четверг, 11 марта 2021 г.

Шариковы бегают за оппозицией, Швондеры определяют информационную политику и культуру

 

Шариковы бегают за оппозицией, Швондеры определяют информационную политику и культуру

Судьба Мастера

«И всем, у кого, наконец, прояснился ум, всем, кто не верит жалкому бреду, что наша злостная болезнь перекинется на Запад и поразит его, станет ясен тот мощный подъем титанической работы мира, который вознесет западные страны на невиданную еще высоту мирного могущества. А мы? Мы опоздаем... Мы так сильно опоздаем, что никто из современных пророков, пожалуй, не скажет, когда же, наконец, мы догоним их и догоним ли вообще? Ибо мы наказаны», - человек, написавший эти строки в 1919 году не мог стать советским человеком. Тем более – писателем. Но был им, в некоторой степени, географически. Одним из самых великих в истории страны. Сегодня исполнился 81 год со дня смерти Михаила Булгакова. Запертого внутри страны писателя, чей талант был вне границ и вне времени. Заменим атеистов на путинистов, и вот уже Воланд будет органичен и в современной Москве. Шариковы бегают за оппозицией, отключают то Telegram, то Twitter. Швондеры определяют информационную политику. А интеллигенция вновь поставлена перед выбором: уехать, пойти служить или погрузиться во внутреннюю эмиграцию.

Он так и не смог покинуть СССР. Хотя официально просил об изгнании: «Я обращаюсь к гуманности советской власти и прошу меня, писателя, который не может быть полезен у себя, в отечестве, великодушно отпустить на свободу». Не отпустили. Не арестовали, не расстреляли, но вынудили жить и работать в стране тотальной несвободы. «Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой бы власти она ни существовала, мой писательский долг, так же как и призывы к свободе печати. Я горячий поклонник этой свободы и полагаю, что, если кто-нибудь из писателей задумал бы доказывать, что она ему не нужна, он уподобился бы рыбе, публично уверяющей, что ей не нужна вода», - объяснял свою позицию Булгаков напрямую советскому правительству.

Удивительным образом, стоило исчезнуть в целом государстве свободе – и править балом начинает тьма. В стране отсутствия добра – лучшее, что происходит, это суд, который начинают вершить силы зла. И суд этот оказывается справедлив и не лишен милосердия. Особенно - по сравнению с действиями работников ОГПУ. Советская действительность, вдолбившая в головы свое учение, свою веру – отражение в кривом зеркале происходившего в Ершалаиме. Проповедующий Берлиоз и верный ученик. 12 членов Массолита – апостолы новой веры, на закрытой «вечере» в «Грибоедове». Приверженцам новой веры – смерть без права воскрешения или вечно сопутствующее безумие. Усталость, отказ от борьбы за право быть собой, по сути, отказ от свободы в любой ее форме – путь к покою, но не к свету. Свобода – та ценность, за которую нужно бороться. Тогда – она сама становится наградой. И дает дорогу к свету. Для нас, к сожалению, все так и не осталось позади. Мы – те поколения, о которых писал Булгаков, которым возвращать и восстанавливать страну, на этот раз – после путинизма. Пора!

Leonid Nevzlin

Награда за верную подлость

 

Награда за верную подлость

Полная тезка прокурора Екатерины Фроловой, которая была гособвинителем во время суда против Алексея Навального по уголовному делу о клевете на ветерана, а также во время процесса об изменении наказания по делу «Ив Роше», могла получить от властей Москвы квартиру в столице рыночной стоимостью около 19 млн рублей. Она являлась ее совладелицей как минимум до конца февраля 2021 года, но после сообщений, что прокурору Фроловой предоставили госзащиту, данные об имени собственника были изменены. В «Трансперенси Интернешнл — Россия» указывают, что это распространенный способ скрыть информацию в случаях, когда человек попал под госохрану.

В феврале 2017 года власти Москвы передали трехкомнатную 80-метровую квартиру в Западном Дегунино Екатерине и Дмитрию Фроловым, об этом говорится в выписке из Росреестра, которую Znak.com получил в конце февраля 2021 года. Фамилия, имя и отчество Екатерины Фроловой полностью совпадают с данными прокурора, которая выступала в качестве гособвинителя на процессе против Алексея Навального по делу о клевете на ветерана Великой Отечественной войны Игната Артеменко (оппозиционера, который категорически не признавал обвинения, оштрафовали на 850 тыс. рублей), а также во время процесса по замене условного срока Навальному на реальный по делу «Ив Роше» (он отправился в колонию на 2,5 года, также не признав вину).

С помощью сервиса Getcontact Znak.com выяснил номер телефона, который у других пользователей записан, например, как «Екатерина Сергеевна Фролова Прокурор ЦАО», «Катя Фролова Прокуратура г. Москвы» и «Прокурор ЦАО Фролова». По неофициальным данным, которые поступили в редакцию, через этот телефон оплачивалась парковка автомобиля рядом с домом в Западном Дегунино, о котором идет речь. Дозвониться по этому телефону до Екатерины Фроловой при этом не удалось — во время подготовки текста номер был недоступен.

За две недели имя одного из собственников квартиры было изменено, при этом дата сделки и номер договора остались прежними.

Речь идет о квартире в панельном доме на Коровинском шоссе, который был построен в начале 2000-х. Кадастровая стоимость квартиры, по данным Росреестра, составляет 9,9 млн рублей. В то же время на сайтах недвижимости квартира аналогичной площади в этом доме выставлена на продажу за 19,2 млн рублей.

Причина получения квартиры в выписке из Росреестра не уточняется. Про прокурора Екатерину Фролову известно немного. Осенью 2016 года она была гособвинителем на процессе против блогера и медиаменеджера Антона Носика, которого судили за пост в соцсети. В конкурсе гособвинителей Москвы по итогам 2014–2015 годов Фролова заняла третье место в номинации «Лучший государственный обвинитель со стажем свыше пяти лет».

При этом за последние две недели данные в Росреестре о собственнике квартиры были изменены.

Вместо Екатерины Фроловой в качестве совладельца теперь указана Ирина Филатова. Остальная информация о дате сделки и номере договора — прежняя.

В начале февраля, напомним, «Интерфакс» со ссылкой на «информированный источник» сообщил, что прокурор Екатерина Фролова «находится под государственной защитой» и «ей предоставлена личная охрана».

Гендиректор «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов объяснил, что «данные о владельце недвижимости традиционно имеют ряд уникальных идентификаторов», включая даты и номера сделок — и эти данные указываются в Росреестре. «Если мы имеем две выписки на один объект недвижимости, сделанные в разное время, где совпадают все идентификаторы, кроме имени, с большой долей вероятности можно говорить, что данные об имени были изменены. Распространенная причина — случаи, когда человек попадает под госохрану или ему предоставляют госзащиту. Такая защита предоставляется, например, участникам резонансных дел», — рассказал Шуманов. 

В пресс-службе прокуратуры ЦАО, где работает Екатерина Фролова, не ответили на звонок Znak.com по рабочему телефону. Редакция направила в ведомство официальный запрос. Также мы направили запрос в правительство Москвы.

Мария Плюснина

Нетаниягу: ОАЭ инвестируют в Израиль 10 миллиардов долларов

 

Нетаниягу: ОАЭ инвестируют в Израиль 10 миллиардов долларов

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
Нетаниягу: ОАЭ инвестируют в Израиль 10 миллиардов долларов

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу заявил, что уже договорился с наследником престола Объединенных Арабских Эмиратов шейхом Мухаммадом Бин-Зайедом, что отмененный визит Абу-Даби состоится в ближайшем будущем.

По словам Нетаниягу, также стороны договорились о признании эмиратами израильского "зеленого паспорта" для вакцинированных и переболевших, и об инвестициях в Израиль в размере 10 миллиардов долларов из средств суверенного инвестиционного фонда Абу-Даби.

Заявление было сделано Нетаниягу в ходе совместной пресс-конференции с премьер-министрами Чехии и Венгрии.

Отвечая на вопрос журналистов, Нетаниягу заявил, что причиной срыва визита в ОАЭ стало недопонимание между Израилем и Иорданией "по поводу событий на Храмовой горе" (речь идет об отмененном в последний момент визите в Израиль наследника иорданского престола). По словам премьер-министра, это недопонимание уже улажено.

НЭП и евреи: "Антисоветское" десятилетие

 

НЭП и евреи: "Антисоветское" десятилетие

Горячи бублики

Для нашей публики,

Гони-ка рублики,

×

Народ, скорей!

И в ночь ненастную

Меня, несчастную,

Торговку частную,

Ты пожалей.

Песня "Бублички" с автором текста евреем Яковом Ядовым – один из музыкально-песенных символов нэповского времени. НЭП – за этими тремя буквами стоит самая удивительная из всех советских эпох, с самыми несоветскими правилами игры. С разрешенными буржуа – нэпманами, с акционерными обществами, трестами и синдикатами.

Беспощадная Гражданская война, безумный "военный коммунизм" принесли массу жертв, довели Советскую Россию до экономического коллапса. Росли протестные настроения населения, пытавшегося выжить. Крестьянские восстания жестоко подавлялись, но вызывали у властей всё большее беспокойство. Кронштадтский мятеж матросов – ударной силы большевиков во время революции – стал последней каплей. Ленин понял, что для спасения большевистского режима нужны временные серьезные идеологические уступки.

В марте 1921 г. X съезд РКП(б) круто развернул экономику страны. Открыли частный сектор, использовались рыночные рычаги. Привлекался "концессионный" иностранный капитал. Пусть всё это и происходило под недремлющим оком государства. Так и появился НЭП – новая экономическая политика.

 

Свет в конце тоннеля?

Залп "Авроры" принес многим евреям огромные бедствия. Сначала война, погромы, сотни тысяч погибших и искалеченных, разграблениe имущества. Затем разорительная политика "военного коммунизма" со свертыванием товарно-денежных отношений, конфискацией имущества, орудий производства, поборами c населения местечек. В общем, по идеалам булгаковского Шарикова: "Да что тут предлагать?.. А то пишут, пишут... Конгресс, немцы какие-то... голова пухнет! Взять всё, да и поделить...". Вся эта советская "шариковщина" и "швондерщина" разрушила экономические устои традиционной жизни очень многих евреев, занимавшихся торговлей, ремесленничеством. Понятно, что местечки резко обнищали, были наполнены массами безработных, беженцев.

Теперь же, с приходом НЭПа, появилась надежда на свет в конце "красного" тоннеля, хотя сильны были и опасения, что всё окажется уловкой большевиков для "сдирания шкуры" с тех, кто еще не полностью обнищал или сумеет встать на ноги.

Первые годы НЭПа (1921–1924) давали повод для сдержанного оптимизма. Нарком финансов Григорий Сокольников (Гирш Бриллиант) провел важную денежную реформу: обесцененные бумажки со множеством нулей сменились новыми рублями и твердым конвертируемым червонцем, обеспеченным золотом. Возродилась частная торговля, люди вернулись к привычным занятиям. Хорошая школа выживания в царской России с ее "чертой оседлости", процентными нормами на получение образования, запретами на профессии и особенностями жесткой конкуренции теперь помогала евреям занять значительную часть предпринимательской ниши. Особенно в Украине, Белоруссии, в ряде регионов России, где евреи составили подавляющее большинство всех занятых в частной торговле. Некоторые стали владельцами мелких промышленных предприятий.

Многочисленными были и группы ремесленников, кустарей: портные, сапожники, кожевники, кузнецы, пищевики. Многие евреи переезжали из местечек в города, работали на фабриках и заводах. Традиционное тяготение к образованию давало большой процент евреев среди студентов: в РСФСР в среднем по вузам – около 11%, в Украине – около 25%. Многие добивались успеха в сферах медицины, образования, культуры, искусства, науки. В конце 1920-х гг. 13,5% научных работников в стране – евреи.

К 1926 г. около 8% государственных служащих в СССР – евреи. Если в дореволюционной России эта область была для евреев (за редкими исключениями) закрыта, то теперь они делали успешную карьерy в советских и партийных органах, в Красной армии. К тому же новый режим нуждался в образованных кадрах, особенно в условиях бойкота власти со стороны многих прежних госслужащих, массовой их эмиграции. А процент грамотных среди евреев был выше, чем у остального населения страны. Например, по данным историка Юрия Снопова, у московских евреев уровень грамотности во всех возрастных группах до 65 лет превышал 90%. А проживало евреев в 1926 г. в Москве 131 тыс. человек. Они стали второй по численности национальностью в столице.

Еще одним направлением выживания, снижения безработицы стало привлечение евреев к земледелию. Однако свободные земли близ городов и местечек Украины и Белоруссии быстро закончились, и власти стали предлагать евреям переселяться на незанятые степные земли юга Украины и Крыма. Для этого в 1924 г. был создан Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся (КомЗЕТ). А в помощь ему – Общество землеустройства еврейских трудящихся (ОЗЕТ). В планах советского руководства было переселение около 100 тыс. семей. Предполагалось, что заметная концентрация евреев в одном регионе позволит создать автономную еврейскую республику. К этому, например, призывал председатель ВЦИК Михаил Калинин.

Для реализации проекта нужны были гигантские суммы. Финансовых средств, выделяемых государственной казной, было явно недостаточно. Но, как выражался известный литературный персонаж, "заграница нам поможет". "Джойнт" и специально созданная структура "Агро-Джойнт", ЕКО, ОРТ и иные еврейские благотворительные организации поддерживали еврейское сельское хозяйство. В конце 1920-х – первой половине 1930-х гг. были созданы три еврейских национальных района в Украине – Калининдорфский, Новозлатопольский, Сталиндорфский, а также Фрайдорфский и Лариндорфский районы в Крымской АССР, десятки национальных сельсоветов. В 1930 г. появился Биро-Биджанский национальный район в Дальневосточном крае (позже получивший статус Еврейской автономной области).

Однако "переселенческие" цифры оказались гораздо скромнее, чем в прожектах. Предпосылок для этого было предостаточно: нехватка свободных земель, ресурсов, сложности обустройства, висевшие в воздухе перспективы возможных межнациональных конфликтов на осваиваемых территориях, историческое отсутствие у большинства евреев местечек и городов навыков ведения сельского хозяйства. Многие явно предпочитали ремесла, торговлю, получение высшего образования, интеллектуальные профессии, государственную службу.

 

Палки в колеса

Несмотря на позитивные нэповские сдвиги, значительная часть еврейского населения по-прежнему балансировала на грани выживания. В первый период НЭПа часть евреев получали пособия по безработице. Затем выплаты сильно урезали. И тут снова помогла заграница. "Джойнт", другие зарубежные еврейские общественные организации и заграничные родственники серьезно поддерживали. Также "Джойнт" создавал ПТУ для еврейских рабочих и ремесленников, оказывал материальную помощь тысячам еврейских студентов. Примечательно, что "Джойнт" помогал и другим нуждающимся разных национальностей. Предоставлял американскую технику хозяйствам, содержал более 900 детских домов.

Разумеется, большевики не были бы большевиками, если бы палки в колеса частным хозяйствам не вставлялись с большей или меньшей интенсивностью и во время НЭПа. Особенно доставалось "нэпмановской буржуазии" – тем, кто применял наемный труд. Благодаря субсидиям государства и драконовской налоговой политике для частников государственная и кооперативная торговля вскоре начинают теснить частную. Периферийная налоговая политика зачастую вообще доходила до нонсенса. Однажды комиссия ЦК Компартии Белоруссии даже вынужденно признала, что налоги превысили стоимость товаров в лавках.

Торговцы, ремесленники, использовавшие чужой труд, служители культа и другие "нетрудовые элементы" были лишены избирательных и многих социальных прав. "Лишенцев" выселяли из коммунальных квартир, они не имели возможности получать пенсию, для них вводили повышенную квартплату, их дети не могли поступить в высшие и средние специальные учебные заведения и т. п. Из-за особенностей профессиональной занятости "лишенцами" стало около трети евреев, это заметно превышало соответствующие показатели у других национальностей СССР.

Над нэпманами хронически висела дамокловым мечом опасность репрессий. Рассказ "Спешное дело" Михаила Зощенко хорошо передает атмосферу времени и бытовавшие тогда в обществе страхи. Пусть и в утрированной форме.

За нэпманом Егором Горбушкиным приходит ГПУ. Вызывают по какому-то уголовному делу. "Только бы не высшая мера. Высшую меру я действительно с трудом переношу", – говорит буржуй и уходит. Родственники рыдают. Мадам Горбушкина размышляет: "Дескать, по какому делу влип мой супруг – еще пока неизвестно. Но одно ясно: какое-нибудь дело найдется. У каждого человека дела имеются, и каждый человек по краешку ходит. Но неужели же за это высшую меру могут сделать?" Брат нэпмана говорит: "На высшую меру я не надеюсь. Но скорей всего, в силу социального положения, как пить дать конфискуют имущество... Предлагаю ввиду этого ликвидировать имущество…" И уже до вечера они продали мебель, пианино, костюмы и даже часть квартиры. Вечером возвращается веселый и пьяный Горбушкин. Оказывается, вызывали его просто "для одной справки. Вроде как свидетелем". Немая сцена. Но проданному имуществу нэпман отнюдь не опечалился: "Это, – говорит, – прямо даже очень великолепно, что запродались. Все мы по краешку ходим. А оно без имущества много спокойней и благородней".

Многие писатели, поэты резко отзывались о НЭПе. Достаточно вспомнить карикатурных буржуев у Ильи Эренбурга. Или строчки Владимира Маяковского:

Утихомирились бури революционных лон.

Подернулась тиной советская мешанина.

И вылезло из-за спины РСФСР

мурло мещанина.

А в вышедшей позднее (1934 г.) кинокомедии "Веселые ребята" Григория Александрова известная сцена пирующих овец и свиней была пародией на нэпманские вечеринки.

 

Местечко, но без раввина

 

Примечательные и противоречивые тенденции присущи еврейской культуре в 1920-х. Под контролем властей развивалась светская "пролетарская" культура, литература на идише. Работали еврейские школы, высшие учебные заведения, библиотеки, профессиональные театры, клубы, музыкальные ансамбли. Создавались шедевры изобразительного искусства. Интенсивно участвовали евреи в развитии русской литературы, культуры. Некоторые из них затрагивали в своих произведениях и еврейскую тематику. Всё это служило укреплению в умонастроениях еврейского людакоммунистическoй идеологии.

Специалист по российскому и советскому еврейству историк Александр Локшин отмечает в интервью, что в это время были созданы замечательные произведения, но большинство из них было крайне идеологизировано: "Вспомнить хотя бы снятый в 1925 г. фильм „Еврейское счастье“, режиссером которого был Александр Грановский, автором сценария Исаак Бабель, а в главной роли снялся Соломон Михоэлс. Даже этот шедевр, созданный великими мастерами в сравнительно травоядную эпоху, выглядит довольно оригинально. Зритель видит традиционное местечко, но раввин и синагога не появляются в кадре ни разу, даже в сцене хупы, где мужчины и женщины вместе (!) пляшут под балдахином".

Инакомыслие же жестко подавлялось. Сионизм объявили реакционной буржуазной идеологией, иврит – сионистским языком (религиозные тексты, правда, всё же выходили). Перебрались в Эрец-Исраэль крупнейшие ивритоязычные литераторы. Негосударственные еврейские вузы закрыли. Шло сражение с иудаизмом, иешивами и хедерами. Историк С. Майзель отмечает, что местечковые комсомольцы в еврейские и революционные праздники проводили перед синагогами антирелигиозные манифестации, митинги с оскорбительными для верующих лозунгами. В некоторых закрытых синагогах размещались клубы воинствующих безбожников.

Отдельно нужно остановиться на еврейских секциях в РКП(б) – ВКП(б) во главе с Центральным бюро при ЦК. Им была отведена большая роль в советизации еврейского населения. Евсекции проводили пропаганду в местечках, контролировали еврейскую прессу, противодействовали нэпманизации. Порой они даже бежали впереди партийного паровоза, особенно в борьбе с сионизмом и ивритом.

В то же время евсекции способствовали развитию еврейской культуры на языке идиш, организации еврейского образования, созданию еврейских национальных районов, вовлечению евреев в сельское хозяйство.

Участие евреев в русскоязычной культуре трактовалось ими как следствие ассимиляторской политики в царской России. Усиление тоталитарных проявлений режима Сталина привело к тому, что евсекции обвинили в националистических перегибах. В 1930 г. их упразднили. А в годы "большого террора" многих деятелей репрессировали.

 

Еврейская национальная власть?

Примерно с середины 1920-х гг. в СССР поднялась новая волна антисемитизма. После большевистской революции среди значительной части населения активно бытовал стереотип, что революция еврейская. Кивали на евреев, занимавших высокие должности в различных структурах власти, в ВЧК, в Красной армии. При этом не хотели замечать, что советская власть очень существенно ударила по огромной массе евреев – по религиозным верованиям, по частной собственности, материальному положению, социальному статусy и т. д. Не хотели видеть, что уже только в 1918–1922 гг. около 200 тыс. евреев эмигрировали подальше от этой власти. В том числе и многие представители дореволюционной еврейской элиты – интеллигенция, общественные деятели, предприниматели: Хаим Нахман Бялик, Семен Дубнов, Александр и Альфред Гинцбурги, Семен Франк, Даниил Пасманик, Александр Изгоев, Максим Винавер, Илья Бикерман, Григорий Ландау, Оскар Грузенберг и другие. Некоторые из них были высланы из страны. Эмиграция продолжалась и в дальнейшем. Российский историк Олег Будницкий, исследовавший эту тему, отмечает, что после православных евреи составили вторую по численности религиозно-этническую группу российской эмиграции.

Будницкий цитирует известного еврейского общественного деятеля Алексея Гольденвейзера, эмигрировавшего в 1921 г. от "красного" режима в Германию, который резонно подчеркивал: "Советская власть – власть русского еврейства! Но ведь большевики на глазах у всех разрушили и разрушают все национальные институты еврейской жизни – всё, что удалось сохранить под гнетом царизма и что начало так пышно расцветать в кратковременную эпоху Временного правительства. Они уничтожили общины… они разрушили сеть еврейских филантропических организаций, они преследуют раввинат и ограбили синагоги… древнееврейский язык был объявлен запретным и все конфессиональные школы закрыты. Что же – всё это могла сделать еврейская национальная власть?"

Разделяет эту позицию и другой известный эмигрант, публицист, меньшевик Григорий Аронсон, входивший в Союз русских евреев в Нью-Йорке: "Нет оснований замалчивать тот факт, что в октябрьском перевороте приняла активное участие группа евреев-большевиков, примкнувших к Ленину, и что они, в качестве его ближайших сотрудников, сыграли печальную роль в уничтожении зачатков демократической государственности… нельзя не упомянуть о деятельности многочисленных евреев-большевиков, работавших на местах в качестве второстепенных агентов диктатуры и причинивших неисчислимые несчастья населению страны, в том числе и еврейскому населению. Следует, однако, констатировать, что все эти лица еврейского происхождения не имели ничего общего с еврейской общественностью, отрицали существование еврейства как нации и всячески отрекались от своей принадлежности к еврейству".

В 1920-е антисемитизм получил новый импульс, так как продолжала возрастать интеграция части "национального меньшинства" в советский строй. Заманенный ГПУ в СССР монархист, публицист Василий Шульгин затем в книге "Три столицы" описывал "засилие евреев" в Киеве, Ленинграде и Москве: "Наша задача состоит в том, чтобы заставить людей понять наконец: без „панов“ жить нельзя… Как только вырезали своих русских панов, так сейчас же их место заняли другие паны – „из жидов“. Природа не терпит пустоты… Но что такое – „паны“? „Паны“ – это класс, который ведет страну. Во все времена и во всех человеческих обществах так было, есть и будет".

 

"Всегда еврей легко везде заметен"

Лилось на мельницу антисемитизма и заметное участие евреев в воинствующей антирелигиозной пропаганде, и неадекватные переименования в честь евреев ряда городов. Хотя, разумеется, и в пропагандистских кампаниях участвовали не только евреи, и названия городов заменялись не только их именами. Но, как обычно, за некоторых "швондеров" и неевреев отдувался весь еврейский народ СССР.

Прибавились к прежним обвинениям и новые. В условиях обозначившегося имущественного расслоения в стране очень мозолили глаза успехи нэпманов (здесь и советская пропаганда постаралась). К образу большевика-еврея добавился образ жирующего нэпмана-еврея. У одних антисемитизм развивался на почве ненависти к большевикам, у других – на почве ненависти к антибольшевикам, у третьих – банально вызывался конкуренцией за места на социальной лестнице. Разнонаправленные струи сливались в один широкий антисемитский поток.

Евреи стали очень заметны в новосоздаваемом обществе. Здесь вспоминается Игорь Губерман:

Всегда еврей легко везде заметен,

Еврея слышно сразу от порога,

Евреев очень мало на планете,

но каждого еврея – очень много.

Резкое изменение положения части евреев вызывало у многих окружающих зависть, злобу.

Внесло свой вклад в антисемитизм и разыгрывание Сталиным "национальной карты" в ристалищах против внутрипартийной "объединенной оппозиции", лидерами которой были евреи – Троцкий, Зиновьев, Каменев. Часть сталинских агитаторов откровенно акцентировали на митингах, что во главе оппозиционеров стоят евреи, повышая градус антисемитских настроений в обществе. Во время разгона оппозиционной демонстрации 7 ноября 1927 г. иные сторонники Сталина, не стесняясь, выкрикивали: "Бей жидов-оппозиционеров!"

Постепенно антисемитизм в стране принял такой размах и зачастую такую антисоветскую направленность, что мимо него не могла проехать партийная машина. После выметания из высших эшелонов власти многих евреев Сталин не хотел перегибать палку, нарушать общественный статус-кво, а также беспокоить нужные ему левые круги на Западе. Развернулась кампания по борьбе с антисемитизмом: выступления партийных деятелей, пресса, книги, кино, театр, лекции, поездки рабочих в еврейские земледельческие колонии…

 

Нет денег – пусть не строят

"Спросили раз меня: „Вы любите ли НЭП?“ – „Люблю, – ответил я, – когда он не нелеп“", – писал Маяковский. НЭП принес российским евреям и новые позитивные возможности, и новые проблемы. Он позволил поднять разрушенную экономику, но надежды на капиталистическую эволюцию большевизма оказались миражом. Миллионер Александр Иванович Корейко в "Золотом теленке" Ильфа и Петрова уже знает, что "открытая борьба за обогащение в советской стране немыслима… возможна только подземная торговля, основанная на строжайшей тайне". Но в жизни всё сложнее, и многие не были такими реалистами.

Уже в 1927–1928 гг. советская власть, устав от своих идеологических отступлений, перешла в контратаку на НЭП. В конце 1920-х происходит его фактический закат, а в 1931-м он полностью ликвидируется. Запрещена частная торговля, отбирается имущество, следуют аресты, высылки "классово чуждых элементов" с семьями.

Ильф-петровский зицпредседатель Фунт, хронически сидящий в тюрьме за чужие махинации, сладостно вспоминает о былом и переживает о настоящем: "…как я сидел при НЭПе! Как я сидел при НЭПе! Это были лучшие дни моей жизни. За четыре года я провел на свободе не больше трех месяцев… А теперь я хожу и не узнаю нашего Черноморска

Где это всё? Где частный капитал? Где первое общество взаимного кредита? Где, спрашиваю я вас, второе общество взаимного кредита? Где товарищество на вере? Где акционерные компании со смешанным капиталом? Где это всё? Безобразие!"

Шутки шутками, но свертывание НЭПа привело к новому жестокому кризису для многих евреев, для традиционного еврейского местечка. Снова возросла безработица, бедность. А многие бывшие нэпманы в 1937–1938 гг. были репрессированы.

Короткий миг НЭПа "между прошлым и будущим" советской истории промелькнул очень быстро. От него остались интереснейшие мемуары, яркая художественная литература, смешные и грустные анекдоты. Например, такой.

Рабиновича вызвали в ЧК.

– Товарищ Рабинович, мы строим социализм, но у нас денежные трудности, и мы рассчитываем на вас. Наверняка у вас где-то припрятано золото. Его нужно сдать.

– Я должен спросить жену.

На следующий день его снова вызвали.

– Что же сказала ваша жена, товарищ Рабинович?

– Она таки сказала: "Если нет денег, то пусть не строят. У меня нет денег – так я ведь не строю".

 

Источник: "Еврейская панорама"

Евросоюз одобрил четвертую вакцину от коронавируса

 


Евросоюз одобрил четвертую вакцину от коронавируса

Европейское агентство лекарственных средств (EMA) одобрило применение на территории Евросоюза вакцины компании "Янссен", принадлежащей американской корпорации "Джонсон энд Джонсон". Об этом сообщается на сайте регулятора.

Условное разрешение, выданное EMA, позволяет вакцинировать граждан старше 18 лет. До этого применять препарат разрешили в США, Канаде и Бахрейне.

Как отметил исполнительный директор организации Эмер Кук, препарат "Джонсон энд Джонсон" стал первой однокомпонентной вакциной, разрешенной в Европе.










×

29 января компания обнародовала результаты третьего этапа клинических испытаний, в которых участвовало 43.783 человека. Вакцина показала эффективность в предотвращении тяжелых форм заболевания, госпитализаций и летальных исходов, связанных с COVID-19 на 67%. Среди побочных эффектов указываются небольшая боль в месте инъекции, головные и мышечные боли, усталость и тошнота.

На данный момент в Евросоюзе одобрено четыре препарата: "Янссен", "Пфайзер", "Модерна" и "АстраЗенека".

АЛЕКС ТАРН. Самое первое звенo


 АЛЕКС ТАРН. Самое первое звенo



71 год тому назад, 15 января 1948-го, военно-воздушные силы пока еще не провозглашенного Государства Израиля совершили свой первый оперативный вылет в составе боевого звена (несколько одиночных полетов имели место еще в декабре). За день до этого взвод бойцов под командованием беспримерного героя Войны за независимость Арье Теппера (того самого, кто ранее взорвал мост Алленби, и позже нанес на карту маршрут «Бирманской дороги», спасшей еврейский Иерусалим от резни и голодной смерти) отразил атаку сотен арабов на Гуш-Эцион. Но в тель-авивском штабе Хаганы еще не представляли масштаба этой победы; панические радиограммы 23-летнего «командующего Гушем» Узи Наркиса (будущий генерал, запечатленный на знаменитом снимке 1967 года у Стены плача рядом с Даяном, Рабином и Ганди) тоже не прибавляли уверенности, и начальник оперативного отдела Игаль Ядин решил оказать помощь осажденному еврейскому анклаву воздушным путем.
ВВС Земли Израиля именовались тогда красивым одесским словечком «ша!» (ש"א – שירות האוויר) и состояли из десятка легких двухместных самолетов, причем некоторые из них действительно были способны худо-бедно взлететь, а затем даже и успешно приземлиться. Здесь следует сделать небольшое лирическое отступление.
Когда на прошлой неделе Израиль хоронил достойнейшего человека Моше (Мишу) Аренса (ז"ל), многие говорили, что он был лучшим министром обороны в истории Страны. При всем уважении к покойному, не могу с этим согласиться – и вовсе не потому, что Миша был штатским человеком. Да, штатские министры (Леви Эшколь, Шимон Перес, Амир Перец и сам Моше Аренс) не оказали никакого серьезного влияния на армию и происходящие в ней процессы. Но и отставные генералы, пересаживаясь в кресло министра обороны, остаются по сути продолжением военной верхушки, что тоже делает их министерство малозначимым придатком Генштаба.
Единственным реально действенным министром обороны, не просто повлиявшим на ЦАХАЛ, но создавшим его практически с нуля, был Давид Бен-Гурион. Конечно, его личность – беспринципная, лживая, манипулятивная в самом худшем смысле этих слов – вызывает временами заслуженное отвращение. Конечно, сплошь и рядом ему приписывают заслуги и титулы, которых он не заслуживает вовсе или заслуживает лишь частично. Но при этом следует признать его поистине выдающуюся роль в создании Армии Обороны Израиля.
В 1947 году, накануне судьбоносной войны, вооруженные силы еврейского ишува представляли собой разрозненные отряды, возглавляемые самонадеянными командирами, свято уверенными в единственной правильности усвоенной из уроков Вингейта партизанской тактики ночных набегов. Самопровозглашенные «генералы» Пальмаха зачастую отказывались воевать при свете дня; захват и удержание стратегических пунктов казалось им абсолютно излишним; они искренне не понимали, зачем армии нужны самолеты, танки, артиллерия и вообще любая стреляющая железяка, чей вес превышает ношу, которую способен нести на плечах среднестатистический пальмахник. Должен заметить, что разумение нынешнего высшего офицерства не слишком ушло вперед по сравнению с теми полуграмотными кибуцниками: они по-прежнему, планируя будущую войну, ориентируются исключительно на прошлый опыт (свидетельством чему практически все недавние боевые действия и особенно Вторая Ливанская война 2006 года).
К чести Бен-Гуриона, он не пошел на поводу у военной верхушки. Сугубо штатский человек, чей воинский опыт ограничивался несколькими месяцами учебки в полевых лагерях британской армии, он подошел к вопросу со всей необходимой серьезностью. В мае-июле 1947 года Бен-Гурион последовательно выслушивал всех доступных ему военных специалистов – вернее, тех, кто считал себя таковыми (впоследствии эта серия интервью была названа «Семинаром»), а параллельно штудировал литературу по военной теории и аналитику по итогам Второй мировой войны. Составив на основе этого детальную программу создания армии и закупки вооружений, он добился затем ее утверждения и постепенной реализации.
По дороге ему пришлось преодолевать отчаянное сопротивление генералов, которые, как обычно, были уверены, что знают, как лучше. В противоположность распространенному сейчас мнению о всесильности Бен-Гуриона, это оказалось весьма непростой задачей: в частности, бунт генералов включал их коллективную отставку в самый разгар боев (что также кое-что говорит об уровне их ответственности, пусть даже и коллективной). Но в итоге Страна вопреки всем прогнозам уцелела в 1948 году, а уже восемь лет спустя ЦАХАЛ на деле доказал свое качественное превосходство над всеми регулярными армиями региона. И главная заслуга в этом, без сомнения, принадлежит штатскому министру обороны Давиду Бен-Гуриону. Война поистине слишком опасное дело, чтобы доверить ее генералам.
К несчастью, в январе 48-го во время боев за Гуш-Эцион у нас еще не было ни пушек, ни танков, ни «мессершмиттов». В распоряжении командования Хаганы оставалось лишь вышеупомянутое одесское «Ша!» (Ширут hа-Авир) – разномастная кучка примитивных легких самолетиков, чьи действия пристально отслеживались властями пока еще действующего британского мандата. Англичане без колебаний конфисковали любое найденное у евреев оружие, и можно было не сомневаться, что, в случае доказанного боевого использования самолетиков, мы немедленно лишимся и их.
Вечером 14-го весь летный состав Ша собрался в тель-авивском здании Гистадрута, и Игаль Ядин лично поставил боевую задачу. В операции должны были принять участие аж пять самолетов – половина имеющихся в наличии. Командование возложили на Бориса Сеньора – оле хадаша из Южной Африки. Ему и пальмахнику Эли Эйялю поручалось отвлечь на себя внимание наступающих на Гуш-Эцион арабов. Сделать это предполагалось бросанием сверху гранат и стрельбой из ручного пулемета. Двухместный самолет Сеньора и Эйяля гордо именовался Tiger-Moth DH-2C; судя по названию, он порхал, как мотылек, и был при этом опаснее тигра, однако в реальности представлял собой примитивный учебный летательный аппарат канадского производства, приобретенный за несколько месяцев до того «Женским клубом любительниц воздухоплавания».
Я столь подробно останавливаюсь на описании этой, с позволения сказать, «боевой техники», чтобы стало яснее, с какого бору и по какой сосенке собиралась первая эскадрилья ныне прославленных ВВС Израиля. Иногда очень полезно оглядываться назад – только так и можно оценить, какой путь проделала Страна за ничтожный по историческим меркам отрезок времени.
Двум другим самолетам надлежало сбросить во двор кибуца Кфар-Эцион тюки с боеприпасами и медикаментами. Первый, двухместный Auster AOP-5, пилотировался Ицхаком Хененсоном из тель-авивского «Летного клуба» и будущим президентом Израиля Эзером Вейцманом, который тогда только-только демобилизовался из английских ВВС. «Остеры» – вернее, их годящиеся преимущественно на металлолом останки – были закуплены со складов списанного оборудования британской армии. По идее, в своем рабочем состоянии они служили британцам в качестве разведчиков и корректировщиков артиллерийской стрельбы. Перед тем как списать, англичане сняли с них все, что могло послужить военным целям. Техники Хаганы кое-как слепили из 20 купленных развалин несколько исправных машин. На местном жаргоне «Остеры» именовались «примусами» за характерный шум, издаваемый их единственным, порядком изношенным двигателем.
Второй «транспортный» самолет, RWD-13, на котором летели пальмахник Яаков БенХаим и американский доброволец Песах (Пуси) Тульчинский, был продуктом высокоразвитого польского авиастроения. Накануне войны этот спортивный самолетик принадлежал какому-то частному лицу, которое затем благородно предоставило его в распоряжение Хаганы.
Двум дополнительным самолетам: американскому учебному аэроплану Taylorcraft и другому, оставшемуся неизвестным, но наверняка не менее экзотическому, предстояло обеспечивать дозаправку горючим на летном поле кибуца Беерот-Ицхак (неподалеку от Петах-Тиквы). Там, в кибуце, экипажи трех машин активной части операции должны были привести кабины в порядок перед возвращением на тель-авивский аэродром Сде-Дов, дабы не вызвать подозрений у британских властей.
Ночью с 14-го на 15-е бойцы Хаганы прокрались на территорию аэродрома и погрузили в самолеты все необходимое, так что летчики, с понтом подъехавшие к воротам Сде-Дов на городских такси, были, что называется, налегке. Полученное накануне разрешение на взлет предусматривало участие самолетов в «спортивном мероприятии» – как известно, нет народа, более уважающего спорт, чем жители туманного Альбиона. Впрочем, охрану взлетного поля составляли сплошь сенегальцы, но их мнением мало кто интересовался.
Январское небо встретило аэропланы сильным холодным ветром; у летчиков зуб на зуб не попадал. Спустя минуту-другую после взлета Эли Эйяль решил согреться проверкой пулемета, при помощи которого ему предстояло отвлекать арабов от Гуш-Катифа. Оружие выстрелило разок-другой и смолкло: в его механизме тоже зуб не попадал на зуб из-за замерзшей смазки. Поставить об этом в известность сидевшего впереди Бориса Сеньора не получилось по двум причинам; во-первых, не работала переговорная трубка, во-вторых, у летчиков в принципе не было общего языка: Борис не знал ни слова на иврите, а Эли – на английском.
</p>


Радиосвязь тоже отсутствовала; летчики этого первого в истории израильских ВВС боевого звена общались при помощи жестикуляции. Наконец Сеньор нырнул вниз в просвет между облаками и стал кружить над Гушем в поисках арабов на предмет «отвлекания». Эли Эйяль, держа по гранате в одеревеневших от холода руках, напряженно вглядывался в окрестность; арабов не обнаруживалось, так что отвлекать было решительно некого.
Тем временем «транспортные» самолеты Хененсона-Вейцмана и БенХаима-Тульчинского изготовились сбрасывать снаряжение в кибуцный двор Кфар-Эциона. Там их уже ждали и приветственно размахивали руками, указывая на разложенные по земле автомобильные покрышки, которые по задумке кибуцников предназначались для смягчения удара. Опыта в приемо-передаче воздушного груза не было внизу ни у кого. Как, впрочем, и наверху, у доблестных летчиков. Содержимое ящиков и тюков, сброшенных Вейцманом, разлетелось во все стороны; большая часть доставленного оружия и боеприпасов пришла в полную негодность.
Вдобавок ко всем неприятностям, в небе появился еще один «Остер» – на сей раз, не списанный, а самый что ни на есть британский, ведущий наблюдение за районом. Как уже сказано, попадаться с поличным было решительно противопоказано, и польский самолетик БенХаима-Тульчинского поспешил ретироваться, так и не сбросив груз защитникам Гуш Эциона. Его примеру последовали и две другие машины.
Пролетая над арабской деревней Цуриф, Бен Хаим решил попугать ее гранатами – как видно, чтобы придать первой в истории операции израильских ВВС хоть какой-нибудь, пусть и минимальный смысл – и дал Песаху Тульчинскому соответствующую команду. Тот с энтузиазмом выдернул чеку и бросил вниз лимонку, которая взорвалась едва ли не ближе к самолету, чем к враждебной арабской цели.
– Пуси, что происходит? – возмущенно прокричал Бен
Хаим.
– Что у тебя за гранаты?!
– Слушай, это ж не авиабомбы, – после смущенной задержки отвечал тот.
– Ручные гранаты, они так и должны взрываться…
Долетев, как и было запланировано, до Беерот-Ицхака, израильские асы привели в порядок кабины, перегрузили оружие и снаряжение в кибуцный тайник, заправились горючим и вскоре приземлились на аэродроме Сде-Дов. Там «спортсменов» уже поджидало неприятное известие. Наблюдатель из британского «Остера» доложил об увиденном своему начальству, и то предъявило ультиматум командованию Хаганы: либо пилот застигнутого над Гуш-Эционом самолета добровольно сдастся полиции, либо конфискации подвергнется вся еврейская эскадрилья.
Как впоследствии рассказывал Эзер Вейцман, обсуждение было коротким. Никто не хотел рисковать гражданскими лицензиями Хененсона и Сеньора – самых опытных летчиков Ша. Эли Эйяль и Бен Хаим уже отсидели в британской тюрьме, так что рецидив мог дорого им стоить. Песах Тульчинский сбежал в Эрец Исраэль из армии США, то есть считался дезертиром. Короче говоря, с самого начала было ясно, что на заклание пошлют его, Эзера.
В итоге получилось не так уж и страшно: англичане к тому времени больше думали об эвакуации и не хотели зря обострять отношения с руководством ишува, держа за решеткой племянника многолетнего главы Всемирной Сионистской организации профессора Хаима Вейцмана. Эзера отпустили уже на следующее утро. Но его короткий арест имел забавное продолжение. В радионовостях сообщили, что фамилия задержанного летчика Вейцман и что следствие не выявило состава преступления. Через день арабские газеты вышли с аршинными заголовками: «Вождь сионистов доктор Хаим Вейцман совершил провокационный полет над Гуш-Эционом».
Смешно, не правда ли – вся эта вопиющая смесь любительщины, неумения, самоуверенности, некомпетенции и нелепых недоразумений, с которой все начиналось… Правда, конкретным следствием этого «забавного» провала нашей первой военно-воздушной операции стала трагедия «Ламед hей» – гибель 35 бойцов под командованием Дани Маса, отправленных в пеший ночной поход из Иерусалима в Гуш и вырезанных арабами рядом с той же деревней Цуриф, до которой не долетели гранаты Пуси и БенХаима. Но это уже совсем другая история.
AI&PIISRAEL


Исследование: вакцина Pfizer эффективна в 94% случаев против заражения коронавирусом

 

Исследование: вакцина Pfizer эффективна в 94% случаев против заражения коронавирусом

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
Исследование: вакцина Pfizer эффективна в 94% случаев против заражения коронавирусом

В четверг, 11 марта, компания Pfizer опубликовала результаты исследования эффективности вакцины против коронавируса, созданной специалистами этой компании. В этом исследовании были использованы данные, полученные в ходе массовой вакцинации в Израиле (причем данные по израильской вакцинации превалировали над другими).

Согласно опубликованным результатам, вакцина Pfizer показала 94-процентную эффективность предотвращения заражения коронавирусом (даже в случае отсутствия симптомов заражения).

При заражении коронавирусом в 97% случаев вакцина Pfizer не давала развиться тяжелому заболеванию и спасала людей от смерти.

Исследование проводилось с 17 января по 6 марта 2021 года.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

Чешская республика перенесла свое посольство в Иерусалим

 Чешская республика перенесла свое посольство в Иерусалим | Фото: AFP11.03 15:25   MIGnews.com

Чешская республика перенесла свое посольство в Иерусалим

Сегодня состоялось торжественное открытие учреждения в столице Израиля.




Об этом написал в своем Twitter дипломатический корреспондент Ариэль Кахана.

Франция разрешила въезд израильтянам

 Франция разрешила въезд израильтянам | Фото:11.03 17:31   MIGnews.com

Франция разрешила въезд израильтянам

Франция ослабляет ограничения на въезд для туристов из семи стран за пределами Европейского Союза, включая Израиль.

Об этом сообщили израильские СМИ в четверг, 11 марта.

Путешественники должны будут предоставить отрицательный тест на коронавирус, сделанный максимум за 72 часа до выезда.

Что примечательно, французское правительство с 31 января запретило гражданам посещать страны за пределами Евросоюза без уважительной причины.
"Больше не будет необходимости доказывать вескую причину для поездки в Австралию, Израиль, Японию, Новую Зеландию, Сингапур, Южную Корею и Соединенное Королевство", – сообщает министерство иностранных дел Франции.

Читайте нас в Telegram.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..