воскресенье, 11 ноября 2018 г.

Эталонный бюргер, или Как мы будем без Ангелы

Леонид Радзиховский Все статьи автора
6 ноября 2018, 06:40  545

Эталонный бюргер, или Как мы будем без Ангелы

Фото: ТАСС
Политик — это не только действия. Это еще и стиль. Меркель — это, конечно, очень пристойный стиль.
Меркель рассказала о своем уходе из политики после выборов 2021 года

Меркель рассказала о своем уходе из политики после выборов 2021 года

 59
Она уйдет с поста федерального канцлера в 2021 году, после 16 лет правления. И за все эти годы вокруг нее не возникло ни одного скандала. Ни коррупции, ни непотизма, ни каких–то непристойных высказываний. Вообще ничего. Это проявление того, что Меркель представляет собой эталонного бюргерского политика в хорошем смысле этого слова. Абсолютно приличного человека по эстетике и поведению. Редчайший случай среди политиков. Хотя раньше такие бывали.
Скажем, к такой категории можно отнести Маргарет Тэтчер и в каком–то смысле Гельмута Коля. Но в наше время, когда политики — это шоумены, клоуны, и чем более эпатажные, тем более успешные, Меркель представляет собой "последнюю из могикан". Так что ее уход может означать понижение градуса этики и эстетики в немецкой политике. А следовательно, и общеевропейской.
Кстати, характерно, что и сгорела она на этическом моменте, наполнив Германию так называемыми "беженцами". Это была, конечно, абсолютная глупость. И с точки зрения большинства немцев, и с моей личной. Но глупость благородная. Этические поступки тем и хороши, что человек их совершает вопреки прагматическим интересам.
Чем отличается Меркель от Трампа или Путина? Они — политики постправды, постмодерна, политики–декаденты, если угодно. Их стиль — на ходу переобуваться в воздухе. Меркель всегда говорила очень сдержанно и за свои слова отвечала. Как в хорошем буржуазном клубе.
Кто придет ей на смену? Будут ли это немецкие политики эпохи постправды? Сказать трудно. Скорее всего, это будет кто–то из ее однопартийцев. Потому что "Альтернатива для Германии" хоть и пробилась во все земельные парламенты, но правящей партией быть не может.
Будет ли означать уход Меркель, что центр политической жизни Европы переместится из Германии во Францию? Поначалу да, потому что, кто бы ни пришел на ее место, ему надо будет нагулять политический вес. А Макрон уже существует и уже является одной из центральных фигур. Так что некоторое "зависание" Германии вполне вероятно.
России все это, безусловно, на руку. В споре с Германией уход Меркель, притом что она формально остается, а позиции ее слабеют и будут слабеть с каждым днем, — это шанс для Путина.
С другой стороны, нельзя исключать, что теперь, когда ей терять уже нечего, она может занять даже более жесткую позицию, чем раньше.
Впрочем, на практике все равно мало что изменится. Не отменят же они санкции! Разногласия с европейцами и вообще с Западом приобрели уже системный характер. И без каких–то реальных уступок со стороны России ничего никуда не сдвинется. Хоть с Меркель, хоть без Меркель.

Мадемуазель, оживившая трагедию

Мадемуазель, оживившая трагедию

 Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия
 30 августа 2015
 11393
Театр «Комеди Франсез» был учрежден Людовиком XIV в 1680 году. 335 лет — дата не круглая, но есть повод вспомнить о великой трагической актрисе, которая прославила старейший национальный театр Франции. На его сцене зажглась яркая звезда Элизы Рашель, а через 20 лет погасла…  
Поющие попрошайки
«Я старый пес, бездомный, жалкий, на сердце лишь тоска и мрак. Прошу, не бейте меня палкой — меня и кошек, и собак…» Две сестрички Феликс, играя на гитаре, пели у входа в кафе. 12-летняя Софи была розовощекой блондинкой, а 10-летняя Элиза — тщедушной брюнеткой, которая собирала с публики деньги, таща за собою в тележке младших братьев и сестер. Девочки стремились завоевать зрительский успех, ведь если выручка будет ничтожной, отец может и поколотить.
28 февраля 1821 года в бедной еврейской семье Якоба и Эстер Феликс в придорожном швейцарском трактире родилась вторая дочь, Элизабет. Родители были бродячими артистами и торговцами из Эльзаса. В поисках лучшей доли они колесили по Европе, выступая на ярмарках.
Однажды Феликсы задержались в Лионе. Отец, научив старших дочерей слезливым песенкам, отправил их зарабатывать на хлеб уличными представлениями. Здесь Элизу случайно услышал чудаковатый музыкант-парижанин Этьен Шорон и увез ее вместе с семьей в Париж, где они поселились в еврейском квартале.
Когда сестры пели на бульваре, к Элизе подошел почтенный господин. Он протянул ей золотой луидор и свои стихи: «Возьми это, дитя мое, у тебя есть талант, тебе нужно учиться». Добрым месье оказался Виктор Гюго, которому уличная нищенка вернет долг сторицей. Но это произойдет потом. А пока благодетель Шорон определил сестер Феликс в школу драматического мастерства.
Элиза сразу проявила свои необычайные дарования, стала лучшей ученицей и вскоре была принята в Консерваторию, без экзамена и с пансионом. Но ее красивый грудной голос больше подходил для декламации. И тогда известный актер Жозеф Сансон, пораженный способностью девочки к трагическому переживанию, стал готовить ее к поступлению в святая святых — «Комеди Франсез».

Юная триумфаторша
Элиза по совету своего наставника ходила в Лувр изучать выражения лиц и позы мраморных античных статуй — для будущей игры в классических трагедиях. Окончив театральную школу и в 16 лет начав играть, Элиза в 1838 году вышла на сцену «Комеди Франсез» под псевдонимом Рашель. Ее дебют — роль Камиллы в драме Корнеля «Гораций» — сразу вызвал фурор. Париж был сражен талантом молоденькой девушки. «Небывалое явление», «чудеснейший и редчайший клад», «ничего подобного Франция никогда не видала на театральных подмостках», — писала о ней критика.
Рашель играла в основном в пьесах Расина, Корнеля и Вольтера. Ее персонажи — сложные психологические образы, всегда сильные женщины, часто трагической судьбы. Игра Рашели переворачивала душу, публика была околдована ее пластикой и декламацией. Билеты на спектакли раскупались молниеносно.
Вскоре весь аристократический Париж был у ног вчерашней уличной певички. Появились прически «a la Камилла», платья «a la Эмилия». Элизой восхищались властители дум — Стендаль, Мюссе, Флобер, Беранже, Бальзак, Дюма-сын… В великих драмах Корнеля и Расина не было актрисы, равной Рашели. Она вела бурную светскую жизнь, держала свой салон, любила роскошь, но львиная доля ее заработка доставалась семье. В качестве импресарио выступал папаша Феликс. Популярность рождала слухи — судачили о романах новой звезды с сильными мира сего.
На пороге 22-летия актрисы Париж увидел ее в «Федре» Расина — эта роль считается вершиной классического театра. Это было сродни гипнозу — не иначе актрису поцеловала Мельпомена и обняла Терпсихора! Бурные овации вызывали роли Жанны д’Арк и Клеопатры, Марии Стюарт и пьесы Виктора Гюго. Великий писатель обратится к Элизе за материальной помощью — за один вечер она получала 10000 франков.
Рашель окончательно свела с ума парижан исполнением «Марсельезы» в разгар революции 1848 года. Она в экстазе падала на колени и обвивала себя трехцветным знаменем. Ее лицо делалось смертельно бледным, глаза наливались кровью, а брови «становились змеями». Театр вопил: «Муза свободы! Богиня революции!», делегации подносили цветы, многие плакали. С пением революционного гимна актриса объехала полстраны, а вернувшись в Париж, позировала скульпторам для мраморного портрета Марианны — символа республиканской Франции.
В эти революционные дни Элиза познакомилась с учителем Торы Ицхаком Кремьё, в доме которого стала частым гостем. Кремьё пробудил в ней интерес к еврейству.

«Наполеоновский реванш»
Во всем мире Рашель была признана воплощением французского духа. В 1841 году она выступила в Лондоне перед королевой Викторией, в 1852 году — перед королем Пруссии Фридрихом Вильгельмом IV. А свой вояж 1853–1854 годов Элиза называла «гастролью французской актрисы с русским императором в роли импресарио».
Это было необъяснимо — властелин крепостной России, казнивший декабристов-республиканцев, пожелал лично встретиться с «богиней революции». В Петербурге повсюду продавались портреты Рашели. Торговцы называли ее именем все, что попадало им на глаза: торты, шляпки, ткани, пудру… В Гатчине был специально выстроен театр к приезду французской актрисы, которую сопровождал эскорт офицеров царской гвардии.
После «Федры» и «Марии Стюарт», по словам самой Элизы, «энтузиастические русские чуть ли не взяли приступом сцену». «Пока она на сцене, что бы ни делалось, вы не можете оторваться от нее», — восхищался Александр Герцен. «Она действительно невыразимо велика», — поражался Антон Рубинштейн. Иван Тургенев и Федор Тютчев тоже были страстными поклонниками Рашели. Николай I не пропускал ни одного спектакля почетной гостьи, осыпал ее бриллиантами и приглашал в Зимний дворец на обеды. Православный самодержец сидел рядом с актрисой-иудейкой, которая недавно пела «Марсельезу», а теперь испуганно подтягивала «Боже, царя храни».
Москва поразила Элизу не меньше, когда горожане преподнесли ей туфли, сшитые из голубой ленты Андреевского ордена, а бенефис принес ей целое состояние. Основатель русский актерской школы Михаил Щепкин был сражен: «Она играет Камиллу с такою страшной силою, что для исполнения этой роли никаких человеческих сил недостанет». А известный хлебосол Петр Свиньин подавал особое блюдо «а lа Рашель»: раки, сваренные в шампанском.
В письме к родным Элиза писала, что ей подарили столько золота, сколько французы потеряли во время войны 1812 года, и теперь русские возвращают его обратно Франции. Писала, что к ее ногам бросают ценные меха, в ее апартаментах — вечная весна от цветов, а на прощальном спектакле ее вызывали двадцать два раза.

Угасший факел
Американский актер Эдвин Форрест, однажды увидев Рашель в «Комеди Франсез», сказал: «Если она не сгорит быстро, она станет удивительным явлением в искусстве». Форрест предугадал судьбу и конец актрисы. После гастролей в США она вернулась с обострившимся туберкулезом.
У Элизы было двое детей, но замужем она никогда не была. После недолгой совместной жизни с графом Александром Валевским — сыном Наполеона и польской графини Марии Валевской — в 1844 году у них родился сын, Александр-Антуан-Жан. А через четыре года появился на свет Габриель-Феликс, отцом которого был граф Артюр Бертран, сын Филиппа-Людовика. Рашель любила своих детей, дала им блестящее воспитание и образование. Ее сыновья прошли обряд обрезания. Но мужчины в жизни Элизы не играли большой роли — истинной ее страстью был театр, ради которого она жертвовала очень многим.
С 1857 года Рашель на сцену уже более не возвращалась. Она готовилась к смерти: собиралась вернуть письма друзьям и пожелала быть похороненной по иудейскому обряду. «Я умираю от того, что составляло все мое существо, — от искусства и страсти», — это были едва ли не последние ее слова.
Элиза Рашель Феликс скончалась в возрасте 37 лет 3 января 1858 года в Каннах и похоронена в еврейской части кладбища Пер-Лашез. Ее гроб везли по Парижу в сопровождении эскорта национальной гвардии и тысяч почитателей ее таланта. Последний долг отдал усопшей и граф Валевский, который любил ее всю жизнь. Труппа «Комеди Франсез» в полном составе пришла проститься с Актрисой, которая «оживила угаснувшую трагедию кровью собственного сердца».
Игра Рашели была великим потрясением в жизни тех, кто ее видел. Все, что она имела, было пущено на аукцион, продлившийся несколько недель.
Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия

Д. РОГОЗИН БУДЕТ РАБОТАТЬ ПО СТАЛИНУ


ГЕНИАЛЬНАЯ ДОЧЬ ПАЛАЧА

Гениальная дочь палача


В Лондоне есть музей, который я не люблю. 
Но его основательница одновременно привлекает и отталкивает. 
В своих мемуарах она умолчала, что была дочерью потомственного страсбургского палача. Когда он умер, мать покинула город: она тоже происходила из палаческого рода — люди этой профессии женились строго в пределах своего презренного сословия.
Узаконенное убийство все равно считалось убийством.



Вдова, решившая стряхнуть с себя заклятье, переехала с маленькой Мари в Берн, где ее никто не знал, и где она поступила экономкой в дом известного местного врача и анатома Кертиса. Подлинный характер их отношений неизвестен. Полагают, они были любовниками.
Кертис долгое время не разрешал ребенку входить в одну из комнат, где запирался и проводил почти все свое время. 
Однажды вечером Кертис забыл запереть дверь... 
Мари толкнула ее, жалобно заскрипевшую.
Чадили свечи, отбрасывая гигантские тени. 
На столе были разложены человеческие руки, ноги, отрезанные головы, мышцы, сердца...Удушливо пахло горячим воском.
Кертис замер с чьей-то головой в руках (это была голова герцога Орлеанского). Один синий стеклянный глаз был вставлен в глазницу, и смотрел прямо на Мари. В другой глазнице — пустота. 
Девочка подходит к верстаку, берет из коробочки серый глаз, вставляет его в глазницу герцога и смеется так весело, что даже Кертису становится не по себе...

...В 1777 году Мари выполнит свою первую восковую скульптуру — Вольтера (раскрашивать было несложно — философ и так отличался восковым цветом лица). Не только абсолютное сходство с оригиналом изумит Кертиса, но и то, как мертвый воск передавал и настроение, и весь характер философа. «Вольтер теперь никогда не сможет умереть», — пошутил он, не вполне уверенный в том, что философ не повернет голову и не ответит ему какой-нибудь из своих острот... 
Кертис понял: что ему больше нечему учить Мари Грошхольц (таково было тогда ее имя).
Он предложит ей партнерство в своей необычайно популярной кунсткамере диковинок на Бульваре дю Тампль, а потом — в Пале Рояль. Она будет, пожалуй, единственной женщиной во Франции, которая получит финансовую независимость исключительно благодаря собственному искусству. В 17 лет ее пригласят в Версаль, обучать скульптуре сестру Людовика XVI. Скорее всего, та близость к королевской семье, которую она описала в мемуарах, была выдумкой беженки, желающей утвердиться.
Немногие уже помнят, с чего началась французская революция. Она началась так. Парижские бунтовщики вытащили из музея Кертиса восковые фигуры герцога Орлеанского и министра финансов Некера. Они долго терзали их и уродовали. Солдаты, вызванные для подавления бунта, открыли по толпе огонь. 
В безжизненных кукол стали превращаться живые люди. 
И это было только начало. 
Через два дня падет Бастилия. 
Как приближенную к королевской семье, Мари Грошхольц арестуют. Кто-то из санкюлотов ее узнает в темнице, вспомнит ее кунсткамеру диковинок, и ей предложат делать восковые портреты и казненных аристократов, и выдающихся революционеров. 
Ее проводят в подвалы, куда сваливали в кучи обнаженные тела казненных. 
Всех их уравняла смерть и гильотина.
Мари снимает маски в глине, потом заполняет полость горячим воском, освобождает от глины восковые лица и — раскрашивает...

Даже самые оголтелые из ревнителей классового геноцида расступаются перед ней: где это видано, чтобы столь крошечная женщина, почти карлица, без малейшего колебания ходила по мертвецким подвалам с руками по локоть в чужой голубой крови...
Она, всегда в черном чепце, напоминает им летучую мышь... 
Сама Мари чувствует себя великим уравнителем, сродни гильотине.
Потом в те же подвалы будут свозить тела революционеров: так бывает всегда.
Она не делает различий. 
Она хорошо знает, что делает. 
Ей посчастливилось увидеть великую историю.
И эту историю потом можно будет дорого продать. Как — она пока не знает. 
Потом будет странный брак в 37 лет с инженером Тюссо, двое мальчиков. 
Но разоренный революцией Париж это жалкий призрак той блестящей столицы, какую она знала. Никто больше не ходит смотреть на ее восковых мертвецов: зачем, когда их столько видели настоящих? К тому же, восковые копии казненных членов королевской семьи новый закон запрещает выставлять для обозрения. Что же с ними теперь делать? Не пропадать же добру.

И вот, летучая мышь мадам Тюссо, неопределимого возраста, в своем черном чепце, взяв немного денег, пятилетнего старшего сына и оставив младшего попечениям матери и мужа, пересекает Ла-Манш и оказывается в Лондоне, наводненном беженцами из Франции. 
С ней плывут восковые Людовик, Мария-Антуанетта и другие мертвецы Ancien Régime.
Вскоре Британия вступит в войну с Наполеоном и в эпоху своего цивилизационного апогея. 
Мадам Тюссо не говорит ни слова по-английски, однако не теряет ни минуты. Она нанимает несколько карет, покупает альманах британских ярмарок и начинает методично возить по ним восковые останки казненных аристократов. Ее жутковатое готическое шоу имеет бешеный успех. 
Она объездила всю Британию — от Лондона до Эдинбурга и Дублина. Ее сыновья выросли и стали подспорьем матери. Росла мощь Британской империи и росла империя Тюссо. Но самое удачное — в Европе возник первый настоящий культ личности нового времени — культ Наполеона. Культ личности это всегда спрос на изображения своего идола. 
И для мадам Тюссо поверженный император оказался гораздо полезнее собственного мужа, бездарно растратившего оставленное ему состояние. 
Больше они не встретятся никогда. 
Восковые фигуры стали частью развлекательной программы самого высшего лондонского света. Мадам Тюссо снимала прекрасные помещения. И под звуки камерного оркестра снова и снова катилась в корзинку до ужаса живая голова Марии Антуанетты...Дамы вскрикивали, подносили с носикам надушенные платки и были внутренне убеждены, что никогда ничего подобного не случится с их зеленым островом...
И даже сама юная королева Виктория дала согласие на изготовление своей восковой копии.

С этого момента начинается всемирная слава маленькой старушки в черном чепце и ее тесная связь с королевской семьей Британии. 
В 1850 году мадам Тюссо изготовила собственную восковую фигуру и умерла. 
Сама она сказала, что всегда пыталась сохранить Историю и людей: ведь от них обычно ничего не остается. 
Она права.
Воск живет дольше.
Я не люблю этот музей.

Август четырнадцатого и тревоги ядерной эры

Август четырнадцатого и тревоги ядерной эры

Обновлено 09 Ноябрь, 2018 09:43

Пол Гобл
Первая мировая война в зеркале современных глобальных противоречий
«Если бы после сараевского убийства между столицами европейских держав существовала хорошая телефонная связь, то Первой мировой войны могло и не быть», – сказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» американский политолог Пол Гобл.
Эрцгерцог Австрии Франц-Фердинанд и его жена Софи, за несколько минут до убийства. Сараево. 28 июня 1914 года
Эрцгерцог Австрии Франц-Фердинанд и его жена Софи, за несколько минут до убийства. Сараево. 28 июня 1914 года
​«Войны, – пояснил он, – можно разделить на два вида. В одних случаях войну развязывает одна сторона – полагая, что имеет возможность достичь своих целей путем агрессии. (Например, Вторая мировая война, когда Гитлер вознамерился взять реванш за поражение Германии в Первой мировой, а заодно перекроить карту Европы.)
Но есть и другая категория – когда никто, по существу, воевать не хочет, но неспособность уразуметь смысл происходящего заставляет каждую из сторон допускать просчеты, а в конечном итоге – ведущие к войне, для которой уже потом приходится искать оправдание».
«К тому же, – продолжает Гобл, – поскольку всем ясно, что последствия крупномасштабной войны будут чудовищны, большинству людей она кажется немыслимой. Но это не значит, что к ней нельзя скатиться – просто из-за неумения разговаривать с другой стороной. А с появлением ядерного оружия подобное становится не менее, а более вероятным».
О ядерном оружии в 1914-м никто не задумывался (пророческие стихи Андрея Белого («Мир рвался в опытах Кюри/ Атомной лопнувшею бомбой,/ На электронные струи / Невоплощенной гекатомбой») будут написаны семь лет спустя.
Умонастроение, однако, преобладало именно такое.
«Это – времени дух. Все культурно. Пока – нетревожно.../ Где им взяться, тревогам. Устойчиво чист небосвод.../ Младший Либкнехт пугает войной. Но война – невозможна./ Как теперь воевать, если есть на земле пулемет?!» – писал, характеризуя это умонастроение, Наум Коржавин.
К пулеметам дело, впрочем, не сводилось. «В Европе уже давно не было больших войн», – напоминает профессор Уэллсли Колледжа (Бостон) историк Нина Тумаркин. «Вдобавок, – подчеркивает она, – несмотря на соперничество между европейскими державами, торговые связи между ними так были прочны и интенсивны, что казалось: какая уж тут война?»
Убийство с последствиями
При ближайшем рассмотрении картина усложняется. «Конфликта, разросшегося до четырехлетней войны, действительно не хотели, – уточняет сотрудник московского Института славяноведения и балканистики РАН Александр Силкин, – но к конфликту с Сербией Австро-Венгрия явно стремилась. Летом 1914-го она вознамерилась «всего лишь» наказать Сербию за сараевское убийство (убийство членом сербской революционно-националистической организации «Молодая Босния» прибывшего в столицу Боснии и Герцеговины австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены) – ГА). Но ведь нетрудно было догадаться, что конфликт с Сербией не обойдется без вовлечения в него Петербурга…»
Задержание подозреваемого после покушения на эрцгерцога Австрии Франца-Фердинанда. Сараево, 28 июня 1914 года
Задержание подозреваемого после покушения на эрцгерцога Австрии Франца-Фердинанда. Сараево, 28 июня 1914 года
«Конечно, – подчеркивает историк, – покушение на Франца-Фердинанда не было случайностью: оно планировалось. Было ли оно задумано сербским правительством, или это был заговор, который – вопреки воле сербского политического руководства – поддерживали тайные организации «Черная рука» и «Объединение или смерть»? Я придерживаюсь второй точки зрения: сербская военная разведка действительно участвовала в заговоре, снабжала заговорщиков оружием, и несет ответственность за убийство. Но ведь разведслужбы нередко стремятся к самостоятельности от политического руководства – и не только в Сербии. Не забудем, что и тогдашняя династия – Карагеогиевичи – в 1903 году также сменила на престоле Обреновичей в результате заговора. Да, сербское политическое руководство не контролировало в должной степени армию, разведку, офицерский корпус. Но возложить на сербскую элиту ответственность за мировую войну – явное преувеличение…»
Национальность как инструмент мобилизации
Невообразимое произошло – и стало историей. Результат: четыре рухнувших империи (Австро-Венгерская, Германская, Османская и Российская. Для трех – Австро-Венгерской, Османской и Российской – это означало и территориальный распад.
На развалинах империй возникали национальные государства. Да и послевоенное мирное урегулирование в Европе осуществлялось под лозунгом национального самоопределения. А два десятилетия спустя началась Вторая мировая война.
«Принцип национального самоопределения не так-то просто воплотить в жизнь, – констатирует Пол Гобл. – В первую очередь: как проводить границы там, где население является смешанным? Где даже в одном селении могут проживать несколько этнических групп? А ведь именно так обстояло дело по всей Восточной Европе, особенно на Балканах».
«Югославия также возникла под лозунгом национального самоопределения, – подчеркивает Александр Силкин. – Точнее – единства трех народов: сербов, хорватов и словенцев (о других народах будущей Югославии в ту пору речь не шла). Конечно, их элиты могли кривить душой, но они это провозгласили. Государство сербов, хорватов и словенцев было создано. Но сразу же в нем обострились национальные противоречия: тезис о единстве оказался иллюзией».
Почему? «Народы, входившие в состав государства, веками жили по разным законам и тяготели к разным цивилизационным центрам, – поясняет Александр Силкин. – Их политические элиты эксплуатировали существовавшие противоречия для мобилизации масс, т.е. в конечном счете – для увеличения собственного политического веса. С этой точки зрения, национальные лозунги были самыми востребованными. Оттого-то элита каждого народа и не желала идти в этом вопросе на компромисс».
Политика, опрокинутая в прошлое
«Первая мировая война отбрасывает тень и на сегодняшние события, – подчеркивает Пол Гобл. – Распад империи – не такая уж редкость в мировой истории. И, разумеется, на каждого выигравшего в таких случаях находится и проигравший. Кое-кто приходит к убеждению, что раньше было лучше и что неплохо было бы восстановить старый порядок. А новое положение дел, как правило, вызывает недовольство у народа, прежде цементировавшего империю».
Одна из иллюстраций тому – процессы, развернувшиеся в России после распада СССР, считает аналитик. «В последние пять лет стало ясно, что многие высокопоставленные лица здесь попросту не признают чьего-либо национального самоопределения», – поясняет он.
Тут-то и призывается на помощь историческая память. В том числе – о Первой мировой.
«На протяжении последних пяти лет Путин стремится представить Россию как одну из держав-победительниц, – отмечает Нина Тумаркин, – хотя в действительности Первая мировая война закончилась для России бедственным Брестским миром».
«В выступлении Владимира Путина при открытии памятника героям Первой мировой на Поклонной горе говорится не только о «несчетных примерах личного мужества и воинского искусства, истинного патриотизма российских солдат и офицеров, всего российского общества», но и о том, что «Россия сделала все, чтобы убедить Европу мирно, бескровно решить конфликт между Сербией и Австро-Венгрией», – продолжает Тумаркин.
«Вымысел»! – считает историк.
Другое новшество – уподобление Первой мировой войны – Второй. «Чем Вторая мировая война отличается от Первой, по сути, непонятно, – говорил Владимир Путин в одном из выступлений. – Никакой разницы на самом деле нет. Но я думаю, что замалчивали ее не потому, что ее обозвали империалистической, хотя речь шла прежде всего о геополитических интересах стран, вовлеченных в конфликт. Замалчивали ее совсем по другим причинам. Мы почти не задумываемся над тем, что произошло. Наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества! Мы проиграли проигравшей Германии. По сути, капитулировали перед ней, а она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой. И это результат национального предательства тогдашнего руководства страны. Это очевидно, они боялись этого и не хотели об этом говорить, и замалчивали это, и несли на себе этот крест»».
Пол Гобл не находит эту интерпретацию убедительной. «Между двумя мировыми войнами, – констатирует он, – огромные различия. Первая – конфликт между империями, между династиями – приведший к распаду этих империй. Вторая – попытка национальных государств перекроить границы с соседями и добиться господства – во имя определенной идеологии. Причем противостояли этой попытке как демократии, так и диктатура, которые не хотели, чтобы фашизм восторжествовал».
«Цель Путина, – поясняет Гобл, – доказать, что, если бы не Первая мировая война, то революций 1917 года – Февральской и Октябрьской – не произошло бы».
В действительности Первая мировая война не приблизила, а задержала русскую революцию, считает Нина Тумаркин. «До лета 1914-го забастовка следовала за забастовкой, но война на первых порах сплотила общество, – подчеркивает она. – К революции страну подтолкнула не война сама по себе, а кризис, ставший особенно очевидным, когда, в 1915-м, император Николай Второй покинул столицу, после чего работа правительства оказалась полностью парализована».
Проблема, впрочем, не только в деталях «русской смуты» 1917-го, но и в интерпретации ее природы, считает Гобл. «Путин, – подчеркивает политолог, – стремится утвердить тезис об однолинейности русской истории, об отсутствии в ней глубоких внутренних конфликтов. Но это неверно: в действительности Россия была глубоко, фундаментально разделена. И революции 1917-го, и последовавшая за ними гражданская война произошли именно потому, что в обществе существовали совершенно разные представления о том, каким должно быть ее устройство».
В первую очередь это касалось вопроса о войне и мире, уточняет проживающий в США российский историк Анатолий Разгон. «В широких массах – подчеркивает он, – война была непопулярна. И вопрос о ее прекращении был одним из главных вопросов, связанных с удержанием власти. Это понимало и Временное правительство, хотя оно и запоздало с его решением. И вне решения этого вопроса удержать власть было невозможно. Пример тому – судьба левых эсеров, в 1917-1918-м – союзников и – одновременно – конкурентов большевиков. В какой-то момент они настояли на внедрении в советскую систему (тогда еще только нарождавшуюся) некоторых элементов парламентаризма. И надеялись (а вместе с ними – и многие представители крестьянства), что большевики, возможно, потеряют монополию на власть. Но левых эсеров погубило то, что они стояли не за мир, а за революционную войну. И в июле 1918-го, когда, как утверждается, произошло так называемое левоэсеровское восстание (которого на самом деле не было), большевики легко избавились от конкурентов – в немалой степени благодаря своим утверждениям: мы – за мир».
Уроки 1914-го
Сопоставляя две мировые войны, Пол Гобл подчеркивает: «Финал войны так же важен, как ее начало. Он должен напоминать о том, что произошло. Одна из причин того, почему Германия и Япония достигли таких успехов после 1945 года, состояла в том, что союзники прямо заявили: в ходе войны эти страны потерпели поражение. Между тем Первая мировая, по существу, завершилась не миром, а Компьенским перемирием. Германские войска вернулись домой не как потерпевшие поражение, а вследствие политического соглашения. Победившая сторона не заявила четко о поражении противной стороны».
Так было, подчеркивает Гобл, и после окончания «холодной войны», когда Запад не захотел настоять на том, что СССР потерпел поражение.
«В таких случаях, – подчеркивает аналитик, – сохраняется опасность реваншизма. Отсюда и важность уроков Первой мировой войны. Первый из них – в том, что крупномасштабный конфликт может начаться и тогда, когда ни одна из сторон к нему не стремится. Когда из-за ошибок в интерпретации намерений противника начинает казаться, что нет другого выхода, кроме как начать войну. Что и произошло летом и осенью 1914 года. Второй урок – для сегодняшнего мира: мы можем говорить, что никто не хочет ядерной войны, но мы вполне можем к ней скатиться – как скатились к мировой войне европейские державы в августе 1914-го».
  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

ЛАВРОВУ ПОРА В ТЮРЬМУ

Лавров должен сесть: глава МИДа нарушил закон РФ о запрете общения с террористами

 9TV 
Участие представителей террористического движения «Талибан»* в конференции в Москве — важный вклад в формирование условий для начала прямого диалога с правительством, считает глава МИДа РФ Сергей Лавров.
«Мы приветствуем присутствующие здесь делегации Высшего совета мира Афганистана и движения талибов*. Их участие в сегодняшнем мероприятии призвано стать важным вкладом в формирование благоприятных условий для начала прямых переговоров между правительством, движением талибов* и представителями широких общественно-политических кругов страны», — цитирует слова Лаврова агентство РИА Новости, помечая слова Талибы звездочкой и поясняя, что это «террористическая организация, запрещенная на территории России».
МИД Афганистана ранее сообщил, что делегация Высшего совета мира Афганистана не представляет правительство страны.
Встреча прошла 9 ноября в закрытом формате в Москве в роскошном «Президент-отеле» в центре российской столицы. Террористы прибыли на встречу со своим покровителем Лавровым в традиционной боевой амуниции, но ножи для отрезания голов, а также гранатометы и «Стингеры», которыми они отправляли в «черные тюльпаны» российских солдат, очевидно, временно сдали в гардероб.
«Московский формат» консультаций по Афганистану был создан в 2017 году на основе шестистороннего механизма консультаций спецпредставителей России, Афганистана, Китая, Пакистана, Ирана и Индии. Очередной раунд консультаций должен был пройти в сентябре, но был перенесен по просьбе Кабула, отмечает московское агентство.
«За такую фотографию Серёже Лаврову по российскому законодательству полагается 3 года тюрьмы.
(террористическая организация “Талибан” запрещена в России)», — комментирует «семейное фото» Лаврова с афганскими террористами в Москве израильский медиа-менеджер Влад Зерницкий в сети Facebook.

В принципе, встречи кремлевских политиков с мусульманскими террористами в Москве не редкость, но, по крайней мере, боевики ХАМАСа, Исламского джихада и Хизбаллы, которые воюют за уничтожение Израиля, официально в РФ террористами не считаются.
Как информировал «Курсор», в составе делегации ХАМАСа, которая 19 сентября минувшего года провела переговоры в Москве, был Салах Арури – зарубежный координатор деятельности «шахидов» в Иудее и Самарии. Через несколько дней после этого визита трое израильтян были убиты в поселении Хар-Адар, ХАМАС приветствовал этот теракт.
Израильский министр Зеэв Элькин (член «узкого кабинета безопасности») сообщил об этом министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову в ходе переговоров в Москве 27 сентября.
Лавров «выразил удивление» в связи с участием Арури в московских переговорах и обещал «проверить» достоверность полученной информации.

УКРАИНА МЕЖДУ ВОЙНОЙ И РЕФОРМОЙ

Арнольд Хачатуровкорреспондент

1 186
 
Хроники «украинской экономической катастрофы» занимают исключительно много места в российской информационной повестке. Со времен Майдана прокремлевские эксперты достигли совершенства в искусстве прогнозирования финансово-экономического краха Украины. «Киев хотел независимости от России и интеграции с Европой, а в итоге получил обнищание населения, крах промышленности и долговое рабство при МВФ», — звучит из передачи в передачу одна и та же патриотическая пластинка.
2014 год. Майдан. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»
За этой пропагандистской риторикой скрывается ряд объективных показателей, которые частично подтверждают мрачные оценки перспектив украинской экономики. В октябрьском отчете МВФ Украина впервые названа самой бедной страной в Европе по уровню доходов на душу населения — раньше это «первенство» принадлежало Молдове. Вернуться к уровню благосостояния 2008 года Украина сможет только к середине 2020-х, а для того, чтобы догнать средние европейские страны, понадобятся десятилетия.
Попытки следовать рецептам реформ в Грузии и Польше не дали того эффекта, на который рассчитывали участники «революции достоинства». Разочарован не только электорат, но и некоторые украинские политики, которые призывают прервать напрасные мучения страны и объявить дефолт.
Постреволюционные киевские власти действительно не смогли добиться ошеломительных успехов на стезе реформ.
Но следует ли из этого, что события 2014 года стали «роковой ошибкой» для экономического будущего Украины?

Худшее позади

На фоне последних лет может показаться, что Украина всегда находилась в клубе бедных стран, но это не так. В конце 1980-х ВВП республики на душу населения превышал показатель РСФСР и лишь немного отставал от польского, в то время как сегодня средний украинец примерно в три раза беднее россиянина и поляка (с учетом разницы цен).
Экономический разрыв между этими странами начал формироваться после развала СССР. В 1990-е Украина пережила еще более суровый спад производства, чем Россия. К концу десятилетия экономика сжалась до 40% от показателей 1991 года.
Полезные для общества рыночные реформы, такие как либерализация земельного и энергетического рынков, были заблокированы украинскими властями, в то время как стремительная приватизация обернулась расхищением госсобственности.
Наличие развитой индустриальной базы в этом смысле оказалось минусом: «красным директорам» было проще присвоить крупные заводы и заложить основы олигархической экономики.
С начала нулевых Украина росла чуть быстрее России: на 7,5% в год против 7%. В обоих случаях прирост благосостояния во многом обеспечивался высокими ценами на сырье (в случае Украины — на доминирующие в структуре экспорта металл и зерно). Но кризис 2008 года ударил по Украине гораздо сильнее, чем по России, и отставание вновь усилилось. С того момента обе страны фактически находятся в стагнации.
После прихода к власти Януковича украинская плутократия достигла своего пика: коррупция приняла невиданные даже по постсоветским меркам масштабы. Видимость экономической стабильности поддерживалась искусственно, во многом за счет российских кредитов в обмен на внешнеполитическую лояльность (в декабре 2013 года Россия одобрила Януковичу кредитную линию в $15 млрд).
Экспонаты музея «Межигорье» — предметы роскоши Януковича, оставленные в брошенной им резиденции и обращенные в собственность государства. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета» 
2014–2015 гг. стали шоковым этапом, связанным с присоединением Крыма к России и началом военных действий на востоке Украины. По оценкам специалиста по экономике Восточной Европы Андерса Ослунда,
из-за потери контроля над Крымом и Донбассом Украина недосчиталась $24,6 млрд или 13,7% ВВП. Гривна подешевела на 70% по отношению к доллару, инфляция выросла до 60%.
В 2016 году негативный тренд удалось переломить. Экономика Украины растет третий год подряд — на пике темпы роста достигали 4,6%. По итогам 2018 года валовой внутренний продукт увеличится на 3,3%. Это гораздо быстрее российской экономики. Правда, объясняются такие темпы эффектом низкой базы — восстановлением после глубочайшего спада.
«Украина немного отошла от края пропасти, на котором она стояла в 2014 году. Конечно, если бы МВФ сейчас отказался выделять помощь, картина была бы гораздо хуже, но дефолта все равно не произошло бы», — считает Георгий Чижов, руководитель украинского бюро фонда «Центр политических технологий» и эксперт группы «Европейский диалог».
«Минфин и Нацбанк Украины добились относительной макроэкономической стабилизации, сократив дефицит бюджета и нарастив золотовалютные резервы. Катастрофический сценарий вероятен только в случае возобновления военных действий», — говорит Чижов.
Годовщина событий на Майдане. В акции памяти приняли участие вернувшиеся с фронта солдаты. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

В режиме автономного плавания

Антикризисной подушкой безопасности, значительно сгладившей падение экономики, стал украинский теневой сектор, который по историческим причинам имеет огромные масштабы. «На Украине есть две экономики: большая, которая находится на свету и фиксируется официальной статистикой, и теневой мелкотоварный уклад.
Люди выращивают овощи и фрукты, оказывают небольшие ремонтные услуги. Для 70–80% населения это главный механизм выживания», —
говорит руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко.
Предпосылки для бума «гаражной экономики» на Украине создали два ключевых закона, принятых Радой в 1993 году. Один из них оставлял за гражданами приусадебные и дачные участки земли, другой разрешал заниматься товарным производством и продавать продукцию на ближайших рынках без всякой регистрации. «Это архаичный подход, но другого выбора тогда не было. Крупные заводы либо были растащены олигархами, либо закрылись в связи с кризисом», — объясняет Мироненко.
Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»
По разным оценкам, до половины украинской экономики находится в тени. Поэтому реальные условия жизни людей часто значительно лучше, чем на бумаге.
Главное преимущество мелкотоварного уклада в том, что его невозможно разрушить при помощи санкций. «Украина — как подводная лодка: в таком режиме может существовать годы и десятилетия», — говорит Мироненко. В этом смысле политика Кремля в отношении Киева оказалась малоэффективной. С другой стороны, строительство на базе теневого сектора современной технологичной экономики — крайне нетривиальная задача.

Тупики диверсификации

Фото: Pavlo Pakhomenko / Zuma / ТАСС
Плодородные земли и большой аграрный сектор — традиционно сильная сторона украинской экономики. Здесь есть существенный экспортный потенциал: если в ЕС переизбыток собственной сельхозпродукции, то арабские страны и Китай вполне заинтересованы в поставках из Украины, объясняет Георгий Чижов.
Но аграрный сектор в XXI веке вряд ли способен стать главным двигателем модернизации экономики. «Стране, в которой живет около 45 млн человек, невозможно обойтись одним лишь сельскохозяйственным сектором. Нужны новые экспортные отрасли, чтобы увеличивать уровень подушевого дохода», — говорит ведущий исследователь Института экономической политики имени Гайдара Иван Любимов.
Один из классических примеров неудачной модернизации — история Аргентины начала XX века. «Эта страна была одной из самых перспективных экономик в мире, но провалила диверсификацию, сосредоточившись на сельском хозяйстве», — говорит Любимов. В результате современная Аргентина гораздо дальше от лагеря развитых стран, чем была сто лет назад.
Другая историческая специализация Украины — промышленное производство, прежде всего металлургия. Дешевая рабочая сила на фоне трехкратной девальвации гривны и относительно низкие тарифы на электроэнергию могут послужить хорошим стартовым бонусом для экспортного потенциала предприятий. Украинские власти пытаются привлекать иностранных инвесторов, чтобы те строили в стране заводы и беспошлинно экспортировали местную продукцию, используя преимущества от соглашения о зоне свободной торговли с ЕС.
Отдельные истории успеха по этой линии есть, говорит Чижов. «Например, стиральные машины из Западной Украины продаются на европейском рынке. Можно обнаружить в Европе украинские продукты и некоторые товары народного потребления, но этого все равно мало. В целом европейский рынок для украинского производителя остается очень сложным», — объясняет эксперт.
Проблема в «советскости» украинской промышленности — многие предприятия устарели морально и технически. Кроме того, 16% промышленного производства Украины раньше обеспечивал Донбасс, хозяйственные связи с которым теперь оборваны. В то же время часть заводов, которые остались под контролем центральных властей, были ориентированы на российский оборонно-промышленный комплекс.
«Такое количество научных разработок для советских вооружений самой Украине просто не нужно. Россия во многом была безальтернативным рынком для наукоемкого производства», — говорит Чижов.
До 2014 года треть всего украинского экспорта направлялась в Россию. Объем торговли между соседними странами упал на 80% в период с 2012 до 2016 гг. В 2017 году началось слабое восстановление товарооборота, но после недавнего обмена санкциями оно может вновь сойти на нет.
Украина обладает качественным человеческим капиталом — украинцы «слишком образованные, чтобы быть бедными», пишет Андерс Ослунд.
Но в последнее время страна столкнулась с масштабной «утечкой мозгов», ускоренной благодаря безвизовому режиму со странами ЕС.
Официально за границей сейчас работают несколько миллионов украинцев. В отдельных регионах страны наблюдается реальный дефицит рабочих рук, однако есть и позитивный эффект: «заробитчане» переводят на родину около $12 млрд в год, оказывая серьезную поддержку украинскому платежному балансу.

Закулиса нам поможет

Сложные отношения Украины с Международным валютным фондом — отдельный повод для злорадства со стороны российских критиков независимой украинской государственности. Даже без привязки к Киеву МВФ считался в этих кругах символом зла и орудием мировой закулисы. Украинское правительство и отдельные политики-популисты из оппозиции и сами не прочь поиграть в демонизацию МВФ, поскольку это помогает им выторговать более выгодные условия предоставления финансовой помощи. На данный момент Украина уже получила половину пакета МВФ в $17 млрд и еще $6 млрд от Евросоюза.
Меры, которые предлагает МВФ для стабилизации украинской экономики, по определению не могут понравиться избирателям, кошельки которых и так заметно осунулись в последние годы. Урезание государственных расходов, приватизация, земельная реформа, пенсионная реформа, реструктуризация «Нафтогаза», антикоррупционные ограничения — это основные пункты повестки преобразований на ближайшие годы.
Больше всего народного гнева вызывает требование отменить субсидирование тарифов ЖКХ для бытовых потребителей из государственного бюджета. Несмотря на приближающиеся выборы, с 1 ноября украинским властям все-таки пришлось на 23% поднять тарифы на газ, которые до 2014 года фактически были заморожены. И это только половинчатая мера: в общей сложности тарифы нужно будет поднять на 50%. «МВФ исходит из того, что бессмысленно выбрасывать деньги в трубу, продавая газ гораздо ниже себестоимости и покрывая потери из заемных средств», — объясняет Георгий Чижов. Кроме того, искажения на газовом рынке до сих пор остаются крупным коррупционным каналом обогащения для украинских олигархов.
Один самых известных бизнесменов Украины Петр Порошенко вскоре после инаугурации. Фото: РИА Новости
Помимо политической непривлекательности «меры строгой экономии», которые международные финансовые институты рекомендуют проблемным странам, имеют неоднозначную экономическую эффективность. Многие страны-реципиенты помощи так и не смогли выйти на траекторию устойчивого экономического роста — жесткие бюджетные ограничения часто только усугубляют рецессию (впрочем, это может быть связано и с тем, что политики никогда не реализуют пакет рекомендуемых реформ целиком).
Рецепты МВФ также не всегда достаточно подробно учитывают страновую специфику. «Люди из МВФ ничего не понимают в Украине. Но им важно, чтобы она смогла вернуть заемные деньги», — говорит Мироненко.
Тем не менее на данном этапе именно поддержка МВФ позволяет украинскому правительству сводить бюджет, не допускать дальнейшее падение гривны и поддерживать стабильный экономический рост свыше 3% ВВП в год.
Транши от МВФ снижают стоимость других заимствований на внешнем рынке, которые нужны Украине для выплат по внешнему долгу. Высокое долговое бремя — один из главных среднесрочных рисков для украинской экономики. В 2019 году объем внешних выплат должен составить $6 млрд. Но по сравнению с зависимостью от кредитов Кремля отношения с международными финансовыми институтами выглядят гораздо более здоровыми.
«У Кремля была такая позиция: мы дадим вам сколько угодно денег и льгот, лишь бы вы плыли в нашем фарватере. В развитии украинской экономики Россия не была заинтересована. МВФ придерживается прямо противоположного подхода: они хотят кредитовать не потребление, а развитие», — утверждает Чижов. При этом представители России в МВФ под любым предлогом пытаются заблокировать предоставление очередных траншей Украине.
Одним словом, позицию МВФ сложно назвать людоедской: фонд закрывает глаза на невыполнение Киевом многих требований и постоянно идет на уступки правительству.
Такая ситуация выгодна обеим сторонам: нажать на «красную кнопку» и остановить предоставление помощи Украине МВФ вряд ли решится, а других рычагов воздействия у него практически нет.
«Обычно правительство страны-реципиента помощи должно очень сильно накосячить, чтобы помощь приостановили. Самим донорам это невыгодно: они выглядят глупо, если кучу денег потратили зря», — объясняет профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман.

Еврооптимисты и российские деньги

Хотя украинским властям пока удается избежать худшего сценария, настроения в стране далеки от триумфальных. Настоящим успехом можно было бы считать выход на 6–7% роста ВВП в год — такие темпы позволили бы серьезно сократить отставание от богатых стран, но реальных предпосылок для такого рывка сейчас нет.
Казалось, что свержение коррумпированного режима Януковича откроет прямой путь к экономическому процветанию. Иначе в чем был смысл народной революции?
Инфографика: Алексей Комаров / «Новая газета»
Отчасти наступившее разочарование связано с завышенными ожиданиями. В мире есть множество электоральных демократий, которые при этом остаются бедными странами (Молдова, Болгария, Аргентина и так далее). Это типичная проблема развивающихся экономик, никак не связанная с особенностями Украины. Со времен античности демократия — это способ исключить правление худших, но для хорошего правления ее недостаточно, подчеркивает Владимир Гельман.
«Электоральная демократия, если она оказывается устойчивой и не демонтируется, как это произошло в Турции или Венесуэле, помогает избежать экономических катастроф, потому что творцов глубочайших кризисов не переизбирают на новый срок. Но из этого не следует, что на смену плохому правлению демократия надолго приведет к власти достойных кандидатов», — соглашается экономист Иван Любимов.
На Украине так и не появилось влиятельной политической силы, реально заинтересованной в глубоких преобразованиях — как движение «Солидарность» в коммунистической Польше или команда Саакашвили в Грузии «нулевых». При неустойчивой политической ситуации стабилизационные реформы имеют мало шансов на успех.
Кроме того, украинская парламентско-президентская система совмещает в себе худшие качества каждого из этих режимов по отдельности, считает Гельман. Власть в ней крайне фрагментирована и нечетко разделена между президентом и парламентом. «Двойная подотчетность правительства стимулирует его к тому, чтобы как можно больше маневрировать и топтаться на месте. Поэтому реформы буксуют», — говорит политолог.
При этом нынешний ход реформ все же выглядит огромным прогрессом на фоне коррупционного застоя, в котором находилась страна при Викторе Януковиче и предыдущих правителях.
Есть и явные провалы, главный из которых состоит в том, что украинским властям так и не удалось значительно улучшить институты защиты прав собственности.
«Если реформа патрульной полиции в той или иной мере удалась, то прокуратура и суды требуют серьезных преобразований», — считает Любимов. Без железных гарантий частной собственности Украина не увидит притока иностранных инвестиций, даже если военный конфликт на востоке страны исчерпает себя. Показательно, что сейчас главным источником прямых иностранных инвестиций для страны по-прежнему остаются российские деньги.
Даже в случае успеха институциональных преобразований — демонополизации рынков, дерегулирования бизнеса и повышения степени экономической свободы — не стоит ждать моментального экономического прорыва.
«Для диверсификации украинской экономике нужна модернизация инфраструктуры, обучение инженеров, конструкторов и программистов тем знаниям, которые востребованы международными компаниями, банковская система, способная финансировать не только крупнейшие олигархические бизнесы, правильный выбор рынков сбыта», — перечисляет Любимов. Эти элементы — такое же важное условие инвестиционного бума, как и благоприятный бизнес-климат.
Поскольку внутренние ресурсы для такого рывка сильно ограничены, надежды во многом возлагаются на ускорение евроинтеграции Украины. Если принципиальное решение о движении в этом направлении будет принято, то Европа может стать ключевым донором инвестиций и новых технологий, необходимых для модернизации украинской экономики. Однако для этого потребуется политическая воля и отказ от образа Украины как «чемодана без ручки».
«Украинцы — главные еврооптимисты. Если в ведущих европейских странах ЕС поддерживают 50–60%, то здесь — 84% населения», — говорит Мироненко. По прогнозам эксперта, в течение 2–3 лет в переговорах Украины с ЕС должен быть достигнут существенный прогресс.

Воевать или развиваться

Фото: РИА Новости
Следующий год имеет большое значение для будущего Украины: с разницей в 6 месяцев состоятся президентские и парламентские выборы. Наступление электорального цикла всегда затормаживает любые крупные изменения, так что до конца 2019 года на реформаторском фронте ожидается относительное затишье.
Скептики скажут, что реформы, скорее всего, сойдут на нет — как это произошло в годы президентства Ющенко после «Оранжевой революции», когда благоприятная внешняя конъюнктура позволила властям жить по-старому. Но в этот раз так не получится, считает Чижов: «Падение было очень серьезным и ожидания общества сейчас совсем другие».
Особой альтернативы нынешней команде на президентских выборах не видно: среди главных претендентов на власть сплошь знакомые лица. Экс-премьер-министр Юлия Тимошенко, фаворит гонки с уровнем поддержки в 13% избирателей, например, баллотируется в президенты уже в третий раз. Тимошенко разыгрывает популистскую карту: ругает за кровожадность МВФ, но при этом выступает за интеграцию с ЕС, хотя требования этих двух организаций совпадают.
С задачей персонального обновления власти Майдан не справился, поэтому существует высокая вероятность протестного голосования. «Когда социологи включают в опросы фамилии кого-то из неполитиков, например, шоумена Владимира Зеленского (сыграл роль школьного учителя, ставшего президентом Украины, в комедийном сериале «Слуга народа». — А. Х.), то он сразу же набирает рейтинг, сопоставимый с рейтингом действующего президента. Не исключен вариант, что какой-то кандидат стремительно стартует и соберет голоса избирателей, уставших от старых политиков», — предполагает Чижов.
Тимошенко рассматривается Кремлем как потенциально наиболее договороспособный кандидат, хотя откровенно пророссийских сил в украинской политике сейчас нет и не предвидится.
С небольшим отставанием от Тимошенко по рейтингам идет действующий президент Петр Порошенко, который, скорее всего, выступит в патриотическом амплуа: как борец с сепаратизмом, аннексией и недружественными действиями Кремля. Эта риторика найдет понимание у украинцев, многие среди которых считают Россию страной-агрессором.
«На Украине сохраняется острое ощущение воюющей страны. Каждый день в областных центрах проходят похороны молодых людей, которые погибли в Донбассе. В такой ситуации просто невозможно выиграть выборы с помощью призывов сесть и договариваться», — сетует Мироненко.
Нынешние отношения России и Украины, несмотря на разную степень вины, это главный тормоз для экономического развития обеих стран, считает эксперт. Однако политики продолжают вставлять друг другу палки в колеса: в ноябре страны ритуально обменялись очередными санкционными списками. Так будет продолжаться до тех пор, пока нагнетание атмосферы будет приносить лидерам стран больше политических очков, чем конструктивная работа на благо своих граждан.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..