вторник, 5 ноября 2019 г.

ЗЕМЛЯНЕ-ЗЛЫЕ ПОДРОСТКИ ВСЕЛЕННОЙ

Сколько стоил человек в царской России?

Сколько стоил человек в царской России?

81399c159e79t
Когда Великое княжество Московское окончательно освободилось от Ордынской зависимости, внутренняя цена на русского холопа колебалась от одного до трех рублей. Веком позднее, к середине XVI столетия холоп стоил уже чуть дороже — от полутора до четырех рублей…
В начале царствования Бориса Годунова, накануне Смутного времени, в сытые годы цена холопа составляла четыре-пять рублей, в голодные неурожайные годы падала до двух рублей.
Войны и захват множества пленных периодически опускали цены на живой товар до минимума. Например, во время Русско-шведской войны 1554—1557 годов, армия под командованием воеводы Петра Щенятева разгромила под Выборгом шведское войско и захватила в Финляндии и Карелии множество пленников, цены на которых тут же упали до копеечных в буквальном смысле.
Одна из русских летописей XVI столетия приводит эти цены: «В гривну немчин, а девка в пять алтын». Здесь гривной уже именуется гривенник, монета в 10 копеек, а алтын — московская монета в три копейки.
То есть пленный финн, карел или швед продавался стрельцами боярина Щенятева за 10 копеек, а захваченные молодые девушки — по 15 копеек.
46af899a04b65909fc7557d43bbc0ce4_RSZ_560
В 1594 году средняя цена холопа в Новгороде составляла 4 рубля 33 копейки, а в новгородской провинции цены на холопов были ниже, в среднем от 2 рублей 73 копеек до 3 рублей 63 копеек.
Сибирь считалась пограничной территорией, и с живого товара, покупаемого у иностранных продавцов, взималась таможенная пошлина, так же как со скота и других предметов торговли.
Тот, кто покупал раба, платил «поголовное» в размере восемь алтын и две деньги (то есть 25 копеек) за каждого, а тот, кто продавал, платил «десятую пошлину», 10% с цены продажи. При этом средняя цена на раба в Сибири конца XVII столетия составляла два рубля с полтиной.
Цены на красивых женщин были традиционно выше. Так, «записная книга крепостей» (сибирский аналог кабальных книг, фиксировавших сделки с живым товаром) города Томска содержит запись о том, что «1702 года, генваря в 11 день» сын боярский Петр Греченин подал купчую крепость на «полонную жонку киргизские породы» (то есть пленницу из енисейских киргизов), которую продал Греченину томский казак Федор Черепанов за пять рублей.
Чиновник сделал запись, что «жонкой киргизские породы» покупатель может «владеть вечно» и «на сторону продать и заложить». С этой сделки была взята пошлина: «По указу великого государя, пошлинные деньги с рубля по алтыну, итого пять алтын в казну великого государя взято сполна».
Итого женщина «киргизской породы» обошлась дворянину Греченину в 5 рублей 15 копеек.
1973
На начало XVIII века документы содержат немало свидетельств о торговле сибирскими аборигенами и ценах на них. Так в Берёзовском остроге хантскую девочку (остячку) в возрасте до семи лет можно было купить за 20 копеек, а мальчика того же возраста — на пять копеек дороже.
Шведский подполковник Иоганн Страленберг после разгрома под Полтавой попал в плен и оказался в Сибири. Позднее он описывал свои наблюдения, как якуты, «когда им бывает в ясаке и в долгах нужда, детей своих, примерно возраста 10 и 12 лет, продают русским людям и иноземцам по два-три рубли без жалости».
Тобольский священник Петр Соловцов так описывал ситуацию на Камчатке в те же годы: «Камчадалы и другие безгласные инородцы доведены были застращиваниями до такой крайности, что сами родители продавали казакам и промышленникам своих ребят по рублю и по полтине».
В 1755 году сенат в своем указе разрешил российским священнослужителям, купцам, казакам и представителям иных недворянских сословий покупать в неволю «иноверцев» — калмыков, кумыков, чеченцев, казахов, каракалпаков, туркмен, татар, башкир, барабинских татар и представителей иных народов, исповедующих ислам или язычество.
В 1758 году в Оренбурге существовали следующие цены на рабов: «за возрастнаго (то есть взрослого) и годнаго в рекрутскую отдачу мужика» — 25 рублей, за престарелых и детей «мужеска полу» — от 10 до 15 рублей, «за женск пол» — «по 15 или смотря по человеку и по 20 рублёв». Край был бедный и захолустный, поэтому цены на людей тут были пониже, чем в густонаселенных провинциальных губерниях центральной России.
55-071
В 1782 году в Чухломском уезде Костромского наместничества по требованию капитана второго ранга Петра Андреевича Борноволокова была произведена опись имущества его должника, капитана Ивана Ивановича Зиновьева. Чиновники тщательно описали и оценили весь товар — от утвари и животных до крепостных крестьян:
«В оном дворе скота: мерин рыжий, летами взрослый, по оценке 2 рубля, мерин пегий 12 лет, по оц. 1 руб. 80 коп., мерин чалый 9 лет — 2 руб. 25 коп., кобыла вороная, летами взрослая — 75 копеек…
Во оном дворе дворовых людей: Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 руб. У него жена Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 руб. У него жена Марина Дементьева 30 лет, по оценке 8 руб. У них дети — сын Гурьян 4 лет, 5 рублей, дочери девки Василиса 9 лет, по оценке 3 руб., Матрена одного году, по оценке 50 коп. Федор 20 лет по оценке 45 руб. Кузьма, холост, 17 лет, по оценке 36 рублей».
Знаменитый историк XIX века Василий Ключевский так описывал цены на живой товар в предыдущем столетии: «В начале царствования Екатерины при покупке целыми деревнями крестьянская душа с землей обыкновенно ценилась в 30 руб., с учреждением заемного банка в 1786 года цена души возвысилась до 80 руб., хотя банк принимал дворянские имения в залог только по 40 руб. за душу.
В конце царствования Екатерины вообще трудно было купить имение дешевле 100 руб. за душу. При розничной продаже здоровый работник, покупавшийся в рекруты, ценился в 120 руб. в начале царствования и в 400 руб.— в конце его».
4b33677e14d7574d006198d4b24c0d97_RSZ_560
В 1800 году в газете «Московские ведомости» регулярно публиковались объявления подобного содержания: «Продаются за излишеством дворовые люди: сапожник 22 лет, жена ж его прачка. Цена оному 500 рублей.
Другой рещик 20 лет с женою, а жена его хорошая прачка, также и белье шьет хорошо. И цена оному 400 рублей. Видеть их могут на Остоженке, под № 309…»
Историки подробно изучили объявления о продаже крепостных в «Санкт-Петербургских ведомостях» за последние годы ХVIII века. В среднем цены на «рабочих девок» составляли тогда 150—170 рублей.
За «горничных, искусных в рукоделии» просили дороже, до 250 рублей. Опытный кучер с женой-кухаркой стоили 1000 рублей, а повар с женой и сыном двух лет — 800 рублей.
Мальчики в среднем стоили от 150 до 200 рублей. За обученных грамоте подростков, «изрядно пишущих», просили 300 рублей.
Но это были именно высокие столичные цены. В соседней Новгородской губернии в конце ХVIII века в глухом селе можно было купить «крестьянскую девку» за 5 рублей. А на окраинах империи человека зачастую покупали вообще по бартеру.
Так в январе 1758 года коллежский регистратор Девятировский купил в Алтайском горном округе у местных алтайцев мальчика и девочку, заплатив за них «2 быка, 2 кирпича чаю, кожу красную и четверик (26 литров) круп». В 1760 году в районе Семипалатинской крепости купец Леонтий Казаков купил пятилетнего мальчика «за 9 аршин бархату».
41bd8f270a61f39363f230a0863ab66e_RSZ_560
В то же время в Москве и Петербурге цены на некоторых крепостных составляли тысячи рублей. Хорошо обученная и молодая крепостная актриса «приятной наружности» обычно стоила от двух тысяч рублей и выше. Князь Потемкин как-то купил у графа Разумовского целый оркестр оптом за 40 тысяч рублей, а за одну «комедиантку» было заплачено 5 тысяч рублей.
В 1806 году поставщик водки к императорскому двору Алексей Емельянович Столыпин выставил на продажу свою труппу крепостных актеров. Этот пензенский помещик (кстати, родственник поэта Михаила Лермонтова и политика Петра Столыпина) владел крестьянами в Пензенской, Владимирской, Нижегородской, Московской, Саратовской и Симбирской губерниях. Только под Пензой у него насчитывалось в собственности 1146 душ.
За своих крепостных актеров помещик Столыпин хотел получить 42 000 рублей. Директор императорских театров обер-камергер (уровень министра) Александр Нарышкин, узнав о такой оптовой продаже, обратился к царю Александру I, рекомендуя выкупить продаваемую труппу для императорского театра: «Умеренность цены за людей образованных в своем искусстве, польза и самая необходимость театра требуют непременной покупки оных».
Император согласился приобрести такой квалифицированный живой товар, но считал цену завышенной. Поторговавшись, Столыпин уступил свою труппу русскому царю за 32 000 рублей.
Несколько ранее этой царской покупки владевшая обширными поместьями в Ярославской и Владимирской губерниях помещица Елена Алексеевна Черткова продала целый оркестр из 44 музыкантов за 37 000 рублей.
Как было указано в купчей, «с их жены, дети и семействы, а всево навсево с мелочью 98 человек… Из них 64 мужска и 34 женска полу, в том числе старики, дети, музыкальные инструменты, пиэсы и прочие принадлежности».
1_thumb[7]
Накануне вторжения Наполеона в Россию средняя по стране цена крепостного приближалась к 200 рублям. В последующие годы, видимо в связи с общим финансово-экономическим кризисом по итогам долгих и тяжелых для России наполеоновских войн, цены на людей упали до 100 рублей. На этом уровне они держались до сороковых годов XIX века, когда снова начали расти.
Интересно, что цены на крепостных в России были ниже, чем цены на рабов в Средней Азии. К середине XIX столетия в Хиве и Бухаре рабы стоили от 200 до 1000 рублей и выше.
В те же годы в Северной Америке чернокожий раб-негр в среднем стоил 2000—3000 фунтов, то есть в три-четыре раза дороже средней цены русского помещичьего крестьянина накануне отмены крепостного права.

ШУТКИ ТЕНЕЙ

Шутки теней

Strannaya-ten(2)
Вы даже не можете себе представить, какую злую шутку может сыграть с вами тень. Даже если с вами такое произошло — не расстраивайтесь, вы не одни во вселенной с кем тень позволила себе «повеселиться». Посмотрите на эти фотографии и радуйтесь, что это произошло не с вами…
Иногда, вам так хочется сделать, какой-нибудь оригинальный фотокадр на память, пока вы там позируете — будьте готовы к тому, что тень, уже давно придумала сюжет и просто занимается с вами любовью..
Израильский премьер министр Би-Би Нетаньяху догадался первым:
clip_image003
Думали, что чашки, а оказалось…
clip_image004
Несмотря на популярные сейчас повсеместные гонения на курильщиков, похоже, что тень — курит там где ей захочется.
clip_image005
А беременную тень, когда нибудь доводилось видеть?
clip_image006
То ли птица, то ли акула..
clip_image007
Годзилла всегда рядом.
clip_image008
Интересно, архитектор этого моста, сам это видел?
clip_image009
clip_image010
Собака даже не подозревает, что она кракозябра…
clip_image011
Оказывается, что не любое жидкое мыло может быть одинаково полезно..
clip_image002
Любовь по-кошачьи
4201255-R3L8T8D-600-20
Тени верблюдов в пустыне
2017755-R3L8T8D-650-1212(2)
Левитация
2018305-R3L8T8D-650-swietne_zdjecia_nr8_19(2)
Ответы порождают новые вопросы
2018755-R3L8T8D-650-ele
Наедине с собой
2018955-R3L8T8D-650-506616228_b5a570496b_b
Абсолютное совпадение
2017805-R3L8T8D-650-shadow-fun-shareordiein-006
Тени отбрасывают кошек. Фотограф Алексей Бедный
2018205-R3L8T8D-650-526908_673418116016206_1683004714_n
Здесь могла быть ваша реклама
clip_image010[4]
Еще несколько фотографий, которые в комментариях не нуждаются..
clip_image012
clip_image001
clip_image013
acid_picdump_03
clip_image014
4201705-R3L8T8D-600-18
clip_image002[7]
clip_image003[4]clip_image004[4]
clip_image005[5]
clip_image006[5]
clip_image007[4]
clip_image008[5]
clip_image009[5]
clip_image011[4]
clip_image012[4]
clip_image001[4]
clip_image013[4]
clip_image014[4]
clip_image015


ЗДОРОВЫЙ ВОЖДЬ БОЛЬНОГО НАРОДА

Здоровый вождь больного народа

На недовольство людей госмедициной и очевидный рост напряжения внутри этой системы Путин отвечает в жанре «прямой линии» с самим собой.

Здравоохранение разваливается. Глава государства рассказывает анекдоты. Все идет своим путем.© Фото с сайта kremlin.ru
Высочайшие мероприятия, посвященные срочному разруливанию кризисных явлений в нашей медицине, состояли из двух частей. Сначала из «встречи Владимира Путина с представителями общественности», а сразу после нее — из «расширенного заседания президиума Государственного совета» под председательством президента.
Отмечу, что обе эти акции не обязательно должны были быть похожими на традиционные ритуальные события, вроде ежегодной большой пресс-конференции главы государства, «прямой линии» с ним же или послания, с которым он выступает перед истеблишментом. Ведь на этот раз повод сугубо деловой. Даже скандальный. Рядовые люди открыто недовольны госмедициной и особенно бюрократическими нововведениями в ней. А медики в последнее время все громче протестуют и против упомянутых нововведений, и против разгула контрольных органов, напоминающего террор, и против гигантского разрыва в доходах между рядовым персоналом и менеджментом.
Человек, не знающий, как у нас все устроено, мог подумать, что раз уж Путин созывает чиновников и народ посоветоваться по такому горячему поводу, то говорить и спорить станут именно об этих вещах. А заодно о том, удалось ли выполнить «медицинские» разделы «майских указов» 2012 года, и даже — почему бы и нет? — о способах сосуществования государственной и частной медицины, фиктивности страховой системы и прочих реальных заботах. Иначе зачем собираться?
Интересующиеся видели, что ни о чем подобном не было сказано ни слова ни на открытой части Госсовета, ни на встрече с «представителями общественности». 
В качестве компенсации можно было убедиться, что наш руководитель по-прежнему склонен рассказывать анекдоты. Например, про бабушку, пришедшую к адвокату выяснить, на что она имеет право, и ошарашенную остроумным ответом юриста. Не был лишен зрелищности и диалог президента с угодливым «общественником», который очень хотел попасть в тон, но раз за разом промахивался.
Общественник: Мы подготовили проект инновационного технологического центра… Он будет расположен на острове Октябрьский, где вы разрешили строить культурный кластер…
Путин: Не я разрешил, а вы выбрали его.
Общественник: Да. Вы поддержали это решение.
Путин: Инициировал.
Общественник: Да, инициировали. Совершенно правильно. А мы попросили…
Вернемся, однако, к серьезному. Беседуя с губернаторами на Госсовете, Путин обнаружил осведомленность относительно того, что «более 60 процентов граждан невысоко оценивают качество здравоохранения». И что было предпринято? А вот что: «Мы провели целый цикл совещаний на эту тему».
О невыполненных зарплатных установках «майских указов»-2012 не упоминалось, но другой их ориентир, касающийся роста продолжительности жизни, косвенно был затронут: «В 2014 году она составляла 70,9 года, а в этом году, по данным на август, — 73,6. Всемирная организация здравоохранения подтверждает эти цифры». Тут стоит добавить, что указ предписывал «увеличение к 2018 году ожидаемой продолжительности жизни в Российской Федерации до 74 лет». То есть даже сейчас, через полтора года после назначенного срока, контрольная цифра еще не достигнута. К тому же нашей статистике в последнее время недостаточно верят, а ссылка на авторитет ВОЗ, располагающей лишь теми данными, которые сообщает Росстат, только увеличивает сомнения.
Впрочем, пусть будет так. Возможно, по продолжительности жизни Россия уже и в самом деле на равных с Бангладеш, хотя еще и отстает от успехов, достигнутых Перу, Вануату и Сектором Газа.
Но назовем ли это серьезным обсуждением тупиков госполитики в здравоохранении? Конечно нет. И если о дальнейшей дискуссии на Госсовете Кремль решил ничего не сообщать, так это ведь тоже сообщение. Почему бы не изложить реформаторские мысли и мудрые настояния сановных участников — губернаторов, министров и руководящих сотрудников АП? Неужели это намек на то, что они не стоят внимания?
Так или иначе, собеседование вождя с «общественниками», целиком показанное и опубликованное, сочтено достаточным, чтобы удовлетворить «медицинскую» любознательность россиян.
Что там было? Два десятка участников, сменяя друг друга, рассыпались в благодарностях и просили у вождя либо денег под свои проекты, либо поправок в нормативные акты. Ни одна из просьб даже близко не дотягивала до уровня первого лица и должна была решаться или в профильных ведомствах, или местными начальниками. Ни по содержанию, ни по форме это не отличалось от «прямых линий с Владимиром Путиным», давно уже оцениваемых телекритиками как безнадежно устаревшие и потерявшие рейтинг.
«Большое спасибо за решение о ввозе в страну незарегистрированных лекарств. Мы понимаем, какое сложное это было решение. В основе его лежит милосердие, милосердие государства, и за него огромное спасибо…»
После нескольких диких случаев, когда матерям тяжело и даже смертельно больных детей не выдавали присланные лекарства, угрожая попутно уголовными делами, начальство вроде бы смягчилось и стало смотреть сквозь пальцы на этот непорядок. Несомненно, в его глазах это великая жертва — сложное, невероятно сложное решение. Но каков пропагандистский эффект от показа таких сцен? А вдруг обычные люди не разделят эту униженную благодарность за такое «милосердие государства»?
«Прямая линия», задуманная когда-то как непритязательное пиар-шоу, превратилась сегодня в единственный публичный способ и одновременно в единственный легализованный инструмент взаимодействия вождя с жизнью. В ответ на любую трудность или беду учиняют для народа очередную «прямую линию с Владимиром Путиным» — игру в имитацию управления и принятия решений. Другого жанра у него для нас нет. Не нравится? Раздражает? Ну и что?
Настоящие властные вердикты выносятся в других местах и секретно. Массы о них даже и задним числом оповещаются все реже.
Если исходить из того, что на популярность режим махнул рукой, а об адекватности своих тайных управленческих импровизаций решил не думать, то все в порядке.
Сергей Шелин
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..