вторник, 9 июля 2013 г.

ЯКОВ ЗЕЛЬДОВИЧ - ЗАСЕКРЕЧЕННЫЙ ГЕРОЙ





Как попал этот замечательный материал в мой архив не помню. Помню, что его автор, если не ошибаюсь, Владимир Левин. Но читайте:


Я спросил, для чего нужны такие игрушки. Мне популярно объяснили, что это вовсе не игрушки, а эти автоматы уже работают в кузнечных цехах тракторного и автомобильного заводов и являются ударниками коммунистического труда: не опаздывают на работу, не боятся шума и грохота, а главное - не пьянствуют, в отличие от нас. А перед зданием Института стоял памятник забронзовевшему человеку с тремя геройскими звездами. Надпись на пьедестале гласила, что это Яков Борисович Зельдович. И всё.

- Товарищ айсберг что-то не весь на поверхности, - сказал я, указывая на памятник живущему человеку. - Он, видимо имеет отношение к вашей работе?
- Он ко всему имеет отношение, но ты этим делом не интересуйся, а то заинтересуются тобой. Тебе это надо? Положено по статусу устанавливать бюсты дважды героям, а он - трижды. И совершенно засекреченный, - просветил меня друг. Оказывается, Зельдович был самым засекреченным академиком Советского Союза. Он никогда не ездил за границу, хотя владел несколькими европейскими языками.Когда ему разрешили публиковать свои научные статьи в академических журналах,многие ученые на Западе, восхищаясь ими, считали, что Яков Зельдович -коллективный псевдоним большой группы советских ученых. И как только узнали,что это не псевдоним, а человек, его провозгласили гениальным... астрономом, он был избран
почетным членом Национальной академии наук США, Королевского астрономического общества Великобритании и еще десятка национальных академий мира, был награжден золотыми медалями Общества астрономов Тихоокеанского побережья и Королевского общества.
Но астрофизика - это было для него только хобби. Проблемой звезд и галактик он занимался в свободное от работы время. Более того, вы будете смеяться, но гениальный физик никогда не имел диплома о высшем образовании, это<<медицинский факт>>. Сфера его исследований, сопровождавшаяся открытиями - химическая физика, физическая химия, теория горения, астрофизика и космология, физика ударных волн и детонации, физика атомного ядра и элементарных частиц. Проще говоря, Яков Зельдович - главный теоретик термоядерного оружия. Они были неразлучны в работе - Андрей Сахаров, Юлий Харитон и Яков Зельдович. На троих у них девять золотых геройских звезд, у каждого по Ленинской премии и множество премий государственных. При этом ни Сахаров, ни Зельдович не состояли в <<светлых рядах>> партии.



Впрочем, пойдем по хронологии. Яков Борисович Зельдович родился в Минске 8марта 1914 года. А через несколько месяцев началась Первая мировая война.Белоруссия - это такое место, через которое перекатывались, как волны, все войны. Поэтому его родители - отец, известный в городе юрист, и мать -переводчица, уехали в Санкт-Петербург. Яша подрос, окончил школу, но из-за потока бурной энергии, которая исходила из него, систематически учиться не мог.Он сразу же устроился лаборантом в Институт механической обработки полезных ископаемых. Юный лаборант хотел постичь всё. А директор института Абрам Федорович Иоффе вундеркиндов терпеть не мог. И он
обменял юного Зельдовича на... масляный насос, от которого тогда было больше проку. Зельдович стал лаборантом Института химической физики. Одновременно занимался на заочном отделении физмата Ленинградского университета, но там ему не понравилось, и он стал посещать лекции физмата Политехнического института,который тоже бросил. Диплома о высшем образовании у него не было никогда. Он занимался самостоятельно и только тем, что его интересовало. Тем более, что в институте работало немало классных специалистов. Зельдович их буквально<<доставал>> своими расспросами. Теорией занимался непрерывно и настойчиво,и не только физика и химия его интересовали, но и иностранные языки. Какое-то необъяснимое чувство тянуло его к интеллигентным людям. Нелегким был хлеб начинающего ученого. Работа и учеба поглощали все время. В условиях разрухи,вызванной революцией и гражданской войной, тысячи таких, как он, юношей работали самозабвенно, оставляя на сон несколько часов. Это сейчас новоявленные черносотенцы пишут в своих книгах о том, что <<пока мы работали, поднимая хозяйство страны, евреи кинулись в институты отсиживаться и зарабатывать себе легкий хлеб>>. Все было как раз наоборот. Несмотря на то, что формально у Зельдовича не было диплома о высшем образовании, его зачислили в аспирантуру Института химической физики. Живой и подвижный, как ртуть, он взрывался новыми идеями, которые били из него фонтаном. Он обладал необъяснимым талантом на пальцах показать экспериментаторам теорию, а теоретикам объяснить суть эксперимента, ставил перед ними задачи, всегда мог разобраться в нестыковках между теорией и практикой.
Диапазон его познаний удивлял коллег: в физике он был неограничен.<<Яшка- гений!>> - говорил о нем Игорь Курчатов. Когда институты объединили и на их базе создали Физико-технический институт во главе с академиком Абрамом Иоффе, крутой директор пригласил парня, которого он в свое время обменял на масляный насос, к себе в группу. В 1936 году Зельдович защитил кандидатскую, а через три года - докторскую диссертации. Потом он говорил:<<Да будут благословенны те времена, когда ВАК(Высшая аттестационная комиссия) давал разрешение на защиту ученых степеней лицам, не имеющим высшего образования!>>. Он вернулся в группу академика Иоффе как раз в тот момент, когда английским физиком Джеймсом Чедвиком был открыт нейтрон. Родилась физика нейтронов - ядерная физика. Совместно с Юлием Харитоном в 1939-1941годах Зельдович разработал теорию цепных ядерных реакций. Сегодня это выглядит смешно и странно, но тогда работы по делению атомного ядра считались внеплановыми, ими занимались, как теперь говорят, <<на общественных началах>>, ничего за это не получая. И когда молодым ученым потребовалось пятьсот рублей на исследования, им было отказано. А ведь речь шла о теории деления изотопов. Тем не менее молодые доктора наук работали. Физикой деления атомного ядра они занимались по вечерам, а в основное рабочее время - теорией горения газовых смесей, теорией теплового распространения пламени.

Началась Вторая мировая война. Физико-технический институт Иоффе был эвакуирован в Казань. Здесь перед Яковом Зельдовичем была поставлена задача создания нового оружия - ракетного. И он его сделал так быстро, что удивил многих. Он рассчитал внутреннюю баллистику реактивного снаряда<<Катюша>>. И уже осенью 1941 года под Оршей батарея залпового огня впервые вышла на боевые позициии и нанесла поразивший противника удар. До конца войны гитлеровцам так и не удалось разгадать тайну снаряда, придуманного Зельдовичем. После этого лабораторию Якова Зельдовича перевели в Москву, где создавался коллектив молодых физиков во главе с Игорем Курчатовым. Он вспоминал позже, что <<большая новая техника создавалась в лучших традициях большой науки>>. Это сказано о городе Сарове - сверхсекретном<<Арзамасе-16>>. Там работали над термоядерным оружием. Зельдович рассчитывал ударные волны, их структуру и оптические свойства. Все это было окружено железобетонным бункером секретности.

Еще преодолевались тяжелейшие последствия войны, когда по личному указанию Сталина в сверхсекретном центре, которым стал город Саров, получивший кодовое имя <<Арзамас-16>>, над созданием термоядерного оружия стали параллельно работать две группы лучших физиков страны.
Все делалось под недремлющим оком Лаврентия Берия. Группы имели кодовые неофициальные наименования - одна называлась <<Израиль>>, вторая -<<Египет>>. Их работу координировал Игорь Курчатов, а его заместителями были Борис Ванников и Ефим Славский.

<<Израилем>> руководил Юлий Борисович Харитон. В нее входили Яков Зельдович, Исаак Кикоин, Лев Ландау, Я.Б.Гинзбург, В.Л. Гинзбург,А.Д.Сахаров, М.П.Бронштейн, Д.И.Франк-Каменецкий, Л.В.Альтшуллер, А.Б.Мигдал.Математическое обеспечение осуществлял А.О.Гельфанд, теоретические расчеты реакторов вел И.Я.Поламарчук, а заводом по производству плутония руководил Ефим Славский. Была создана специальная группа рентгенологов Вениамиана Цукермана и Льва Альтшуллера, которая разработала методику исследования процессов взрыва ядерных зарядов. В одной группе с ними были профессора Зинаида Азарх и Анна Гельман. Корпус бомбы и ее технологическую оснастку для производства разрабатывал Владимир Турбинер. Работой исследовательского атомного реактора руководил академик Исаак Алиханов. Академик В.И.Векслер руководил созданием первых в СССР синхрофазотронов.

Параллельно шли работы и в совсекретном КБ в Сухуми под руководством А.Забабахина, куда вскоре после войны привезли из атомных центров разгромленной Германии немецких физиков.
Работали и разведчики. В американский проект <<Манхэттен>> по созданию атомной бомбы, в котором работали евреи Ферми, Оппенгеймер и великий Альберт Эйнштейн, были внедрены агенты КГБ. Атомные секреты передали советским шпионам Клаус Фукс, агент Гарри Голд, супруги Розенберг, механик Дэвид Грингласс - брат казненной Этель Розенберг. Советскую резидентуру по похищению тайн американской бомбы возглавлял Герой Советского Союза Семен Кремер.Полностью похитить разработку практически невозможно - это вагон документации, и не один. Но советские ученые не были новичками и дилетантами. Данные разведки не могли быть использованы без всесторонней проверки и перерасчетов.
Но получилось так: американские евреи изобрели ядерное оружие, разведчики-евреи похитили их основные секреты, а советские ученые-евреи ими воспользовались.
Кто виноват в том, что выпустили смертоносного джина из бутылки? Конечно же -все, кто виновен во всех остальных смертных грехах. Вот такая концепция возобладала в писаниях нынешних российских черносотенцев после выхода известных мемуаров чекистского генерала Павла Судоплатова. Если им верить, то чекисты полностью выкрали все секреты ядерного оружия у американцев, а евреи-ученые принесли только вред, получая пайки, геройские звезды и лауреатские медали Сталинских премий, академические титулы. Их суета обесценена добытыми агентурой КГБ американскими секретами. Только чекисты обеспечили СССР ракетно-ядерным щитом. Интересно, что этот черносотенный бред опровергли сами... американские ученые-атомщики. Они признали выдающимися теоретические и практические успехи советских физиков в самых передовых и актуальных направлениях науки, подчеркивая, что академики Ю.Б.Харитон и Я.Б.Зельдович еще в 1939 году создали теорию цепной реакции деления урана. Только сочетание этих факторов (титанические усилия ученых и разведчиков) позволило Советскому Союзу,несмотря на общее отставание в техническом развитии и последствия войны, в удивительно короткое время ликвидировать монополию США на термоядерное оружие.




Между тем жизнь в <<Арзамасе-16>> била ключом. Яков Зельдович носился по секретному городу на мотоцикле, чтобы ветер бил в лицо. Несмотря на то, что у него была своя <<Победа>> (подарок товарища Сталина) и<<Волга>> (подарок советского правительства). Он всегда был молодым. Увлекался женщинами, ибо как никто ценил женскую красоту и обаяние.Несмотря на то, что у него в Москве была семья, он вдруг влюбился в машинистку,которая напечатала ему эротический рассказ Алексея Толстого. Потом у него начался роман с расконвоированной заключенной, которая сидела за<<длинный язык>>. Это была московская художница и архитектор Шурочка Ширяева. Она расписывала в <<Арзамасе-16>> театр, стены и потолки в домах чекистских надсмотрщиков. И Яков забрал ее к себе в<<членохранилище>> - так назывались коттеджи, в которых жили действительные члены и члены-корреспонденты Академии наук. Но чекисты арестовали Ширяеву и выдворили ее на вечное поселение в Магадан, где она в квартире, на полу которой был лёд, родила ему дочь...
От разных женщин у Зельдовича было пятеро детей. И всех их он содержал и мечтал о том, чтобы собрать их вместе. Об этом написал в своих мемуарах Андрей Дмитриевич Сахаров. Они умели работать, умели и веселиться. Когда Якова Зельдовича избрали академиком АН СССР, ему на <<мальчишнике>> вручили академическую шапочку с надписью <<Академия наук>> и... плавки с надписью<<Действительный член>>. <Работа с Курчатовым и Харитоном дала мне очень многое, - писал в своих воспоминаниях Яков Борисович. - Но главным было внутреннее ощущение того, что выполнен долг перед страной и народом. Это дало мне определенное моральное право заниматься впоследствии такими проблемами, как частицы и ... астрономия,без оглядки на практическую их ценность>>...
Он чурался политики и предлагал А.Д.Сахарову заняться какой-либо политкорректной наукой - астрофизикой, например. Раньше других он понял, что они сотворили, даже раньше Сахарова, и обзывал термоядерную бомбу нехорошими словами.

ПОСЛЕ ДРАКИ. ИЗ ДНЕВНИКА.


Слушал вчера в Черноголовке этого "поэта"-черносотенца, ушел молча, так и не сказав тому парню главного. что дело не в его доблестной борьбе с жидовским засильем, а совсем в другом.
 - Вот мы сидим тут с вами, - надо было сказать мне. - В замечательном, научном городке, в отличной, большой библиотеке. За окном птички поют, дети смеются, рядом, в этом же доме, аптека, где полно лекарств, тут же и магазин, битком набитый продуктами. На улицах автомобилей раз в сто больше, чем 20 лет назад. В лесах окрестных, как и раньше, полно грибов и ягод. Сколько вокруг красоты и жизни. Ты молод, здоров, силен - научись  все это видеть. Жива Россия. А  тебя послушать, так она давно предана и продана. "Враги сожгли родную хату" и только и думают, как сжечь все остальное. В Кремле одни предатели - жиды тайные, а народ ослабел и не слышит зов Стеньки Разина к грабежу и крови. Нет жизни вокруг, одна беда, несчастье и смерть. А ведь это не просто ложь - это  святотатство, когда при жизни родину свою хоронишь. Может и нет у нее более страшного врага, чем такие патриоты. Вдруг патриотизм твой для прикрытия ненависти. Если любишь, ценишь по-настоящему - не бьешь себя постоянно в грудь, не клянешься в каждой строке в любви, не поминаешь себе и всем через слово, что Русь великая да святая. Подлинная любовь скромна и стыдлива. О ней не кричит, о ней молчат. Это патриотизм кричащий - "последнее прибежище негодяя". Тихий - доброго и умного человека".
 Не сказал я тому дураку этих слов. Может и правильно, что не сказал. Все равно бы не понял. Вот так и будет всю свою долгую жизнь хоронить и оплакивать живую родину. Как тут снова не  повторить: БЕДНАЯ. БЕДНАЯ РОССИЯ.

СОВЕТЫ ДЯДИ ИЗИ . Из дневника

В одной книге о Каббале прочел: «Как спортсмены-олимпийцы в мире духа, мы должны тренировать свой ум и эмоции, чтобы Божественная натура в нас могла проявляться и развиваться. И эти тренировки удовлетворяют наше желание заслужить и создать в своей жизни Свет и избавиться от Хлеба Стыда».
Возможно, и эти заметки всего лишь подобная тренировка ума и эмоций в тщетной попытке пробиться к Свету.
В  попытке этой очевиден перекос в сугубо национальную проблему. Подобное кажется и понятным, и легко объяснимым. Если бы волки, к примеру, могли заниматься человековедением, хищников этих вряд ли интересовала жизнь других плотоядных в отрыве от теории и практики охоты на волков. Мир травит, преследует, обкладывает красными флажками еврея вот уже сорок веков. Именно по этой причине у потомков Иакова есть полное право оценивать достижения культуры, философию, традиции любой личности и любого народа с точки зрения практики и теории юдофобии. Есть в этом, конечно же, некая «нищета мысли», но, кто знает, не скрываются ли за «нищетой» этой подоплека сокрушительного поражения гуманизма в ХХ веке?
В писательстве монтаж не менее важен, чем в кинематографе. Однородный материал организовать не так сложно, но как соткать алюминий  с ситцем, нейлон с бумагой, керамику соединить с  фанерой? Да и нужно ли это делать? К чему эти пустые, лабораторные опыты? Алхимия давно не в моде. Что за концерт придумал автор? Словесная эквилибристика рядом с попытками классических вариаций, тоска мемуаров после пафоса журналиста, легкий анекдот в спайке с весомостью притчи…. 
Странную роль играют в нашей жизни, некогда услышанные фразы. Своего рода – нити путеводные. Видимо, несокрушимы они по силе банальности. Некогда, был я тогда подростком, ходил в наш дом человек, по имени Изя. Так вот, этот Изя каждый раз брал меня за плечи и говорил проникновенно: «Мужчина, дорогой мой, должен родить сына, построить дом и посадить дерево». Тогда мне казалось, что никогда в жизни не удастся решить даже часть поставленной задачи. Пройдут годы. Сын и дочь у меня есть, дом (даже три дома) построить удалось, деревьями, мной посаженными, можно любоваться сколько угодно, четвертая внучка родилась. А что толку? Нет ничего глупее планов и прописей. Казалось бы, все: исполнишь триаду – и порядок. Так нет же! Мой школьный учитель по литературе тоже не раз повторял:  « Если до 30 лет  не изобразишь что-либо путное, - значит не быть тебе поэтом или писателем». С этим ужасом и жил, но вот попался любопытный материал, и  написал первую свою приличную повесть, «на флажке», в 29 лет. Понятно, что сочинил ее в «стол», но стал написанное читать тем, кто  был согласен слушать. Меня хвалили, мне аплодироввали –  я успокоился – и совершенно зря. Мне говорят: «Дождешься правнуков – попадешь в рай». Увы, никак не получится при самом фантастическом раскладе – выходит, зря я дерзал и суетился по первым поставленным задачам.
На телевидении спросили: «Как это вы в 50 лет осмелелись так круто изменить свою судьбу?» Тогда пробормотал что-то осторожное. А ответить надо было просто: «Каждый из нас в детстве - Колумб и каждому достается своя Америка. Народу Книги повезло больше других: он до глубокой старости «Колумб». 

ЧУДО НЕ К НОЧИ


http://biggeekdad.com/2013/05/magician-kevin-james/
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..