понедельник, 22 мая 2017 г.

МИФЫ О ПАРФЮМЕРИИ

Самые распространённые мифы о парфюмерии

У многих из нас в сознании закрепились совершенно ошибочные стереотипные представления о парфюмерной продукции. Даже название сбивает людей с толку, ведь большинство полагает, что одеколон предназначен для мужчин, а духи для женщин. Однако на самом деле разница между ними заключается лишь в концентрации эфирного масла. В этой статье парфюмерный эксперт Марлен Харрисон развенчивает девять наиболее распространённых мифов.
Лучшее место для хранения духов – ванная комната
Напротив, тёплая влажная атмосфера будет способствовать разрушению эфирных масел, и духи быстрее утратят свой оригинальный аромат.
На коже аромат будет пахнуть так же, как на бумажной полоске
На практике невозможно предсказать, как аромат раскроется на вашей коже. Более того, на коже разных людей он проявит себя по-разному.
Духи следует наносить, брызнув перед собой и шагнув в ароматное облако
Эксперт полагает, что лучше всего слегка сбрызнуть сухую кожу. Нанесите на тёплые участки тела, такие, как шея и грудь. Это позволит аромату равномерно рассеиваться в течение дня. Главное правило – не переусердствуйте.
Одеколон для мужчин, а духи – для женщин
В действительности, термины одеколон и духи говорят лишь о количестве эфирного масла в составе. Самый слабый аромат имеет одеколон, в нём концентрация масел около 3%. В туалетной воде около 10%, парфюмированной туалетной воде от 15% до 20%, в духах примерно 25%.
Духи следует втирать в кожу
Не делайте этого! Трение только нарушит комбинацию масел и уменьшит время действия аромата. Позвольте парфюму впитаться самостоятельно.
Все духи пахнут одинаково сильно
Эксперт утверждает, что интенсивность запаха напрямую зависит от количества эфирного масла в составе. Чем его больше, тем мощнее будет аромат, и тем меньшее количество парфюма необходимо при нанесении.
Чем сильнее ощущается запах, тем он приятнее
По словам эксперта, более мощный запах не обязательно будет восприниматься, как более приятный. В зависимости от вашей индивидуальности, вам может подойти более сильный или более слабый запах. Кроме того, один и тот же аромат в разной концентрации может ощущаться совершенно иначе.
Запах остаётся одинаковым с момента нанесения до конца дня
На самом деле многие ароматы «нелинейны» и с течением времени раскрываются новыми нотами. Обычно нелинейные ароматы считаются более качественными.
Чем дороже духи, тем они лучше
Порой менее дорогой парфюм подойдёт вам больше, чем тот, где вы переплачиваете за бренд. Выбирая духи, важно найти собственный аромат.

СОЖАЛЕЮЩИЕ О МАТЕРИНСТВЕ

Разочарованные в материнстве: женщины, которые нарушают священное табу

Израильская исследовательница и журналистка Орна Донат в своей книге «Сожалея о материнстве» (Regretting motherhood) опубликовала истории женщин, которые жалеют о том, что стали матерями. Это исследование касается самого священного табу в нашем обществе, которое допускает любые сожаления, но не о том, что когда-то ты родила детей. Одна из героинь книги говорит, что уже с подросткового возраста она знала, что не хочет стать родительницей, однако осознавала, что в Израиле «очень укоренена общественная идея о том, что каждая женщина должна желать стать матерью, или что ей необходимо стать ею рано или поздно».
Для проведения исследования Донат с 2008 по 2011 год опросила 23 израильских матерей. Еврейские женщины разных социальных слоев в возрасте от 20 до 70 лет — некоторые уже бабушки. Их объединяло одно: они все сожалеют о том, что стали матерями. Их подлинные имена в исследовании не указаны.
Большинство матерей подчеркивают, что хотя любят своих детей, они ненавидят материнство. Одна женщина сказала, что уже через несколько недель после рождения она назвала свое положение катастрофой: «Это был самый страшный кошмар в моей жизни».
Для проведения своего исследования Донат выбрала женщин, которые отрицательно отвечали на вопрос: «Если бы вы прокрутили время назад, с вашим теперешним знанием и опытом, вы бы стали еще раз матерью?» Речь при этом шла не о тех женщинах, у которых появились негативные чувства по отношению к детям, а о подлинном раскаянии, которое не проходит с годами, о желании повернуть время вспять. Многие матери в этом исследовании пишут, что живут с ощущением, что дети украли их жизнь, их самостоятельность и личность.
В Израиле до сих пор считают, что сожаление и раскаяние могут наступить после климакса у женщин, которые отказались от материнства. «Плодитесь и размножайтесь» — один из наиболее важных постулатов еврейской традиции. «И хотя материнство связано с неуверенностью, и уже ничего нельзя повернуть назад, в Израиле очень сильно культурное давление на женщин, которые обязаны иметь детей», — пишет Донат в своем исследовании.
В Германии решение не иметь детей принимается обществом, говорит социолог. «Но говорить о раскаянии, когда дети уже есть, (в Германии) это видимо очень щекотливый момент». В конечном итоге такое признание является табу во всех обществах.
Однако Донат рассчитывает, что ее исследование и дебаты в обществе об этой теме приведут к переосмыслению. И давление на женщин будет ослаблено. «Нужно открыто говорить о том, что материнство не всех женщин делает счастливыми», — говорит израильтянка, которая решила для себя, что детей у нее не будет. «Нужно доверять женщинам, которые сами знают могут ли они быть матерями или нет».

Кто эти женщины?

Аталиа, 45 лет, в разводе, ее трое детей-подростков живут с отцом. Даже если она не занимается детьми ежедневно, быть матерью ее тяготит: «Меня это давит, вытягивает душу», — говорит она. И объясняет, что стала матерью «на автомате», не задумываясь по-настоящему о всех последствиях своего выбора. Свое настоящее призвание она поняла слишком поздно. «Если бы я могла вернуть время назад, я бы не стала заводить детей. Однозначно.»
Тирца, 57 лет, в разводе, у нее двое детей и она уже бабушка. Для нее также шаг к материнству был как бы само собой разумеющимся после вступления в брак. «Каждый раз, когда я говорю с моими подругами, я откровенно признаюсь, что если бы я знала все то, что я знаю сейчас, я бы никогда не родила ни даже четвертинки ребенка. Только самое плохое это то, что вернуться назад нельзя. Я совершила ошибку, которую нельзя исправить.»
Дорин, 38 лет, в разводе, мать троих детей, говорит, что перед тем, как забеременеть у нее не было ни необходимости, ни желания стать матерью. Но так получилось. «Я бы хотела не иметь детей. Ни трех, ни одного. Мне очень больно говорить это, и они, конечно, никогда этого от меня не услышат. Они бы этого и в пятьдесят лет не поняли, хотя, тогда аж — может и да, не знаю. Я бы выбрала жизнь без детей. Это ужасно трудно признать, потому что я их люблю. Очень. Но без них моя жизнь радовала бы меня больше».

Почему они так говорят?

Я очень люблю своих детей, но я бы от них отказалась: разве одно не противоречит другому? Орна Донат считает, что нет, не противоречит, более того, это очень распространенное ощущение женщин, давших ей интервью. Шарлотта, 44 года, в разводе, мать двоих детей, пробует объяснить этот кажущийся парадокс: «Все сложно, ведь я сожалею о том, что я стала матерью, но не сожалею, что мои дети появились на свет такими какими они есть. Я люблю их. Даже если я вышла замуж за придурка, я не жалею об этом, ведь если бы я вышла за кого-то другого, у меня были бы другие дети, а я люблю именно этих. Действительно, парадокс. Я жалею, что стала матерью, но люблю моих детей. Если бы я их не любила, я бы не хотела, чтобы они существовали. А я хочу, чтоб они жили, просто не хочу быть их мамой».

Что именно они оплакивают?

Оделия, 26 лет, мать одного ребенка, она знала, что не хочет детей еще когда была беременной. «Я поняла, что теперь будет. Рождение этого крохотного существа было событием, в котором я не хотела принимать участия. Я поняла, что совершила ошибку и захотела вернуть все как было.» Дело не в плаче малыша, который может раздражать, совсем нет. «Проблема в том, что мне пришлось отказаться от моей жизни. Думаю, ребенку отдается слишком много, по крайней мере в моем случае». То же самое говорит Тирца: «Через неделю после рождения ребенка, я поняла, что это катастрофа. Я поняла, что это не для меня. Это не только не было то, что я хотела — это был кошмар. Мне совершенно не хотелось быть матерью. Если кто-то из моих детей, даже сегодня, обращается ко мне, говоря: «Мама!», я оглядываюсь по сторонам — кому это он?» Ахиноам, 30 лет, замужем и мать двоих детей, мечтала о беременности ровно до ее наступления. Потом она поняла, что «это была ошибка. Мне это не подходит. Если кому-то что-то подходит, это не значит, что подходит всем.» Что ее угнетает так это потеря себя и чувство «лишения свободы» и расизм: у Ахиноам темная кожа, как и у ее дочери. «Я смотрю на нее и думаю: боже, мне опять надо через это проходить, я так хотела поскорей вырасти, чтобы меня не унижали другие дети, неужели моя дочь тоже будет так страдать?».

ВОЗ - ДЕЛО ПРИБЫЛЬНОЕ

СМИ: ВОЗ тратит на поездки больше, чем на борьбу с болезнями

Ежегодные расходы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), связанные с командировками сотрудников, составляют $201 миллиона. Организация тратит на поездки своих сотрудников больше, чем на борьбу со многими опасными болезнями, сообщает Associated Press.
По данным агентства, на борьбу со СПИДом организация тратит порядка $71 млн в год, с малярией — $61 млн долларов, с туберкулезом — $59 млн. При этом сотрудники ВОЗ зачастую нарушают собственные правила, путешествуя первым классом и бронируя номера в дорогих пятизвездочных отелях, добавляет СМИ. В качестве примера агентство приводит случай с гендиректором организации Маргарет Чан во время ее поездки в Африку, где она обсуждала борьбу с вирусом Эбола. Женщина останавливалась в президентском номере, а в целом за год она тратит порядка $370 тысяч на командировки.
Между тем, в организации оправдываются. Там указывают, что сама суть работы ВОЗ подразумевает частые поездки персонала. Кроме того, по данным ВОЗ, в этом году расходы на путешествия сократились на 14% по сравнению с предыдущим.

ЗВЯГИНЦЕВ УЖАСНУЛСЯ САМОМУ СЕБЕ

Андрей Звягинцев: «Читая произведение, смотря фильм, нужно искать свой портрет, чтобы ужаснуться самому себе»

По признанию самого режиссера, его картина «Нелюбовь», представленная в Каннах, попала куда следовало — в самое сердце зрителей. В интервью Business FM он рассказал, какой смысл вложил в название и подчеркнул: «Никто не может отнять у нас этого эгоистического, влюбленного в себя самого».
Впервые за многие годы в основном конкурсе Каннского кинофестиваля — российская картина. Собственно, фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» и открыл его, и это был грандиозный успех. Картине аплодировали стоя.
Сам режиссер после премьеры в Каннах в интервью Business FM сказал, что «Нелюбовь» попала «в самое сердце» зрителей. По его словам, он видел это по их лицам. Реакцию Звягинцев назвал искренней и честной.
– Расскажите мне о ваших ощущениях. Как вас Канны сегодня принимали?
– Андрей Звягинцев: Ну, хорошо вроде.
– Я вам объясню, почему я задаю этот вопрос. Потому что такие овации, как говорят мне знатоки, вообще редко в Каннах можно услышать.
– Андрей Звягинцев: Я этого не знаю. У меня нет никакого опыта, поскольку странным образом в четвертый раз уже оказываюсь здесь. Кстати, сегодня ровно годовщина десятилетняя. 18 мая 2007 года у нас был конкурсный показ фильма «Изгнание», такой же вечерний. После него была «Елена», «Левиафан»; то есть это четвертая картина. Но я никогда больше не смотрел ни одного, кроме тех, на которых я должен оказаться, то есть, собственно, свой конкурсный показ. Во-первых, потому что я не знаю языков, поэтому для меня это проблемно. Во-вторых, точнее, это даже не во-вторых, а, во-первых, я просто не люблю вот эту ажитацию. Вся эта костюмированная ярмарка тщеславия и вся эта канитель, которая мешает только жить и трудно как-то в ней повернуться и поприветствовать друзей… Я, одним словом, так длинно захожу к простому ответу: у меня действительно нет никакого опыта, чтобы сказать «Ну, как же! Я такое видал». Я не знаю, как происходит по обыкновению здесь, но если вам кто-то рассказывает, что такое случается редко, то, наверное, они знают, о чем говорят.
– Ну, вам было тепло от такого приема?
– Андрей Звягинцев: Хороший был прием, правда. Честный. Я видел лица, глаза тех зрителей, которые сидели непосредственно близко перед нашим рядом. Два-три ряда я видел в течение нескольких минут, длились аплодисменты, я видел эти лица, каждое в отдельности. А потом мы оглянулись, обернулись на заднюю часть, то есть дальнюю часть партера, и следующий ряд за нами, и дальше тоже увидел несколько лиц, совершенно подавленных, опустошенных и счастливых. Мне показалось, что это было все искренне. Как по-другому? В общем, хороший прием, то есть фильм попал туда, куда следовало, — в самое сердце. Я видел эти лица, на которых были сердца. То есть просто дышали пониманием и… остановите меня, потому что я могу не прийти к точке.
– Нет, я не хочу вас останавливать. Как вы думаете, а что они поняли из того, что вы хотели сказать?
– Андрей Звягинцев: Вот этого я не знаю. Я ничего не хотел им сказать. Я вместе с ними хотел на это посмотреть. Не в смысле на кинопленку и на два часа экранного времени, а на человека. Вот это наблюдение за человеком, складывающееся из личного опыта, собственного опыта печального. И вообще из опыта наблюдения за человеком, за природой человеческого великолепия, которая, на самом деле…
– Великолепия?
– Андрей Звягинцев: Да, конечно, потому что никто не может отнять у нас этого эгоистического, влюбленного в себя самого; думающего только о себе, рассматривающего другого как средство, опрокинутого только в себя самого и в свои нужды и проблемы человека. Великолепие как то свойство человека, которое просто неотъемлемо. Ну, мы такие и есть. Нам либо нужно признать, что мы чудища, либо сказать себе, что — что такое великолепие? Как вот разобрать, что это за слово? Что оно в себя вбирает. Не только красоту, не только величие. Не только вертикаль какую-то, стремящуюся к идеалу, но и вертикаль, падающую вниз. Это все и есть человек. Я сейчас выпил крепко… Ну, то есть хорошо выпил уже и могу себе позволить притчу Пико делла Мирандолы — средневекового писателя, философа. У Пико делла Мирандолы есть замечательная притча, которую я не устаю повторять и цитировать здесь и там. Я ее и вам расскажу, потому что она имеет прямое отношение к тому, о чем мы сейчас говорим. Притча звучит так: Бог решил раздать всем предметам, всем вещам в мире, всем существам свое место. Конкретное место. Он сказал скале: будешь стоять здесь. Тигру сказал: будешь здесь. Камню, реке, сосне, ну и так далее. Он всем дал свое место. И когда дошла очередь до человека, он сказал: а ты будешь вечно искать свое место. Это вечный скиталец, который каждую минуту своего времени, каждое мгновение своей жизни выбирает самого себя. Он или он здесь, или он соблюдает меру. То есть, другими словами, великолепие человека в том и состоит, что ему дан удивительный дар и право невероятной свободы выбора самого себя, выбора, кто он есть.
– Это очень ответственное право.
– Андрей Звягинцев: Невероятно ответственное. А как по-другому? Кто там нас сотворил — как можно создать простую, дешевую, невероятно просто антропоморфную марионетку, которая, будучи похожей на человека, исполняет чужую волю? Это было бы безобразие. И это был бы не божий замысел. Божий замысел дать нам полную свободу — абсолютную, тотальную свободу выбирать, кто мы есть каждое мгновение, каждый миг своего бытия. Вот об этом-то и речь, что ты все время в поиске. Ты все время находишь себя ничтожным, а иногда случается так, что думаешь: как же, черт возьми, я ведь все-таки могу позволить себе сделать добрый жест или могу быть человеком…
– Вы верите вообще в человеческое в человеке?
– Андрей Звягинцев: Ну, иначе просто я думаю, что и не было бы этого проекта, потому что без возможности этой ничего тогда не может быть. Без возможности выйти за пределы этого бреда, который нас сопровождает, окружает, подавляет, давит, мешает нам жить, ввергает нас в состояние отчаяния и мысли о том, что как же все ужасно и плохо. Ну, как же вырваться-то из этого плена, из этой тюрьмы? Ну, если бы не было этой возможности, этого идеала осуществления. Знаете, я люблю цитату у Мамардашвили — я сейчас вряд ли вспомню в точности, но смысл общий такой: человек — это усилие быть человеком, то есть человек — мера, мера человечности определяется собственной внутренней работой. Не ссылками на то, что мы такими созданы — жизнь такая, не я такой, жизнь такая или мир такой, а собственным, не зависящим ни от чего, ни от кого, ни от каких авторитетов, ни от каких обстоятельств, собственное усилие быть человеком. Ну, о том же самом речь, то есть это как бы поиски самого себя. Сегодня утром можно проснуться, думать — Господи, что я вчера натворил! И это тоже твое великолепие.
– А вы, как создатель своих героев, любите их?
– Андрей Звягинцев: Невозможно делать творческую, а значит, длинную работу, длинную во времени, не любя. Это просто невозможно. Ну, так как-то, да ну их всех. Черти они окаянные.
– Нет, я имею в виду героев.
– Андрей Звягинцев: Ну, героев. Я о них и говорю. На самом деле, это же просто, понимаете…
– По сути, вы создатель.
– Андрей Звягинцев: Вы задали вопрос, я сейчас ищу ответ. Понимаете, в чем дело, кто-то сказал сегодня, что мне их всех так жаль… Я сначала исполнен презрением, ненависти. Хочется, Господи, разогнать их всех к чертовой матери, сказать: чтобы вас не было! А потом ты приходишь к какому-то состоянию сочувствия, понимания и жалости к ним.
– Такое чувство, что это замысел.
– Андрей Звягинцев: Нет. Смысл-то в том… ну, вот я сейчас уже полчаса говорю, что человек такой разнообразный, такое может себе позволить сегодня утром — а вечером совершить героический поступок вроде нравственного подвига просто. Что сказать о человеке в этот момент времени? Что он не любим или, как вы говорите, просто презираем? Это значит — не понимать вообще хода вещей. Значит, самому себе отказать в том, что ты заслуживаешь прощения, понимания, сочувствия, любви и так далее. Поэтому о человеке нельзя такого сказать, как нельзя сказать и себе. Ты ведь сам ложишься спать и думаешь: Господи, какое я чудовище. Ну, думаешь, я же все-таки могу, я же хороший. Так ведь? Ну а почему не отдать этот дар другому? Это дар щедрости и поощрения.
– Тогда это любовь.
– Андрей Звягинцев: Это любовь, а как же еще? Но, понимаете, я вам скажу следующее. У меня было предубеждение к названию фильма «Нелюбовь». Я думал, ждал, когда сложится фильм. Я, как обычно, по обыкновению, посмотрю эталонную копию и окончательно пойму для себя, как он называется. Так было со всеми картинами, и так было в этот раз. И я знал, что «Нелюбовь» — это рабочее название. А вот недавно — видимо, это промысел какой-то, я не знаю, судьба — я прочел, узнал о том, что в богословии, в теологии есть разные ветви, две прямо противоположные: апофатическое богословие и катафатическое. Апофатика строится на том, что она идет от отрицания, она разбирает каждый предмет, каждое явление в мире, каждое имя и говорит: вот это не Бог. То есть оно идет от отрицания. Оно все видимое или ощущаемое, созерцаемое рассматривает и говорит: Бог — не это, докапываясь до самой сути. Понимаете? Поэтому, когда вдруг я прочел и услышал это, и подумал, что слово, которое не переводимо ни на один язык, русское слово «нелюбовь» — это то самое и есть. Это указание на то состояние, которое совершенно точно не свидетельствует о любви. То есть это как бы отрицание, отказ от него, то есть другими словами нужно посмотреть, ну, не врагу, я не знаю, в лицо реальности, которая тебе предлагает посмотреть на себя самого, как в зеркале. Увидеть и сказать: это не я. Я не могу быть таким и не хочу быть таким. Фильм, на самом деле, для этого и снят, чтобы мы не думали, что есть такие люди, потому что это отвратительная позиция. Главным образом, читая произведение, смотря фильм, нужно искать свой портрет, чтобы ужаснуться самому себе.
– Так и есть.
– Андрей Звягинцев: Ну, вот и все.
– Все находим какие-то черты. К сожалению. Ну, не, к сожалению, а как? – Человек не может быть идеален.
– Андрей Звягинцев: К счастью.
– К счастью находим.
– Андрей Звягинцев: К счастью, мы еще в состоянии это видеть и признать это.
– Нет, понятно, не в полной мере, но есть какие-то фрагменты минутного состояния.
– Андрей Звягинцев:Ну, я рад, что вы просто счастливый человек — если вы говорите, в какой-то небольшой мере. А я смотрю и думаю: Господи, вот так, все про меня.
– Кокетничаете.
– Андрей Звягинцев: Нет, это правда. Потому что мы сейчас с вами кокетничаем. У вас бокал вина, у меня. Мы сидим в роскошном месте, но дома…
– Вы создали квинтэссенцию какого-то своего, возможно, какого-то коротенького состояния. Или какого-то проявления.
– Андрей Звягинцев: Да, понимаю.
– Вы выявили эту квинтэссенцию и сделали из этого целый фильм. – Понимаете? Это не весь «вы», не весь «я». Это какая-то наша животная часть…
– Андрей Звягинцев: Часть, конечно, часть. Именно часть.
– …Мы хотим излечиться. Мы посмотрели, и вот мы излечиваемся.
– Андрей Звягинцев: Мне девушка одна, посмотревшая фильм, сказала: я смотрю этот фильм — у меня ощущение, что я попала в кунсткамеру. Или это сумасшедший дом, где какие-то безумные чудовища, люди страшные!.. Послушайте! Я смотрю на это и думаю: сейчас закончится фильм и я выйду из этого морока и вернусь в свою жизнь. Я смотрю это, смотрю, смотрю и жду, когда он закончится… И в какой-то момент — она говорит, я вдруг ловлю себя на мысли: Господи, по-моему, там есть и я — среди них, среди этих! То есть какая-то часть меня откликается на то, что это про меня, и я в ужасе смотрю на это…
– Я без ужаса скажу, что я понимаю, что это часть нас всех. Как вам удалось это сделать, потому что вы сами себя внутри видите? Ты чувствуешь сопричастность, ты понимаешь, что ты сам себе не можешь наврать здесь. И тут случается эта штука, когда и другие люди тоже это понимают. Спасибо.

ЗАГАДКА ТОСКИ ПО СТАЛИНУ

Тоска по Сталину – загадочное чувство

Вроде тяги к суициду.
Любопытно, что сделал бы Сталин с членом Политбюро или скажем, с первым секретарем горкома, имей этот персонаж (во время холодной войны – и даже местами открытых боевых действий) квартиру в Париже и зарплату в сто тысяч долларов в месяц.
Или что Сталин сделал бы с министром (в нашем случае сенатором) миллиардером, возглавлявшим в прошлом ОПГ (ну, скажем, банду Черная кошка), а потом вступившим в партию и возглавившим отрасль промышленности. И как бы он реагировал на патриотического радио (теле – у нас) ведущего (ну, допустим, Левитана), летающего на уикенды в свое итальянское поместье.
И что бы он сделал с президентом страны (ну, допустим с Калининым), если бы личный друг Калинина покупал виолончели за два миллиарда долларов, когда в стране инфляция 50% и больницы закрывают.
Просто любопытно, как бы себя повел вождь.
Максим КАНТОР
FB

ЧЕТКАЯ ПОЗИЦИЯ АЙЕЛЕТ ШАКЕД

Айелет Шакед: нам не заклеят рот пластырем

«Мы были избраны, чтобы выражать четкую позицию, а не просто греть стул… Не каждое выражение позиции – конфликт».
Айелет Шакед
Айелет Шакед
В минувшую пятницу, 19 мая, во второй половине дня, министр юстиции Айелет Шакед («Бейт ха-Иегуди») приняла участие в традиционном мероприятии «Шиши Тарбут» («שישי תרבות»), проходящем в Рамат-Гане.
Выражая своё отношение к злободневным вопросам нынешней ситуации в Израиле, Шакед, в частности, сказала, что «члены «Бейт ха-Иегуди» была избраны не для того, чтобы просто греть стул, но для того, чтобы реализовать четкую политику, будучи обеспокоенными о том, что будет ли создано палестинское государство и будет ли перенесено посольство США в Иерусалим».
По ее словам, «мы призваны для того, чтобы выразить четкую позицию. Если у нас есть, что выразить – мы выражаем. И никто не заклеит нам рты пластырем», — после чего Шакед добавила: «Не каждое выражение позиции – конфликт, и не стоит воспринимать это как нечто личное. Это – вопросы идеологии, и это наша функция».
Перейдя к визиту Трампа в Израиль, министр юстиции подчеркнула: «Мне не хочется, чтобы посещение [президентом США нашей страны] закончилось [очередными] высокопарными заявлениями, но хотелось, чтобы оно произвело положительный эффект, направленный на укрепление отношений между странами…».
По оценке Шакед, администрация Белого дома по-прежнему не имеет последовательной программы, которая позволила бы разрешить арабо-израильский конфликт.
О задержке с переносом посольства из Тель-Авива в Иерусалим, она сказала, что Трамп «является человеком, выполняющим обещания, данные своим избирателям. Он обещал отменить планы Обамы в отношении внутренних вопросов США – и немедленно выполнил. С учетом этого, обещание о переносе посольства, которое он дал в период избирательной кампании, должно быть выполнено, и я хочу верить, что он сдержит своё слово».
«Этот президент отличается от своих предшественников – он пришел извне, отличается открытым умом и большой любовью к Израилю и связями с израильскими правыми», — указала министр.
Заговорив о региональной внешней политике, Шакед отметила, что в настоящее время существует региональная политическая возможность, и «на мой взгляд, нужно воспользоваться этой возможностью. Уже есть контакты между Израилем и умеренными государствами Персидского залива. Эти связи необходимо «положить на стол» и развивать, [ибо] это – возможность создать новый Ближний Восток, новые [региональные] экономические, общественные отношения с арабскими странами, а не сосредотачиваться на конфликте».
Наконец, имея в виду ставшую «знаменитой» в последние несколько дней выпущенную в США карту Израиля без Голанских высот, Иудеи и Самарии, она заявила: «Я надеюсь, что это было всего лишь чье-то невежество или человеческая ошибка, а не злой умысел».

Молния: очередные фальшивые новости о Трампе и Росси

Молния: очередные фальшивые новости о Трампе и России

Фото: Gage Skidmore
«На этой неделе были потрачены часы эфирного времени и уйма чернил на очередной сфабрикованный скандал в войне СМИ и прогрессивных левых против президента Трампа. Сразу оговорюсь: я понимаю, что стиль управления и высказываний этого президента — не говоря уже о его Twitter-канале — часто являются причиной на данный момент почти ежедневно появляющихся скандалов по тому или иному вопросу. Так или иначе, история с Трампом, Путиным и Россией, которая пока что не привела к появлению хоть малой толики свидетельств о каком-либо правонарушении, продолжает быть, в основном, плодом деятельности СМИ», — пишет журналист Forbes Том Бэзил.
«Почему этот скандал липовый? Давайте разложим по порядку факты, которые не подлежат сомнению», — предлагает он.
«Во-первых, у президента есть полномочия рассекречивать или распространять информацию по собственному усмотрению, если он считает, что это в интересах национальной безопасности США», — отмечает Бэзил.
«Во-вторых, обмен информацией между государствами — в том числе секретной информацией разных уровней конфиденциальности — между дипломатами, военными и сотрудниками разведки происходит каждый день», — пишет автор.
В-третьих, отмечает он, всякий раз, когда любой американский чиновник, имеющий полномочия рассекречивать материалы с целью сообщить их другой стороне, передает кому-то такую информацию, факт ее раскрытия сообщается агентству, которое ее хранит, и, возможно, другим, в том числе ЦРУ. «СМИ представили это так, как будто Трамп сделал что-то настолько вопиющее, что ЦРУ и другие агентства были поставлены в известность», — говорится в статье.
«В-четвертых, единственным человеком или людьми, нарушившими закон в контексте встречи президента Трампа с российским министром иностранных дел, были те, кто побежал в The New York Times с этой историей», — утверждает автор. По его мнению, Белому дому стоит начать серьезнее относится к организаторам утечек, по возможности, выслеживая их и увольняя. «Это нелегко, но без дисциплины среди сотрудников и людей с доступом к информации государственный механизм быстро выйдет из строя. Это может произойти при любой администрации, особенно такой, при которой имеют место согласованные усилия со стороны политических противников внутри и вне бюрократического аппарата подорвать ее работу», — говорится в статье.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..