воскресенье, 23 апреля 2017 г.

ФРАНЦИЯ БЕЗ СОЦИАЛИСТОВ!

Во второй тур президентских выборов во Франции вышли Макрон и Ле Пен

Во второй тур президентских выборов во Франции вышли Макрон и Ле Пен

23 апреля, 21:03
  12 056  0
В первом туре выборов президента Франции лидирует Эмманюэль Макрон, свидетельствуют данные экзитполов, которые обнародует Le Monde. Именно он, а также Марин Ле Пен выходят во второй тур голосования.
Кандидат в президенты Франции Эмманюэль Макрон лидирует в первом туре, за него проголосовали 23,7% граждан. На втором месте оказалась Марин Ле Пен с 21,7% голосов. 
Жан-Люк Меланшон и Франсуа Фийон получили по 19,5%. За Бенуа Амона проголосовало 6,2%, за Николя Дюпон-Эньян — 5%, остальные кандидаты получили меньше 2% голосов.
По информации издания, явка на выборах составила 77%. Избирательным правом во Франции обладают около 47 миллионов граждан.
Второй тур выборов назначен на 7 мая.
Эмманюэль Макрон представляет движение «Вперед», сам кандидат характеризует его как прогрессивное, не называя движение «ни правым, ни левым».
Марин Ле Пен представляет интересы партии консерваторов «Национальный фронт».
Франсуа Фийоном выдвинулся от «Республиканцев», а Бенуа Амон от «Социалистической партии».

ПЫЛЕСОС


Однажды в дверь к пожилой даме постучал хорошо одетый молодой человек с пылесосом.
«Доброе утро!» — сказал он, приветствуя даму. «Могу я занять пару минут вашего времени, я хотел бы продемонстрировать Вам самый современный и мощный пылесос.»


«Уходи!», — сказала старая леди. «Меня это не интересует!», — и она начала закрывать дверь.
Быстрый как вспышка, молодой человек вклинился ногой в дверь и раскрыл ее настежь.
«Не спешите!», — сказал он. «Посмотрите для начала мою презентацию товара», — и с этими словами, он    
опорожнил ведро конского навоза на ее ковер в коридоре.
«Мадам, если этот пылесос не уберет все следы этого навоза с вашего ковра, то я лично съем остатки!»
Старуха отступила назад и сказала: «Давайте я принесу Вам ложку, потому что мне только что отрезали электричество».

ЖИЗНЬ В 100 СЛОВАХ

Колыбель. Пеленки. Плач.
Слово. Шаг. Простуда. Врач.
Беготня. Игрушки. Брат .
Двор. Качели. Детский сад.
Школа. Двойка. Тройка. Пять.
Мяч. Подножка. Гипс. Кровать.
Драка. Кровь. Разбитый нос.
Двор. Друзья. Тусовка. Форс.
Институт. Весна. Кусты.
Лето. Сессия. Хвосты.
Пиво. Водка. Джин со льдом.
Кофе. Сессия. Диплом .

Романтизм. Любовь. Звезда.
Руки. Губы. Ночь без сна.
Свадьба. Теща. Тесть. Капкан.
Ссора. Клуб. Друзья. Стакан.
Дом. Работа.
Дом. Семья.
Солнце. Лето.
Снег. Зима.
Сын. Пеленки. Колыбель.
Стресс. Любовница. Постель.
Бизнес. Деньги. План. Аврал.
Телевизор. Сериал.
Дача. Вишни. Кабачки.
Седина. Мигрень. Очки.
Внук. Пеленки. Колыбель.
Стресс. Давление. Постель.
Сердце. Почки. Кости. Врач.
Речи. Гроб. Прощанье. Плач.

Наум Коржавин.

РАСЦВЕТ КУЛЬТУРЫ НЕНАВИСТИ

Денис Драгунский об истоках и расцвете культуры ненависти

Когда-то давно Михаил Светлов сказал: «У нас, чтобы жить, надо умереть». Речь шла о том, что художника начинают ценить после смерти: художника по-настоящему большого и популярного возносят на пьедестал недосягаемой высоты; художника скромных дарований смерть, особенно трагическая, делает крупнее;
Показать полностью… и даже совсем незаметному труженику кисти или пера после смерти бывает легче пробиться на выставку или в издательство, к утешению его родственников.

Это касается не только людей искусства. Смерть — великая примирительница и утешительница. «Хорошо на кладбище. Все, что было запутано, мучительно, — стало легко. Близкий человек живет здесь особой, хорошей, ясной жизнью, и так милы стали отношения с ним» (Василий Гроссман, «На вечном покое», 1957).

Но увы. Это все про ранешние времена и давнишних людей, про питомцев русской классики и вообще довоенного гуманизма. Довоенного — в смысле до Первой мировой. Этот позапрошловековый, можно сказать, дух дожил аж до середины ХХ века, а то и до конца третьей его четверти. Так бывает. Но все равно — кончается.

Времена нынче другие, и люди тоже.

Нынче стоит человеку умереть, как его начинают ненавидеть еще сильнее, чем ненавидели при жизни.

Не стану приводить примеры — их слишком много, они у всех на свежей памяти и перед глазами. Сначала бешено злорадствуют по поводу умершего. Вторая волна — жаркая ненависть к тем, кто злорадствует. Третья — злорадники объясняют ненавистникам, как они неправы. То есть «гореть вам в аду». «Нет, вам, вам, вам!». Где-то на пятой итерации предмет скорби (или злорадства) забывается, остается чистая ненависть.

Если что-то стало частью словесной, эмоциональной, ментальной жизни — значит, это стало частью культуры. Почему процвела культура ненависти и упоение собственной безжалостностью?

Оказывается, у русской культуры середины ХХ века и последующих лет есть одно поистине изумительное свойство.

Оно резко отличает ее от классической русской культуры (и особенно литературы) XIX века, о которой мы говорим с восторженным придыханием и гордостью. Пушкин! Гоголь! Достоевский! Толстой! Некрасов, Тургенев, Чехов, и целый сонм писателей чуть поменьше масштабом: Григорович, Лесков, Короленко, Эртель, писатели-народники (извините, что в одну кучу), а также Потапенко, Андреев, Куприн и даже Бунин и Блок.

Мы сегодня считаем себя законными наследниками «золотого века русской культуры». Меж тем это совсем не так.

Что же это за новое свойство? Чрезвычайная терпимость к злу, вот что. И отсюда — сочувствие палачу и презрение к его жертве.

Вся русская классическая литература исполнена жалости к «маленькому человеку». К жертве обстоятельств или разбойников, нищеты или болезни, полиции или охранки. Бедная Лиза, Самсон Вырин, Акакий Акакиевич, Антон Горемыка, а также Акулина и Дунька из потрясших Россию повестей Григоровича, Герасим со своей Муму, Макар Девушкин, Неточка Незванова, Соня Мармеладова, Катюша Маслова, гробовщик Яков Бронза вместе со скрипачом Ротшильдом, андреевские семь повешенных, купринские проститутки и безымянная «под насыпью, во рву некошеном».

Сострадание было главнейшей нравственной ценностью. Каторжников в народе называли «несчастными» Адвокатов буквально носили на руках. «Войдем в зал суда с мыслью, что мы тоже виноваты», — призывал Достоевский. Мы, которые судим и казним.

Соблазнитель, обманщик, мироед, палач, жандарм и неправедный судья пользовались, мягко говоря, куда меньшим сочувствием авторов и читающей публики.

Губернатора, который приказал стрелять в рабочих, отчего погибло много народу и среди них дети (рассказ Леонида Андреева «Губернатор», 1905), — жалела безвестная гимназистка, но почему? Потому что губернатор уже сам себя приговорил к смерти за этот приказ, и нарочно ходил без охраны, и в итоге его застрелили боевики-революционеры.

«И весь день возбужденно говорили об убийстве, одни — порицая, другие — одобряя его и радуясь. Но за всеми речами, каковы они ни были, чувствовался легкий трепет большого страха: что-то огромное и всесокрушающее, подобно циклону, пронеслось над жизнью, и за нудными мелочами ее, за самоварами, постелями и калачами, выступил в тумане грозный образ Закона Мстителя. Гимназисточка плакала».

Но вряд ли бы она смогла плакать о застреленном губернаторе, если бы до этого она, и ее мама, и ее бабушка не плакали о Бедной Лизе, Самсоне Вырине, Антоне Горемыке и далее по списку.

В ХХ веке, начиная со второй его трети, все вдруг изменилось.

Сейчас жертва (особенно — слабая, безымянная и давняя) — вызывает брезгливое раздражение. Палач — «он выполнял приказ», «время такое было» и вообще «не нам их судить». То есть им — судить, приговаривать и казнить. А нам — ни-ни.

Кстати, полезный совет: когда вам кто-то с постной миной говорит: «не судите» — это значит, что вас уже осудили, в полном противоречии с евангельской заповедью, на которую этот ханжа ссылается.

Стоило кому-то написать в социальных сетях, что рядом с красивым надгробным памятником главпалача НКВД Блохина — который лично, сам, своей рукой расстрелял более 10 000 человек — что рядом не худо бы поставить табличку с указанием на этот исторический факт — тут же раздается ханжеский голос: «Воевать с мертвыми, фу, это недостойно, это низко!».

Ему убивать по 20 человек в день было высоко. А указать на это — низко. Интересные дела.

А вот жертвам достается по полной. Крестьяне прятали хлеб, рабочие бастовали, доценты саботировали. Поляки, карелы и немцы шпионили. Крымские татары, балкарцы, чеченцы и ингуши предавали. Если бы к власти пришли Троцкий (Бухарин, Каменев, Зиновьев, Рыков и т.д.) — то было бы еще хуже. Маршалы и генералы все как один лезли в бонапарты. За колоски сажали — справедливо (аргумент: «или вы считаете, что воровать, красть — можно?!»). А бухгалтера Иванова и его жену — и еще полмиллиона таких же бухгалтеров и их жен — сажали и стреляли для общей острастки, которая в видах грядущей войны была просто необходима.

И самое главное — ведь не всех же загнали в лагеря, а тем более расстреляли? Не всех. Значит, кого не арестовали и не расстреляли — те были нормальные, ни в чем не виноватые люди. А вот кого таки да расстреляли — наверное, было за что?

А взять евреев? Скорее всего, они сами виноваты, что их с таким упоением и тщанием убивали в конце тридцатых — начале сороковых. Наверное, восстановили против себя мирное малограмотное население восточноевропейских городов и деревень. А погромщики — ну сказано же, малограмотные люди, трудно живущие, им естественно хотелось поживиться еврейским скарбом…

В общем, «не нам их судить».

А жертвы сами нарвались. Так им и надо, по большому историческому счету.

Да что там история, что там репрессии, войны и «окончательное решение еврейского вопроса». Ближе к жизни! Сколько раз, видя, как пятеро бьют одного, я пытался вмешаться, позвать здоровых мужиков на помощь. А здоровые мужики рассудительно отвечали: «А почем мы знаем, что у них там? Может, он им денег задолжал, и не отдает? Может, он чью-то девушку обидел? И вообще, может он первый начал?»

Конечно, у всего этого есть свои объективные причины, которые коренятся… и т.д., и т.п., и много-много рассуждений и объяснений.

Но гадость не перестает быть гадостью из-за того, что у нее есть причины.

Кто же виноват? Легче всего обвинить советскую литературу, которую вколачивали в головы трех поколений школьников. На месте классического сострадания оказались такие понятия, как «классовая ненависть» и «революционная целесообразность».

Отчасти это действительно так. Но только отчасти. Многие прекрасные наши писатели — тот же Василий Гроссман, Андрей Платонов, Пришвин, Трифонов, и не только они — никогда не пытались оправдать палача и пригвоздить жертву. Увы, их голос был едва слышен на барабанном фоне соцреалистического мейнстрима. Его было много, он был громок и настырен, стучался в души через кино- и телеэкраны, радиопостановки, спектакли, вообще через устранение образа жертвы, образа страдающего, несчастного, униженного человека.

Ну а кроме того, не надо придавать литературе слишком уж большое значение. Хочешь не хочешь — литература отражает жизнь. И даже воздействуя на жизнь, обтачивая ее по своим лекалам — литература не с потолка эти лекала берет.

Иногда кажется, что главная причина одна — гражданская война в России до сих пор не окончена.

В 1921 году, после Кронштадта и введения НЭПа, она лишь притормозила. Не было полномасштабного гражданского примирения, не была создана нация равноправных граждан. Оставались граждане первого, второго и десятого сорта, «лишенцы», кулаки, нераскаявшиеся меньшевики, бывшее дворянство, купечество и духовенство, «буржуазные спецы», а потом колхозники без паспортов, обитатели 101-го километра, и так далее — широкий спектр неравноправия.

Иногда кажется, что сталинские репрессии были своего рода продолжением гражданской войны. Рев толпы «расстрелять, как бешеных собак» вполне мог быть искренен: вряд ли кто-то из народа мог сочувствовать Каменеву и Зиновьеву, Бухарину и Рыкову. Что же касается пресловутых «четырех миллионов доносов» — в них, возможно, тоже было какое-то сведение старых счетов. Символическая месть ни в чем не виноватому соседу за свое несчастное житьё-бытье.

Ну а самым главным воинством были наши доблестные органы, воевавшие и с народом, и друг с дружкой, в ходе регулярных смен руководства НКВД. У правящей клики была одна (в скобках цифрами — 1) цель, и не надо нам заливать про доменные печи и индустриализацию — потому что во всех странах мира индустриализация, и куда более успешная, проходила без 800 000 расстрелов за два года, без раскулачивания и колхозов.

Так вот, цель была всего одна — увековечить свою власть, ибо в ином случае Сталина с Молотовым, Маленковым, Кагановичем и прочими товарищами ждали бы те же самые подвалы Лубянки и точно такие же Большие Процессы.

И тов. Вышинский кричал бы в Колонном зале о том, что Молотов был завербован всеми разведками, и признался в этом, а Сталин ночами сыпал толченое стекло в картофельное пюре рабочей столовой на Малой Силикатной улице — и тоже признался. И он бы признался. Во избежание такой перспективы и пришлось продолжать гражданскую войну и опираться на самые низменные и подлые человеческие мотивы, на самых алчных, тупых и злобных людей, которые есть во всяком народе — но не всякие политики делают на них ставку.

«Ставка на сволочь» — так русский монархист Иван Солоневич назвал данную политическую технологию.

Свойственное последней сволочи безжалостное презрение к жертве, ставшее психологической основой советского режима, через полтора поколения — то есть уже в наши дни — обернулось презрением ко всем, ненавистью ко всему, что дышит и шевелится. Поэтому не надо удивляться, что смерть или даже трагическая гибель оппонентов (хоть «тех», хоть «этих») вызывает отнюдь не корректные соболезнования или хотя бы сдержанное молчание, а злорадные крики «гори в аду».

Не в первый раз. «Расстрелять врагов народа как бешеных собак!» — неужели забыли?

Денис Драгунский
Источник: www.gazeta.ru

ПРЕСТУПНЫЙ СГОВОР В ОСЛО И ЕГО ЦЕНА


"Электрическая компания" Израиля планирует аннулировать долг в 1,4 млрд шекелей, который она не в силах получить с арабов Иудеи, Самарии и Газы. Это всего лишь капля в море общих расходов Израиля, связанных с "процессом Осло". Если бы мы сэкономили то безумное количество денег, которые мы заплатили и продолжаем платить арабам, чтобы они оставались здесь, то можно было бы предложить очень щедрую помощь для переезда тех арабов, которые выразили свое желание эмигрировать из Израиля.

Моше Фейглин
Около 65% арабов Иудеи, Самарии и Газы заинтересованы в эмиграции из Израиля, и около 15 тысяч их них эмигрируют ежегодно. Одним из основных препятствий на пути к эмиграции является их неспособность продать свою недвижимость, потому что после "соглашений Осло" они живут под властью террористических банд. В навязанном нам "новоязе" эти террористы и бандиты называются "Палестинская автономия".
У арабов Иудеи и Самарии есть несколько возможных направлений для эмиграции, и их готовы там принять. Но араб, который продает недвижимость еврею, официально приговаривается своими собратьями к смертной казни. Восстановление полного израильского суверенитета в Иудее, Самарии и в секторе Газа является жизненно важным. Это ликвидирует угрозу в случае продажи имущества и позволит тем арабам, кто в этом заинтересован, быстро и легко продать свои дома.
Общая стоимость "процесса Осло" для израильского общества (если мы возьмем только Иудею и Самарию) составила почти полтриллиона шекелей (!). Это деньги, которые мы уже потратили, и 15,3 млрд шекелей мы тратим каждый год, и конца этим тратам не видно. В этом году к сумме наших расходов на "процесс Осло" дополнительно добавится 1,4 миллиарда шекелей в результате аннулирования задолженности арабов перед электрической кампанией "Хеврат Хашмаль".
Вот куда уходят деньги в результате договора Осло:
1. Перевод средств в ПА – 86 миллиардов шекелей плюс 4,53 миллиарда каждый год.
2. Дополнительные расходы на общую службу безопасности – 28,5 млрд и еще 1,5 млрд в год.
3. Пограничной полиции в Иудее и Самарии – 13 млрд плюс 0,7 млрд каждый год.
4. Дополнительные силы ЦАХАЛа в Иудее и Самарии – 57 млрд и еще 3 млрд в год.
5. Необходимые после Осло охранники в любом общественном месте – 68 млрд и 3,57 млрд каждый год.
6. Строительство объездных дорог – 20 миллиардов и еще 1 млрд в год.
7. "Разделительная стена" – 4,7 млрд.
8. Расходы и выплаты жертвам терроризма – 3,5 млрд.
9. Операция "Защитная стена" ("Хомат маген") – 14 млрд.
10. Снижение доходов от туризма – 129 млрд, плюс по 1 млрд в год.

Если эти деньги не выбрасывать на "мирный процесс", а выделить на поощрение арабской эмиграции из Израиля, то на каждую арабскую семью придется приблизительно по 500.000 долларов (полмиллиона долларов или 1,75 миллиона шекелей).
Важно, что эти деньги не будут дополнительно изыматься из бюджета Израиля. Они будут изъяты из спонсирования террористической ООП. Эти средства могут быть использованы для создания концептуальных изменений, для запуска нового политического процесса, который, в отличие от "Осло", основывается на чувстве справедливости, удовлетворяет этическим требованиям и принесет настоящий мир.

Оригинал публикации.
Автор: Моше Фейглин

ТРАМП И РЕЙГАН

Feb. 24th, 2017 читал на Фоксе интересную статью - о параллелях между ситуацией в которой находится Трамп и временами начала президентства Рейгана. Во времена Рейгана я жил еще за железным занавесом, и многих вещей о тех временах не знал.

Оказывается на Рейгана тоже нападали левые СМИ - и до выборов, и после выборов - точно как на Трампа. И точно так же как Трампа Рейгана называли новым Гитлером, обвиняли в фашизме и т.п. 
Например сенатор-демпартиец Вильям Клэй заявлял что Рейган пытается отменить билль о правах и заменить его кусками взятыми прямо из Майн Кампф, а журналисты из Лос Анжелес Таймс рисовали карикатуры на Рейгана изображая его готовящим фашистский путч в пивной Мюнхена и т.п.
И даже нападение на Рейгана в первый же год его президентства когда John Hinckley стрелял и ранил Рейгана хоть и не было напрямую устроено демпартийцами, но вполне вероятно что общая атмосфера ненависти к Рейгану проецируемая СМИ тех лет могла сыграть свою роль.

Так что все происходящее сегодня - вовсе не новость, в начале 80х все было точно так же - Рейгана очень не хотела выдвигать собственная республиканская партия (ему даже пытались выключать микрофон на республиканской конференции), Рейган выиграл вопреки желаниям полит элиты тех времен, и его травили левые СМИ точно так же как сегодня травят Трампа. 
Думаю что нынешние демпартийцы тоже надеются что найдется какой-нибудь идиот который попытается устроить покушение на Трампа, ряд левых мерзавцев (в первую очередь из Голливуда) к этому фактически прямо призывали.

Еще одна аналогия о которой я не знал - оказывается Рейган в свое время смог получить номинацию и в конечном итоге выиграть выборы тоже благодаря установлению прямого контакта с избирателями - а не через посредство СМИ. В свое время Рейган добился этого используя direct mail - массовая рассылка писем избирателям, в те времена такие письма еще читали :-)
Трамп сделал абсолютно аналогичный ход, только использует Твиттер и СоцСети.

Рейган, точно так же как Трамп не являлся обычным республиканцем - он не был частью республиканской элиты, и он точно так же как Трамп выполнял свои предвыборные обещания. Да и сами обещания были очень похожи - в речи когда Рейган был выдвинут кандидатом он сказал: “three grave threats to our very existence, any one of which could destroy us”: a “disintegrating economy, a weakened defense, and an energy policy based on the sharing of scarcity.” (три смертельных угрозы самому нашему существованию, любая из которых может нас уничтожить: распадающаяся экономика, ослабленная оборонка, и энергетическая политика основанная на рационировании недостаточного ресурса)

По сути это очень близко к ключевым проблемам которые обещает решать Трамп - разрушающаяся экономика, ослабленная обороноспособность, и дурная энергетическая политика. У Трампа просто есть еще и обещание решить проблему нелегалов - во времена Рейгана такой проблемы еще не было.

Есть конечно и различия - во времена Рейгана массовые СМИ в США не были консолидированы и принадлежали 50+ разным компаниям, тогда как в современных США 90% СМИ принадлежит всего 6 компаниям. Т.е. то что очень многие СМИ нападают на Трампа вовсе не значит что это мнение американцев - это мнение людей рулящих 6 корпорациями которым принадлежат все эти СМИ.

Будем надеятся Трамп станет для США аналогом Рейгана - восстановит промышленность и военный силы, и победит в новой "холодной войне" - в этот раз "холодная война" идет не с СССР, а с мировым левацким движением захватившим элиты многих стран.

Собственно и Рейган, и Трамп демонстрируют внутреннюю силу демократии - когда элиты становятся слишком продажными демократия позволяет народу выдвинуть человека способного вытащить страну из трясины. Не профессионального лгуна-политика (как Обама), а человека со стороны, который будет выдвиженцем простых граждан а не выдвиженцем вашингтонского междусобойчика.

     
http://qvb.livejournal.com/102815.html

ООН. ОДЕРЖИМОСТЬ ИЗРАИЛЕМ

«Почему ООН одержима Израилем?» Видео


Посол США в ООН  Никки Хейли, 16 февраля 2017:
"Я просто обращаюсь к членам Совета Безопасности, чтобы мне помогли понять. Когда в мире так много всего происходит, почему мы собираемся каждый месяц, чтобы сидеть на слушаниях, где все, что происходит — это зацикливание на Израиле?"


Первое, что я хочу сделать, это поговорить о том, что мы только что видели. Совет Безопасности только что закончил свое очередное ежемесячное совещание по вопросам Ближнего Востока. Это первое такое совещание, на котором я присутствую, и должна сказать, что все это выглядит немного странно. Предполагается, что Совет Безопасности должен обсуждать, как поддерживать мир и безопасность между народами. Однако на нашем совещании по Ближнему Востоку, дискуссия шла не о незаконном наращивании ракет Хезболлой в Ливане. Не о деньгах и оружии, которое Иран поставляет террористам. Не о том, как нам победить ИГИЛ. Не о том, что мы считаем Башара Асада ответственным за убийство сотен и тысяч мирных жителей. Нет, вместо этого, совещание сосредоточилось на критике Израиля, единственной демократии на Ближнем Востоке. Я здесь новичок, но понимаю, что так работает Совет, месяц за месяцем, в течение многих десятилетий.



Я здесь для того, чтобы сказать, что Соединенные Штаты не будут больше закрывать на это глаза. Я здесь для того, чтобы подчеркнуть железную поддержку Израиля Соединенными Штатами. Я здесь для того, чтобы подчеркнуть, что Соединенные Штаты намерены противостоять антиизраильской предвзятости ООН.

Мы никогда не повторим ужасной ошибки резолюции 2334 и не допустим односторонних резолюций Совета Безопасности, осуждающих Израиль. Вместо этого мы будем стремиться к воздействию на реальные угрозы, с которыми мы сталкиваемся на Ближнем Востоке.

Мы стоим за мир. Мы поддерживаем разрешение израильско-палестинского конфликта, который прямо обсуждается между двумя сторонами, как сказал вчера президент Трамп на встрече с премьер-министром Нетаньяху.

Возмутительно предвзятая резолюция Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи только затрудняет достижение мира, отбивая у одной из сторон желание идти за стол переговоров.

Невероятно, что внешнеполитический отдел ООН содержит целый отдел, занимающийся палестинскими делами. Вообразите себе. Нет отдела, посвященного незаконным запускам ракет из Северной Кореи. Нет отдела, посвященного стране номер один спонсора террора, Ирану.

Предвзятый подход к израильско-палестинским вопросам не приносит мирному процессу никакой пользы. И не имеет никакого отношения к реальности окружающего нас мира.

Двойные стандарты захватывают дух. Всего несколько дней назад Соединенные Штаты безуспешно стремились заставить Совет Безопасности осудить теракт в Израиле, где террорист открыл огонь по людям, ожидающим автобуса, и напал с ножом на других. Совет Безопасности, не колеблясь, осуждает подобные нападения в любой другой стране. Но не в Израиле. Заявление было заблокировано. И это просто безнравственно.

Израиль существует в регионе, где другие призывают к его полному уничтожению, и в мире, где антисемитизм находится на подъеме. Такие угрозы мы должны обсуждать в Организации Объединенных Наций, поскольку мы продолжаем работать в направлении всеобъемлющего соглашения, которое покончит с израильско-палестинским конфликтом.

Но за пределами ООН, есть хорошие новости. Место Израиля в мире меняется. Израиль строит новые дипломатические отношения. Все больше и больше стран признают вклад Израиля в мир. Они признают, что Израиль является маяком стабильности в неспокойном регионе, и что Израиль находится на переднем крае инноваций, предпринимательства и технологических открытий.

Эту антиизраильскую предвзятость в ООН давно пора менять. Соединенные Штаты, не колеблясь, выступят против такой предвзятости в защиту нашего друга и союзника, Израиля.

Я думаю, что мы увидели, может быть, несколько иной тон на этом совещании, но мы посмотрим, как дела пойдут дальше.

Спасибо.


Перевод: Мириам Аргаман (Miriam Argаman)
Источник: translarium.info

ЛЕГЕНДА О МАТЕМАТИЧЕСКОМ ГЕНИИ


Легенда о математическом гении!!!!
Владимир Скулачев, академик РАН, декан факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ)

Как подросток из провинции стал лидером московских интеллектуалов По-настоящему великим личностям всегда сопутствуют легенды. Они помогают почувствовать дух эпохи, в которую жили и работали эти герои, понять значимость их трудов, что не всегда легко сделать, обращая внимание лишь на результаты научной деятельности. Сегодня я представляю историю о знаменитом математике Израиле Гельфанде, одном из гениев, благодаря чьим трудам меняется повседневность. В энциклопедическом словаре об Израиле Гельфанде говорится: "…математик, основные труды по функциональному анализу, математической физике и прикладной математике". Однако мне и широкому кругу советских и российских ученых он был знаком прежде всего как организатор московских семинаров по математике и экспериментальной биологии, которые в течение многих лет определяли пульс научной мысли в нашей стране. Израиль Гельфанд (1913-2009) - один из величайших математиков XX века, автор множества теоретических работ и прикладных исследований с применением математического метода в области физики, сейсмологии, биологии, нейрофизиологии, медицины. Родился в украинской деревне Окны. Окончив всего девять классов школы, не получив высшее образование, поступил в аспирантуру механико-математического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и уже в двадцать семь лет стал доктором наук, а в сорок - членом-корреспондентом Академии наук СССР. Гельфанд - лауреат многочисленных отечественных и международных премий; почетный доктор семи иностранных университетов, включая Гарвард и Оксфорд; почетный иностранный член Американской академии искусств и наук. Слева направо: действительный член АН СССР Израиль Гельфанд, вице-президент академии Владимир Кудрявцев, академик Андрей Сахаров. Фото: "Кот Шрёдингера" Легенда о Золушке: университетский вариант Когда Израиль Гельфанд окончил девятый класс школы в небольшом местечке под Одессой, учитель математики сказал ему: "Изя, дорогой, я больше ничему тебя не смогу научить. Езжай в Москву, найди там МГУ, а в МГУ - мехмат. Учись дальше, и ты станешь великим математиком!" На механико-математическом факультете МГУ девятиклассник дошел только до секретаря деканата. - Молодой человек, где ваш диплом об окончании средней школы? - возмутился секретарь. - Ах, у вас его еще нет! Тогда езжайте к себе назад на Украину и приходите через год, с дипломом! Но вернуться домой Гельфанд уже не мог - так запали в душу слова учителя о великом будущем. Он решил остаться в Москве, и чтобы заработать на жизнь, устроился гардеробщиком в Ленинскую библиотеку - все как-то ближе к книгам. Однажды его заметил там за чтением монографии по высшей математике молодой, но уже знаменитый математик Андрей Николаевич Колмогоров. Андрей Колмогоров (1903-1987) - советский математик, академик, почетный член нескольких западных академий наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, один из создателей современной теории вероятностей. Написал ряд важных работ по истории и философии математики. Был научным руководителем Израиля Гельфанда и не раз говорил про своего ученика: "Общаясь с Гельфандом, я ощущал присутствие высшего разума". - Мальчик! Зачем ты держишь в руках эту книгу? - спросил ученый. - Ведь ты не понимаешь в ней ни строчки. - Я извиняюсь, товарищ профессор, но вы не правы! - парировал Израиль. - Не прав? Тогда вот тебе три задачки - попробуй решить хотя бы одну до моего возвращения. У тебя есть два часа! Колмогоров пробыл в библиотеке дольше, чем рассчитывал, и, вернувшись за пальто, отдал номерок другому гардеробщику, совершенно забыв о поручении юному Гельфанду. Уже на выходе из вестибюля он услышал позади робкий оклик: - Товарищ профессор! Я их решил... Андрей Николаевич вернулся, взял у Гельфанда исписанные торопливым почерком листки, выдранные из школьной тетради, и с изумлением обнаружил, что все задачи решены, причем последняя, самая трудная - необычайно изящным и неизвестным ему способом. - Тебе кто-то помог? - не мог поверить профессор. - Я извиняюсь, но я решил все сам! - Ты сделал это сам?!! Тогда вот тебе еще три задачки. Если решишь две из них, возьму на мехмат к себе в аспирантуру. У тебя на все про все четыре дня. На пятые сутки Колмогоров появился в гардеробе Ленинки и направился прямиком к тому сектору, который обслуживал Израиль Гельфанд. - Ну как дела? - полюбопытствовал профессор. - Мне кажется, я их решил... - мальчик протянул математику листы с задачами. Колмогоров погрузился в чтение. Изучив листки, ученый поднял голову, внимательно посмотрел Изе в глаза и сказал: - Извините меня, пожалуйста, за сомнения в авторстве решений тех первых задач. Теперь я вижу, что вам никто не помогал. Дело в том, что ни в этой библиотеке, ни за ее пределами вам никто не мог подсказать решение нынешней третьей задачи: до сегодняшнего дня математики считали ее неразрешимой! Одевайтесь, я познакомлю вас с ректором МГУ. Они застали ректора в его кабинете на Моховой. Тот сидел за столом, заваленным бумагами, и что-то напряженно писал. Ректор лишь мельком взглянул на вошедших: - Андрей Николаевич! Мне надо срочно дописать документ, а вы врываетесь ко мне с каким-то мальчишкой! - Простите великодушно, но это не мальчишка, а Израиль Моисеевич Гельфанд, гениальный математик, - уверенно представил Изю ректору первого университета страны Колмогоров. - Он любезно согласился пойти ко мне в аспирантуру. Прошу вас распорядиться. Вот почему так случилось, что академик Гельфанд никогда не учился в 10-м классе и никогда не был студентом. Математические и биологические семинары Гельфанда в течение многих лет направляли научную мысль в стране. Фото: "Кот Шрёдингера" Сутулый человек небольшого роста Около пятидесяти лет назад Александр Спирин пригласил меня на биологический семинар Израиля Гельфанда. Я пришел, ничего не зная об изуверском правиле семинара: заставлять новичка делать без подготовки часовой доклад на выбранную им, новичком, тему. А говорить надо было, обращаясь к элите нашей биологической мысли: семинар был закрытым, и приглашали на него очень и очень выборочно. Александр Спирин - биохимик, советский и российский академик, основатель и руководитель (до 2001 года) Института белка в подмосковном Пущине. С 1972 по 2012 год был заведующим кафедрой молекулярной биологии биофака МГУ им. М. В. Ломоносова. Я уютно устроился в последнем ряду и приготовился слушать докладчика. И вот в зал вошел небольшого роста сутулый человек с живыми глазами. "Гельфанд!" - прошептал мой друг и коллега Федя Северин, толкнув меня в бок. Израиль Гельфанд сел в первом ряду, обернулся к аудитории и сказал: - У нас сегодня новичок. Его привел Саша Спирин. Скулачев, пожалуйста, к доске. Расскажите нам что-нибудь интересное. Хорошо, что я сел в последнем ряду: у меня было время обдумать тему доклада, пока я шел через длинный зал заседаний Института биофизики. Я решил рассказать о своей идее, что фермент - не просто очень мощный катализатор разнообразных химических процессов, а умный катализатор, который самостоятельно оценивает, так сказать, внутриклеточную конъюнктуру и решает на основании такой оценки, где, когда и в какую сторону вести ускоряемую им реакцию. К счастью, я только что отдал в печать рукопись книжки, в которой представил концепцию самонастраивающегося катализатора. Если не сама идея, то по крайней мере способ ее аргументации показался почтенной аудитории свежим. Меня перебивали, засыпали вопросами, на которые я, по-видимому, достаточно удачно отвечал. В какой-то момент Гельфанд вдруг вскочил, обвел взглядом зал и воскликнул: - Послушайте, где вы его нашли?! Спирин довольно улыбнулся. И тут меня понесло как Остапа Бендера: в докладе я самую малость заступил за черту, отделяющую факты от вымысла, и на следующую пару вопросов ответил слишком нахально. Правда, быстро спохватился, да и время семинара закончилось. - Ну что, оставляем? - спросил Гельфанд, и в зале раздался одобрительный гул. Так я стал членом знаменитого биологического семинара и оставался в нем четверть века вплоть до его закрытия в конце 1980-х. Но только лет через десять после своего бенефиса я узнал истинное мнение Гельфанда о том докладе. Как-то Израилю Моисеевичу показалось, что очередной докладчик немного грешит против истины во имя красоты своей концепции. Гельфанд прервал его и рассказал байку про ленинградского актера, вздумавшего написать воспоминания. Рукопись он отправил на суд московскому другу-литератору, сопроводив запиской: "Шлю мемуары. Надеюсь, ты сам поймешь, где в них правда, а где мой талант!" - Мне кажется, вы ставите перед нами такую же задачу, пытаясь сделать доклад красивым. Но если мне надо красивое, я лучше пойду в кино! - заверил руководитель семинара и продолжил: - Помните, как Скулачев в своем первом выступлении под конец тоже скатился в красивости? С тех пор с ним такого, по-моему, больше не случалось. Меня поразило, что он уловил огрех в докладе по специфичной теме, далекой от его научных интересов. Не менее удивительным было то, что Гельфанд ни словом не обмолвился об этом в день моего выступления, а высказался много лет спустя, позволив мне воспитать в себе чуткую и здоровую самокритичность. Гельфанд был душой семинара, его мозговым центром, камертоном, сверяясь с которым каждый из нас, его учеников, мог безошибочно определить, достойны ли внимания наши работы. Израиль Гельфанд (слева) и его ученик Алексей Семенов на математическом семинаре (1980-е). Сегодня Семенов - академик РАН, бывший ректор Московского педагогического государственного университета. Фото: "Кот Шрёдингера" Слабый пульс столичной науки В конце 1980-х, когда наша страна погружалась в свирепый экономический кризис, Израиль Гельфанд получил ценную и престижную международную научную награду - премию Киото. В номинации по математике она присуждается всего раз в четыре года одному-единственному ученому. В это же время Гельфанда пригласили организовать лабораторию биологии нейрона в Ратгерском университете (штат Нью-Джерси, США). Израиль Моисеевич принял предложение и уехал. Так прекратились легендарные гельфандовские семинары, что стало невосполнимой потерей для интеллектуальной жизни Москвы. Ее пульс ослаб. Через год он ненадолго вернулся и, конечно же, собрал математиков поговорить. Дело было в 536-й аудитории лабораторного корпуса "А" Института физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского. Мой кабинет был этажом ниже. Когда я узнал, что Гельфанд там, - опрометью бросился наверх и заглянул в аудиторию, чтобы хоть издали увидеть своего учителя. Израиль Моисеевич заметил меня и вышел в коридор. Мы стояли некоторое время, молча глядя друг на друга. Обычно я не сентиментален, но тогда на глаза навернулись слезы. Гельфанд крепко обнял меня, чуть привстал на цыпочки и поцеловал в лоб. Я понял, что моя любовь к нему не была безответной.

ВЫБРОШЕННЫЕ ИЗ КИНЕМАТОГРАФА


Роман Полански, Чарли Чаплин, Сергей Параджанов, Джафар Панахи, Мэл Гибсон и другие деятели кино, которых попросили на выход — государство, киноиндустрия или общественность.



24 февраля состоялось вручение французского «Оскара» — кинопремии «Сезар». В этом году ее президентом должен был стать режиссер Роман Полански, но давление общественных организаций заставило его отказаться от этого поста. КиноПоиск вспомнил еще несколько похожих примеров, когда кинематографисты (преимущественно режиссеры) подвергались запрету на профессию из-за собственных проступков, мнения общественности, опасливости киноиндустрии или прямого запрета государства.

Роман Полански: Вдали от Голливуда

Знаменитый режиссер Роман Полански под давлением феминистских организаций вынужден был в январе 2017 года отказаться от поста президента французской кинопремии «Сезар». Дело в том, что в США против него по-прежнему открыто дело об изнасиловании несовершеннолетней в 1977 году. Европейские феминистки посчитали, что такому человеку не стоит решать судьбу французского «Оскара», и организовали сбор петиций. В дискуссию оказались вовлечены не только члены Французской академии искусств и технологий кинематографа, но и министры правительства страны. В итоге Полански добровольно сложил полномочия прямо накануне вручения премии.
Примечательно, что в прежние годы прошлое не помешало Полански возглавить жюри Каннского фестиваля в 1991 году, не говоря уже о том, чтобы снимать в Европе фильмы. Однако вот уже 40 лет Полански не может возвращаться в США или посещать те страны, у которых с Америкой действует соглашение о выдаче преступников (дважды его задерживали, в Швейцарии и в Польше, но местные суды отказывали Штатам в экстрадиции). Из-за этого он навсегда потерял возможность работать в Голливуде, куда стремился с самого начала карьеры.
Полански никогда не отрицал того факта, что он вступил в связь с фотомоделью Самантой Геймер (ей на тот момент было 13 лет). Он сбежал из-под домашнего ареста (по американским законам именно это отменяет срок давности), потому что прокурор отказался заключать с режиссером соглашение и выдвигать обвинение лишь в сексе с несовершеннолетней, а не в изнасиловании.
История эта породила немало острых вопросов, в частности о том, может ли хоть самый распрекрасный художник быть выше закона и морали. В то же время профессиональное сообщество Полански всегда поддерживало. Его фильмы участвовали в оскаровских гонках, хотя режиссер и не мог лично посетить церемонию награждения. Так что Полански повезло: он оказался отрезан от Голливуда только географически.

5 (575x324, 102Kb)
Роско Арбакль

Роско Арбакль: Презумпция виновности
Многим коллегам Полански повезло куда меньше: их выкидывали из кинематографа если не навсегда, то на многие годы. Причем кара эта была, в отличие от Полански, отнюдь не всегда заслуженной. Яркий пример — дело Роско Тостяка Арбакля. Сейчас его имя знакомо не каждому любителю кино, а между тем Арбакль был одной из главных звезд немого кино 1910-х. Один из ведущих актеров и режиссеров Keystone Studios, именно он помогал сделать первые шаги в кинематографе Чарли Чаплину и Бастеру Китону.
Катастрофа случилась 5 сентября 1921 года. Арбакль с двумя друзьями сняли несколько номеров в отеле, пригласили девушек. Одна из них, актриса Вирджиния Рапп, почувствовала себя плохо, а спустя четыре дня умерла в госпитале. Роско обвинили в изнасиловании и непреднамеренном убийстве. Стараниями желтой прессы общественное мнение оказалось однозначным: недавнего любимца публики требовали приговорить к смертной казни.
Подробности той истории не так уж важны. Главное, что в итоге 12 апреля 1922 года присяжные единогласно оправдали Арбакля, и суд официально принес ему извинения. Но уже после оправдательного решения суда глава Американской ассоциации кинокомпаний Уилл Х. Хэйс запретил Арбаклю сниматься в американском кино, а прежние фильмы Роско запрещено было демонстрировать публике. И, хотя уже в декабре запрет был снят, никто не горел желанием нанимать опального комика. В конце концов Арбакль нашел работу — с середины 1920-х он снимал фильмы под псевдонимом Уильям Гудрич. Но алкоголь его в то время интересовал куда больше кино.
Но в 1932 году Арбаклю повезло: он смог подписать контракт с Warner Bros. на главные роли и режиссерское кресло в шести короткометражных фильмах. Причем Роско не надо было скрываться под псевдонимом. Едва закончив съемки последней короткометражки из шести, он тотчас подписал договор с киностудией на съемки уже полнометражной картины, и в ту же ночь, с 28 на 29 июня 1933 года, его сердце не выдержало.
1 (575x323, 130Kb)
Чарли Чаплин


Чарли Чаплин: Уже не до смеха
Бывший протеже и друг Арбакля Чарли Чаплин тоже провел немало времени в судах. Впрочем, то были не уголовные, а бракоразводные процессы — до встречи с Уной О'Нил Чаплину катастрофически не везло с женщинами. Зато неприятности ему готовил отнюдь не просто ретивый и желающий выслужиться прокурор, а сам глава ФБР Эдгар Гувер.
Чаплин попал на карандаш спецслужб еще в 1930-х. Не всем казались смешными чаплинские сатирические выпады в адрес богатых в фильме «Новые времена». Еще больше встревожил власти «Великий диктатор». Злую пародию на Гитлера многочисленные в то время в США сторонники невмешательства в войну в Европе расценили как провокацию, а на самого Чаплина навесили ярлык коммуниста.
Во времена маккартизма Чаплин не оказался на слушаниях комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, как он сам уверял, лишь потому, что он обещал явиться туда в костюме Бродяги, что грозило превратить судилище в фарс. На самом деле причина была в том, что у Чаплина не было американского гражданства. И это же обстоятельство сыграло с гениальным комиком дурную шутку: в 1952 году он выехал на родину, в Англию, обратно в США Чаплина пустили в следующий раз только в 1972 году, да и то ненадолго, лишь для того, чтобы вручить ему почетный «Оскар». Последние свои фильмы — «Король в Нью-Йорке» и «Графиня из Гонконга» — Чаплин снимал уже в Европе.
2 (575x323, 104Kb)
Далтон Трамбо

Далтон Трамбо: Охота на коммуниста
Далтону Трамбо и девяти его коллегам — так называемой «голливудской десятке» — повезло меньше, чем Чаплину. В отличие от него, все они были американскими гражданами. В 1947 году их первыми вызвали в комиссию по расследованию антиамериканской деятельности. Эта десятка отказалась давать показания (точнее, доносить на себя и своих коллег, симпатизирующих коммунистам), ссылаясь на Первую поправку, за что была обвинена в неуважении к Конгрессу и приговорена к году тюрьмы для каждого.
Трамбо, в отличие от большинства его коллег, пострадавших во времена маккартизма, действительно был коммунистом. Но при этом талантливым сценаристом (из всей «голливудской десятки» он оказался самым успешным автором, почему и удостоился недавнего байопика). Несмотря на официальный запрет, студии все равно обращались к отсидевшему в тюрьме и перебравшемуся затем в Мексику Трамбо с заказами на сценарии.
В итоге лишь в 1993 году он (увы, посмертно) получил свой законный «Оскар» за «Римские каникулы», который в момент выхода был приписан другу Далтона, Яну Хантеру. Еще один оскароносный сценарий, «Храбрец» (1956 ), был написан под псевдонимом Роберт Рич. И только усилиями Кирка Дугласа Трамбо официально было разрешено работать над сценарием картины «Спартак». Так опальный сценарист с триумфом вернулся в Голливуд.
3 (575x324, 109Kb)
Рональд Рейган


Зато один из его обидчиков к этому времени из Голливуда был фактически выжит. Рональд Рейган, президент Гильдии киноактеров, в самый разгар маккартизма был одним из инициаторов очищения киноиндустрии от «красной заразы». Он еще во время Второй мировой войны начал добровольно доносить в ФБР на своих коллег, которых подозревал в симпатии к коммунистам. Никто и никогда официально не выгонял Рейгана из Голливуда. Просто его звали на роли все реже и реже. Он ушел на радио и постепенно начал делать политическую карьеру. Как известно, более чем успешную.
Лени Рифеншталь: Обыкновенный фашизм
В то время как в Америке после Второй мировой увлеченно боролись с коммунистической (во многом призрачной) угрозой, Европа преследовала вполне реальных фашистов. И самой известной жертвой этой борьбы в кинематографе стала, естественно, Лени Рифеншталь. Невозможно отрицать тот факт, что она, снимая «Триумф воли» и «Олимпию», была искренне увлечена идеями Гитлера.

4 (575x324, 136Kb)
Лени Рифеншталь

И все же главной страстью бывшей актрисы, звезды «альпийских» фильмов, была суровая и строгая красота. Пока речь шла о массовых шествиях и спортивных упражнениях настоящих арийцев, мир Рифеншталь был гармоничен, тем более что никто в Германии не афишировал, каким именно образом решается еврейский вопрос. Но, когда ее направили снимать вторжение в Польшу, прекрасная картинка неожиданно рухнула. Фильм не случился, а недавняя любимица фюрера, как она позже утверждала, примчалась в Берлин жаловаться на неподобающие действия солдат вермахта.
Снимать кино ей не запрещали. Она запустила в 1940 году производство игровой картины «Долина» (в нашем переводе «Низина») о жизни испанских крестьян-горцев. Гитлер лично распорядился о финансировании съемок, а для массовки ей поставляли цыган, которых затем отправляли дальше в концлагеря. Но похоже, что Лени перегорела: картина так и не была закончена до окончания войны. Премьера состоялась лишь в 1954 году, и ее ожидал закономерный провал — из-за истории с цыганами в первую очередь.
Между тем Рифеншталь трижды привлекали к суду в ходе так называемого процесса денацификации. Дважды оправдали, затем признали — нет, не полностью виновной, а «попутчиком». Формально никто не запрещал ей продолжать снимать фильмы. Просто никто не давал ей денег, с ней не хотели сотрудничать. В итоге она уехала в Африку снимать на фотоаппарат суровую красоту африканцев, а потом и вовсе погрузилась в мир коралловых рифов.
Гуалтьеро Якопетти: Африканское проклятье
Но если для Рифеншталь Африка стала началом новой, не столь уже шумной карьеры, то другого документалиста она погубила. Речь об итальянце Гуалтьеро Якопетти. Он вроде как никогда не был фашистом, наоборот, поддерживал во время войны сопротивление власти Муссолини, помогал войскам союзников. После войны стал успешным журналистом, бонвиваном, прожигателем жизни. А затем на исходе 1950-х он увлекся документальным кино. Его картина Mondo Cane («Собачий мир») произвела фурор и дала название целому жанру неигрового кино — мондо-фильмы (или «шокументальное» кино).

5 (575x323, 106Kb)
Гуалтьеро Якопетти


Фильм представлял собой искусно смонтированный калейдоскоп странных, причудливых, диких, отвратительных, смешных практик человеческой жизни. Сюжеты снимались по всему миру, порой в самых его отдаленных уголках (так, Якопетти первым заснял такое явление, как карго-культ). Уже после «Собачьего мира» Якопетти стали обвинять в постановочных кадрах. Но настоящий скандал разразился, когда в начале 1960-х он отправился в Африку снимать, что же происходило на Черном континенте в ходе освобождения от колониализма. И основным содержанием, разумеется, стал тот хаос, что начался, после того как колонизаторы ушли, не оставив работоспособных институтов власти, подготовленных управленческих кадров и т. д. Естественно, началась разруха, гражданские войны, разгул браконьерства.
Фильм «Прощай, Африка!» еще не был закончен, когда представители левых партий (а коммунисты в Италии того времени были очень мощной политической силой) обрушились на Якопетти. Его обвиняли в расизме, в фальсификации съемок, а вершиной всего стала история, когда наемники якобы специально под камеру устроили расстрел мирных жителей. История эта в суде не подтвердилась, в закадровом тексте доставалось и африканцам, и колонизаторам, но это уже ничего не меняло. Репутация Якопетти пострадала бесповоротно. Не спасла его и попытка обелиться. Он в 1971 году снял мокьюментари «Прощай, дядя Том!» об истории рабства в Африке и Америке. Но, учитывая предыдущие заслуги Якопетти (его любовь снимать уродливые, неприятные проявления человеческой натуры), публика решила, что он, напротив, упивается изображением насилия. В итоге после 1980 года единственное, что связывало Якопетти с кино до самой его смерти в 2011 году, — редкие выезды на небольшие кинофестивали.
6 (500x281, 92Kb)

Параджанов, Хамдамов, Аскольдов: По другую сторону

На Западе коммунисты, пока их финансово поддерживал Советский Союз, страстно боролись за права человека. В СССР кинематографистам приходилось лавировать между желанием высказаться и цензурой. Изломанных судеб хватало, но самых ярких примеров три.
Прежде всего, Сергей Параджанов — «армянин, родившийся в Грузии и сидевший в русской тюрьме за украинский национализм». Официально его посадили в тюрьму в конце 1973 года за гомосексуализм, в 1977 году после международной кампании протеста выпустили. В 1982 году чуть снова не упрятали «за взятку». В фильмографии режиссера после гениального «Цвета граната» (1968) следующим фильмом стала «Легенда о Сурамской крепости», снятая уже в 1984 году.
Рустам Хамдамов в советское время свой единственный после окончания ВГИКа фильм доснять даже не успел. Работу над картиной «Нечаянные радости» за формализм и идеологическую невыдержанность остановили, отснятую пленку смыли. Впрочем, работа сценариста Андрея Кончаловского даром не пропала. Переделанный сценарий был экранизирован Никитой Михалковым под названием «Раба любви». Замечательный художник, Хамдамов снова стал снимать кино в постперестроечное время, но художественные изыски его работ массовому зрителю в наши дни оказались чужды. Режиссер остался известен и уважаем разве что в среде коллег-профессионалов.
Но если Параджанову и Хамдамову удалось вернуться в кино, то игровая фильмография Александра Аскольдова насчитывает ровно один, но гениальный фильм. В 1967 году начинающий режиссер снял картину «Комиссар» по мотивам рассказа Василия Гроссмана. Увы, после арабо-израильской войны еврейская тема в СССР была под запретом. К тому же и Красная армия была изображена была в фильме отнюдь не правильно. Фильм был запрещен к показу, почти все копии, кроме одной, сбереженной лично режиссером, уничтожили, а самого Аскольдова уволили со студии с формулировкой «профессионально непригоден» в трудовой книжке. Фильм был представлен публике только 20 лет спустя, но Аскольдов так больше ничего и не снял, если не считать документальных фильмов о КАМАЗе.
7 (575x324, 138Kb)

Панахи и Гибсон: Жертвы идеологии

Противостояние капитализма и коммунизма давно ушло в прошлое, но человечество не устает делиться по все новым и новым идеологическим линиям. И все новые и новые кинематографисты оказываются выброшены из профессии за несоответствие какой-либо генеральной линии. Тому пример — биография известного иранского режиссера Джафара Панахи, одного из немногих кинематографистов, удостоившихся наград и в Каннах, и в Венеции, и на Берлинале.
В 2010 году иранские власти арестовали режиссера за антиправительственную деятельность, то есть за участие в акциях протеста и, конечно же, за его фильмы (например, «Круг» и «Офсайд» показывали бесправие женщин в исламской республике). Выступления правозащитников и политиков по всему миру спасли Панахи от тюрьмы (он был приговорен к шести годам заключения), срок был заменен домашним арестом. При этом суд запретил Панахи заниматься кинематографом и давать интервью в течение 20 лет.
Но Панахи словно испытывает судьбу. С тех пор он успел снять уже три фильма. Причем первый же носил издевательское название «Это не фильм» (в нем запертый у себя в доме Панахи разбирает сценарий неснятого фильма). Пока что иранские власти не решаются приструнить режиссера. Необходимость снятия со страны санкций, чтобы можно было торговать нефтью, важнее, чем затыкать рот упрямцу.
Впрочем, в столь ненавидимой иранскими аятоллами Америке тоже в ходу черные списки (и речь отнюдь не о потенциально ударных сценариях). Так, на несколько лет практически выпал из кинематографа Мэл Гибсон — любимый многими актер и чрезвычайно интересный режиссер, обладатель «Оскара» и еще ряда номинаций на главную американскую кинонаграду. Автор «Храброго сердца» и «Страстей Христовых» банально не мог получить финансирование новых картин, его практически не приглашали сниматься. У Гибсона давние проблемы с алкоголем, и в состоянии подпития он мог побить очередную спутницу жизни. Но если это в Голливуде еще могут понять и простить (Джоди Фостер, одна из самых известных феминисток мира, была среди тех редких режиссеров, кто в последние годы звал Гибсона, например на главную роль в своем фильме «Бобер»), то несдержанный язык — нет.
8 (575x324, 185Kb)

Задержанный в 2006 году за пьяное вождение Гибсон — ревностный католик, что важно — умудрился с горяча много чего наговорить в адрес евреев, женщин и сексуальных меньшинств. В результате следующую роль он сыграл в картине «Возмездие» только в 2010 году, а лента «По соображениям совести» (2016) стала первой его режиссерской работой за 10 лет.


Источник: kino-i-vse-o-nem.ru
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..