воскресенье, 1 ноября 2020 г.

Голосуете за Байдена? — Лучше не будет!

 

Голосуете за Байдена? — Лучше не будет!

trump election

На одном очень популярном израильском сайте, который ведет женщина правых убеждений, я наткнулась на комментарий некой дамы из Америки, написавшей (латиницей), что она раньше всегда голосовала за республиканцев, и муж ее проголосует за Трампа, а она вот будет голосовать за Байдена, так как с ним Америке и всем нам лучше будет.

А в пандан этой вполне себе рядовой избирательнице бывшая претендентка на пост президента от Республиканской партии Карли Фиорина тоже написала, но уже на более широкую аудиторию, что будет голосовать за Байдена, потому что Америке и нам всем так лучше будет, потому что у Байдена гораздо больше сострадания и сил всех американцев объединить.

Такая вот логика. При этом дамам кажется, что решение они приняли самостоятельно, а не под влиянием оголтелой антитрамповской пропаганды, словно Дональд Трамп не американский гражданин, а «Иудушка Троцкий» или там Рыков, Бухарин и Зиновьев в одном флаконе. Кстати, почитайте стенограммы с судебного процесса на Бухариным с компанией. Очень убедительно все обвинения изложены, словно их редактировал главный редактор «Нью-Йорк таймс».

И вот мне задать вопрос хочется, а почему с Байденом-то лучше будет? Допустим, не только сын за отца, но и отец за сына не отвечает. В конце концов, Джо Байден дам только гладил и нюхал, но с женой не разводился из-за развратного образа жизни, не жил с женой покойного брата, параллельно посещая элитные стрип-клубы, где осчастливил своим вниманием и подарил сына одной стриптизерше. А вот когда папа кричит, что сын у него не нюхал, не курил, не кололся, не соучаствовал, не брал, не обогащался, с ним не делился, что вся его бурная деловая активность с 2009 по 2016 год никак не связана с папиным высоким положением, и все это происки путинского ФСБ, то тут уже способность к состраданию к приключениям собственного сына зашкаливает.

Или граждане думают, что с такой способностью сострадать похождениям своего сынка, Джо Байден и им сострадать будет? Как бы не так.

Президентские дебаты уже прошли, и все слышали программу Джо Байдена. Налоговые льготы, введенные Трампом, отменит, и еще новые налоги добавит. Энергетическую отрасль удушит полностью к 2025 году, а вместо этого будет продвигать зеленый новый план Александрии Оказио-Кортес, а шахтеры-угольщики и нефтяники, лишившиеся работы, пойдут солнечные батареи клепать и получать аж по 50 долларов в час. Вы помните компанию «Солиндра», которая как раз этой самой прогрессивной энергетикой занималась, и получив от администрации Обамы-Байдена полмиллиарда долларов через пару месяцев объявила о банкротстве?

Каким же это образом «нам всем лучше будет», если налоги вырастут, часть рабочих мест исчезнет вовсе, а часть опять уплывет за океан, и если он американские паспорта 11 миллионам нелегалов раздаст?

Я понимаю, что американские паспорта нелегалам это выражение сочувствия, а как насчет сочувствия по отношению к семьям, родные которых были ограблены, изнасилованы и убиты нелегалами? Как насчет афроамериканцев, чьи рабочие места будут отданы нелегалам в обмен на голосование за демократов? Им кто посочувствует? А как насчет обещания помириться с Мадуро и режимом Кастро? Беженцам из Кубы и Венесуэлы такое обещание особенно приятно.

Кстати, афроамериканцы медленно, но верно начинают понимать, с кем им лучше будет, с Антифой и BLM при бездействующей полиции в кварталах их компактного проживания, или с Трампом.

Как показывают опросы института Расмуссена, в 2016 году, Трамп поучил 8% голосов чернокожих избирателей, а Хиллари Клинтон 88%. Согласно опросу, проведенному буквально на днях, рейтинг одобрения Трампа среди чернокожих граждан вырос с 25% на 19 октября до 46% на 30 октября.

В четверг, 29 октября, социологи Расмуссена сообщили, что треть чернокожих избирателей сказала, что отдаст голоса Трампу. В целом его поддержка среди чернокожих избирателей составляет 31%. Опрос проводился с понедельника по среду, было опросено 1500 человек, погрешность составляет +/- 2,5%.

По выводам статистического анализа сайта FiveThirtyEight, «Нынешние показатели Трампа немного лучше, чем в 2016 году среди белых избирателей с высшим образованием, у испаноязычных избирателей и молодых чернокожих избирателей».

Эти избиратели прозрели, в отличие от дам, которые считают, что с Байденом им будет лучше. Им будет лучше, если их детям в школе и колледже будут промывать мозги марксистской пропагандой, если их детям и внукам будут внушать, что пол дается человеку не от рождения, а от свободного выбора, и коррекцию физиологически нормального ребенка можно провести с помощью промывания мозгов, гормонов и пластической хирургии, а если родители попытаются возразить, то их в бараний рог скрутят. Им будет лучше, если женщин и детей будут по разнарядке посылать на женские марши с плюшевыми вагинами на голове, а за отступление от генеральной линии партии будут увольнять с работы. Им будет лучше, если честолюбивые мальчики, не тянущие на высокие спортивные показатели в своей гендерной категории, будут объявлять себя девочками ради медалей. Им будет лучше, если такие «временные девочки» будут пользоваться одними туалетами и раздевалками с другими девочками. И лишать медалей настоящих девочек.

Им будет лучше с «идеей» Антифы и BLM. Сейчас, призывая голосовать за Байдена, они целуют виртуальные сапоги погромщиков, а там придется и вполне «весомые, грубые, зримые» сапоги целовать.

И напрасно они думают, что после победы Байден отзовет с улиц штурмовые отряды Демпартии, наводившие ужас на города все лето и осень. Кто же ему позволит.

Тут сенатор Берни Сандерс выступал на днях перед своей боевой четверкой – Александрией Оказио-Кортес, Рашидой Тлаиб, Ильхан Омар и Айяной Прессли – и призвал их сделать все возмодное, чтобы Джо Байден стал «самым прогрессивным президентом США со времен Франклина Делано Рузвельта».

«Мы понимаем, что с избранием Джо Байдена президентом наша работа не заканчивается. Все только начинается», — заявил вождь из Вермонта.

«(Планы Байдена) они идут так далеко, как нам того хочется? Нет», — говорил Сандерс. Для их осуществления нужна диктатура, а «Байден, в отличие от Трампа, диктатором себя не видит». То есть, Байден не диктатор, и ему надо в этом помочь. «Мы от своей повестки дня не отказываемся».

«Как вы знаете, Байден хочет расширить медицинское обслуживание, хочет понизить стоимость лекарств. Замечательно. Он хочет увеличить финансирование общинных медицинских центров. Очень важно. Но вы знаете, что единственным способом обеспечить качественное медицинское обслуживанием всех и каждого является введение всеобщего бесплатного медицинского обслуживания. От этой борьбы мы не отказываемся. Мы введем всеобщее бесплатное медобслуживание. Верьте мне. Мы это сделаем».

В Канаде медицинское обслуживание бесплатное для граждан и обладателей вида на жительство, но канадцы платят за это высочайшими подоходными налогами, каких нет даже в Калифорнии. Если зарплата в 100 тысяч канадских долларов облагается 40% налога, то это не называется «бесплатная медицина». Кроме того, население Канады всего 38 миллионов, в то время как в одной Калифорнии их 39,5. Так что масштабы несравнимые.

Плюс, Зеленый новый план, плюс, неограниченная иммиграция, плюс репарации потомкам рабов, плюс помощь «прогрессивному человечеству» которую Трамп старался сокращать или давать тем, кто Америке друг, а не враг из-за угла, как ПА или Пакистан.

Сандерс подчеркнул, что сейчас первоочередной задачей является «нанесение поражения худшему президенту за всю историю страны». А потом они «организуют наших людей, чтобы иметь гарантию, что Байден станет самым прогрессивным президентом со времен Франклина Делано Рузвельта».

Так-то вот. Никто штурмовые отряды распускать не собирается. Они понадобятся для того, чтобы Байден стал гарантом победы социализма в Америке. А потом он будет гладить по головке случайно подвернувшихся под руку детей репрессированных родителей. Как Сталин.

Вам, голосующим за Байдена, будет удобно иметь за спиной этого сенильного, коррумпированного старика и самого леворадикального сенатора Камалу Харрис, голосовавшую в Сенате левее самого Сандерса? Вам будет удобно видеть на посту вице-президента США даму, сделавшую себе карьеру через постель? Или Харви Вайнштейну нельзя, а Камале Харрис и Биллу Брауну можно? Почему?

Вас не беспокоит, что Байден принял программу Сандерса, содержащую целый набор леворадикальных предложений, таких как присоединение к Парижскому протоколу, создание комиссии по проверки последствий влияния рабства и закона Джимми Кроу с последующими репарациями?

Да, я еще не упомянула, что сострадательный Байден был за войну в Ираке, за бомбардировку Ливии, за «арабскую весну», а безжалостный бизнесмен Трамп начал выводить американские войска, потому что не хотел, чтобы американские парни гибли, а американские налогоплательщики оплачивали чуждые им войны.

«Неумелый» Трамп заставил арабские страны выстроиться в очередь к Израилю за договорами о мире и дружбе, загнав террористических главарей ООП/ФАТХ в крысиную нору, а вам будет удобнее, чтобы американский президент опять унижал Израиль и лицемерно советовал ему идти на мужественные, но болезненные уступки ради мира? Вам, правда, так будет лучше, легче, удобнее? Если да, то не забудьте встать на колени на избирательном участке и поцеловать сапог для полноты преображения.

Опрос "Мигдам": "Ликуд" – самая большая фракция Кнессета, на втором месте – "Ямина"

 

Опрос "Мигдам": "Ликуд" – самая большая фракция Кнессета, на втором месте – "Ямина"

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Опрос "Мигдам": "Ликуд" – самая большая фракция Кнессета, на втором месте – "Ямина"

В воскресенье, 1 ноября, 13-й канал израильского телевидения опубликовал данные опроса общественного мнения, проведенного институтом "Мигдам" под руководством профессора Ариэля Аялона.

По данным опроса, если бы выборы в Кнессете состоялись сегодня, то партия "Ликуд" получила бы 29 мандатов, оставаясь самой крупной фракцией в парламенте.

Второй по величине фракцией стала бы партия "Ямина", которая могла бы занять 22 места в парламенте.


На третьем месте партия "Еш Атид" с 20 мандатами.

Объединенный арабский список могу бы получить 12 мест в Кнессете, "Кахоль Лаван" - 10.

По 7 мандатов могли бы получить партии ШАС, "Наш дом Израиль" и "Яадут а-Тора".

Партия МЕРЕЦ получила бы 6 мандатов.

В опросе приняли участие 702 человека, из которых 602 отнесены социологами к "еврейскому сектору" и 100 человек из арабского сектора. Погрешность исследования составляет 3,9%.

"Наследие Рабина": факты и полемика

 

Зеев (Владимир) Ханин

"Наследие Рабина": факты и полемика

Очередная, 23-я, годовщина гибели премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, убитого радикальным противником "соглашений в Осло" Игалем Амиром, сопровождалось очередной вспышкой общественной полемики о событии, которое оказалось тесно связано с его образом. А именно, т. н. "договоренностями в Осло", достигнутыми четверть века назад между возглавляемым тогда И. Рабином правительством Израиля и Организацией освобождения Палестины (ООП), созданной в 1964 году по решению ЛАГ для "координации вооруженной народной борьбы" с Израилем.

Кому и зачем это было нужно?

Желание ООП присоединиться к "лагерю мира", было вызвано эрозией "палестинской идеи" на рубеже 80-х – 90-х гг. прошлого века. Одним из существенных факторов этого процесса был кризис "красно-зеленого альянса". Для его сегментов – "коммунистического лагеря" во главе с СССР, "антиимпериалистического" (по своей заявке) "движения неприсоединения" и задающих в нем тон стран арабо-исламского блока, тема "борьбы за права палестинского народа против израильской агрессии" до этого была одним из важных объединяющих лозунгов, но в новых условиях резко снизила свое значение.

Надо признать, что глава ООП Ясир Арафат и его советники довольно рано осознали направление процессов, грозящих полностью дезавуировать "палестинскую тему" в международной повестке дня. И, опасаясь "не успеть на поезд", уже в 1988 году заявили о готовности признать Израиль в обмен на создание палестинского государства на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

Со своей стороны, израильские лидеры выражали большое сомнение в искренности стремления вождей ООП к миру с Израилем, подозревая их в том, что, потерпев поражение в открытых войнах, они намерены перейти к поэтапному уничтожению Израиля под прикрытием "мирных соглашений". Причем, в тот момент подобной точки зрения придерживались руководители обеих ведущих партий – правоцентристской партии "Ликуд" и левоцентристской "Аводы", входивших до 1990 г. в правительство национального единства. С той лишь разницей, что лидеры "Аводы", официально придерживавшейся схемы разрешения арабо-израильского конфликта по модели "мир в обмен на территории", были готовы решить "палестинскую проблему" в рамках территориального компромисса с Иорданией (на чем настаивал Шимон Перес). Или, как полагал Ицхак Рабин, путем прямой договоренности с "умеренными" палестинскими лидерами, не состоящими в ООП, которые в 1991 году приняли участие в Мадридской конференции по урегулированию арабо-израильского конфликта.

В свою очередь "Ликуд" (чье правительство за 10 лет до этого заключило на основе того же принципа "мир в обмен на территории" соглашение с Египтом) и иные правые партии выступали против легализации арафатовской группировки в любом виде. А глава "Ликуда", премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, согласился на участи в Мадридской конференции при условии, что ни ООП, ни иные палестинские арабские группировки не будут самостоятельным субъектом этого процесса. Да и вообще, Шамир полагал, что Израилю некуда спешить в этом вопросе и что время работает на еврейское государство.

Ситуация изменилась в 1992 году, когда после 15-летнего перерыва, "Партия труда" ("Авода") вновь стала правящей, а ее лидеры - премьер-министр И. Рабин и глава МИД Ш. Перес - так и не смогли за первый год у власти приступить к реализации своих проектов по урегулированию проблемы палестинских арабов. И потому, вопреки прежней линии "старого "Мапая", оказались восприимчивы к аргументам сторонников идеи признания ООП в левом лагере, ратовавшим за то, чтобы дать старт прямым официальным переговорам с палестинскими арабами (или т.н. "Норвежский процесс").

"Осло" для лидеров "Аводы" стало шансом представить устойчиво правеющему, особенно в период "первой интифады" 1987-1991 гг., израильскому обществу свой обновленный идеологический имидж, который позволил бы им вернуть потерянную власть.

Инструментом такого поворота должна была стать привлекательная схема: "быстро, легко и навсегда" покончить с продолжавшимся на тот момент уже три четверти века арабо-израильским конфликтом, договорившись с ООП по схеме "мир в обмен на территории", ранее считавшейся релевантной только в отношении устойчивых умеренных суннитских режимов. Создав тем самым условия для нормализации отношений Израиля с арабо-исламским миром.

В ретроспективе мы видим, что ни один из этих расчетов не оправдался. Надежды на то, что, вне зависимости от их прежних намерений, радикальных "палестинских" националистов будет вести за собой неконтролируемая логика "мирного процесса", рухнули в тот момент, когда Арафату и его соратникам летом 2000 года стало ясно, что максимум израильских уступок уже пройден. И они месяц спустя инициировали т.н. "интифаду Аль-Аксы" - невиданную ранее волну террора, которая, по признанию наследника Арафата, Махмуда Аббаса, должна была стать "прологом к катастрофе палестинских арабов".

Расчеты на то, что арабские лидеры ухватятся за готовность Израиля к диалогу с ООП как за желанный повод выбраться из капкана своей многолетней антиизраильской риторики, тоже в целом не оправдались. Единственным исключением стал в 1994 году мирный договор с Иорданией, который тогда подавался в качестве первого дипломатического итога подписанных с ООП "соглашений о принципах". Его представили как подтверждение ожиданий того, что та же динамика захватит и другие страны ближневосточного региона.

На практике установление дипломатических отношений с Амманом, еще в 1988 году объявившем о прекращении юридической связи с "Западным берегом" реки Иордан, стало итогом длительных контактов и согласования интересов, и, судя по всему, в какой-то момент состоялось бы и без соглашения Израиля с ООП. (Показательно, что по свидетельству израильских дипломатов, во время церемонии подписания Израилем и Иорданией мирного договора иорданские "силовики" призывали своих израильских коллег не допустить создания Палестинского государства, после чего уничтожение Хашимитского режима, по их мнению, будет лишь вопросом времени).

А иные "умеренные" суннитские режимы, восприняв "норвежские соглашения" в качестве согласия Израиля на выдвижение ему предварительных условий, не проявили никакой готовности заплатить свою часть цены нормализации.

В чем же состоял "план" и состоит "наследие Ицхака Рабина"? 

Сакраментальная фраза "два государства для двух народов" как схема разрешения конфликта между Израилем и палестинскими арабскими организациями была провозглашена как официальная цель лишь в 2002 году президентом США Дж. Бушем-младшим и формально принята обеими сторонами конфликта. Несмотря на это, в общественном сознании эта идея сплелась с нарративом т. н. "политического наследия Ицхака Рабина".

Выстраивание этого нарратива произошло несмотря на то, что сам Рабин, судя по всему, так и не определился со своими приоритетами. Представляя в Кнессете свой взгляд на модель политической самоорганизации палестинских арабов незадолго до гибели, Рабин говорил об "образовании с более низким статусом, чем независимое государство, способном самостоятельно контролировать повседневную жизнь палестинцев на части территорий к востоку от зеленой черты". На основании этого факта известный израильский и британский историк, основатель отделения изучения Ближнего Востока и Средиземноморья Лондонского King's College и нынешний директор Центра стратегических исследований им. Бегина и Садата при университете Бар-Илан, Эфраим Карш считает, что миротворческий образ Ицхака Рабина далек от реальности.

Рабин, по его словам, принял "соглашения в Осло" не из желания достичь "мира любой ценой", но якобы был "искусно завлечен" в этот проект его вечным соперником, Шимоном Пересом, который сыграл на желании Рабина "консолидировать израильскую безопасность". А дальше Рабина, лишенного четкого представления как о направлении инициированного им процесса, так и о том, куда этот процесс должен двигаться, вела мало контролируемая логика событий. Противоположная версия, придерживаются и лица из ближайшего окружения Рабина, утверждает, что, несмотря на любые "фигуры речи", тогдашний премьер-министр прекрасно отдавал себе отчет в направлении процесса и был привержен идее окончательного территориального и политического размежевания с ПНА. (Так, например, считают его бывший советник по связям с общественностью, журналист и военный обозреватель Эйтан Хабер и человек из "ближнего круга" Рабина, бывший посол Израиля в США и ректор Тель-авивского университета Итамар Рабинович). И именно так и только так, полагают эти комментаторы, Рабин и должен был поступать.

Третья, тоже апологетическая, версия, но иного рода, гласит, что Ицхак Рабин, несмотря на его первоначальный скептицизм, был готов дать "мирному процессу" шанс. Но тут же предполагал "все отыграть назад", если бы почувствовал, что Арафат и его приближенные неискренни в своих стремлениях к компромиссу с Израилем. Собственно, именно к такому выводу Рабин, согласно части сторонников этой теории, пришел к лету 1995 года. Как свидетельствует дочь Ицхака Рабина, Далия Рабин-Философ, "он бесконечно подчеркивал, что если бы он знал заранее истинные намерения Арафата, никогда не подписал бы с ним соглашения в Осло, и признавался своим собеседникам (включая Генри Киссинджера, мэра Тель-Авива Шломо Лахата и главу военной разведки Моше Яалона) в желании притормозить или вообще прекратить этот процесс после выборов 1996 года. И только гибель Рабина помешала реализации этого плана". Впрочем, упомянутый Эфраим Карш и целый ряд комментаторов замечает, что, если бы Рабин остался в живых и выиграл выборы (что ему было бы непросто сделать на фоне волны терактов и растущего отставания в опросах популярности от лидера "Ликуда" Биньямина Нетаниягу), способность Рабина дезавуировать соглашения Осло была весьма сомнительной. Это, кстати, не смог сделать и сам Нетаниягу, победивший Шимона Переса, занявшего после смерти Ицхака Рабина пост лидера "Аводы".

Британский журналист и военный обозреватель считающейся рупором левых кругов израильской газеты "Хаарец" Аншель Пфеффер также полагает, что останься Рабин в живых, ситуация бы изменилась мало – но в другом контексте. Рабин, по его мнению, не прекратил бы "мирный процесс", но и не довел бы его до конца, ибо был не способен на "минимально необходимые", в интерпретации представителей левых радикалов, уступки палестинским вождям.

Если все это так, то нынешняя ситуация вялотекущего, по временам обостряющегося конфликта Израиля и ПНА и сохранения геостратегического статус-кво между рекой Иордан и Средиземным морем есть более-менее объективный итог логики процессов, инициированных "соглашениями в Осло". И, вероятно, не может быть изменена без полного отказа от парадигмы этих соглашений, успевших за два с половиной десятилетия стать устоявшимся элементом международного дипломатического и политического дискурса.

Причина провала "схемы Осло"

Так был ли возможен мирный договор по модели "Осло"? Инициаторы соглашений Израиля и ПНА/ООП и их единомышленники в левой части политического спектра продолжают публично утверждать, что "мир находился на расстоянии вытянутой руки" и не состоялся либо из-за серии сбоев и случайностей, либо из-за упрямого противодействия "врагов мира" как на арабской, так и, в особенности, на израильской стороне. И как раз в этой части политического спектра все еще популярна идея, что идущий не без сбоев, но в правильном направлении, процесс был остановлен убийством Рабина и "электоральным захватом власти" правыми "ястребами", которые, якобы, никогда по-настоящему не желали мира, саботировали переговорный процесс и не были готовы "ни на какие реальные уступки".

Сторонников подобной точки зрения среди израильских политиков, в интеллектуальных и журналистских кругах, а также среди широкой публики сегодня очевидное меньшинство. Намного больше тех, кто возлагает ответственность на лидеров ООП, полностью дискредитировавших себя в качестве партнеров для такого проекта. Причем так думают не только противники идеи "двух государств для двух народов", но и, по опросам разных лет, от четверти до примерно трети из тех от 40 процентов до примерно половины израильтян, кто склоняется к мысли, что мир с палестинскими арабами на основе "двух государств" при определенных условиях все же теоретически возможен.

Еще больше тех, кто предполагает наличие "интегральной" проблемы в проекте переговоров с такой террористической организацией, как ООП, причем дело даже не в моральной стороне вопроса. Неудачной оказалась сама идея использования для примирения с ООП принципа "мир в обмен на территории", ранее, как отмечалось, бывшего инструментом дипломатического диалога с устойчивыми умеренными арабскими режимами.

Как и прогнозировали критики подобного подхода, к радикальному националистическому движению, широко использующему методы террора, такой ход оказался неприменим по определению – если исходить из различий подходов арабских режимов, которые в своих прагматических интересах готовы поддерживать с отношения "холодного мира" или мирного существования. Но он не сработает с арабскими народами, которые вынуждены подчиняться решению властей, но по-прежнему в массе своей с трудом готовы смириться с фактом еврейского государства на существование на Ближнем Востоке.

В отличие от "Шинн Фейн", басков, цейлонских "Тамил и Лама", колумбийских партизан и иных террористических движений, сумевших пройти свой "путь нормализации", задача структурирования ООП в рамках государства, с режимом которого она боролась, или рядом с таким государством, изначально не стояла. Ибо эта группировка была сконструирована не для борьбы за создание своего государства, а за уничтожение чужого. Потому поле для компромисса с Израилем здесь изначально было крайне узким – если вообще присутствовало.

А эксперимент по конструированию "палестинской" арабской нации на базе арабских и арабизированных общин, которая и должна была стать материальной базой "палестинского государства в пути", несмотря на вложенные в него масштабные ресурсы, оказался даже менее успешным, чем схемы национального строительства в ряде других арабских стран.

Можно ли это было предвидеть заранее?

С точки зрения противников соглашений в Осло в правом лагере, если использовать библейский образ, то "надпись была на стене", то есть изначально было понятно, что Арафат и его команда не собирались завершать начатую ими еще в 1964 г. войну с Израилем. Они просто использовали готовность еврейского государства к переговорам и уступкам ради мира для достижения дипломатическими средствами целей уничтожения еврейского государства, которых им не удалось достичь, применяя только силу, но никогда по-настоящему не отказывались от террористических методов.

У умеренно-левых "бен-гурионистов", не было ни дальновидных концепций, ни особых планов – только лозунги и надежды, которыми на короткий период им удалось увлечь с годами все уменьшающуюся часть израильского общества. А фракции т. н. называемых "новых левых", представленных на левом фланге "Аводы" и в леворадикальных партиях, прежде всего МЕРЕЦе, просто настаивали на безусловном уходе со всех территорий, занятых ЦАХАЛом во время Шестидневной войны, по сугубо морально-этическим причинам - даже если это приведет к военным, материальным и дипломатическим издержкам.

Как замечает в одной из приуроченных к 25-летию соглашений в Осло публикаций бывший заместитель министра обороны США Дуглас Фейс, "едва ли не главной ошибкой в восприятии соглашений в Осло – верить в то, что они являются или были настоящим мирным процессом. То есть схемой взаимных компромиссов, при которой обещания каждой из сторон обусловлены выполнением обещаний ее партнера". "Мое мнение, как непосредственного свидетеля тех событий, - на практике речь шла об одностороннем израильском уходе с территорий – вне связи с тем, хотел ли реально Арафат мира, или просто был готов сыграть в игру с израильтянами, которые просто хотели "закончить оккупацию", - писал Фейс. Фактический распад Палестинской автономии на два анклава делает почти очевидным то, что идея разрешения израильско-арабского конфликта по модели "двух государств для двух народов" в том смысле, который был заложена в Норвежском процессе, в основном, исчерпана.

Но хотя первоначальный энтузиазм давно сменился разочарованием подавляющего большинства израильтян, порождение соглашений Осло – управляемая ФАТХом/ООП Палестинская автономия все еще существует. Для кого-то по-прежнему являясь символом надежд на возобновление уже десять лет буксующего "дипломатического процесса" и единственным приемлемым адресом для обращений на палестинской арабской улице. А для очевидного большинства – символом циничных интересов или романтических заблуждений прошлого и препятствием для разрешения, наконец, уже почти столетнего арабо-израильского конфликта.

9 канал, 11.2018

Ханин В. (Зеэв), Профессор отделения общей политологии и региональной политики Университета Ариэль в Самарии, главный ученый министерства абсорбции Израиля

Конфликт между ними был неизбежен

 

Конфликт между ними был неизбежен

У меня были знакомые африканцы, они говорили, что французы и французская культура в Африке не популярны. Африканцы, если у них есть выбор, предпочитают иметь дело с британцами и эмигрировать в Британию или другие англосаксонские страны. Причина, по их словам, в том, что британцы позволяют им гораздо больше степеней свободы в культурном плане, разрешают сохранить свои языки, религии, обычаи и пр. С другой стороны, французы, чтобы принять их в свое общество, требуют от них полного отказа от собственной культуры и полного восприятия культуры французской. То есть превращают их во “французов”, при том что они остаются чернокожими, что довольно заметно, но не поддается изменению. Французы – не толерантная нация, поэтому их можно назвать “мусульманами Европы” или “мусульманами Либерального Мира”. 

Наблюдаемый в настоящее время конфликт между французами и собственно мусульманами – это конфликт между двумя мусульманскими народами. 

Конфликты всегда возникают между наиболее радикально настроенными кругами различных обществ. Французы – ярые либералы, мусульмане – ярые религиозные фанатики. Конфликт между ними был ожидаем и неизбежен. 

Во Франции женщинам, одетым в закрывающую тело мусульманскую одежду, нельзя появляться на пляже, иначе их штрафуют и заставляют его покинуть. Кому мешает на пляже женщина, одетая в закрытую одежду? Мы уже впитали либеральные ценности, такие как право женщины одеваться как шлюха, ежегодные массовые “Парады шлюх”, каждый раз напоминают нам об этом священном праве. Но обязана ли женщина одеваться как шлюха? Французская либеральная модель отвечает, что обязана. 

Не хочешь раздеваться трусов – вали в обратно в Тунис или Марокко. 

Тут у нас свобода, не нравится, скатертью дорожка. Напоминает еще одну либеральную демократическую страну на Ближнем Востоке, не так ли?

Многие французские мусульмане из-за такого положения не могут посещать пляжи. 

Что касается толерантности мусульман, на эту тему много распространяться не нужно, отрезанные головы говорят сами за себя.

Источник: Facebook

В Израиле отказываются от слов "отец" и "мать" в официальных документах

 

В Израиле отказываются от слов "отец" и "мать" в официальных документах

Вопреки решению кнессета минюст вводит новую форму: "родитель 1" и "родитель 2"

Това Цимуки|
Опубликовано: 01.11.20 , 18:13
Фото: shutterstock
Родители с детьми
(Фото: shutterstock)
Министр юстиции Ави Нисанкорен (Кахоль-Лаван) представил проекты официальных бланков, в которых слова "мать" и "отец" заменены на "родитель 1" и "родитель 2". Об этом стало известно в воскресенье, 1 ноября, спустя несколько дней после того, как кнессет большинством голосов отверг законопроект депутата Йорая Лахава-Герцано (Еш атид - ТЕЛЕМ), предполагавший возможность такой формы записи.

 

Тем временем в мире

Поясним, что изменение формы указания родителей в официальных документах входило в программу блока Кахоль-Лаван, расколовшегося на одноименную партию под руководством Бени Ганца и блок Еш атид - ТЕЛЕМ под руководством Яира Лапида. В оппозиции призывали депутатов от партии Ганца поддержать законопроект, в Ликуде предупредили, что это станет нарушением коалиционной дисциплины. В итоге представители Кахоль-Лаван на голосование не явились, и депутаты от коалиции провалили инициативу Лахава-Герцано.
Нисанкорен объяснил свое отсутствие на голосовании тем, что законопроект не обсуждался в министерской комиссии по законодательству. Однако он прямо заявил, что поддерживает предложение оппозиционного депутата и вместе со своими товарищами по партии сделает все возможное для скорейшего изменения формы записи родителей - не дожидаясь принятия соответствующего закона.

43% израильтян не считают день памяти Рабина днем скорби

 43% израильтян не считают день памяти Рабина днем скорби 01.11 19:38   MIGnews.com

43% израильтян не считают день памяти Рабина днем скорби

Радиостанция Галей ЦАХАЛ провела опрос общественного мнения об отношении израильтян к Дню Памяти Рабина.

43% опрошенных израильтян сообщили, что не считают День памяти Рабина днем скорби.

Лишь 38% верующих израильтян считают День Памяти Рабина днем скорби. Среди ультраортодоксов эта цифра еще меньше - 20%.

Среди левых избирателей День Памяти Рабина считают днем скорби 77%, среди “центристов” - 66%.

Быть героем. Андрей Шарый – памяти Шона Коннери

 

Быть героем. Андрей Шарый – памяти Шона Коннери

31 октября 2020


В своих мемуарах актёры часто выглядят не столь бравыми, как на киноэкране. Воспоминания Шона Коннери, увидевшие свет лет двенадцать назад, называются Being a Scot, "Быть шотландцем", а не Being a Bond, и включают в себе не так много информации об агенте 007, как можно было бы ожидать. Из этой книги читатель узнаёт много поучительного. Оказывается, Коннери, сын уборщицы и водителя грузовика, в младенчестве засыпал не в колыбели, а в ящике для белья, так бедны были его родители. Однажды, уже знаменитым, он приехал на кинофестиваль в родной Эдинбург и удивил таксиста доскональным знанием городской топонимики, по ходу маршрута верно обозначив названия всех до одной улиц. "Вы откуда?" – спросил таксист. "Мальчиком я развозил молоко в этом районе", – ответил ему человек, стати, обаянию и мужественности которого мир обязан появлением образа главного вымышленного диверсанта ХХ века.


Из-за простецкого происхождения Коннери могли бы не утвердить на роль агента 007, он не понравился ни продюсеру Альберту Брокколи, ни самому Иэну Флемингу. Предпочтение перед другими претендентами ему отдали из-за наличия киноопыта и, главное, сексуальной привлекательности. Быть подобным книжному Джеймсу Бонду аристократом Коннери учил режиссёр фильма "Доктор Ноу" Теренс Янг, который водил актёра по дорогим ресторанам, учил его правильно пить шампанское, говорить с оксфордским акцентом и заставлял спать в смокинге. Смокинг – это не ящик для белья, и Коннери в конце концов научился дворянским манерам, как научился в своей жизни многому другому, ликвидируя детские психотравмы и пробелы в образовании. Знак качества на курсы Янга поставила потом британская королева Елизавета II, сделавшая Шона Коннери сэром. Ну и жизнь тоже поставила.

У зла тысяча обличий, оно неистребимо, как и добро, но в силу этой причины секретному агенту не суждено выполнить свою миссию до конца

Выше других своих страстей – актёрского занятия и спорта (гольфа прежде всего) – Коннери ставил привязанность к Шотландии. Гонорары за участие в одном из фильмов бондианы он потратил на организацию проекта национального образования, а в последние десятилетия, being a Scot, решительно выступал за выход Шотландии из Соединенного Королевства. Практического участия в этой борьбе, впрочем, Коннери не принимал: объявив в середине 2000-х о завершении полувековой кинокарьеры, он вместе с женой перебрался в особняк на Багамских островах, где, собственно, на 91-м году жизни его и настигла в конце концов смерть. Нам бы с вами так.

Собственно, хороня Коннери, мы прощаемся не столько с первым кино-Бондом, сколько с символикой эпохи 60-х, которая и сделала возможным появление на свет агента 007 со всеми его первородными качествами. Именно тогда, прежде всего из-за взросления телевидения, была заложена современная матрица массовой культуры. К началу 1960-х Европа пришла в себя после Второй мировой войны и ей захотелось новых развлечений. Раздвинулись границы мира: человек полетел в космос, развитие гражданской авиации сделало туризм доступным среднему классу. В музыке царили Beatles, в политике моду задавали холодная война, жёсткое идеологическое противостояние и беспрестанный Карибский кризис. Изобрели контрацептивы, революционным образом изменились сексуальная мораль и поведение женщин. Сценарии первых фильмов бондианы писали прямо по романам Флеминга, задавшим многосерийной истории безупречно британский стиль и внимательно следившим за тем, чтобы авторская концепция никак не была коррумпирована.

И Коннери, и каждому из его сменщиков в роли агента 007, вплоть до готовящегося сейчас передавать эстафету на седьмой этап Дэниела Крейга, в силу движения обстоятельств своей эпохи приходилось спасать мир от разного и по-разному. Не удивлюсь, если в обозримом будущем мы увидим кино, в котором Джеймс Бонд борется с пандемией коронавируса. Неважно; у зла тысяча обличий, оно неистребимо, как неистребимо и добро, но как раз по такой причине секретному агенту не суждено выполнить свою миссию до конца. В этом-то и парадокс: выигрывая, агент 007 тем не менее остаётся проигравшим. Как, собственно, остался в проигрыше мой любимый киногерой в исполнении Шона Коннери. Острый ум и наблюдательность помогли учёному монаху Уильяму Баскервильскому из "Имени розы" разгадать страшные тайны бенедиктинского монастыря, но гордыня и чувство интеллектуального превосходства над другими не позволили спасти от гибели в огне пожара библиотеку, набитую бесценными знаниями.

Андрей Шарый – журналист Радио Свобода, соавтор книги "Знак 007: Джеймс Бонд в книгах и на экране"

Первый вакцинированный: чувствую себя отменно

 

Первый вакцинированный: чувствую себя отменно

Молодой мужчина, получивший первую дозу разработанной в Израиле вакцины против коронавируса говорит, что он не чувствует никаких симптомов

Марк Штоде, 

Сегев Харель
Сегев Харель
צילום: אגף דוברות והסברה, משרד הביטחון

Сегев Харель, первый волонтер, получивший разработанную в Израиле вакцину против коронавируса, заявил, что он «чувствует себя прекрасно» после вакцинации в воскресенье в медицинском центе «Шиба».

«Я чувствую себя прекрасно, спасибо за интерес; прошло два часа, и я не чувствую никаких особых симптомов; я чувствую себя прекрасно и шучу здесь с медперсоналом», - сказал Харель.

Харель добавил: «Я действительно хочу поблагодарить всех врачей и медсестер, которые были со мной с сегодняшнего утра и подарили мне самое прекрасное чувство. Это действительно большое удовольствие».

О риске, на который он пошел, будучи первым человеком, протестировавшим новое лекарство, Харел сказал: «Как и все в жизни, где есть риск, вы должны смотреть на прибыль - я был солдатом, и я знаю, что значит принимать риск. Прибыль, которую можно получить отсюда сегодня, - это надежда на израильскую вакцину, и я думаю, что она того стоит».

Позже Харель заявил, что согласился стать волонтером для вакцины также из-за того, что ему 26 лет, он здоров и холост.

ОАЭ утвердили соглашение о безвизом режиме с Израилем

 ОАЭ утвердили соглашение о безвизом режиме с Израилем | Фото:01.11 18:12   MIGnews.com

ОАЭ утвердили соглашение о безвизом режиме с Израилем

В воскресенье, 1 ноября, Объединенные Арабские Эмираты окончательно утвердили безвизовое соглашение с Израилем. Об этом сообщает Times of Israel.

"Кабинет министров ратифицировал ряд соглашений между правительством ОАЭ и дружественными странами, в том числе ратификацию соглашения между ОАЭ и Государством Израиль о взаимном освобождении от требований в отношении въездной визы", - сообщило государственное информационное агентство ОАЭ WAM.

Соглашение все еще должно быть ратифицировано кабинетом министров Израиля и Кнессетом, прежде чем оно вступит в силу. Гражданам обеих стран будет разрешено въезжать без оформления визы.

Сделка станет первой подобной договоренностью между еврейским государством и арабской страной.

Соглашение было подписано в прошлом месяце во время встреч на высоком уровне и церемонии за пределами Тель-Авива, на которой присутствовал премьер-министр Биньямин Нетаниягу, министр финансов США Стивен Мнучин и два высокопоставленных министра ОАЭ.

Как советский МиГ оказался в Израиле

 

Как советский МиГ оказался в Израиле

Лучший в мире истребитель угнали в ходе уникальной спецоперации

 Николай Шварев

Об авторе: Николай Александрович Шварев – полковник в отставке, ветеран боевых действий.



Командующий ВВС Израиля Мордехай Ход. 	Фото Рэма Лаховера
Командующий ВВС Израиля Мордехай Ход. Фото Рэма Лаховера

В честь 20-летия создания Израиля 2 мая 1968 года в Иерусалиме состоялся большой военный парад. Незадолго до этого страна одержала победу в Шестидневной войне, что придало юбилейному параду особый интерес. Парад начался в 10.00 утра. В небе появилось несколько самолетов. Немного впереди от остальных летел самолет красного цвета. Зрители аплодировали и сияли от счастья, но лишь некоторые из них узнали этот самолет: впереди летел МиГ-21 советского производства, по тем временам лучший истребитель. Те, благодаря кому МиГ-21 появился в израильском небе, не принимали участия в этом торжестве, но они имели полное право принять ликование присутствующих и на свой счет.

ПОЖЕЛАНИЕ ГЛАВЕ МОССАДА

За пять лет до этого парада, в марте 1963 года, Меир Амит был утвержден новым начальником Моссада (внешняя разведка Израиля. – Н.Ш.) вместо отправленного в отставку Исера Харела. В качестве своего первого шага на новом посту он встретился с высшими руководителями страны, в беседе с которыми просил их высказать свои пожелания о дальнейшей деятельности его ведомства. Пожелание высказал только один человек – командующий ВВС генерал Мордехай Ход. Он предложил добыть самолет МиГ-21. По утверждениям советских военных, этот самолет был самым лучшим в мире истребителем. С 1961 года СССР начал тайно поставлять самолеты МиГ-21 в арабские страны, и ими уже располагали Египет, Ирак и Сирия.

Конечно, руководители СССР понимали, что, размещая эти самолеты за пределами своей страны, они сильно рискуют. Поэтому летчиками на них становились лучшие из лучших – самые надежные, хорошо обеспеченные. Подкупить кого-то из них для угона МиГ-21 не было никаких шансов. Тем не менее Меир Амит, загоревшись идеей Мордехая Хода, твердо решил добыть для Израиля такой самолет.

ПРОВАЛ И НОВАЯ ПОПЫТКА

Рассматривались различные варианты. В итоге израильтяне остановились все же на идее подкупа. Вскоре была предпринята первая попытка. Группа Джона Леона Томаса, египетского армянина, завербованного Моссадом через подставных лиц, вышла на офицера египетских ВВС Хуана Карлоса, копта (христианина) по происхождению. Ему предложили миллион долларов за угон МиГа в Израиль или на Кипр. Но Карлос сообщил о попытке вербовки в службу безопасности. В результате один из лучших израильских агентов Томас был схвачен и казнен.

После этого печального случая израильтяне поняли, что надо самым тщательным образом изучить личность летчика – кандидата на вербовку. В результате работы Моссад накопил массу сведений на огромное количество арабских летчиков. И вот наконец незадолго до Рождества 1964 года неизвестный вошел в здание посольства Израиля в Париже и заявил, что хотел бы поговорить с военным атташе и сообщить ему нечто весьма важное. Без всякого предисловия посетитель заявил сотруднику посольства, что о себе он ничего не сообщит, что это его первый и последний визит в посольство и что один из его друзей в Багдаде просил его передать следующее: если израильтяне желают получить советский МиГ-21, они должны позвонить в Багдад и попросить к телефону Джозефа, а он все устроит. Посетитель оставил номер телефона в Багдаде, пожал руку израильскому дипломату и покинул здание посольства. Дипломат передал отчет о встрече сотруднику Моссада, а тот направил информацию в Тель-Авив.

Амит заинтересовался информацией и решил, что пренебрегать таким предложением нельзя. Следует все тщательно изучить и проверить. Самым опасным в этой ситуации было то, что израильских агентов могли заманить в западню. Поэтому никто из действовавших в Ираке агентов – а их там было предостаточно – по соображениям конспирации не мог звонить по указанному телефону.

За дело взялся начальник оперативного отдела Моссада Михаэль Шарон. Он организовал группу из трех человек, которая занялась срочной разработкой плана действий. Операция была очень сложной и рискованной. Получивший такое задание сразу же предупреждался о том, что, вполне вероятно, он идет на верную гибель.

Тем временем Амиту нашли подходящую кандидатуру. Это был молодой офицер военной разведки, которого он знал еще в те дни, когда был его начальником, – Иосиф Мансор. Он окончил Еврейский университет в Иерусалиме по специализации «Арабистика», свободно владел арабским и английским языками. Его-то и пригласили на беседу с Шароном.

Шеф изложил суть задания, особо предупредив об опасностях, которые могут его подстерегать. Возможно, человек, которому Мансор будет звонить, является провокатором и в каких-то своих целях хочет передать в руки иракской контрразведки израильского агента. Амит к этому добавил, насколько важно для государства Израиль добыть МиГ-21.

Командующий ВВС Израиля Мордехай Ход. 	Фото Рэма Лаховера
Глава Моссад Меир Амит. Фото Дэвида Гарфанкеля

В Ирак Мансор был направлен как представитель фирмы, занимавшейся изготовлением медицинского оборудования. Для Мансора эта фирма была надежным прикрытием, многие его сотрудники направлялись в арабские страны под видом агентов по продаже продукции этой фирмы.

В Багдад Мансор прибыл под видом специалиста-англичанина. В городе он обосновался в старой шикарной гостинице и в течение недели посещал больницы и чиновников органов здравоохранения, предлагая им изделия своей фирмы.

Наконец он решил, что готов сделать необходимый звонок.

ЗВОНОК

Однажды Мансор пригласил двух чиновников в ресторан пообедать. В середине трапезы он извинился и сказал, что ему надо срочно позвонить.

С дрожью в руках он набрал номер. Кто-то ответил, он попросил Джозефа, хотя почему-то думал, что у телефона будет сам Джозеф. Поэтому вопрос «кто говорит?» смутил Мансора. С некоторой задержкой и запинкой он ответил, что это друг из другого города.

Ждать пришлось около минуты. Напряжение возрастало. Наконец Джозеф ответил. Мансор выпалил: «Вы и есть Джозеф?» Джозеф в отличие от него отреагировал весьма спокойно: «А вы и есть тот джентльмен, с которым встречался мой друг?» Мансор пробормотал утвердительно, что это он и есть. После чего Джозеф предложил встретиться уже на следующий день в 12.00 в одном из известных кафе в центре города.

Положив трубку, Мансор сообразил, что нарушил правила конспирации: он, Мансор, а не его собеседник должен был назначить место и время встречи. Он вернулся в кафе к своим сотрапезникам, уже плохо соображая, постарался побыстрее закончить обед и с туманом в голове добрался до своего номера в гостинице.

На следующий день к назначенному времени он уже сидел под тентом одного из столиков кафе, напряженный до предела. К счастью для Мансора эта история окончилась благополучно. Ровно в 12.00 человек лет 60, с седой шевелюрой, сел напротив на стул и назвал свое имя. Вслед за этим он произнес первую фразу: «Спасибо, что пришел». Эти слова сняли с Мансора напряжение, и он понял, что это не ловушка.

«Мы очень заинтересованы в машине, о которой говорил ваш друг», – начал Мансор. «Вы имеете в виду МиГ?» – спокойно спросил Джозеф. Мансор от неожиданной прямолинейности вопроса чуть не упал со стула. «Это будет дорого стоить, – продолжал Джозеф, – но я думаю, мы можем договориться». Он произнес это так твердо и уверенно, что Мансор окончательно успокоился. Тем не менее он попробовал осадить Джозефа: «Мои друзья не понимают, как вы хотите сделать то, что, честно говоря, многие уже безуспешно пробовали».

Угнанный советский истребитель стал экспонатом музея авиации. 	Фото Джея Брю
Угнанный советский истребитель стал экспонатом музея авиации. Фото Джея Брю

Джозеф улыбнулся и предложил обсудить это на другой день в более удобном и безопасном месте.

ПОДОПЛЕКА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Назавтра, сидя рядом с Мансором в парке на скамейке, Джозеф рассказал вкратце о себе.

Он родился и вырос в бедной еврейской семье. Затем был отдан в слуги в богатую семью христиан-маронитов. Со временем иракское правительство стало преследовать последних, а глава семьи даже как-то пожаловался, что ему стало тяжело управлять делами семьи и он начал испытывать финансовое затруднение. Он высказал мысль, что неплохо было бы покинуть страну, но он не знает, как это сделать.

Ему возразил старший сын, Мунир Редфа, который не испытывал никаких дискриминационнных трудностей. Он воспитывался среди товарищей-арабов, хорошо знал их быт и ментальность, окончил школу военных летчиков и стал заместителем командира эскадрильи. В армии он был на хорошем счету, и ему после специальной подготовки в Советском Союзе доверили летать на самом лучшем в мире самолете МиГ-21. Он часто говорил, что израильтяне дорого бы заплатили за возможность хотя бы увидеть близко этот знаменитый советский самолет.

Вот тогда-то у Джозефа и зародилась идея уговорить своего воспитанника доставить МиГ-21 в Израиль в обмен на вывоз семьи за пределы Ирака и такое ее материальное обеспечение, которое позволит всем членам семьи жить немного лучше.

Мансор поинтересовался суммой, которая потребуется для выезда и дальнейшего проживания семьи. Оказывается, и это Джозеф уже продумал: он назвал полмиллиона фунтов стерлингов. Следует отметить, что в то время на Ближнем Востоке английский фунт был популярнее американского доллара.

На последующих встречах Мансор попытался выяснить максимум о семье, к которой Джозеф имел отношение. Однако выудил немного: да, такая семья христиан-маронитов действительно проживает в Багдаде, их сын служит в ВВС, несколько раз достаточно публично осуждал бомбардировку курдских деревень на севере Ирака.

Выяснив все эти подробности, Мансор возвратился в Тель-Авив,  доложил результаты Амиту и отметил, что, по его мнению, есть все основания доверять Джозефу. Амит поддержал эту точку зрения, хотя некоторые из его коллег полагали, что, возможно, Джозеф заманивает израильтян в иракскую ловушку или по меньшей мере занимается вымогательством денег.

ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ

Через пару месяцев Мансор снова отправился в Ирак и, встретившись с Джозефом, спросил, как он видит осуществление предлагаемой операции. Ответ был таков. Семья должна быть уверена, что израильтяне ее не обманывают, только после этого он готов изложить свой план. При этом семья будет готова покинуть Ирак, если будет уверена, что за пределами Ирака она будет жить на прежнем уровне. Большие деньги, которые израильтяне должны заплатить как аванс, убедят семью в том, что им можно доверять.

Взвешивая все эти условия и обстоятельства, Амит заявил, что возможность заполучить МиГ-21 важнее опасности потерять полмиллиона фунтов, и решил рискнуть. Он поставил в известность начальника Генерального штаба армии Ицхака Рабина и вместе с ним внес предложение об операции на заседании кабинета министров. Министры дали на нее свое согласие.

Наступило время действовать. Риск был велик, и нужно было продумать все до мелочей. Планирование операции было поручено Михаэлю Шарону.

Было создано пять оперативных групп. В первую группу вошли Мансор и его радист. Основной задачей группы было поддерживать в Багдаде связь с Джозефом. Вторая группа из четырех человек должна была выехать в Багдад для поддержки и прикрытия первой. Третья группа из трех человек тоже направлялась в Багдад с задачей следить за членами семьи, включая подслушивание. Четвертая группа была направлена в Курдистан. В нее входили шесть военных разведчиков. Они должны были поддерживать контакт с курдами, которые, как предполагалось, помогут вывезти семью за пределы Ирака. Наконец, пятая группа должна была выехать в иранский город Ахваз, чтобы принять участие в эвакуации семьи, которую должны были доставить на вертолете. Следует отметить, что в то время Иран, где  правил шах, был дружественной Израилю страной.

Кроме того, несколько агентов было направлено с дипломатическими поручениями в Турцию и США. Предполагалось, что, возможно, понадобится заправка самолета в пути. В принципе МиГ-21 мог без проблем долететь из Ирака в Израиль через Иорданию, самолеты которой были не в состоянии перехватить МиГ в своем воздушном пространстве. Однако израильтянам было известно, что во избежание угона самолета на Запад советские военные специалисты на время тренировочных полетов заправляли их баки только наполовину.

Тут вдруг Джозеф выдвинул еще одно условие. Он потребовал включить в состав семьи не только жену, детей и внуков хозяина, а весь клан, включая бабушек, дедушек, тетей, дядей, племянников и двух старых слуг. Израильтяне приняли и это условие. В целях безопасности Джозеф предложил организовать эвакуацию так, чтобы никто из членов семьи не знал об этом заранее. Между тем все они страстно хотели покинуть Ирак.

Тем временем Меир Амит придумал блестящий вариант. Он срочно отбыл в Вашингтон и сообщил руководству ЦРУ, что Израиль имеет возможность заполучить МиГ-21. Американцы давно мечтали иметь этот самолет в своем распоряжении, чтобы выяснить его подробные характеристики. США тут же согласились оказать Израилю поддержку.

Один из американских дипломатов высокого ранга вылетел в Багдад и встретился в посольстве с Джозефом и Редфой, объяснив им, насколько важно для американцев заполучить МиГ для успешной борьбы с коммунизмом. Редфа, поняв, что его просят сделать это не только для Израиля, который он по своему воспитанию считал врагом, но и для США, и к тому же с возможностью обеспечить безопасную и вполне пристойную жизнь для его большой семьи, сразу после встречи сказал Джозефу, что он готов сделать все что требуется.

Теперь надо было подготовить летчика для успешного выполнения задания. Моссад пришел к выводу, что лучше всего это можно сделать, если пригласить Редфу в Израиль. Визит в Израиль было решено осуществить без ведома Джозефа, что придавало всей операции большую гибкость, не ставя ее в зависимость от его воли и желания.

На одном из светских приемов в Багдаде (их Редфа иногда посещал в силу своего положения) его внимание привлекла молодая красивая женщина, которую он никогда на подобных приемах не встречал. Вступив с ней в разговор, он выяснил, что она американка, приехала в Багдад посмотреть страну. Несмотря на наличие жены и двоих детей, Редфа отнюдь не отказался от того, чтобы завести роман с этой женщиной. В тот вечер он проводил ее в гостиницу и попросил о новой встрече. Встреча состоялась, затем они встречались еще и еще...

Новая знакомая (имя ее не раскрывалось) оказалась прекрасной собеседницей, особенно слушательницей. Она хорошо понимала мучившие его проблемы, связанные с вынужденным участием в войне против курдов. Роман получил развитие. Но она наотрез отказалась вступить с ним в интимную связь в Ираке и предложила поехать вместе в Европу, где она планировала продолжить свое путешествие. Отказаться от такого соблазна Редфа не смог.

На самом деле «американская путешественница» была израильтянкой, родившейся в Америке и имевшей американский паспорт. На третий день пребывания в Париже подруга предложила ему «смотаться» с ней на несколько дней в Израиль, где у нее есть довольно интересные друзья, и провести время в приятной компании. Редфа, который уже имел принятое им предложение израильтян, не подозревая, что его подруга имеет к ним отношение, решил, что имеет смысл посмотреть страну и людей, с которыми он решил связать судьбу – свою и своей семьи. Уже через 24 часа они летели самолетом компании «Эл-Ал», следовавшим в Тель-Авив.

По прибытии в Израиль «друзья» американки встретили Редфу как самого почетного гостя, показали современную авиабазу Хацор, устроили встречу с командующим ВВС Мордехаем Ходом. Редфа был просто ошеломлен осведомленностью его новых друзей о ВВС Ирака. Они знали все подробности о самолетах и пилотах, командных пунктах и жилых помещениях и даже имена советских инструкторов.

Сторонами были согласованы все детали полета. Был отработан маршрут, огибающий авиабазы и станции слежения в Ираке и Иордании. Редфу предупредили, что полет будет крайне опасным, возможно, предстоит преодолеть около тысячи километров. Если в иракских ВВС разгадают план по угону самолета, его попытаются перехватить сами иракцы или попросят об этом иорданцев. Но если следовать строго по плану и маршруту, успех обеспечен.

Мунир Редфа внимательно выслушал наставления израильтян и ответил кратко: «Я доставлю вам самолет». Через несколько дней Редфа через Париж вернулся в Багдад. Туда же вернулась и его подруга, которую он по-прежнему считал американкой. Поездка в Израиль окончательно убедила Редфу в принятом решении. На израильтян можно было положиться.

ОПЕРАЦИЯ ВСТУПАЕТ В АКТИВНУЮ ФАЗУ

Итак, план угона самолета наконец начал осуществляться.

Для начала вывезли в Швейцарию дядю. Он без труда получил разрешение на выезд из страны на лечение. На его счет была переведена обещанная сумма, после чего дядя отправил в Ирак открытку, в которой с помощью условного кода сообщил, что израильтяне выполнили все, что обещали. Израильтяне же, в свою очередь, установили непрерывное наблюдение за дядей – чтобы не сбежал.

Далее приятель семьи, детский врач, выдал им справку, что старший сын Редфы серьезно болен и ему необходимо срочное лечение в Лондоне. Разрешение на поездку в Лондон тоже было получено без проблем. Туда с сыном Редфы выехала его жена, которая взяла с собой и второго ребенка – маленького сына. Во время промежуточной посадки в Тегеране все трое покинули самолет и уже через несколько часов оказались в Израиле, где под чужими именами стали ждать мужа и отца.

Однако по мере приближения главного события Редфа стал нервничать. Он начал опасаться, что родители и остальные члены семьи не будут вывезены из Ирака, и заявил, что полетит только после того, как все они покинут Ирак. Это требование было почти невыполнимо. В конце концов было выработано компромиссное решение: вывоз семьи осуществится в то же время, что и полет Редфы. Этот этап операции был назначен на 15 августа І966 года.

По своим каналам израильтяне договорились с лидером курдов шейхом Барзани, что его люди вывезут всех оставшихся членов семьи и двух слуг, минуя районы, занятые иракскими войсками, в один из таких районов, где было относительно спокойно (именно в это время проходили восстания курдов, требовавших независимости от Ирака). Там их будет ждать вертолет, на котором их переправят в иранский город Ахваз.

По расписанию на раннее утро 15 августа с базы Мосул, расположенной на севере Ирака, был назначен тренировочный полет подполковника Мунира Редфы на самолете МиГ-21. В нарушение правил советских инструкторов Редфа приказал техникам заполнить топливные баки самолета полностью. Точно в назначенное время в 7.30 утра самолет, пилотируемый Редфой, поднялся в воздух. Он сделал вираж и, находясь вблизи границы с Турцией, резко повернул в ее сторону. Советские специалисты не успели сразу сообразить, что происходит, поэтому среагировали слишком поздно. Пролетев через Иорданию, в принципе самым коротким путем, самолет через 25 минут благополучно приземлился в конечном пункте назначения – на базе израильских ВВС Хацор.

Одна из иорданских радиолокационных станций, которая находилась на маршруте полета МиГа и должна была засечь его, а затем по договоренности с Ираком сообщить об угнанном самолете летчикам, чтобы те перехватили беглеца, почему-то на некоторое время «вышла из строя». Чтобы защитить персонал иорданской станции от последствий этого умышленного «выхода из строя», с помощью Моссада в течение нескольких последующих лет распространялась версия, что самолет летел через Турцию, где его сопровождал эскорт американских «Фантомов». В их сопровождении он якобы достиг секретной базы ЦРУ, где дозаправился, после чего вылетел в сторону Средиземного моря и уже в сопровождении израильских самолетов продолжил полет до Израиля.

А тем временем группа израильтян, посланная для вывоза семьи пилота, тоже успешно выполнила свое задание. Взяв напрокат в Багдаде две машины, они в условном месте встретили всех членов семьи и отвезли их в оговоренное с людьми шейха Барзани место в предгорьях Курдистана. С наступлением темноты отряд курдских партизан, посадив всех на мулов, проводил семью к месту прибытия вертолета. Вертолет прибыл вовремя, и через 35 минут вся семья уже была доставлена в Ахваз. Через несколько дней, получив новые документы и новые имена, все члены семьи навсегда исчезли из поля зрения иракских властей и их разведки, чтобы начать благополучную и обеспеченную жизнь в Израиле. Почти одновременно с бегством Мунира Редфы без каких-либо проблем Ирак покинула и его подруга-«американка».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Так завершилась первая в истории операция по угону современнейшего советского самолета на Запад. Американцы и их союзники по НАТО не скупились в благодарностях за ценный подарок. Даже спустя десятилетия видные представители ВВС США и НАТО считали проведенную операцию выдающимся успехом не только израильской разведки, но и всего мирового разведывательного сообщества.

Сам Мунир Редфа в течение многих лет проработал пилотом частной компании, занимавшейся нефтеразработками на Синае, получал приличную зарплату, массу льгот и был вполне доволен жизнью. Однако его семья не прижилась в Израиле, поэтому по настойчивой просьбе Редфы вскоре его с семьей переправили в одну из стран Западной Европы, где он потом тихо скончался в возрасте 58 лет.

Но история добычи израильтянами «МиГа за миг» на краже Редфы не закончилась. Прошло более 20 лет, и она повторилась. Когда израильтяне завладели самолетом МиГ-21, в конструкторском бюро МиГ уже была создана новая модель самолета МиГ-23. Через несколько лет особенности этого самолета уже были известны на Западе, но в нем была значительно улучшена электроника, о которой как израильтянам, так и американцам было мало что известно. С 1973 года СССР начал поставлять МиГ-23 в арабские страны, и израильтянам было важно узнать все его секреты. Это стало возможным после 11 октября 1989 года, когда на небольшом азродроме Мегидо, что на севере Израиля, приземлился МиГ-23, который пилотировал сирийский летчик майор Мухаммад Вассам Адель. После приземления 34-летний холостяк из Дамаска заявил на пресс-конференции, что он по собственному желанию решил стать перебежчиком, что у него никогда не было каких-либо контактов с израильтянами и что в качестве подтверждения своего искреннего желания перейти на сторону Израиля он угнал секретный военный самолет, чтобы передать его в распоряжение израильских ВВС.

На той же пресс-конференции официальные израильские представители заявили, что летчик сильно рисковал быть сбитым как сирийскими, так и израильскими системами ПВО. Они даже выразили свое удивление тем, что израильская система ПВО не выявила этот самолет при пересечении им воздушного пространства страны.

Сирийцы, в свою очередь, заявили, что Мухаммад Адель уже в течение нескольких лет имел контакты с агентами Моссада, которые его подкупили с целью угона самолета. В данном случае есть основания верить заявлениям сирийцев. Майор сирийских ВВС наверняка имел представление о мощи и качестве системы ПВО Израиля и вряд ли бы рискнул появиться в его воздушном пространстве без предупреждения. Правда, он мог рассчитывать, что после его обнаружения в небо могли взлететь израильские истребители и заставить его приземлиться на израильском аэродроме. Но ведь могло быть принято решение и немедленно сбить самолет. Проще, пожалуй, было бы лететь на север и приземлиться на какой-нибудь американской авиабазе. Американцы, возможно, вознаградили бы сирийца еще щедрее, чем израильтяне. Но сириец решил все же лететь в Израиль.

Вскоре после прибытия в страну Адель, подобно Редфе, получил новые документы и новое имя и остался жить в Израиле…

На одной из военно-воздушных баз на юге Израиля расположена единственная в стране школа военных летчиков. На этой же базе находится единственный в стране авиационный музей на открытом воздухе. Среди экспонатов музея – самолет советского производства МиГ-21, выкрашенный в красный цвет. Тот самый. Пусть будущие пилоты учатся.

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..