понедельник, 23 мая 2016 г.

ПОЗОРНЫЙ ПРИКАЗ

Jewish.ru

Позорный приказ


23.05.2016

Вопрос, кто же отдал приказ начать операцию, так и остался невыясненным по сей день, несмотря на семь проведённых расследований. Операция провалилась, задержанных пытал скрывающийся в Египте начальник варшавского гестапо Леопольд Глейм. После почти полугода пыток двое покончили жизнь самоубийством. Еще двое по приговору египетского суда были повешены.
Подполковник Мордехай Бенцур командовал подразделением 131-го отдела «Аман» военной разведки Армии обороны Израиля. Отдел отвечал за диверсии во вражеских государствах во время военных действий. В конце мая 1954 года Бенцур выехал в Париж, где встретился с агентом Аври Эльадом, курировавшим подпольную сеть в Египте. «Миссия, как она была разъяснена мне главой военной разведки, – записал спустя полгода Бенцур в своём рапорте, – состояла в том, чтобы подорвать доверие Запада к существующему [египетскому] режиму путём создания общественной нестабильности и действий, которые приведут к арестам, демонстрациям и акциям мести. При этом тщательно скрывая израильскую причастность и направляя подозрения на любые другие возможные силы. Смысл – сорвать предоставление Западом экономической и военной помощи Египту… О покушениях на отдельных людей или массовых убийствах речь не шла…»
***
Летом 1952 года группа молодых националистически настроенных египетских офицеров совершила военный переворот. Новая власть взяла курс на изгнание британских войск, располагавшихся в зоне Суэцкого канала. США активно поддержали египетских националистов, укрепляя свой мировой авторитет за счёт умирающей Британской империи.
В Израиле вся эта ситуация вызывала немалую тревогу. Стоявшая возле канала британская армия создавала своего рода буфер между еврейским государством и сильнейшей арабской страной. Уход англичан не просто оголял израильскую границу, но и вдохновлял амбициозных лидеров Египта на «новые победы». Кроме того, он создавал непосредственную угрозу и судоходству из Израиля в Индийский океан. Дипломатические методы, которыми попытались было действовать израильтяне, результата не принесли. И тогда в недрах «Амана» возникло решение сорвать переговоры, идущие между Британией и Египтом под патронажем США, весьма сомнительным способом. А именно – устроить диверсию против британских и американских целей так, чтобы подозрения легли на «Братьев-мусульман», коммунистов или других египетских радикалов. По плану, это спровоцировало бы эскалацию конфликта между Египтом и Британией и в конечном счёте привело бы к срыву переговоров.
Для операции решили использовать молодых еврейских добровольцев, готовых помочь Израилю. Большинство из них принадлежали к семьям, пострадавшим от многочисленных погромов в Египте. Во главе стояли 28-летний караим доктор-хирург Еврейской больницы в Каире Моше Марзук и 26-летний профессор инженерии из Александрии Шмуэль Азар.
В июле состоялись первые акции. Самодельные бомбы были взорваны в почтовом отделении Александрии, а также в александрийском и каирском отделениях библиотеки Информационного агентства США. Во всех случаях бомбы с отложенным механизмом детонации закладывались незадолго до закрытия учреждений – они не приводили к травмам или смерти людей, но и ущерб в итоге нанесли незначительный.
А 23 июля, во вторую годовщину военного переворота, один из участников подполья Филипп Натансон был схвачен в Александрии по пути в кинотеатр «Рио», принадлежащий британцам. Бомба, которую он туда нёс, взорвалась раньше времени у него в руках. «Не волнуйтесь, не волнуйтесь! Мы ждали их. Это те, которые подожгли американскую библиотеку», – сообщил собравшейся вокруг раненого Натансона толпе полицейский. При обыске в футляре для очков у него нашли взрывчатку, а дома – фальшивые документы, самодельные взрывные устройства, негативы с изображением военных объектов, мостов и прочих целей. Вскоре была накрыта и арестована вся сеть, включая и двух израильских агентов Меира (Макса) Бинета и Йосефа Кармона. У студента Виктора Леви был обнаружен миниатюрный радиопередатчик, второй нашли в багажнике машины доктора Марзука. Кроме того, при обысках у членов группы были изъяты карты с отмеченными целями и ротапринт (небольшая копировальная машина).
В египетской контрразведке, как и в других силовых структурах страны, работало немало нацистов, скрывшихся от правосудия под защитой симпатизирующего им правительства египетских националистов. Так, Меира Бинета пытал бывший командир личной охраны Гитлера и начальник варшавского гестапо Леопольд Глейм, скрывавшийся в Египте под именем Наим аль-Нахер. После почти полугода пыток и допросов Бинет и Кармон покончили жизнь самоубийством. В январе 1955 года Моше Марзук и Шмуэль Азар по приговору египетского суда были повешены. Ещё двоих освободили за недостатком улик, а шестеро остальных получили тюремные сроки – от семи лет до пожизненного заключения. Лишь в 1968 году, после Шестидневной войны, последних из тех, кто к тому времени всё ещё продолжал находиться в заключении, Израиль обменял на пять тысяч оказавшихся в его распоряжении египетских военнопленных.
Следует заметить, вся операция была подготовлена из ряда вон непрофессионально. Не был разработан план на случай провала, не соблюдалась должным образом конспирация, очевидно, и подготовка участников подполья была недостаточной. «Нас готовили к шпионажу, учили собирать информацию, а не устраивать диверсии», – вспоминал впоследствии Роберт Дасса, один из освобождённых в 1968 году участников подполья. При этом куратор египетского подполья Аври Эльад был известен как человек крайне сомнительной репутации. Именно он, по мнению Давида Кимхи, занимавшего спустя годы должность в руководстве «Моссада», и был двойным агентом, чьё предательство привело к провалу операции «Сусанна». Эльад покинул Египет уже после ареста всех остальных агентов. А в 1957 году он, продолжавший работать уже в Европе, был уличён в контактах с египетской разведкой. В 1960 году его приговорили к 12 годам тюремного заключения. Освободившись спустя десять лет досрочно, он покинул Израиль, поселился в США и умер там в 1993 году, так и не признав своей роли в раскрытии агентурной сети в Египте.
***
В Израиле же провал операции инициировал грандиозный политический скандал. По фамилии министра обороны он получил название «Дело Лавона», навечно связав имя этого политика с одной из самых позорных и неудачных операций израильских служб безопасности. Как говорил Джон Кеннеди: «У успеха множество отцов, а неудачи – всегда сироты». Вопрос, кто же отдал приказ начать операцию, так и остался невыясненным по сей день, несмотря на семь проведённых расследований. Глава «Амана» Биньямин Гибли и министр обороны Пинхас Лавон впоследствии обвиняли друг друга в лжесвидетельстве и подтасовке документов. Гибли утверждал, что действовал по приказу Лавона, Лавон же это отрицал, уверяя, что приказа не было и Гибли провернул акцию за его спиной.
По мнению одного из патриархов израильской журналистики Амнона Лорда, из рассекреченных лишь в мае прошлого года армейских документов можно сделать вывод, что Лавон действительно не знал об операции, предпринятой Гибли, и не давал указания задействовать египетскую сеть для проведения диверсий. «…Несмотря на то, что Лавон был впоследствии представлен как человек мрачный и неуравновешенный, безответственный авантюрист, – написал Лорд, – на очной ставке с Гибли именно он кажется тем, кто говорит правду. А вот Гибли, мягко говоря, выглядит запутавшимся и неубедительным. Среди опубликованных документов есть рапорт, переданный Гибли начальнику генштаба Моше Даяну, полный многочисленных зачёркиваний и дописанных от руки исправлений, и другой – тот же рапорт, но уже после переписывания задним числом и согласования с версией о том, что именно Лавон дал то самое указание…» В конечном итоге в 1955 году Гибли был уволен с должности главы военной разведки, а Лавон подал в отставку.
***
Вряд ли «Позорное дело» способствовало улучшению отношений между Иерусалимом и Лондоном. Однако в реальной политике сантиментов не существует. Тем более что Британия в итоге не стала поддерживать Египет и без усилий со стороны израильтян. Не прошло и двух лет, как еврейское государство и Англия не только помирились, но и провели совместную с Францией военную акцию против египтян – Синайскую кампанию. Британцы попытались таким образом вернуть себе национализированный Насером Суэцкий канал, а Израиль – Синайский полуостров, который англичане помешали израильтянам захватить за восемь лет до этого во время Войны за независимость.
Однако совместное политическое давление США и СССР, перехвативших мировое лидерство во второй половине XX века, лишило Британию результатов победы и вынудило Израиль отступить с Синая. Тем не менее молниеносная и успешная война, проведённая еврейским государством, стала первым серьёзным доказательством, что молодая страна превратилась в региональный фактор. И хотя претенциозные планы Бен-Гуриона разбились о жёсткую позицию США, с этого момента всем стало ясно, что Израиль – это «всерьёз и надолго».
***
В результате провала операции в начале 60-х армейское подразделение 131 было передано под управление «Моссада» и превратилось впоследствии в хорошо известный отдел «Кейсария». А «Дело Лавона» продолжало лихорадить израильскую политику ещё целое десятилетие, оказав влияние и на отставку Бен-Гуриона в 1963 году. При этом, по крайней мере, часть армейского и политического руководства постаралась сделать всё возможное, чтобы замять историю, долгое время используя для этого и военную цензуру.
Не исключено, что именно поэтому после окончания Синайской кампании в 1956 году командующий Армией обороны Израиля Моше Даян не приложил усилий, чтобы добиться освобождения находившихся в египетской тюрьме участников подполья в обмен на тысячи египетских военнопленных, в том числе египетского губернатора Газы генерала Дигауи. Отказался он от этого и в 1967 году, уже будучи министром обороны, когда в плену у Израиля опять оказались многочисленные египетские военные. На этот раз, однако, вмешался глава «Моссада» Меир Амит, под началом которого теперь числились агенты подразделения 131. Его усилия и привели к освобождению в 1968 году последних заключённых. А в 1977 году в рамках переговоров между Израилем и Египтом, завершившихся подписанием мирного соглашения, тела двух казнённых руководителей подполья были также переданы в Израиль и захоронены с почестями.

Александр Непомнящий

НЕ ЕШЬТЕ СОВСЕМ БЕЗ СОЛИ

imageГруппа ученых под руководством Эндрю Менте (Andrew Mente) из Макмастерского университета показала, что диета с низким содержанием соли, вопреки распространенному мнению, не является полезной и даже может увеличить риск сердечно-сосудистых заболеваний. Результаты работы опубликованы в журнале Lancet. Пресс-релиз доступен на сайте университета.
В международном исследовании приняли участие более 130 тысяч человек из 49 стран мира. Ученые пытались найти связь между низким потреблением соли и заболеваниями сердечно-сосудистой системы, включая нарушения в функциях сердца и инсульты. Сравнивались люди с повышенным и нормальным артериальным давлением.
Результаты продемонстрировали, что вне зависимости от кровяного давления потребление продуктов с низким содержанием натрия связано с большим количеством сердечных приступов, инсультов и смертей, чем со средним содержанием соли. Однако снижение употребления большого количества соли до умеренных доз все же необходимо для людей с гипертензией.
Данные показали, что существует предел, ниже которого содержание соли становится небезопасным. В то же время, высокие дозы натрия вредны, как представляется, только для тех, кто страдает от высокого давления. По оценкам исследователей, лишь только десять процентов населения во всем мире должны снизить употребление соли, остальным же эта диета не принесет пользы.
В настоящее время диетологи советуют снизить долю соли в своем рационе в целях сохранения здоровья, однако это, наоборот, может усугубить проблемы с сердцем и сосудами. Однако по данным Всемирной организации здравоохранения систематический прием избыточного количества соли — более пяти грамм в день — все же приводит к повышению давления.
lenta.ru

у них головы «больше» и мозги «тяжелее»


303325_378224712209312_519266353_n
Меня никак не перестаёт удивлять то постоянство, с которым государственные мужи объясняют причины дороговизны жилья. Естественно, на первом месте выступает её величество бюрократия, порождённая самим же государственным устройством. Все разводят руками и удивляются, как можно пять лет получать разрешение на строительство. И, когда это звучит из уст министра финансов и самого премьер-министра, то назвать подобную ситуацию просто смешной, никак невозможно. Этот государственный абсурд, медленно переходящий в маразм объяснить невозможно.
Министр финансов господин Кахлон вводит все новые и новые планы, предназначенные для снижения цен на жильё, а “строительный воз” не только не стоит на месте, а существенными “прыжками” для кармана простых израильтян продвигается вперёд к заоблачным ценам.

Мне всегда казалось, (если я ошибаюсь, пусть меня поправят специалисты), чем быстрее произойдёт процесс согласований, проверок и утверждений, тем быстрее строительные подрядчики начнут строить дома. А если будет много предложений, то и цена естественным образом снизится.
Даже простому обывателю, это ясно как “божий день”.

Но бороться с собственным бюрократизмом практически невозможно. Он вечен и непобедим. Но периодически обуздаем. Но кому захочется «натягивать вожжи?»
Нет, я конечно же понимаю, что такой простой подход кого-то очень сильно не устраивает. Лоббистов в жилищной отрасли хоть отбавляй. Да и само государство от подобного положения дел имеет немалую выгоду. Только деятели государственной власти не должны думать только о собственной выгоде, но и понимать, что государство – это не только они, но и более семи миллионов жителей Израиля.
Написал эти строки и захлебнулся от упоения собственной наивностью, пафосом и, несомненно, глупостью. Ну, кто этих истин не знает?! Если у тебя, не дай Б-г, чешется правая рука, то устрани неудобство левой. Если мешает государству его же бюрократия, то её необходимо уничтожить. Пусть не до конца, но наполовину обуздать можно?! Была бы на это решимость, воля и хорошие сотоварищи-единомышленники. А таковых на словах огромное количество.

Конечно же, есть еще много путей реального снижения стоимости жилья. Не могу не привести в этой связи слова генерального директора компании Hirsh israel, специалиста по недвижимости Максима Бабицкого: “Вместо того, чтобы бороться с подорожанием путём наращивания оборотов строительства и сокращения бюрократических процессов, наше правительство не устает рапортовать о замораживании рынка и снижении цен. Однако внезапно в конце года выясняется, что цены поднялись на восемь с половиной процентов! Все показные действия, подкреплённые сомнительными экономическими расчётами, приводят к отрицательному результату”.
И с этим трудно поспорить.
Вернёмся к министру финансов и премьер-министру. Не забудем и наших славных законотворцев. Кто им мешает принять такие законы, которые сократили бы сроки оформления любого строительства хотя бы до двух лет?! Кто им мешает продавать землю строительным компаниям по удобоваримой цене?!
Понимаю, что от этих сокращений не должны пострадать социальная сфера и другие дотационные направления жизни жителей государства. А как соединить “коня и трепетную лань” политикам лучше знать. Для этого они пошли во властные структуры. Значит, думали, что у них головы “большие” и мозги тяжелее, объемней, чем у нас смертных. Во всяком случае, они об этом нас убеждали во время предвыборной агитации. Пусть теперь оправдывают наши надежды.
Не в состоянии? Так зачем же Вы, господин Кахлон, нас убеждали в обратном?! Мы, наивные, думали, что наконец-то, пришёл во власть социальный министр финансов, а Вы оказались таким же “борцом с мелочами”, как и все остальные. Произвести разумную революцию в экономике страны Вы так и не решились. Впрочем, как и Ваш бос, некогда прослывший, как Спаситель израильской экономики.

Цитата от специалиста Бабицкого: “Удивляет наивность и вопиющий непрофессионализм израильских политиков. Казалось бы, сотни экономистов уже давно высказали свои рекомендации, как именно можно снизить цены на жилье. Однако вместо увеличения количества продаваемых участков для строительства, власти продолжают играть в пасьянс – перераспределять земли. Две трети участков отдается под льготное строительство. Оставшийся одной трети явно не хватит для сдерживания роста цен. В связи с этим количество построенных квартир на свободном рынке резко уменьшится, и цены вновь поднимутся, потянув за собой также и цены на льготные квартиры”.
Вопрос с понижением цен на жилищном рынке не единственный, который возможно решить в нашем обществе при желании руководства страны и решимости пойти против разного рода интересантов и лоббистов.
Не менее важным является решение пенсионной проблемы репатриантов. Особенно, из бывшего СССР. Но господин Кахлон, по всей видимости, желая сорвать или свести на нет усилия партии “Наш дом Израиль”, данную проблему желает сделать общегосударственной и привязать к решению данного вопроса всех израильтян. Только он не желает учитывать тот факт, что репатрианты приехали в страну без сбережений и начинали все с огромного Ноля. А у местного населения были в распоряжении квартиры, дома, родительские сбережения и собственные финансы. Да, что тут говорить?! Итак, все ясно. Но Кахлон искусственно утяжеляет решение проблемы, желая зарубить её на корню.
Его преданно поддерживает русскоязычный депутат партии министра финансов госпожа Плосков, которая убеждает нас в том, что проблема десятилетиями не решалась, и теперь, её надо решать постепенно. Но мы то знаем, что значит у нас в стране постепенное решение проблемы!
Если уж так необходимо решать “постепенно” проблему пенсий для репатриантов, то почему же сначала не решить её для наиболее нуждающейся части общества, которая вышла ни с чем на пенсию или выйдет через год-два?! Сперва решите вопрос с репатриантами из стран бывшего СССР, а на следующем этапе решайте вопрос с местными.
Но госпожа Плосков не думает так. Она следит только за тем, чтобы по русскоязычному радио на первом месте прозвучало её имя, как главного благодетеля русскоязычной алии.
   Анатолий Петровецкий
главный редактор сайта “Ришоним”

ЕВРЕЙСКИЕ ШТАНЫ

Еврейские штаны

Мало кто помнит сейчас, что в начале 19-ого века в маленьком баварском местечке Баттенхайм, расположенном на юге Германии жила семья торговца в разнос Герша Штрауса. Нельзя сказать, что коммерческие таланты отца были уникальны – семья была небогата. У Герша, родившегося в 1780 году, было шестеро детей и жена, Ребекка Хаас, родившаяся в 1799 году, которая, как и в каждой традиционной еврейской семье, занималась домом и воспитывала детей. Детей звали Яков, Фейга, Липман, Мойла, Йона и Рэйзл.
Дом, в котором жила семья Штраус
В пинкасим (синагогальных записях) местной синагоги зафиксировано - 26 февраля 1829 года в этой семье родился седьмой ребенок - младший сын, Лейб. Собственно это событие, кроме радости, ничего более семье не принесло. С материальной точки зрения жить стало труднее.
Вид синагоги в Баттенхейме
Германия же в это время все еще представляла собой конгломерат тридцати шести отдельных государств, сохранивших, как пишет историк, «все тягостные особенности феодального мелкодержавия». В Баварии (что не было тогда исключением, а скорее правилом), действовали законы, по которым размер еврейского населения каждой общины был точно установлен и без особого разрешения правительства не мог быть ни в коем случае увеличен. Так что еврей из одного города не мог жениться на еврейке из другого, а тем более рожать детей, увеличивая тем самым число членов общины. К тому же магистраты и местные власти многих городов постоянно злоупотребляли этим законом, всячески уменьшая установленные ими цифры «еврейских душ» в своем упорном стремлении совершенно освободиться от евреев. По выражению баварских евреев, «путь к свадебному балдахину лежит через гроб единоверца, оставляющего вакансию в книге переписи».
Баварский немец
Немецкий еврей
Баварские евреи, наподобие почти крепостных, были прикреплены к земле. В это же время во всех немецких княжествах перманентно происходили погромы, в которых власти часто обвиняли самих евреев как «нарушителей общественного спокойствия». Все это делало положение баварских евреев невыносимым. Поэтому именно из Баварии, как ни из одного другого немецкого княжества, шел год от года, постоянно увеличиваясь, беспрерывный поток еврейских эмигрантов. Наконец, и семья Штраус задумалась об эмиграции. Естественно, первыми вызвались ехать молодые - старшие сыновья семьи Штраус решили покинуть свою неприветливую родину.
В путь!
А в это время в мире происходили следующие события - на британский престол взошла 18-летняя королева Виктория, ставшая родоначальницей правящего и поныне дома Виндзоров, на острове Святой Елены уже умер Наполеон, во Франции уже произошла еще одна революция, в далекой России правил Николай Первый, родился Чайковский, Лермонтов был отправлен служить на Кавказ, до гражданской войны в США оставалось еще долгих двадцать лет, а пока Америка процветала – осваивала дикий Запад, строила железные дороги и принимала поток эмигрантов из Европы.
Добро пожаловать в Америку!
Куда же ехать? Конечно, в эту «новую обетованную землю», в Америку! После долгих споров, братья отправились одни, семья Штраусов осталась в Баттенхейме. Но в 1847 году от туберкулеза умер глава семейства – Герш, и мать с сестрами и младшим 18-летним Лейбом в том же году решила отправиться за океан к сыновьям.
Семья остановилась в Нью-Йорке, этой тогдашней Мекке эмигрантов со всего мира. В этом городе старшие братья Иона и Липман (теперь уже Джонас и Льюис) открыли мануфактуру, а попросту – магазинчик, торговавший в основном тканями и еще всякой всячиной. Нельзя сказать, что их бизнес особо процветал на этой новой родине, но, во всяком случае, концы с концами они сводили.
Золотая лихорадка
Первое, что сделал их младший брат оглядевшись, это, по примеру братьев, изменил свое имя на американский манер. И действительно, как это эти американцы смогут выговорить – Лейба Штраус? То ли дело, когда вместо Лейба – Леви, а вместо Штрауса – Страус! Второе, что он сделал – откликнулся на событие, которое было тогда подобно разорвавшейся бомбе – в Калифорнии нашли золото. Золотая лихорадка охватила Америку. О Калифорнии и о том, как разбогатеть за один день на найденном золоте, мечтали все – молодые, старые, больные, здоровые, добропорядочные граждане и отпетые гангстеры.
Лейб изо всех сил принялся уговаривать всю семью отправиться в Сан-Франциско. Но, видимо, у старших братьев в крови было меньше авантюризма. Правда, один из родственников, как гласит легенда, все же отправился в Калифорнию с самой первой волной золотоискателей. Так что Лейб собирался последовать по его стопам.
Наконец, семья согласилась послать Лейба на разведку, на это солнечное и тогда совершенно дикое Западное побережье. Братья дали Лейбу с собой кучу товаров. В принципе, они договорились, что Лейб попробует открыть в Калифорнии магазинчик по продаже тканей, которые ему будут посылать братья из Нью-Йорка. И Лейб (а теперь уже – Леви) отправился в путешествие.
Для того, чтобы достичь заветной цели надо было совершить путешествие на другую сторону континента. А для этого необходимо было всего лишь пересечь поперек все прерии, перевалить через хребты Скалистых гор, а главное не попасть в руки сильнейшему союзу племен Дакота-сиу и их вождям – знаменитому Сидящему Медведю и Бешеной Лошади, которые на тот момент были в состоянии войны с бледнолицыми. Желательно было также не встретить на одной тропе индейцев племен черноногих, кроу и шайеннов, хотя бы для того, чтобы с не расстаться с собственным скальпом.
Вожди Дакота-сиу
Уж не говоря о том, что в этом путешествии надо было избежать стычек с бесконечными бандами разорившихся фермеров и ковбоев, которые представляли из себя в то время группы отчаянных головорезов, заполнивших все пространство Великой Долины и грабивших всех подряд. А ведь надо было еще сохранить свой товар, чтобы выгодно продать его в Сан-Франциско.
Дикий Запад
После долгих размышлений Леви решил не рисковать. Он, как пишет исследователь, «выбрал морской маршрут. Он доплыл до Колона, на мулах пересек Панамский перешеек и снова сел на корабль, направлявшийся на сей раз не на юг, а на север. И вот его глазам открылось фантастическое зрелище: Золотые ворота и залив, битком набитый разношерстными посудинами искателей шального счастья.
Сан Франциско 1850 год
Сан-Франциско гудел как улей. Лихие дела тут творились. Там, где много золота, всегда льется человеческая кровь. Только за первые шесть месяцев 1853 года в городе было зарегистрировано 1200 убийств».
Что ему делать в этом городе золотоискателей, преступников и искателей приключений? Но Леви, казалось бы, повезло с самого начало – большую часть товаров он сумел распродать еще на пароходе. Каково же было его разочарование, когда по прибытию в Сан-Франциско, он обнаружил, что в этом городе все можно было продать гораздо дороже.
Порт в Сан Франциско 1850 год
Но, так или иначе, все товары кроме одного были уже проданы. Леви не смог реализовать только один продукт – именно тот, который, как он рассчитывал, у него «оторвут с руками» - брезентовую ткань для палаток и повозок. Оказалось, что брезента во Фриско (как называли этот город местные жители) гораздо больше, чем требуется. И тут произошло чудо. Вернее, как всегда, чудо происходит только с тем, кто готов к нему. Случайный разговор изменил всю дальнейшую судьбу Лейба, его семьи и если не повлиял на дальнейшую судьбу Соединенных Штатов, то, во всяком случае, на полторы сотни лет повлиял на массовую культуру всего мира и на имидж Америки.
Золотоискатель
Легенда (или история – впрочем, понятия эти всегда переплетены) сохранила нам даже имя случайного собеседника Лейба. Его звали - Джо О'Коннор. Он приехал продать намытое золото. Небрежно оброненная им фраза и сотворила чудо.
Золотая лихорадка
Услышав, что Лейб приехал продавать брезент для палаток, Джо в ответ усмехнулся (варианты, о которых повествует легенда – расхохотался, чертыхнулся, плюнул с досады) и сказал что-то типа – «Умнее было бы привезти сюда штаны, их здесь не хватает и на месяц». И это была чистая правда – мытье и добыча золота дело грубое и грязное. Штаны, впрочем, как и другая одежда буквально «сгорали».
"Несгораемые" штаны
Что сделали бы вы, уважаемый читатель, на месте Лейба? Пропустили бы это замечание мимо ушей? Расстроились бы, что не смогли продать товар, который тащили сюда издалека? Лейб отреагировал по-другому. Быть может, этим он и отличается от читающих эти строки. Он решил сделать то, на что не решается большинство безынициативного населения - он решил попробовать!
Золотоискатель в джинсах Левис
Мысль, пришедшая ему в голову, на первый взгляд была совершенно абсурдна – он решил попробовать сшить штаны из брезента! Причем такие штаны и с такими карманами, чтобы в них можно было класть все – от инструмента до золота. Дальше было время действия – он нашел портного, который быстро смастерил ему такие штаны. Через неделю за его штанами выстроилась очередь из золотоискателей. И с этого момента Лейб Штраус вошел в историю как Леви Страус - производитель «Джинс» (хотя само название этих штанов возникло намного позже)!
Потом произойдет еще много изменений – брезент будет заменен парусиной, парусина саржей из Нима, коричневый цвет заменят на индиго, появится пять знаменитых карманов и, наконец, другой еврей, только на этот раз не из Баварии, а из Риги, по имени Яков Девис предложит Леви свою идею. Все это произойдет потом. Но главное, главное случилось в этот момент – человек почувствовал, понял свои возможности, «получил свой шанс» и решил им воспользоваться! Не каждый из нас поступает так.
Патент Леви Страуса
Кстати о рижском портном. Яков, а впоследствии, Джейкоб Дэвис, эмигрировал из Курляндии (как тогда именовалась Латвия) и, приехав в Америку, добрался аж до далекой и «забытой богом» Невады. Там он стал мастером на все руки – от пошива одежды до шитья конских попон. Материал он стал заказывать, в частности, в Калифорнии у Леви Страуса. Якову как раз и пришло в голову, в ответ на постоянные жалобы золотоискателей, укрепить карманы «джинсов» металлическими заклепками от конской сбруи. Идея имела успех – карманы, несмотря на тяжесть золотого песка и инструментов, больше не отрывались. Джейкоб решил запатентовать свое замечательное открытие, но патент стоил 68 долларов, которых у него, к сожалению, не было. Тогда он написал письмо своему поставщику Леви Страусу, и вместе они запатентовали это маленькое открытие, принесшее с годами каждому из них миллионы долларов.
Изобретение Джейкоба Дэвиса
Так в 1873 году была создана знаменитая до сих пор компания Levi Strauss & Co. Туда вошли также братья Леви - Джонас и Луис (Йона и Липман), сестра Фани (Фейга) с мужем Дэвидом Штерном и Уильям, муж еще одной сестры. Но возглавлял этот бизнес, конечно же, самый молодой и удачливый из них - Леви. Тогда собственно и была создана классическая модель «Levi's 501» (501 – это был просто номер серии), которая, впрочем, почти не изменилась до настоящего времени. Кстати, тогда эти штаны назывались не «джинсы», а «waist overalls», что означает приблизительно – «комбинезон до пояса».
Магазин Леви Страуса на ул. Баттери в Сан Франциско, 1880 год
Магазин комбинезонов Левис
Реклама комбинезонов
Женщины в комбинезонах Левис
Свое же название «джинсы», как пишут журналисты, эти брюки приобрели следующим образом: «В Англии тогда производилась хлопковая ткань, называемая "джин" - считается, что веком ранее ее производили в итальянском городе Генуя (англичане произносили его название как "Джино"), а потом неизвестные коммерсанты перенесли технологию в Англию. Из Англии название перекочевало в Америку. Считается, что Леви Страус дал своим штанам название "джинсы", чтобы подчеркнуть, что они сшиты из хорошо известной и качественной ткани».
Как пишет другая журналистка Е. Туева «о прочности штанов Леви Страуса ходили легенды. Например, рассказывали, что как-то раз машинист паровоза использовал «комбинезон» Страуса вместо порвавшейся сцепки и благополучно довел состав до станции. В 1886-м мысль о прочности и надежности джинсов Levi's решили донести до потребителя. Так на джинсах появился кожаный ярлык (которым Леви впервые в мире снабдил брюки): две лошади тянут их в разные стороны и не могут порвать». Как гласит легенда, именно он воскликнул однажды «Черта с два через сто лет американцы вспомнят, что лампочку изобрел Эдисон. Но они будут знать, что изобрел Леви Страус!». Его предсказание стало почти пророческим.
Эмблема Левис
Он так и не обзавелся семьей. Предоставив шить джинсы племянникам, он занялся банковским и страховым бизнесом, газом, электричеством и благотворительностью. На свои деньги он практически содержал всю только зарождающуюся в тот момент еврейскую общину Сан-Франциско. 26 сентября 1902 года, как пишут историки, он присутствовал на семейном обеде. До этого на протяжении недели он жаловался на здоровье. «В тот вечер он поднялся к себе раньше обычного. Среди ночи дежурная сиделка спросила его:
— Ну, как вы себя чувствуете сэр?
— Я чувствую себя настолько комфортно, насколько это возможно, учитывая обстоятельства». Ему было 73 года. Он опустил голову на подушку и отошёл в мир иной.
Весь свой бизнес он оставил четырем племянникам. Как пишут о нем: «Он оставил наследникам хорошее состояние – в шесть миллионов долларов, кроме этого он завещал деньги домам для престарелых, приютам сирот и многочисленным благотворительным обществам. Но главное его наследство, джинсы, досталось всему человечеству». В день его похорон вся торговля в Сан-Франциско была прекращена, чтобы жители могли отдать дань уважения покойному. А мэр Сан-Франциско объявил 5 мая Днем Леви Страуса.
Леви Страус
Через четыре года землетрясение, потрясшее Сан-Франциско, смело с лица земли компанию и заводы Леви Страуса. Но это уже никак не повлияло на процветание компании. К концу двадцатых годов годовая прибыль «Levi Strauss & Co» уже достигла 4-ех миллионов долларов.
Вообще же, по словам исполнительного директора фирмы Филиппа Марино, компания со дня ее основания, продала во всем мире 3,5 миллиарда пар своих знаменитых джинсов. На данный момент компания «Леви Страус» это фирма со штаб-квартирой все в том же Сан-Франциско и объемом продаж, достигшим во всяком случае к 1999 году, 7,1 миллиардов долларов. Кстати, не так давно на аукционе пара джинсов «Леви Страус», изготовленные в 1880 году, были проданы за 46 тысяч 532 доллара, что, по-видимому, является самой высокой ценой, за которую когда-либо были проданы какие-либо брюки вообще.
Акции компании Леви Страус и Ко.
Джинсы стали знаковой, или как теперь говорят «культовой» вещью.
Levis-Ad denimtherapy.com.jpg
реклама 70-ых.jpg
Levi's Curve ID disneyrollergirl.blogspot.com.jpg
levis-copper-jeans-ads2.thumbnai www.adsneeze.com.jpg
Kто в действительности только не носил джинсы: и байкеры, и битники, и хиппи, и рокеры, и панки. Джинсы давно уже стали элементом «высокой моды» и повседневной одеждой миллионов и миллионов людей разных стран мира. Джинсы были (как собственно и остаются до сих пор) символом Дикого Запада, и символом «протеста против буржуазности», символом «детей цветов» и советской молодежи семидесятых годов (когда одна пара джинс стоила месячной зарплаты). Этот еврейский юноша, Лейб Штраус, смог создать, не желая того, целый мир, ассоциирующийся у большинства людей с простотой и свободой.
«И все-таки джинсы – лучшая одежда»
Интересно, что о всемирно теперь знаменитом Леви Страусе где-то около 20 лет назад вспомнили жители того самого баварского городка Батеннхайма, где когда-то проживала семья Штраус. Конечно, там давно уже не действуют те антиеврейские законы, от которых бежала в Америку эта ныне знаменитая семья.
Вывеска перед входом
И вот теперь потомки тех самых батеннхаймцев, от которых 150 лет назад спаслись Штраусы, решили открыть в своем городе музей, посвященный этой семье. Как и все пунктуальные и дисциплинированные немцы, они тщательно исследовали архивы городка, нашли синагогальные записи и даже восстановили бывший дом семьи Штраус.
Дом музей Леви Страуса в Баттенхейме
Теперь три тысячи баварских немцев Баттенхайма с гордостью и умилением рассказывают историю о бедном еврейском мальчике, - их земляке, ставшем таким знаменитым. С радостью показывают они туристам достопримечательность городка – дом-музей Леви Страуса.
The End
Знала ли семья Штраусов сто шестьдесят лет назад, покидая антисемитскую Баварию, что когда-то в далеком будущем потомки этих немцев будут хвастать своим бывшим соседством…
Идол мировой культуры

В статье использованы изображения со следующих сайтов:
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..