вторник, 5 августа 2014 г.

КРЫМ ЖДЕТ ВАС


АМОС ОЗ РЕШАЕТ КОНФЛИКТ

 Либеральная (демшиза) журналистка Евгения Альбац привела в своем выступлении по Эху Москвы слова деятеля из партии Мерец, писателя - Амоса Оза. Писатель, согласно этих слов, поддержал удар Израиля по ХАМАСу. Другие высказывания Оза, с призывами отдать арабам восточный Иерусалим и ликвидировать поселения, Альбац цитировать не стала. Видимо она, как и ее однопартийцы из Белого дома, считает, что  путь уступок и компромисса сделает арабов добрым и миролюбивым народом и воцариться демократия по всему Ближнему Востоку. Но читайте Оза. Этот хитрый лауреат и миротворец опасней всех боевиков ХАМАСа вместе взятых. 

О том, почему Израиль не может существовать лишь по понедельникам, средам и пятницам

Израильский писатель и мирный активист Амос Оз в интервью DW объяснил, почему поддерживает наземную операцию в секторе Газа и какие пути решения конфликта он видит.
Амос Оз
Амос Оз
Амос Оз: Я бы хотел начать это интервью необычным образом: задать два вопроса вашим читателям и слушателям. Можно?
DW: Пожалуйста!
- Вопрос первый: как бы вы поступили, если бы ваш сосед на балконе, расположенном напротив, посадил бы себе на колени своего маленького сына и после этого начал стрелять из автомата по окнам вашей детской комнаты? Вопрос второй: как бы вы поступили, если бы ваш сосед из своей детской комнаты прокопал бы туннель до вашей детской, чтобы взорвать ваш дом или похитить вашу семью?
- Исходя из этих вопросов, можно сделать вывод, что вы поддерживаете нынешние действия израильских властей, так же как в 2006 году поддержали Вторую ливанскую войну и в 2009 году операцию "Литой свинец" в секторе Газа?
- Нет, я поддерживаю лишь ограниченный ответ с помощью военной силы на сложившуюся ситуацию, как это было в 2006 году и позже во время наземной операции в Газе в 2009-м.
- В чем для вас состоит различие между ограниченной и неограниченной операцией?
- Задача ограниченной операции состоит в том, чтобы разрушить туннели ХАМАСа и уничтожить его инфраструктуру, не затронув другие цели.
- Но это не так просто. Входы в туннели спрятаны в частных домах и общественных зданиях. Во время их поисков возможны гражданские жертвы. То же самое касается ракетных ударов по жилым кварталам.
- Я опасаюсь, что избежать гражданских жертв среди палестинцев будет невозможно до тех пор, пока сосед с ребенком на коленях стреляет в вашу детскую комнату.
- Насколько уместна такого рода аналогия? Сектор Газа - густонаселенная территория, и позиции группировки ХАМАС неизбежно оказываются в жилых районах.
- Да. Как раз именно в этом и заключается стратегия движения ХАМАС, поэтому Израиль находится в заранее проигрышном положении. Чем больше израильских жертв, тем лучше для ХАМАСа. Чем больше жертв среди мирного палестинского населения, тем лучше для ХАМАСа.
- Рассматриваете ли вы нынешнюю наземную операцию в качестве ограниченной или неограниченной?
- Я думаю, что отчасти ее можно назвать эксцессивной. У меня нет подробной информации о том, что происходит в рамках наземной операции, но если судить по отдельным ракетным ударам израильских военных по сектору Газа, она в некоторых аспектах чрезмерна - оправдана, но чрезмерна.
- Что бы вы могли предложить в этой ситуации?
- Пойти навстречу палестинскому президенту Махмуду Аббасу и согласиться на известные условия сосуществования двух государств между Израилем и Западным берегом реки Иордан: две столицы в Иерусалиме, обоюдный обмен территориями, ликвидация еврейских поселений на палестинских землях. Когда в Рамалле и Наблусе на Западном берегу наступит свобода и улучшатся жизненные условия, люди в Газе сделают с ХАМАСом то, что население Румынии сделало с Чаушеску. Я не знаю, сколько времени на это понадобится, но такой ход событий предрешен, так как люди в Газе также захотят благосостояния и свободы. Таково решение, как мне кажется, хотя на его осуществление потребуется больше, чем 24 часа.
Map
Сектор Газа
- Вы можете представить себе палестинское государство, не настроенное враждебно по отношению к Израилю?
Абсолютно. Я думаю, что большинство палестинцев Израиль не любят, но, стиснув зубы, они вынуждены признать, что израильские евреи никуда не уйдут, также как и большинство израильских евреев, стиснув зубы и без особых восторгов, признают, что палестинцы тоже здесь останутся. Этого не достаточно для медового месяца, но может хватить для честного развода, как это произошло между Чехией и Словакией.
- Каким будет это палестинское государство? С катастрофической ситуацией в экономике и правительством, слишком слабым для того, чтобы контролировать радикальные группы, а также использующим враждебное отношение к Израилю, чтобы удерживаться у власти?
- Это зависит от того, какую поддержку и сколько материальной помощи новое палестинское государство будет получать от Израиля, богатых арабских стран и остального мира.
- Многие наблюдатели считают, что идея сосуществования двух государств мертва, так как строительство еврейских поселений и дорог на Западном берегу реки Иордан продвинулись уже слишком далеко.
- В таком случае можно вспомнить, как несколько лет назад Ариэль Шарон, занимавший тогда пост премьер-министра Израиля, за 36 часов ликвидировал еврейские поселения в Газе без какого-либо кровопролития. Не хочу утверждать, что такой план можно один к одному осуществить на Западном берегу, но думаю, что в мире окончательным состоянием является лишь смерть.
- Однако правые партии Израиля нуждаются в поддержке со стороны еврейских поселенцев.
- Правое крыло опирается на умеренную и относительно миролюбивую партию Еш Атид ("Есть будущее"). Будущее этого правительства находится в руках этой партии.
- Вы рассказали о своем видении долгосрочного решения конфликта, а что можно сделать для выхода из нынешней острой ситуации?
Нынешняя вражда будет окончена, к сожалению, лишь тогда, когда у одной или обеих сторон иссякнут силы. Сегодня утром я внимательно прочитал хартию движения ХАМАС. В ней говорится о том, что Пророк приказывает каждому мусульманину убить каждого еврея во всем мире. В хартии содержатся цитаты из "Протоколов сионских мудрецов", а также утверждения, что евреи с помощью ООН контролируют мир, что евреи развязали две мировые войны и весь мир находится в зависимости от еврейских денег. В такой ситуации я не вижу возможности для компромисса между Израилем и ХАМАСом. Я всегда выступал за примирение, но и человек, выступающий за примирение, не может сделать шаг в сторону ХАМАСа и сказать: "Давайте заключим компромисс, согласно которому Израиль будет существовать только по понедельникам, средам и пятницам".
- ХАМАС требует снять блокаду сектора Газа.
- Полностью поддерживаю это требование. Считаю, что блокаду нужно прекратить. Кроме того сектор Газа должен получить достаточную финансовую и материальную поддержку от Израиля, арабских и других стран в обмен на действительную демилитаризацию. На это предложение Израилю следует незамедлительно согласиться.
- В таком случае это может означать, что ракетные удары дали желаемый результат?
- Если это приведет к действительной демилитаризации сектора Газа, я уверен, что 80 процентов израильских евреев это поддержали бы, даже в нынешней агрессивной атмосфере.
- Принадлежите ли вы к числу тех 85 процентов израильтян, которые, согласно данным социологических опросов, выступают за продолжение наземной операции до тех пор, пока не будут разрушены туннели и уничтожены ракеты?
- Единственной альтернативой продолжению израильской военной операции было бы подставить врагу другую щеку, но в этом вопросе я никогда не был согласен с Иисусом Христом. В отличие от европейских пацифистов я никогда не считал войну настоящим олицетворением зла. С моей точки зрения, истинное олицетворение зла - это агрессия, а единственной возможностью защитить себя от агрессии является сила. В этом заключается разница между европейскими пацифистами и израильскими сторонниками мира, вроде меня. В этой связи мне вспоминается один родственник, выживший во время Холокоста в концлагере Терезиенштадт. Своим детям и внукам он постоянно напоминал о том, что заключенных из лагерей освободили не мирные демонстранты с плакатами и цветами, а солдаты с автоматами.
- Как отражаются длительные враждебные отношения на людях?
- Они имеют скверные последствия. Приводят к росту ненависти, горечи, недоверия. Вера в то, что между врагами в какой-то момент как-то само собой возникнет взаимопонимание и проявится симпатия, что затем приведет к сближению и заключению мира, является распространенной сентиментальной надеждой. Однако, как это можно было наблюдать на протяжении всей человеческой истории, происходит все по-другому: враги, сердца которых переполнены горечью и ненавистью, подписывают мирное соглашение, стиснув зубы и думая при этом о мести. Лишь после этого со временем накал эмоций может постепенно пойти на убыль.
-50 лет назад вы высказали мнение о том, что даже неизбежная оккупация имеет разлагающее влияние.
- Я не всегда продолжаю настаивать на своем мнении, но в данном случае до сих пор с этим своим мнением согласен. Оккупация разлагает, даже если является вынужденной мерой. Жестокость, шовинизм, ограниченность и ксенофобия - распространенные признаки конфликтов и оккупации, но оккупация Западного берега реки Иордан не является неизбежной в длительной перспективе.
- В начале интервью, до того, как вы опередили меня двумя своими вопросами, я хотел поинтересоваться, как вы сами себя чувствуете...
- Не очень хорошо. Я только что вернулся домой после трех операций и сейчас потихоньку восстанавливаю силы - в перерывах между сигналами воздушной тревоги. Во время тревоги мы спускаемся в убежище, ждем там некоторое время, после чего пытаемся до следующего ракетного обстрела продолжать нормальную жизнь.
- В больнице вы не были в состоянии спускаться в убежище. Это ужасно.
- Нет, не ужасно. Я прожил долгую жизнь и дважды сам участвовал в войнах. Ужасным это становится, когда я думаю о моих внуках.
- Насколько безопасно могут чувствовать себя сейчас израильтяне?
- Насколько безопасно могут чувствовать себя евреи на этой планете? Имею в виду не последние 20 или 50 лет, а два тысячелетия. Но я скажу вам, на что возлагаю надежды и о чем молюсь, думая о будущем Израиля. Я бы хотел, чтобы Израиль навсегда исчез с первых полос газет во всем мире, переместившись с них в приложения о литературе, искусстве, музыке и архитектуре, где бы завоевывал, оккупировал и возводил свои поселения. В этом состоит моя мечта о будущем.
75-летний писатель Амос Оз принадлежит к числу ведущих израильских авторов. Его романы, рассказы, эссе и детские книги переведены более чем на 40 иностранных языков. Многие произведения отмечены литературными премиями и наградами. В этом году Амос Оз станет лауреатом новой немецкой Премии имени Зигфрида Ленца (Siegfried-Lenz-Preis). Церемония вручения состоится 14 ноября.

ХВАТИТ ПОТЕРЬ !


 Вернулся в Израиль под вой сирен и слышу хор недовольных голосов. Голосов моих сверстников, давно отслуживших в армии. Все они считают, что Биби не выполнил поставленную перед ним народом Израиля задачу, что нужно было, любыми средствами, раздавить ХАМАС. Я молчу. Я не уверен, что люди пожилые, не с оружием в руках, имеют право распоряжаться, хотя бы на словах, жизнями тех, кто идет на врага. Я думаю, что после Холокоста каждая еврейская жизнь имеет огромную цену. Мне не по сердцу "арифметика" тех, кто сравнивает потери евреев и арабов и готов продолжить этот счет. Я не уверен, что у этого "математика" сын или внук идут с автоматом на террориста. И не нужно обвинять меня в левизне. Я за полное уничтожение Газы. Авиация и артиллерия Израиля за несколько дней способны превратить анклав в груду щебня. Бомбить эту сволочь так, чтобы голову не могли поднять. Точечное уничтожение врага - опасный и бессмысленный метод войны. (Напомню, кстати, что Израиль - один из лидеров в мире по производству беспилотников). Сравнять с землей Газу ковровыми бомбежками, и сделать так, чтобы некому было атаковать Израиль по туннелям. Не посылать солдат ЦАХАЛа уничтожать эти туннели нужно, а уничтожить поголовно тех, кто по этим норам готов атаковать Израиль. Уничтожать до тех пор, пока одни не задохнуться в бункерах, а другие не выбросят белый флаг. Я понимаю, что это дорого - война с воздуха. Дешевле посылать наших мальчиков погибать от огня бандитов, но мне такая экономия совсем не нравится.  Не знаю, да и никто не знает, что и кто заставило Нетаниягу сворачивать военные действия? Я знаю, что мой народ сегодня в силах заставить врагов капитулировать, не теряя жизни своих детей. Хватит потерь!

ЛЕВ - ПОХОРОНЕННЫЙ ЗАЖИВО



По-моему очень интересно

ТОГДА МИНКИН НЕ МОЛЧАЛ






 Cтатья Минкина >> Какие лохи эти евреи. >> >> Какие фpаера и лохи эти
евреи...: >> >> 
Когда в СМИ говорят об Израиле, заранее известно о чём будет речь - о
страданиях арабов на окупированных территориях. При этом, авторы
стараются не упоминать названий этих территорий - Иудея и Самария,
чтобы у потребителей СМИ не возникли вопросы типа: "Иудея,
окупированная иудеями." >> >> Но не это главное. В СМИ всех стран
существует запретная тема: жизнь арабов - граждан Израиля. Что в этой
теме такого, что заставляет журналистов обходить её стороной? Не то
ли, что жизнь арабов в Израиле настолько отличается от жизни арабов в
арабских странах, что её описание может легко разрушить
анти-израильскую пропаганду. >> >> Арабы в Израиле - о чём молчат СМИ.
>> На "окупированных территориях", так сегодня называют Иудею и
Самарию, проживают около 2 млн. арабов. В своём большинстве, они
потомки тех, кто пришёл на эти земли в 1920-40 годах за заработками из
соседних арабских стран - Сирии, Египта, Ирака. В то время, в
Палестине, при участии евреев и английских мандатных властей, начинает
развиваться сельское хозяйство и промышленность, появляется работа.
Сегодняшние арабы хорошо знают, кто их предки, когда и откуда пришли
они в Палестину. >> >>Арабы способны по фамилии, а иногда и по лицу,
определить страну исхода своих собратьев. Эту особенность используют в
израильской армии. Бедуины, >>являющиеся коренным населением Израиля,
которые, в отличие от арабов, служат в израильской армии, способны по
физиономии определить земляческую принадлежность того или иного араба.
>> >> Палестинские арабы поддерживают связи со своими родственниками в
Египте, Сирии, Ираке и Иордании. При заключении браков они стараются
жениться и выходить замуж за представителей своих землячеств. >> >>
Разделение внутри арабского общества Палестины напоминает разделение
внутри советского военного контингента в Восточной Германии. Снаружи -
все они -советские солдаты, но внутри сохраняется чёткое разделение по
землячествам: русские, прибалты, кавказцы и среднеазиаты. >> >>
Количество евреев, проживающих в Иудеи и Самарии, составляет около 130
тыс. человек. Арабский мир и мировой левый лагерь требуют очистить
Иудею отиудеев. >> >> В Израиле проживает 5.5 млн. евреев и 1.3 млн.
арабов - граждан Израиля. >> >> Израильские арабы пользуются всеми
правами граждан (о которых евреи в арабских странах не могли мечтать):
>> § второй государственный язык в Израиле - арабский; >> § арабские
дети учатся в государственных школах с преподаванием на арабском
языке; >> § арабский язык является одним из обязательных предметов в
еврейских школах; >> § социальное страхование, включающее пособия по
безработице, болезни, инвалидности и старости; >> § бесплатное
медицинское страхование (при котором, работающие еврейские и
христианские матери ежемесячно выплачивают страховые взносы, а не
работающие и не выплачивающие взносы арабские матери и их дети,
получают бесплатное медицинское обслуживание наравне со всеми); >> §
арабы имееют право голоса и свои партии в израильском Кнессете
(парламенте): РААМ–ТААЛЬ, Балад,Хадаш; >> § политики арабского
происхождения занимают в Израиле посты министров, дипломатов и
верховных судей; >> § существует государственное телевизионное и радио
вещание на арабском языке >> § издаются газеты, книги и журналы на
арабском языке; >> § пособия для детей и матерей-одиночек, которыми
арабы злоупотребляют, используя многожёнство; >> § арабские дети
учатся в государственных вузах и получают стипендии; >> § в
государственных университетах для арабских студентов созданы мечети;
>> § на развитие арабской культуры еврейское государство ежегодно
выделяет крупные суммы; >> § арабские населённые пункты имеют
спортивные клубы, финансируемые государством; >> При этом, израильские
арабы освобождены от главной и тяжёлой обязанности - защиты
государства. Каждый израильский юноша проходит 3 года срочной военной
службы, а затем, до 50 лет - ежегодные военные сборы сроком до месяца.
>> >> Израильские арабы освобождены от всего этого. Это очень удобное
положение, когда имеешь все права, но не выполняешь всех обязанностей.
>> Ни в одной арабской стране у арабов нет таких прав и льгот, как в
Израиле. >> Ни в одной арабской стране араб и его дети не чувствуют
себя столь защищёнными, как в Израиле. >> Ни в одной арабской стране у
арабов нет такого уровня жизни, как в Израиле (не считая аравийских
нефтяных государств). >> Ни в одной арабской стране арабы не позволяют
не-мусульманам пользоваться, хотя бы частью тех прав, свобод и льгот,
какими арабы пользуются в Израиле. >> В этом причина того, что
рождаемость израильские арабов, превышает рождаемость их соплеменников
в арабских странах. В этом причина того, что арабы из Палестинской
Автономии и арабы из окружающих стран стремятся получить израильское
гражданство, часто путём женитьбы на израильских арабках. >> >> Никому
не приходят в голову простые вопросы: >> 1. Почему 130 тысячам евреев
нельзя жить в Иудее и Самарии а 1,2 миллионам арабам можно жить в
Израиле? >> 2. Почему арабы живут в израильских городах, ходят в
магазины, ездят в общественном транспорте, ходят в израильские школы и
университеты, занимают государственные посты, избираются в парламент,
а еврей не может появиться в арабском населённом пункте без опасности
быть разорванным на куски? >> 3. Почему мир не вспоминает о 800,000
еврейских беженцах, изгнаных арабами в 1940-60х годах из стран, в
которых евреи жили задолго до появления там арабов? >> 4. Почему
мировая общественность уже через неделю после очередного терракта
требует от Израиля, чтобы он вновь открыл двери для палестинских
рабочих? Почему евреи должны давать работу своим убийцам? >> 5. Почему
анти-христианские режимы Западной Европы требуют от Израиля выполнения
заповеди, которой никогда не придерживались сами: "Любите врагов
своих"? >> >> Во время Второй Мировой Войны >> - Франция поместила в
концлагеря всех граждан Германии, оказавшихся на её территории,
несмотря на то, что эти люди были беженцами. После окупации Франция
передала эти лагеря нацистам; >> - СССР депортировал своих граждан
немецкой национальности в районы Казахстана. Многие народы,
сотрудничавшие с нацистами, также были депортированы в Казахстан. >> -
В США были арестованы 500 тысяч американских граждан японского
происхождения. На время войны они были помещены в концлагеря, несмотря
на то что на территории США война не велась. >> >> Израиль, во время
всех войн, которые велись на его маленькой территории, не применял
подобных методов к своим гражданам арабского происхождения. >> >>
После Второй Мировой Войны >> - СССР присоединила Воссточную Пруссию,
очистив её от немцев, а также остров Сахалин, очищенный от японцев. >>
>> - Чехословакия депортировала немцев из Судетской области. >> >> -
Польша депортировала немцев из Силезии. >> >> Израиль, после
Шестидневной Войны 1967 года, освободив Иудею и Самарию от Иорданской
окупации, не изгнал с освобожденных земель ни одной арабской семьи. >>
>> После Шестидневной Войны, когда был освобождён Иерусалим, арабы
пронумеровали камни Аль-Аксы, чтобы перевезти её в Иорданию. Министр
обороны Израиля, Моше Даян, собрал арабских старейшин и заверил их,
что евреи не будут разрушать мечети и не будут изгонять арабов из
своих домов и даже из еврейских домов, занятых арабами в 1948 году,
при Иорданской окупации Иерусалима. Ни одна не была разрушена, ни одна
арабская семья не была изгнана и старый еврейский район Иерусалима
остался заселённым арабами. >> Пройти сквозь столетия изгнаний,
ежедневно думая и молясь об Иерусалиме, заплатить жизнями своих
сыновей и дочерей за освобождение заповедной святыни и, получив её,
оставить в чужих руках. Есть ли другой народ ИДИОТOВ, совершивший
подобное?

ПОЧЕМУ НАРОДЫ ВОЮЮТ?


Путём религиозных войн.                                    
Борис Гулько
Причин для войн существует немало. Первая – грабёж. Эта причина – из самых старых.
Как и борьба за женщин. Об этом создан первый в истории литературный шедевр – Илиада, повествующая о Троянской войне. «Когда бы не Елена, что Троя вам одна, ахейские мужи?» – объяснил нам посыл поэмы Гомера Мандельштам.
Причиной военных походов Александра Македонского мне представляется желание любопытного грека посмотреть мир. Иначе что бы погнало его в далёкую Индию?
Со времён Мухаммеда одной из основных причин для войн стало стремление одной из сторон распространить свою веру, или верования, по миру. Для ислама ведение религиозной войны – джихад – повеление Корана. В начале 7го века войной подчинил исламу Аравию, до того во многом иудейскую, сам Мухаммед. В середине того века мусульмане мечом распространили свою веру на северную Африку, Месопотамию, Закавказье, в первой половине 8го века завоевали Испанию. В 14-16 веках завоёвывала и обращала народы в ислам Османская империя
Крупный историк и раввин Берелэ Вайн считает, что идею распространения веры силой христиане переняли от ислама. До того они проповедовали и миссионерствовали. Крестовые походы стали религиозной войной христиан против ислама. Хоть грабёж как цель войны продолжал существовать. Так, в четвёртом крестовом походе 1202-04 годов, совершённом на деньги Венеции,  крестоносцы разграбили и разрушили восточную столицу христианского мира Константинополь. Поэтому в церквях Венеции вы увидите сегодня византийские мозаики, а лоджию базилики Сан-Марко украшает бронзовая квадрига коней с константинопольского ипподрома.
В средние века нередко случались религиозные войны христиан между собой. Тридцатилетняя война 1618-48 годов католиков против протестантов разорила и опустошила Европу – погибли от 5 до 8 миллионов человек. А многие протестанты после этого предпочли искать более подходящее место для жизни и переселились в Новый свет.
В последние столетия религиозные войны забылись, если не считать попыток распространить военным путём по миру химеру коммунизма. Одна такая война – советская кампания в Афганистане – силы коммунизма и надорвала. Время начала этой войны – 1979 год – стало годом возобновления похода ислама за мировым господством, начавшегося революцией в Иране.
Я готов согласиться с администрацией Обамы, отменившей в политическом лексиконе Америки термин «терроризм». 9/11 2001 года было не террористическим актом, а военной операцией разгоравшегося мирового джихада, и, надо признать, операцией необыкновенно успешной. В скорой перспективе эта атака, вместе с последовавшими за ней мадридской 11 марта 2004 года и лондонской 7 июля 2005 года, подорвали волю Западного мира сопротивляться новой экспансии ислама.  Лёгкость этой победы объясняется, очевидно, тем, что Запад, утратив религиозность, не понимает, что он защищает, и не сознаёт, что против него ведётся религиозная война. Не серия тер-актов, а война.
Впрочем, последний христианский президент США Буш-младший ответил на 9/11 военными кампаниями. Но воевал он не против ислама, который сам же провозгласил «религией мира». Такое нелепое утверждение не пришло бы в голову ни одному мусульманину. Война – это важнейшая часть идеологии ислама.
Исследования психолога М.С.Неймарк ещё пол века назад показали, что человек адекватно не понимает движущих мотивов поведения других людей, вкладывая в их поступки побудительные причины, которыми руководствовался бы сам. Увы, это относится и к лидерам народов. Буш не понимал систему ценностей противников Америки, полагая, что мусульмане, как американцы, мечтают о свободной от тирании жизни, включающей достаток, религию, демократию, мир. 
Легко победив армию Саддама Хусейна, Буш, вместо того, чтобы нанять иракскую армию, исключив пару особо одиозных генералов, и установить в Ираке проамериканского правителя, отлучил от политики членов секулярной партии БААС и отдал власть в стране шиитскому большинству.  Идея американских неоконсерваторов о том, что остановить исламскую агрессию можно демократическими либеральными преобразовании в их обществе, оказалась несостоятельной. Подобное фиаско ожидало доктрину Буша и в Афганистане.
Увы, то же непонимание духовного мира врагов своей страны и механики их религиозного мышления, энергии, питающей их религиозные войны, преследует всю историю Израиля его секулярных лидеров. Происходит это от того, что людям светским мудрено представить себе восприятие мира людьми религиозными. Красивая фраза Голды Меир об арабской матери, которая могла бы любить своего ребёнка больше, чем ненавидит еврейского, полностью бессмысленна в контексте религиозных войн. Это вопрос не отношения к детям, а подчинения Высшей силе. Понятно, секулярные социалисты таких мыслей в свои атеистические головы старались не допускать. Отсюда катастрофа Ословского договора.
Религиозные люди в конфликтах постоянно пытаются осознать: на чьей стороне Бог? Именно это, они считают, определяет успех. Если Бог – на стороне противника – война бессмысленна, поскольку шансов на успех нет. Многие истории ТАНАХа описывают такое понимание. Например, Балак, царь моавитян, готовясь к войне с евреями, послал гонцов с богатыми дарами к пророку Биламу. «Прошу, пойди и прокляни мне народ этот… может быть смогу я разбить его…» (Бемидбар 22:6), просил он. Билам пытался проклясть Израиль, но вместо этого, послушный Богу, произнёс: «Всякий благословляющий тебя благословен, а всякий проклинающий тебя – проклят»(24:9). И понял Балак, что не совладеть ему с евреями.
Но, для такого понимания мира, результаты войн Израиля крайне неоднозначны. С одной стороны – Израиль одержал граничащие со сверхъестественными победы в войнах за независимость, в шестидневной и в войне Судного дня. Есть от чего мусульманам бы опустить руки и решить, что Высшая Сила – на стороне евреев, и попытки уничтожить Израиль неугодны Небесам. Но, с другой стороны… Самое святое место на Земле – Храмовую гору – мусульмане отвоевали у евреев, даже не пытаясь этого – не иначе, как по воле Свыше. Примерно то же случилось со вторым по святости местом в Земле Израиля – гробницей еврейских патриархов в пещере Махпела. Евреи сами предложили мусульманам совместное владение ей.
Великими победами ислама стали Ословский аккорд, бегство евреев из Газы и прочие «размежевания», обмен одного никудышного еврейского солдата на тысячу террористов, принятие евреями идеи «двух государств для двух народов», являющейся, по существу, программой поэтапного уничтожения Израиля. Так с кем Небеса?
Парадоксально в этом контексте такое противоречие: «борцы за мир», призывающие к «болезненным уступкам» обмена «территорий за мир», давая мусульманским воинам надежду на победу, на самом деле, разжигают войны, навлекают кровавые бедствия на свой народ. Напротив, «экстремист» рабби Меир Кахане, будь принята его программа, лишавшая мусульман иллюзий какой-либо видимости побед и демонстрирующая арабам – с кем Бог, мог бы привести евреев к победе в религиозной войне и обеспечил бы мир и покой на Святой Земле. Каждая уступка врагу в религиозной войне умножает силы и решимость этого врага. Это хорошо понимают мусульмане. В переговорах с евреями с момента подписания Ословского договора они ни на йоту не смягчили своих требований. Нет ничьих в религиозных войнах.
Меир Брук обратил внимание, что незатейливая сказка про курочку Рябу  представляет собой аллегорию часто повторяющегося в еврейской истории хода событий. В результате чуда шестидневной войны евреи получили в подарок «золотое яйцо» своей исторической родины –        Иудею и Самарию, свои главные святые места. «Хвостатая мышь», сидящая в нас, это «яйцо» разбила, и теперь, в поту и крови, евреи пытаются воссоздать хотя бы «яйцо простое».

Остаётся осознать – кто же эта  «хвостатая мышь», лишающая евреев завоеваний сверхъестественных побед? Последние опросы, проведённые в Израиле, показали, что более 90% израильтян верят в Бога. Это включает и 40% евреев, позиционирующих себя секулярными. Война с ХАМАСом привела к небывалому единству в еврейском обществе. Похоже, мы приближаемся к пониманию секрета религиозных войн и к изгнанию из своего национального сознания вредоносной «хвостатой мыши».        

"ДО БОЛИ ПРОТИВНО!"


РАССКАЗ БЫВШЕГО НЕМЕЦКОГО МИРОТВОРЦА В ГАЗЕ:


РАССКАЗ БЫВШЕГО НЕМЕЦКОГО МИРОТВОРЦА В ГАЗЕ:  "Добрый, день! Сразу, чтобы все точки над И были расставлены. Я немец, никакого отношения к евреям не имею, нет их не в знакомых у меня не в друзьях, не потому что не люблю их, а просто потому что ну не случилось в жизни познакомиться. Я сейчас сижу в аэропорту Бен Гурион и жду своего самолёта в Германию. Ещё вчера я работал в миссии красного креста и красного полумесяца в Газе и привёз не одного раненого в больницу Шиба, а сегодня я улетаю, так как мне стало до боли противно смотреть на то, как эти как оказалось недочеловеки хамасовцы подставили свой народ и уничтожают его. я видел сам не раз как боевики перемещаются по городу неся на руках детей опасаясь их террористов физического устранения, меня больше 10 раз выкидывали из машины скорой помощи за шиворот вместе с ранеными женщинами и детьми, для того, чтобы террористы могли перемещаться на нашей скорой помощи по городу. Твари они, свой народ в виде пушечного мяса выставили. Мне до евреев дела нет я говорю о том, что хамас это не палестинцы, это террористы которых надо уничтожить."Дмитрий Элькинд

"Добрый, день! Сразу, чтобы все точки над И были расставлены. Я немец, никакого отношения к евреям не имею, нет их не в знакомых у меня не в друзьях, не потому что не люблю их, а просто потому что ну не случилось в жизни познакомиться.
Я сейчас сижу в аэропорту Бен Гурион и жду своего самолёта в Германию. Ещё вчера я работал в миссии красного креста и красного полумесяца в Газе и привёз не одного раненого в больницу Шиба, а сегодня я улетаю, так как мне стало до боли противно смотреть на то, как эти, как оказалось, недочеловеки хамасовцы подставили свой народ и уничтожают его. Я видел сам не раз как боевики перемещаются по городу, неся на руках детей, опасаясь их, террористов, физического устранения, меня больше 10 раз выкидывали из машины скорой помощи за шиворот вместе с ранеными женщинами и детьми, для того, чтобы террористы могли перемещаться на нашей скорой помощи по городу.
Твари они, свой народ в виде пушечного мяса выставили. Мне до евреев дела нет я говорю о том, что хамас это не палестинцы, это террористы которых надо уничтожить."

ПРЕДАТЕЛЬСТВО - БОЛЕЗНЬ НЕИЗЛЕЧИМАЯ


                                            МОШЕ БЛАНК

"Поэтому ничего не попишешь, левизна — болезнь в массе своей хроническая", - пишет один из обозревателей.

 Не знаю, как насчет левизны, но то, что предательство - болезнь неизлечимая - это точно. Читаю в книге Й. Петровского - Штерн "Еврейский вопрос по Ленину": "Даже если Мошко (прадед Ильича. Прим А.К.) и не был приверженцем прогрессивно-либеральных направлений в иудаизме, это еще не значит, что он был дьяволом во плоти. Мошко был не лучше и не хуже большинства других евреев-осведомителей". И дальше автор приводит имена самых активных негодяев из местечек, способных продать мать родную за подачку властей. Приведу всего один пример: "Аврум Купербант просил о встрече с Николаем 1, чтобы рассказать ему лично, что знаменитый цадик (Израиль Фридман) сложил магическую молитву - для произнесения при сжигании квасного хлеба Пасхой и наводящую пагубу на царя и всю его семью". И в те годы, и сегодня евреи предатели - хлеб юдофобии, враги народа Торы. Причем,самые опасные враги, гораздо опаснее всех террористов вместе взятых.

 Кагал в Черте оседлости был практически бессилен перед стукачами  и доносчиками из своей среды. Парадоксально, но тем же бессилием страдает Еврейское государство. Даже воюя с врагом оно терпит  откровенных предателей, слабо замаскированных идиотизмом демократических институтов. Левый Израиль кардинально преобразился после премьерства Ицхака Рабина. Сегодня левый Израиль откровенно работает на врагов своего государства. И пугает это предательство меня больше, чем сирены тревоги и разрывы ракет поблизости от моего дома. И мне все равно, чем вызвана эта левизна: природной глупостью, трусостью человека или корыстью.  Перечисленное тоже болезни неизлечимые. 

СТРЕЛКОВ ВПЕРЕДИ ПУТИНА?!


Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Здравствуйте! Это программа "Особое мнение". Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я приветствую в этой студии президента фонда «Индем» Георгия Сатарова. Здравствуйте!

Г.САТАРОВ – Добрый вечер!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Сегодня все мировые СМИ показывали очень красивые мероприятия, которые проходили в честь столетия начала Первом мировой войны. Много было слов сказано европейскими лидерами, и слова покаяния, и слова надежды на какое-то общее будущее, слова примирения. Среди этого лидера не было российского лидера, не было приглашения. Не поехали мы. Представлены на уровне посла. При этом сам Владимир Путин буквально в минувшую пятницу, пару дней назад открывал памятник российским воинам, павшим в Первом мировой войне и говорил, что «этот период мировой истории – общая трагедия; сама Первая мировая война – это страшный пример торжества непомерных амбиций над здравым смыслом». Вот мы сейчас в ситуации, когда весь мир там, хочет быть вместе, а мы опять где-то в стороне.

Г.САТАРОВ – Я думаю, что слова, сказанные Путиным – это абсолютно дежурные, ничего не значащие слова. Я напомню, что в соответствии с его картиной мира язык дан разведчику, чтобы скрывать свои мысли, поэтому и словам-то его особо не нужно придавать значения. А главное то, что то состояние, в котором нынче находится политическая элита России и ее политическая система, она еще исторически не дожила до Первом мировой войны, она гораздо раньше. В замечательной книжке Норта,Уоллиса и Вайнгаста, где они вводят свою концепцию естественного государства и социальных порядков ограниченного доступа, они приводят для того, чтобы объяснить, что такое естественное государство, они приводят три примера. Первый – это Месопотамия, ну, та еще. Вторая – это Тюдоровская Англия, а третья – это путинская Россия. Поэтому мы уже там в историческом времени, и нам еще очень далеко до Первой мировой войны.

В принципе, конечно, это фантастически важная дата, потому что, конечно, 20-й век, это век колоссальных трагедий, которые стали, в том числе, следствием и эпохи просвещения, наших представлений о том, что социальный порядок – это очень просто и очень легко управлять, потому что, люди – это разумные существа и людьми в силу их разумности гораздо легче управлять, чем неживой природой. И бреда было наработано по этому поводу очень много, и реализовано в 20-м веке, и фактически, как говорят обычно историки, 20-й век начался в 14-м году, и это был век этих фантастических трагедий европейской цивилизации.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, и сейчас мы сталкиваемся с тем, что не все извлекли уроки для себя.

Г.САТАРОВ – Да-да. Искусство как раз человеческое состоит в том, что создавать проблемы и не извлекать уроки. Это верно, впрочем, это не только российское качество, но стараться-то надо, но вот старания не видно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Хорошо. Тогда, если мы посмотрим на то, что сейчас, вообще, происходит вокруг России – идут санкции, очередные этапы, секторальные санкции, про которые говорили, что нет и их вводят, все-таки они есть – и это уже, похоже, вообще, не остановить. То есть это ситуация снежного кома: все больше, и больше, и больше и россияне на себе это ощутят в полной мере?

Г.САТАРОВ – Давайте начнем с «ощутят».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте начнем с «ощутят».

Г.САТАРОВ – Потому что сейчас очень любят говорить про «ощутить», что вот, дескать, санкции мы ощутим, 50 миллиардов…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Послушайте, мы вообще можем… 50 миллиардов для меня – это довольно абстрактная вещь, я не могу себе представить 50 миллиардов. А вот на уровне ощущения, что я приду, а там нет никаких продуктов в магазине, или, например, у меня не работает банковская карточка, или мой банк – если он не «Сбербанк» - закрывается, или у меня банк – «Сбербанк» - он как-то ограничиваем меня в моих возможностях – вот это я смогу ощутить, а 50 миллиардов ¬ это что-то такое… Ну, какие там 50 миллиардов? Я бы их так и не увидела.

Г.САТАРОВ – Посчитали, что где-то 350 долларов на нос приходится, если мы будем скидываться – они же бедные…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Опять мы скидываемся?

Г.САТАРОВ – Ну, как обычно. Дело в том, что все, что вы перечислили, мы были бы в состоянии ощутить и без этих санкций, и без этих штрафов, потому что мы, когда их рассматриваем – и санкции и 50 миллиардов – рассматриваем по отдельности, изолированно от того, что происходит в стране и от тех тенденций, которые идут: разрушаются институты государства, деградирует экономика. Мы уже вползли в стагнацию – уже отрицательный рост производства и так далее, останавливаются линии и прочее и прочее. А это прямой путь ровно к тому, о чем вы говорите, понимаете? Другое дело, что и санкции и эти штрафы и так далее – ну, как бы обобщенные санкции – они ускорят этот процесс, но не более того. А масштаб потерь, который, в принципе, несет каждый гражданин от того, что условно можно называть политикой и государства, хотя государства нет, есть власть, - а это разные вещи, не обязательно совпадающие – от политики властей, они несопоставимо больше по негативным последствиям, чем все эти санкции.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте мы здесь поставим паузу буквально на одну минуту, после чего особое мнение Георгия Сатарова продолжится. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжается программа "Особое мнение". Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня президент фонда «Индем» Георгий Сатаров. Мы говорили о том, что в любом случае оказались бы в довольно сложной ситуации и без этих санкций.

Г.САТАРОВ – Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но они ведь очень серьезно усугубили ситуацию, и потом, я не знаю, оказались бы в сложной ситуации люди, которых внесли в санкционные списки США и ЕС, которых принято называть ближним кругом Владимира Путина.

Г.САТАРОВ – Я позволю себе так сказать: я думаю, что рано или поздно, да. Просто поводы и причины для этого были разные. Могло произойти позже. Ведь все, что произошло, это такое естественное продолжение предшествующих тенденций. Это как бы немножко взрывным образом произошло из-за Украины, из-за сбитого Боинга и прочего. Но, я думаю, что нашлись бы какие-то другие причины, которые бы в результате повлияли бы на конечный результат. Было бы то же самое при других как бы поводах, и, может быть, с другими темпами.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вот смотрите, давайте все-таки разделим. Есть проблемы серьезные внутри страны. Там и экономическое состояние – то, о чем вы говорите – экономическое положение дел и прочее, отсутствие институтов, про которые мы – вот я 13 лет работаю на радиостанции "Эхо Москвы" – 13 лет мы говорим про отсутствие институтов – это одна история. Но мы же не «сферический конь в вакууме», есть еще весь мир, и вот по этому контуру просто все уже ну, если не рухнуло, то рушится на наших глазах.

Г.САТАРОВ – Слушайте, давайте о таких вещах поговорим.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Две истории разные.

Г.САТАРОВ – Вот про Путина так плохо пишут, такие неприличные карикатуры рисуют и так далее. Извините, это началось до Украины, если вспомнить. Изменение тона обсуждения того, что происходит в России, может быть, не столь резкое, как сейчас, но, тем не менее; изменение того, как пишут о нашей элите и о нашей стране – это начало происходить до Украины. Это объективное обстоятельство. Это о ровно о том, что я говорю, что это не взорвалось как ¬то вдруг – это ускорило то, что уже стало происходить - вот, что важно понимать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, вот смотрите, Барак Обама в своем интервью говорит про Владимира Путина и про Россию буквально следующее: «Россия всегда была похожа на двуликого Януса, который смотрит на Восток и на Запад одновременно, и я думаю, что президент Путин представляет линию, которая, может быть вредна России в долгосрочной перспективе, но вот в краткосрочной может быть политически популярной внутри страны, хотя и причиняет серьезно беспокойство за границей». Вы согласитесь с такой оценкой американского президента?

Г.САТАРОВ – Я соглашусь со второй половиной, а по поводу двуликого Януса, который туда и сюда смотрел… Да смотрел-то на самом деле нашу историю, то смотрел больше на Запада, а от Востока больше оборонялся, чем смотрел. «Да, скифы мы, да азиаты мы» - и это все говорил Блок, но при этом он писал, что «мы то вас и защитили». Поэтому это не совсем точно. Ну, что, реформа Александра II – это взгляд куда? Когда он давал свободу университетам, когда судебная реформа, которую он произвел, намного опередила многие европейские страны. Потрясающее местное самоуправление – это куда это смотрело? А, извините, откуда мы взяли эту заразу большевизма? У Мао Цзэдуна или у Карла Маркса? Это мы куда смотрели? Туда смотрели. И так далее. Поэтому, конечно, это полемическое преувеличение, это проекция дерганий нынешней элиты на нашу историю – не точная проекция.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Если говорить о том, как могут события развиваться в ближайшее время, потому что все-таки экономика-экономика, и сейчас по политике все, понятно, завязано, так или иначе, на событиях вокруг Украины, вокруг востока Украины. Согласны ли вы с тем, что времени остается совсем немного, и будет какая-то развязка в ближайший месяц-два, или все-таки речь идет о более далекой перспективе?

Г.САТАРОВ – Вы знаете, всякие такие ближнесрочные прогнозы - самые опасные. Я вот сравнительно недавно делал прогноз, что события в Крыму резко ускорят политический процесс внутри России, но этого не произошло. Это повлияло на поляризацию элиты вокруг Путина, но она такая подспудная пока, она как бы в зоне домашнего негодования, но не более того. Поэтому очень трудно сказать. Путин сейчас находится в условиях, когда он должен принимать какое-то кардинальное решение: либо такое, либо такое – довольно понятно, о чем идет речь. Но он очень не любит принимать кардинальные решения. Он как-то телепается между этим. И в результате идет такая инерция, сохранение статус-кво, и это сохранение, в том числе, крови на Украине. Это сохранение ситуации инфляции санкций, когда они неизбежно, чтобы компенсировать эту инфляцию должна наращиваться. То есть это такой инерционный сценарий, и в как он еще взорвется, в какой момент – понятно, взорвется, - но как и когда очень трудно предсказать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тогда давайте про тех, кто рядом с Владимиром Путиным. ИТАР ТАСС сегодня опубликовал очень большое интервью с Геннадием Тимченко. Много всего там сказал Геннадий Тимченко, в том числе, что готов расстаться со своими миллиардами, если это потребуется. Говорит, что «нам с женой миллиарды ну нужны, и, если понадобиться – завтра же отдадим все государству или на благотворительность». Это что, вообще, такое – хочется мне спросит?

Г.САТАРОВ – Кого он имел в виду, говоря о благотворительности, интересно? Списочек можно и длину этого списка. Ну, ладно, это шутка. Вы знаете, когда они говорят «государство», хочется смеяться до икоты, потому что у них довольно своеобразное представление о государстве. Под государством они понимают правящую бюрократию и все. А, что такое третья статья Конституции они не знают, к сожалению, как и многие наши радиослушатели. Поэтому это все смешно. А, во-вторых, в принципе, контроль над активами, которые имеют, в том числе, персонифицированную привязку вроде активов Тимченко – он же осуществляется не только персонально Тимченко. А осуществляется, в том числе, и тем, что он понимает под государством. Понятно, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Кого мы все подразумеваем…

Г.САТАРОВ – Когда говорим государство. Поэтому передать ему это – пустой звук. Оно и так там.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А вот смотрите, когда он говорит как раз про санкции, то господин Тимченко говорит: «Запад сильно ошибается, если думает, что ущемленный санкциями пойдет в кремль и попросит смягчить позицию по Украине. Владимир Владимирович в любой ситуации руководствуется интересами России. Компромисса тут быть не может, да и бизнесу в голову не придет рассуждать на эту тему. Все трудности – это мелочи по сравнению с масштабом государственных задач». Такой хороший месседж.

Г.САТАРОВ – Ну, господи! Это опять про то же. Во-первых, они очень любят говорить, использовать категорию «государственные интересы». В нормальном, демократическом государстве нет такого понятия, как «государственные интересы», потому что государство – это корпорация, создаваемая гражданами для производства общественного блага, и у нее, у этой корпорации, нет интересов, есть только задачи, вот эти самые задачи: производство общественного блага. Как производят общественные блага? Ну, например, такое благо, как безопасность…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А как же? А вы не помните наш знаменитый общественный договор: в обмен на безопасность мы готовы отказаться от части своих прав.

Г.САТАРОВ – Это просто модельная интерпретация того, что происходило при путинском режиме, не более того. Никого общественного договора не существует в природе в этом смысле. Так вот, на чем вы меня перебили-то? Извините, радиослушатели, меня перебили, а я человек старенький, мысли теряю легко… А, да – государственные интересы…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – На государственных интересах, которых нет.

Г.САТАРОВ – Нет в природе такого понятия. Есть интересы личные, есть интересы социальных групп. Есть механизмы согласования этих интересов через выборы, парламентаризм и так далее. Интересы государства, когда они говорят, они имеют в виду интересы монопольно правящей бюрократии, не более того. Поэтому они интересы государства и не формулируют.

А теперь о производстве общественных благ, например, безопасности – есть такое общественное благо. Я напомню, что, по-моему, в 2003-м или в 2004 году Владимир Владимирович Путин в своем послании сказал: «Когда российский гражданин видит милиционера, он переходит на другую стороны улицы» - это по поводу основных источников опасности в нашей стране и по поводу производства такого блага, как безопасность. И как производится такое благо, как образование, здравоохранение. Как производится такое благо, как безопасность на дорогах и так далее. Вот как справляется это государство со своей основной функций – мы все прекрасно понимаем. Поэтому, когда они говорят об интересах государства – бред! Идите лесом, дорогие друзья! С вами все ясно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Когда господин Тимченко говорит, что никому в голову не придет идти к Владимиру Путину и как-то такие темы поднимать – это правда? Бизнес никаким образом не попытается – такой бизнес – повлиять на президента, объяснить, что надо что-то как-то менять.

Г.САТАРОВ – Если он под бизнесом понимаем самого себя, Ротенбергов и так далее, то, конечно, не пойдут, потому что какое-то серьезное изменение статус-кво – это для них смерти подобно, поэтому, конечно, не пойдут, а те, кто помельче – побоятся. Все правильно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Логично, действительно. Но с другой стороны, как-то, смотрите, понятно, что никаких инвестиций не ждут, похоже. Отток капитала стремительно просто увеличивается…

Г.САТАРОВ – «Стремительным домкратом», да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И, когда начинают перечислять все подряд – это же просто караул! Ну, неужели те самые государственные интересы, которых на самом деле нет вроде как, они важны? Неужели никто не обратит внимание, неужели никто с Владимиром Путиным не разговаривает об этом? Я не верю.

Г.САТАРОВ –Слушайте, я вынужден вас прервать, потому что…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Потому что нам на новости надо.

Г.САТАРОВ – Давайте вернемся к этому с разу после…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – О’кей, хорошо! Три минуты перерыв, а Георгий Сатаров за это время придумает, кто сможет поговорить с Владимиром Путиным.

Г.САТАРОВ – Я уже придумал, просто я не хочу…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Георгий Сатаров все придумал, и через три минуты расскажет, кто поговорит с Владимиром Путиным про санкции. Оставайтесь с нами!

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжается программа "Особое мнение". Георгий Сатаров, как и обещал, сейчас расскажет, кто же способен донести до Владимира Путина все то, что разваливается на мелкие кусочки сейчас.

Г.САТАРОВ – Сразу скажу, не знаю, кто. Я просто хотел одну историю рассказать смешную. Это было в 2003 году, после ареста Ходорковского. Я встречался с одним из буржуев из списка тех, кто регулярно ходил к Путину… там дюжина человек.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Встреча с предпринимателями?

Г.САТАРОВ – Да, да. И он мне тогда говорит: «Знаешь, мы, конечно, очень серьезно готовимся к этим встречам, обсуждаем, что и как, но основное время уходит на то, чтобы договорится, чего ему и как не говорить, чтобы он не огорчился». Это было еще в 2003 году. А уж сейчас – извините…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, то есть информация поступает к президенту по принципу «лишь бы его не расстроить».

Г.САТАРОВ – Да, не навредить его картине мира, что, собственно, основное и расстраивает, как обычно. Да, конечно. Он живет, действительно, в очень своеобразной информационной среде и неадекватной.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но это довольно опасно для страны.

Г.САТАРОВ – Конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В условиях, когда решение принимает один человек.

Г.САТАРОВ – Ну, это немножко преувеличено, но, действительно, от него зависит слишком много, но это бесспорно совершенно. Да, это так.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И это очень грустно. По поводу того, что и как происходит внутри страны. Тут собираются всякие экстренные совещания, заседания. Уже премьер-министр комментирует все это в связи с посыпавшимися всякими туристическими компаниями. Там десятки тысяч человек пострадавших. Несколько неожиданным на этом фоне выглядит комментарий Ростуризма, Олега Сафонова, который на вопрос, что же делать гражданам, как им уберечься от банкротства, как компаниям себя вести, и, вообще, что делать? – он сказал: «А вы отдыхайте в России».

Г.САТАРОВ – Ну, да, в Крыму – так это же известно. Только туда теперь непонятно, на чем лететь. А на… как их называют?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Оренбургские авиалинии.

Г.САТАРОВ – Оренбургские авиалинии, да. Но на всех граждан не хватит. Вы можете себе представить, если, действительно, все наши граждане реально рванут в Крым?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Нет, не могу себе этого представить.

Г.САТАРОВ – Ну, и Крым тоже. Хотя им сейчас плохо, у них там слишком мало туристов, но противоположная тенденция тоже разрушительная.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Просто странно…

Г.САТАРОВ – Странная рекомендация?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – …в такой довольно кризисной ситуации говорить: «Ребята, оставайтесь в России, чего вы в самом деле?»

Г.САТАРОВ – Им-то теперь легко говорить – им запретили выезжать наружу. Им теперь хочется, чтобы всем паршиво было – это нормально.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А там нам, конечно, так сладко, хорошо.

Г.САТАРОВ – Ой, конечно, кайф полный! Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тут наши слушатели, во-первых, возмущаются, что они знают-таки 3-ю статью Конституции, что источником власти является многонациональный народ…

Г.САТАРОВ – Дорогие радиослушатели, извините, пожалуйста, я вас невольно обидел. Я беру свои слова обратно сильно-сильно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И спрашивает на слушатель из Петербурга: «А есть государство, которое обслуживает исключительно блага общества, граждан?»

Г.САТАРОВ – Вопрос почти риторический. Конечно, это идеал, и всякий идеал – он недостижим в абсолюте, но эти механизмы политической конкуренции, выборов, независимого суда и так далее – они, по крайней мере, дают гражданам в руки инструменты власти не распоясываться и не отклоняться от этой задачи слишком сильно. Об этом можно мечтать, прежде всего, а не о достижении идеала, который недостижим. Идеальных институтов в природе не существует.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Про людей, которые хотели заступиться за институты и требовали, чтобы они хоть в каком-то виде существовали в России: Болотное дело, третья уже волна, 18 августа приговор, сегодня последнее слово подсудимых. Практически никто не приходит. Люди, вообще, не знают, что это за Болотное дело – никому не интересно. Даже те, кто приходил на первое Болотное дело – все, уже совсем это за границами даже самого широкого информационного поля. Почему?

Г.САТАРОВ –Да. Я согласен. Это как про смерть. Мы смерть мыслим пока живем как некую абстракцию, не имеющую к нам отношения. Ровно там мы мыслим гибель на дороге, какую-то страшную болезнь или еще что-нибудь в этом духе. И ровно такое же отношение к тому, что произошло с этими ребятами, которые были выдернуты из этого абсолютно произвольно и осуждены абсолютно безвинно. «Это произошло в этой самой Москве, нас это не касается, а для москвичей это произошло с теми… вот они чего-то на Болотную ходили, нас это не касается» - это все заблуждение.

Чем больше, тем дальше это касается каждого, я имею в виду, эти замечательные свойства, что мы условно называем государством и властью. Потому что пьяный мент может сбить на улице вас независимо от того, ходили вы на Болотную или нет. Перейти дорогу чьим-то бизнес-интересам может совершенно неожиданно каждый из вас, независимо от того, ходили вы на Болотную или нет. И уничтожить вас, точно, как их – кого угодно могут, независимо от того, ходили вы на Болотную или нет. А все это с вами может произойти по одной простой причине: потому что они ходили на Болотную, потому что они не хотят такой власти и такого государства, а вы не ходили. Поэтому это дальше и происходит, и поэтому расхлебывают именно они. Вот такая картинка.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Про картинки. Информационная картина, которая складывается после просмотра российских телеканалов, она такая, довольно своеобразная. На прошлой неделе было несколько опросов очень интересных, согласно которым россияне, подавляющее большинство россиян опрошенных считают, что это либо украинцы, либо западные спецслужбы сбили самолет. Зато вот среди главных героев всего происходящего на востоке Украины значится Игорь Стрелков. Вот он прямо такой романтичный герой. И я смотрю на голосование, которое было проведено у нас в эфире. Звучало оно так: За кого вы бы проголосовали на выборах президента в 2018 году? Две кандидатуры: Стрелков или Путин. Вы не поверите, но и в сети и по телефону в голосовании побеждает Игорь Стрелков. Как такое, вообще, возможно?

Г.САТАРОВ – Вы знаете, я думаю, что здесь сочетание двух вещей. Первое: Стрелков достаточно яркая, своеобразная личность. Я так сказать, не разделяю его убеждений и его практики, мягко говоря – это понятно, но это у него не отнять. И в этом смысле у Путина на данный момент, независимо от этих 85% и прочее – это все мура – могут выиграть многие, обладающие некой незаурядностью, во-первых, а во вторых «на новенького». Нельзя безнаказанно 14 лет находится у власти. Рано или поздно это ржавеет и никакие усилия этих каналов, рейтингов, этой имплантируемой в мозги мании величия и так далее – не помогут уже, все, привет! Это первое. А второе: ну, то, что это фигура узнаваемая, постоянно раскручиваемая официальными СМИ. Он там по появляемости далеко не на последнем месте, мягко говоря.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, это правда.

Г.САТАРОВ – Поэтому он удовлетворят первому политтехнологическому требованию: он мелькает достаточно часто и он узнаваем. Все, привет! Он уже в этом смысле может конкурировать с Путиным. Поэтому, если вдруг на каналах появится еще одна фигура, которая будет удовлетворять этим двум требованиям – все!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть если Лешу Навального начнут показывать постоянно по федеральным каналам, не только в программе «Чрезвычайное происшествие»…

Г.САТАРОВ – Да, да. Конечно. Не только Лешу Навального. В России много людей, которые могли бы на это претендовать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо большое! Сегодня в особом мнении был Георгий Сатаров, президент фонда «Индем». Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. Всем счастливо!


Г.САТАРОВ – До свидания!
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..