четверг, 9 февраля 2017 г.

Не упустить исторический шанс

                                           Не упустить исторический шанс
Главной целью Нетаниягу в ходе переговоров с Трампом должно стать достижение договоренностей, которые позволят Израилю реализовать десятки проектов развития в ключевых районах Иудеи и Самарии.
В первой реакции левых израильских СМИ на критическое заявление Белого дома по поводу строительства в поселениях ощущалось радость: вот уже и Трамп, изрядно побузивший в ходе предвыборной кампании, осознал что к чему, прислушался к умным советникам из госдепа и взял нужный тон в отношении правительства Нетаниягу. Опасность миновала, все вернулось на свои места, заграница нам поможет. Но потом заявление перечитали внимательнее и тяжко вздохнули:
"Стремление США к установлению справедливого мира между Израилем и палестинцами остается неизменным уже пятьдесят лет. Мы далеко не уверены в том, что существование поселений является препятствием к установлению мира, но строительство новых поселений или расширение существующих поселений за пределы их нынешних границ может оказаться неспособствующим достижению этой цели. Президент неоднократно высказывал надежду на то, что ему удастся добиться мира на Ближнем Востоке. Администрация Трампа не имеет на данном этапе официальной позиции по поводу израильской поселенческой деятельности и она намерена провести дополнительные дискуссии по данному вопросу, в том числе и в ходе переговоров президента Трампа с премьер-министром Нетаниягу, визит которого ожидается в середине месяца".
Может оказаться неспособствующим? Не имеет официальной позиции? Намерена провести дополнительные дискуссии? И это после того, как израильское правительство в течение одной недели объявило о планируемом строительстве 5603 единиц жилья в Иудее и Самарии? Как тут левым не взвыть от тоски и отчаяния?
Увы, фактические масштабы строительства будут в ??лижайшее время намного меньше. Так, из 2573 единиц жилья, о которых было объявлено 24 января, к непосредственной продаже земельных участков под застройку утверждено около 900, а в отношении остальных принято решение о начале планирования или о продвижении бюрократической процедуры с той точки, в которой она была прервана прежде. Процедура не проста: на первом этапе новые проекты застройки разрабатываются министерством строительства, после чего их должны утвердить местные органы власти: муниципалитеты в городах, местные советы в крупных поселениях городского типа и региональные советы, осуществляющие управление малыми населенными пунктами, не имеющими собственных органов власти.
Когда подготовленные министерством проекты утверждены муниципальными структурами, они передаются в Высший совет по планированию при гражданской администрации Иудеи и Самарии, где их ждет еще несколько бюрократических этапов: предварительное обсуждение, публикация (на этой стадии они могут быть опротестованы любыми заинтересованными лицами, способными обосновать свои претензии), обсуждение перед утверждением и наконец утверждение к реализации. Лишь после этого земельные участки предлагаются на продажу застройщикам.

Район
Поселение

24 января

1 февраля
Западная СамарияАлфей-Менаше78700
Бейт-Арье650
Оранит154200
Цофим292
Шаарей-Тиква6
Элькана18
Эц-Эфраим81
Центральная СамарияАриэль962
Карней-Шомрон100
Нофим50
Шавей-Шомрон70
Южная Самария, БиньяминБейт-Эль20
Гиват-Зеэв652150
Кохав-Яаков86
Шило100
ИудеяМаале-Адумим112
Иудея, Гуш-ЭционБейтар Иллит87650
Кфар-Эльдад80
Нокдим150
Хар-Гило4
Эфрат2130
Иудея, Хевронское нагорьеМецадот-Йегуда100

Всего

2573

3030

Всего по двум заявлениям

5603
При решении вопросов о строительстве в Иудее и Самарии санкция министра обороны и премьер-министра необходима на каждом из упомянутых выше этапов. Без нее планирующие инстанции не могут сдвинуть с места ни один проект. Именно этот механизм, а именно отказ в необходимой политической санкции, использовался как средство для гласного и негласного "замораживания" поселенческой деятельности за "зеленой чертой". И он же использовался в тех случаях, когда правительству было важно продемонстрировать правому лагерю свою приверженность национальным целям: разрешение переместить рабочую папку по тому или иному проекту с одного канцелярского стола на другой изображалось в Израиле как решение построить определенное количество единиц жилья за "зеленой чертой".
Одновременно с этим правительство Биньямина Нетаниягу успокаивало администрацию Барака Обамы, разъясняя ее представителям, что речь идет о прохождении лишь одного из многих этапов сложной бюрократической процедуры, оставляющей достаточно возможностей для того, чтобы задержать фактическое начало строительства на долгие годы или вовсе сделать его невозможным. Одни и те же проекты по нескольку раз упоминались в сообщениях СМИ как "новые планы израильского строительства в Иудее и Самарии" – при том, что в действительности речь шла о проектах, которые с черепашьей скоростью продвигались по лестнице бюрократических решений, подолгу покоясь на каждой ее ступени.
Опубликованные на прошлой неделе данные о предстоящем строительстве – 2573 единицы жилья по заявлению от 24 января и 3030 единиц жилья по заявлению от 1 февраля (см. таблицу) – относятся ко всем, старым и новым проектам, часть из которых была "заморожена" на близкой к завершению стадии, тогда как в отношении других процедура планирования находится в самом начале.
Ясно, что те из проектов, которые утверждены к непосредственной реализации, уже не раз и не два упоминались в прежних заявлениях израильского правительства. Тем не менее, после восьми тощих лет президентского правления Обамы, в течение которых появление каждой новой постройки за "зеленой чертой", включая еврейские кварталы Восточного Иерусалима, сопровождалось буйной истерикой Белого дома, возобновление строительства в Иудее и Самарии выглядит настоящим подарком судьбы даже с учетом сделанных выше оговорок, и дай-то Бог, чтобы по результатам "дополнительных дискуссий" с Дональдом Трампом (или каких-то еще элементов вмешательства в происходящее с нами) Биньямин Нетаниягу не оказался вынужден отложить в долгий ящик реализацию планов, о которых было объявлено на прошлой неделе. Напротив, ситуация объективно требует того, чтобы планирование и бюрократическая процедура по заявленным проектам развития были максимально ускорены.
В качестве иллюстрации этой необходимости можно привести следующие факты. Премьер-министром дана санкция на строительство 112 единиц жилья в Маале-Адумим. Однако на различных этапах начатой ранее бюрократической процедуры по проектам развития этого города находится не сто и не тысяча, а около 12 тысяч единиц жилья, остро необходимых для преодоления жилищного кризиса в районе Иерусалима. Из этого количества 5900 единиц находится на различных стадиях планирования (включая весьма продвинутые), а 5800 единиц уже утверждены муниципалитетом Маале-Адумим и ждут публикации в Высшем совете по планированию при гражданской администрации Иудеи и Самарии.
В числе последних – 4500 единиц жилья, которые предполагается возвести на участке Е1 между Маале-Адумим и восточной границей Иерусалима. Помимо того, что это крупнейший из актуальных проектов развития не только в Маале-Адумим, но и во всем районе Большого Иерусалима, страдающем от острой нехватки жилья и обусловленных ею проблем, включая отток молодого трудоспособного населения, важность строительства на Е1 обусловлена первостепенными стратегическими факторами.
Реализация данного проекта позволит создать зону сплошной израильской застройки между Иерусалимом и Маале-Адумим, т.е. привести к такому положению вещей, при котором в рамках любого будущего раздела Эрец-Исраэль, вероятность которого нельзя сбрасывать со счетов, весь Большой Иерусалим, включая Маале-Адумим, останется в границах Израиля. В противном случае территориальный раздел в самом благоприятном для Израиля варианте приведет к превращению города Маале-Адуммим с его 40-тысячным еврейским населением в израильский анклав, связанный с Иерусалимом единственной ниткой шоссе, по обе стороны от которого будет простираться территория палестинского государства.
Именно поэтому данный участок был предназначен к застройке еще в первой половине девяностых годов прошлого века, когда сначала правительство Ицхака Шамира (1991 г.), а затем и правительство Ицхака Рабина (1994 г.) включили Е1 по частям в муниципальную территорию Маале-Адумим. Более того, в том же 1994 году, уже на фоне запущенного в Осло политического процесса, т.е. с учетом конкретной перспективы территориального раздела, правительством Рабина был подготовлен перспективный проект застройки Е1. Будущему жилому району, в котором предполагалось создать около 4 тысяч единиц жилья, гостиничный комплекс, крупный городской парк и торговую зону, было дано название Мевасерет-Адумим.
Смысл израильских усилий в данном районе не был тайной для американцев, выступавших в роли главного спонсора ближневосточных переговоров, и администрация США неизменно оказывала сильнейшее давление на Израиль с тем, чтобы блокировать реализацию планов строительства на Е1. Это давление было достаточно эффективным, и правительство Израиля, создав в середине прошлого десятилетия, первичную транспортную инфраструктуру для Мевасерет-Адумим, так и не построило там ни единого здания, за исключением нового штаба полиции Иудеи и Самарии.
В ноябре 2012 года в ответ на резолюцию Генассамблеи, повысившую статус палестинского представительства при ООН, правительством Биньямина Нетаниягу было принято решение о начале строительства на Е1, однако и оно было вскоре наглухо "заморожено" под давлением США и ведущих европейских держав. Хуже того, структурами Евросоюза предпринимаются систематические усилия по поощрению незаконного захвата земель Е1 бедуинами.
Эти усилия, помноженные на прямую заинтересованность палестинской администрации, в конце концов приведут к тому, что государственные земли между Иерусалимом и Маале-Адумим будут разграблены. Предотвратить такое развитие событий и гарантировать будущее Большого Иерусалима как единого метрополиса с твердым еврейским большинством населения позволит реализация планов, которые вынашиваются правительством Израиля со времен Шамира и Рабина.
15 февраля Биньямин Нетаниягу встретится в Вашингтоне с президентом США Дональдом Трампом. Эта встреча состоится в совершенно новых условиях: американская администрация впервые за пятьдесят лет, прошедших со времени Шестидневной войны, заявила, что у нее нет официальной позиции в отношении израильской поселенческой деятельности в Иудее и Самарии. Такая позиция, отчетливо негативная, у США всегда была, и то, что Вашингтон достаточно долго закрывал глаза на израильские шаги по созданию поселений за "зеленой чертой", опреде??ялось до 1991 года ситуацией холодной войны. Как только СССР распался, позиция Вашингтона по данному вопросу стала намного жестче, и в последнюю четверть века Израиль уже не создавал новых поселений в прежнем порядке - на основе официальных решений своего правительства.
Именно этим была обусловлена тактика форпостов, создававшихся в данный период как дальние выселки существующих поселений. Однако и эта тактика столкнулась с жестким противодействием США еще при администрации Буша-младшего, а при Обаме израильское строительство за "зеленой чертой" стало почти невозможным даже внутри существующих поселений и в соответствии с естественным темпом прироста их населения.
Заявление, опубликованное 2 февраля пресс-секретарем Белого дома, указывает на то, что президент Трамп рассматривает возможность отказа от прежней политики США по данному вопросу, и его переговоры с Нетаниягу могут иметь решающее значение для того, какой будет американская позиция в отношении израильской поселенческой деятельности за "зеленой чертой" в обозримый период. С этим связан поистине исторический шанс, и премьер-министр Израиля не имеет права его упустить. Даже если Нетаниягу хочет оставить в силе опцию гипотетически возможного в будущем территориального раздела, он должен предпринять исключительные усилия к тому, чтобы в период правления Трампа кардинальные интересы Израиля были твердо обеспечены в Большом Иерусалиме, в прилегающих к "зеленой черте" районах Иудеи и Самарии и в основных поселенческих блоках. После восьми лет правления Обама это требует самой энергичной реализации множества проектов развития.
"Вести" 9.02.

ЧУЖАЯ ЖЕНЩИНА В ПОСТЕЛИ

Чужая женщина в постели

От русских снежных равнин до Иудейских гор



поэзия, эмиграция, россия, израиль, александр блок, осип мандельштам, сионизмЗаснеженные поля и реки, подмосковные дали… Фото Екатерины Богдановой
Сборник Наума Ваймана «Рассыпанная речь» – своеобразный инвентаризационный список живых впечатлений и открытий, размышлений и «сердца горестных замет», составленный рукой мастера. Название книжки отсылает нас к вышедшему двумя десятилетиями ранее посмертному томику Михаила Соковнина «Рассыпанный набор». Соковнинские «предметники» органично рифмуются с ваймановскими зарисовками и говорят нам о том, что привычные представления о человеке меняются. Не только душа и тело, но и среда обитания с ее отдельными предметами входят в наше «я». Окружающий мир не просто воздействует на нашу личность, а составляет как бы ее часть. Наш внутренний человек размазан в пространстве, дышит ландшафтом, обращает внимание на нюансы, которые люди, живущие в другом месте, вовсе не замечают.
Первая часть сборника Ваймана написана в России, до эмиграции в Израиль в 1978 году. И здесь мы находим русские пейзажи – заснеженные поля и реки, подмосковные дали, «ветерок с болот». Они не просто окаймляют картинки внутренней жизни, но идут на глубину, помогают автору взглянуть на происходящее с некоторой дистанции: «Пустая дача. Мокрый снег./ В окно стучится ветка ели./ Небес неутомимый бег./ Чужая женщина в постели».
Надо заметить, что в ваймановских текстах медитативные практики неотделимы от прямого и точного изображения предметов и жизненных ситуаций. Он движется в сторону конкретной поэзии, в сторону лианозовцев, хотя с точки зрения поэтики его стихи достаточно традиционны. Вот, к примеру, описание одной встречи в поезде: «Когда мы вышли в тамбур зыбкий,/ Чтоб покурить на сквозняке,/ Хватило ласковой улыбки,/ Прикосновения к руке.// И на одном из перегонов/ Вас просто бросило ко мне/ Под песню скачущих вагонов/ И ветра в выбитом окне».
Мир этой поэзии отчетливо и подчеркнуто маскулинный. Дело и в вулканическом темпераменте автора, и в его ориентации на сугубо мужской разговор. Автор живет реальной жизнью и конкретной поэзией. И все его размышления, вся его философия предельно конкретны. Он не любит «темных» мест, не проявленного прямой речью слова. Для поэзии это, может быть, и не очень хорошо, потому что тянет ее в риторику и публицистику. Но благодаря зову из далей в дали, благодаря блоковским темам (не скажу «мандельштамовским»; Мандельштам, несмотря на исследовательский интерес к нему Ваймана, в стихах возникает редко) горизонт не давит.
Но вот пейзаж меняется. Вайман оказывается в Земле обетованной. И с переменой постоянного места жительства меняется и геометрия его внутреннего «я». На самом деле картинки Израиля могли бы вполне работать в русле старой поэтики. Какая-нибудь зарисовка вроде: «Уже овраги – русла мертвых рек –/ смутили ночи пепельные чары./ Сгоняют псы заблудшие отары/ И первых звезд мерцает робкий снег» – играет примерно такую же роль, как и в российских стихах нашего автора. Но горизонт стал совершенно иным, мажорным. Из брежневского безвременья автор перебрался в героический миф, стал участником событий, меняющих политическую карту мира. И его конкретизм теперь завязан на ценностях сионизма.
книга
Наум Вайман.
Рассыпанная речь.
– М.: Аграф, 2017.
– 144 с.
В простых реалистичных строчках («патруль отправился в объезд», «каменеют солдатские икры на последнем отрезке пути» etc.) чувствуются шаги нового государства. В разделе «Из записок новобранца» мы найдем немало рифм, опаленных огнем сражений: «…Там, перед смертью, словно черти,/ Пьяны от лезвия косы,/ Плясали вычурные смерчи/ Вдоль новой летной полосы».
Автор совсем не боится сильных жестов, пафосной речи, поскольку героика держит и укрепляет его: «Подняв хоругви сионизма,/ Врагу предъявим жерла виз –/ Возобновленная отчизна/ Избавит нас от укоризн».
В последующие десятилетия Вайман неоднократно возвращался к героической истории, переосмыслял ее и даже иногда иронизировал («щель обетованья» можем мы прочитать в поздних стихах). Но, конечно, не только война, но и мир стали темой для творчества поэта. И любовь во всех ее проявлениях зазвучала во весь голос: «Врой меня в эту синь./ Напои половодьем простора…// Ты видишь?/ Я твой/ безраздельно».
Вайман в какой-то момент отказался от регулярного стиха, примерил на себе костюм верлибра. Это видно и по приведенному выше тексту. Но полностью преодолеть ямбо-хореическую зависимость ему не удалось, и он писал то так, то так.
Читать книгу Ваймана интересно. И не только потому, что перед нами разворачивается летопись его отнюдь не заурядной жизни. Любопытно наблюдать, как культурные и природные пространства «входят» в его ментальность, как токи русской и еврейской культуры взаимодействуют между собой и живут в таком, например, отрывке: «Бренчу на гитаре да завываю:/ «Че-рный во-ооран, что ж ты вье-оошься…»/ Внизу/ раскрепощенная мразь/ животворящего зловонья обетования/ сипло орет соседу:/ «Коо-би! Коо-би! Маньяк! Це, це квар, мефагер!»,/ сбивая настрой безысходной российской удали».
Поэт назвал свой итоговый сборник «Рассыпанная речь». Но если пролистать книжку страница за страницей, то эта речь собирается: обозначает место и время. И вычерчивает путь писателя – от русских снежных равнин до Иудейских гор.

ЕВРЕЙСКИЙ МСТИТЕЛЬ ИЗ ДАВОСА

history

Еврейский мститель из Давоса


09.02.2017

Он хотел быть медиком, но стал убийцей. Он избегал публичности, но изменил ход Второй мировой войны. Он был осуждён всеми, даже семьей, но спас при этом 20 тысяч швейцарских евреев. Давид Франкфуртер – убийца нацистского «мученика» Вильгельма Густлоффа.
Вильгельм Густлофф родился в Шверине, маленьком городке на севере Германии, 30 января 1895 года. Он был высок ростом, но с детства слаб здоровьем, а может, и духом, поэтому в Первую мировую войнуотсиделся чиновником в местном банке, а в 1917 году перебрался в Швейцарию, где стал страховым агентом. Звезда невзрачного клерка взошла в 1929 году. Густлофф вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП), развернув активную политическую деятельность. В 1931 году он уже возглавлял созданное им же швейцарское отделение национал-социалистов в Давосе. А два года спустя ставший рейхсканцлером Германии Адольф Гитлер назначил Густлоффа ландесгруппенлейтером (региональным лидером) Швейцарии.
Давос превратился в нацистский центр Конфедерации. Густлофф вёл активную пропагандистскую работу, используя беспроигрышную и наиболее эффективную стратегию – играл на антисемитских настроениях общества. Именно он стал распространителем в Швейцарии известной фальшивки, изготовленной ещё царской охранкой, – «Протоколов сионских мудрецов». Вскоре уже более пяти тысяч швейцарцев, присягнувших на верность Третьему рейху, добивались под руководством Густлоффа присоединения своей страны к Германии. Не исключено, что дальнейший ход швейцарских событий мог пойти по австрийскому или судетскому сценарию, однако 4 февраля 1936 года все изменилось.
***
Свой 41-й и, как оказалось, последний день рождения Густлофф провёл в Берлине. В тот самый день, когда он принимал поздравления от друзей и соратников, из Берна в Давос выехал 27-летний студент-медик Давид Франкфуртер. Ему без труда удалось отыскать в телефонной книге адрес нацистского лидера, но пришлось ждать ещё пять дней, пока Густлофф не вернулся в Швейцарию.
Дверь открыла жена Густлоффа, фрау Хедвиг, она провела невысокого посетителя в комнату и попросила подождать: муж в своём кабинете заканчивал телефонный разговор. Через приоткрытую дверь Давид Франкфуртер увидел хозяина дома, сидевшего под большим портретом фюрера. До него донеслась сказанная по телефону фраза, что-то про «еврейских свиней». Затем Вильгельм Густлофф вошёл в кабинет, извиняясь за задержку.
– Я еврей, – сказал Франкфуртер, после чего пять раз выстрелил в Густлоффа – в голову, в шею и в грудь.
Под крики вдовы Хедвиг Давид Франкфуртер вышел из дома, постучал к соседям и попросил воспользоваться телефоном. Позвонив в полицию, он сознался в убийстве и сразу же отправился в полицейский участок, где хладнокровно и спокойно рассказал о своем преступлении во всех деталях.
***
Давид Франкфуртер родился в крошечном городке Даруваре, на юге Австро-Венгерской империи, в нынешней Хорватии. Его отец был раввином и вскоре возглавил еврейскую общину другого хорватского города, Винковци. Давид с детства страдал от тяжёлой болезни – воспаления надкостницы (плёнки, обволакивающей кость). Его часто мучили приступы ноющей боли. К 23 годам он перенёс семь операций. И всё же он с отличием окончил школу и был принят в Лейпцигский университет, начав учиться на стоматолога. Затем он продолжил учёбу уже во Франкфурте-на-Майне, городе, откуда происходила его семья.
Шёл 1931 год, национал-социалисты уверенно завоёвывали позиции и продвигались всё ближе к власти. Антисемитских акций и нападений на евреев становилось всё больше. Давид Франкфуртер, остро переживающий происходящее, попытался создать еврейскую студенческую организацию противников НСДАП. Однако спустя два года нацисты пришли к власти, и все еврейские студенты были изгнаны из университетов. Давид переехал в Швейцарию, поселившись в Берне, и продолжил обучение. Болезнь вновь дала о себе знать – его мучили тяжёлые боли, отнимая силы и доводя до отчаяния. 
В это время он и услышал о Густлоффе и его широкой деятельности. План созрел сам собой. Не исключено, что подготовка покушения и тщательное обдумывание деталей помогали справляться с приступами депрессии. В один из дней Давид узнал, что Густлофф опубликовал «Протоколы сионских мудрецов». Это стало решающим поводом. В предпоследний день января 1936 года, приобретя пистолет и купив билет на поезд в один конец, Давид Франкфуртер отправился из Берна в Давос.
***
Пропагандистский аппарат Геббельса выжал всё, что только можно, из резонансного убийства лидера швейцарских нацистов «еврейским злодеем». Событие выставили как очередное подтверждение теории заговора мирового еврейства против немецкого народа. Вильгельм Густлофф, возведённый в ранг мученика, превратился в «символ страдания». По всей Германии был объявлен траур, на государственных похоронах лично присутствовали фюрер и Геббельс. Именем Густлоффа были названы улицы и площади, а в родном Шверине даже установлен мемориальный комплекс. Год спустя в Гамбурге спустили на воду десятипалубный круизный лайнер, тоже названный в честь Вильгельма Густлоффа. В присутствии Гитлера вдова Хедвиг разбила «на счастье» бутылку шампанского о борт гигантского корабля.
Призывы отомстить немецким евреям за смерть Густлоффа, заботливо подсказываемые обществу специалистами Геббельса, раздались практически сразу. Однако Гитлер приказал подождать с ответом. Летом должны были состояться Олимпийские игры в Берлине. Фюреру не нужны были лишние проблемы. Но три года спустя об убийстве Густлоффа вспомнили на фоне убийства Эрнста фон Рата в Париже польским евреем Гершелем Гриншпаном. И это стало формальным поводом для «Хрустальной ночи». Впрочем, очевидно, погром состоялся бы и в ином случае.
***
Большая часть европейских евреев осудила поступок Франкфуртера. В том числе и отец Давида, горестно вопрошавший сына на тюремном свидании: «Кому это всё было нужно?!» Хотя, по мнению израильского исследователя Холокоста Меира Шварца, убийство Густлоффа в конечном итоге лишило Гитлера возможности организовать аншлюс Швейцарии и, таким образом, спасло, по меньшей мере, 20 тысяч швейцарских евреев от смерти.
Власти страны постарались представить покушение как исключительно уголовное преступление, абстрагировавшись от идеологического контекста. Франкфуртер был приговорён к 18 годам заключения, лишению швейцарского гражданства и изгнанию из Конфедерации навечно после отбытия тюремного срока.
***
В 1941 году нацисты, оккупировав Винковци, добрались до отца Давида Франкфуртера. Солдаты таскали раввина за бороду, плевали в лицо и били прикладами. Позже он был убит усташами в концлагере Ясеновац. Неясно, были ли они в курсе, что это и есть отец убийцы Густлоффа. В конце концов, это была участь всех евреев.
Лайнер «Вильгельм Густлофф» был потоплен советской подводной лодкой в Балтийском море 30 января 1945 года – точно в пятидесятилетний юбилей несостоявшегося гаулейтера Швейцарии и ровно 12 лет спустя прихода Гитлера к власти. Вместе с судном затонули и все его пассажиры –около девяти тысяч беженцев, спасавшихся от советского наступления в Восточной Пруссии. С точки зрения количества жертв, это, вероятно, самое трагическое подобное событие в морской истории, хотя и относительно неизвестное.
Гибель судна «Вильгельм Густлофф» стала центральным событием романа «Крабьим шагом», написанного в 2002 году бывшим бойцом 10-й танковой дивизии войск СС, лауреатом Нобелевской премии по литературе 1999 года Гюнтером Грассом. В 2012 году Грасс опубликовал памфлет «То, о чём должно быть сказано», в котором назвал Израиль «страной, несущей угрозу миру». Тогда же Грасс был объявлен в еврейском государстве персоной нон грата.
***
Всю войну Давид Франкфуртер провёл в швейцарской тюрьме. Отсидев около половины срока, он направил в феврале 1945 года прошение о помиловании, которое к лету было удовлетворено. Франкфуртер был выпущен из тюрьмы с условием покинуть Швейцарию, оплатив все судебные издержки. В 1969 году кантональный парламент кантона Грабюнден отменил Франкфуртеру изгнание.
Но Давид не воспользовался великодушием кантона. Сразу же после освобождения он, в числе других нелегальных репатриантов, достиг Палестины. Женившись на девушке, с которой познакомился в транзитном лагере, Давид Франкфуртер обосновался в Тель-Авиве, вступил в «Хагану», участвовал в Войне за независимость, а впоследствии служил в министерстве обороны.
Он противился прославлению своей акции, но тем не менее опубликовал две книги воспоминаний – «Возмездие» на немецком языке и «Первый борец с нацизмом» на английском. Когда он был ребёнком, врачи считали, что с его болезнью он умрёт ещё в детстве, но Давид Франкфуртер прожил более семи десятков лет, скончавшись в Рамат-Гане в 1982 году. Его именем в Израиле названы улицы и парки.

Александр Непомнящий

ИНТЕРВЬЮ ПИДОРА

Экс-священник Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Что значит для священника потерять веру? Легко ли бросить преподавание и стать пекарем в Лондоне? Как можно верить в Бога и в Дарвина одновременно? Самарский священник Артем Вечелковский, покинувший Россию полтора года назад, рассказал «Снобу» о своей жизни беженца, гей-сообществе РПЦ и оскорблении чувств верующих


+T-
Фото из личного архива
Фото из личного архива
СКак и когда вы осознали свою гомосексуальность?
Помню, отец везет меня на санках в детский сад, навстречу идет мужик, и он мне нравится. В этом чувстве сексуального — ноль, но он мне нравится. А в пубертатный период я все понял. Проблем с принятием себя у меня не было. Я очень доволен, что я — пидор. Никогда не хотел быть кем-то другим. Даже мысли не было о женщинах. Уточню, что для меня «пидор» — не ругательное слово, я его несу как знамя.
СКогда вы были священником, вы не чувствовали внутреннего диссонанса из-за сексуальной ориентации?
Никогда. Я искренне верю, что Бога в последнюю очередь интересует, в кого я влюбляюсь и с кем сплю.
СЕсть ли какое-то гей-комьюнити среди священнослужителей?
Есть, но я никогда не принадлежал к нему. Я не тусуюсь с людьми только потому, что у меня с ними одна сексуальная ориентация. В церковной среде мне были интересны многие люди, но я бы не стал с ними общаться только потому, что они — пидоры, прости Господи.
СВстречались ли вы с другими священниками-геями?
Встречался, но мы обычно не обсуждали нашу церковную жизнь, быт, потому что мы всегда в одном котле варились.
СМожет, обсуждали притеснения по ориентации?
Я вас умоляю, какие притеснения! Пидору в церкви свобода и простор! Это такое оруэлловское двоемыслие. Рядовое отношение церкви к геям гораздо терпимее, чем это декларируется. В семинарии про меня знали все.
СКакое место отношения занимали в вашей жизни, когда вы были священником?
Самое большое и отчаянное. У меня была регулярная насыщенная половая жизнь, если вас это интересует. У меня случались и длительные отношения, и разовые. Я, в общем, считаю себя в этом отношении не очень счастливым. Всякое было.
СА почему вы стали священником?
Еще полтора года назад я бы ответил на этот вопрос по-другому. Сейчас скажу просто: дурак был! В 23 года я только что отучился на филолога. Через два-три месяца после получения диплома пошел в церковь, пел на клиросе, еще через полгода поступил в Самарскую духовную семинарию, а через два года меня рукоположили. 11 лет я преподавал в духовной семинарии английский и факультативный испанский, потом на меня повесили древнегреческий, основное богословие и древнееврейский. В конце концов, все закончилось Новым Заветом. Преподавать мне нравилось безумно, я был счастливым человеком, в том смысле, что занимался делом, которое люблю и знаю.
Фото из личного архива
Фото из личного архива
СВ одном из интервью вы называли себя сторонником теории Дарвина. Боролись ли в семинарии с вашими прогрессивными взглядами?
Однажды на лекции кто-то спросил меня про Дарвина, и я ответил. Какой скандал был! Созвали методический совет, но я вышел победителем: сделал выписки из святых отцов, современных богословов. Все улеглось, пока кто-то снова не написал донос. Система анонимных доносов в нашей среде — мейнстрим: не написал доноса, так, может быть, ты и не настоящий православный. В общем, мне архиерей запретил на эту тему говорить: думай, что хочешь, но просто не говори об этом студентам. Но студенты люди вполне себе адекватные, кто хотел услышать, тот услышал.
Чтобы признавать теорию эволюции, не надо быть прогрессивным, достаточно быть здравомыслящим. Отрицать эволюцию в современном мире — все равно что отрицать гравитацию или электричество.
СКак вы потеряли веру в Бога?
Верующим я стал в одно мгновение. Это как болезнь. А вот выздоровление… трудно уловить этот переломный момент. Я тогда еще преподавал, много читал. Когда у тебя есть иллюзии, и они рушатся, трудно взять и сразу уйти. Столько лет на это было положено. Я чувствовал ответственность за студентов, которых не хотел бросать, и прихожан, которые меня любили. Поэтому за этот донос (огласку гомосексуальности. — Прим. ред.) — большое человеческое спасибо: без внешнего толчка я даже и представить не могу, сколько бы еще это продолжалось. Как это: быть попом — и вдруг оказаться неверующим! У меня в душе не образовалось пустоты, просто пришла некоторая трезвость. Сейчас я абсолютный атеист.
СА как именно вы верили?
Как нормальный православный христианин, без упоротого фанатизма, который к православию никакого отношения не имеет. Это просто люди от невежества заменяют отсутствие знаний всякими ритуалами, которые делают их в их собственных глазах очень важными. Поэтому сфера ритуального постоянно расширяется. Сначала были короткие посты, сейчас большая часть года — посты. Это было и у меня в какой-то период неофитства, потом пришла некоторая трезвость и осведомленность.
СВ чем вы разуверились сначала? В христианстве или в церкви как в институции?
Разочарование шло параллельно и в вере, и в церкви. Знаете, мы же очень приветствовали патриаршество Кирилла, но вскоре наступило большое разочарование. Мы совершенно не того патриарха выбирали. Кирилл декларировал свободы, продвижение в епископат ученого монашества, а потом все сдал назад. Опять пошли в епископы такие люди, которым я бы руки не подал. Потом началось закручивание гаек и выстраивание церковной вертикали власти, когда есть только одно мнение — патриаршее, а все остальные либо должны переменить свое мнение, либо заткнуться. Это стало отрезвляющей пощечиной.
СВы уже полтора года в Лондоне. Тяжело было на новом месте?
Первые дни на улице ночевали. Потом друзья друзей нас приютили. И мы два дня у одного жили, три дня у другого. По рукам ходили до декабря 2015 года, пока не получили жилье. А в апреле 2016-го я получил статус беженца. Мы изначально в Лондон не хотели ехать, просто виза была британская. Но сейчас я бы никуда отсюда не уехал. Я полюбил Лондон.
СНа что вы жили первое время?
Сначала тебе предоставляют жилье и пособие. Оно по британским меркам скромное — 35 фунтов в неделю. Но здесь трудно умереть с голоду: много где на улицах раздают пищу для бездомных. После получения статуса беженца тебе на первое время также выделяют средства на аренду жилья. Я вообще человек неприхотливый в бытовом смысле. Меня все устроило. Сейчас я живу в Хакни. Отсюда 10 минут на метро до Сити, где я работаю.
СКем и где вы работаете?
В кафе EAT. Это сеть, она специализируется на выпечке багетов и приготовлении горячих супов. Мы делаем все по очереди: и готовим, и за кассой стоим, и убираем. Зарплата скромная, но на жизнь хватает. Плюс я не плачу налоги, потому что в Британии ты платишь налоги, только если у тебя зарплата выше определенного уровня. Более того, каждую неделю я получаю 60 фунтов такс-кредита от государства.
СВы были священником, преподавателем в семинарии, а стали пекарем в забегаловке. Не страдаете от потери статуса, как многие эмигранты?
Вы прямо как моя мама! Она сильно скорбит. А я нет. Я закончил кулинарный колледж и теперь профессиональный повар. Готовлю и подаю еду, которую я люблю. Мне нравится повседневная еда, и я счастлив безумно! Я понимаю, что это все временно и, возможно, я вернусь в образование. Но пока не хочу никакой ответственности, не хочу, чтобы у меня болела голова. Надо пока оглядеться, прижиться, чтобы не бросаться слишком в глаза. Я никогда не гонялся за статусом, карьерой. И в церкви тоже занимался своим делом. Когда у меня спрашивали, хочу ли я стать епископом, я отвечал, что хочу остаться порядочным человеком.
СОбщаетесь ли вы с русскими в Лондоне?
Я не выбираю людей по национальности или ориентации и национальности. Мне либо интересен человек, либо нет. У меня есть пара русских знакомых, но на работе меня окружают португальцы, мексиканцы, поляки, испанцы...
СЗанимаетесь ли вы гражданским активизмом? Например, в поддержку ЛГБТ.
Тогда не занимался: ты либо священник, либо активист. А сейчас я, может, и рад бы, но меня останавливает необходимость кооперации с другими активистами. Это часто такие же фанатики, только под другим флагом. Ну, или это мне просто такие истеричные активисты попадались.
СКак вы относитесь к однополым бракам и к усыновлению детей однополыми парами? Ведь есть гомосексуалы, которые резко отрицательно относятся к обеим инициативам.
Геи, которые относятся к гей-бракам плохо, — просто ***** . Идея гей-брака не в предоставлении прав, а в равноправии. Я говорил это еще своим студентам. Ты можешь не вступать в брак, но тот, кто хочет вступить в брак, должен иметь такую возможность. Брак дает некие юридические права. Например, вы прожили всю жизнь вместе, ближе нет никого, один умирает, и наследство переходит к любому родственнику, но не вам, потому что для государства вы не супруг, а чужой человек. В больнице вы не имеете права к нему пройти. Принимать жизненно важные решения по его здоровью будут троюродные бабушки, но не вы. На суде вы обязаны будете свидетельствовать против него, потому что не свидетельствовать могут только супруги и родители. То же и с усыновлением детей. Только человек с больным воображением может представить, что одинокому ребенку в детдоме будет лучше, чем у двух любящих его людей.
СКак вы думаете, придет ли РПЦ к принятию однополых браков?
Через пару сотен лет. Россия отстает в церковном вопросе, но нельзя остановить развитие общества. В Норвегии однополым парам на днях разрешили венчаться. Так там очереди выстроились. Церковь столько денег получает. Наши, как сообразят, тоже подключатся, просто они еще не поняли всей выгоды.
СЧто вы думаете об оскорблении чувств верующих?
Чувства верующего оскорбить невозможно — я говорил об этом, еще когда был священником. Никто не знает, чем отличаются чувства верующего от всех остальных и почему они так исключительны. Они такие девы, что ли? Чуть что и сразу оскорбляются? Так это чем угодно можно оскорбиться, только дай повод.
СПо России не скучаете? Нет желания вернуться?
У меня есть стол, стул, кровать, мне больше ничего не надо. Я не привязан к березкам. Совершенно не скучаю.С
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..