среда, 5 февраля 2014 г.

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ И СОБЛАЗН ИНТЕРНЕТА






"Сейчас большим соблазном является интернет. Многие монахи поступают, на мой взгляд, совершенно неразумно: с одной стороны, они уходят из мира, чтобы создать благоприятные условия для спасения, а с другой стороны - берут свой мобильный телефон и начинают входить в интернет, где, мы знаем, множество греховного и соблазнительного", - сказал патриарх Кирилл во время встречи с братией монастыря Зограф на Святой горе Афон». Из СМИ
 Интересно, а книги Кирилл разрешил читать братьям? Там «греховного и соблазнительного» не меньше, чем в Интернете. Причем, в интернете «греховное», как правило. бездарно, а в книгах, иной раз, зачитаешься. А живопись? Разве не соблазнительны картины Рубенса или Ренуара? На мой вкус, они гораздо более соблазнительны, чем жесткое порно. Был у меня приятель - бывший послушник. Он говорил  так: «Онанировать можно и на портрет Брежнева. Свинья грязи везде найдет». Думаю, что человек с тоталитарным образом мышления всегда обнаружит виновника  не в самом себе и в своей церкви, а в соблазнах света. Мне кажется, что практика запрета – возвращение в мракобесие и сама эта практика не спасет послушников, а решит их великого права выбора. Человек же – насильно загнанный в послушание – самый лютый враг Бога и Храма. Слова патриарха говорят еще и о том, что верхи православной церкви не извлекли уроков из трагедии большевизма, когда настал иной, чудовищный запрет власти на Слово Божье, и "соблазн" икон был запрещен точно так же, как Кирилл пытается сегодня запретить "соблазн" Интернет.

РЯДОМ С МОСКВОЙ




 Злорадство, присущее недоумкам и пошлякам, омерзительно. Они, мол, там мучаются, а мы здесь процветаем, так им и надо. Заметки эти продиктованы болью и состраданием. Желать зла земле, где ты родился, недостойно и глупо. Крах большой, ядерной державы приведет не только к трагедии России и народа русского, но и к гибели оставшихся там сотен тысяч евреев, да и все человечество рискует стать на грань катастрофы. Вот почему искренне желаю оставленной нами стране только одного: покоя и благоденствия. 
 Собираю по крохам свой оптимизм. Вот мост в Киржач наконец-то отремонтировали, вот отличный торговый центр открыли у деревни, у трассы, вот машины начали останавливаться у перехода через дорогу, вот электричество отрубили всего три раза за лето…. Не шаги, шажки робкие, но все же. В этих местах с 1979 года (от нашего лета в тех краях) до начала девяностых ничего не менялось. Теперь это называют "застоем". Все верно: из года в год в деревенский магазин к десяти часам привозили хлеб. Иногда его получали дачники (по буханке), но чаще рыжая продавщица  Тамара выходила на крыльцо, чтобы зычно выкрикнуть, что хлеб привезли только для своих - деревенских. Мы покорно брели домой и жизнь такая, когда и хлеб, и гвозди, и книги – все это было в дефиците, нам казалась нормой.
 У Некрасова: "В мире есть царь. Этот царь беспощаден, голод названье ему". Впервые за двадцать лет в России нет даже намека на голод. Ныне здесь все ворчат, все всем недовольны, но динамика бытия очевидна. Все не так быстро, не так надежно, не так красиво, но она есть –  динамика и это обнадеживает. Лишь бы не остановилось все, не замерло. В текучей воде, пусть мучительно медленной, есть надежда, в гнилом болоте – нет ничего, кроме тоски и отчаяния.
 Что еще радостно: призывов «бить жидов» на этот раз совсем не заметил, как и свастик, хотя колесил по глухим местам Подмосковья часами.
 На расстоянии природные катастрофы кажутся не столь существенными. Вот чудовищная жара 2010 года, пожары в России. В Израиле и духота невыносимая по семь месяцев в году и лес горит регулярно. Живем же, не плачем. Но вот добрался я, наконец, до любимого бора, где каждый пень был прежде знаком и увидел прошлогоднюю российскую беду в обнаженном виде: бурелом на каждом шагу, стоят голые мертвые сосны, кора опала вместе с иглами. Корни, лишенные влаги, отказывались держать дерево. Бледные, безжизненные стволы, мертвый, слишком мягкий ковер под ногами и не одного живого муравейника там, где раньше они встречались на каждом шагу. Лес, умерший от жажды. Бурелом на каждом шагу. Ты попадаешь в лабиринт, из которого выбраться не так уж просто…. Но вот и березовая роща: кроны согнуты до земли внезапным гололедом коварной осени. Не распрямились к лету березы, но не погибли, так и стоят уродливо: зеленым убором к земле, "коленопреклоненная" роща…. Ходил по остаткам живого леса и мечтал встретить хоть одну, несчастную сыроежку. Нет грибов. Надеюсь, пока нет. Редкие кустики с черникой – вот и все, что осталось от заповедной чащи…. В тот день чужая беда стала своей, личной. Говорят, где-то далеко от дороги, у болот, из влажной земли растут лисички, но только отчаянные грибники и в прошлые годы ходили в те леса.
( Вернулся домой, в Ган Явне. Утром - пробежка в парке. Прошлой зимой суровая буря повалила на землю самую большую лиственницу. Дерево распили и вывезли, остался метровый пень. Прошло пол - года – смотрю - пень этот дал две дюжины сильных, покрытых буйной зеленью побегов. Выходит, все дело в корнях. Влажный климат избавил деревья в России от необходимости уходить корнями глубоко в землю. Там пни – могильные знаки – и только. Может и с людьми так, в этом секрет живучести народа еврейского. Топчут, рубят, жгут, а он исправно пускает побеги).  


Мои друзья-художники Москву не жалуют. Живут, и давно, на окраине Каширы – бедного городка, больше похожего на большую деревню в пойме Оки. Юг дальнего Подмосковья, земли тучные, урожаи плодовых фантастические. Когда-то местные колхозы кормили весь столичный регион овощами. Теперь же знатоки и экономисты утверждают, что легче и дешевле завезти редиску из Израиля, чем вырастить ее на этих землях.


 От наших Дубков до Каширы 205 километров – четыре часа дороги через нынешние чудовищные пробки. Главное препятствие – большегрузные фуры – явное следствие криминальных особенностей российской экономики. Очевидные выгоды железнодорожного  транспорта сведены на нет необходимостью подвозки к станциям и посредникам в погрузке-разгрузке, что на много удорожит товар. Да и медленно, совсем не спеша, движутся товарные составы. Вот и снуют напрямую монстры на колесах по узким, плохим дорогам от производителя к заказчику и потребителю.  Любая промежуточная инстанция, в иной стране помогающая хозяйству, здесь убыточна. За одного с "сошкой" так и норовят пристроиться "семеро с ложкой".
 Поля вдоль дорог, пустоши, как правило, поросли сорняками. На протяжении всей дороги заметили одну большую плантацию кукурузы, но за ней промышленное здание, украшенное наименованием фирмы на английском языке. Государство упрямо не хочет или не может выращивать капусту и морковку, редис и картошку…. Опасно это потерей квалификации и фатальной зависимостью от чужого огорода. 


Высокопарный, гордый стих Тютчева о том, что «умом Россию не понять» нынче звучит приземлено и буквально. Никак, например, не могу понять умом, почему железнодорожный переезд, прямо у Звездного городка, стоящего миллиарды рублей, по сей день, не оборудован и автомобили вынуждены здесь стоять в часовых пробках? МиГ на постаменте, у переезда, есть, а сам переезд не переезд, а мука. Почему большая часть дорог в Подмосковье двухголосная, что делает совершенно невозможным движение по ним, если вспомнить упомянутые фуры? Ничей ум никогда не найдет оправдания свалкам мусора в лесу и на автобусных остановках, при отсутствии обычных железных контейнеров. Скажут – бедное государство. Ерунда это! Мало стран в мире богаче России, но…. И это «но» тоже «умом не понять». Ни одна из деревень вдоль дороги не газифицирована. И это в стране, безмерно богатой голубым даром земных недр. Понять умом  это можно, но не сердцем и совестью.
 Конец недели – билет на маршрутку стоит на двести рублей дороже. Так объявил шофер. Все спокойно доплачивают сотни к обычной сумме. Едем в тесной, душной, скрипящей всеми суставами колымаге. За двадцать километров до конца маршрута коробка передач "газели" начинает барахлить. Минут пятнадцать шофер, ничего не объясняя, не оправдываясь, ничего не обещая, ведет свою колымагу со скоростью 20 км. в час. Пассажиры молчат, никак не реагируя на потерю времени и возможность  вовсе остаться без транспорта на солярке. Все покорны, безропотны. Все, похоже, довольны тем, что машина хоть так, но движется. Внимательно вглядываюсь в безучастные, бледные, одутловатые лица, измученные духотой и обязательными пробками, и вижу, что такое положение вещей – норма…. Вспоминаю гениальный финал "Доктора Живаго": трамвай, то и дело тормозящий из-за перебоев с электричеством, пассажиров, покорно толкающих обездвиженный вагон, и умершего в безумно дергающемся мертвом трамвае доктора. Ничего не меняется. Так бедный русский народ терпел татарское иго, крепостное право, большевиков…. Терпел, терпел, терпел – и это вошло в привычку, привычка формирует характер, а характер…


 Слава Богу, хоть юмор не оставил местное население. В той же несчастной, дергающейся душегубке, попытался снять теплую куртку. Задача оказалась сложной. Рядом со мной сидела дремлющая, безучастная девица с наушниками от мобильника в ушах.
 - Ты, чумная, – сказала ей          сердобольная тетка напротив. – Помоги дедушке, дерни за рукав.
 Девица - ноль внимания. Как-то удалось самому содрать куртку. Тем временем, соседку и вовсе в сон потянуло. Ближайшее плечо – мое. Вот она на этом плече и прикорнула.
 - Как помочь человеку – так не могём, - ворчливо прокомментировала это событие тетка, - а как отоспаться на старичке – так всегда пожалуйста.
 Улыбка облагородила лица всех 12 пассажиров, будто кондиционер включили в чертовой «газелле». Юмор и свежий, чистый воздух близнецы-братья. Но как мало юмора, улыбок, простой радости в России. Здесь и телевидение не преуспело. Пошлая похабель, которую несут нынешние остряки, вызывает не смех, а слезы.  
 Одно дело слова, причитания и слезы насчет чудовищной коррупции, чиновного беспредела в России – другое дело наглядные памятники этих безобразий. В Кашире видел огромное жилое здание, отлично выстроенное из красного кирпича, но с пустыми глазницами окон. Мертвый дом был построен пять лет назад, но сразу же выяснилось, что город не в состоянии обеспечить эту громаду водой, электричеством, стоками…. Всё было известно и до строительства всем, кроме будущих жильцов – офицеров, но дом строили на бюджетные средства, и денежки эти нужно было "распилить" как можно быстрее. Говорят, что те чиновники и строители мертвого дома давно уже жируют за границами Российской Федерации. Таким, наглядным образом власти активно формируют армию своих лютых врагов. Причем, подобные виды гораздо хуже зрелища барских усадеб и столичных дворцов в прошлом. Здесь не только зависть к ворам и бандитам, но и отчаяние обманутых, их лютая ненависть к тем, кто самым подлейшим образом оставил бедолаг, владеющих всеми видами оружия, без крыши над головой. Пытка надеждой – одна из самых страшных видов пыток. Неподалеку от "офицерского дома" расположено тоже почти построенное здание городской больницы. Здесь, судя по всему, чиновники просто украли бюджетные деньги, отпущенные на оборудование клиники. Эти тоже давно уже не живут в бедной Кашире. И будто в насмешку, в подвале недостроенной больницы, власти открыли морг. Нынешние лечебные заведения в городе в ужасном состоянии. В общем, поездка эта активно атаковала мой новорожденный оптимизм, а тут еще прекрасная, полноводная Ока, по которой давно уже не ходят корабли и кораблики, даже обычных лодок заметил совсем немного у полуразрушенных пристаней. Друзья же мои – художники - спасаются тем, что любя, почитая друг друга, построили на 12 сотках просторный дом по своему, художественному вкусу и развели чудный, яблоневый, грушевый, вишневый сад с обильным огородом. В общем, спасайся, кто может. Государство (чиновники) тебе в этом не помощник – скорее враг и разрушитель. В Кашире наглядно понял, что от успеха борьбы с коррупцией напрямую зависит существование России в том, сравнительно благополучном виде, в котором она существует сегодня. Петр 1, как писал Пушкин, говаривал: "Несчастья бояться – счастья не видать". Этот царь тоже мучил свой народ во имя грядущего счастья. Не прав он был: от бед и мучений счастливого будущего не жди. Это только в медицине после тяжкой операции возможно счастье здоровья. Тело нации, измученной травмами, становится хронически больным организмом. Можно ли его вылечить – не знаю, но так хочется в очередной, возможный приезд увидеть заселенным «офицерский дом», березы, стоящими прямо, а на реке-Оке веселые речные трамваи…. Без  надежды, как и без юмора, жить нельзя.
                      2011 г.

РАССТРЕЛ В 263 ШКОЛЕ

Вот этот парень в красной курточке, чью фотографию растиражировали все СМИ как фотографию Сергея Гордеева и призванные демонстрировать нам всем чистоту, доброту, духовность, беззащитность и одаренность Сережи Гордеева. На самом деле это фотография совершенно другого парня от которого сейчас в метро и магазинах и на улице, люди в страхе шарахаются. Потому что все узнают в нем сумасшедшего убийцу и маньяка Сергея Гордеева, но ЭТО НЕ ГОРДЕЕВ !!!!!.





Вот тот самый, немного уже по взрослевший парень, чью жизнь наши официальные СМИ превратили в ад в попытках скрыть настоящее фото Сергея Гордеева, вот и пусть теперь он подает в суд на наши СМИ, хоть какое-то им будет наказание за их безудержное вранье.


А вот ниже фотографии настоящего Сергея Гордеева, а причину почему фото настоящего Гордеева было скрыто всеми СМИ, вы все я думаю и так прекрасно видите. То есть в реальной фотографии Гордеева нет уже той чистоты, одаренности, беззащитности и невинности, что мы все видели на снимке нахохлившегося парня в красной курточке. И подмена манипуляторами фотографии Гордеева была сделана вовсе не случайно, кто-то специально подобрал в интернете фальшивое фото Сергея Гордеева, чтобы придать ложный вектор общественному мнению, насчет событий в 263 школе. .





То есть у реального Гордеева нет никакого сходства с парнем в красной курточке. А как же одноклассники из 10а класса, школы 263, как же их родители, как же передача «Пусть говорят», где фотография парня в красной курточке, висела крупным планом всю передачу. И почему никто не встал и не сказал, что на фотографии, выдаваемой за фото Сергея Гордеева, вообще не Гордеев, а неизвестный молодой человек.

Я конечно понимаю, что этот Сережа Гордеев был похож на своего ФСБ-шного папу и был человеком невидимкой, которого никто не замечал, никто не обращал на него внимания. Но не до такой же степени, чтобы бы не суметь увидеть на фотографии, целый час провисевшей в огромном зале передачи "Пусть говорят", на экране, размером в два метра, что это вообще не Сергей Гордеев.

Более того, на всех заложников Сережи Гордеева из 10а внезапно напала страшная болезнь, частичная амнезия, никто, вы представляете никто из одноклассников Сережи Гордеева, побывавших у него в заложниках "не помнит", что он им говорил на протяжении 40 минут, когда водил у них стволом карабина перед носом. Никто не может назвать причину его странного поведения, хотя Гордеев специально им всем устроил мастер класс и всё рассказал, почему он это делает и из-за чего.

Гордеев 40 минут им всем рассказывал про свою семью, про своего ФСБ-шного папу, про маму, дедушку и бабушку и в общем то 29 человек 40 минут очень внимательно слушали, что им говорил Сергей Гордеев. И вы представляете никто из заложников, ничего сейчас не может вспомнить, что им говорил Сергей Гордеев.

Поначалу я случай в школе № 263 рассматривал как банальную, чисто американскую историю, травли одаренного ботаника Сережи Гордеева в школе. И фотография нахохлившегося парня в красной курточке, вовсе не случайно вброшенная манипуляторами в СМИ, очень этому способствовала. Ну типа учитель хачик из Арзамаса, просто так, ради собственного удовольствия не ставил гению и вундеркинду Сереже Гордееву хороших оценок по географии. Да еще и организовал травлю бедного Сережи Гордеева в школе, воспользовавшись своим неформальным авторитетом в школьной среде.

Из всего этого правдой оказалась только лишь то, что Андрей Кирилов в следствие своих нормальных человеческих качеств, действительно пользовался уважением и неформальном авторитетом в школьной среде. То есть подростки школы 263 воспринимали Кирилова как своего парня и в общем то слушались его. Но как выяснилось, никакого отношения всё это к срыву Сережи Гордеева не имело. Как выяснилось Сереже Гордееву было вообще без разницы кого убивать в тот день. Так как имело место банальное сумасшествие, на почве компьютерных игр и тотальных перегрузок, которыми Сережу Гордеева загрузили его родители, полностью лишившие его самостоятельности и хоть минуты свободного времени.

Родители Сережи Гордеева пытались сделать из в общем то посредственного парня, этакого гения и вундеркинда, победителя всех мыслимых и не мыслимых олимпиад. Родители Сергея распускали слухи про его одаренность и гениальность и дрочили Сережу Гордеева репетиторами так, что в конце концов он не выдержал перегрузок и просто сошел с ума и так кстати очень часто бывает.

На это банальное сумасшествие Гордеева наложили свой след компьютерные стрелялки, которым Сережа уделял повышенное внимание, так как у него вообще не было ни друзей, ни подруг, зато был легкий доступ к настоящему оружию. Вот и результат, не нужно делать гениев из посредственности и нужно давать обычному подростку не только свободное время на общение с друзьями, но и самостоятельность.

ФРАНЦ КАФКА И КИНО



Странным делом я занялся несколько лет назад: решил написать учебник по сценарному мастерству. Что-то изобразил, но вовремя понял, что "поезд ушел" и давно, и такой кинематограф никому не нужен.


 «Большая сумрачная комната. Войдя со свету, сразу ничего нельзя было увидеть. К. наткнулся на корыто, женская рука отвела его. В одном углу громко кричали дети. Из другого валил густой пар, от  которого полутьма сгущалась в полную темноту. К. стоял, словно окутанный облаками. «Да он пьян», - сказал кто-то…» "Замок"
 Читая Кафку, всегда вспоминаю не экранизации его прозы, а лучшие фильмы Алексея Юрьевича Германа. Вот и этот отрывок, словно из его неснятого фильма. Только этот режиссер каким-то удивительным образом умел совмещать в одно целое странность среды обитания, цвета и звуки. Текст из «Замка» Кафки доказывает, что и сценарии можно писать таким образом, но здесь главная сложность – единство режиссерской воли и замысла сценариста. Шедевр Андрея Тарковского "Сталкер" состоялся, когда воля и талант режиссера смогли подчинить себе высокое мастерство авторов. И здесь гений Кафки бродит призраком за каждым кадром этого фильма.
 «Потом впереди в тумане возникает темное пятно, и они вступают по колено в бегучую воду под гулкие своды нового тоннеля. Туман здесь гораздо реже, в сероватом свете поблескивают бетонные стены, по которым струится влага. Они бредут по воде, и несколько оправившийся писатель бормочет: «Ничего себе – сухой тоннель, Сталкер отвечает ему: «Это шутка. Обычно здесь по пояс, даже выше».
 У Кафки главные герои безымянны, так и в «Сталкере»: Писатель, Профессор, сам Сталкер. И еще - нет финалов в романах Кафки и в лучших сценариях, и фильмах так часто отсутствует сладкая, до приторности, закругленность истории. Не следует к ней стремится, пусть финал будет скрытый победительный в своей невозможности, как невозможен, будем надеяться, финал самой жизни. Нет финала и в горькой истории Сталкера. Есть исчерпанность притчи. И этим знаменит Кафка.

 Вот еще отрывок из ЛИТЕРАТУРНОГО сценария Стругацких, теперь уже для Александра Сокурова: «За окном уже надвигался вечер. Люди появились на улице. У подъезда на скамеечке сидели неподвижные черные старухи. Жара спадала. Медно-красное солнце тяжело висело над голыми скалами – сопками, окружившими город». В этой сценарной прозе кинематографа в тысячи раз больше, чем в «голом», производственном сценарии, придуманном на конвейере Голливуда.

"ВТОРАЯ СВЕЖЕСТЬ" РУССКОГО КАПИТАЛИЗМА


Образцовый, как написано у входа, магазин в Москве. Чисто, пусто, обилие любых товаров. Захотелось селедочки. Вот она в трех видах. Прошу первый.
 - Вы понюхайте, -с виноватой улыбкой предлагает продавщица - милая девушка.
Нюхаю -  желание откушать любимый продукт отпадает, но есть надежда. Увы, остальные два вида знаменитой рыбы тоже "не первой свежести". Понятно, почему буфетчик в великом романе Булгакова рассчитывал сбыть гнилую осетрину. В эпоху всеобщего дефицита и такая гниль могла найти потребителя. Почему сегодня, частный предприниматель в столице России торгует несвежим товаром? Мне говорят, что подобное - скорее норма, чем исключение из правил. Мне еще много чего говорят. Говорят, что в этом супермаркете есть шанс еще разжиться свежим продуктом, а есть такие магазины, где это невозможно по определению.  И я начинаю понимать то, что, видимо, на расстоянии, в статусе редкого гостя северной державы, понять трудно. В нормальном государстве капитализм держится на конкуренции и запросах потребителя. В сегодняшней России - на воровстве.
 Милая продавщица вела себя, как положено. Она вела себя честно, не желая возможного скандала с возвратом негодного товара. Но вдруг покупатель окажется любителем продукта с душком, вдруг любовь к табаку с детских лет напрочь отбило у него нюх. Такой купит. Хозяину и магазину прибыль. Но М. Булгаков страшно покарал своего буфетчика. Почему? Да потому, что торговля "товаром второй свежести" - это обычное воровство, уголовное преступление. Следовательно, хозяин этого замечательного, большого магазина, точнее сети магазинов, - обыкновенный вор. Реакция общества и государства в этом случае должна быть простой по совету других писателей - братьев Вайнеров: "Вор должен сидеть в тюрьме!" Я говорю об этом, но в ответ вижу горькую улыбку и слышу, что в этом случае закроются все магазины огромного мегаполиса. И я начинаю понимать, что губит молодой капитализм в России, что заставляет его изживать себя изнутри, на корню. Этот капитализм чудовищно зависит от армии чиновников, контролирующих и проверяющих предприятие. Упомянутая армия тоже вынуждена "торговать гнилой селедкой", так как в свою очередь зависит от вышестоящего начальства. Круговая порука воровства. Получается, что весь организм хозяйства страны тяжко болен воровством, которое тактично называют коррупцией. Мне говорят, что все это банально, никакую Америку я не открыл. Ну, воруют, и прежде воровали, всегда воровали при всех царях. Но я с болью душевной думаю: а не это ли воровство привело Россию к тоталитарному режиму в начале прошлого века, где за 10 колосков, украденных  с колхозного поля, грозила каторга. Значит, нет выхода, нет выбора между вором и палачом? Значит, весь этот новый русский капитализм в одно мгновение может исчезнуть, отравленный всеобщим воровством, а ему на смену должна прийти нищета, войны, километровые очереди и концлагеря? Не отсюда ли тоска преобладающей части народа русского по усатому вождю, в ясном понимании, что только такой беспощадный палач, как он, способен навести хоть какой-то порядок в стране. Пусть чудовищный, на крови и бесправии, но порядок. Нет! Не хочу! Мне не нужен такой порядок, при котором начинается главное воровство - в идеологии, потому что ложь во имя сохранения тоталитарной власти - это худший вид грабежа населения: растление души народной. Кто-то в России верит, что та же селедка гниёт с головы. Что достаточно сменить "голову" - и в стране наступит порядок.  Не думаю. Порочную систему не излечить этим легким способом, похожим на самообман. Каждый, на необозримых пространствах России, должен начать с себя. Мне говорят, что это невозможно. Не спорю. Я просто знаю, что другого выхода нет. Нет, не было и не будет никогда.

МАЙДАН. НИКАКИХ ПЕРЕМЕН.


 

 Написано это о Майдане образца 2005 года. Что изменилось на Украине за эти 8 лет?  Ничего. Как и прежде страна эта мечется в подземных ходах собственных комплексов, не в силах найти выход к свету. Ошибся Радзиховский только в одном: в надежде на то, что "трезвый народ Украины станет еще трезвее".

Отрицание отрицания

Текст: Леонид Радзиховский (политолог)
Общеизвестно, что Революция "пожирает своих детей" (а точнее, своих родителей, своих организаторов). Вслед за отрицанием "старой власти" неизбежно и неотвратимо следует "отрицание отрицателей". История обычно сливает еще много раз "революционную накипь", прежде чем ситуация успокаивается.
Весь этот процесс непрерывного брожения справедливо назван "перманентная революция".
Можно описать его еще проще: революция - это "просто" резкое ускорение, резкое увеличение энергии обычных политических процессов. Так президент превращается в харизматического Вождя, его оппоненты - в "врагов", нормальная интрига (диалог) - в "борьбу", и даже взятки приобретают какой-то апокалипсический, истинно революционный размах.
Россия правильно вела себя и в течение всего этого времени - не вмешивалась. И сегодня только совсем уж больные в Киеве могут винить в происходящих событиях "руку Москвы"
"Мы диалектику учили не по Гегелю": диалектику революции наблюдали в 1991-1993-м "в натуральную величину". Помню трибуну Белого дома в августе 1991-го - с поднятыми кулаками Ельцин, Хасбулатов, Руцкой, Бурбулис. "Ура, ура, собрались все друзья". Как только исчез общий "враг", они с тем же революционным пылом взялись друг за друга. То же самое, только куда круче, было, как известно, во время Великой Октябрьской революции: сбросив Временное правительство, большевики сцепились со своими союзниками - левыми эсерами. А как только исчез общий враг, кончилась Гражданская война, большевики занялись внутривидовой борьбой. Сталин-Каменев-Зиновьев против Троцкого; Сталин-Бухарин против Троцкого-Каменева-Зиновьева; Сталин добивает Бухарина...
Так что Ющенко против Тимошенко (с участием пока что на вторых ролях Литвина, Зинченко, Порошенко и т.д. и т.п.) - не просто естественный, но абсолютно неизбежный процесс.
Правда, здесь есть такая закономерность: последующие этапы могут быть более жестокими, более кровавыми, чем первый (октябрь 1993-го по сравнению с августом 1991-го; Гражданская война, а затем 1937-й по сравнению с 1917-м), но все-таки что посеяли в первый момент, то и вырастет дальше. "Майданная революция" была действительно мирной - не было даже танков (в отличие от Москвы-1991). Поэтому, есть все основания считать, что до силовых столкновений не дойдет и дальше. Тем более, я думаю, можно не беспокоиться насчет "распада Украины" и т.п. Украинский народ продемонстрировал и большой крестьянский здравый смысл, и глубокий национальный инстинкт самосохранения. Уверен, эти качества им не изменят и дальше.
Можно быть уверенным и в другом - абсолютном оппортунизме "высоких договаривающихся сторон". Обычная беспринципность политиков в период революции тоже обостряется, приобретает "революционный размах". Во время революции возможны любые политические скрещивания - "у любви, как у пташки крылья".
Например, если взять, по общему мнению, самого "крутого" украинского политика "Юлию д'Арк", то я бы не удивился любым комбинациям.
Украинская националистка? Выразительница интересов "русской Украины"? Союзник Москвы? Радикальный противник Москвы? Или все это в разных пропорциях одновременно? Брюнетка, волосы "вороньими крыльями" падают на бледные щеки мученицы? Блондинка, коса вокруг загорелого лица "гуцулочки"? Металл, слеза, шаловливая улыбка, "оскал волчицы"? Why not? "Урагану "Юлия" все подвластно - знамена развевает, деревья вырывает, ветряные мельницы вращает, а в собственной прическе ни волосок не шелохнется! Другие актеры, понятно, похуже, но зритель зажигает и их - так что мы наверняка долго еще будем наслаждаться "революционным этюдом" в исполнении "виртуозов Майдана".
Что касается Ющенко, то здесь тоже характерная история. Так уж получается, что или президентами все-таки, по странному капризу истории, выбирают более ответственных политиков, или не человек красит место, а само это место заставляет вести себя более ответственно, но, за некоторыми исключениями (Гамсахурдиа, скажем, а о некоторых действующих мы лучше промолчим...), президенты, почти во всех странах СНГ оказывались, как правило, более "вменяемыми", чем их конкуренты, чем их окружение. (Так было даже с таким "явлением русской природы", как Б.Н. Ельцин!) Ту же нишу "ответственного лидера" сегодня занимает Ющенко - тем более что она, видимо, соответствует не только его должности, но и психофизическим особенностям Виктора Андреевича.
Как бы дальше ни разворачивалась революционная буря, на одно я крепко надеюсь. Да, украинские революционеры вложат все силы в то, чтобы утопить в грязи друг друга, а заодно измазать в грязи всю "оранжевую революцию". Но я верю, что это у них не получится. Трезвый народ Украины станет еще трезвее, но "тебя, как первую любовь", сердце Украины - не забудет.
"Тебя" - это не прекрасную Ю., не мужественного В.А., не кого-то еще персонально. Отдельные репутации будут успешно разрушены их носителями (никто извне не может так растоптать политика, как он сам). Но репутация самой Революции - всего лишь мига сплочения, освобождения, братства - я верю, что репутация самой Революции, момента "рождения нации" останется. Конкретные поводы и цели Революции забываются, ее "герои" осмеиваются, ее ложь и грязь становятся очевидны. Но это - как любовь. Можно разочароваться в предмете, но само чувство любви - помнят. Так возникает героический миф - вроде Дня взятия Бастилии - который объединяет нацию. Всегда лучше избежать революции, но раз уж она случилась, то пусть в душе народа сохранятся эти дни ...
И последнее. О России.
Россия, как мне кажется, "перегорела" - волнения по поводу сегодняшних событий на Украине по сравнению с оранжевыми днями Майдана. Нет ни такого ожесточения обиды, ни таких пьяных надежд, ни такого жгучего злорадства. На сей раз реакция России адекватная - спокойно-доброжелательная (чуть-чуть подсоленная усмешкой - ну, так не без того). Никто не боится/не надеется больше, что тектонические толчки из-под Киева дойдут до Москвы.
Россия правильно вела себя и в течение всего этого времени - не вмешивалась. И сегодня, только совсем уж больные в Киеве могут винить в происходящих событиях "руку Москвы". Нет, панове, смотрите внимательнее на свои "руки".
Безусловно, длинная полоса потрясений, в которые попала Украина, куда лучше, чем любая целенаправленная пропаганда, отвратит жителей России от идеи "экспорта революции". На Майдане, слов нет, весело, но "подсчитали - прослезились". Это в России тоже все нормальные люди понимают.

ТЯЖКАЯ БОЛЕЗНЬ ЛЕВИЗНЫ


 Здесь, в конечном счете, лексикология виновата, а не какие-то идеологические предпочтения. В слове «правый» множество чудных смыслов: «правда», «правота», «прямота», «право». Где-то в глубине этого слова прячется упрямство пружины и премия за твердость характера. В слове «левый» ничего такого симпатичного не наблюдаю: одна слабость левой руки, да и самой буквы «л», и какие-то подозрительные, незаконные «левые» делишки. От поэта революции проклятое: «Левой! Левой! Левой!» Кому, значит, удобно с правой маршировать — тот и не человек вовсе, и его надо сразу «в расход». К левому приклеилась кличка «Левак», будто склонность к левизне подозрительна в криминальном смысле. А вот клички, что симптоматично, «Правак» не существует. Что еще? Праворукость – норма, левша – противен природе.  Был, правда, замечательный герой в литературе, талантливый мастер: Левша — Николая Лескова, но и этот кузнец блохи плохо кончил: погиб от белой горячки. Нормально, что «сексуальные меньшинства» тяготеют к «левым» слоям общества, но нормальны ли сами эти меньшинства? В спорте леворукость и левоногость ценится и приветствуется. А почему? Все ждут обычного удара справа,  а тебя левой, левой, левой. Слышу голоса протеста, но запашок предательства здесь очевиден.
Перейдем от «физики» к политике. Вспомним Мюнхен, сделку с Гитлером Невилла Чемберлена. Вроде бы консерватор — правый по партийной принадлежности, а нанес предательский удар слева. Тут и братание левых сил Гитлера и Сталина – спускового крючка Второй мировой войны.  Тоже и с коварным, внезапным соглашением в Осло. Мало кто ждал этого удара левой в челюсть по Израилю? Один из последних примеров коварства левизны — Ариэль Шарон – талантливый, отважный полководец создатель поселений, лидер правой партии «Ликуд» — вдруг резко уходит влево, отдавая террору территории для ракетного обстрела своего собственного государства.
Слова, кстати, могут обворовывать друг друга. Почему левая партия большевиков назвала свою лживую газету «Правдой» — непонятно. Чистое воровство, если не грабеж среди бела дня.
В слове «правый» есть особая незыблемость, жесткость, ясность. Слово «левый» изменчиво и коварно. Здесь и гремящая сталь прежних, кровавых идей, и трусливое желе нынешних. В общем, в расшифровке корневой сути слова  есть его тайная разгадка, по крайней мере, в русском языке. И никуда нам от этого не деться.
Но здесь начинается. В нынешней желеобразности понятия «левый» тоже есть множество прельстительных моментов. Слабый гнется, слабый уступает, слабый находит компромисс, где этого компромисса и быть не может. Слабый трусливо  уходит от драки, так как в глубине души уверен в своем поражение. Слабый живет мифом о себе и о мире вокруг, он готов лгать, обманывать, не признавать очевидного, только бы сегодня, сейчас спастись от правды правоты, боли и травмы. Слабому безразлично, что такая позиция — тяжкий приговор на всем, что случится с ним и его страной завтра.
В «левизне» обычно ищут некий бунтующий, революционный интеллект, страсть к авангарду и ниспровержению догм. Вижу здесь прямую подтасовку понятий, достаточно вспомнить «полезных идиотов» — армию интеллектуалов — «леваков», славословивших палача — Сталина. Подлинные знания, опыт и мудрость с левыми идеями  не дружат и никогда не дружили. Иной раз, интеллектуалы просто вынуждены нести левую чушь. Читаю в Википедии: «По статистике, сейчас на Земле проживает порядка 500 миллионов леворуких людей. Левшами в Европе рождается около десяти процентов детей, и они более крикливы, нетерпеливы, но уже в детском возрасте более общительны, контактны. Левши чаще выбирают профессии артистов, художников, писателей».
Обмолвился словом «трусливо», а потому приведу недавний живой пример. Весь тот день  и ночь выли сирены воздушной тревоги, мелкие землетрясение от  взрывов мин и ракет сотрясали землю. Но утром отправился бегать трусцой в нашу парковую аллею. Ковыляю, в тщетной попытке бороться с излишним весом. Рядом, на травке, пасутся две свободно гуляющие собаки: черная и белая. Тут как завоет истошно близкая сирена. Спрятаться негде, плетусь дальше и вижу, что собаки под вой повели себя разно. Черной псине, похоже, плевать на дикие, непонятные звуки: вынюхивает спокойно что-то вкусное из травки. Белая – в ужасе, бежит ко мне, к человеку чужому, к левой ноге жмется, вся дрожит от носа до кончика хвоста. Я ее, конечно, пожалел, за ушами потрепал, утешил словами – собака все-таки, но все мои симпатии были на стороне черной дворняги. Понимала она своим собачьим умом, что трус умирает дважды, струсивший уже наполовину мертв.
Нравится мне, что в слове «правый» есть сила противостояния, сила правоты одиночества и презрение к толпе. Мне всегда казалось, что только слабые люди ищут и находят в единение силу, способную, как правило, творить зло. Вспомним, что фашизм – это связка, пучок, объединение. Фашизм – связка левых маргиналов, слабых, завистливых, мстительных, озлобленных людей. Неизбежная логика фашизма — национал-социализм.,
Слушал вчера журналистку Юлию Латынину. Она в Москве живет, а мыслит о наших делах в тысячу раз честней и смелей, чем целая армия журналистов Израиля: «Если шестилетние палестинский дети говорят, что нужно убить всех евреев – это говорит народ». Чистая правда! Ну, по крайней мере, 80%, так называемых, палестинцев. Израиль противостоит не отдельным боевикам из «Хамаса» или «Хизбаллы», а несчастному, больному ненавистью, народу. Ничего страшного. В прошлом веке он противостоял немецкому, польскому, английскому, эстонскому, литовскому и ряду других народов. Жертвы были огромны, но выжил безоружный, преданный всеми, народ Торы. Ныне мы вооружены до зубов и стоим на своей, а не чужой земле. Чего уж так трястись, жаться к левой ноге и просить, чтобы чесали за ушами. Опаснейшая ложь, что возможные переговоры мы ведем с отдельными лидерами и арабскими кланами. Наши правительства безуспешно пробуют договориться с народом, который с малых лет только и думает, как загнать евреев Израиля в новый Холокост. Имеет ли смысл искать мир с публикой, больной массовым психозом? Кормить ее, ублажать, уступать свои, и без того не обширные, наделы? Нет – конечно. Прежде должны пройти годы попыток излечения. В школах, университетах, мечетях наших соседей следует начать пропаганду любви и терпимости и забыть о воплях мести и ненависти. Процесс этот еще не начался, и вряд ли начнется в ближайшее время, а потому и любые договора с тяжело больным арабским населением Палестины не имеют смысла. Пусть лечатся, а мы подождем. Евреи – народ древний и терпеливый. Только ожидание это не должно быть пассивным. Словесный понос мало что стоит. На каждый реальный акт агрессии ответ должен быть совсем не соразмерным, а сокрушительным. Подобный ответ – тоже лекарство от национального бешенства.  В прошлом веке, в ходе войн Израиля с соседями, оно помогало исправно. И в этом поможет, если «болезнь левизны» не поразила окончательно наш, уставший от сытости и разных превратностей,  организм нации.
Мои пальцы правой руки колотят по клавиатуре компьютера гораздо чаще, чем пальцы левой руки. Правая рука водит «мышкой», берется за чашку, ложку и нож… Я не стал «правым» в Израиле.  Я им родился.
2011 г.

ТЕКСТЫ ОТ ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА



Эльдар Рязанов 
 
Жить бы мне
В такой стране,
Чтобы ей гордиться.
Только мне
В большом говне
Довелось родиться.
Не помог
России Бог,
Царь или республика,
Наш народ
Ворует, пьёт,
Гадит из-за рублика.
Обмануть,
Предать, надуть,
Обокрасть - как славно-то?
Страшен путь
Во мрак и жуть,
Родина державная.
Сколько лет
Всё нет и нет
Жизни человеческой.
Мчат года...
Всегда беда
Над тобой, Отечество.
 
 
Эльдар Рязанов, "Неподведенные итоги"
 
 
Мне нравится все потертое и рваное.
У меня такая хорошая память, что я помню даже свой довоенный телефон: Г-69132.
Я помню, что банка крабов в войну стоила 77 копеек. Приходишь в любой магазин — а там одни крабы; их не покупал никто. Что это и где это водится — никто ни фига не знал.
Я много с кем делал интервью — с Бельмондо, Клодом Лелюшем, Филиппом Нуаре, Альберто Сорди, но лишь когда я шел к Феллини, я шел и думал: «Иду к королю».
 
Только дураки думают над тем, как себя преподносить. Это, пожалуй, главное, чему я научился у Эйзенштейна.
Сегодняшнюю политическую ситуацию я сквозь себя абсолютно никак не пропускаю. Я не знаю, в какой стране живу, не знаю, какой у нас строй.
 
 
Я не понимаю, условно говоря, за что сидит Ходорковский, а другой олигарх почему не сидит.
Я понимаю одно: кроме русского языка, нас ничего больше не объединяет.Я сегодня живу не в стране, а на своей территории.
Когда такое вокруг происходит, я не могу больше играть в шахматы — это позиция Гарри Каспарова, бросившего шахматы ради политики. И я эту позицию не понимаю. Значит, он недостаточно любит шахматы.
Вы не смотрели моего «Андерсена»? Боитесь, что я сделал говно? А я последние два года жил ради этого фильма. Андерсен — кипяток со льдом и перец с вареньем. Все тут замешано. У него мать — алкоголичка, сестра — проститутка, дед — сумасшедший, а он — гений. Да, он отрекся от сестры и не приехал на похороны матери, но он не преступник. Пусть каждый в своей биографии поищет, не предавал ли он свою мать, не отрекался ли он от своих родственников, нет ли у него каких-то тараканов в голове.
Где есть юмор — там есть и правда.
«Изображая жертву» — антипоколенческая вещь. Матерный монолог следователя о молодых людях, которым все по фигу, — это сильно. Я не люблю картины с матом, но я бы на его месте говорил так же.
 
Ненавижу это невежественное племя мальчиков и девочек.
Русские, если почитать фольклор, всегда хотели получить все сразу и много, и при этом не работать. Русские сказки — это и есть, к сожалению, национальная идея. Менталитет, который, мягко сказать, симпатии не вызывает. Лучшие люди в России всегда существуют вопреки ему.
Самое трудное, но и самое интересное и благодарное — делать комедии о хороших и добрых людях. Мольер не написал ни одной комедии, где действовали бы герои, которым мы хотим сочувствовать. Чтобы работать в этом русле, надо иметь такое чутье и так любить людей, как мало кто умеет. В нашем кино в этом жанре кроме нас с Эмилем Брагинским никто не работал. Чаплин делал такое, но только лучше, чем мы.
Что меня трогало в пятидесятые, шестидесятые, семидесятые и восьмидесятые — это же трогало и огромное количество людей, большинство. Сегодня таких, как я, все меньше и меньше. Феллини в восьмидесятых говорил: «Мой зритель уже умер». Это ужасная правда.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..