пятница, 22 июня 2018 г.

ИЗРАИЛЬ. ВЕТЕР НЕЖДАННЫХ ПЕРЕМЕН


Бен КАСПИТ, «Маарив»
ВЕТЕР НЕЖДАННЫХ ПЕРЕМЕН
ВОТ И ПОГОВОРИЛИ
В 2010 году на заседании оборонно-внешнеполитической "семерки" разразилась подлин­ная драма. Руководство системы безопасности пришло в ужас от приказа, полученного от тогдаш­них министра обороны Барака и премьер-министра Нетаниягу: привести все службы в повышен­ную готовность в преддверии назначенного через 30 дней удара по иранским ядерным объектам. Меир Даган (глава "Мосада". - Прим. перев.), Юваль Дискин (гла­ва ШАБАКа) и Амос Ядлин (глава военной разведки АМАН) заявили политическому руководству, что этот приказ противозаконен. "Семерка" была форумом неофи­циальным, не имевшим никаких законных полномочий. Главы служб безопасности были правы. Нетаниягу и Барак пошли на по­пятную. Теперь после интервью следующего за Даганом главы "Мосада" Тамира Пардо, которое он дал Илане Даян, выяснилось, что эта история имела продолже­ние в 2011 году, когда Нетаниягу с Бараком вновь потребовали от на чальника генштаба Бени Ганца и самого Пардо подготовить все службы к нападению на Иран. Тогда на это отводилось 15 дней. Вероятно, Нетаниягу с Бараком надеялись, что только занявшие свои посты руководители не посмеют им перечить. Они оши­блись.
Тамир Пардо рассказывает, что навел справки по поводу закон­ности полученного предписания и подумывал об уходе в отстав­ку. Дело в тоBC, что подготовка к нападению, даже если она про­водится с целью ввести против­ника в заблуждение, может иметь непредсказуемые последствия. Такие действия неизбежно будут замечены другой стороной, кото­рая вполне может истолковать их как подготовку к агрессии и пред­принять ответные шаги, вплоть до превентивного удара. Как бы там ни было, в обоих случаях никакие конкретные шаги предприняты не были. Все оказалось пальбой вхолостую.
Я не компетентен определять, кто был прав, а кто нет в тех спо­рах военных с политическим ру­ководством восьми- и семилетней давности. Их рассудит история. С другой стороны, очевидно, что Нетаниягу и Барак не смогли зару­читься поддержкой ни в "семерке" (теперь она стала "восьмеркой"), ни в военно-политическом каби­нете министров.
Другой, не менее поразитель­ный вывод - в двух поколениях армейского командования и ру­ководства спецслужб не нашлось ровным счетом никого, кто под­держал бы главу правительства и министра обороны. Данный им афронт был абсолютно едино­гласным: это были и начальD0ики генштаба, и главы "Мосада" и ШАБАКа, и командующие военной разведкой (АМАН) и ВВС, равно как и все прочие генералы (вроде Амоса Гилада).
Вот меморандум, составленный 8 августа 2012-го, спустя год после истории с Тамиром Пардо, группой военных в составе генерал-лей­тенанта запаса Амирама Левина (сегодня крайне левый политик, как и А.Рон. Д.), бригадного геНерала запаса Гиоры Зореа, комиссара полиции в отставке Алика Рона, полковника запаса Йоси Лангуцкого и и полковни­ка запаса д-ра Авшалома Хорена. Каждый их них, за исключением Алика Рона, в свое время занимал пост командующего отделом спецопераций АМАНа. Создан этот от­дел был Лангуцки, а Левин и Зореа вдобавок командовали спецназом генштаба ("сайерет МАТКАЛь"), Хорен был зам. командира этого соединения, а Рон прошел в нем долгий боевой путь. Меморандум был адресован двум высшим ин­станциям принятия решений тех лет - Нетаниягу и Бараку, которые с 2009 по 2012 годы (на момент составления меморандума) раз за разом повергали в шок армейское командование. В меморандуме было написано:
"Военное нападение на Иран без абсолютной поддержки США с учетом масштабов и мощи этой страны может стать фатальной ошибкой. Не менее фатальной ошибкой для нас может стать за­таскивание США в ситуацию, при которой они будут вынуждены оказывать нам военную помощь. Учитывая неподготовленность нашего тыла и существенные прорехи D0 оснащении армии, про­должительные ответные удары со стороны Ирана могут оказаться для нас смертельными. Не дай вам Бог рыпаться без согласования с США!"
То было подлинно дружеское письмо (а по моему, это декларация бунта. Д.) - в этой компании все зна­ют друг друга, как облупленные. Двоих братьев Нетаниягу в армии выпестовал Лангуцкий. Левин B1ыл непосредственным командиром Биби в "сайерет МАТКАЛь". Барак в этом котле варился сызмальства, да и сам командовал спецназом генштаба. И так далее. Отсюда и "рыпаться".
Какова же была реакция? Биби авторов письма ответом не удос­тоил. Барак вызвал Лангуцкого со товарищи и битых два часа без­результатно промывал им мозги. Когда Лангуцкий позвонил главе штаба нацбезопасности Якову Амидрору и спросил, видел ли Биби меморандум, Амидрор от­ветил утвердительно. "Так поче­му же он не ответил?" - спросил Лангуцкий. "Наверное, потому, что знает, что с вами уже говорил Барак" - был ответ.
Спустя несколько месяцев Эуд Барак развернется по команде "кру-у-гом!" и бросит Нетаниягу одного в авангарде атаки, которой не было. С тех пор Нетаниягу и Барак и слова доброго не молвят друг о друге. Иран заключил ядерную сделку с супердержавами, а на днях президент США Трамп из этой сделки вышел. Америка вновь выступила на авансцену, и это просто замечательно.

И ТУТ ПРИШЕЛ ЛИБЕРМАН...
Ровно два года назад пост ми­нистра обороны занял Авигдор Либерман. Генералитет встретил нового министра кислыми фи­зиономиями. Ведь это был тот самый Либерман, который в пух и прах разносил поведение ар­мейского командования в толь­ко что разразившейся истории с Элиором Азарией. Тот самый Либерман, который годами, бу­дучи министром иностранных дел, удостаивал заседания обо­ронно-политического кабинета министров демонстративно ред­кими краткими посещениями и одарял присутствующих столь же демонстративно колкими за­мечаниями. Тот самый Либерман, который устраивал армейскому командованию выволочки в ка­нун, во время и по следам опе­рации "Несокрушимый утес ". И вот теперь этот самый Либерман поставлен над этим самым ар­мейским командованием.
Никогда командование ЦАХАЛа не получало в непосред­ственные руководители человека менее знакомого и более пуга­ющего, включая Амира Переца. Никто в генштабе и представить не мог, что делать с "этим загадочным русским", и что теперь будет. Надо готовить план немедленной ликвидации Исмаила Хании? А что с Асуанской плотиной? Кто именно теперь сидит в кабинете министра обороны - доктор Ивет или мистер Либерман?
Сюрприз, преподнесенный новым министром, был абсо­лютно соразмерен опасениям. Либерман прекрасно знал, как его воспринимают, и явился во всеоружии. Первая неделя его пребывания на посту главы оборонного ведомства была определяющей, задавала тон на все последующие времена. В ходе той недели новый министр провел подробные инспекции в двух главных военных округах и дал армейскому командованию, включая руководство геншта­ба, подробнейшие указания. Генералы впервые слышали Либермана, говорящего с ними открыто, откровенно, вдумчиво, серьезно, с должным уважением. К своему вящему удивлению, новый министр сообщил, что на­мерен первым делом все доско­нально изучить, предоставив ге­нералитету абсолютную поддер­жку во всех дельных начинаниях, независимо от ее стоимости.
В ту же неделю Либерман вы­ступил на совместнтй пресс-кон­ференции с главой правительст­ва Нетаниягу, в ходе которой оба выразили невнятную поддержку арабской мирной инициативе. Целью того выступления было успокоить президента Египта Ас-Сиси, который надеялся уви­деть в правящей коалиции Бужи Герцога, а получил Авигдора Либермана. Вряд ли Ас-Сиси ку­пился на туманные реверансы со стороны Биби и Ивета. А вот в армии их точно восприняли как вполне позитивные сигналы.
Теперь, по прошествии двух лет, все подтвердилось. Обещанная армейскому коман­дованию возможность спокойно работать сохраняется с макси­мальной тщательностью. Армия пользуется абсолютной поддер­жкой своего министра. Любой сор, любое грязное белье отсти­рывается за наглухо закрытыми дверьми кабинета министра, наружу не просачивается ничего. Отчасти это напоминает то, чтBE происходило при Либермане в МИДе. Там тоже его боялись как огня, и тоже были приятно удив­лены. Но в МИДе все шло глаже и быстрее. В Минобороны на это потребовалось какое-то время.
Либерман годами, да что там - десятилетиями жил и действовал в окружении, в котором прослу­шивания, подслушивания, сливы и утечки - норма жизни. И вот он оказывается во главе системы, где на совещаниях не бывает мо­бильных телефонов, где утечки и прослушивание не то что не приветствуются, но караются по закону. После окружения зануд­ных, бестолковых и болтливых чиновников, которых он не вы­носит, Либерман перешел в окру­жение офицеров, приученных изъясняться кратко, по существу, не убоявшись риска и ответст­венности. Вскоре по вступлении в должность Либерман заявил, что нынешний генштаб - один из лучших с 1967 года.
Авигдор Либерман и началь­ник генштаба Гади Айзенкот не стали друзьями-не-разлей-вода. Уж слишком они разные. Взаимной любви между ними нет и быть не может, но есть взаимное уважение. Оно тоже появилось не сразу, но появилось. Они работа­ют в тесном сотрудничестве, чет­ко, слаженно, интенсивно, умело, плавно обходя любые возможные трения, столкновения и трудно­сти. Сей несомненный успех эти двое могут записать на свой счет в равной мере, хотя стоит отме­тить и вклад их ближайшего окру­жения: главы штаба Либермана Шарона Шалома и личного ре­ферента Айзенкота полковника Даниэля Хагри. Эти двое работа­ют в связке, как штепсель и ро­зетка, полностью доверяют друг другу и все согласовывают. Вот и весь секрет.
Либерман не мог бы подыскать себе более подходящего главу генштаба, чем Гади Айзенкот. Уж он-то, побывав в военных секретарях двух премьер-мини­стров, отлично знает, что такое политическое руководство и с чем его едят. Он собственными глазами видел все мерзости "дела Харпаза". Он лучше полезет в ло­гово "Аль-Каиды" в Афганистане, чем свяжется с политикой. Вдобавок, он пользуется дове­рием. Вот, к примеру, заседание "разбора полетов" кабинета на­утро после столкновений в Газе. Министры явились на заседание преисполненные воинствен­ности. Их недостаточно инфор­мировали, они разочарованы результатом, они ожидали от ЦАХАЛа большего. И куда боль­шего они ожидали от Нетаниягу и Либермана. Начальник ген­штаба рекомендовал министрам забыть все, что пишут в прессе. "Я прекрасно знаю каждую цель, которую мы атаковали этой но­чью. Это никакие не дюны, это очень существенные, стратеги­чески важные цели. Мы долго и тщательно их отбирали, и теперь ХАМАСу и "Исламскому джихаду" причинен гигантский урон. Это была очень важная операция", - заявил Айзенкот. (И министры заткнулись. Отчитал их как мальчишек. Д.)

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ
В последнее время я и мои коллеги неоднократно отмечали и анализировали поразительную перемену, произошедшую с ре­шимостью Нетаниягу, главным образом, на северном направ­лении. Надо полагать, и тут не обошлось без Либермана. Биби и Ивет шли нога в ногу с первых дней. Либерман - единственный министр, с которым Нетаниягу опасается связываться, трижды подумает прежде чем на него наеD0жать, а скорее всего вообще предпочтет обойтись без наезда. И тут, признаем, сыграл роль ко­мандирский дух Ивета.
Повторим: в последнее время решимость и смелость Израиля многократно возросли, особенно на северном направлении. Да, к этому причастен и начальник генштаба, но министр обороны дал четкую и ясную установку: когда надо - бить. Без опасений и промедления. Бить по самым не­ожиданным и болезненным для противника местам, не считаясь с расстояниями. Заставать про­тивника врасплох. Так, например, в одну из самых напряженных недавних ночей местная пресса упивалась разглагольствования­ми о неминуемом ответном ударе Ирана, а наутро все были ошара­шены вестью об очередном ударе в глубине сирийской территории. Ударе, приписываемом Израилю. Ударе, имевшем огромную зна­чимость. Ударе, уничтожившем мощные и высокоточные боепри­пасы, предназначенные для атаки по Израилю. (На чем основана эта ода Либерману? Борьба с Ираном - многолетняя тема Биби. Д.)
Заступив на пост министра обороны, Либерман распорядил­ся представить ему все опера­тивные планы на случай любого развития событий в регионе. Он перелопатил всех их, вник в мель­чайшие детали и, проанализиро­вав собранную информацию, по­нял: многое из того, что выглядит простым на оперативном уровне, вовсе не так просто на уровне внешнеполитическом. Да, да, то, что видать оттуда, не видать от­сюда. В конце концов Либерман стал тем, кем является ныне. С одной стороны - сдержанный, серьезный, ответственный го­сударственник, не рвущийся в бой, хладнокровный и терпеливый. С другой стороны - если Израиль все же окажется втяну­тым в реальное противостояние, Либерман направит всю мощь нашей армии на достижение решительной победы.
Важно подчеркнуть: в этой статье подвергается анализу только личность Либермана на посту министра обороны. Это тот самый Либерман, который вошел в правительство Ольмерта в тяжелейшие для страны дни, когда его, правительства, попу­лярность упала ниже плинтуса. Почему? да потому, что счел этот шаг нужным, а все прочие могут катиться с высокой горки. Тот са­мый Либерман, который в первые дни пребывания на посту главы оборонного ведомства приказал ЦАХАЛу непропорционально мощно бить по ХАМАСу в слу­чае любых точечных обстрелов и тотчас получил от руководителя Штаба национальной безопасно­сти письменное предостереже­ние "о недопустимости действий, противоречащих предписаниям". Либееман эту грозную реляцию попросту скомкал и швырнул в мусорную корзину. Такое с ним бывает. Не раз и не два руково­дящие сотрудники министерства и генштаба видели, как Либерман приглашал к себе в кабинет для консультаций самых, как им каза­лось, неожиданных персон.
Больше всего в генштабе он симпатизирует двоим. Первый - Поли Мордехай. "Мы с ним одной крови",- поговаривает Либерман. Если бы не обязательный срок "фильтрации" (временный запрет на политическую деятельность после ухода в запас), Либерман предложил бы генералу Мордехаю второе место в спи­ске НДИ. (Тот самый Поли М., который разработал грандиозный план развития Калькильи. Д.). Второй - Ницан Алон. Либерману нравится решитель­ность, спокойствие, профессио­нализм и боевой дух Алона.
Симпатизирует Либерман и ко­мандующему военной разведкой АМАН Герци Алеви. А вот коман­дующий ВВС Амикам Норкин его раздражает. Норкин - великий летчик и прекрасный командую­щий ВВС. Он благословение для Израиля, и Либерман это призна­ет. Но при Либермане Норкину, скорее всего, не стать начальни­ком генштаба. Кому тогда стать? Это знает только сам Либерман. Шансы на назначение лиц, не име­ющих должного опыта, мизерны. В общем, поживе м, увидим.
Жива ли еще мечта Либермана стать когда-нибудь премьер- министром? Весьма вероятно. Остается ли она все такой же страстной? Вряд ли. База его под­держки не Бог весть как широка. Он все еще пользуется симпатией многих репатриантов, но попасть в струю политического консен­суса пока не может. Впрочем, в Израиле все возможно. Вспомним хотя бы Ольмерта и Шарона, став­ших премьер-министрами вопре­ки всем мыслимым прогнозам и вероятностям.

«НОВОСТИ НЕДЕЛИ», 07.06.2018

УМЕР НАУМ КОРЖАВИН

15 минут назадисточник: Lenta.Ru

В США умер русский поэт Наум Коржавин

На 93-м году жизни скончался поэт, переводчик и драматург Наум Коржавин.
Источник: РИА "Новости"
Об этом на своей странице в Facebook сообщила поэт и музыкант Вероника Долина.
Наум Коржавин (настоящее имя — Наум Мандель) родился 14 октября 1925 года в Киеве в еврейской семье. В 1944 году он приехал в Москву. В 1945 году поступил в Литературный институт. В конце 1947 года, в разгар сталинской кампании по «борьбе с космополитизмом», Коржавин был арестован. Около восьми месяцев он провел в изоляторе Министерства госбезопасности СССР и в Институте им. Сербского.
Был осуждён постановлением Особого Совещания (ОСО) при МГБ и приговорен к ссылке по статьям Уголовного кодекса 58−1 и 7−35 — как «социально опасный элемент».
Осенью 1948 года был выслан в Сибирь. В 1951—1954 годах отбывал ссылку в Караганде. В этот период закончил горный техникум и в 1953 году получил диплом штейгера.
В 1954 году, после амнистии, получил возможность вернуться в Москву. В 1956 году был реабилитирован. Восстановился в Литературном институте и окончил его в 1959 году. В период «оттепели» начал публиковать собственные стихи в журналах. Более широкую известность ему принесла публикация подборки стихов в поэтическом сборнике «Тарусские страницы» (1961). В 1963 году при содействии Евгения Винокурова вышел сборник Коржавина «Годы», куда вошли стихи 1941—1961 годов. В 1967 году Театр им. К. С. Станиславского поставил пьесу Коржавина «Однажды в двадцатом».
Помимо официальных публикаций, стихи Коржавина распространялись в самиздатовских списках. Во второй половине 1960-х Коржавин выступал в защиту «узников совести» Даниэля и Синявского, Галанскова и Гинзбурга. Это привело к запрету на публикацию его произведений.
В 1973 году, после допроса в прокуратуре, поэт подал заявление на выезд из страны, объяснив свой шаг «нехваткой воздуха для жизни». Коржавин уехал в США и обосновался в Бостоне. Стал членом редколлегии «Континента». В 1976 году во Франкфурте-на-Майне (ФРГ) вышел сборник стихов Коржавина «Времена», в 1981 году там же — сборник «Сплетения».
В постперестроечную эпоху у Коржавина появилась возможность приезжать в Россию и проводить поэтические вечера. Первый раз он приехал в Москву по личному приглашению Окуджавы во второй половине 1980-х годов. В 2016 году он стал лауреатом премии «Поэт», присуждаемой за наивысшие достижения в русской лирике.

ГНИДА! ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ О ПОЗНЕРЕ


 ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ о В.Познере: ГНИДА ! (2ой канал Би-Би-Си показал документальный фильм о В. Познере) ----------------------------
Будучи секретарем Самуила Маршака, он украл его знаменитые переводы с английского и пытался выдать их за свои, в чём был уличён и с позором изгнан. "Он всю жизнь лгал и страдал". Прости меня, моя страна, За то, что я - кусок говна - писал один питерский поэт в припадке откровенности. Ему хотя бы достало совести осознать эту грустную истину - ведь большинство его сотоварищей по классу и того не осилило. Как раз когда я пишу эти страницы, второй канал Би-Би-Си показал нам удивительный документальный фильм о новом герое нашего времени Владимире Познере. Да-да, том самом Познере, что годами убеждал с экрана западных телезрителей в Америке, Англии, Франции на своем безукоризненном английском и французском в преимуществах советского строя, в миролюбии советской политики, в том, что Сахарова сослали правильно, в Афганистан вторглись правильно, а в психушки никого, кроме сумасшедших, не сажают. Теперь же с не меньшей убедительностью, со слезой в голосе рассказывает, как он безмерно страдал все эти годы. Ведь его - жутко подумать! - долго не пускали за границу, а вся его продукция шла только "на экспорт". Ему - ему! - не доверяли, не давали вести никакой программы на родном советском телевидении! И, конечно, ему приходилось лгать - а кому не приходилось! – отчего он страдал еще больше. Но - чего не сделаешь ради своего таланта. И в чем же талант! Да в том, что он лучше других умел лгать на своем безукоризненном английском, французском.

Надо сказать, Би-Би-Си постаралось на славу: создать образ героя на крайне бедном материале. Но уж очень им, видать, хотелось - ведь это,наверно, делали такие же познеры, только западные. Камера любовно показывает нам Познера на утренней пробежке, Познера с его американским близнецом Донахью, Познера дома, Познера молодого и
Познера старого. Вот "его" школа в Нью-Йорке, где он учился мальчиком до репатриации в СССР; вот дом Познеров в самом сердце либерального Нью-Йорка, в Гринвич-Виллидже. Домик не слабый, по нынешним временам
потянет на несколько миллионов, да и тогда стоил соответственно.
Но все это счастье безвозвратно потеряно из-за проклятого
маккартизма; Познер-старший, коммунист по убеждениям и гражданин СССР
по паспорту, не пожелал расстаться с "серпастым-молоткастым", отчего -
какая несправедливость! - потерял работу в крупной голливудской фирме. Пришлось ехать в СССР - страдать. И теперь при виде своей детской
фотографии Познер... плачет. Да-да, плачет самыми настоящими слезами.
Я даже записал этот фильм на видеокассету - ведь мне иначе никто не
поверит. Буду, невзирая на авторские права, за плату показывать не
верящим плачущего Познера, умилившегося собственной детской
фотографии.
Но вот и кульминация - август 1991-го, танки на улицах Москвы, "Лебединое озеро" по советскому телевизору и освобождение Познера.
Кадры из фильма Формана "Полет над кукушкиным гнездом": всегда
покорный индеец-гигант вырывает из пола тумбу и крушит ею окно.
Свобода! Он решился, он порвал путы.
"Я не позволю себе поверить ни в человека, ни в правительство, ни в
идеологию. Никогда больше!" - как всегда убедительно, на своем
безукоризненном английском говорит он с экрана в заключение, словно
старая потасканная шлюха клянется, что она больше никому, никогда, ни
за что не даст. Благо никто больше и не просит. При чем тут вера? Ведь нам уже вроде бы объяснили: ни во что он не верил, > он всю жизнь лгал и страдал. 

> > ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ

Заказчика убийства Немцова ищут в колониях

Заказчика убийства Немцова ищут в колониях

СКР и ФСБ намерены выяснить, где находится оружие, из которого застрелили политика, а также устранить важные пробелы в расследовании преступления.


Следователи пытаются выяснить имя заказчика убийства Немцова.© Фото Леонида Смирнова, ИА «Росбалт»
СКР и ФСБ вновь вернулись к расследованию об убийстве политика Бориса Немцова. Основной задачей стоит разобраться с «пробелами», которые не удалось заполнить ранее. В частности, выяснить, где находится оружие, из которого было совершено преступление, и  главное — установить заказчика. В связи с этим небывалому прессингу в колониях сейчас подвергаются все осужденные по «делу Немцова». От них следствие и рассчитывает получить нужные сведения.
После того, как приговор по «делу Немцова» вступил в законную силу, обвиняемых «раскидали» по стране. Заур Дадаев отправился в ИК-3 в Иркутской области, Анзор Губашев — в ИК-9 в Карелии,  Хамзат Бахаев — в ИК-11 в Кирово-Чепецке. Менее всех «повезло» Шадиду Губашеву: он оказался в ИК-8 в Лабытнанги. Позже оказалось, что судьба Шадида является своеобразным устрашающим примером для других осужденных по «делу Немцова». Им недвусмысленно намекают: если останутся несговорчивыми, тоже отправятся к «белым медведям».
Примечательно, что сразу после прибытия в колонии у Дадаева, Губашевых и Бахаева все складывалось вполне неплохо, какого-то особого отношения к ним не замечалось. Но потом одновременно их жизнь сильно осложнилась. По словам источника «Росбалта», знакомого с ситуацией, всем осужденным по «делу Немцова» было предложено добровольно ответить на целый ряд вопросов с помощью полиграфа. После того, как они отказались, части зеков назначили по году пребывания в строгих условиях содержания (СУС). Эта мера еще хуже, чем нахождение в ШИЗО, она, в частности, полностью лишает прогулок на воздухе. Так, например, сейчас в СУС пребывает Анзор Губашев.  
Заура Дадаева почти на все время «прописали» в ШИЗО, отправляя его туда постоянно, находя различные нарушения. Более того, из прокуратуры Иркутской области в ИК-3 пришло письмо, в котором говорится о том, что якобы сразу после освобождения Дадаев планирует отбыть в Сирию, чтобы воевать на стороне боевиков. У самого Дадаева это, мягко говоря, вызвало удивление. Будучи бойцом спецбатальона «Север», он неоднократно участвовал в операциях по ликвидации боевиков, за что был награжден Орденом Мужества. Поэтому понятно, что представители запрещенных организаций в Сирии расправятся с ним при первой же возможности. Впрочем, похоже, такие «нестыковки» не особо важны. Подобное послание из прокуратуры «гарантирует» Зауру, что весь срок в ИК к нему будет особое отношение, а на УДО он может и не рассчитывать. Более того, при изучении дела Дадаева выяснилось, что из Москвы в колонию его почему-то этапировали под другим именем. В документах он был назван Яндиевым Исламом Бекхановичем. 
Серьезному прессингу подвергается и Шадид Губашев. Он сообщил родственникам, что как только пытался совершить намаз, в камеру моментально заходили сотрудники колонии. А в дни, когда у него должны состояться сеансы видеосвязи с родственникам, его непременно препровождали в ШИЗО. Пока он не «прописался» в изоляторе почти на постоянной основе. В результате Губашев был вынужден объявить голодовку, закончившуюся тем, что он попал в медсанчасть. Однако оттуда Шадид вновь перекочевал в ШИЗО.
По мнению собеседника агентства, в колониях почти не скрывают, что отношение к осужденным по «делу Немцова» может измениться, если они ответят на вопросы «на полиграфе» и начнут сотрудничать с оперативниками, планирующими прибыть в колонии в обозримом будущем.
Как стало известно «Росбалту» от источника в правоохранительных органах, от фигурантов громкого дела хотят получить правдивые ответы на ряд вопростов. Куда был спрятан пистолет, из которого застрелили Бориса Немцова. Подробности о роли в этом преступлении Руслана Мухудинова (в материалах дела он значится организатором убийства, но это вызывает сомнения). И рассказ о том, играл ли какую-то роль в подготовке покушения бывший командир роты батальона «Север» Руслан Геремеев.
Герман Александров 

ПОЛНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ

Абрамович оплатил поездку детей из Израиля на ЧМ-2018

Абрамович оплатил поездку детей из Израиля на ЧМ-2018

Израильско-российский бизнесмен Роман Абрамович пожертвовал крупную сумму израильской благотворительной организации «Fulfilling Dreams» («Мечты сбываются»).
«Для любителей футбола по всему миру возможность поехать на «мундиаль» — это то, о чем мечтают всю жизнь. Для 30 детей, которые серьезно больны, эта мечта осуществилась благодаря щедрой помощи, которая была любезно предоставлена миллиардером Романом Абрамовичем и группой других спонсоров», — говорится в сообщении телекомпании CNN, опубликованном 19 июня.
«Номинал» пожертвования Абрамовича не озвучивается, но в сообщении ведущей американской телекомпании говорится о том, что речь идет о «крупной шестизначной сумме».
Пожертвование получил израильский благотворительный фонд, который организует поездки детей с серьезными заболеваниями на крупные футбольные турниры по всему миру.
Деньги Абрамовича и спонсоров из других стран позволили Гиладу Солтеру, генеральному директору и основателю благотворительной организации, профинансировать рейсы из Израиля в Россию, а также оплатить проживание в отелях и питание детей в течение всего недельного периода их пребывания в РФ.
Группа из 68 человек, которая включает в себя 30 детей с особыми потребностями и 38 сопровождающих, посетит три матча Кубка мира по футболу, который сейчас проходит в России.

ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ - СТРАННО

Обливания холодной водой и горячие ванны, странный запах в доме и двухчасовой сон – на что только не шли гении, чтобы заставить мозги работать быстрее и поймать вдохновение! Как к Сальвадору Дали приходили его знаменитые видения? Почему Альберт Эйнштейн разгуливал босиком, а Виктор Гюго – в чем мать родила? Странные привычки гениев на diletant.media.

Сонный художник
Настоящим королем экстравагантных выходок был Сальвадор Дали. Раз за разом он поражал публику своими костюмами — то скафандр наденет, то появится в гробу, кишащем муравьями. Был у художника и собственный метод поиска вдохновения. Как истинный испанец, он любил вздремнуть после обеда. Сиесту гений устраивал весьма необычную: Дали садился в кресло, зажав в левой руке между большим и указательным пальцами медный ключ. Рядом на полу ставилась перевернутая медная миска. Как только художник засыпал, ключ падал, раздавался звон, и Дали просыпался. Гений сюрреализма объяснял, что именно секундный сон по-настоящему бодрит и приносит удивительные видения.
unnamed-1.jpg
Сальвадор Дали в скафандре на лекции в Париже, организованной Международной выставкой сюрреализма
Босоногий физик
Не отставал от Дали и Альберт Эйнштейн — знаменитый ученый славился своими чудачествами. Например, гений науки никогда не носил носков. В одном из своих писем он признавался жене: «Даже в самых торжественных случаях я обходился без носков и скрывал сие отсутствие цивилизованности под высокими ботинками». К тому же Эйнштейн спал минимум по 10 часов в сутки, много гулял и играл на скрипке. Может быть, именно эти привычки помогли гению сделать великие открытия?
Никола Тесла, еще одно светило науки, тоже с трепетом относился к своим ногам. Каждую ночь он разминал стопы, растирая их и сжимая пальцы по 100 раз. Ученый считал, что это помогает ему стимулировать клетки мозга. А вот спал он, напротив, всего два часа — Тесла считал, что больше времени для отдыха не требуется.
Небритый композитор
О странностях Людвига Ван Бетховена ходили слухи, которые распространяли его же слуги. Например, поговаривали, будто композитор никогда не брился перед работой — он считал, что бритье лишает его вдохновения. Вместо этого, прежде чем заняться делом, музыкант любил выливать себе на голову ведро холодной воды. Бетховену были недоступны современные онлайн-тренжеры, и он думал, что этим заставит свой мозг работать быстрее.
unnamed-2.jpg
Людвиг Ван Бетховен, портрет Карла Штилера
Ароматный писатель
Немецкого поэта Фридриха Шиллера обливания не вдохновляли. Ему помогал настроиться на рабочий лад запах гнилых яблок. Он намеренно набивал ими ящики своего стола и запрещал своим слугам убирать его кабинет. Близкий друг Шиллера Иоганн Вольфганг фон Гете рассказывал: «Однажды я пришел навестить Фридриха, но он куда-то отлучился, и его жена попросила меня подождать в рабочем кабинете. Я сел в кресло, облокотился о стол и вдруг почувствовал резкий приступ тошноты. Я даже отошел к открытому окну, чтобы подышать свежим воздухом. Поначалу я не понял причины этого странного состояния, а потом догадался, что дело в резком запахе». Когда писатель понял, что необычный аромат исходит от гнилых яблок, которыми набиты ящики стола, он попросил слуг «убрать безобразие». Но те лишь пожали плечами — им приходилось мириться со странными привычками хозяина.
Чистый император
Французский полководец Наполеон Бонапарт был более щепетилен в вопросах гигиены. Император обожал принимать горячие ванны. У него даже был специальный слуга, который должен был следить за температурой воды. Водные процедуры могли длиться часами — в таком положении Наполеон диктовал письма и даже принимал посетителей. На острове Святой Елены полководец тоже не отказывал себе в любимой привычке и целыми днями лежал в горячей воде. У этого странного ритуала была и практическая польза: так Наполеон лечился от геморроя, которым страдал с юных лет.
Голый политик
Любовь полководца к горячим ваннам разделил бы и Бенджамин Франклин. Поговаривали, будто именно лежа в воде, один из отцов-основателей США сочинял будущую Декларацию независимости. А еще любил погулять по комнате в чем мать родила — так знаменитому политику легче думалось.
unnamed-3.jpg
Бенджамин Франклин, потрет Жозефа Дюплесси
Во время работы нагишом разхаживал и писатель Виктор Гюго. Правда, в его случае это была скорее уловка — автор «Отверженных» приказывал слугам забрать всю его одежду, чтобы избежать соблазна выйти на улицу и отправиться кутить. Лишь написав нужное количество страниц, Гюго облачался в костюм и шел гулять.
Как стать гением?
Возможно, чтобы стать настоящим гением, стоит всего лишь снять носки и забить ящики стола гнилыми фруктами. Но есть и более надежный способ развития мозга. Проект «Викиум» предлагает когнитивные онлайн-тренажеры и специализированные курсы для улучшения внимания, памяти и мышления. Разработка тренажеров осуществляется экспертами «Викиум» совместно со специалистами когнитивной и общей психологии, нейропсихологами и психофизиологами центра тестирования «Гуманитарные технологии» при МГУ им. М. В. Ломоносова.
Гибкая программа тренировок позволяет совершенствовать сильные стороны и развивать слабые. Специально подобранные методики исследования, например, таблицы Шульте, тест Корси и другие делают тренировки не только полезными, но и интересными. Кроме онлайн-тренажеров проект предлагает внушительную электронную библиотеку, где собраны научно-популярные статьи о тонкостях работы мозга.
Екатерина Астафьева

ПЕРЕУЛОК В АШДОДЕ



                                              Фото Антона Крас

 И от палящего солнца можно спасаться красиво.

ВОКРУГ СИРИИ

ЧУДО ВОКАЛА


https://www.youtube.com/watch?v=z0mP-BcQ6vo&feature=youtu.be
Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

ГРОЗОВОЙ - 1947-ой. ПОБЕДИЛО ОТЧАЯНИЕ И РЕШИМОСТЬ.


"Помогать не будем: ни в ООН, ни войсками"
05.2018 12:10
Владимир БЕЙДЕР
Как США тормозили создание еврейского государства и почему Бен-Гурион отказался от плана Маршалла 
Когда 14 мая 1948 года было провозглашено еврейское государство, СССР первым признал его де-юре (в полном объеме) - 17 мая. Но это был результат дипломатической гонки: президент США Трумэн подписал указ о признании Государства Израиль де-факто через 11 минут после его провозглашения в Тель-Авиве. И велел тут же сообщить об этом делегации США в ООН для обнародования. 
А дальше начались неожиданности. Получив телеграмму, дипломаты в Нью-Йорке сочли ее розыгрышем. Затем пришли в шок и собирались подать коллективное заявление об отставке. Постпред Уоррен Остин исчез из офиса и не отвечал на звонки. Будущего госсекретаря Дина Раска срочно отправили гасить бунт. Удалось, но с трудом. В отставку ушла лишь самый авторитетный член делегации в ООН - вдова прежнего президента Элеонора Рузвельт. 
Безнадежное предприятие 
Почти весь истеблишмент США противился появлению еврейской страны на Ближнем Востоке. Госдеп был за создание в Палестине национальных анклавов под международным протекторатом вместо британского. Советники убеждали президента не влезать в палестинское болото. И лишь сам Гарри Трумэн шел против течения. Ревностный евангелист, он оказывал поддержку сионистам еще сенатором, что кроме личных симпатий и религиозных убеждений объяснялось и интересом: еврейских избирателей тогда в Штатах было больше, чем мусульманских и арабских. Они заваливали Белый дом петициями. А в ноябре 1947-го Трумэн принял Хаима Вейцмана, которого считал умнейшим человеком, после чего отдал указание голосовать в ООН за раздел Палестины. 
Но Лига арабских государств (ЛАГ) решение ООН отвергла. Глава Высшего арабского совета (орган самоуправления палестинских арабов) Дажамал аль-Хусейни заявил: "Палестина будет охвачена огнем и кровью, если евреи получат хоть какую-то ее часть". На следующий день после исторического голосования в ООН начались теракты, затем - боевые действия. ЛАГ создала Арабскую освободительную армию из сирийских, ливанских, египетских, иракских и боснийских добровольцев. Местные арабы - Армию Священной войны. Деньги и оружие были от ЛАГ, англичане дали им грабить свои арсеналы. У евреев не было ни денег, ни оружия. 
В декабре 1947-го Бен-Гурион (вскоре он станет первым премьером Израиля) отправил Голду Меерсон (Меир она станет позже, когда возглавит МИД) в США собирать деньги у американских евреев. Напутствуя, предупредил: "Либо ты вернешься с 10 млн долларов, либо тебе будет некуда возвращаться". 
За три месяца в США Голда собрала 50 млн долларов - огромные деньги в ту пору (втрое больше годовой выручки от нефти Саудовской Аравии), и Бен-Гурион отправил в Европу людей закупать оружие. Это тоже была нелегкая задача. Оружия после войны было навалом, но в открытую продавать его евреям никто не решался: США строго блюли эмбарго и приглядывали за союзниками. Эмиссары работали в Италии, Франции. На взятках, связях, еврейской солидарности что-то удалось сделать. Но мало. Надежды были связаны с Чехословакией, развитая промышленность которой всю войну работала на вермахт. Здесь неликвиды скопились огромные, а контроля США не было. Первые сделки заключили в январе 1948-го. Выполнение контрактов требовало согласия СССР - оно было получено. В марте первая партия винтовок, пулеметов, патронов была отправлена. 
Но положение в Палестине усложнялось с каждым днем. Иерусалим находился в блокаде, кибуцы подвергались набегам, дороги обстреливались, армии пяти арабских стран стояли на границах Палестины, ожидая ухода англичан, чтобы начать вторжение. У противников создания еврейского государства в руководстве США появилась железная аргументация: решение о разделе невыполнимо. В марте, когда положение в Палестине стало критическим, Госдеп подготовил решение Совбеза ООН о замораживании раздела и введении международного протектората. Это пугало евреев больше, чем положение на фронтах. 
Министр обороны Джеймс Форрестол втолковывал Трумэну, что 40 млн арабов неизбежно сбросят 400 тысяч евреев в море.
"Мы должны быть на стороне нефти",- убеждал он. Самый популярный политик США, госсекретарь Джордж Маршалл (прославленный генерал и будущий автор Плана Маршалла для Европы), грозил отставкой: поддержка обреченных евреев оставит США без нефти, а в Европе зреет военный конфликт с Советами. 
Час "Ч" наступал 15 мая. Но за несколько дней до этого судьба еврейского государства повисла на волоске по другой причине: евреи сами готовы были отказаться от его провозглашения.  Это совершенно неизвестная история, которую я узнал от автора только что вышедшей книги. 
Закрыть сомнения на ключ 
Писатель и профессор истории Михаэль Бар-Зоар, первый биограф Бен-Гуриона, выпустил книгу "Краткая история Государства Израиль". По-моему, ее ждет та же судьба, что была в СССР у "Краткого курса ВКП(б)",- будут читать и изучать все (за три недели в Израиле раскупили несколько тиражей). А первым местом за рубежом, где Бар-Зоар представил эту книгу, стала Москва. На вечере Российского еврейского конгресса в честь 70-летия Израиля профессор рассказал один из эпизодов книги - о том, как этого государства вполне могло не быть. Привожу здесь не отрывок, а рассказ автора в изложении с необходимыми разъяснениями. 
8 мая, за шесть дней до провозглашения государства, министр иностранных дел Народного управления ("временного правительства" будущего Израиля) Моше Шарет (тогда - Черток, фамилию он сменит, став главой официального МИД) встретился с госсекретарем Маршаллом. 
- Не вздумайте объявлять о создании государства,- сказал генерал.- Говорю как военный: вас уничтожат! Если вы сделаете это, даже не обращайтесь к нам за помощью - помогать не будем. Ни в ООН, ни войсками, ни оружием. 
И выдал полный расклад - как евреев раздавят и почему США не вмешаются. "Что он тебе сказал?" - спросили его. "Нам нельзя провозглашать государство",- был ответ. 11 мая (за 3 дня до провозглашения) он вернулся в Тель-Авив, чтобы доложить о результатах визита в ЦК правящей партии МАПАЙ. Его встретил будущий глава "Моссада" Реувен Шилоах и сказал: "Тебя хочет видеть "Старик"". Посадил в джип и повез на квартиру к Бен-Гуриону. 
- Что там произошло,- говорит Бар-Зоар,- нет в архивах. Мне рассказывал сам Бен-Гурион. 
А было так. Шарет изложил беседу с госсекретарем. И добавил: "Я думаю - он прав!" Бен-Гурион запер дверь, ключ положил в карман. И сказал: 
- Поедем в ЦК. Там все расскажешь. Кроме последних слов - твоих. Обещай - иначе не выйдешь из комнаты. 
Шарет дал слово, они поехали. Перед товарищами по партии он повторил все, что слышал от Маршалла, но все же сделал добавление от себя. Оно было совсем другим: 
- Считаю, что у нас назад пути нет - надо идти до конца. 
Как полагает Бар-Зоар, авторитет Бен-Гуриона был столь велик, что Шарет изменил мнение. Тем не менее дискуссия шла всю ночь. Четверо, как и Шарет до встречи с Бен-Гурионом, считали, что от провозглашения государства надо воздержаться. Все - влиятельные личности: будущий председатель Кнессета, будущие министры финансов, обороны, транспорта. Но Шарет, лидер скептиков, сменил мнение, и они остались в меньшинстве. 
Два голоса 
А на 12 мая назначили заседание Народного управления - "временного правительства" будущего государства. Шло оно так же: те же горячие дискуссии, та же растерянность... Но обстоятельства усилили скептиков. В разгар обсуждения вошла Голда Меир. Ей не полагалось здесь быть - министром она еще не была. Но она вернулась с переговоров с королем Трансиордании Абдаллой (прадед нынешнего Абдаллы II). Они встречались не раз, обычно в приграничной деревне. На сей раз король счел, что это опасно, и предложил приехать к нему во дворец в Амман. 
- Амман так Амман,- сказала Голда, нарядилась арабкой и поехала. Миссия была важной - передать предложение присоединить к своему королевству часть Палестины, предназначенную планом ООН по разделу арабам, и на этом исчерпать конфликт. Абдалла отказался. Еще раньше, несмотря на уговоры евреев, он вступил в ЛАГ. 
- Когда мы говорили до этого, я был королем,- сказал он.- Теперь я один из пяти "королей" арабов. Я не смогу дать вам мир сам. 
И сделал встречное предложение: еврейская автономия в Трансиордании. "Вам будет хорошо под моим правлением,- убеждал король.- Зачем вам свое государство? Вы, евреи, всегда спешите". 
- Две тысячи лет ожидания вы называете спешкой? - возразила Голда и уехала в Тель-Авив той же ночью. Путь был тяжелым: слепили фары иракской танковой колонны, она шла к палестинской границе. Безысходность усиливалась: вывести из войны Трансиорданию было важно, потому что у нее была самая сильная армия (Арабский легион, подготовленный и вооруженный англичанами). К тому же ее территория открывала путь иракским войскам. 
- Миссия провалилась! - сказала Голда министрам. Призвали военных. Командующий Игаль Ядин не утешил: "У арабов явное преимущество. Наши шансы 50:50 - либо всех вырежут, либо кто-то из нас уцелеет". О победе речи не шло. 
- Тут я увидел,- рассказывал Бен-Гурион Бар-Зоару,- как мечта всей жизни осыпается, как песок сквозь пальцы. 
И этот одержимый еврей взял слово для тронной речи. 
- Провозгласим мы государство или нет, уже не имеет значения,- сказал Бен-Гурион.- Арабские армии у границ. Когда британцы через два дня уйдут - они все равно войдут. И будет то, что будет. Наши люди в Европе уже закупили оружие, пароходы в пути. Надо продержаться неделю, 10 дней, пока они прибудут. Тогда победим! Наш выбор: сделать то, что нам предназначено, сражаться и принять судьбу, или не сделать этого. Судьбы не избежать, а шанса больше не будет.
Пришло время голосования. Секретарь "правительства", Зеэв Шер, мучился: как предложить евреям проголосовать "за" или "против" провозглашения еврейского государства? Кто посмеет быть против? Все они были здесь, потому что были сионистами. И он поступил очень по-еврейски. Поставил на голосование другой вопрос: принять ли предложение США? Четверо проголосовало "за", шесть - "против". Провозглашение государства прошло большинством в два голоса.
Неправильная страна 
Государство провозгласили за восемь часов до конца британского мандата, 14 мая. Утром 15-го началось вторжение. Арабский легион захватил Иудею и Самарию, Восточный Иерусалим, сирийские и ливанские войска - кибуцы на севере, иракский корпус дошел до Нетании, египетская танковая колонна находилась в 35 км от Тель-Авива, а преградить ей путь было некому. Как рассказывает Бар-Зоар, Пинхас Сапир (будущий министр финансов, который в записной книжке фиксировал все расходы и доходы страны) 23 мая собрал друзей в лучшем ресторане Тель-Авива, чтобы встретить смерть весело и пьяно... 
Но в ту же ночь в Хайфском порту стали разгружать суда с оружием из Чехословакии. Приземлился Boeing 377: он привез четыре разобранных "Мессершмитта", изготовленных еще для люфтваффе. Их спешно собрали. На фюзеляжах были кресты: их закрасили и поверху нарисовали шестиконечные звезды. 
Это был весь парк израильских ВВС. У одного самолета при пробных стрельбах собственной пушкой был сбит пропеллер. Второй разбился при взлете. Оставшиеся два тут же подняли на боевое задание. За штурвал одного сел бывший летчик королевских ВВС, будущий командующий ВВС Израиля, а много позже - седьмой президент страны Эзер Вейцман, племянник первого президента. 
Когда еврейские "Мессершмитты" появились над египетскими танками, которые шли на Тель-Авив, и открыли огонь на бреющем, началась паника. Египтяне настраивались на веселую прогулку для расправы над евреями. К тому, что эти евреи их атакуют с воздуха, они готовы не были. Колонна остановилась и повернула назад. Это был перелом, он привел к первой военной победе, а затем - и к ментальной. Государство, которого могло и не быть, если бы его основатели были рациональны, стало реальностью. Сегодня ему - 70 лет.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..