понедельник, 4 января 2016 г.

ИЗРАИЛЬ. РОБОТ - ХИРУРГ

Впервые в Израиле: робот провел операцию в грудной полости

04 января 2016, 11:13

     
Медцентр Рабина, больница "Бейлинсон", здание Гур Шаша
Фото: Юкатан, Wikipedia
В больнице «Бейлинсон» (Петах-Тиква) прошла операцию по удалению опухоли возле сердца пациента.
63-летний житель Ашдода Рахамим Месика был прооперирован роботом всего за 45 минут. Через сутки после операции он уже смог ходить, а на второй день был выписан домой. При этом Месика и лечащие врачи с удовлетворением отмечают тот факт, что после хирургического вмешательства ему не потребовалось болеутоляющих средств.
Сайт Walla отмечает, что роботы уже применяются при лечении гинекологических и урологических болезней, однако впервые чудо-изобретение было использовано для операции в грудной полости.

МАНДЕЛЬШТАМ. ГЕНИЙ "УБИТЫЙ ЗАДЕШЕВО"

culture

«В черном бархате советской ночи»


04.01.2016

Яркая, расцвеченная талантом молодость. А потом – пересыльный лагерь, промерзающий насквозь барак. Полусумасшедший человек, продавший свое пальто за горсть сахара, которого ведут на санобработку, а он падает и умирает, совсем голый. Третьего января исполняется 125 лет одному из самых замечательных и загадочных поэтов ХХ века Осипу Мандельштаму. Ошибки веков над ним оказались не властны.

Когда я думаю о поэте, стихи которого сопровождали меня все детство и юность, два образа я вижу перед глазами, две яркие картины. Я вижу молодого человека в Латинском квартале Парижа. Это 1907 год. Юноша, недавно закончивший в Петербурге Тенишевское училище, своего рода «Лицей», гуляет по бульвару Сен-Мишель, сидит на занятиях в Сорбонне, с надменно откинутой головой читает стихи где-то в парижском кафе. Впереди – путешествие по Европе, встреча в Петербурге на Таврической с поэтами в «Башне Вячеслава Иванова», знакомство с Гумилевым и Ахматовой. Яркая, расцвеченная талантом молодость. И потом, без перехода, перед моими глазами последние кадры этого «кино». Владивосток. Пересыльный лагерь. Промерзающий насквозь барак. Полусумасшедший человек, продавший свое пальто за горсть сахара, которого ведут на санобработку – людей заедают вши. «Велели раздеваться и сдавать одежду в жар-камеру… Пахло серой, дымом. В это время и упали, потеряв сознание, двое мужчин, совсем голые. К ним подбежали держиморды-бытовики. Вынули из кармана куски фанеры, шпагат, надели каждому из мертвецов бирки и на них написали фамилии: “Мандельштам Осип Эмильевич, ст. 58 (10), срок 10 лет”… Прежде чем покойника похоронить, у них вырывали коронки, золотые зубы… На Второй Речке за первой зоной рыли траншеи – глубиной 50–70 см и рядами укладывали». Так физически закончилась эта жизнь.
...Одна из самых дорогих книг моего отца – первый сборник стихов Мандельштама с магическим названием «Камень». Сборник был издан в 1913 году, и поскольку поэту было свойственно «зашифровывать» свои стихи, выбрасывая строфы, оставляя иногда от целого стихотворения всего одну, отец мелким бисерным почерком вписывал в сборник восстановленные им по спискам строчки. Почему ему так близка была сложная поэтика реминисценций Мандельштама? Тут было много личного – совпадение вкусов, общие черточки в судьбе. Из общего также – лагерь и годы, проведенные в ссылке. Но нельзя забывать и то, как громко зазвучало имя поэта после 20-го съезда, когда наконец-то можно было прочитать его стихи, не скрываясь.
Еще ничего не зная ни о символизме и акмеизме, ни об огромном количестве мифов вокруг имени поэта, я твердила: «Невыразимая печаль / Открыла два огромных глаза, / Цветочная проснулась ваза / И выплеснула свой хрусталь». И «О, небо, небо, ты мне будешь сниться! / Не может быть, чтоб ты совсем ослепло…» А повзрослев, читала к ужасу экзаменатора: «В Петербурге мы сойдемся снова. / Словно солнце мы похоронили в нем. / И блаженное, бессмысленное слово / Первый раз произнесем».
Огромное количество мемуаров о Мандельштаме, в том числе мемуары его жены Надежды Яковлевны, призваны были дезавуировать бытовавшие в литературной среде анекдоты о поэте. Его безбытность, бездомность, сложный характер, неустойчивая психика порождали массу апокрифов. «О.М. был не по плечу современникам: свободный человек свободной мысли в наш трудный век. Они старались подвести его под свои готовые понятия о “поэте”. Нельзя забывать, кто были его современники и что они наделали», – писала вдова.
«Нет, не луна, а светлый циферблат…»
«Его детство не было радостным. Он родился в Варшаве. Немецко-еврейская фамилия Мандельштам переводится с идиша как ствол миндаля. Предки, согласно семейной легенде, были выходцами из Испании, и из семьи вышло много известных врачей, физиков, сионистов и общественных деятелей», – вспоминал брат Осипа. Отец Эмиль (Хацкель) Мандельштам, учившийся в юности на раввина, тем не менее отказался от учебы, стал мастером перчаточного дела и перевез семью в Павловск, а потом в Петербург. Мать – Флора Вербловская – выросла в Вильно и получила музыкальное образование. Связь Осипа с родителями была слабой, и со своим еврейством он был в сложных отношениях, воспринимая иудейство как «хаос» – «незнакомый утробный мир, откуда я вышел, которого я боялся, о котором смутно догадывался – и бежал, бежал всегда». Иудейскому «хаосу» он противопоставлял классический Петербург и европейскую христианскую традицию – впрочем, это тема серьезных исследований. Нам известно, что поступление в Петербургский университет было для него невозможным из-за трехпроцентной нормы. В 1911 году он был крещен, что сняло ограничения и позволило ему учиться. Сам он переживал это, скорее, как переход в «христианскую культуру». Университет он так и не закончил, но увлечение Древним Римом – оттуда.

В 1912-м Мандельштам уже поэт, член Цеха поэтов, написавший среди всего прочего знаменитые строки «Поедем в Царское Село! Свободны, ветрены и пьяны…» Наверное, это самый светлый этап его биографии. Общение с Николаем Гумилевым, Вячеславом Ивановым, дружба с Георгием Ивановым и Анной Ахматовой. Всё закладывалось тогда, всё обещало яркую творческую судьбу. Преодоление символизма, найденное равновесие между звездным и земным. «Нет, не луна, а светлый циферблат / Сияет мне, и чем я виноват, / Что слабых звезд я осязаю млечность…» Хозяин типографии, где на деньги отца печатался «Камень», поздравляя Осипа с выходом книги, пожал ему руку и сказал: «Молодой человек, вы будете писать всё лучше и лучше». И он писал.
Первая мировая война – начало скитаний Мандельштама. Так и не закончил университет, в войне разочаровался, как и все его современники, летом жил в Коктебеле у Волошиных, готовясь к экзаменам и читая книги. Не на шутку поссорился с Волошиным, раздражал всех, но донжуанский список, тем не менее, имел немалый. Увлекался Римом и античностью, чувствовал и понимал музыку. С музыкой он связывал литературу и мог, как никто, описать «концертные спуски шопеновских мазурок…»
«Скрипучий поворот руля»
Революция привела его на советскую службу в Наркомпрос, он переехал в Москву по службе. Он то принимал революцию: «Ну что ж, попробуем: / Огромный, неуклюжий, / Скрипучий поворот руля…», то увлекался левыми эсерами, то разочарованно отвергал новые времена. В Харькове, где он получил должность, произошла встреча с будущей женой Надеждой Яковлевной, и встреча эта во многом определила не только его жизнь, но и посмертную славу. Умная, верная, преданная, разделившая с ним все метания и падения, она сохранит его архив, его стихи для нас. Переехав в Петербург (а вся его жизнь – это скитания по городам и весям), он стал жителем знаменитого Дома искусств, где запомнился как «чудак с оттопыренными ушами». С литераторами отношения всегда складывались сложно. А ведь он уже большой поэт. Блок в дневнике записал: «Он очень вырос. Сначала невыносимо слушать общегумилевское распевание. Постепенно привыкаешь, “жидочек” прячется, виден артист». Там и тогда появилось это «В Петербурге мы сойдемся снова…», обращенное к очередной музе. Вот этого «жидочка», возможно, и не мог вынести поэт, пытавшийся уйти подальше от детства. Сохраняя, впрочем, по свидетельству друзей, «еврейские мозги».
Они скитались. Киев, Москва, Петроград, Ростов, Тифлис, Батум, Харьков, Кисловодск… Это не была тяга к перемене мест, это было желание найти себя в новой жизни. Не получалось. Руль повернулся. Вечное безденежье, отсутствие дома, нищета… Друзья уезжали в эмиграцию. Он остался. И как мог, опекал еще более нищих – Велимира Хлебникова, голодного и бездомного. В Берлине вышел второй сборник его стихов Tristia, а тучи над ним сгущались, работы, кроме переводов, не было никакой. В этой круговерти возникала, впрочем, и новая дружба – Борис Пастернак относился к нему с неизменным уважением: «Отчего вы не пишете большого романа? Вам он уже удался. Надо его только написать».

Конец двадцатых годов – он мечется по Ленинграду в поисках заработка и стихов не пишет. «Он переводит разные случайные книги и мечтает открыть ларек…» – вспоминает современник. А сам он пишет жене: «Я весело шагаю в папиной еврейской шубе и Шуриной ушанке… Привык к зиме… В трамвае читаю французские книжки». Он пишет прозу, рецензии, делает переводы. Благодетель советских поэтов, член Политбюро ЦК ВКП(б) Николай Бухарин хлопочет за него, и Мандельштам получает возможность издать книгу «Стихотворения». Та самая книга, о которой вспоминает Арсений Тарковский в стихотворении «Поэт» (наверное, он нарисовал самый яркий поэтической портрет Мандельштама): «Эту книгу мне когда-то / В коридоре Госиздата / Подарил один поэт, / Книга порвана, измята, / И в живых поэта нет. / Говорили, что в обличье / У поэта нечто птичье / И египетское есть; / Было нищее величье / И задерганная честь…»
В 1929 году даже эта призрачно-спокойная жизнь завершается – Мандельштама обвиняют в плагиате, в использовании перевода другого автора. Он защищался, писал о переводчиках-халтурщиках, дело приобрело большую огласку. Он был озлоблен, без денег, голодал. Бухарин помогал, как мог, организовал поэту поездку в Ереван. В 30-м году супруги попытались вернуться в Ленинград – «Петербург! Я еще не хочу умирать…» – всё зависело от решения секретаря Союза писателей Николая Тихонова, а он был против. В результате они с женой ютились у родственников, встречаясь на кухнях… «Мы с тобой на кухне посидим, / Сладко пахнет белый керосин…» Такая идиллическая картинка, а за ней – бездомность и нищета. И трагическое предчувствие, желание собрать корзину, «…чтобы нам уехать на вокзал, / Где бы нас никто не отыскал». Однако спрятаться не удалось.
«Век-волкодав»
В стране закручивали гайки. Он ощущал это, как затравленный зверь, предчувствуя свою судьбу. «Мне на плечи бросается век-волкодав, / Но не волк я по крови своей…» И в то же время упрямо пытался стать «человеком эпохи Москвошвея» – вечный внутренний конфликт. Вроде бы все налаживалось: в 32-м дали маленькую комнатку в Москве, небольшую пенсию. В 33-м наконец-то они получили свою квартиру. Он поседел, болел, «производил впечатление старика» в свои 42 года. Однако преображался, когда читал стихи. «Голову забросив, шествует Иосиф», – говорили о нем тогда.
Мандельштам никогда не был поэтом-реалистом, однако картины страшного голода в Крыму – результат коллективизации, когда власти отняли у крестьян запасы зерна и начался страшный голод – поразили его, и он написал «Холодную весну». «Холодная весна, / Бесхлебный, робкий Крым, / Как был при Врангеле / – такой же виноватый…» Это стихотворение ему позднее тоже вменяли в вину.
Исследователи не могли найти конкретного повода, вынудившего его написать самоубийственное стихотворение о Сталине. Может быть, его и не было. Но весь страшный фон той жизни, ощутимый гнет – идеологический и физический – привели к этому выплеску. «Мы живем, под собою не чуя страны, / Наши речи за десять шагов не слышны, / А где хватит на полразговорца, / Там припомнят кремлевского горца…» Он жестоко поплатился за то, что первым из всех своих современников решился сказать то, о чем другие боялись думать. Пастернак, выслушав друга, возмутился: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал и прошу вас не читать их никому другому», – вспоминал сын Пастернака. Возможно, в этом неприятии стихотворения коллеги и кроются причины знаменитого телефонного разговора благополучного в те времена Пастернака со Сталиным, который решил выяснить его мнение об арестованном Мандельштаме: «Ведь он ваш друг…» Вождь хотел уточнить, действительно ли Мандельштам – мастер. Однако Пастернак не дал утвердительного ответа и не выступил в его защиту, а предложил Сталину побеседовать «о жизни и смерти». Сталин бросил трубку. Впрочем, не нам судить.
Обыск продолжался всю ночь с 13 на 14 мая 1934 года. В квартире были Надежда Яковлевна и Анна Андреевна Ахматова. Искали рукописи. Нашли то, что искали. Мандельштам был арестован. Его ждали допросы, пытки светом в камере. Попытка самоубийства. Времена еще были вегетарианские, а может быть, размышляют некоторые исследователи, Сталину в чем-то польстил его страшный образ, нарисованный Мандельштамом на фоне «тонкошеих вождей». Говорят, он отдал приказ «изолировать, но сохранить» Мандельштама. Вмешался и вечный заступник – партийный бонза-либерал Николай Бухарин. На этот раз всё закончилось ссылкой сначала в Чердынь, потом в Воронеж. Он снова пытался примириться с государством, писать о крестьянском быте, удалось поработать и завлитом в местном театре. Но здоровье ухудшалось. Его уволили из театра.
Времена менялись, в 36-м году по стране прокатилась новая волна репрессий. Никакой работы для него в Воронеже больше не было, его отлучали от советской литературы всеми возможными способами. Он обращается к Чуковскому: «Вы знаете, что я совсем болен, что жена напрасно искала работы. Не только не могу лечиться, но жить не могу: не на что…» Но самое страшное не это. Самое страшное – его работа над большим благодарственным стихотворением Сталину.
«Миллионы убитых задешево»
Конечно, обожествление Сталина к 37-му году уже было общим местом. Сложились свои каноны, образ Сталина рисовался одними красками и приобретал все более божественные черты. Как писал грузинский поэт Паоло Яшвили о шинели Сталина: «Массивность бронзы обрело сукно». И в то же время современники начали с умилением замечать человеческие черты в вожде. В книге Олега Лекманова о Мандельштаме приведены замечательные перлы из газет того времени: «В черных волосах седина, тень от усов прикрывает улыбающийся рот». Или вот эта цитата: «Ну и смеху было в зале, когда товарищ Сталин давал этим “критикам отповедь. Все смеялись. И товарищ Сталин смеялся». То есть, посмотрите, он может смеяться! Интеллигенции представлялось, что это добрый знак. Знак, ведущий к смягчению… Вот и Мандельштам, чья ода написана технически безукоризненно, о чем неоднократно говорил Иосиф Бродский, отмечает эту улыбку: «Он улыбается улыбкою жнеца», а заканчивает, конечно, патетически: «Его мы слышали и мы его застали». На что он надеялся, написав оду? На спасение – возможно, ему подсказали, что нужно для этого сделать? На то, что ему все же удастся наконец стать «человеком эпохи Москвошвея»? На потепление климата? В конце января 1937 года был арестован единственный партийный покровитель Мандельштама Николай Бухарин. Потепления не случилось. «Читателя! Советчика! Врача! / На лестнице колючей разговора б!» Все шло к развязке.

Ссылка закончилась, однако оставаться в Москве Мандельштамам не позволили: как это случалось в те времена, в 24 часа им было приказано покинуть столицу. Они жили в Савелово, потом в Калинине, снимали комнаты в избах. Друзья помогали деньгами. Однако уже готовилось письмо-донос Владимира Ставского, в те годы генерального секретаря Союза писателей, наркому внутренних дел Ежову. Он пишет, что автор «похабных, клеветнических стихов» часто бывает в Москве, что из него делают «страдальца». «Еще раз прошу Вас помочь решить вопрос об О. Мандельштаме. С коммунистическим приветом В. Ставский». Прилагаемый отзыв о стихах поэта, составленный неким Петром Павленко, свидетельствовал, что Мандельштам – не поэт, а версификатор.
2 мая 1938 года он был арестован. Обыска не было. Надо было просто «решить вопрос с надоевшим Мандельштамом». И вопрос был решен. Дело было рутинное. Его осудили за «контрреволюционную деятельность». И в столыпинском вагоне он уехал в свое последнее путешествие по стране – в пересыльный лагерь 3/10 Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей. Сил на лагерь у него не было. Он был болен, психически не здоров. «На наших глазах он сходил с ума», – вспоминал советский нарком Всеволод Меркулов. Сыпной тиф, санобработка и смерть 27 декабря 1938 года. И почти полное забвение на Родине на долгие годы. До смерти Сталина оставалось 16 долгих лет.
Последнее письмо Надежда Яковлевна написала мужу 22 октября. Это было ее прощание. «Каждая мысль – о тебе. Каждая слеза и каждая улыбка – тебе. Я благословляю каждый день и каждый час нашей горькой жизни, мой друг, мой спутник, мой слепой поводырь… Не знаю, где ты. Услышишь ли ты меня. Знаешь ли, как я люблю. Я не успела тебе сказать, как я тебя люблю. Я не умею сказать и сейчас. Я только говорю: тебе, тебе… Ты всегда со мной, и я – дикая и злая, которая никогда не умела просто заплакать, – я плачу, я плачу, я плачу. Это я – Надя. Где ты? Прощай. Надя».

…Его стихи и прозу, архивные документы – всё сохранила вдова поэта. С ней всегда был большой «рукописный чемодан». Надежда Яковлевна держала в памяти его стихи и многочисленные варианты, не надеясь на сохранность архива. Значительная часть собрания спасенных документов в 1973 году была переправлена во Францию. А после смерти Надежды Яковлевны Мандельштам летом 1983 года ее архив, книги с автографами и фотографии были конфискованы КГБ.
Но на Западе уже вышла книга ее мемуаров, и стихи уже издавались в Америке, а в СССР расходились в списках, а в нашем семейном альбоме появился портрет молодого поэта... Хранить его среди фотографий родственников было безопасней. Мандельштам вернулся.


Алла Борисова
http://www.jewish.ru/culture/art/2016/01/news994332108.php

ЖВАНЕЦКИЙ О ШАИНСКОМ



Жванецкий о Шаинском
Я дружил со многими прекрасными композиторами, такими, как мой друг Ян Френкель, очаровательный Валерий Зубков и многими другими. Сейчас я хочу рассказать одну историю о Владимире Шаинском. 12 апреля в день космонавтики Шаинский, Зубков и я выступали для космонавтов, а после концерта генерал - 
полковник Каманин увез нас на банкет. На банкете также присутствовали другие высшие военные чины; особенно мне запомнился дважды герой Советского Союза летчик-испытатель в звании генерал-майора. Обаятельный интеллигентный
человек с прекрасным русским языком, он рассказывал забавные истории из жизни испытателей, коснулся Шестидневной войны, высоко отозвался о мастерстве израильских летчиков, посетовал, что советским летчикам пришлось воевать далеко от родины, и многие из них были сбиты на арабо-израильском фронте. Неожиданно встал подвыпивший Шаинский: - Нечего у нас летать! Будете летать - будем сбивать! Генерал слегка оторопел от этого неожиданного заявления, но спокойно сказал: - Мы не выбираем. Согласно присяге, мы подчиняемся приказу... - Нас, - перебил Шаинский, подчеркивая слово "нас" - ваш приказ не интересует. Летайте где хотите, но к нам мы лезть не позволим. - Мы - военные люди, - пытался объяснить летчик, - и летим туда, куда нас посылает командование, но Шаинский гнул свое: У нас вы не разлетаетесь - будем сбивать. Мы отобьем охоту воевать против нашего государства! А еще раз полезете - будем
уничтожать прямо на советских аэродромах. Мы с Зубковым слушали нашего обычно тихого очаровательного, а тут вдруг разгулявшегося, Шаинского одновременно с восхищением и ужасом. В душе мы были с ним согласны, но, как говорят одесситы - нашел время и место. Он наговорил примерно на 25 лет каторги, а наш срок, как слушавших и не возражавших, тянул лет на десять.
Что самое удивительное, ни один из присутствующих не поспешил выступить с фальшиво-патриотическим заявлением, доказывающим его любовь к советской власти; наоборот, они даже как бы сочувственно отнеслись к сказанному Шаинским. - Я прекрасно понимаю вашу позицию, - сказал Каманин, - но меня немного удивляет тот факт, что вы написали такое количество прекрасных русских песен, а живете мыслями и чувствами Израиля. - Все мои песни -

еврейские, - заявил Шаинский. Это переделанные под якобы русские песни кадиши. Смотрите, - сел за рояль и начал играть сначала свои песни, а потом соответствующие им еврейские молитвы, подробно объясняя, как он их подгонял под русский колорит.! Вечер закончился всеобщим повальным хохотом.

ТЕМ, КТО ЛЮБИТ ЖИВОПИСЬ

Такого чуда ещё не было - это один из шедевров интернета.

Нажимаете на одну картину-открывается весь альбом этого художника...,а
также много других
  возможностей...
  http://gallerix.ru/

ПОСЛЕДНИЙ ТЕРАКТ В ТЕЛЬ-АВИВЕ

israel

Последний теракт в Тель-Авиве


04.01.2016

За последние три месяца в Израиле произошло более сотни терактов. Однако расстрел посетителей кафе в Тель-Авиве в пятницу, 1 января, в результате которого двое были убиты, а семеро получили ранения, в корне отличался от всех других. Этот акт террора был тщательно спланирован. И направлен он был на разрушение Израиля как такового. Ни война западных стран в Сирии, ни «израильская оккупация» здесь ни при чем.

Убийца заранее выбрал место – одну из центральных и самых оживленных улиц Тель-Авива, продумал пути отхода. Он действовал профессионально, расчетливо и хладнокровно, не скрывал своего лица, но и не собирался погибать. По рассказам очевидцев, на нем были даже очки с встроенной видеокамерой, записывающей происходящую бойню.
Днем первого января камеры видеонаблюдения в продуктовом магазине на улице Дизенгоф зафиксировали террориста, когда тот делал небольшую покупку. Затем, достав из ранца пистолет-пулемет, убийца вышел на улицу, пробил одиночными выстрелами стекло в кафе и уже очередями расстрелял сидящих там людей. Убив двоих и ранив еще семерых, он скрылся с места преступления, выбросив по дороге сотовый телефон.
Все эти действия вовсе не были похожи на обычный спонтанный всплеск злобной, но тупой, звериной ярости или отчаяния, граничащего с безумием. В поведении террориста отнюдь не ощущалось фатальной обреченности смертника, рвущегося в райские кущи навстречу гуриям. Наоборот, четко просчитанная акция была сориентирована на максимальный общественный резонанс, широкое освещение в СМИ и социальных сетях с минимальным риском для исполнителя.
Это был теракт, проведенный в стиле парижских атак и бойни в Сан-Бернардино, устроенных гражданами Европы или США – приверженцами «Исламского государства» (организации, запрещенной в России). Да и сам террорист по своему происхождению и социальному статусу вполне напоминает тех, кто совершил похожие акции во Франции и Калифорнии. Мусульманин Нашат Мильхем, 29-летний уроженец арабского города Арара, престижного пригорода более крупного центра Умм-эль-Фахм возле Хайфы. Он не просто обладает израильским гражданством, он принадлежит к той части арабского населения страны, которая глубоко интегрирована в израильское общество. Его отец более тридцати лет состоит в добровольной службе помощников полиции. Собственно, он и сообщил службам безопасности имя террориста, чье лицо было зафиксировано камерой, опознав в нем своего сына.
Последнее время Мильхем работал в респектабельном северном тель-авивском районе Рамат-Авив, в продуктовом магазине, принадлежащем к той же сети, что и магазин на улице Дизенгоф, откуда он начал свой теракт. По словам владельца магазина, Мильхем жил поблизости и был хорошо знаком с окрестностями. Подобно европейским и американским адептам ИГИЛ, стремящимся с помощью терактов дезорганизовать всё внутри собственных стран ради установления там исламской власти, Мильхем устроил акцию именно в Тель-Авиве. Он действовал отнюдь не против израильского присутствия в Иудее и Самарии, но против Израиля как такового. Ни война западных стран в Сирии, ни «израильская оккупация» здесь ни при чем. Речь идет о желании разрушить существующее государство, дестабилизировать ситуацию в Израиле, в Европе или в США на пути создания исламского халифата.

Вскоре после бойни на улице Дизенгоф полицейские обнаружили в самой северной части города, неподалеку от берега моря, еще одного застреленного человека. Им оказался таксист, представитель бедуинского клана из города Лод, расположенного к югу-востоку от Тель-Авива. Значительная часть арабских кланов Лода крайне криминализирована, поэтому убийство могло быть и результатом мафиозной разборки, однако согласно версии полиции, просочившейся в СМИ, оно также имело отношение к теракту.
Убийство таксиста-бедуина, если его действительно совершил Мильхем, является еще более ясным подтверждением того, что этот теракт был направлен не только и не столько против евреев, сколько против самого государства в его нынешней форме. Иными словами, Мильхему, пытающемуся разрушить Израиль, было совершенно не важно, кто оказался на его пути установления власти «Исламского государства» – еврей или араб.
Скорее всего, Мильхем не сумел бы организовать свое нападение и отход в одиночку. ХАМАС в Газе, конечно, приветствовал теракт, однако вряд ли акция в Тель-Авиве была связана с этой группировкой. Похоже, что, как до того в Париже и Сан-Бернардино, атака была организована одной из «франшиз» «Исламского государства», на этот раз из среды израильских арабов. И вполне возможно, она являлась лишь репетицией перед более серьезным терактом.

Кажущийся успех «Исламского государства» в войне против американской и российской авиации, против армии Ирана, против того, что осталось от военных формирований, подчиняющихся правительствам Дамаска и Багдада, против иракских шиитских милиций и «Хизбаллы» связан с тем, что фактически ни одна из вышеперечисленных сил не ведет полномасштабной войны на уничтожение инфраструктуры ИГИЛ, но лишь преследует свои и совершенно другие цели. Но именно этот мнимый успех воодушевляет широкие круги в среде арабской молодежи, привлекая к «победоносной франшизе» всё больше сторонников.
Следует признать, что израильские службы безопасности в противостоянии этому новому фактору угрозы, набирающему в последнее время все большую силу, показали ту же нелепую беспомощность, какую до этого продемонстрировали и их французские и американские коллеги. Террорист был хорошо известен службам безопасности. Еще в 2007 году неподалеку от своего города он напал с отверткой на солдата, пытаясь отобрать у того оружие. По сути, это был теракт, но суд интерпретировал его как хулиганство, приговорив Мильхема всего лишь к пяти годам лишения свободы, из которых он отсидел только четыре, выйдя из тюрьмы досрочно. Не в последнюю очередь это произошло и благодаря усилиям родственника, ставшего его адвокатом и сумевшего убедить суд в том, что Мильхем психически неуравновешен.
Заявления о психическом расстройстве Мильхема звучат и сейчас. Возможно, из-за того, что это политически выгодно леворадикальным кругам, убеждающим израильтян в том, что все проблемы связаны лишь с «оккупацией», а то, что не укладывается в эту схему (как, например, расстрел израильским арабом бара в Тель-Авиве), списывающим на психические расстройства. Так или иначе, но эти заявления были опровергнуты как бывшими коллегами террориста по работе, рассказавшими о его энергичном и целенаправленном характере, так и бывшим тюремным охранником, описавшим Мильхема как человека, «наполненного ненавистью», и удивившимся тому, что его вообще решились освободить.

Не менее вопиющей оказалась и ситуация с оружием, которым вооружен по-прежнему не пойманный террорист. Редкая в Израиле модель пистолета-пулемета «Фалькон», которых во всей стране насчитывается не более десятка, принадлежала отцу террориста. Оружие было конфисковано после того, как один из членов семьи угрожал им человеку, пожаловавшемуся на это в полицию, но недавно опять возвращено семье. Прояви полиция и Общая служба безопасности (ШАБАК) хоть немного больше ответственности и меньше халатности, возможно, трагедии в Тель-Авиве можно было бы избежать.


Александр Непомнящий
http://www.jewish.ru/israel/days/2016/01/news994332098.php

ИЗРАИЛЬ ВНУТРИ СМАРТФОНОВ

Израиль внутри смартфона


04.01.2016

Как сделать так, чтобы Ди Каприо уговаривал тебя взять $4 миллиона, а Биньямин Нетаньяху по телефону сообщал автомобильный маршрут? Почему выгодно служить в армии и любить сурикатов? И как обычный вызов секретарши может спасти тысячи человеческих жизней? Ответы на эти вопросы Jewish.ruнашел в историях успеха израильтян, сумевших покорить мир своими мобильными сервисами ViberWaze,Mobli и другими.
Именно в Израиле в исследовательском центре компании Motorola в 1973 году был разработан первый сотовый телефон. И именно израильтяне стали первыми, кто использовал сотовую связь в национальном масштабе. Например, в 2002 году, когда из 100 американцев мобильные телефоны были только у 45, в Израиле ими пользовались 95 из 100 человек. К началу мобильной эры в программировании Израиль тоже подошел во всеоружии. Вместе с телеком-компаниями новую отрасль первыми освоили разработчики ПО и компьютерных игр: рынок наводнили простенькие «тайм-киллеры» («времяубивалки») израильского производства для примитивных мобильников первого поколения, а за ними – программные продукты для неуклюжих операционных систем от NokiaLG и Samsung. Поэтому, когда в 2007 году Стив Джобс представил iPhone, а позже предложил сторонним разработчикам создавать для него приложения, израильтяне уже были к этому морально готовы. Сегодня десятки миллионов пользователей скачивают тысячи приложений и игр от израильских разработчиков в App Store и Google Play. Популярные мобильные сервисы приносят своим создателям неплохой заработок, а некоторые из них достигли поистине всемирного признания. Истории же успеха у всех разные.
Viber: в каком полку служили?
Израиль известен как страна с самым высоким процентом инженеров и ученых на душу населения. Программистов среди них, пожалуй, больше остальных. Помимо Техниона и целого ряда других учебных заведений, их в избытке поставляет стартап-сцене Армия обороны Израиля. За последнее десятилетие в армейском компьютерном центре C4I и подразделении радиоэлектронной разведки 8200 родился не один израильский стартап.
Основателей популярного во всем мире мессенджера Viber Игоря Магазинника и Тальмона Марко тоже свела вместе служба в армии. Но произошло это задолго до основания Viber – в течение 10 лет предприниматели успели поработать вместе над известной пиринговой сетью iMesh (после судебного процесса по иску Американской ассоциации звукозаписывающих компаний сеть из пиратского файлообменника переквалифицировалась в легального продавца контента. – Прим. ред.). Идея создать собственный мессенджер у СЕО и СТО iMesh – Марко и Магазинника – возникла в 2010 году из насущных потребностей. Марко по делам бизнеса подолгу бывал за границей и нуждался в надежном и стабильном способе связи с коллегами, доступные же в то время VoIP-инструменты по разным причинам не устраивали.
Усилиями персонала iMesh была выпущена первая бета-версия мессенджера. Когда же выяснилось, что программа для внутреннего пользования достойна быть представленной на рынке, сооснователи полностью переключились на Viber, оставив работу в iMesh. Офисы разработки были открыты не только в Израиле, но и на Кипре, а также в Беларуси, откуда репатриировался Магазинник. Viber, одним из первых предложивший регистрацию по телефонному номеру и синхронизацию контактов с телефонной книгой, быстро стал популярным, перешагнув отметку в первые 100 миллионов пользователей. Среди них оказалось и несколько миллионов граждан Египта, власти которого выразили свое категорическое недоверие разработке с израильскими корнями, обвинив Viber в шпионаже. Саудовская Аравия и ОАЭ тоже заволновались, время от времени пытаясь запретить Viber через давление на мобильных операторов. Однако на росте популярности сервиса это не отразилось, и когда его аудитория достигла 500 миллионов человек, поглощениемViber заинтересовался японский интернет-гигант Rakuten. Вдохновленная примером земляков и конкурентов из Line, получающей огромные прибыли от монетизации бесплатного мессенджера за счет продажи стикеров, Rakuten выложила за израильский стартап 900 миллионов долларов. А через год «однополчане» Марко и Магазинник ушли из компании, чтобы заняться запуском новых проектов.
Mobli: «хуцпа» Моше Хогега
Если Viber являет собой образец весьма удачной в бизнес-отношении армейской дружбы, видеосервис Mobli своей известностью целиком обязан коммуникативному таланту, харизме и «хуцпе» («супернаглости») его основателя Моше Хогега. Свою знаменитую «бульдожью хватку» в отношении инвесторов бывший офицер Хогег унаследовал не иначе как в долгий период службы в кинологическом спецназе ЦАХАЛа, подразделении боевых собаководов «Окец». Именно благодаря пресловутой хватке Моше у Mobli столько инвесторов среди звезд мирового масштаба.
Став предпринимателем, для финансирования своего проекта Хогег применил стратегию, в корне непохожую на классическую стартаперскую схему. Вместо обивания порогов у бизнес-ангелов и поиска инвестиций в венчурных фондах, он нацелился на Голливуд. С легкой руки Эштона Катчера инвестиции в стартапы среди кинозвезд были уже в моде. «Звездные имена привлекут деньги, а деньги вместе со звездными именами привлекут еще большие деньги и более звездные имена», – примерно так рассуждал энергичный стартапер, устраивая настоящую охоту на Леонардо Ди Каприо, в то время встречавшегося с израильской моделью Бар Рафаэли.
Как признался Хогег в интервью Forbes, однажды он узнал, что у брата Бар Рафаэли есть ресторан, в котором модель ежедневно обедает со своим именитым бойфрендом. Хогег стал там регулярно бывать, мозолить брату модели глаза, а после знакомства с ним очень прозрачно намекать на острую необходимость знакомства со звездой. Однако знакомство состоялось несколько позже, когда Хогег с командой прибыл в Лос-Анджелес с твердым намерением с пустыми руками из него не возвращаться.
Улов оказался жирным. Ди Каприо, с которым Хогега свел общий знакомый, чуть ли не сам убеждал основателя Mobliпринять от него в качестве инвестиций $4 млн. Молва об этом, не без участияPR-службы Mobli, разошлась настолько широко, что вскоре в израильский стартап инвестировал «человек-паук» Тоби Магуайр, светская дива Пэрис Хилтон, теннисистка Серена Уильямс, велогонщик Ланс Армстронг и, главное, казахстанский венчурный капиталист, зять министра обороны страны Кенес Ракишев. Если звезды ограничивались инвестициями в 1–2 миллиона долларов (Серена Уильямс и вовсе тремя сотнями тысяч), Ракишев не стал мелочиться, вложив в Mobli, который даже не обещал пока никакой монетизации, 20 миллионов. Сервис же в это время без особых рывков развивался и даже стал особо популярным в Латинской Америке, чем привлек внимание владельца нескольких южноамериканских мобильных операторов миллиардера Карлоса Слима, в итоге подкинувшего Mobli еще $60 млн. Бинго!
Сегодня Mobli стоит миллиард, он популярен, 22 миллиона пользователей в 50 странах – не шутка, у него даже есть свои «киллер-фичи», которых нет у других, хотя для анонсированного еще в 2011-м «убийства Instagram» их явно недостаточно. Хогег тем временем нашел своим фандрайзерским способностям новое достойное применение. Вместе с тем же Ракишевым и бывшим премьером Израиля Эхудом Ольмертом («большие деньги привлекут еще более известные имена», помните?) он основал Singulariteam – 100-миллионный венчурный фонд для инвестиций в робототехнику, в котором главную роль играет капитал азиатских гигантов Tencent и Renren.
Yo, «Кассам»!
К Моше Хогегу имеет прямое отношение и другой мобильный сервис, огромные инвестиции в который в прошлом году спровоцировали в прессе волну опасений на тему вызревания в Израиле нового «пузыря доткомов». Однажды Хогег решил, что слишком много своего высокоэффективного времени тратит на такую банальную вещь, как вызов секретаря по телефону или сообщением. «На дисплее моего смартфона должна быть одна гигантская кнопка. Я ее нажимаю, секретарша сразу понимает, что срочно нужна, и приходит», – тоном, не допускающим возражений, ставил Хогег задачу программисту Ору Арбэлю. Тот покорно кивал головой и только приговаривал: «Да ты совсем спятил, Моше, – кому это надо?»
«Сделай это для меня одного», – босс ходил за ним по пятам целую неделю. Арбэль разозлился и однажды за несколько часов написал код примитивного мессенджера, умеющего отправлять одно лишь слово Yo. Да еще и опубликовал его в App Storeкак шутку на 1 апреля. Хогега результат повеселил, и он тут же поделился им с многочисленными френдами в соцсетях. И шутка-шуткой, но через месяц стартап-тусовка Тель-Авива и друзья Хогега в Америке вовсю обменивались нелепым возгласом, а ведущие техноблогеры упражнялись в остроумии, строча рецензии на «самый дурацкий мессенджер в мире».
Дальше – больше. В итоге за короткое время Yo скачали больше двух миллионов пользователей, а Хогегу стали названивать инвесторы из фондов Долины, предлагая на разработку проекта серьезные деньги. Но предприниматель к тому времени увлекся другими проектами, а односложный мессенджер даже не стал включать в портфель Mobli – Хогега, что называется, «отпустило». Зато понесло другого создателя Yo – разработчика Ора Арбэля. Преисполнившись важностью своей миссии, он уволился с работы и уехал в Сан-Франциско, где на полученные $2 млн инвестиций снял офис и стал думать, как монетизировать свое детище, которое венчурный гуру Марк Андриссен важно назвал в своем блоге «однобитным коммуникатором». В Израиле Yo поначалу быстро забыли. Пока разработчики другой израильской «аппликации» Red Alert: Israel, предупреждающей население об угрозе ракетного удара «Цева Адом», придумали, как использовать однобитный мессенджер на благо общества.
Теперь, подписавшись в приложении на канал REDALERTISRAEL, израильтяне получают уведомления от Yo в случае ракетного удара за несколько мгновений до того, как зазвучит сирена.
Meerkat: воробей против суриката
Принадлежащий Twitter сервис Periscopeдля онлайн-видеотрансляций сегодня знают все. Свои каналы в Periscopeоткрывают СМИ, звезды уделяют им не меньше внимания, чем Instagram, приложение активно используют блогеры и журналисты. Предлагаемый им формат стал новым способом коммуникаций, претендуя на небольшую революцию в развитии социальных сетей.
Между тем Periscope не был пионером в своей нише. Всего за два месяца до его релиза аналогичные возможности предложил широкой аудитории мобильный сервис Meerkat, созданный выпускником Техниона Беном Рубиным. Поучаствовав в нескольких стартапах и проработав несколько лет в хайфском центре Intel, Рубин увлекся идеей потокового вещания, реализовав ее в своем первом мобильном сервисе YEVVO. Затем он переехал в Сан-Франциско, где и появился Meerkat, всемирно прославивший Бена Рубина сразу же после публичной презентации сервиса на конференции SXSW в Остине.
Участники второго по влиятельности съезда стартаперов в полной мере оценили возможности Meerkat, к онлайн-трансляциям в котором можно было легко и быстро приглашать друзей по Twitter. Основатель сервиса тут же стал звездой стартап-сцены, у него брали интервью ведущие СМИ, Meerkat стали пользоваться наиболее продвинутые звезды. Однако триумф был недолгим, но в том, что Бен Рубин оказался «калифом на час», его вины нет. Перед официальным запуском собственного аналога сервиса видеоконференций Twitterотключил Meerkat от своего социального графа. И Periscope тут же взлетел так, что про Meerkat все позабыли.
Однако, получив «удар под дых», Рубин не смирился. Сервис привлек в общей сложности $18 млн инвестиций – его поддержали Greylock Partners, сооснователь YouTube Чад Хёрли и актеры Джаред Лето и Эштон Катчер. В идеале создательMeerkat хочет построить собственную социальную сеть, однако понимая, что процесс это небыстрый, не исключает возможности сотрудничества с Facebook. И в случае успешных переговоров, считает он, аудитория быстро забудет о Periscope.
Waze: проверка на дорогах
Известный во всем мире израильский социальный навигатор, купленныйGoogle более чем за миллиард долларов, как и Viber, появился не сразу. В самом начале века инженер-программист Эхуд Шабтай, как-то решив воспользоваться за рулем допотопным GPS-устройством, пришел в ярость, когда понял, что созданный в помощь водителю прибор не только не отображает реальной ситуации на дорогах, но и запросто может сбить с пути.
«Источником актуальной информации должны быть сами участники движения», – размышлял Шабтай, застряв в дорожной пробке и наблюдая, как рядом водитель маршрутки по телефону предупреждает едущего сзади коллегу о ДТП впереди. Так появился прототип Waze – приложение Freemap. Спустя два года к проекту присоединились серийный предприниматель Ури Левин и опытный системный архитектор Амир Шинар – был сформирован привлекательный социальный имидж, придумано новое название.
Уже через год израильские водители не представляли себе жизни без Waze, предупреждая друг друга о постах ДПС, дорожных заторах, да и просто знакомясь. Транснациональные мобильные маркеты быстро прославили сервис всемирно, многомиллионное сообщество «вэйзеров» обрело международный статус. В 2013 году команада Waze продалась Google на весьма выгодных условиях, сохранив право работы под собственным брендом и вытребовав бонус в 120 миллионов долларов для 100 своих сотрудников. В этот момент основателям проекта позвонил израильский премьер Нетаньяху и, поблагодарив за миллионные налоги в государственную казну, голосом навигатора произнес: «Поздравляю, вы прибыли в пункт назначения».

Григорий Желнин

НЕВЕРОЯТНАЯ НАХОДКА


Невероятная история произошла в 2008-м году в Китае. Здесь на раскопках 400-летней гробницы были найдены настоящие швейцарские часы.
Невероятная находка была сделана при раскопках в провинции Гуанси. При вскрытии гробницы, которая принадлежит к периоду правления династии Мин (15 век) был обнаружен небольшой странный предмет, похожий на кольцо.

Удивительно, но на обратной стороне кольца имелась надпись на английском языке - Swiss Made. После проверки оказалось, что это шведские кольцевые часы, которые были изготовлены в середине 20-го века. На циферблате миниатюрных отобразилось время – 10 часов 06 минут.
Ученые были разочарованы тем, что до них найденную древнюю гробницу уже кто-то вскрывал. Но, как показали дальнейшие исследования, все эти годы саркофаг оставался нетронутым и как в него попали швейцарские часы 20-го века по-прежнему остается необъяснимой загадкой. 


 


Источник: http://li-day.ru/post3779...
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакци

УКРАИНА. ВЧЕРА, СЕГОДНЯ И ВСЕГДА?


БАНДИТСКАЯ УКРАИНА ВЧЕРА, СЕГОДНЯ  И  ВСЕГДА!!!
 Oт ненависти на генетическом уровне - от поколения к поколению...
Если читали это 20 раз, - прочтите в 21-й....
 АЛЕКСЕЙ ПЕРСИОН, Лауреат Государственной премии УССР в облaсти науки и техники.
 C НАЧАЛА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (ВМВ) НА ВСЕХ ТЕРРИТОРИЯХ, ОККУПИРОВАННЫХ НЕМЕЦКИМИ ВОЙСКАМИ, НАЦИСТАМИ И ИХ ДОБРОВОЛЬНЫМИ ПОМОЩНИКАМИ ИЗ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ НАЧАЛОСЬ ЖЕСТОКОЕ И БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ, НЕВЗИРАЯ НА ВОЗРАСТ И ПОЛ. ХАРАКТЕРНО, ЧТО МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПРОЯВЛЯЛО БОЛЬШУЮ АКТИВНОСТЬ В ЭТИХ ЗЛОДЕЯНИЯХ.  ЕВРЕЙСКАЯ КРОВЬ ПОТЕКЛА РЕКОЙ. Это ПРОИСХОДИЛО КАК НА ТЕРРИТОРИИ СССР , ТАК И ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН.
 Через месяц после оккупации Киева случилась трагедия 20 века - массовый расстрел евреев Киева в Бабьем Яру, где было убито 100 тыс. жителей Киева,  в основном, женщин и детей.  Убивали их только за то, что они родились евреями.
Показания свидетелей и расследование этого злодеяния указывало на то, что в Бабьем Ярурасстрел евреев осуществляли украинские полицейские из «Буковинского Куриня». Это подтверждает современный украинский националист Олег Тягнибок (цитата):  «Я горжусь тем, что в Бабьем Яру было всего 300 немцев на 1400 украинских полицейских» - газета «Еврейский Мир» от 18 ноября 2011 года.
Это же подтвеждает депутат Ровенского горсовета В. Шкуратюк под бурные аплодисменты его коллег-националистов.  Эти два ублюдка живут в украинском правовом государстве, а Тягнибок даже баллотировался в президенты Украины!
Непосредственным свидетелем этого побоища был писатель Анатолий Кузнецов, который говорил: «Более 70% людей, участвовавших в этих зверствах, были украинские полицаи.
Многочисленные киевские управдомы и дворники выдавали евреев убийцам и строго следили за тем, чтобы все евреи шли на казнь. Если некоторые смельчаки не пошли добровольно на смерть, то они были выданы полиции своими соседями.
Так случилось с моим двоюродным братом Яшей – талантливым художником, который прятался у своих друзей.  Когда его мать и малолетняя сестра были уже расстреляны в Бабьeм Яру, он появился во дворе, где родился и вырос.  И сразу же был выдан полиции «любящими» его соседями.  Мне рассказывали очевидцы, как двое  полицейских вели его в участок.
Квартиры расстреляных киевлян были захвачены местным населением, все имущество евреев было разграблено.
Таких «Бабьих Яров» было большое количество во многих городах и местечках Украины и Белоруссии,  где уничтожены сотни тысяч еврейских жизней при активном участии гражданского населения.
Особенно по-зверски проявили себя местные жители во время Львовского погрома.  Немцы вошли во Львов утром 30 июня 1941г.  Националисты тотчас же создали в городе свои органы власти с «украинской народной милицией» во главе с Ярославом Стецько.  Он призывал (цитата): «...Жиды  - самые большие враги Украины. Настаиваю на уничтожении жидов...».           Во вторник, 1июля, Львов стал свидетелем первого акта погрома.  В этот день всех  евреев - мужчин и женщин – выгнали убирать улицы.  Здесь отличились местные жители, особенно интеллигенция.  Они жестоко избивали беззащитных евреев, издевались над ними, заставляя в голом виде подметать улицы.  Также заставляли евреев убирать конский навоз шляпами.
Профессор университета Альберты из Канады историк Джон-Пол Химки, написавший научную работу о Львовском погроме, приводит свидетельства выживших евреев:  «Никто не пытался нам помочь.  Наоборот, толпа, словно получала несказанное удовольствие от всего этого».
Свидетель Лешек Аллерганд рассказывал, как десятки людей проползли на коленях три километра в тюрьму (фото 1.), и все это время их топтали и били.  Перед казнью евреев заставили убирать лестницы зданий и выносить во рту мусор. Потом прогоняли их сквозь строй и закалывали штыками.
Одной из характерных особенностей Львовского погрома было унижение еврейских  женщин.  Их пинали, били палками в лицо и другие части тела, таскали за волосы, перекидывая от одного погромщика к другому.  Многих прилюдно раздевали догола ( фото 2.).  Беременных женщин били в живот.
Школьной  подруге свидетельницы Розы Московец толпа погромщиков отрезала волосы и голую гнала по улицам.  Девушка вернулась домой и покончила с собой.  Поляк, который спасал евреев, вспоминает о 12-ти летней еврейской девочке, которую избили цепью, раздели ее, вонзили в ее вагалище палку и заставили маршировать в тюрьму. Один украинец, писал историк Джон-Пол Химки, элегантно одетый в красивую рубашку-вышиванку, бил евреев железной палкой.  С каждым ударом в воздух взлетали куски кожи, иногда – ухо или глаз.
Над евреями издевались не только взрослые люди, но и подростки и даже дети.    
Львовское гетто по величине было третьим после Варшавского и Лодзинского, к началу 1942 г. там насчитывалось более 100 тыс. евреев.  К моменту освобождения этого гетто Красной Армией из этих людей выжило 300 человек.
Сейчас подсчитано, что во Львове было замучено и уничтожено около 130 тыс. евреев.
Как можно забыть эти издевательства и зверство?
На страницах интернета 16 сентября 2012 года Владимир Бейдер рассказал страшную историю:  в местечке Купель на Подолии, где он родился, во время оккупации были замучены и уничтожены все евреи местечка при активным участием местного населения.  В 40-ю годовщину трагедии Владимир посетил Купель. На еврейском кладбище он увидел полтора гектара поваленных и тщательно разбитых каменных надгробий.
Дочь кладбищенского сторожа, которая была непосредственным свидетелем того, что произошло в местечке и на кладбище, рассказала Владимиру Байдеру, что здесь на кладбище расстреляли всех мужчин, а в павильоне на базаре заперли всех женщин и детей и заживо их сожгли.
Дочь сторожа вспомнила шестилетнего еврейского мальчика по имени Шимек, который прятался в картофельном поле.  Она оставляла ему еду.  Но на него донесли.
Владимир спросил:  «Кто донес?».  Она ответила: «Люди» и добавила:  «У нас, в Купели, ни один немец не убил ни одного еврея».  Начальник полиции, который до войны был учителем в купельской школе, точным выстрелом снес Шимеку голову.
В колонне евреев, которую вели на расстрел, шел старый учитель математики местной школы по фамилии Векслер.  Всю дорогу его сопровожала его недавняя ученица; она плевала ему в лицо, швыряла в него комья грязи и осыпала его ругательствами.
Владимир Бейдер заключил:  «Раскаяние немцев принято к сведению, но прощения от большинства евреев им не будет.  А раскаяния от местных  никто не ждет – им как-бы не за что...»
Нельзя умолчать о том, что большое число украинцев во время войны сражались на стороне гитлеровских войск. 
Самым большим воинским соединением была «СС Галичина», она состояла из 6-ти специальных частей добровольцев, сражавшихся против Красной Армии.  В германских архивах сохранились точные данные о мобилизации в немецкую армию, в том числе, из Украины 250 тыс. человек.
На оккупированных территориях создали «полицию порядка», укомплектованную местным населением. В таких формированиях служили 70759 человек.
Сознание всех этих предателей было пропитано звериным антисемитизмом, бесчеловечной жестокостью по отношению к евреям.  На их совести сотни тысяч загубленных еврейских жизней, у многих из них руки по локоть обагрены еврейской кровью.
Бывший начальник украинской районной полиции Дмитрий Новосад похвалялся:  «Я собственноручно застрелил 869 евреев.  Я дал себе слово, что застрелю тысячу».
Подонки разбивали головы маленьких детей о стену, чтобы не тратить патроны.
На оккупированной немцами территорииУкраины были уничтожены практически все евреи, не успевшие эвакуироваться.  А это не один миллион человек.  Для немецких оккупантов всех их убить была бы непосильная задача. Совершенно ясно, что большая часть евреев была уничтожена местным населением.  
До сих пор мне непонятно:  как могло случиться, что многие советские люди, в том числе граждане Киева, воспитанные в духе интернационализма в школах, институтах, по радио, в газетах стали пособниками убийц и грабителей, как только немецкие оккупанты разрешили им это делать.
 Спрашивается:  за какие грехи гражданское население так жестоко во время войны уничтожало евреев – своих соседей, коллег, знакомых?  Ведь евреи никогда никого не убивали, не устраивали погромы.  Они мирно трудились рядом с людьми различной национальности – работали на заводах, в проектных организациях, были врачами, учителями, портными и т.д.
За что же их так?  От зависти, что-ли?  Или  от ненависти на генетическом уровне, передающейся от поколения к поколению!
Хотелось бы думать, что за годы после войны антисемитизм уменьшился, но куда там!  30 ноября 2012 года в Киеве разгорелся очередной  скандал.
Баскетбольный матч между клубом «Будiвельник» (Киев) и израильской командой «Хапоэль Мигдаль» был омрачен хулиганством и антисемискими выкриками киевских болельщиков.
 Каждый бросок израильтян в корзину «Будiвельника» сопровождался криками «Бей жидов», «Хайль Гитлер», бросками бутылок, плевками, матом и прочими мерзостями.
Киевская милиция полностью проигнорировала происходящее безобразие.  Евреев спасла охрана синагоги Бродского, взяв  еврейских игроков и их болельщиков в кольцо.
Украинское телевидение, присутствовавшее на матче, не показало в эфире этот позорный инцидент, произошедший на спортивной арене.
Антисемитизм не утихает и в наши дни:  на зданиях синагог рисуют фашистские свастики и призывы «Бей жидов»; на еврейских кладбищах оскверняют могилы - валят и разрушают надгробья, пишут на них антиеврейские лозунги.
Много еврейсих жизней погублено в соседних с СССР европейских государствах непосредственно гражданским населением этих стран и нацистами с помошью местных жителей.  Особенно в этом отличилась Польша.  Правительственная польская комиссия признала, что во время ВМВ  поляки совершили преступления против своих соседей-евреев как минимум в 24 районах Польши. Характерно, что погромы имели место как до прихода немцев, так и после капитуляции Германии. В докладной записке польских властей говорилось: с ноября 1944 по декабрь 1945 годов ( т.е. на територии уже освобожденной Польши) поляками был убит 351 еврей.
Немцами была установлена премия для поляка, убившего еврея, или поймавшего беглеца из гетто, или за выдачу спрятавшегося еврея – 4 килограмма муки!
Директор ФСБ США Джеймс Коми, выступая 15 апреля 2015 года в музее Холокоста, возложил часть ответственности за уничтожение евреев на Польшу. Он был совершенно прав, показав удивительную осведомленность американцев в истории Польши и войны.
Ужасная и леденящая душу трагедия произошла в местечке Едвабне, расположенном на севере Польши в 150 км от Варшавы.  В этом местечке жили евреи – ремесленники, мелкие торговцы, учителя, аптекари и другой небогатый люд.  Они мирно сосуществовали со своими соседями - поляками.
10 июля 1941 года после отступления советских войск поляки местечка Едвабне и соседних селений жестоко убили и сожгли в амбаре всех евреев местечка – 1600 человек.  Сначала они убивали их поодиночке – топорами, пaлками, протыкали вилами, вырезали языки, выкалывали глаза, топили в пруду, отубали головы, оскверняли трупы.  Молодежь играла в футбол отрезанной головой преподавателя иврита.
Местный ксендз не остановил зверское кровопролитие, чем еще больше вдохновил убийц. Этот геноцид против своих же граждан Польши еврейской национальности совершили граждане Польши.  Причем не какие-то отдельные извращенцы, которые имеются в любом обществе, а толпа во главе с городскими властями.
Никто из организаторов и исполнителей этого злодеяния по сути не преследовался, а на памятнике выбили, что это дело рук нelмцев.  Но это была наглая преступная ложь – немцы в Едвабне вообще не стояли.
Еврейские погромы имели место в разных районах Польши:  в Кракове, Кельце и других местах. Накануне немецкой оккупации еврейская община насчитывала 3,5 млн человек, в результате Холокоста было уничтожено 2,8 млн евреев. Президент Польши Александр Квасневский в 2001 году официально принес извинение еврейскому народу, за что был обвинен значительной частью поляков в предательстве.
По моему глубокому убеждению, даже если они на коленях будут просить у евреев прощения  убийцам, плачам и садистам - прощения нет!

А.К. Ничего не поделаешь, многие из нынешних украинцев - дети, внуки и правнуки убийц, предателей и стукачей. Не потому ли народ этот никак не может построить нормальное государства. Все-то их корчит от Майдана до Майдана и конца этих судорог не видно. 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..