вторник, 9 февраля 2016 г.

ОДАРЕННЫЙ НАРОД

actual

Одаренный народ


09.02.2016

Согласно Торе, Г-сподь сначала дает человеку лекарство, а уж затем посылает болезнь. В жизни случаются и неприятности, но мы должны помнить, что Всевышний уже дал нам знать, как следует их преодолевать. Нам нужно только определить, в чем именно заключается выход.
В недельной главе «Хукат» мы читаем, как Моше узнает, что умрет в пустыне, не удостоившись возможности ступить на землю Израиля, а также о смерти его брата Аарона и сестры Мириам. Но до этого мы узнаем о законе красной коровы и об обряде очищения для тех, кто прикоснулся к мертвому телу. В Торе этот закон приводится перед повествованием о смерти Мириам и Аарона, чтобы после прощания с усопшими можно было бы провести обряд очищения. И чтобы показать нам, что лекарство создано прежде, чем послана болезнь, решение дано до появления проблемы, а способ искупления – до самого греха.
Здесь находится ключ и к пониманию главного смысла недельной главы «Трума». По мнению большинства комментаторов, в главе «Трума» Всевышний заранее указал ответ на грех золотого тельца.
Что происходило с еврейским народом во время греха золотого тельца? Народ увидел, что Моше медлит и не спешит спуститься с горы, и стал буйствовать. «Обступил народ Аарона, и сказали они ему: “Сделай нам бога, который пойдет перед нами. А этот человек, Моше, который вывел нас из земли египетской, – мы не знаем, что с ним!» Народ стал буйствовать именно потому, что Моше с ним не было. Всевышний сообщил Моше о происходящем у подножия горы и добавил: «Ступай, спустись [c горы], ибо развратился твой народ, который ты вывел из земли египетской». Подтекст ясен: Всевышний сообщает Моше, что его место – среди народа, оставшегося у подножия горы, а не с Ним, на ее вершине. «Твой народ» указывает на то, что Всевышний говорит Моше: за случившееся с народом ответственность несет Моше, но не Творец.
Моше взмолился перед Б-гом о прощении, а затем спустился с горы. Далее следует целый водоворот событий. Моше спускается с горы, видит происходящее, разбивает скрижали о землю, сжигает золотого тельца, смешивает его пепел с водой и заставляет людей пить эту воду, а затем заручается поддержкой левитов и наказывает виновных. Он совершил поступок лидера, восстановив порядок там, где минуту назад бушевала смута. Однако затем в тексте сказано, что Моше «взял шатер, поставил его поодаль, вне стана, и назвал его Шатром Встречи». Очевидно, это был самый неразумный в той ситуации поступок. Если, следуя сказанному Б-гом, причиной греха золотого тельца стало отсутствие Моше, лидера еврейского народа, значит, именно теперь он должен был остаться с евреями, а не уходить за пределы стана.
Тем не менее до этого, ходатайствуя перед Б-гом за еврейский народ, Моше говорит Всевышнему, что евреи отлили золотого тельца не потому, что хотели поклоняться идолу, а потому, что им нужно ощущать Б-жественное присутствие не на Небесах или на вершине горы, а внизу, в своем собственном стане. Ответ на эти просьбы Моше и был в недельной главе «Трума». «Пусть они сделают Мне Святилище, и Я буду обитать среди них», – так говорит Всевышний Моше. С точки зрения еврейских мудрецов, речь идет о пребывании Всевышнего не в стенах дома, а в сердцах строителей дома, ведь говорится «среди них», а не «в нем». Как этого достичь? Какой поступок человека способен обеспечить Б-жественное присутствие в стане, в общине? Ответ заключен в названии недельной главы «Трума», что означает «дар, вклад».
Господь сказал Моше: «Передай сынам Израиля, чтобы они собрали Мне приношение. От каждого, кто пожелает, принимайте приношение для Меня». Эти слова знаменовали поворотный момент в истории еврейского народа. До этого момента евреи лишь принимали от Б-га дары: освобождение из рабства, свободу и совершенные для них чудеса. Единственное, чего народ Израиля был лишен, – возможности дать Б-гу что-то взамен.
Величайший дар Всевышнего заключается в том, что Он дал нам способность воздавать Ему. С точки зрения иудаизма, эта идея сопряжена с определенным риском. Мысль о том, что Всевышнему нужны подарки и подношения, граничит с идолопоклонством. Тем не менее, осознавая опасность возникновения в народе такого рода мыслей, Всевышний позволил Моше убедить Себя в необходимости пребывания Его в стане евреев и дарования им возможности сделать для Него что-то взамен.
Возведение Святилища стало для евреев необычайно важным действием, потому что дало им возможность проявить свою благодарность Творцу. Позднее этот акт благодарности стал одной из неотъемлемых составляющих достоинства человека: каждый еврей, включая бедняков, которые сами живут на пожертвования, по закону должен выделять десятую часть всех своих доходов на благотворительность. Если же человек только получает, но ничего не отдает взамен, он теряет свое достоинство.
Мишкан стал домом Б-жественного присутствия, потому что Б-г заповедовал нам возвести его исключительно на добровольные пожертвования общины. Акт дарения совершает благодарное общество, каждый член которого совершает вклад в общее дело. Вот почему возведение мишкана искупило грех золотого тельца. Народ, умеющий только получать, но не отдавать, оказался в ловушке, ощутив свою зависимость и утратив самоуважение. Всевышний позволил народу приблизиться к Нему и дал ему возможность отдавать взамен.
Вот почему любое общество, основанное только на правах, а не на обязанностях, на потребностях человека, а не на его вкладе в благополучие других, обречено на скорое исчезновение. По той же причине самый главный подарок, который родители могут дать своему ребенку, – это возможность их отблагодарить. На это указывает этимология самого слова «трума». Оно означает не простой вклад, а нечто, буквально «взращенное» человеком. Отдавая, мы не просто делаем вклад во что бы то ни было – мы поднимаемся на новый уровень. Мы живем благодаря тому, что получаем, но достоинства достигаем тем, что отдаем.
Джонатан Сакс

Материал подготовила Шейндл Кроль
http://www.jewish.ru/tradition/actual/outlook/2016/02/news994332586.php

КТО ПОЗИРОВАЛ СЕРОВУ

Кто позировал Серову


09.02.2016

Выставка Валентина Серова в Третьяковской галерее вызвала огромный, вплоть до давки, ажиотаж и стала самым посещаемым вернисажем в истории СССР и современной России. Однако вряд ли многим известно, кто именно изображен на многочисленных полотнах художника. Тем временем там целая галерея еврейских образов. Обнаженная балерина Ида Рубинштейн, хищный фабрикант Владимир Гиршман, будущая мать нобелевского лауреата Мария Львова и десятки других – в материале Jewish.ru.
Валентин Серов имел еврейские корни по линиям обоих родителей. Его отец, популярный в свое время композитор Александр Серов, приходился внуком крещеному еврею, уроженцу Кенигсберга Карлу Габлицу. Габлиц, еще в детстве переселившийся с родителями из Восточной Пруссии в Россию, был талантливым естествоиспытателем и принимал участие в нескольких научных экспедициях – по Южной России, Персии, побережью Каспия. С 1783 года он помогал светлейшему князю Потемкину обустраивать Крым, что нашло отражение и в его научных трудах – «Физическое описание Таврической области», «Географические известия о Тавриде», – переведенных на несколько иностранных языков. Восемь лет, с 1788-го по 1796-й, Карл Габлиц служил вице-губернатором Таврического наместничества, а позднее, в начале XIX века, был назначен директором государственных лесов в лесном департаменте Министерства финансов. Заслуги его перед Россией были отмечены званием почетного члена Петербургской академии наук, чином тайного советника, должностью сенатора.
Самым выдающимся сочинением его внука, композитора Серова, критики считают оперу «Юдифь», премьера которой состоялась в 1863 году в Мариинском театре. Успех «Юдифи» вызвал у одной из юных поклонниц композитора желание познакомиться с ним. Это была Валентина Бергман, студентка Петербургской консерватории, недавно изгнанная оттуда за «свободомыслие». Происходила она из весьма скромной еврейской семьи: ее отец держал в Москве небольшой магазинчик аптекарских товаров. В консерваторию девушка, обладавшая ярко выраженными способностями, попала по стипендии недавно образованного Русского музыкального общества. Валентина начала брать у композитора частные уроки, а спустя несколько месяцев вышла за него замуж. «Серов женился на девушке-музыкантше – стипендиатке Музыкального общества, которая знает все Баховы фуги наизусть», – записал в дневнике литератор Владимир Одоевский.
Талант их сына Валентина проявился уже в детстве. Начинал он как пейзажист, но прославился как выдающийся мастер психологического портрета. Связь Серова как человека и художника с еврейским народом не была глубокой и крепкой, однако он был непримирим к проявлениям антисемитизма в художественной среде.
Серов был близок к семье своей тетки со стороны матери, Аделаиды, и создал множество портретов членов ее семьи. Аделаида вышла замуж за врача-педиатра Якова Симоновича, крещеного еврея, как и она сама. В Третьяковке хранится портрет его двоюродной сестры Марии Симонович, более известный как «Девушка, освещенная солнцем» (1888). Мария впоследствии училась скульптуре и живописи в Париже, где вышла замуж за психиатра Соломона Кеселевича Львова. Их сын – французский микробиолог, нобелевский лауреат Андре Львов.
Менее известен портрет младшей сестры Марии, Надежды Дервиз с ребенком (1889), также хранящийся в Третьяковской галерее. Надежда стала женой художника Владимира Дервиза. Их дочь, Мария, вышла замуж за известного книжного графика Владимира Фаворского.
Серов много писал портреты людей искусства, в том числе своего друга, художника Исаака Левитана, и балерины Иды Рубинштейн. В 1891 году новый генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович принялся «зачищать» из вверенного ему города еврейских купцов и ремесленников. Под горячую руку попал и Исаак Левитан. Художнику пришлось покинуть город. Лишь заступничество влиятельных друзей помогло ему вернуться. Именно в это время Серов пошел против «тренда» и написал портрет Левитана.
Самая же скандальная, по всеобщему признанию, работа Серова, своеобразный «венец» его творчества – портрет Иды Рубинштейн (1910, Русский музей). Ида Рубинштейн родилась в семье харьковского сахарозаводчика, одного из богатейших людей Южной России. В девятилетнем возрасте она осталась сиротой и унаследовала громадный капитал. Она с детства бредила сценой, но при господствовавших в то время идеалах красоты не могла и мечтать стать балериной или драматической актрисой. Ида решила эту проблему креативно, как теперь принято говорить. Она сама стала каноном. О ее красоте заговорили как о явлении. Не имея специальной хореографической подготовки, она вышла на театральную сцену рядом с прославленными Анной Павловой, Тамарой Карсавиной, Вацлавом Нижинским и – затмила их! Ида совершенно не стеснялась своего тела, именно поэтому она без раздумий согласилась позировать Серову обнаженной. Этот скандальный портрет наделал много шума: одни восхищались изяществом и худобой актрисы, другие злобно называли ее то «скелетом», то «лягушкой». Впрочем, все это играло Иде только на руку, укрепляло имидж эксцентричной дивы. После революции Рубинштейн переехала в Париж, где приобрела особняк, оформленный Львом Бакстом. Дружила с Сарой Бернар, Марком Шагалом, Жаном Кокто, Андре Жидом, Вацлавом Нижинским.
Дружеские отношения связывали Серова с супругами-меценатами Владимиром и Генриеттой Гиршман. Владимир Осипович Гиршман владел иголочной фабрикой в селе Колюбакино Рузского уезда Московской губернии и занимался коллекционированием работ русских художников. Генриетту Гиршман называли первой красавицей Москвы, ею восхищались живописцы, писатели и композиторы. Многие добивались чести иметь портрет Серова, но многие же боялись при этом его «всевидящего глаза». Генриетта не боялась: она знала, что Серов в нее влюблен. Всего она заказала ему пять портретов, но самым популярным стал «У зеркала», написанный в 1907 году. Она только что приехала или собирается уехать. Впечатление усиливается отражением художника в зеркале. «Целое событие в художественном мире – этот портрет… здесь столько свежести, столько мощи! Такие блещущие краски!» – писал о портрете критик Брешко-Брешковский.
Работая над портретом Владимира Гиршмана, художник совершенно не стремился ему польстить. Скорее, полотно решено в сатирических тонах: хищное выражение лица и привычный жест руки, вынимающей из кармана банковые билеты. Образ получился насмешливый, но убедительный. После революции Гиршманы уехали в Париж, где Владимир Осипович содержал художественный салон.
Генриетте Леопольдовне суждена была долгая жизнь, она пережила Серова на 59 лет и часто вспоминала своего незабвенного друга: «Говорят, Серов был человек угрюмый, молчаливый и нелюдимый. Это совсем неверно. Он скорее любил слушать, но угрюмым и нелюдимым его назвать нельзя. С нами он никогда не был угрюм, часто смеялся, так как был смешлив и, по сути, был человеком скорее веселым, чем мрачным. Кто-то сказал, что Серов не любил людей. Такой великий портретист не мог не любить свои модели! Шаляпина он, например, обожал».
В 1910 году, отдыхая на даче в Сестрорецке, Валентин Серов познакомился с адвокатом Оскаром Грузенбергом и его женой Розой Гавриловной. Очередной заказ у Серова энтузиазма не вызвал, модели не вдохновляли. Не помогала и безупречная правозащитная репутация Оскара Грузенберга, смело бравшегося за безнадежные политические и особенно «еврейские» дела (год спустя Грузенберг возглавит защиту на процессе Бейлиса).
В письмах к Илье Остроухову художник жаловался: «Застрял я тут в Сестрорецке с одним портретом, не выходит, проклятый». И прибавлял в шутку: «Везет мне на евреев в последнее время». Не приносившие ему творческого удовлетворения работы Серов в переписке обычно называл «портрет портретыч» или «патрет». Про портрет Грузенбергов он писал жене: «Патрет все-таки, хотя и грязен, но то, что я хотел изобразить, пожалуй, и изобразил– провинция, хутор чувствуется в ее лице и смехе». Занятно, что работа, столь низко оцененная художником при жизни, впоследствии оказалась самой дорогой его работой. Оцененный в «жалкие» 150 тыс. долларов, портрет ушел три года назад на аукционе в Майами за рекордные $4,1 млн. На многочисленных портретах Серова перед нами проходит целая эпоха: августейшие особы, князья и графы, политики, писатели, художники, артисты. «Картины Серова – это коллективный портрет России, которую мы потеряли, это та Атлантида, с которой россиянам так не хочется прощаться», – отмечает критик Антон Долин. Как мы увидели, немалое место в этой «Атлантиде» занимают и еврейские имена.

Роберт Берг
http://www.jewish.ru/culture/art/2016/02/news994332587.php

МИГРАНТЫ ГОТОВЯТ СЕКС-ДЖИХАД

Мигранты пообещали всей Европе устроить секс-джихад в День святого Валентина

АКТУАЛЬНЫЙ ВОПРОС
Исламисты начали массово публиковать в Интернете призывы к сексуальным атакам 14 февраля на женщин стран Старого Света.
Мигранты пообещали всей Европе устроить секс-джихад в День святого Валентина
Сотрудники немецких правоохранительных органов обнаружили распространяемые в Интернете угрозы мигрантов из ближневосточных и североафриканских стран, которые обещают устроить сексуальные атаки во время одного из самых популярных в Европе праздников - Дня святого Валентина.
Беженцы из охваченных военными конфликтами государств, которые буквально захватили еще недавно, казалось бы, благополучный Старый Свет, постепенно превращают континент в филиалы своих "диких" стран.
Как сообщает "Ридус" со ссылкой на статью на сайте medium.com, европейцы, к своему ужасу, внезапно обнаружили, что среди мигрантов немало тех, кто не желает следовать законам, обычаям и традициям принимающей страны (название в данном случае не имеет никакого значения). Более того, многие из них даже считают, что, прибыв в Европу, они автоматически вступили в священную войну с неверными - джихад.
И беженцы намерены "победить", считая неотъемлемым право истинного мусульманина насиловать женщин религиозных врагов, поэтому для причинения максимального ущерба они не брезгуют ничем.
Так что, держа на прицеле 14 февраля, мигранты, дорвавшиеся до такого действенного способа пропаганды своих религиозных убеждений, как Интернет, массово публикуют призывы к атакам на женщин Старого Света.
Как отмечает американский сайт, целый ряд мусульманских информационных порталов уже завален призывами радикальных исламистов к секс-джихадув День всех влюбленных.
В связи с этим в конце предупреждающего видеоролика появляется такая надпись: "Оставайтесь дома 14 февраля!".

РОССИЯ. СМЕРТЬ РЕГИОНОВ

Заброшенные шахты, оставленные дома. Как умирают бывшие угольные гиганты

Брошенные дома, разграбленные угольные шахты, дом культуры с дырявыми стенами и крышей, сын забирает пенсию у отца. Это не вымышленная картина из далёкого страшного прошлого, а сегодняшняя жизнь шахтёрского села юга России.
Виталий Колбасин / АиФ
Корреспондент АиФ.ru Виталий Колбасин побывал в бывшем шахтёрском селе Ростовской области и посмотрел, как выживают россияне без работы.
Шесть лет назад шахтёрский город Гуково Ростовской области вошёл в группу из 27 моногородов РФ, наиболее пострадавших от кризиса 1990-х. Этим населённым пунктам обещали помощь из федерального бюджета в первую очередь. Но в более сложной ситуации оказались соседние маленькие посёлки, которым, в отличие от Гуково, после банкротства шахт никто ничего не обещал.

Бизнес на границе

Мы въезжаем в хутор Платово Красносулинского района. Это продолжение города Гуково, гремевшего в советские времена рекордами по добыче каменного угля.
«Живём в угледобывающем регионе, а уголь для отопления дома приходится покупать втридорога. Стыдно сказать, у нас нет газа, может быть, кто-то ещё не знает, что люди в XXI веке живут в таких тяжелейших условиях», — рассказывает мой сопровождающий, хуторянин Василий Аксёнов, депутат собрания депутатов Красносулинского района.
Как поясняет пенсионер, одна тонна угля стоит семь тысяч рублей. Для отопления дома на зимний период требуется пять тонн, за которые нужно заплатить 35 тысяч рублей. Его месячный доход с женой-пенсионеркой составляет 20 тысяч рублей на двоих. Поэтому приходится ущемлять себя во всём и тратить деньги только на продукты и уголь. «А ведь обещали в «Гуковуголь», что, когда выйду на пенсию, углём будут обеспечивать», — говорит ветеран, проработавший в угольной отрасли 43 года.
Отапливают дома в Платово углем, у кого нет денег — дровами из лесополосы.
Отапливают дома в Платово углём, у кого нет денег — дровами из лесополосы. Фото: АиФВиталий Колбасин
По дороге нам навстречу проезжает старенький ЗИЛ, доверху гружённый углём. Оказалось, уголь везут с соседней Украины, гуковские предприниматели разбавляют породу штыбом для большего количества и продают населению.
В Гуково украинцы едут за продуктами, а в Россию из охваченной гражданским конфликтом Луганской области они везут уголь. Продажа угля — это основной бизнес на границе.
По словам депутата, в Платово, как и в других шахтёрских сёлах, люди живут в основном на детские пособия и пенсии, потому что с закрытием шахт людям очень сложно найти новую работу. Практически невозможно.
Вход для спуска в шахтерскую штольню на шахте «Гуковская» закрыт.
Вход для спуска в шахтёрскую штольню на шахте «Гуковская» закрыт. Фото: АиФВиталий Колбасин
Первый наш собеседник — бывший горнорабочий Николай Воронов, у него семья и двое маленьких детей: «Раньше работал на шахте «Антрацит» горнорабочим, когда закрыли предприятие, пошёл на стройку, но сейчас зима, поэтому сижу дома».
У Дмитрия Соловского трое маленьких детей. С семьёй он приехал на Дон с Сахалина несколько лет назад, но постоянной работы в Гуково так и не нашёл. «Пытался работать таксистом, но за два дня заработал всего 500 рублей, себе в убыток», — говорит он. Угля для отопления дома у семьи осталось на неделю, а впереди ещё вся зима…
Въезд на шахту «Антрацит», когда-то здесь стояли ворота, теперь предприятие перестало добывать уголь.
Въезд на шахту «Антрацит», когда-то здесь стояли ворота, теперь предприятие перестало добывать уголь. Фото:АиФВиталий Колбасин
Говорят, что главная российская беда — это плохие дороги. Но в маленьком, всего в полторы тысячи жителей, Платово автомобильные дороги в хорошем состоянии, есть и уличное освещение. Однако многие здесь не хотят жить. Из-за безысходности, отсутствия работы люди в Платово оставляют нажитые дома и уезжают.

«Живу дикарём…»

Мы заходим в первый попавшийся бесхозный двор. Усадьбу по улице Степной хозяева бросили несколько лет назад. Таких оставленных домов в Платово больше десятка. Они — как немые свидетели житейской драмы российских семей, российского села. У всех полуразрушенных строений судьба в чём-то схожа. Владельцы планировали продать недвижимость подороже, но, не найдя покупателя, уехали. Есть и безнадзорные домовладения, в которых случился пожар (топили дровами).
Неожиданно из соседнего кирпичного дома к нам выходит старик, похожий на отшельника. В руке незнакомец держит кочергу с острым концом. Железный прут служит ему одновременно и клюкой, на которую он опирается, и, по всей видимости, средством защиты.
Анатолий Манухин живет в Платово «дикарем».
Анатолий Манухин живёт в Платово «дикарём». Фото: АиФВиталий Колбасин
Местный житель представился Анатолием Манухиным. Ему 76 лет.
Анатолий родился в Платово, ушёл в армию в 1958 году, служил в Министерстве обороны СССР. В 1988 году мужчина демобилизовался и вернулся на родину, «купил эту лачугу» и с тех пор тут живёт.
«Я бывший военный. Супруга моя «сгорела» от водки — Любаша», — рассказывает он. Немного помолчав, как бы вспоминая Любашу, он продолжает: «Живу дикарём, это нелегко, случилось так в жизни».
Неожиданно отшельник обращается к депутату Аксёнову: «Скоро из тюрьмы придёт парень, 25 лет, его нужно трудоустроить и найти ему жильё, только чтобы он не со мной жил».
Как выяснилось, сидящий в тюрьме парень связан родственными узами с бывшей женой старика.
Я задаю вопрос: «Вам не страшно здесь?»
Улыбаясь, отшельник отвечает: «Уже нет. Приходят гости всех мастей, одних — побили, других — посадили. Оставшихся полиция пугает, но всё равно стучат в дверь, просят и переночевать, и покушать, и самогона».
Хозяева покинули домовладение, не сумев его продать.
Хозяева покинули домовладение, не сумев его продать. Фото: АиФВиталий Колбасин
Мужчина поворачивает беседу в другую сторону: «Коля вот приходил, жаловался, что сын отобрал пенсию. На переправе видели Колю?»
Действительно, до этого мы встретили на переправе (здесь так называют маленький мостик через речку) мужчину без шапки, одетого в фуфайку. Это был «Бондарь Коля», который живёт в «халупе» и топит дровами. На переправе он просит у проходящих людей милостыню.
«Товарищ депутат, помогите Коле, поговорите с его сыном, чтобы тот не забирал деньги у отца. Коля не пойдёт в полицию жаловаться, а вы можете надавить на сына», — обратился отшельник к депутату.
Брошенная усадьба в шахтерском селе Ростовской области.
Брошенная усадьба в шахтёрском селе Ростовской области. Фото: АиФВиталий Колбасин
Старик рассказал и о судьбе соседнего кирпичного дома, его обитателей. Главу семьи убили, на переправе мужчину столкнули с моста. Хозяйка ушла в мир иной «от сердца». Невестку убил сковородкой бывший муж. «Некоторые меня до сих пор упрекают в том, что я не слышал, как их убивали, и не вызвал полицию», — говорит старик.
В итоге домовладение разделили на два хозяина. Усадьбу пытались долго продать, но владельцы не могли договориться о выставляемой цене, не шли друг другу на уступки. В конце концов все куда-то уехали. Сейчас строение растаскивают на топку.
…Когда возвращались обратно, Бондарь Коля по-прежнему «крутился» на переправе в надежде на подаяние от прохожих.

«Подмазать щели, и здание будет держаться!»

Несмотря на жизненные трудности, нехватку денег и угля, жители посещают местный Дом культуры, чтобы скоротать свой досуг. В Ковалёвском сельском Доме культуры занимаются участники народного хора, женщины от 30 до 70 лет. Хор отметил своё 36-летие.
Новые песни селяне разучивают в фойе помещения, потому что зрительный зал закрыт из-за аварийного состояния. Закрыты и помещения библиотеки, музыкальной школы — они переехали в здание сельской администрации.
В момент нашего визита директор клуба Любовь Солонченко и два работника сверяли какие-то бумаги.
«Клуб работает, ничего не брошено, ремонт делаем своими силами. Когда идёт снег или дождь, то подставляем корыта и вёдра, чтобы в них стекала вода с потолка», — рассказывает директор ДК.
По словам Любови Солонченко, есть документация на ремонт здания, но 300 тысяч рублей на эти цели в казне сельского поселения не находится.
Директор ДК в помещении не снимает верхнюю одежду — через дыры в стене можно смотреть на улицу.
Директор ДК в помещении не снимает верхнюю одежду — через дыры в стене можно смотреть на улицу. Фото:АиФВиталий Колбасин
«Если кирпичную коробку клуба стянуть металлическим каркасом, то можно подмазать щели, и здание будет держаться», — резюмирует женщина.
«У нас в Ростовской области строится международный аэропорт, стадион к чемпионату мира по футболу, а периферия заброшена. А ведь Гуково находится всего лишь в 120 километрах от Ростова», — говорит депутат Василий Аксёнов.
Он считает, что инвесторы не идут в Гуково по той причине, что здесь недостаточно резерва газа и воды. По федеральной программе поддержки моногородов здесь даже начали строить завод, но ничего не вышло. Инвестор приехал, посмотрел — газа нет, в итоге стройку бросил.
В помещении библиотеки ДК корыто и ведро служат защитой от дождя и снега.
В помещении библиотеки ДК корыто и ведро служат защитой от дождя и снега. Фото: АиФВиталий Колбасин

Шахту охраняют бабушки

В 1970-е годы Гуково был известен на всю страну, здесь добывали уголь антрацит, который экспортировали за рубеж.
В наше время последним оплотом угольной отрасли Гуково оставалась шахта «Алмазная», крупнейшая в Ростовской области, тянувшая за собой все убыточные горнодобывающие предприятия бывшего объединения «Гуковуголь».
Мы отправляется к ней. От Гуково до «Алмазной» ехать минут пятнадцать.
Красавица шахта встречает нас включёнными прожекторами на вышке. На входе в административное здание красными лампочками горит табло.
Прожектора на мачте горят круглые сутки, имитируя эффект присутствия рабочих на шахте «Алмазная».
Прожектора на мачте горят круглые сутки, имитируя эффект присутствия рабочих на шахте «Алмазная». Фото:АиФВиталий Колбасин
Только какая-то странная тишина стоит вокруг. Ворота нараспашку, охранников не видно. Никого не видно.
Стрела шлагбаума опущена, нас никто не останавливает. Шахта, видно, серьёзно охранялась: по периметру построен основательный металлический забор, и, чтобы сюда попасть, требовалось пройти два пункта досмотра.
Постояв минуту – другую, мы поднимаемся по лестнице в «теплушку» рядом со шлагбаумом. В маленьком помещении находятся две пожилых женщины. «Всех распустили, никого нет, только директор на месте», — говорят женщины, представившись сторожами.
Ворота нараспашку, на стоянке всего три автомобиля, столько человек сегодня пришло на работу.
Ворота нараспашку, на стоянке всего три автомобиля, столько человек сегодня пришло на работу. Фото: АиФ/Виталий Колбасин
Идём к директору в трёхэтажный административный корпус. Увязавшаяся за нами собака смело забегает в помещение погреться. Здание административного корпуса встречает нас пустыми и холодными коридорами. Эхо от наших шагов отдаётся в длинных проходах, но никто нас не останавливает, никто не требует пропуск. Странное ощущение: кажется, что тысячный персонал вышел на обед в столовую, и вот-вот люди вернутся на рабочие места.
Директор шахты «Алмазная» Константин Рутьков, одетый в бушлат с изображением фирменного логотипа «Кинг Коул» (эта компания является владельцем предприятия), принимает нас дружелюбно.
«С 16 ноября 2015 года людей вывели из шахты, потому что дальше работать не предоставлялось возможным», — поясняет Рутьков.
На вопрос, почему прогрессивная шахта закрылась и почему людям не платят зарплату полгода, он отвечает: «Закрыли потому, что собственник зарулился, по имеющимся запасам угля шахта могла работать ещё пять – шесть лет», — говорит он.
Участь шахты, кажется, решена — со временем забор, как и весь другой металл, растащат и сдадут на «вторчермет», а деревянные двери пойдут в топку. Как и на других обанкротившихся шахтах — «Антрацит», «Ростовская», «Замчалово», «Гуковская»…
Ветеран угольной отрасли делает неутешительный вывод: «С 1990 года у объединения «Гуковуголь» сменилось с десяток собственников: пришли, поработали, обанкротили и ушли. И вот теперь конец…»
Угольные терриконы издали и вправду похожи на настоящие горы...
Угольные терриконы издали и вправду похожи на настоящие горы… Фото: АиФВиталий Колбасин
Обратно едем молча. Снежный пейзаж разбавляли терриконики, главная достопримечательность этих шахтёрских мест. Приезжие люди часто думают, что искусственные насыпи из отработанных пород угля — это настоящие горы. Редкий командировочный заворожённо будет смотреть на терриконы и потом неуверенно скажет: «Горы у вас здесь какие-то странные!»

РОССИЯ. ЗУД РАЗРУШЕНИЯ


Начали с продуктов. Сыры под бульдозер, игру - бензином и сжечь.  Жуткая загадка: почему всё это не в больницы, детские дома, в армию? Очередь дошла до торговых павильонов и ларьков. Весь мир торговли мы разрушим до основания?  За ночь в Москве снесли 900 точек "общепита". Погром обещают продолжить. Все крушат ковшом экскаватора. Почему не разобрать, хотя бы, легкие строения и не перенести на новое место? Вновь жуткая задача. а, может, и нет её, потому как разрушать - не строить. Здесь особенных стараний и ума не нужно. Частная торговля в России - порождение очередного НЭПа. НЭП одним своим демократическим видом раздражает тоталитарную власть. Она любит открытые, пустые площади и красивые фасады монументальных строений, любит марши в ногу и всеобщее одобрение, а тут какой-то дикий хаос мелких хозяйчиков в погоне за выгодой, причем личной. НЕПОРЯДОК! УБРАТЬ! Вот и вся подоплека "экскаваторной ночи" в Москве. Процесс пошел. За одну ночь десятки тысяч людей были выброшены на улицу и лишены средств пропитания. Торговцы в России давно забыли, как пахать землю или резать железо. Да и той земли давно нет, как нет и заводов. Значит, появятся на улицах первопрестольной новые бандиты и новые нищие. Шутят, правда, что площади у метро расчистили для неизбежной торговли с земли для разных бабуль - разносчиков мелкого товара: от сигарет до ношеных лифчиков - как это было в начале 90-х годов прошлого века. Получается - забота о населении. Тем и утешимся.

НЕВЕРОЯТНЫЕ ЕВРЕИ

Невероятные евреи


“Евреи, евреи…”, – продолжение этой бессмертной песенной строки известно каждому советскому человеку. Но мы поговорим о евреях невероятных. То есть таких, о существовании которых мы бы ни за что не догадались. Они, собственно говоря, никакие и не евреи, а просто народности и племена, считающие себя потомками евреев. Впрочем, вполне возможно, что многие из них куда ближе к еврейским предкам, нежели изрядная доля “русской” алии в Израиле.
Прежде всего, откуда вообще взялась идея о “скрытых” или, как мы их назвали, невероятных евреях?
В царствование Рехавама, сына и наследника царя Шломо, десять колен Израиля отделились от царства, созданного Шаулем и Давидом и создали свое государство - Израиль. Они поставили над собой царем Яровама бен-Невата. В 720 г. до н.э. Израильское царство пало, и цари Ассирии изгнали десять колен в разные области Мидии. С тех пор бытует у евреев предание о десяти коленах, которые благоденствуют в стране, окруженной со всех сторон горами, живут свободно под властью своих царей и ждут прихода Машиаха, который вернет их в лоно еврейского народа.
В Иерусалимском Талмуде (трактат Сангедрин, 536) говорит рав Нахман: “В три изгнания увели их: одно по ту сторону реки Самбатьон, второе – в Дафни, что в Антиохии (в Северной Сирии), а третье было скрыто тяжелым облаком. А когда они вернутся, то вернутся из всех трех изгнаний.”
Иначе считал рабби Акива: “У десяти колен нет удела в будущем мире, и они не вернутся… Так же, как день уходит без возврата, так и они ушли без возврата.”
В конце IX века появился путешественник, называвший себя Эльдад а-Дани, который произвел на европейские общины большое впечатление рассказами о евреях, живущих в далеких странах. По его утверждению, в центре Африки живут четыре из десяти колен Израиля, чьи следы затерялись со времен ассирийского изгнания: Дан, Нафтали, Гад и Ашер: “И живут они в шатрах, и кочуют с места на место, и есть у них царь, и воюют они с царем Куша (Абиссинии); есть у них Библия, и Талмуд их написан на чистейшем святом языке, и не упоминает мудрецов Мишны и Талмуда, но сказано в каждой галахе: “Так учили мы из уст Йегошуа, из уст Моше, из уст Всевышнего”; и нет у них другого языка, кроме иврита.” Эльдад а-Дани, по его утверждению, видел и остальные шесть колен в своих странствованиях по Персии, Мидии, Армении, Хазарии и Аравии.
Реувен, Эфраим и половина колена Менаше, по его словам, живут набегами, а Иссахар, Звулун, Шимон и другая половина колена Менаше занимаются земледелием.
Много лет странствовал Эльдад а-Дани из страны в страну и повсюду поражал слушателей своими рассказами; в особенности о чудесной реке Самбатьон и о бней-Моше, живущих за рекой. О цели его странствий ничего достоверно не известно. Однажды он сказал, что Всевышний послал его ко всем евреям диаспоры, рассеянным по странам мира, чтобы поведать им эти утешительные вести. Это намерение посеять веру в то, что десять колен сохранились и ободрить мессианские надежды в диаспоре и было, очевидно, скрытым мотивом и его странствий, и его рассказов.
В нашем поколении тоже хватает исследователей и мечтателей (обычно это сочетается в одном лице), которые ищут потерянные колена. И находят, ведь недаром сказано в Талмуде: “Старался и не нашел – не верь, не старался и нашел – не верь, старался и нашел – верь.”
Самая популярная в эти дни находка этих искателей – пуштуны. Те самые, с которыми воевала Россия, а теперь воюет Америка.
Может быть, кому-нибудь и лестно считать лучших воинов нашей эпохи своей родней, но особых оснований к этому у нас нет. Ходят слухи о субботних свечах и даже кидуше (дело для мусульман совсем невероятное), об особой пуштунской религии, но на деле они исповедуют обычный ислам, но добавляют к нему (как почти в любой мусульманской общине) старинные языческие обряды, в которых усмотреть еврейство может только неисправимый мечтатель с плотно зажмуренными глазами.
А вот и другие “родичи” (заметим: в некоторых из перечисленных ниже мест живут и настоящие евреи, но мы говорим только о “невероятных”, то есть о неевреях):
Уганда – племя убаюдая. Нашел их реформистский раввин из Вирджинии, он же наскоро научил их петь “Леха доди”.
Балеарские острова и Сан-Томе: джудесмо – видимо, потомки испанских “анусим” (принужденных к крещению).
Бразилия: катакомбные евреи – тоже из анусим, сохранили обычай привязывать коробочки (правда, пустые) к голове и руке, соблюдают некое подобие кашрута.
Капе-Верде: потомки изгнанников из Португалии, сохранили смутную память о соблюдении субботы и редко вступают в браки с представителями окружающих народов.
Китай: профессор Ху Хин много лет исследует еврейские корни разных племен и насчитал до сего дня пятьдесят миллионов “евреев”. Для Китая – совсем небольшая община.
Коста-Рика: бней-Исраэль – не работают в субботу.
Гана: сефви виавсо – малозаметные элементы кашрута и субботы.
Индия: кроме хорошо известных бней-Менаше, которых привез в Израиль рав Авихаиль, еврейские корни приписывают таким народам, как телугу и мизорам.
Ирландия: бяэк айриш – потомки испанских моряков, среди которых, возможно были мараны. Считают себя “почти евреями”.
Япония: конечно же, самураи. Их пытались связать как-то с десятью коленами Израиля, но вотще.
Граница Зимбабве и Южной Африки: лемба – видимо “недокрещенное” миссионерами племя, христианство так и не приняли, но рассказывают истории из Библии, как родовые легенды.
Мексика: тут вообще весело – все местные племена считают себя по утверждению Йоэля Мильмана из “Уолл-стрит Джорнал” евреями. Так что есть у нас еще одна страна. Список можно продолжать и продолжать: псевдоеврейские общины и племена есть в Перу, Румынии, Испании, на Суринаме, Тимбукту, в Венесуэле, Зимбабве…
Многие считают, что это свидетельствует о приходе Машиаха (по приведенной выше цитате). Выскажем иное предположение: это, действительно, признак мессианского времени, но по другой причине. Эта причина указана в словах пророка Зхарьи (8:23): “И будет в те дни так, что возьмутся десять человек из всех языков и племен за полу одежды каждогого иудея и будут говорить: мы пойдем с тобою, ибо слышали, что с вами Б-г”.
Р-Н АЛЕКСАНДР ФЕЙГИН
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..