредили, что никакой протекции при поступлении они ему оказывать не будут. Помощи и не потребовалось. Михаил успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен в институт.

Начало театральной деятельности Михаила Боярского
По окончанию института в 1972 году Михаил Боярский попал на прослушивание к режиссеру Театра имени Ленсовета Игорю Владимирову и был принят в труппу. Как и подавляющее большинство выпускников театральных вузов, он начал с массовки – в спектакле "Преступление и наказание", где он вместе с другими молодыми актерами изображал толпу студентов. Ни в начале карьеры, ни впоследствии, уже будучи маститым актером, Михаил Боярский не считал работу в массовке недостойной настоящего артиста, будучи уверен, что любую, даже самую маленькую
роль можно сыграть выразительно, ярко. Не отказываясь ни от одной эпизодической роли, через несколько месяцев после зачисления в труппу театра он стал самым играющим актером массовки.
Первые роли Михаила Боярского в кино

В кино Михаил Боярский дебютировал еще школьником – снялся в короткометражке на тему "Спички детям не игрушка". Но настоящим дебютом молодого актера можно считать 1974 год, когда он был приглашен режиссером Леонидом Квинихидзе на роль итальянца в фильме "Соломенная шляпка". В том же году он сыграл в фильме Василия Паскару "Мосты" молдаванина Гицу.
Известность пришла к актеру в 1975 году, когда на экраны вышел двухсерийный телефильм Виталия Мельникова "Старший сын" по пьесе А. Вампилова. Михаил Боярский сыграл в нем одну из главных ролей – Семена по прозвищу Сильва. Он стал достойным участником блестящего актерского ансамбля: великий Евгений Леонов, а с ним Николай Караченцов и Светлана Крючкова.
Острохарактерный сценический дар Боярского проявился в те годы также в киносказках: в 1975 году он сыграл кота в "Новогодних приключениях Маши и Вити", а в 1976 году он снялся в роли волка в музыкальном фильме "Мама", в котором ему приходилось петь на двух языках и танцевать на льду.
Михаил Боярский и Лариса Луппиан
После этого успеха в кино стала меняться и карьера Боярского в театре. Он получил несколько интересных ролей в ряде спектаклей, а затем был утвержден и на главную роль – Трубадура в мюзикле "Трубадур и его друзья". Роль Принцессы в этом спектакле сыграла молодая актриса Лариса Луппиан,

вскоре ставшая женой Боярского.
С Ларисой Луппиан Михаил познакомился в 1975 году. Сама будущая супруга высмотрела своего жениха еще в годы учебы в театральном институте: "Когда я увидела Мишу впервые в институте, он был побрит наголо, уж не знаю в связи с чем, и выглядел как бандит. Так что серьезного внимания я на него не обращала, тем более что он встречался с очень красивой девушкой. Мы редко виделись, потому что учились на разных курсах. А уж когда он пришел в Театр Ленсовета, и мы стали вместе репетировать спектакль
"Трубадур и его друзья", то присмотрелась к нему, и он мне очень понравился. Я полюбила его за красоту, а особенно – за кончик носа: очень уж красиво вырезан. Миша был такой обаятельный, общительный, остроумный, хлебосольный, щедрый – душа компании! Веселые были времена, и на фоне этого веселья протекал наш роман".

Михаил Боярский вспоминал: "Первая встреча не имела никакого значения. Но со временем я стал ощущать к ней какое-то особое влечение. И вот тогда разглядел, насколько она хрупкая, беспомощная, беззащитная и абсолютно безо всякого стержня в характере. Это вызвало во мне немалое удивление. Потому что я – человек совершенно противоположного склада. И пробудилось странное чувство: образно говоря, я могу взять ее на ладошку и по своему желанию либо согреть и приласкать, либо прихлопнуть и раздавить. Я в наших отношениях чувствую себя более мощным и жизненно ей необходимым".
Отношения героев спектакля "Трубадур и его друзья" перенеслись на актеров. Однако это не была любовь с первого взгляда. Михаил Боярский и Лариса Луппиан сближались постепенно, неспешно, пока, наконец, не поняли, что их отношения не мимолетное увлечение, а серьезное чувство.
Надо сказать, что главный режиссер театра Владимиров не поощрял актерские романы. Он даже пригрозил, что если заметит что-либо, то увольнение последует незамедлительно. Однако никакие запреты не помогли. Ларисе в то время выделили 13-метровую комнату, и Боярский стал часто бывать у нее… Официально свои отношения они оформили позже – в конце 70-х.

Д'Артаньян – звездная роль Михаила Боярского
Одной из лучших работ Михаила Боярского в кино стал Теодоро в музыкальном фильме Яна Фрида "Собака на сене" (1977), снятом по пьесе Лопе де Вега, – в фильме, до сих пор любимом зрителями.
Родители, правда, относились к его работе скептически, мама считала, что ему все время предлагают какие-то несерьезные роли.
Звездный час Михаила Боярского в кинематографе настал в 1978 году, с выходом на экраны страны картины Г. Юнгвальд-Хилькевича "Д'Артаньян и три мушкетера", в которой он исполнил главную роль – Д'Артаньяна, хотя вначале его намеревались снять в роли Рошфора. Благодаря Д'Артаньяну и популярным песням из фильма слава актера достигла невероятных высот. Возможно, успех этого фильма заключался в том, что для всех его участников он явился возвращением в детство. Ведь кто из мальчишек не мечтал скакать на лошади и обнажать шпагу против врага. Фильм звал к подвигам, к романтической любви, учил добру и настоящей дружбе. Зрители плакали и смеялись, переживали за сильных и мужественных героев. Пропитанный мощной аурой любви, он заставлял юные сердца замирать и биться учащеннее.

Михаил Боярский вспоминает: "Когда меня утвердили на Д'Артаньяна, честно говоря, я не ценил кино. Был настоящим театральным снобом, гордился тем, что на сцену вместе со мной выходят Фрейндлих, Петренко, Владимиров, Равикович. А потом все стало второстепенным. Я стремился в Одессу, потому что там была настоящая жизнь. Мы практически не снимали мундир, не раздевались: длинные волосы, усы, конь тебя ждет, шпага рядом… Рядом море, кусты, прерии. И мы грязными руками с удовольствием едим дичь. Мы как бы естественно перешли в XVII век, а Юрка Хил (режиссер Юнгвальд-Хилькевич) поддерживал в нас этот азарт. Ему нравилось, что от нас несло табаком, вином, сеном, лошадиным потом".

Актеры снимались в фильме с огромным куражом. О работе Михаила Боярского вспоминает режиссер Юнгвальд-Хилькевич:
«Первый день на натуре. Боярский смотрит, как в копию его костюма одевают каскадера (эпизод драки с Рошфором). Готовили прыжок с антресоли на уровне 5-го этажа. Внизу стог, который прикрывает коробки. Так высоко, что смотреть сверху страшно. А Миша говорит – Я сам прыгну.
– Нельзя! Это же начало картины. Сломаешь руку, ногу или даже шею – и все кончится. И будет другой человек сниматься.
А он разбежался и… Я только успел скомандовать: «Камеры. Мотор!»
Вылез из сена целый и невредимый, у всех гора с плеч. Отвернулись, разговариваем, вдруг за спиной: БА-БАХ!
Боярский прыгнул еще раз – без камер, без всего, просто так.
«Миш, ты что? С ума сошел?»
А он мне: – Первый раз ничего не понял. Я должен был это почувствовать. Говорил, что хотел заработать друзьям на ресторан. Но на самом деле себя на прочность проверял. Вот такой вот Миша Боярский»

— Юнгвальд-Хилькевич / режиссер
На съемках фильма царила атмосфера веселья, праздника. Главные герои – Михаил Боярский (Д'Артаньян), Игорь Старыгин (Арамис), Вениамин Смехов (Атос), Валентин Смирницкий Портос) и Владимир Балон (их главный враг Де Жюссак) уже тогда стали кумирами женщин. Но особенно популярен был конечно же Михаил Боярский. Вспоминает Георгий Юнгвальд-Хилькевич: "Боярский жил при "сексуальном" коммунизме – ему любой мог отдать все, от тела до водки. Это единственный настоящий секс-символ в российском кино, хотя его ни разу так не называли. От
него женщины просто теряли сознание. А мужики его ненавидели. Мы жили в насквозь ханжеском, а не пуританском, как в Америке, обществе. Люди делали вид, что они святые. А сами делали бог знает что… Никогда ни к кому на моих глазах не лезли так беспардонно, как к Мише. А для него жена, дети – святое. Он их просто обожает. С особо липучими особями из "дамского стада" он бывал до крайности груб, а гордым и красивым мог подарить сумасшедший букет".

Картина вышла под Новый год. К премьере "Мушкетеров" буквально вся страна уже распевала "Пора-пора", неизвестно как просочившееся в гущу народа. А
критика фильм просто уничтожила. Про него писали только гадости, говорили, что это недолговечно, что фильм скоро умрет, а песни из него никто не запоет. Это, конечно, действовало на артистов. Михаил Боярский во время выступлений оправдывался: "Да, в картине много недостатков. Но нам было так хорошо и весело".
Но зрительская любовь изменила даже отношение критиков к фильму, года через три картиной стали восхищаться.
За работу в этом фильме Михаилу Боярскому в 1984 году было присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР.
Слава Михаила Боярского
После оглушительного успеха премьеры, подогретой полугодичным прокручиванием музыкальных хитов Дунаевского из этого кинофильма на всех радиостанциях страны, многие девушки приезжали в Ленинград, дежурили в подъезде дома Боярского, ложились под колеса его автомобиля. Актер в сердцах признавался, что иногда они так допекали его, что он их бил и даже

бегал за ними с ножом. Супруге тоже досталось: "Тогда пройти с Мишей спокойно хоть несколько шагов было невозможно. Девицы сторожили в подъезде, исписали там своими "признаниями в любви" все стены, телефон дома трезвонил круглые сутки. И никакая милиция оградить нас от всего этого не могла".
Образ Д'Артаньяна для Боярского, также как и образы остальных мушкетеров для Старыгина, Смехова и Смирницкого, Де Жюссака для Балона, стали частью их жизни. Не случайно в последствии все они вновь снялись вместе еще в двух картинах – продолжениях фильма о мушкетерах – "Мушкетеры двадцать лет спустя" (1992) и "Тайны королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя" (1993).

В последнем фильме Михаил Боярский принимал участие в разработке литературного материала. Хилькевич вспоминал: "Единственное, в чем мы не нашли общего языка, так это в том, каким должен быть финал. Боярский настаивал на трагическом, чтобы мушкетеры гибли. Но для меня было важно, чтобы в сознании зрителя мушкетеры всегда оставались живыми. Я уверен: любая экранизация, где они погибнут, потерпит в прокате провал. Потому что литература – это одно, а фильм – другое". Боярский настаивал вставить монологи, он хотел философских разговоров. Хилькевич был против, но поддался на это: "Когда фильм вышел, я понял, что из-за этих монологов мы потеряли кураж. Появились затянутости – те, во время которых народ убегает от телевизора на кухню заварить кофе".

О роли Д'Артаньяна Михаил Боярский признался: "Лично для меня есть роли, которые мне более дороги как артисту, но если бы я не сыграл Д'Артаньяна, я, наверное, всю жизнь бы жалел об этом".
Другие работы Михаила Боярского в кино
Еще раз у Юнгвальда-Хилькевича Боярский снялся в приключенческом фильме "Узник замка Иф" (1988), сыграв отрицательную роль – графа де Морсера.
Из других работ Михаила Боярского нельзя не отметить роли в фильмах режиссера Светланы Дружининой. В 1979 году он снялся в роли влюбленного гусара в музыкальной комедии "Сватовство гусара". Затем его имидж романтического героя – пластичного, ловкого, обаятельного мужчины без слабых мест был использован в серии историко-костюмных фильмов: "Гардемарины, вперед!"(1987) и "Виват, гардемарины!" (1991).
Также заметный след оставила и совместная работа с режиссером Яном Фридом. Помимо вышеуказанной музыкальной комедии "Собака на сене", Боярский снялся в комедиях "Дон
Сезар де Базан" (1989), и "Тартюф" (1992).

Во многих своих фильмах Боярский поет. Впервые он спел в детском музыкальном фильме "Новогодние приключения Маши и Вити", затем в музыкальной сказке "Мама". А песни из "Мушкетеров" – "Пока-пока-покачивая…", "Пуркуа па" и другие стали поистине народными. Также запомнились зрителям песни из детского фильма "Выше радуги" (1986). Боярский пел в фильмах: "Куда он денется!", "Гумм-гам", "Человек с бульвара Капуцинов", "Дон Сезар де Базан".
В 2003 году Михаил Боярский снялся в роли Келлера в многосерийном фильме Владимира Бортко "Идиот" по одноименному роману Ф.М. Достоевского.
Работа Михаила Боярского в театре, на телевидении и на эстраде
За годы работы в Театре имени Ленсовета актер сыграл множество заметных ролей, в том числе в спектаклях "Дульсинея Тобосская" (Луис), "Люди и страсти" (сразу три роли), "Снежная королева" (Советник), "Станция" (Осман), "Миссис Пайпер ведет следствие", "Трехгрошевая опера" (Мэкки-нож) и многих других.
С 1986 года до 2007 Михаил Боярский являлся художественным руководителем и директором созданного им театра "Бенефис" в Санкт-
Петербурге, один из спектаклей которого, "Интимная жизнь", в 1997 году получил приз на международном фестивале "Зимний Авиньон".
В 1990 году М.С. Боярский удостоен высокого звания Народного артиста России.
Для миллионов телезрителей Михаил Боярский – любимый телевизионный ведущий со своим особым шармом, от которого они получают запас бодрости и хорошего настроения. Он – автор телепередач "Домино" и "Боярский двор" и один из ведущих программы "Белый попугай".
Особое место в творческой деятельности Михаила Сергеевича занимают концерты и встречи со зрителями. Со своей последней музыкальной программой, состоящей из написанных им самим песен, актер некоторое время выступал с группой "Сильвер".
Работа в театре, съемки в кино и на телевидении, концерты, гастроли практически не оставляют свободного времени. Среди увлечений, непосредственно не связанных с профессией, можно выделить дизайн, которым актер Боярский занимается полупрофессионально.

Немного об увлечениях Михаила Боярского
Его пристрастия – самое раннее и долгое – квартет "Биттлз" (не зря в юности актер сам пел в рок-группе "Кочевники" и писал для нее песни); футбол и клуб "Зенит" из родного Питера; философские книги, мысли великих людей, в которых можно почерпнуть для себя и для своих близких нечто важное.
Среди коллег по актерскому цеху – любимые: Владимир Высоцкий, Андрей Миронов, Олег Ефремов, Олег Табаков, Роберт де Ниро, Аль Пачино.

Фильмы, которые всегда хочется пересмотреть: "Крестный отец", "Александр Невский", "Место встречи изменить нельзя".
Михаил Боярский живет в центре Санкт-Петербурга.
Свой стиль он определил давно и не собирается менять его. Это по преимуществу черная одежда, широкополая шляпа. Кроме того, что ему нравится так одеваться, Михаил Боярский считает, что таким образом он защищает себя от излишнего любопытства и сохраняет внутреннее состояние покоя.

23.04.2014 Михаил Боярский выступил в роли третейского судьи в четвертом выпуске шоу перевоплощений «Точь-в-точь». Михаил Боярский исполнил номер в своём собственном образе.
Было интересно наблюдать, как с выходом Михаила Боярского на сцену жюри пытались отгадать кто же это предстал перед ними в образе Михаила Боярского.
Леонид Ярмольник даже вышел из-за стола подошел поближе чтобы пристальнее рассмотреть кто же находится перед ним в гриме.
Но действительно голос Михаила Боярского ни спутать ни с чьим голосом. Боярский в образе Боярского в свои семьдесят лет с поставленной задачей справился блестяще.

ПЕЧАЛЬ ЕГО СВЕТЛА


ХОДОР НА ВОЛЕ. ПУТИН В ТУПИКЕ

8 декабря 2014 г.


Петер Фишер, Андреас Рюш | Neue Zürcher Zeitung

Ходорковский: Путин сам загнал себя в тупик

Бывший глава российской нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский, проживающий после своего освобождения в Швейцарии, заявил в своем интервью швейцарской газете Neue Zuercher Zeitung, что нынешний российский режим с вероятностью в 50% прекратит свое существование в течение ближайших десяти лет. "После этого я мог бы вернуться в Россию. Тем не менее, я не вижу, каким образом смена власти в стране может произойти демократическим, мягким путем", - отметил экс-олигарх. По его мнению, в России невозможна так называемая испанская модель, заключавшаяся в том, что король Хуан Карлос выступил в качестве гаранта смены власти после смерти диктатора. "В России пока нет такой личности. Путин сам лишил себя возможности хорошего исхода событий, когда решил вернуться в президентское кресло в 2011 году, - уверен Ходорковский. - Если Путин и назначит кого-нибудь в качестве своего преемника, то все будут вспоминать судьбу Медведева и думать, что у нового президента на самом деле власти нет". Таким образом, Путин сам загнал себя в тупик: "Его преемник сможет получить реальную власть лишь в том случае, если он уничтожит Путина либо физически, либо политически".
Также Ходорковский допускает, что "Путин будет править до конца своей жизни или произойдет дворцовый переворот, однако худшим вариантом развития событий стал бы тот, при котором борьба за власть дойдет до улиц".
Пока же, по мнению бывшего олигарха, "необходимо ждать и готовиться: будет очень плохо, если в тот момент, когда Путин уйдет, не окажется команды, которая бы смогла взяться за управление государством". В свою очередь, десятки тысяч прежних функционеров, совершивших серьезные преступления и вписавшихся в новую государственную модель, необходимо будет заменить людьми, заслуживающими доверия. "Иначе России будет грозить государственный кризис", - подчеркнул Ходорковский. Сейчас перед Россией стоят две задачи. Первая - это изменение политической системы, дающей столь много власти президенту, и поскольку изменить это демократическим путем не удастся, для этого будут необходимы "революционные меры". Вторая задача - переход к нормальной и демократической политике. "Разумеется, один и тот же человек не может справиться сразу с двумя этими задачами. Для первой задачи, например, необходимо создать временное правительство, для второй - легитимно избранное. Но я, к примеру, могу справиться с первой, поскольку я специалист в антикризисном управлении", - сказал Ходорковский.
Помимо этого, бывший олигарх высказался по поводу санкций Запада в отношении России. "По моему мнению, Запад допустил огромную ошибку, назвав эти санкции санкциями против России, - считает Ходорковский. - Идея наказать целый народ и снизить качество его жизни для того, чтобы он потом поменял свое руководство, в корне неправильна". Более правильно, как подчеркнул Ходорковский, было бы вводить санкции против конкретных лиц, наживающихся на народе и пытающихся скрыть свою коррупцию военными акциями. Однако этого, к сожалению, не происходит: 114 имен, занесенных в черный список, - это очень мало".
Также Ходорковский признался, что несмотря на то, что его компания была ликвидирована, у него все равно "осталось больше сотни миллионов долларов, причем все они задекларированы в Швейцарии". В свою очередь, желания основывать еще одну компанию у Ходорковского нет. "За свою жизнь я минимум четыре раз создавал крупные компании, и желания делать это в пятый раз у меня нет", - признался Ходорковский.
Источник: Neue Zürcher Zeitung

НАРКОТИК ТЕРРОРА


Джан Микалессин | Il Giornale

За неистовством головорезов ИГИЛ стоит "таблетка ужаса", доставляемая из Дубая

Мощный амфетамин, придающий смелость и физическую выносливость. Впервые он был применен в Каире, рассказывает Джан Микалессин читателям Il Giornale.
Препарат называется каптагон, но все его уже называют "микстурой ужаса". Он расцветал вместе с "арабской весной" и как эликсир пролонгированной революции привносил пыл в массы исламистов, готовых пожертвовать собой под ударами полиции и военных, от Туниса до Египта, от Ливии до Сирии, говорится в статье.
Но сегодня он стал кошмаром для Ближнего Востока: в экстазе, который порождает этот смертоносный амфетамин, люди режут и убивают с улыбкой на лице и пустотой в голове. Курды свидетельствуют, что находили его в карманах сотен боевиков, убитых в Кобани. Проведенный американской разведкой анализ аудиозаписи, на которой заснят Джихади Джон, британский боевик, осуществивший казнь западных заложников, доказывает, что палач находился под воздействием амфетамина, пишет Микалессин.
Первыми рассказали о том, что принимали этот препарат, манифестанты, оказавшиеся в руках полиции в том драматическом 2011 году. Многие из них признались, что получили от организаторов демонстраций чудесные таблетки, дарившие смелость и силы. Препарат "Братьям-мусульманам" в то время поставляли из Дубая и Катара. А первыми научные тесты провели итальянские карабинеры. Прибыв в Ливию в 2013 году, чтобы попытаться превратить группы боевиков в настоящую армию, благодаря анализам крови они поняли, что, по меньшей мере, 30% потенциальных курсантов были наркозависимыми, говорится в статье.
Сегодня существуют подозрения, что каптагон является препаратом, способным превратить фанатизм боевиков ИГИЛ в животную свирепость. Эти таблетки, производимые в Катаре, Дубае, а теперь и на территориях, контролируемых ИГИЛ, превратились в настоящее топливо для войны и террора, заключает автор статьи.

 Всегда считал, что настоящий рассадник чумы террора - эмираты: жирные, гадящие на золотых унитазах, шейхи, для которых кровь человеческая - пища и отрада. В каждом барреле нефти, купленном западным потребителем у этих вампиров, смертельный яд ему же, потребителю, на стол. Мир сразу избавится от смертельной агрессии ислама, как только научится жить без нефти и газа, и посадит всю эту сволочь на сухоядение. Вмиг присмиреют и начнут ходить в мягких туфлях с загнутыми носками, чтобы, не дай Аллах, не раздавить на земле букашку.

КРУГОМ ОДНИ ВРАГИ



Лев Гудков – о формировании российской официальной пропагандой образа «враждебного окружения»

 Данила Гальперович

МОСКВА – В последних выступлениях президента России Владимира Путина и министра иностранных дел Сергея Лаврова, по мнению многих комментаторов, одной из основных идей была идея «внешних противников» России. Путин и Лавров, называя западные страны «партнерами», одновременно рекомендовали им «держаться подальше» от России, обвиняли Запад в ущемлении интересов Москвы на международной арене и жаловались на необъективность оценок действий России со стороны западных лидеров и медиа.
В интервью Русской службе «Голоса Америки» директор аналитического центра изучения общественного мнения «Левада-Центр» Лев Гудков объясняет, почему и насколько важно для российской власти внедрение в общественное сознание «образа врага».
Данила Гальперович: Мы еще из советских времен помним, что у СССР всегда были враги – империалисты, гегемонисты, ревизионисты и прочие. Сейчас к слишком жесткой терминологии российские официальные лица не прибегают, но посыл тот же – России не дают нормально развиваться некие внешние силы. Почему посыл, по прошествии стольких лет, один и тот же?


Лев Гудков: Враги были всегда, это чрезвычайно важно, это даже не изобретение советского времени, а досоветского. Это комплекс «догоняющей модернизации», поэтому он существовал в русской традиции: формирование националистического сознания через неприязненное отношение к Англии, к Франции, к Германии. Это очень устойчивая линия, которая проходит сквозь вторую половину XIX века и весь ХХ век. В советское время к этому добавились еще «классовые враги» и, соответственно, их персонификация в виде внешнего враждебного окружения, тут самые разные фигуры были. Поэтому основа и язык, вся парадигма мышления и выражения этого внешнего врага, кстати, как и внутреннего, была заложена, воспроизводилась и воспроизводится до сих пор. Такой риторический опыт очень значим, потому что он воспроизводится всеми институтами – и властью, и школой, и армией, и политиками. Это очень давняя вещь.
Д.Г.: Но сам противник все же менялся. А есть ли, если говорить о противниках, что-то явно оставшееся от СССР?


Л.Г.: Да, сам по себе внешний враг, в общем, меняется, если не считать символического противника – США, образ которых носит амбивалентный характер, сочетает в себе зависть и сознание своей неполноценности, невозможности жить так, как хочется, «как в Америке». Это очень мучительное чувство неполноценности, и освободиться от него довольно трудно, поэтому через идеологию это превращается в свою противоположность. Национальное самоутверждение происходит за счет освобождения от этого напряжения с помощью опускания вниз утопического образа другого, наделения его своими чертами, приписывания ему мотивов агрессии, жадности, бессердечности, некультурности. Либо оценки его, квазиморального осуждения.
Д.Г.: А есть ли какой-то пример этого из исследований «Левада-Центра»?
Л.Г.: Скажем, в наших опросах очень часто появлялось такое: «США стали мировым жандармом», «хотят господства во всем мире», «хотят колонизовать Россию», «прибрать к рукам сырье и богатство». И вот эта такая квазиморальная зависть и возмущение легко актуализируется пропагандой, поднимая негативные чувства. Но, еще раз говорю, это всегда двойственное отношение: это отношение именно зависти и чувства своей неполноценности. Поэтому в целом, скажем, и к Западу, и к Америке или еще к кому-то из таких символических противников сохраняется положительное отношение, которое легко превращается в агрессивное. Кстати, сейчас наши особо распекаемые «враги» – это даже не США, а те, кто входили в состав СССР или в соцлагерь – либо Прибалтика, либо Польша, либо Чехия, и так далее. Сегодня это еще и Украина с Грузией.
Д.Г.: Можно ли что-то сказать об интенсивности нагнетания «образа врага» в новой, постсоветской России?


Л.Г.: Усиление началось именно с 2000-х годов, и сейчас продолжается. Если смотреть за последние 15 лет, то, во-первых, нарастает представление о том, что у России есть враги, и оно достигло в последние месяцы максимума. 84 процента говорят, что у России есть враги, такого не было раньше. С другой стороны, сами кампании – антиамериканские, антизападные – носили относительно кратковременный характер. Схема простая: начинается пропагандистская кампания, разжигается ненависть, мы получаем в опросах общественного мнения нужный уровень агрессии, кампания заканчивается, и очень быстро все успокаивается. Скажем, антиамериканские кампании – если говорить о первой, это весна 1999 года, потом 2003 года, потом 2008 года – были не больше 2-3 месяцев. Нынешняя кампания – очень продолжительная по времени и, видимо, не скоро кончится.
Д.Г.: А насколько такая длительная и массированная кампания, что называется, «пристает к мозгам»? Просто вы описали предыдущие кампании как приливы и отливы, не слишком засоряющие сознание. Теперь, когда прилив не кончается, насколько он людей инфицирует?


Л.Г.: Интенсивность и длительность кампании, конечно, важна. Думаю, что последняя – наиболее мощная и наиболее длительная, потому что цель ее – дискредитация не отдельной какой-то страны, а самих принципов демократии и либерализма, прав человека, всех тех культурных значений, которые стоят за современным демократическим устройством. Через негативное отношение к США или к Западу дискредитируются именно эти представления – разделение властей, контроль общества над властью, независимый суд и прочее. Вместо этого навязываются очень архаические, примитивные представления о необходимости солидарности с властью, праве государства контролировать частную, культурную, интеллектуальную жизнь. Поскольку государство защищает население, защищает людей, поэтому люди должны, соответственно с этой риторикой, отдать государству, делегировать право контроля над собой, распоряжение общественными ресурсами. Это тактика самосохранения власти и консервация сложившейся системы власти через мобилизацию чувства угрозы враждебного влияния, исходящего извне вообще. В принципе, такой кампании еще не было. Поэтому, я думаю, что негативный эффект будет и более сильным, более продолжительным с каждым циклом такой кампании.


Д.Г.: Владимир Путин недавно заявил, что США «хотят нас подчинить». Фраза как-бы повисла в воздухе, потому что доказательств не последовало, но собрание, где он это произнес, аплодировало. Как это работает?
Л.Г.: Вот эти вещи именно постулируются, они как бы не требуют доказательств. «Нас всегда не любили» – это главный тезис, причем, акцент делается на слове «всегда». Раз так, то этому мотиву придается метафизический характер, который вообще не предполагает опровержения. С этим бессмысленно спорить. А чем чаще это повторяется, тем сильнее это приобретает характер истины, не требующей ни доказательств, ни аргументации, и делающей невозможным анализ с массовой точки зрения.

ТРИУМФ МОЛИ



 Али-Баба из сказки - добрый, бедный человек, которому улыбнулось счастье в виде бандитского схрона, набитого драгоценностями. Повел он себя, став богачом, разумно, мужественно и достойно, но это в сказке, в утешение, так сказать, досужей публике. В жизни все, как правило, не так. Обыкновенный человек от внезапного богатства сходит с ума. Едет у него крыша, и начинает он думать, что держит за бороду самого Бога. Ему кажется, что отныне он может купить всё, кроме луны и звезд. Деньги, сами по себе, принимаются за лепку образа своей жертвы, но жертве кажется, что это не так, что он не раб, а хозяин несметной халявы. И начинает бедняга "творить" свой мир внутри крепости, построенной из лжи и страха. Трагедия? Бесспорно. Одиночество? Лютое. Кругом одни враги. Золотая клетка. Не человек, а генератор зависти и ненависти. Какая тема для хорошего романа, но где их взять хороших писателей - все давно вышли.

http://uglich-jj.livejournal.com/82940.html
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..