пятница, 8 декабря 2017 г.

ИНТИФАДА ПОД ВОПРОСОМ

Почему интифада может не начаться

Призыв лидера ХАМАСа Исмаила Хании ко всем мусульманам начать очередную интифаду против Израиля опубликовали практически все мировые СМИ. «Заявление американского президента разверзло врата ада», — заявил Хания, лидер террористической организации, которой уже которой год не удается разжечь огонь интифады на территориях и направить праведный арабский гнев против «сионистского образования».
ХАМАС пытался провозгласить интифаду в 2012 году, затем — летом 2014-го, в разгаре операции «Несокрушимая скала» в секторе, осенью 2015-го и летом 2017-го, на фоне скандала с установкой металлодетекторов возле входа на Храмовую гору. Тогда попытки разжечь огонь восстания не увенчались успехом. Удастся ли ХАМАСу и его радикальным собратьям на Ближнем Востоке использовать нынешний момент, чтобы развязать очередную войну против Израиля при содействии других арабских и мусульманских стран?
Газа: ракеты за пазухой
Примечательно, что Исмаил Хания угрожает Израилю интифадой и призывает всех палестинцев отомстить за «Аль-Кудс» (арабское название Иерусалима), тогда как его собственные ракеты , а их у ХАМАСа несколько десятков тысяч, в ход пока не идут. В вечер четверга из Газы были выпущены две ракеты, которые в Газе же и разорвались. Однако, стрелял не ХАМАС, а все те же салафитские группировки, неподвластные Исмаилу Хание и Ихье Синвару, лидерам ХАМАСа.
Дело в том, что после подписания соглашения о перемирии с ФАТХом, в котором активно участвовал и Египет, ХАМАС связан по рукам и ногам, в прямом и переносном смысле слова. В Газе идут сложные и многоступенчатые процессы, направленные на облегчение блокады и открытие КПП Рафиах, чтобы палестинцы смогли переходить в Египет. Если ХАМАС проведет ракетный обстрел, он непременно вызовет  жесткую реакцию Израиля, что может привести к аннулированию внутри-палестинского соглашения. А это никак не вписывается в планы ХАМАСа. Так сказать, интифада интифадой, а обед по расписанию.
Бесспорно, всегда есть шанс на то, что те или иные «мятежники» все же нарушат режим прекращения огня, однако на данный момент ХАМАС отделывается громкими заявлениями и угрожающими «хэштегами» в Твиттере. На эту тему уже вовсю шутят арабские карикатуристы.
Западный берег: как управлять гневом
Если бы ХАМАС располагал достаточной силой на Западном Берегу, вполне возможно, что планы по разжиганию очередной интифады, прежде всего для того, чтобы свалить режим Абу Мазена и установить контроль над этой территорией, давно увенчались бы успехом. Но что поделать, если на Западном Берегу уже свыше 12-ти лет успешно и плодотворно сотрудничают израильская армия и палестинские силовые структуры. У них одна цель — остановить ХАМАС, не дать его активистам поднять голову. Регулярные аресты и задержания, тюрьмы строгого режима, где сидят лидеры и активисты ХАМАСа, обмен информацией между силовыми структурами обеих сторон — так выглядит сотрудничество между Израилем и ПА в сфере безопасности. И если кто-то извне рассматривал бы только эту сторону взаимоотношений между Рамаллой и Иерусалимом, то могло бы показаться, что мир уже давным-давно наступил.
О действиях Абу Мазена, который возглавил ПА в феврале 2005 года, можно говорить всякое. Да, Палестинская Автономия снабжает деньгами семьи террористов, недостаточно делает для того, чтобы положить конец подстрекательству на своих каналах и радиостанциях, позволяет себе отвратительные заявления против Израиля и так далее. Cтоит напомнить, что несмотря на сотрудничество силовиков, многолетний конфликт между Израилем и палестинцами продолжается и пока не решен.
Однако, если говорить о реальных действиях, то очевидно, что как раз Абу Мазен, которого так любят представлять чуть ли не «рыцарем тьмы», последовательно действует против вооруженного восстания и очередной интифады на своей территории. Прежде всего, потому что он в нее не верит, не думает, что таким образом он сможет чего-либо добиться для своего народа. А во-вторых, Абу Мазен прекрасно понимает, что в разгаре хаоса и анархии канет в Лету и его режим, а может и сама Палестинская Автономия. Так что в отличие от Арафата в 2000 году, Абу Мазен сегодня не только не подстегивает начало новой волны террора против Израиля, но и, несмотря на критику, продолжает сотрудничество с Иерусалимом в сфере борьбы с ХАМАСом и прочими исламистскими группировками. Это как раз та переменная, которая изменилась за последние 17 лет, прошедших с начала кровавой второй интифады. Пока вооруженные силовики Абу Мазена воюют против ХАМАСа, а не вместе с ним, организованной сверху интифады не будет.
Что же касается настроений на палестинской улице, то очевидно, что как и любая другая улица, она подпитывается централизованной пропагандой, молчаливым согласием на террор, оружием, которое внезапно извлекается из-под полы, и т.д., и т.п.
Потенциал для взрыва существует всегда, однако в данный момент есть и немало сдерживающих факторов: нежелание палестинских властей развязывать войну, которая может уничтожить и ПА, и относительный достаток жителей Западного берега — особенно если сравнивать их жизнь сейчас с годами второй интифады или с печальными обстоятельствами, в которых оказались сирийцы, йеменцы, ливийцы и прочие арабские народы, ввергнутые в ад гражданских войн, голода и разрухи.
Очагами нестабильности, как всегда, являются некоторые лагеря беженцев в Шхеме и Бейт-Лехеме, район Хеврона и арабские кварталы Восточного Иерусалима. Особенно опасна ситуация в районах восточной части города, которые после строительства стены оказались в «силовом вакууме»: израильская полиция там практически не действует, а у палестинской туда нет доступа. Именно из этих кварталов вышли террористы последней волны, начавшейся в 2015 году, именно там все кипело и бурлило в разгаре летнего скандала с металлодетекторами на Храмовой горе. Отдельные теракты одиночек или даже небольшие «волны» вполне возможны на этом фоне. Но палестинское руководство, по вышеуказанным причинам, присоединится к этим выступлениям лишь в самый последний момент, если почувствует, что волну уже не остановить.
Арабский мир: чужую беду руками разведу
17 лет назад, когда Иерусалим горел, а на его улицах ежедневно взрывались смертники, казалось, что так называемая «арабская улица» выходит из берегов. В Каире, Аммане, Сане и Дамаске ежедневно проходили гневные демонстрации протеста. Катарская телевизионная сеть «Аль-Джазира» вела бесконечные прямые эфиры из Газы, Рамаллы и Восточного Иерусалима, подливая масло в и без того бушующий огонь. Арабские лидеры ежеминутно осуждали «израильского агрессора» и клялись отомстить за Палестину.
Однако даже тогда ни одна арабская армия не отправилась к израильским рубежам, ни один потенциальный шахид из Марокко, Туниса или Каира (в местных университетах тогда набирали шахидов для «войны с сионистами) так и не сел на самолет в Тель-Авив, и не перешел границу пешком.
Маловероятно, что сегодня, когда цунами арабской весны основательно прошлось по столицам арабского мира, оставляя за собой шлейф смерти и разрушений, кто-то из арабских лидеров всерьез решится присоединиться к усилиям ХАМАСа и выйти на защиту Иерусалима. Не сейчас, когда Саудовская Аравия заключила дорогостоящие контракты с США во имя своей же безопасности и создания американо-израильско-арабского фронта против Ирана. Не сейчас, когда Каир и Амман больше чем когда-либо зависят от американской помощи.
Помнится, в ходе войны в Газе в 2009 году «Аль-Джазира» запустила целую серию видеоклипов, рекламирующих ее же прямые эфиры из сектора. В одном из этих клипов молодая женщина, жительница Газы, кричала: «Где вы, арабы?! Где вы? Почему не слышен ваш голос?!». Но голос, который она надеялась услышать, так и не прозвучал.
С тех пор прошла целая эра. Ближний Восток изменился до неузнаваемости. Раскол между сторонниками и противниками «Братьев-мусульман» дважды способствовал революции и сменам режима в Египте. Сирия и Ирак оказались неспособными защитить свою территорию от новых вандалов — террористов «Исламского Государства». Бесконечная война в Ливии, новая война и голод в Йемене, миллионы беженцев в Ливане и Иордании — кто в этой ситуации, когда социо-экономические причины арабской весны так и не устранены, сможет не только замолвить слово о Палестине, но и предпринять реальные действия?
Да, Иерусалим по-прежнему остается мощным символом для более чем миллиарда мусульман, и с помощью заветного слова «Аль-Кудс» все еще можно мобилизовать толпы демонстрантов, которые способны, в том числе, штурмовать посольства и атаковать людей. Это особенно выгодно исламистским организациям и движениям, которые таким образом подчеркивают свою преданность идее и бездействие арабских режимов, способных только на «войну хэштегов».
Настоящая опасность угрожает сегодня Иордании, которая, с одной стороны, в самых резких выражениях высказывается о решении Дональда Трампа, но с другой стороны ничего не может сделать, так как полностью зависит от американской помощи, чтобы выжить, прокормить мириады беженцев из Сирии, защитить себя от ИГ.
Дестабилизация Иордании и Египта угрожает не только этим странам, но и Израилю, который тесно сотрудничает и с Каиром, и с Амманом в сфере безопасности. Лидеры этих стран были в курсе планов Дональда Трампа, и, несмотря на свое недовольство, были вынуждены ограничиться относительно умеренными заявлениями, в которых они выразили свой протест и потребовали у США «вернуть все обратно».
В целом пока создается ощущение, что война всех против всех на Ближнем Востоке откладывается на более поздний срок. В процессе могут пострадать американские и израильские посольства, пройдут демонстрации, будут лететь камни и бутылки с зажигательной смесью, возможны теракты «одиночек», особенно в Иерусалиме. Однако все эти события не подпадают под определение «интифада».
Похоже на то, что и арабские лидеры, и руководство ПА предпочитают дождаться весны и новой инициативы Дональда Трампа по мирному урегулированию между Израилем и палестинцами. Если эта инициатива, которую Трамп обещает вскоре представить, лопнет как мыльный пузырь, тогда шансы на дестабилизацию соседних стран и самой Палестинской Автономии значительно возрастут. Если же станет ясно, что и у этого президента нет никаких шансов продвинуть свой план по разрешению конфликта и сдвинуть ближневосточный воз с мертвой точки, то ставки исламистов, в том числе и радикальных структур, таких как ИГ или Аль-Каида, значительно повысятся.
Сегодня ситуация на палестинских территориях сдерживается за счет договора ФАТХ-ХАМАС, плачевного положения ХАМАСа, и зависимости ФАТХа от израильской армии. В арабском мире рассчитывают на успех инициативы Трампа, и пока согласны дать ему шанс. В данный момент интифада может не начаться. Но ее грозный признак по-прежнему маячит на безоблачном, чуть белесом от яркого солнца иерусалимском небе.
Депутат кнессета Ксения Светлова — специально для «Деталей». Фото: Эмиль Сальман

JERUSALEM IS ISRAEL’S CAPITAL!

 
Dear Patriot,

Please read this message below from our sponsor, The International Fellowship of Christians and Jews.

Kelly Walsh, Editor
 



TELL THE U.N. – JERUSALEM IS ISRAEL’S CAPITAL!

 
 
Israel is surrounded by enemies on all sides facing anti-Semitic unrest and violence. Take a stand for Israel right now by telling the United Nations that Jerusalem is the capital of the Jewish state and God's eternal city.
Sign our petition so your voice can be added to like-minded Americans who agree that Israel needs our support and help. And when you sign the petition, request a JerUSAlem car magnet with your gift of any amount to show your unwavering support of Israel.
 
SIGN THE PETITION NOW
 
 
  
 
 
 
 


Privacy Policy

MATERIAL CONNECTION DISCLOSURE: You should assume that the sender of this email has an affiliate relationship and/or another material connection to the persons or businesses mentioned in this message and may receive commissions from purchases you make on subsequent web sites. You should not rely solely on information contained in this email to evaluate the product or service being endorsed. Always exercise due diligence before purchasing any product or service.

© 2017 Great American Daily
320 Runnymeade Rd. | Essex Fells, NJ 07021
320 Runnymeade Rd.
Essex Fells NJ 07021
USA

Unsubscribe | Change Subscriber Options 

ЗЛОБОДНЕВНОЕ


WHAT WOMEN WANT. Boris Gulko

WHAT WOMEN WANT.
Boris Gulko

A magnificent picture is the creation of the Almighty: glaciated mountains, fertile valleys cut by deep rivers. The sun's rays bear fertile energy, and the earth reserves are stored in the form of oil and gas. The precisely verified orbit of the planet allows us to be in a narrow spectrum of the climate that allows biological life. "And God saw that it was good" repeated many times in the Torah about creating all this perfection.
But there was one bottleneck in God's creation. Already on the day of their creation, Eve fed Adam a forbidden fruit, and they "realized their nakedness" (Genesis 3:7). The Creator, disgusted, asked Adam: "Who told you that you were naked?" (3:11) It became clear that the problem of sex had come, "ruddy fief", as Sasha Chernyi[A1]   called it.
Yet after the flood the Creator was able to save the people who accepted the Torah rules that regulate sexuality. According to these rules, girls must remain innocent before marriage, and in marriage remain faithful to their husbands. The circle of those who marry is limited to different-sexed people who are not closely related. Divorce is permitted, but swing is forbidden: a divorced woman, having been with another man, is already forbidden to her past husband. Polygamy is allowed, and in some cases prescribed. So, even a married man is obliged to take his wife as a childless brother's widow. If he refuses, his house is called the "shabby house". A widow can’t refuse such a marriage.
The biblical story that has become relevant today concerns Joseph and the wife of his master Potiphar, the chief over the executioners of the pharaoh. She said to Joseph, "Lie down with me" (39:7), Joseph answered "... how will I do this great evil and sin before God?" (39:9) But one day, when they were alone, the wife of Potiphar "grabbed him by his clothes, saying: "Lie down with me!" But he left his clothes in her hands and ran out." (39:12) Having material evidence of Joseph's clothes, Potiphar 's wife blamed the attempted rape – proof was still required those times. Joseph was imprisoned. This is the first known accusation of a man in sexual harassment.
In the last decades, with the loss of religiousness, the secular Western world gained unprecedented sexual freedom. All taboos of sexual life swiftly died, one after another: same-sex marriages are legalized, in Europe now the admissibility of incest is being discussed. "Toilet President" Obama made common toilet rooms and showers the norm for ordinary people and for those who have not decided on their gender.
Asya Kramer in the essay "The Inquisitors and the Amazons" quoted the words of the LGBT activist: "Schoolgirls should get used to the fact that they can see the penis in the toilet!"
But suddenly the women rebelled against the newly found sexual freedom. No, they do not seek to deprive themselves of the conquered liberties.  On a contrary, nor very consistently (where have you seen very consistent women?) they want to keep their sexual liberties, but completely deprive men of them.  Starting with the incident by producer Harvey Weinstein, the tsunami passed through American life, criminalizing any hint of male sexuality today, yesterday, and even the day before yesterday. At the same time, evidence of this criminal sexuality is not required. It is enough that the woman reported that half a century ago someone looked at her with lust, and the man no longer can wash this off.  At the same time, I knew girls who always thought they were looked at with lust.
93-year-old former President Bush, who has been moving around in a wheelchair a couple of years now, posing for a group photo, as was customary, slightly hugged, actress Heather Lind, according to her words. He did not quite reach her waist, apparently, from the wheelchair.  The accusation from the actress came only now. Bush apologized, although he did not remember the most epoch-making event, perhaps because of his old age.
Reading the memoires of women, I noticed that ladies, even with a rich romantic history, usually remember when someone was rejected. This is the form of atavistic chastity. Actress Jessica Teich accused the actor Richard Dreyfus now of the sex proposal that he made to her in 1980, describing: "I can’t remember how my face was next to his penis ... I did not do it, I left." Dreyfus was amazed - for the last 30 years he and Jessica were close friends. 30 years of friendship and now she comes out with this!
Since there is no past, the press has seen articles of ladies with regrets that 20 years ago they did not finish Bill Clinton off and did not achieve his impeachment. This is the same President who signed the law that  repealed the presumption of innocence for men in cases of suspicion of sexual harassment!
But in case of Clinton, the ladies were late - the train has gone, he is no longer the president. Then they remembered they had missed Judge Thomas. In the distant 1991, when listening to the senate on Thomas's approval as a member of the Supreme Court, Anita Hill, who rightly followed the judge at all stages of his career, accused Thomas that he spoke obscenity to her.
Thomas denied everything. For two weeks CNN broadcasted to the whole world obscenities of which the judge was accused. I watched this in Reykjavik[A2] , where I played chess[A3]  at that time, and learned quite a few new words and expressions for myself.
Now there are publications with appeals to go back to those hearings that demand to expel the foul-mouthed judge from the Supreme Court. But this is unlikely to happen.
First of all, Thomas is a black man.
Second, those hearings of Judge Thomas markedly changed the  generally accepted vocabulary of American public figures. Many of the indecencies of which Thomas was accused, today are allowed for public figures in a speech. Senator from the State of New York and a possible presidential candidate in 2020, Kirsten Gillibrand, of course, a great defender of women from the sexual harassment, twice in her public speeches used the word "f". In other words – she was swearing. The vice-president Biden also allowed himself this in front of the microphone.
The current offensive of women against men was accurately foreseen in the symbols of the 1987 film "The Witches of Eastwick", based on the novel by John Updike. There are three women, beautiful in different ways, and a little witchy, which is what often happens to beautiful women. They imagine an ideal lover. The dream materializes in the form of the brilliant Jack Nicholson, who is, of course, from their department, the witchy one.
The Devil in every way appease the witches in his luxurious villa, treats them to wonderful time with fireworks. But at the end the witches still decide to get rid of him.
The Devil tries to hide from the witches in the church - where else? He addresses the parishioners: "... I want to ask you about something. You all go to church. Do you think God knew what he was doing when he created the woman? Or do you think it was one of His little mistakes? Like typhoons! Earthquakes! Flooding! Do you think women are from this kind of his errors? ... You don’t believe that God could make a mistake? Of course, it's wrong. We are all mistaken. Only, when we are mistaken, we say that it’s a work of the Devil. When God is mistaken, they say – it’s Nature. So what do you think? Women were a mistake? Or did he create them intentionally? I want to know! If this is a mistake, maybe something can be done! Find a cure! Invent the vaccine to develop immunity. Do the exercises. Twenty push-ups a day ... and women will not bother you anymore! ... "
In the final shot, Nicholson throws the last glance at his mistresses.  But they mercilessly press the remote and destroy him.

Most of the current accusations against men are slander by definition. Evidence of the prosecution may not be sufficient - this is decided by the court. But if there is no proof at all, there is no other way to call them but libelous. Of course, the accused can confess to the deed, and save the accuser.

This is not the case of the conservative judge from Alabama, 70-year-old Roy Moore. Moore made a name for himself on a national scale when in 1994, as a district judge, he installed in his office a panel with 10 biblical commandments. Soon the judge installed a monument with these quotations in front of the court building as well. It is hard to find a politician more hated by liberals in America than Judge Moore.
On December 12, Judge Moore will be considered for election to the US Senate. For this occasion, 9 women rummaged in their memory and accused the judge in cases of Sexual Harassment – the most recent being 26 years ago. One of the victims -- a chaste old woman remembered, how, more than half a century ago, the boy Roy on a school date kissed her, when she didn’t want him to. The entire American press, the political leaders of both parties of the country, went into fits of indignation and demanded that the judge should withdraw his candidacy from the elections. Many crimes have a statute of limitations. But not an unwanted school date kiss. The question is: what half a century ago the girl was expecting on a date?

John Nolte of Breitbart News, having reviewed the charges brought against Judge Moore and finding forgeries came to the conclusion that they all "go beyond the ridiculous. Legion of sick freaks, imitating moral horror because of the acquaintance of a 30-year-old man with a 16-year-old girl (in Alabama, 16 years is recognized as the age of majority) is the height of party spirit. Do not forget that the same people who display the indignation, find it normal when the 7-year-old chooses whether to change his sex; kindergartners lose their innocence through homosexuality lessons; a magazine for teenagers Teen Vogue publishes instructions on anal sex and 12-year-old girls are exposed to a penis belonging to a mentally ill person, a man in a woman's dress. You are sick freaks. Deliver me from your indignation."

But doesn’t the quantity go into quality here? 9 of the Moore’s accusers – all of them are slanderers? The magic of the figures is interesting: Mark Twain in the story "Running for Governor" has the same number 9: "... on someone's instigation during the pre-election meeting, nine kids of all skin colors and in a variety of rags scrambled to the rostrum and, clinging to my feet, began to shout: "Daddy!"
The most deceitful US politician Hilary Clinton calls for "believing women." In addition to the flaw in the legal consciousness of the most popular presidential contender in the last election, which considers the presumption of innocence to be irrelevant, the question itself is important: Are women more truthful than men?
I think that no, they are not. I recall the incident in 2006 about students of Duke University, the players of lacrosse team that excited the country for a long time. The stripper who they invited to the party accused three guys of rape. Parents lost their lives on lawyers, the guys lost a year of life. But DNA analysis was possible: among many strippers’ partners in the last days, the accused guys were not found.
It was an easy case. And if 50 years have passed since the criminal kiss? The saliva dried up, the analysis here will not help. In addition, the list of sexual crimes has grown. Now it includes a smirk and an indiscreet look.
There is nothing to complain about. You need to search, as the Devil in a film said, for solutions. You can follow the ultra-Orthodox. Go to New Square - it's not far from New York. There Hasidim walk on separate sidewalks - one for men, the other - for women. In shops - separate entrances. Also observe an organized life in some religious towns of Israel, like Ramat Bait Shemesh. Along the street of an ordinary city, an ultra-orthodox man walks along the tunnel: he does not see women walking on either side. Such a Jew will not touch a woman who isn’t his wife, specifically won’t smooch her on a cheek. Here is a memorable case: when Margaret Thatcher was presented to the cabinet of Israel, and gave a hand to the religious minister Joseph Burg, he hid his hands behind his back.
Ultra-orthodoxes marry their children as early as possible. They believe that love does not come before the wedding, but after it.
And still this doesn’t not guarantee safety against moral impurities. The Israeli newspaper Ha-Yom Guyom reported a regrettable story. A year ago, a lady complained to the police that in 2008 she was raped by a rabbi, who sometimes held classes at the ulpan[A4]  in which she studied (at that time 14 years old). Interrogations dragged on, the rabbi was in prison. Recently, the prosecutor's office canceled the case. The charge against 56-year-old father of 6 children and several grandchildren was not annulled.

Maybe, as the Devil  suggested in the church, look for a vaccine or try push-ups.
Translated by Alla Axelrod Related image


 [A1]Alexander Mikhailovich Glikberg better known as Sasha Chorny 1880-1932 was a Russian poet, satirist and children's writer. 
 [A2]Rejk
 [A3]Reykjavik [A3] --capital of Iceland
 [A4]Ulpan is a Hebrew word meaning "studio", "teaching", or "instruction". Theulpan is designed to teach adult immigrants to Israel the basic language skills of conversation, writing and comprehension.

Ленинградские «дела»

Ленинградские «дела»

«Не войдет он в этот город и не бросит туда стрелы…
По той же дороге, по которой пришел, возвратится, а в город сей не войдет…
Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида раба моего».
Книга пророка Исайи. Глава 37

1 октября 1950 года в 2 часа ночи, в Ленинграде по приговору Военной коллегии Верховного суда, во дворе Дома офицеров, что по Литейному проспекту под номером 20, были расстреляны:
Секретарь ЦК А.А.Кузнецов,
Первый секретарь Ленинградского обкома П.С.Попков,
Председатель Госплана Н.А.Вознесенский,
Второй секретарь Ленинградского горкома Я.Ф.Капустин,
Председатель Ленгорисполкома П.Г.Лазутин,
Председатель Совета министров РСФСР М.И.Родионов.

Осужденных по одному выводили во двор и стреляли им в затылок из револьверов с глушителем, чтобы прохожие по Литейному проспекту не слышали звуки выстрелов.
Проходившие по этому же делу первый секретарь Ярославского обкома И.М.Турко, управделами Ленинградского обкома Ф.Е.Михеев и заведующая отделом Ленинградского обкома Т.Е.Закржевская получили по приговору лагерные сроки, но на свободу так и не вышли.
После расстрела во дворе Дома офицеров были арестованы и расстреляны партийные работники по всей стране, так или иначе связанные в своем прошлом с Ленинградом.
Была репрессирована семья Н.А.Вознесенского: его родной брат А.А.Вознесенский – ректор Ленинградского университета был расстрелян, сын – 15-летний Валерий (в будущем академик В.А.Мироненко) провел несколько месяцев в тюрьме; расстреляна сестра – секретарь Куйбышевского райкома М.А Вознесенская.
Отмененная еще в 1947 году, за полгода до начала процесса 12 января 1950 года смертная казнь была восстановлена по отношению к изменникам родины, шпионам и подрывникам-диверсантам.
29 сентября начинается процесс и уже через 3 дня расстрел арестованных; к 12 июля 1951 года, менее, чем через год, начинаются аресты и расстрелы всех девяти следователей, участвовавших в деле, включая министра госбезопасности В.С.Абакумова – непосредственного куратора дела.
От восстановления смертной казни до ликвидации всех участников – менее двух лет. За этот, достаточно короткий срок, было расстреляно 200 человек и около 2000 репрессировано.
Во всем этом деле поражает прежде всего какая-то целенаправленная жестокость, спешка, вызывающая подозрение в стремлении как можно быстрее что-то скрыть, смыть пролитой кровью. Подобного в истории советского террора еще не бывало.
Остро заточенный топор советской репрессивной машины, обрушившийся на головы высших партийных функционеров, должен был убедить в том, что вина «ленинградцев» была столь велика, что в интересах государства необходимо было их расстрелять.
В чем же заключалась их вина?
Быть может, ответ кроется в тех причинах, по которым за полгода до начала процесса была восстановлена смертная казнь?
Но ни изменниками родины, ни шпионами, ни, тем более, подрывниками-диверсантами ни один, из проходивших по этому делу не был. То, о чем говорилось в приговоре настолько неубедительно, невнятно и двусмысленно, что создается впечатление о существовании чего-то неординарного и трагичного даже по меркам советского репрессивного правосудия, и это не могло быть озвучено в стенах закрытого судилища.
Намерение перенести столицу РСФСР в Ленинград, создать русскую партию в противовес Всесоюзной коммунистической партии – все это звучит таким же абсурдом, как и обвинения в шпионаже в пользу Англии. Все это уже бывало в истории Советского Союза и кое-какие выводы, наверное, были сделаны.
Подтасовка результатов выборов на Ленинградской партийной конференции – неубедительно; проведение в Ленинграде всесоюзной оптовой ярмарки без согласования с Москвой, но, на самом деле, она была согласована. Создание ленинградской мафии – но время этому еще не пришло!
Двери к пониманию этого дела плотно закрыты и по сей день, но в обветшалом с годами «строении», неизбежно появляются щели, сквозь которые естественно проникает свежий воздух понимания и осмысливания.
Решение ликвидировать ленинградскую партийно-государственную верхушку сформировалось у И.Сталина не позднее 1947 года.
По свидетельству А.Микояна, летом 1947 года, находясь на отдыхе на озере Рица, И.Сталин доверительно сообщил прогуливавшимся с ним соратникам, среди которых были Л.Берия и Г.Маленков, что он, Сталин, стареет, силы уже не те и предложил рассмотреть возможность назначения преемника.
«Наиболее подходящей кандидатурой на должность Председателя Совета министров СССР он (И.Сталин) считает Н.Вознесенского, а на пост Генерального Секретаря – А.Кузнецова. Как не возражаете, товарищи?»
«Товарищи», прекрасно понимая, что вождь проверяет их «на вшивость», благоразумно не возразили, но сделали соответствующие выводы.
И.Сталин дает команду: «Фас!»
31 августа 1948 года неожиданно умирает, снятый незадолго до кончины с поста председателя Коминформа, А.Жданов. Умер он не у себя дома, не в Кремлевском кабинете, а в санатории «Сосны» на Валдае, куда был направлен по решению Политбюро на отдых и лечение.
А.Жданов является достаточно значимой фигурой в нашем повествовании, а поэтому есть смысл остановиться несколько подробнее на некоторых обстоятельствах его жизни и смерти.
В довоенное, послекировское время этот партийный чиновник был фигурой номер два в партийной иерархии и даже рассматривался как возможный преемник И.Сталина.
Все 871 день блокады Ленинграда, начиная с 8 сентября 1941 года и по 27 января 1944 года, первый секретарь обкома А.Жданов, провел в Смольном, где находился штаб, руководивший обороной города и контролировавший действия двух фронтов Ленинградского и Волховского.
В конце сороковых годов, уже после прорыва блокады, мы, смольнинские мальчишки, любили рыбачить на Невской излучине, около Охтинского моста. Там был небольшой деревянный причал, с которого хорошо брали крутоспинные окушки размером с мальчишескую ладонь. Сразу за причалом, на крутом береговом откосе стоял дощатый щит, прикрывая что-то.
Много позднее я понял, что это был вход в туннель, который вел в здание Смольного. Так осуществлялась доставка продуктов для работников штаба и предусматривалась возможность эвакуации в случае критической ситуации: с причала, на скоростном катере, направо под Охтинским мостом и дальше вверх по реке до Ладожского озера.
Эвакуации не понадобилось.
Сразу же после прорыва блокады, 17 января 1945 года А.Жданов переводится в Москву. О московском периоде его жизни написано достаточно много, особенно о его известной речи в Ленинграде в 1946 году, в которой он назвал великую А.Ахматову «блудницей», а М.Зощенко – «подонком литературы». Таков был этот партийный чиновник, отвечавший за советскую идеологию, и отличавшийся от других только тем, что умел «бренчать» на фортепиано.
Но нам значительно интереснее остановиться не на послевоенной жизни этого «пианиста», а на обстоятельствах его смерти.
К 1947 году отношения И.Сталина и А.Жданова резко и безоговорочно испортились. Как вспоминала дочь И.Сталина Светлана, однажды на даче И.Сталин резко обрушился на А.Жданова:
«Что сидишь, как Христос? Что молчишь?»
Использование И.Сталиным библейского образа, можно объяснить, как семинарским прошлым вождя, так и религиозным воспитанием самого А.Жданова, отец которого был известным религиозным деятелем. Но если И.Сталин назвал А.Жданова «Христом», то себя он в этом случае наверняка считал Понтием Пилатом, то есть, судьей. В чем же он обвинил А.Жданова?
По свидетельству Светланы, А.Жданов сидел бледным, тяжело дышал, не имея сил даже вытереть со лба капли пота. Наверное, он уже предвидел свой «скорбный» путь.
Через два года его, по решению Политбюро, отправили «на лечение» на Валдай, в санаторий «Сосны», где он и умер.
29 августа 1948 года врач-кардиолог Л.Тимашук, специально приехавшая в санаторий из Москвы, анализируя электрокардиограмму А.Жданова диагностировала у пациента инфаркт «в области левого желудочка и межжелудочковой перегородки» и выразила резкий протест против того, что лечащие А.Жданова врачи не предписывают ему постельный режим.
Интерпретация результата электрокардиограммы требует профессионализма, опыта и оценки текущего состояния больного, и все это у Л.Тимашук безусловно было.
Любой врач имеет право на собственное мнение, имеет право и на ошибку. Все, лечившие А.Жданова врачи, включая кардиолога С.Карпай, имевшей доступ к последней кардиограмме, отрицали наличие инфаркта у больного. Известный кардиолог профессор Ф.Лясс, уже в наше время проанализировал ту самую кардиограмму с использованием современных методик и решительно заявил, что она не показывает инфаркта у больного А.Жданова.
Таким образом, столь категоричное письмо Л.Тимашук следует рассматривать не с позиции оценки лечебной ситуации, а того, кому это письмо было адресовано.
А адресовано оно было Н.Власику – начальнику личной охраны И.Сталина, а по совместительству начальнику службы охраны Министерства государственной безопасности и передано из рук в руки начальнику охраны А.Жданова майору А.Белову.
В этом случае, письмо является, ничем иным, как политическим доносом.
Через два дня А.Жданов умер, а 7 августа Л.Тимашук написала второе письмо, адресовав его все тому же Н.Власику, а копию – секретарю ЦК А.Кузнецову, категорически утверждая, что «лечение А.А.Жданова проводилось абсолютно неверно», а точнее – злонамеренно.
Узнав о смерти А.Жданова, А.Кузнецов и Н.Вознесенский полетели на Валдай. Отметим, что оба бывших ленинградца, проведшие со А.Ждановым все 871 день в осажденном городе, ни разу не навестившие его в санатории-лечебнице, бросили все свои дела и срочно прибыли в санаторий, чтобы присутствовать на вскрытии тела, которое производилось не в прозекторской районной больницы, а в плохо освещенной ванной комнате санатория. Выглядели они при этом крайне обеспокоенными.
Что же их так беспокоило?
Только одно – причина смерти, а точнее возможность иной, в отличие от инфаркта, причины. Но этой причины в плохо освещенной ванной комнате санатория обнаружено не было, и два бывших ленинградца, прекрасно понимая, что жизнь А.Жданова является индикатором их собственных жизней, успокоились и отправились обратно в Москву, не ведая того, что жить им осталось чуть более одного года.
Подведем некоторые итоги.
Доктор-кардиолог Л.Тимашук была секретным сотрудником МГБ (куратор – майор А.Белов). Категоричное письмо – донесение, написанное 29 августа, прошло не только по специальным каналам МГБ (А.Белов – Н.Власик – В.Абакумов), но и было «открыто» Центральному Комитету через копию донесения, адресованного А.Кузнецову.
Таким образом, категоричность обвинений в донесении Л.Тимашук означает только одно: А.Жданов должен умереть в самое ближайшее время, иначе указанная категоричность теряет всякий смысл.
Письма-донесения Л.Тимашук обрели вторую жизнь через четыре года, когда началось «дело врачей». Но это, как говорится, совсем другая история.
Что же было причиной столь «криминального» отношения И.Сталина к ленинградской партийной верхушке? Что побудило расстрелять арестованных практически сразу же после оглашения приговора во дворе судилища. Где искать причину?
В 1949 году решением партийно-государственных органов был закрыт уникальный музей – Музей обороны Ленинграда, располагавшийся в здании бывшей мануфактурной выставки в Соляном переулке, а вскоре в 1950 году был арестован и приговорен к расстрелу (позднее приговор был заменен 25 годами лагеря) основатель музея и его бессменный руководитель – Л.Раков.
В решении о закрытии говорилось:
«Экспозиция музея извратила ход исторических событий в годы Великой Отечественной войны, и является по характеру антипартийной, и недостаточно акцентирующей роль партии и Сталина, а также выпячивающей местный ленинградский патриотизм.»
Вот как описывает закрытие музея его бывший экскурсовод Н.Нонина:
«Тысяча девятьсот сорок девятый год… Во дворе Музея обороны горят костры. Жгут бесценные уникальные экспонаты, подлинные документы, реликвии. Жгут подлинные фотографии. В залах музея молотом разбивают скульптуры. Баграми сдирают живопись. Ломами рушат стены… Жгут костры. Гибнет Музей Обороны Ленинграда».
 Бесчеловечная жестокость уничтожения музея всего на несколько месяцев предшествовала уничтожению партийных руководителей Ленинграда во дворе Дома офицеров.
 Какие документы сжигались на кострах? Что искали, ломая стены и вскрывая полы здания?
Блокада.
И.Сталин не любил Ленинград. Не любил и не доверял ленинградской партийной организации, начиная со времен Г.Зиновьева. И.Сталин опасался С.Кирова, и, похоже, инициировал его убийство и уничтожение всей верхушки ленинградской партийной организации. И.Сталин хотел сдать город. Великий город, колыбель русской культуры.
Доказательство этому в его приказе заместителю командующего Ленинградским фронтом генералу-майору И.Федюнинскому и руководителям Ленинградской партийной организации:
И.Федюнинскому, А.Жданову, А.Кузнецову 1941, 23 октября, 3 часа 35 мин.
«Если вы в течение нескольких ближайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной связи с 54-й
Армией, которая вас связывает с тылом страны, все ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска Ленфпонта, но и особенно для того, что бы дать выход войскам Ленфронта для отхода на восток – для избежания плена, в случае, если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в виду, что Москва находится в критическом положении и она не в состоянии помочь новыми силами. Либо вы в эти два-три дня прорвете фронт и дадите возможность вашим войскам отойти на восток в случае невозможности удержать Ленинград, либо вы попадете в плен. Мы требуем: сосредоточьте дивизии 8 или 10 и прорвитесь на восток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важнее.»
В словах И.Сталина звучит паника: ценой сдачи Ленинграда спасти Москву! «Армия важнее!»
Очевидно, ленинградские руководители смогли донести до И.Сталина простую мысль. Без Ленинграда, без Ленинградской индустрии Советский Союз не выдержит войны с Германией.
Ленинградская индустрия – это не только Кировский завод, производящий тяжелые танки. Это и гиганты энергетического машиностроения: «Электросила» и «Металлический завод». Это «Красный треугольник» – завод, производящий техническую резину. Это судостроительный гигант – «Адмиралтейский завод». Это и многие другие заводы, которые можно в достаточно короткие сроки перестроить на производство вооружения.
Ленинградские руководители предложили И.Сталину план, и И.Сталин этот план принял.
 27 октября, т.е. через четыре дня после сталинского приказа, И.Федюнинский, уже не заместитель командующего Ленинградским фронтом, а, всего лишь, командующий 54-й армией, принял активное участие в Тихвинской оборонительной и Тихвинской наступательной операциями, а это означает, что генерал выполнил приказ И.Сталина и отвел войска на восток в направлении Москвы.
Но Ленинград сдан не был.
Блокада города, начавшиеся официально 8 сентября, продолжалась 872 дня, до 27 января 1944 года.
Википедия следующим образом определяет термин «блокада»:
«Военная блокада – военные действия, направленные на изоляцию неприятельского объекта путем пресечения всех его внешних связей.»
 Исходя из этого определения, блокады Ленинграда не было. Ленинград не был изолирован от страны.
Был чудовищный голодомор великого города. Сознательное убийство голодом многих тысяч от шестисот тысяч до полутора миллионов.
Кто знает точное число погибших от голода?
Только бетонная Родина-Мать на Пискаревском мемориальном кладбище.
8 сентября 1941 года, что по данным официальных историков, является началом блокады Ленинграда, были уничтожены Бадаевские склады, деревянные складские помещения, построенные еще в начале века купцом С.Растеряевым. На этих складах хранилось 3 тысячи тон муки и 2.5 тысячи тон сахара, что и послужило по официальным данным, началом голода.
Первый налет немецкой авиации начался в 5 часов 30 минут утра. Вот как описывает его очевидец.
«В тишине раннего утра вдруг возник гул, неизвестно откуда исходящий. Он все нарастал и нарастал. Задрожали стекла и все вокруг стало вибрировать. Вдали в ясном небе появилась армада самолетов. Они летели строем на разной высоте, медленно, уверенно. Кругом взрывались зенитные снаряды – словно клочья ваты в голубом небе. Артиллерия била суматошно, беспорядочно, не причиняя вреда самолетам. Они даже не маневрировали, не меняли строй, и, словно не замечая пальбы, летели к цели.»
 Густой, черный, тяжелый дым завис над городом. Горел сахар.
Что помешало командующему группой армией «Север» генерал-фельдмаршалу Вильгельму фон Леебу взять продовольственные склады, ведь от Красного Села, захваченного в начале сентября до складов было не более пяти километров по прямой? Почему генерал-фельдмаршал отказался от 3 тысяч тон муки и 2.5 тысяч тон сахара для нужд собственных войск, предпочтя их уничтожение?
Говорят, во время бомбежки Бадаевских складов кто-то запускал ракеты. Тема «ракетчиков» была довольно расхожей в блокадное время. Ей посвящена была даже книжка Г.Матвеева «Зеленая цепочка», в которой два мальчика Миша и Степа помогли поймать однорукого немецкого диверсанта, «дядю Петю», таскавшего с собой огромный чемодан с ракетами.
На что нацеливали эти «ракетчики»? На штаб обороны города – Смольный?
Смольный не бомбили. Если бы бомбили, то были бы следы. Да и не было никакой нужды нацеливать авиацию на здание Смольного. Обнаружить здание с воздуха было очень просто: излучина Невы, Охтинский мост, и такой «визуальный «ориентир, как Смольный собор, построенный великим К.Растрелли.
Быть может «ракетчики» нацеливали авиацию и артиллерию противника на индустриальные объекты города? Самый крупный и стратегически самый важный объект в Ленинграде – Кировский завод, который в мирное время выпускал в основном трактора, а с началом войны полностью перешел на производство танков, причем тяжелых – КВ.
Наводить немецкую авиацию на Кировский завод не было никакой необходимости, потому что завод находился на расстоянии 3-х (!!!) километров от немецких артиллерийских позиций на горе Воронья в Красносельском районе Ленинграда. Разрушить завод мог любой командир артиллерийской батареи, расположенной на горе.
По официальным данным 97% ленинградцев погибли от голода и только 3% от артиллерийских обстрелов и бомбежек, и это несмотря на то, что по городу было выпущено около 150 тысяч снарядов и 107 тысяч авиационных бомб. Официальные источники свидетельствуют, что в отдельные дни по городу била вся фронтовая артиллерия противника и жители города сутками не выходили из бомбоубежищ.
150 тысяч артиллерийских выстрелов, а если стреляла фронтовая артиллерия, то выстрелов было много больше – это 150 тысяч (и более) попаданий, потому что при стрельбе по городу промахнуться невозможно.
При такой интенсивности артобстрелов и бомбежек город должен был напоминать Дрезден времен окончания войны, но Ленинград практически не пострадал; не пострадало ни одно историческое здание; не пострадал ни один из пригородных дворцов за исключением Екатерининского дворца в Петергофе, да и тот был разрушен советской артиллерией.
Зимой 1946 года на Калининской площади Ленинграда, напротив кинотеатра «Гигант», были повешены 12 пленных немецких артиллеристов, хотя пленных, как известно, не подвергают публичной казни, но в нашем случае, очевидно, были иные мотивы.
Я вернулся из эвакуации весной 1944 года. Многие стекла в окнах были еще перекрещены газетным лентами, что бы обезопасить жильцов от осколков стекла, но разрушенных зданий не было, кроме сгоревшего военно-морского госпиталя на Суворовском проспекте. Потом уже, играя с дворовыми друзьями в казаки-разбойники, мы обнаружили разрушенную снарядом детскую больницу во дворе военного госпиталя на Тульском переулке. Больше разрушений в Смольнинском районе не было, и это не смотря на то, что мы жили рядом со Смольным и 5-й ТЭЦ, которая дымила в полнеба густым, угольным дымом.
Просматривая в интернете материалы, относящиеся к тяжелому танку КВ, я совершенно неожиданно наткнулся на фотографию танков на Дворцовой площади Ленинграда. Подпись под фотографией потрясает своей обескураживающей откровенностью: «Танки, собранные из челябинских деталей на з-де № 371 в блокадном Ленинграде. 1 мая 1942 года».
Каким образом челябинские детали оказались на заводе №371 блокадной весной 1942 года? Танковые детали – не велосипедные. Их можно перевозить только на железнодорожных платформах, к примеру, такую крупногабаритную деталь, как 76-миллиметровую танковую пушку, которая производилась только на Мотовилихинском заводе в Перми?
Как все это доставлялась на завод № 371, а точнее на Кировский завод?
Каким образом военная продукция, произведенная на заводах города, отправлялась для нужд фронта?
Вопросы… Вопросы… Вопросы?
По официальным данным, только за второе полугодие 1941 года действующая армия получила из Ленинграда 3 миллиона снарядов и мин, 3 тысячи полковых и противотанковых орудий, 713 танка, 49 бронемашин.
В конце 1941 года, когда в городе было зарегистрировано около 40 случаев людоедства, Г.Жуков телеграфировал Ленинградским руководителям: «Спасибо ленинградцам за помощь москвичам в борьбе с кровавыми гитлеровцами.»
 Наличие бесперебойного канала доставки оружия в действующий фронт из Ленинграда и, с другой стороны, комплектующих деталей на Ленинградские заводы с Урала и Предуралья (Пермь), предполагает наличие железнодорожной линии, оборудованной погрузо-разгрузочными системами, ибо танк КВ весит 47.5 тонн.
Как известно из официальных источников, последняя линия Октябрьской железной дороги была перерезана немцами с захватом ими станции Мга 8 сентября 1941 года. Все остальные линии юго-западного направления были перерезаны ими раньше. Выборгская линия была перерезана финнами в районе станции Сестрорецк.
И, тем не менее, двусторонний канал исправно и бесперебойно функционировал, о чем свидетельствуют телеграмма Г.Жукова и фотография танков на Дворцовой площади.
Попробуем разобраться.
Танки КВ на фотографии изображены, проходящими арку Главного Штаба в сторону Невского проспекта. На Невском они могли повернуть только налево, в сторону Московского вокзал, потому что прямо, они упирались в Исаакиевскую площадь по улице Гоголя, а направо, опять возвращались на Дворцовую площадь.
Итак, Московский вокзал и Октябрьская линия железной дороги. С Октябрьской дорогой соединена Кировская железная дорога, идущая до Мурманска и проходящая через станцию Сортавала, что на Северном берегу Ладожского озера.
Именно через Кировскую дорогу, в народе прозванная «Мурманкой», проходили поставки оружия и продовольствия, доставленные в порт Мурманск, знаменитыми «конвоями» из Великобритании. И если в сентябре по «Мурманке» было перевезено 27.6% от общего числа всех военных грузов, доставленных по ленд-лизу, то в октябре – уже 73.8%, больше, чем в два раза! И все эти грузы шли через Сортавалу, потому, что южнее железную дорогу ограничивает с востока Ладожское озеро. По-видимому, в конце сентября и была реконструирована часть Кировской дороги от станции Сортавала до Москвы.
Подведем итоги.
1. С 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года Ленинград не был блокирован. Иными словами, блокады Ленинграда в классическом понимании этого термина, не было. Существовали три двусторонних канала связи города с «Большой землей».
Кировская железная дорога от Ленинграда до Москвы, огибающая с Севера Ладожское озеро и способная перевозить крупногабаритные грузы.
Военно-автомобильная дорога №101, проходившая по южной части озера, использовавшая летом грузовые баржи, а зимой – грузовики ГАЗ-АА (полуторки) по льду. С ноября 1941 года по апрель 1942 года по этой дороге было эвакуировано 550 тысяч жителей города и доставлено в город 361 тысяч тонн грузов. Последняя цифра явно преувеличена. Подсчет А.Кунгурова показывает, что для того, что бы перевести такое количество грузов по льду, интервал движения автомашин должен был составлять 1 минуту, но во избежание резонанса льда, дистанция между машинами должна была быть не менее 100 метров. По-видимому, значительная часть грузов была перевезена по Кировской железной дороге через Сортавалу.
12-километровый «коридор» между войсками Волховского и Ленинградского фронтов. По этому «коридору» 29 марта 1942 года партизаны Новгородской и Псковской областей доставили в осажденный Ленинград санный обоз с несколькими тоннами продовольствия. Почему этот «коридор» не был использован для создания нормально-профильной железной дороги объясняется только дефицитом времени и техническими сложностями. Строительство грунтовой дороги для эвакуации жителей города автомобильным транспортом, по-видимому, было признано нецелесообразным, а строительство нормально-профильной железной дороги – связано с большими рисками.
2. Массированных артиллерийских обстрелов города, как и массированных бомбардировок с воздуха, не было и причина в этом – командующие немецкой и финской армий, блокировавшие Ленинград с Юга и с Севера: генерал-фельдмаршал В.фон Лееб и фельдмаршал барон Г.Маннергейм.
Вот, как описывает личность фон Лееба Википедия:
«Как офицер старой школы, честный и бескомпромиссный, человек высоких моральных принципов, к тому же религиозный, фон Лееб после прихода нацистов к власти открыто выражал неприязнь к новому режиму и его лидерам. Гитлер, называвший фон Лееба «неисправимым антифашистом», установил над ним негласный надзор гестапо. Однако фон Лееб, будучи человеком здравомыслящим, не вступал ни в какие группы заговорщиков и конспираторов, хотя и критиковал гитлеровскую программу милитаризации страны. Его антинацистские настроения не помешали ему занять в конце 1933 пост командующего 2-й армейской группой, расквартированной в Касселе. Являясь специалистом по оборонным мероприятиям, фон Лееб опубликовал в 1938 книгу «Оборона», выдержавшую несколько переизданий и переведенную на иностранные языки, в том числе русский (она была использована при создании полевого устава Красной Армии)».
Будучи офицером старой школы, фон Лееб видимо, не мог позволить обстреливать мирный город, к тому же хорошо ему известный. Поэтому обстрелы Ленинграда носили эпизодический характер.
Не потому ли были скоропалительно без всякого суда повешены 12 немецких артиллеристов, чтобы ликвидировать ненужных свидетелей?
Что касается барона Г.Маннергейма, то для него Петербург был городом, с которым связана значительная часть жизни. Здесь прошла его юность, здесь он женился, закончил военное училище, поступил на военную службу и дослужился до звания генерал-лейтенанта.
До конца дней на письменном столе фельдмаршала стояла фотография последнего русского императора с дарственной надписью.
С финской стороны по Ленинграду не было выпущено ни одного снаряда.
Бесперебойная работа Кировской железной дороги, связывавшей Ленинград с «Больший землей», была возможной только благодаря гарантиям безопасности с финской стороны.
3. Все время блокады Ленинград оставался важнейшим источником, снабжавшим фронт необходимой продукцией.
С первых дней блокады, по крайней мере, до ноября 1941 года, Кировский завод Ленинграда оставался основным производителем тяжелых танков КВ, а после этой даты, что не менее важно – поставщиком запасных танковых частей. Все ленинградские предприятия работали на нужды фронта. Работали тяжело, в три смены.
Для работы в таком изматывающем темпе, 125 грамм так называемого хлеба явно недостаточны. Именно поэтому рабочие и ИТР получали 600 грамм нормального хлеба плюс дополнительные продукты. Все остальные жители блокадного города: дети, старики, женщины относились к иждивенцам и обрекались на героизм, мужество и голодную смерть.
По сути своей, блокадный Ленинград был лагерем, одним из «островов» Гулага наподобие лагерей Колымы, только на Колыме добывали золото за шансы выжить, а в Ленинграде реальные шансы выжить были только у работавших на оборонных предприятиях. Таков был план, доложенный И.Сталину Ленинградскими руководителями и одобренный им.
Большинство же, из получавших 125 грамм так называемого хлеба, мужественно боролись с голодом. Они были по существу ненужным балластом.
Их было более 600 000.
Все это ощутимо проглядывало из небытия в залах музея Обороны Ленинграда. Именно поэтому музей был так варварски уничтожен.
Поэтому были так скоропалительно расстреляны бывшие ленинградские руководители, потому, то руководителей лагерей в живых не оставляли. Таковы были законы «большой зоны».
И.Сталин не любил Ленинград. Приказ о праздничных мероприятиях по случаю прорыва блокады и присуждению городу звания «героя» подписал не он, а командующий Ленинградским фронтом генерал Л.Говоров.
Это единственный подобный случай за всю историю войны.
А. Альмог
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..