суббота, 12 сентября 2015 г.

НАШЕСТВИЕ ВАРВАРОВ - РАСПЛАТА ЗА ДЕКОЛОНИЗАЦИЮ


Юлия Латынина точна: "Нынешнее нашествие мигрантов на Европу - расплата за преступление деколонизации. В история никогда не было ничего иного: или цивилизация оккупирует варваров или варвары разрушают цивилизацию". (Точный ее текст опубликую завтра).
 Об этом же в блестящем анализе кризиса беженцев в Европе пишет Михаил Веллер. 
 В этом же суть нажима либеральных фашистов США и Европы на Израиль. Они заставляют Еврейское государство совершить преступление деколонизации. Фанатики либеральных догм они не хотят понять, что создание "Палестинского" государства - это путь не только к разрушению Израиля, но и конец мира и относительного благосостояния в Иудеи и Самарии. Возможно, величина и крепость Европы позволят ей продержаться под нажимом дикарей. Израиль - страна без тыла. Трусливая, предательская политика "земли в обмен на мир" быстро приведет к  гибели Еврейского государства.
 Лытынина всегда права, когда говорит, что нынешние либералы - наследники большевизма, то есть идей, разрушающих миропорядок, плодящих войны и нищету. Не думаю, что большая часть левых Израиля осознанно разрушает свою страну, но и большевики, в начале ХХ века, тоже стремились построить светлое будущее.

К.ПАУСТОВСКИЙ. АТТЕСТАТ ЗРЕЛОСТИ


Эта маленькая выдержка из "Повести о жизни" Константина Георгиевича Паустовского производит очень сильное впечатление. 

 Выпускные экзамены начались в конце мая и тянулись целый месяц. Все классы были уже распущены на летние каникулы. Только мы приходили в пустую прохладную гимназию. Она будто отдыхала от зимней сутолоки. Шум наших шагов разносился по всем этажам. В актовом зале, где шли экзамены, окна были распахнуты. Семена одуванчиков летали в свете солнца по залу, как белые мерцающие огоньки.
 
На экзамены полагалось приходить в мундирах. Жесткий ворот мундира с серебряным галуном натирал шею. Мы сидели в саду под каштанами в расстегнутых мундирах и ждали своей очереди. Нас пугали экзамены. И нам было грустно покидать гимназию. Мы свыклись с ней. Будущее рисовалось неясным и трудным, главным образом потому, что мы неизбежно растеряем друг друга. Разрушится наша верная и веселая гимназическая семья. Перед экзаменами в саду была устроена сходка. На нее созвали всех гимназистов нашего класса, кроме евреев. Евреи об этой сходке ничего не должны были знать. На сходке было решено, что лучшие ученики из русских и поляков должны на экзаменах хотя бы по одному предмету схватить четверку, чтобы не получить золотой медали. Мы решили отдать все золотые медали евреям. Без этих медалей их не принимали в университет.
 
Мы поклялись сохранить это решение в тайне. К чести нашего класса, мы не проговорились об этом ни тогда, ни после, когда были уже студентами университета. Сейчас я нарушаю эту клятву, потому что почти никого из моих товарищей по гимназии не осталось в живых. Большинство из них погибло во время больших войн, пережитых моим поколением. Уцелело всего несколько человек.
 


Источник: http://www.liveinternet.r...
 Простить себе не могу. Кажется, в 1967 году был в Тарусе. Шли на рыбалку с художником Эдуардом Штейнбергом. Он и говорит: "Вот Паустовский гуляет по своему участку. Давай зайдем?"
 - Успеем, - говорю. - Сейчас самый клёв начнется.
Штейнберг, помню, только усмехнулся.
Не успели. Как, всё-таки, глупа и нахальна молодость.

КОМУ НУЖНЫ БЕЖЕНЦЫ?

Кому нужны беженцы?
Просматривая материалы о новой волне ближневосточных беженцев, захлестнувшей Европу, в «Гардиан» я наткнулась на заметку о том, как футбольные болельщики съехались в город Кардифф, что в Уэльсе, чтобы выразить протест против участия Израиля в чемпионате Европы в 2016 году.
Главным лозунгом участников протеста был «Освободите Палестину. Выкинуть Израиль из УЕФА и ФИФА». «Израиль не может быть частью Европы, не может быть частью европейского спорта, если он отрицает право палестинцев на жизнь, их право на спортивную жизнь, – говорит болельщик по имени Ади Мормеч. – Мы пробовали дипломатию, мы перепробовали все. И пора сказать – хватит».
К чести английских болельщиков, нашлись среди них и сторонники Израиля. Нашлись среди них порядочные люди, которые кричали пропалестинским демонстрантам: «Это чушь. Прекратите преследовать их. Сегодня только футбол».
Печально то, что мэрия Кардиффа, убоявшись агрессивных защитников прав арабского человека, закрыла израильскую футбольную экспозицию в центральной библиотеке. Вполне была невинная подборка фотографий, показывающих, как в Израиле футбол объединяет людей вне зависимости от этнического происхождения и религии.
Представитель израильского посольства Эйтан Наве сказал, что городской совет пошел на поводу у экстремистов: «Терпимость к нетерпимости называется трусостью, и мы, к сожалению, увидели это в Кардиффе перед лицом угроз небольшой кучки негодяев».
Такой вот эпизод. Десятки и даже сотни тысяч молодых, здоровых мужчин под видом беженцев штурмуют границы Европы, а английские болельщики нашли главного врага – Израиль.Он, оказывается, лишает арабов права на жизнь, хотя никто до сих пор не слышал, чтобы жители Газы на утлых суденышках с риском для жизни пересекали Средиземное море, чтобы попасть в благословенную Европу.
Ну, Израиль еще виноват в том, что не принимает у себя всех африканцев, всех сирийских «палестинцев», и полмиллиона этих самых «палестинских беженцев» уже переправились в Европу. Было бы, конечно, здорово, если бы крошечный Израиль принял их всех у себя и объявил о закрытии государства. Правда, проблему ближневосточных беженцев это бы не решило, и даже война на Ближнем Востоке не закончилась бы, но на душе как-то бы полегчало после «окончательного решения еврейского вопроса». Только этот противный Нетаниягу заявил, что Израиль принять всех этих беженцев не в состоянии.
А между тем, жители Мюнхена выходят с шариками, цветами и транспарантами встречать «беженцев». Как заявил мэр этого города, «вопрос не в том, сколько их будет, а как мы сможем их принять».
Беженцы с Ближнего Востока прибыли в Европу
Гуманитарные агентства ООН на грани банкротства, так как обеспечить всем необходимым миллионы беженцев они не в состоянии.
В данный момент в Иордании находится до 4-х миллионов беженцев из Сирии. По словам верховного комиссара ООН по делам беженцев Атонио Гутьерреса, если в 2010 ежедневно страну покидало 11 тысяч человек, то сейчас – 42 тысячи. И всем этим людям нужны вода, продовольствие, медикаменты, убежище.
Рацион питания беженцев в Ливане и Иордании, Кении и Дарфуре будет резко уменьшен. Они будут недоедать, особенно дети. Вот только интересно, что на фотографиях «беженцев», столь радушно принятых в Мюнхене, следов лишений не наблюдается. Вполне себе такие нормального телосложения, веса, прилично одетые молодые мужчины призывного возраста. Бороться с оружием в руках против моджахедов ИГ они не собираются. Все-таки опасно.
То ли дело в Германии. Квартиру дадут, пособие, питание, мечеть разрешат построить, и приедет туда ваххабитский имам агитировать за всемирный джихад. Если память мне не изменяет, некоторые участники самолетного дела 11 сентября 2001 года учились в Германии, а потом прилетели в Америку и там сели за штурвал самолета. Но то были не беженцы, а граждане Саудовской Аравии. Кстати, в Саудовской Аравии кризиса беженцев нет. Почему-то туда они не бегут.
Бывший вице-президент США Дик Чейни заявил, что кризисная ситуация с беженцами в Европе сложилась из-за провальной внешней политики президента Обамы.
По его словам, Обама помог «в создании огромного вакуума» власти в Ираке, что создало питательную почву для таких террористических организаций, как ИГ, так как не смог договориться с иракским правительством о сохранении американского военного присутствия в Ираке.
Кроме того, Чейни назвал еще одну причину: «Военная опция никогда не лежала на столе Обамы». То есть, террористы знали, что они могут творить свои дела, не опасаясь возмездия и американского военного вмешательства. По крайней мере, в 2009 году ситуация в Ираке была стабильная.
Чейни не упомянул главный фактор внешней политики Обамы – поддержки так называемой «арабской весны». Он и Хиллари Клинтон ее инициировали, приветствовали, поддержали, а мир теперь пожинает плоды.
Карли Фиорина, бывший исполнительный директор «Хьюлетт Паккард» и кандидат в президенты от республиканской партии, высказалась против приема сирийских беженцев, указав, что среди беженцев могут затесаться террористы.
«Я думаю, честно, что Соединенные Штаты, к сожалению, не могут ослабить свои критерии приема беженцев. Нам следует очень вниматьельно присматриваться  к тем, кого мы впускаем в страну из этих охваченных войной регионов, чтобы быть уверенными, что мы не впускаем террористов».
Как и Дик Чейни, Фиорина считает, что нынешний кризис стал результатом провальной политики Обамы: «Это пример того, что происходит, когда Соединенные Штаты утрачивают лидерство. У президента Обамы были опции в Сирии три года тому назад. А он не смог использовать ни одной из них».
Турция и Греция обращаются к Канаде с требованием о помощи в приеме беженцев. Интересна реакция канадцев на сайте «NationalPost».
«Иммиграция без интеграции означает вторжение. Канада верит в мультикультурализм, но, чтобы мультикультурализм заработал, нужна интеграция, то есть нужно соблюдать законы и традиции принимающей страны, а ислам требует, чтобы мусульмане подчинялись законам шариата. Следование другим законам называется богохульством и наказывается либо пытками, либо смертью. Вот почему ислам – враг».
«Интересно, что Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива буквально под боком, но они не предлагают никакой помощи беженцам. Би-Би-Си опубликовала статью, в которой говорится, что они намеренно чинят препятствия сирийцам и не пускают их, так как они им не нужны, и именно это заставляет беженцев с риском для жизни прорываться в Европу. Тем не менее, Канаду обвиняют, а Саудовскую Аравию, более богатую и при этом мусульманскую страну, списывают со счетов».
И последний комментарий, к которому трудно что-то прибавить. «Саудовцы и страны Персидского залива – самые большие расисты и лицемеры. К сожалению, многие канадцы крайне наивны и не знают реалий. Большинство канадцев думает, что мир управляется с помощью неких утопических законов мультикультурной гармоничной структуры, где все равны. В реальном мире, особенно в мусульманском, действует жесткий средневековый принцип разделения власти, основанный на сектах, кланах, группах и расах. Поэтому сирийцы, хоть они и арабы и говорят на том же языке, но принадлежат к неправильному клану, не заслуживают, с точки зрения саудовцев, никакой помощи. Так было веками, так оно будет всегда».
Виктория ВЕКСЕЛЬМАН
- See more at: http://kstati.net/komu-nuzhny-bezhency/#sthash.OGi0uzpp.dpuf

ШАЛИТ. КАК НЕ СТАНОВЯТСЯ ГЕРОЯМИ

Как не становятся героями. Шалит.


 
О Шалите.
Что делает мужчину хорошим бойцом и солдатом? А что делает его позором для своих соратников?

Шалит был из тех, кто просто тянул лямку и не вникал в тонкости службы. В Израиле таких и в армии, и на гражданке называют "маленькая голова". Наш "герой" выходил на боевые задания не имея никакого понятия о том, что происходит вокруг него, что собой представляет участок под их ответственностью, где потенциальный противник, какие союзные силы находятся рядом, и многое другое. Всё это доводится до сведения каждого бойца перед выходом на боевое задание во время предварительных брифингов. Шалит на них присутствовал, но не особо старался понять и запомнить выдаваемую бойцам информацию. Он был "всего лишь член экипажа" и во всём полагался на командира.

Если бы Шалит слушал внимательно инструктаж дежурного офицера, который проводил инструктажи регулярно перед каждым заданием, то он бы знал, что существует чёткое предупреждение разведки ШАБАКа о большой вероятности проникновения боевиков ХАМАСа, возможно через подкоп, и о попытке похищения солдата. Может быть, наш "герой" вспомнил бы, что в непосредственной близости, в нескольких минутах езды были союзные силы других родов войск, призыв которых мог бы изменить всю ситуацию на корню, результат боя был бы иным, и похищения удалось бы избежать.

Во время брифинга перед выходом на задание, экипажу было сообщено в точности где лежит в засаде каждая группа, какие силы быстрого реагирования находятся в готовности оказать немедленную поддержку. В 200 метрах от танка, рядом с пограничным забором, сидела в засаде группа бойцов из инженерного батальона "Яхалом". Полковник Ави Пелед, который был высшим чином в тот момент на участке границы, имел недостаточно наличных сил в подчинении, но очень хотел предоставить экипажам танков в дозорах в зоне его ответственности поддержку пехоты. Он выпросил два отряда бойцов у сапёров, которых ему предоставили как личное одолжение.

Оба отряда сапёров снялись со своих позиций за полчаса до начала атаки на танк. Можно было их вернуть, они были поблизости. Но для того, чтобы их вызвать – необходимо знать об их существовании и на какой частоте они слушают эфир. Шалит не был озабочен восприятием и запоминанием этой информации на инструктаже.
- Я не особо слушал, – признался он на следствии, – Командир слушал, я ему доверился.

Как происходило нападение.
Когда всё началось, наш боец, как упоминалось выше, дрых на своем месте, сиденье наводчика, справа от пушки в глубине башни. Его автомат лежал на полу башни под ним. Джантекс, каска танкистов, не был надет на его голову. Разгрузка с магазинами висела на спинке стульчика, а бронежилет был одет на нём.

В последствии, висящая на спинке разгрузка и бронежилет спасли его жизнь, к сожалению. Он уснул в 4:35 утра. До этого он был на командирском месте в качестве наблюдателя. Сменил его на наблюдении один из членов экипажа, и Шалит уснул сладким сном на своём сиденье. 25 минут спустя Шалит проснулся от звука взрыва, когда граната от РПГ попала в танк. Он поднял голову и успел увидеть, как командир, лейтенант Ханан Барак и заряжающий, первый сержант Павел Слуцкер очень быстро покидают машину. Наводчик увидел только их ноги, исчезающие в люках.

– Гиляд, покинь танк! – Кричал ему лейтенант Барак. Снизу, со стороны отделения водителя был слышен голос рядового капрала Рои Амитая, который тоже проснулся и кричал: –"Хана, Ханан!" Но Ханан ему уже не отвечал. Он и Слуцкер уже были снаружи.

Приказ оставить танк был прямо противоположен боевым инструкциям из устава для экипажа. Граната РПГ не причинила никакого вреда танку Меркава Мк.3. Это была лишь лёгкая царапина. Да, попадание вызывает шок и оглушает, всё-таки ракета ударила в танк, но на самом деле, не было ни одной причины покидать его! Танк не горел, все системы продолжали функционировать, танк был способен вести бой.
Как не становятся героями. Шалит.

После происшествия прибыл механик из службы обеспечения, сел на место водителя, завёл двигатель и отвёл танк своим ходом на базу.
Танк Гильада Шалита был способен вести бой после попадания гранаты РПГ. Этот танк – потрясающая, надёжная и грозная боевая машина. У него есть мощная и эффективная пушка, три надёжных пулемёта, заряженных и готовых к бою, плюс ещё некоторые самые современные боевые возможности. Но экипаж покинул танк!

В пылу боя и под огнём, когда уровень адреналина зашкаливает, люди совершают ошибки, отступают от правил и указаний. Это случалось везде и всегда, и будет происходить в будущем. Решение оставить исправный танк, принятое в панике лейтенантом-командиром танка было ошибочным и за ошибку заплатили жизнью двое: Барак и Слуцкер. Их имя забыто, и никто не вспоминает об их роли в этой трагедии, кроме друзей и родственников.

Офицеры, которые вели следствие спросили Шалита, покинул ли он танк?
–Нет, не покинул.
–Почему? – спросили его.
–Потому, что в танке мне показалось более безопасно, чем там, снаружи, – ответил, –снаружи опасно, а внутри безопасно и защищённо.

Сразу после того, как Слуцкер и Барак покинули танк, Шалит услышал звуки автоматных очередей. Это были те выстрелы, которые попали в двоих, покидавших танк, и убили их. Их тела упали с танка на землю. Шалит слышал звуки падения. Наступила полная тишина. До Шалита дошло, что двое членов его экипажа, один из которых командир танка, или убиты или тяжело ранены. Капрал Рои Амитай, который спал до этого в отделении механика-водителя, застрял там. Гильад понял, что он теперь один против всего, что снаружи. Он принял решение остаться внутри. Не выйти и принять бой. А ведь у него были опции для того, чтобы достойно встретить врага и принять бой. У него был спаренный пулемёт, управляемый с места стрелка, без того, чтобы была необходимость высовывать голову из танка. Можно было просто пострелять куда угодно, и показать, что танк жив и кусается. Можно было принять командование на себя и дать указание водителю привести танк в движение, отвести машину в сторону, и осмотреть позицию, где произошло нападение и окрестности через тепловизионный прицел, и скосить всех врагов из пулемёта или раздавить их гусеницами.

Действия экипажа в случае внезапной атаки танка с нулевой дистанции и попытки захватить в плен экипаж разработаны ещё лет за десять до того, как Шалит призвался в армию. Эта простая и чёткая последовательность действий должна постоянно отрабатываться экипажем, и в моё время таки отрабатывалась регулярно.

Можно было перемолоть любого, кто попытается взобраться на танк, вращая башню, приводя танк в движение короткими рывками.
В тот самый момент снаружи было двое террористов, а общее количество террористов, проникших в ту ночь на территорию Израиля было 7 человек. Двое атаковали армейскую вышку с солдатами на ней, ранили нескольких солдат и пытались скрыться. Их застрелили. Ещё трое террористов атаковали бронетранспортёр, который стоял абсолютно пустой довольно далеко от танка. И двое атаковали танк. Если бы экипаж остался в танке, то эти двое были бы обречены, у них бы не было никаких шансов.

Даже Шалит, в одиночку, мог дать бой и выйти победителем. Это была его прямая обязанность согласно уставу после того, как командир вышел из строя.

Шалит против террориста, взбирающегося на танк.
И вот, Шалит сидит на своём месте в своём боевом отделении в глубине башни, и молится, чтобы всё скорей закончилось. И тут к танку подходит один из террористов, взбирается на танк и закидывает через люк командира в танк две или три гранаты. Шалит не запомнил взрывов, но запомнил густой дым.

Его бронежилет и разгрузка, которая висела на спинке, приняли на себя почти все осколки. Спинка его кресла была разбита в хлам, но сам Шалит только был легко ранен, просто чудом. Один осколок попал ему в локоть и один в задницу. Он был ни жив ни мёртв от животного страха, в шоке. Он остался в танке, пока, примерно через минуту-две, дыма стало столько, что стало трудно дышать. И тогда он решил, наконец, вылезать. И он вылез с пустыми руками. Свой автомат, укороченный карабин М-16, он оставил на полу башни. В армии это называется оставление личного оружия, да ещё в бою. Это само по себе тяжкое преступление, за которое полагается тюремное заключение.

Запертому в своём отделении водителю, оглушённому попаданием из гранатомёта, не повезло так, как наводчику. Для него бой закончился после гранат, не начавшись.

Если бы он взял с собой свой автомат и выглянул наружу раньше, то он бы увидел приближающегося к танку и карабкающегося на него террориста. Сверху он мог бы уничтожить врага без особых усилий. Но Шалит не был в сегодня в боевом настроении. Танк Шалита и всё оружие, что в нём было не произвёл ни одного выстрела.

Между прочим, закидывание нескольких гранат в танк свидетельствует о том, что первоначально террористы не планировали брать солдат в плен. Поубивать побольше – да. А захватить живыми после трёх гранат не рассчитывали.

А вот Шалит оказался живучим и везучим. Вот высовывает он бошку из люка командира, и что видит? А видит он вернувшегося террориста, забирающегося опять на танк спереди, там, где удобней всего.

Чтобы забраться на танк, нужны обе руки. Танк высокий, там ручки специальные сделаны. Вот террорист и закинул автомат за спину на ремне и схватился как раз за эти ручки. Вот стреляй в него в упор с двух метров! Захочешь – не промажешь! На самом деле это был второй террорист, который решил проверить успехи первого, закидавшего танк гранатами. А второй находился с другой стороны на земле.
Террорист карабкался на танк впервые в жизни, поэтому был весь поглощён сим занятием, Шалита не замечал в упор. Да и не думал он, что после гранат кто-то мог выжить.

Наш "герой" мог протянуть руку и положить ладонь на рукоятку пулемёта, установленного перед командирским люком, перевести пальцем предохранитель и, развернув немного ствол, скосить незваного гостя очередью. Очередь из пулемёта в упор – не увернёшься! Смерть будет мгновенной. Но "боец" не сделал ничего! Можно предположить, что одна единственная очередь разнесла бы первого террориста в клочья, а второй, скорее всего, как его соратники в другом месте, сбежал бы, получив отпор. Хотя вряд ли бы ему удалось у нормального танкиста. Пулемёт с лентой на 230 патронов против калаша с неполным рожком, стрелять сверху из укрытия против невыгодной позиции снизу…

– Ты не думал открыть огонь по террористу? – спросили Шалита следователи?
– Нет, – ответил, – я был полностью дезориентирован, не думал ни о чём, был в шоке.

Через несколько секунд террорист заметил танкиста, встал над ним, направил на того оружие, и потребовал на арабском: – Иди со мной! Шалит спустился с танка, дрожа, как осиновый лист от страха. Террорист направил на него автомат и скомандовал: – Тааль! (иди!). Подошёл второй террорист, на их лице была заметна радость от неожиданного успеха. Живой, но послушный израильтянин, этот тот приз, о котором ХАМАС мечтал годами, и вот, он в их руках!

Трое, пленный и похитители, поспешили назад в сторону пограничного забора. Они заложили заряд под забор и взорвали его в 5:21 утра. Шалит послушно последовал за своими пленителями через образовавшийся проход в заборе и колючей проволоке. Он не пытался замедлить движение, потянуть время, дождаться подмоги или другого танка. Он просто тащился, когда заставляли – бежал, когда террорист приказал ему ползти вслед за ним под колючей проволокой – он полз. Бронежилет Шалита был найден висящим на колючей проволоке на заборе. Очевидно, он снял его, чтобы быстрее двигаться.

Я уверен, что в этот момент Шалит вспомнил, какие указания дают солдатам на границе с Газой: любыми средствами не допустить похищения живого солдата. Да, именно так, это ни для кого не секрет в нашей стране, заранее всем даётся приказ, в ситуации, когда догнать похитителей с захваченным солдатом уже нет возможности, то следует открывать огонь изо всех средств, чтобы убить всех, но только не позволить взять в плен живого солдата. И в какой-то момент Шалит осознал, что именно звук приближающейся израильской техники является для него теперь звуком приближающейся смерти.

После пересечения препятствий на границе, все трое со всей возможной скоростью устремились вглубь. Прибыл танк, пункт видеонаблюдения заметил три удаляющиеся фигуры, но команды стрелять не поступило (и за это кто-то должен был ответить, и, я надеюсь, ответил). Ещё никому не было известно, что похищен солдат. Когда беглецы находились на расстоянии километра от границы, танк открыл огонь, но только из пулемёта. Не поступило разрешения на выстрел снарядами. Пулемёт оказался неэффективным на такой дистанции.
Все трое добрались до первой линии домов. Там стоял в ожидании трактор. Похитители и пленный проехали немного на тракторе, потом на машине, а потом сменили машину снова. По дороге арабы переодели солдата в гражданскую одежду. Так начались пять с половиной лет плена Гильада Шалита.

Выводы.
Журналист, который раздобыл материал следствия приходит к осторожному выводу, что, возможно всё-таки Шалит не совсем подходил для службы в боевых частях с самого начала. Журналист пишет, что уже для такого, как шалит было подвигом призваться в боевые части, но всё-таки не стоит забывать, что есть и страна, которую надо защищать, хоть об этом и не принято теперь говорить. Заслуженный и матёрый журналист Бен Каспит завершает главу так: нет никакой морали в этой басне, нет выводов кроме того, что это замечательно, что Шалит вернулся домой после стольких лет. А потом другой журналист, который приводит в газете этот отрывок из книги автора занимает рассуждает об этичности публикации материалов следствия.
Я возьму на себя смелость сделать выводы, которые не сделал ни первый журналист. Ни второй.
Во-первых, оба журналиста обычные трусы, которые испугались возмущения части читателей, прекраснодушных и недалёких, которые или не служили, или служили в Тель-Авиве с девяти утра до четырёх пополудни.

Я же никого не боюсь, чтобы заявить следующее:
Гильад Шалит это мелкая эгоистичная тварь, трус и предатель. Шалит не просто боялся за свою жизнь, но и боялся пораниться, терпеть боль и рисковать здоровьем. Шалит совершил осознанное предательство. На протяжении десятков минут, в течении которых длилось нападение и бегство, у Шалита постоянно возникали возможности оценить обстановку и предпринять хоть одну попытку что-то предпринять, чтобы помешать ситуации.
Пять с половиной лет были у труса и предателя, чтобы оценить всю низость своего падения и совершить Поступок, который бы искупил позор и уменьшил бы вред, принесённый Родине.

За пять с половиной лет даже под самым строгим надзором можно было что-то предпринять. Но за эти годы этот ходячий позор лишь мечтал об обмене и о том, как вернётся к маме.

Если я встречу этого подонка когда-нибудь на улице, я подойду к нему и задам ему столько неприятных вопросов, сколько смогу, но первый будет: "почему ты жив?". Потом я бы поинтересовался, подписал ли он карточку донора? Потому, что это единственное, чем он может принести хоть какую-то пользу.
Вопросы у меня есть не только к Гильаду, но и его отцу Ноаму, и к его матери Авиве. Я хотел бы их спросить, как получилось, что они вырастили такое никчёмное существо? Не меньше этого меня интересует, почему они считают жизнь своего сына дороже и важнее жизни сотен других граждан Израиля? Родители не склонны признаваться, что их дети – выросли ни к чему не годными трусами и эгоистами даже под давлением фактов, но всё же, за пять с половиной лет, когда зашла речь об освобождении тысячи заключённых, из которых у более чем половины кровь граждан Израиля на руках, неужели даже тогда у них не возникло где-то в глубине крамольной мысли, что их любимый сыночек не стоит и десятой доли этой цены? 
Когда шла масштабная войсковая операция в Секторе Газа – поиск похищенного солдата, с многочисленными жертвами – у них не возникло мысли, что самым верным поступком было бы заявить, что их сын мёртв, погиб смертью храбрых? Как им теперь, нянчить труса и предателя, получив его назад, оплатив чужими болью и страданиями? А сколько наших солдат погибло в операциях по аресту террористов, которых потом выпустили по условиям сделки. Я могу им показать фотографию одного, командира моего отделения, лейтенанта Гиля Бадихи, командира танка, погибшего от пули снайпера в Рамалле 15 марта 2002 года в ходе масштабной операции по захвату боевиков ХАМАСа, которых потом отпустили.

Обо всём, что происходило за годы плена Шалита в стране и в мире вокруг этой темы можно написать несколько книг и диссертаций, и часть уже написана, часть пишется, и много ещё появится. Но это не моя задача. Мне интересно другое.

Я привёл историю Шалита и историю одного из моих командиров для того, чтобы выявить проблему и попытаться предположить, откуда берутся такие, как Шалит, откуда берутся герои.

Один из выводов напрашивается сам собой, и он таков: синдром шалита проявляется всё чаще, и свидетельствует о тяжёлой болезни общества и о деградации общественных ценностей и норм поведения. Об этом надо говорить подробней.

У меня есть ещё одна история, она о двух молодых девушках, двух подругах, сослуживицах, солдатках женского пехотного батальона. Обе оказались вместе перед необходимостью принять бой лицом к лицу с двумя террористами, которые уже расстреляли несколько гражданских машин и убили одного солдата. Одна совершила подвиг, а другая проявила трусость. Я расскажу эту историю в следующий раз, и потом перейду к философии и всяким заумным выводам, и вам, может быть, тогда уже станет совсем неинтересно.
 АВТОР УТРАЧЕН

ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЕНЩИНА

 
Самая красивая армия - или кто то еще сомневается? Таки вы не сомневайтесь!







Полудевочка- полуженщина,
Заплетя под беретом косу,
Шла израильская военщина
С конопушками на носу.

Вещи есть для других непонятные,
На земле не поймет большинство
Для чего ей рожки автоматные,
Да и сам автомат для чего?

Для чего и когда повенчаны,
Это что же за времена,
Полудевочка-полуженщина
И неженское слово «война»?

Только жалость отбросьте в сторону,
И не стоит вменять в вину,
Она делит с мужчиной поровну
Эту боль за свою страну.

Как никто на земле притягательна,
Она здесь, в этот трудный час
За детей, что родит обязательно,
И за каждого здесь из нас.

Улыбнется в ответ застенчиво,
По Бат-Яму одна, налегке
Шла израильская военщина
С «Кока-Колы» бутылкой в руке.

Автор:
Александр Гутин

КЛАССИКИ НА ВОЛЕ


«Думаете, что можно устроить себе счастливый и честный мирок, в котором спокойно, без ошибок. Без раскаяния, без путаницы жить себе потихоньку и делать, не торопясь, аккуратно все только хорошее. Смешно! Нельзя. Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать, и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие - душевная подлость.» Это пишет старик - Лев Толстой.
 Но совсем о другом мечтал тридцатилетний Александр Пушкин:
 "Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит 
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем
Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег".
 Александру Сергеевичу нужен был покой для "трудов и чистых нег": простых, деревенских удовольствий. Лев Николаевич страшился покоя, но и Пушкину, и Толстому нужна была ВОЛЯ - и оба ушли за ней в смерть. Поэт к дуэли с Дантесом, Толстой - в бегстве из дома.
 Свою "волю" нашли Есенин, Маяковский, Цветаева... В спасении от  "душевной подлости?" Может быть. Государство и гений в России никогда не жили в ладу. Всегда государство загоняло гений в рабство. А в кандалах к перу не дотянуться - вот только к пистолету или петле.

ИЗРАИЛЬ. ВОЙНА И ДЕТИ

ЧУДО В ИЗРАИЛЕ


ПЕТР 

Люкимсон. Хотите верьте, хотите нет...



“Аль а-нисим вэ аль а-нифлаот” (“И за чудеса, и за знамения удивительные, и за спасение…”) - так начинается специальная вставка в молитвы, которые евреи читают в дни Хануки и Пурима. Не секрет, что в современном обществе не принято верить в чудо. Мы ищем и находим естественное объяснение тому, что вокруг нас происходит, а если такого объяснения нет, списываем все на случайное совпадение. Но вот приходит  час испытаний, и даже скептики зачастую признают, что с рациональной точки зрения объяснить то, что происходило в Израиле в 1948-м, 1967-м, 1973-м, 1982-м, 1991-м и т.д., просто невозможно. Не случайно в беседе с президентом Ричардом Никсоном совершенно светская Голда Меир как-то заметила: “Мы в Израиле не просто надеемся на чудо. Мы знаем, что Бог нас не оставит, и принимаем чудеса в расчет. Вам этого не понять!”

Еврейские мудрецы всегда подчеркивали, что еврею запрещено уповать на чудо. Но вместе с тем многие видные раввины отметили, что во время операции “Несокрушимый утес” произошел целый ряд событий, которые иначе как чудом не назовешь. Разумеется, с этой точкой зрения можно поспорить. Но когда автор этих заметок решил собрать воедино рассказы об очевидных и невероятных событиях, которые происходили этим летом в Израиле, то оказалось, что почти в каждом городе страны нашлись люди, причем зачастую вполне светские, которые решили записывать  подобные чудеса и вести им подсчет. Кроме того, многие солдаты, воевавшие в секторе Газы, рассказывают о произошедших с ними чудесах, и уже сейчас из этих рассказов можно, пожалуй, составить целую книгу. Вот только несколько примеров инцидентов, которые при желании вполне можно трактовать как чудо...

Этот волшебный “Железный купол”
Многие наверняка помнят, как в июле лауреат госпремии Израиля, выдающийся израильский конструктор Моти Шефер заявил, что система “Железный купол” - не более чем “блеф и профанация, на самом деле она не в состоянии сбить ни одну ракету”. Поскольку к тому времени “Железный купол” уже сбил сотни ракет ХАМАСа, ничего, кроме усмешки, эти слова у широкой публики не вызвали. Демарш Шефера объяснили тем, что в свое время он претендовал на разработку аналогичной системы ПРО, но его предложение не было принято.
Однако недавно один из создателей “Железного купола” полковник запаса Натан Барак (тоже, кстати, светский человек) признал, что Шефер отчасти прав. На лекции, посвященной “Железному куполу”, Барак рассказал, что поначалу никто не верил в возможность создания подобной системы ПРО. Американцы откровенно говорили израильской группе конструкторов, что выделили на нее деньги лишь из уважения к Израилю и считают их просто выброшенными на ветер.
Когда “Железный купол” уже был создан, российские эксперты предрекли, что в реальных боевых условиях эта система себя не оправдает, и ее эффективность не будет превышать 20%. Израильские конструкторы оценили эффективность “Железного купола” в 80%, больший показатель считается невозможным. Однако, как известно, во время “Несокрушимого утеса” КПД “Железного купола” превысило 90%. Более того, он сбивал иногда даже минометные снаряды, которые сбивать по определению не должен.
- И вот этому у нас нет объяснения. Работа “Железного купола” во многом остается загадкой. Во всяком случае, система сбивает гораздо больше ракет, чем мы можем ожидать.
- Что значит - нет объяснения?! - возмутился один из слушателей.
И тогда Натан Барак неожиданно произнес строчку из молитвы “Аллель”: “От Господа было это - удивительным оно было в глазах наших”.

Статистике вопреки
С точки зрения иудаизма, чудо - это не что иное как решение Всевышнего в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств нарушить Им же установленные законы нашего мира. К примеру, математическую теорию вероятности, верность которой не подлежит сомнению. Эта теория позволяет военным специалистам в пределах так называемой допустимой ошибки рассчитать потери в живой силе и технике в зависимости от степени интенсивности нанесенного ракетного, минометного или артиллерийского удара.
Обратим внимание: на протяжении всего времени операции “Несокрушимый утес” ЦАХАЛ предупреждал население сектора Газы о готовящихся ударах и делал все, чтобы избежать жертв среди мирных жителей. Но жертвы все равно были, и, увы, в силу той же теории вероятности такие жертвы неизбежны, это не оспаривают даже яростные критики Израиля. Они лишь утверждают, что количество жертв среди жителей Газы было значительно выше ожидаемого.
Вместе с тем, ХАМАС изначально ставил своей целью удары по мирному населению Израиля, стремясь достичь максимального количества убитых и раненых. Но странное дело: даже те ракеты, которые не удавалось сбить “Железному куполу”, падали на пустырях или на незастроенной местности, хотя плотность населения в Израиле одна из самых высоких в мире, а это значит, что вероятность попадания пущенной из Газы ракеты в жилой дом в Израиле необычайно высока. То, что мы наблюдали, - явное нарушение естественного хода событий.
Может, все дело в том, что, как утверждают арабские депутаты кнессета, эти ракеты совершенно безобидны? Нет! Мы хорошо помним, как ХАМАС по ошибке запустил одну                                                           ракету в сторону Египта, и в результате ее разрыва погибли 7 человек и 22 получили ранения. А ведь плотность населения Синайского полуострова в десятки раз меньше того же показателя для Израиля.
Так можно считать это чудом или нет? Можно ли считать чудом, когда ХАМАС одновременно выпускает 60 ракет в сторону небольших южных городов Израиля и 20 - в сторону Беэр-Шевы, и все 80 ракет падают на пустынной местности?
Каждый, разумеется, вправе выбрать тот ответ на этот вопрос, который ему больше подходит.

На войне как на войне...
Один из участников наземной операции в секторе Газы вспоминает, как ему вручили посылку с продуктами - из тех десятков тысяч посылок, которые израильтяне собрали в те дни для солдат. Он уже собирался перекусить, когда заметил в посылке записку, вложенную, видимо, отправителем. “У меня к тебе небольшая просьба, - говорилось в записке. - Прежде чем ты начнешь есть, благослови эту пищу, как того требует наша традиция”.
Солдат вырос в светской семье, и как надо благословлять пищу, не знал. В то же время ему хотелось уважить тех, кто отправил посылку, и он направился в блиндаж, чтобы спросить у религиозных сослуживцев, что именно следует сказать. В тот самый момент, когда он входил в укрепленное здание, раздался оглушительный свист, и на месте, где он только что сидел, разорвался минометный снаряд. Задержись он там еще на 10-15 секунд, и уже некому было бы рассказать эту историю...
Другой военнослужащий вспоминает, как на подходе к одному из домов увидел вышедшую из него арабку, которая направилась навстречу. Бросив на женщину беглый взгляд, он заметил на ней пояс террористки-смертницы и понял, что жить ему и его товарищам остается всего несколько секунд. И тогда парень сделал то, что, согласно нашей традиции, должен успеть сделать еврей перед смертью, и громко произнес “Шма, Исраэль! Адонай Элокейну, Адонай эхад!”.
Услышав эти слова, арабка повалилась на землю, и солдатам удалось нейтрализовать смертельный груз. На допросе она рассказала, что на самом деле является еврейкой, много лет назад вышедшей замуж за араба и живущей в Газе. Жизнь в секторе страшно тяжелая, да еще муж постоянно издевается, вот она и решила принять “героическую” смерть, чтобы затем ХАМАС выплатил ее детям достойную компенсацию и позаботился о них. Однако слова еврейской молитвы, слышанные ею когда-то в детстве и юности и внезапно прозвучавшие здесь, в Газе, повергли ее (видимо, и без того находящуюся на грани нервного срыва) в ступор, и она потеряла сознание. Подлинность этой истории подтверждают сотрудники организации “Яд ле-ахим”, вывезшие женщину и ее детей в Израиль и сейчас помогающие им обустроиться на новом месте.
А вот еще одна, вроде бы не такая уж значительная история... Подразделение ЦАХАЛа                           получило задание осмотреть один из домов в секторе.
Оглядевшись по сторонам, бойцы двинулись к дому и тут увидели, как рядом с ним в воздухе сидит голубь. Сообразив, что на самом деле голубь сидит совсем не в воздухе, а на подведенной к дому невидимой на солнце проволоке, ведущей к мине, солдаты открыли огонь, и тут грянул мощный взрыв. А ведь если бы не голубь, севший на провод и таким образом указавший на него нашим ребятам, они оказались бы в смертельной ловушке.
Кстати, голубь считается одним из символов нашего народа, а согласно еврейской мистике, Шехина - Божественное присутствие - иногда принимает именно облик голубя.
Повторю: верить или не верить во все это - личное дело читателя.
Хорошо лежим!
Еще одна удивительная история, рассказанная жителем юга страны...
Очередной сигнал воздушной тревоги застал его посреди дороги, и, выскочив из машины, он повалился на землю. Рядом с ним плюхнулось на землю чье-то тяжелое тело, и, оглянувшись, он с удивлением обнаружил лежащего рядом с ним араба в куфие. Когда сигнал отзвучал, он поинтересовался у араба, почему тот укрылся именно рядом с ним, ведь места вокруг вроде было вполне достаточно.
- Ну как же, - ответил араб, - у нас все знают, что в вас эти ракеты не попадают!

Кстати, во время интервью, которое дал компании CNN один из лидеров ХАМАСа, его спросили, как он объясняет тот факт, что его организации не удается причинить сколько-нибудь существенный ущерб Израилю. “Как видно, на этот раз Аллах на их стороне и изменяет направление полета наших ракет так, чтобы они падали на пустыри”, - ответил он.

А было так...
Вот еще несколько примеров не поддающихся рациональному объяснению событий, имевших место в дни ракетных обстрелов Израиля. Ашдод: ракета упала на одну из АЗС города, в хранилище которой находилось 100 тысяч литров бензина. Возгорание и взрыв такого количества бензина были бы равносильны взрыву мощной бомбы.
Однако в результате взрыва никто из работников АЗС не пострадал, лишь автозаправке был причинен материальный ущерб.
Беэр-Шева: ракета упала на футбольное поле через несколько секунд после того как тренер досрочно прервал тренировку детской команды.
Ришон ле-Цион: ракета упала в 30 см. от установленных под домом газовых баллонов и не разорвалась.
Региональный совет Эшколь: ракета попала в кухню жилого дома через секунду после                                   того как хозяин покинул это помещение.
Региональный совет Шаар-а-Негев: ракета попала в жилой дом вскоре после того как хозяева вышли из него.
Холон: ракета взорвалась на месте, где за минуту до того играл ребенок, - мать позвала его обедать.
Нес-Циона: ракета упала на дорогу, по которой ехали несколько машин. Ни один человек не пострадал.
Тель-Авив: ракета упала на АЗС, взрыв разворотил асфальт в нескольких сантиметрах от люка бензохранилища. В результате взрыва никто не пострадал.
Ашкелон: несколько прямых попаданий ракет в промышленные и жилые здания - ни одного пострадавшего.
Этот список можно продолжать долго, но вот вам напоследок еще одна история про чудеса, вроде бы никак не связанная с “Несокрушимым утесом”, но заслуживающая того, чтобы мы рассказали ее здесь...

“Я не учу чудесам!”
Эту историю любит рассказывать на своих лекциях известный раввин Замир Коэн. А услышал он ее от одного нью-йоркского раввина, кстати, не еврея по рождению, но считающегося “праведным гером” и одним из крупнейших в США знатоков Торы.
Среди прихожан синагоги этого раввина была супружеская пара, которая посещала ее                                    только в Судный день. Раввин давно обратил внимание на сына этих супругов. Его поразил интеллект юноши, он считал, что с таким выдающимся умом еврей должен посвятить себя Торе. Однако все его попытки приблизить молодого человека к иудаизму остались безрезультатными, а потом родители с гордостью сообщили раввину, что их мальчик поступил в Вест-Пойнт - высшую военную академию США, и что он единственный еврей на своем курсе.
Известие об этом опечалило раввина, так как он понял, что юноша теперь навсегда потерян для Торы, а возможно, и для еврейского народа. Каково же было его удивление, когда спустя несколько лет он, читая лекцию в одной из иешив, заметил среди ее учеников того парня. Сначала рав подумал, что обознался, но нет, это был именно он.
- Ты вернулся к ответу? - спросил раввин. - Кто на тебя так сумел повлиять?
- Наш профессор военной истории, - ответил молодой человек.
- Еврей?
- Нет. Это был замечательный преподаватель, анализировавший битвы мировой истории так, что сразу становились ясны ошибки побежденных и механизм победы победителей. В то же время было нечто, что меня в нем раздражало. Однажды перед окончанием курса я напрямую спросил его при всей группе: “Скажите, профессор, вы что, антисемит?”. “С чего вы взяли?!” - ответил он. “Ну как же, вы блестяще анализируете войны, происходившие в разных точках земного шара, но ни разу не коснулись войн, которые вел Израиль с 1948 года по настоящее время. А ведь там есть чему поучиться!” - “Я не антисемит, и вы меня сейчас оскорбили, - ответил профессор. - Тем не менее, зайдите ко мне в кабинет после лекции, и я отвечу на ваш вопрос”.
В кабинете с глазу на глаз он сказал следующее: “Я вижу свою задачу в том, чтобы научить вас логике войны, привить вам умение думать и анализировать свои преимущества и преимущества противника. Вы правы, говоря, что Израиль провел и выиграл множество войн. Но ход этих войн был иррациональным, и победа Израиля всегда была просто чудом, не имевшим логического объяснения. А как делать чудеса, я не знаю и не умею этому научить!”.
“Вот с этой истории, - поведал раввину молодой человек, - и началось мое возвращение к ответу”.
Повторим: всему происходящему на наших глазах можно дать рациональное объяснение. Но можно увидеть и самое настоящее чудо. И в связи с этим мне остается напомнить читателю давнее стихотворение замечательного еврейского поэта Якова Акима:
Ты совсем не видел чуда?
Никогда не видел чуда?
Вот чудак - не видел чуда!
Так пойди и посмотри:
Сквозь асфальт у перекрестка
Пробивается березка...

P.S. Само возникновение, рост и развитие Израиля - чудо. Видимо, Ему понравился проект и то, как проект этот осуществляется, а рассказанное Люкимсоном - детали и мелочи.

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..