понедельник, 19 октября 2015 г.

ГАЛИЧ. ЖИЗНЬ ПОД ТОКОМ

http://www.jewish.ru/

Галич. Жизнь под током


19.10.2015

Он родился 19 октября 1918 года и гордился этой «пушкинской», лицейской датой. Через 59 лет он погиб от удара током в вынужденной эмиграции в Париже. Поэт, драматург и журналист, но главное – певец свободы своего поколения. Его стихи не устаревают и по сей день. Слышишь голос: «Граждане! Отечество в опасности!» – и кажется, он где-то рядом. В день рождения Александра Галича о нем дляJewish.ru вспоминают друзья и знакомые.

Песок Израиля
«Вспомни: / На этих дюнах, под этим небом, / Наша – давным-давно – началась судьба. / С пылью дорог изгнанья и с горьким хлебом, / Впрочем, за это тоже: / – Тода раба!»
Песню «Песок Израиля» Александр Галич написал во время первой, самой успешной гастрольной поездки в Израиль. «Я хочу закончить сегодняшний вечер песней, которая написана мною уже здесь, в Израиле. Я где-то прочел, что город Тель-Авив был построен на песчаных холмах, на дюнах. И вот, я подумал… Впрочем, я вам лучше спою то, что я подумал. Песня называется “Песок”», – сказал он и запел.
Он приехал 31 октября 1975 года из Мюнхена, где работал на радио «Свобода». Эту поездку, по свидетельствам очевидцев, организовал ему антрепренер Виктор Фрейлих, работавший тогда в журнале «Время и мы», который издавал Виктор Перельман. Вечером Галич со своей мюнхенской девушкой Миррой побывал в гостях у Перельмана, где он много пил и рассказывал о жене Нюше, которую пришлось устроить в психиатрическую клинику: она тоже пила немерено. Нормального разговора не получилось. А на следующий день, вечером, он уже выступал на сцене самого большого зала в Израиле «Гейхал а-Тарбут» в Тель-Авиве. И три тысячи зрителей стоя аплодировали ему, хотя он еще даже не начал петь. А уже после окончания концерта были настоящие овации. Публицист Михаил Агурский напишет потом в своем письме к Владимиру Максимову: «Саша имеет сенсационный успех. Он выступал по телевидению в течение минут двадцати». Об этом успехе напишет и израильская газета «Маарив». Хотя, по воспоминаниям очевидцев, не все понимали, о чем поет Галич (его язык был понятен только эмигрантам волны 70-х). Но масштаб личности завораживал.
– В Израиле он кайфовал, – рассказывает специально для Jewish.ru Владимир Гершович, знавший Галича еще в России, встречавшийся с ним в Мюнхене и познакомивший израильтян с записью концерта певца перед самым его приездом в Израиль. – Он был нарасхват, он пользовался успехом, он много увидел в стране. Пел, кроме старых своих песен, и «Поезд уходит в Освенцим», и написанную в Израиле песню «Песок Израиля», и «Реквием по неубитым».
«Шесть миллионов убитых – / А надо бы ровно десять! / Любителей круглого счета / Должна порадовать весть, / Что жалкий этот остаток / Сжечь, расстрелять, повесить / Вовсе не так уж трудно, / И опыт, к тому же, есть!»

Галичу организовали также концерт и в Еврейском университете (Гиват Рам). Писатель Владимир Фромер был на этом концерте: «Галичу посылали много записок с вопросами, но он сказал, что прочтет их потом, так как забыл очки… Помню, что после концерта его повезли в студенческое общежитие на горе Скопус, где он долго пил со студентами и пел для них». Случилась в Израиле и знаменательная встреча с Розой Палатник, получившей в 1971-м два года лагерей за распространение запрещенной литературы, в том числе стихов Галича. С ней он ходил по Иерусалиму, был у Стены Плача, и из его книги, оставшейся у Владимира Гершовича, уже после его отъезда выпала записка, обращенная к Розе, нежная и даже интимная. Галич любил женщин. И они отвечали ему взаимностью.
В какой-то момент, как вспоминает Перельман, Галич, распахнув окно в своем номере в «Шератоне» и взглянув на море, произнес: «Хорошо, а? Взять бы и остаться на всю жизнь на этом израильском море. Кстати, знаешь, у меня идея – предложить мюнхенскому начальству создать в Израиле бюро радио “Свободы”». Но эти планы остались в мечтах.
Два больших концерта стали ключевыми точками в жизни этого яркого, талантливого и для многих загадочного человека. Один случился в Новосибирске в марте 1968 года, другой – тот самый, израильский, в Тель-Авиве. А между ними – насыщенная, бурная жизнь советского баловня судьбы, ставшего без всякого преувеличения певцом свободы, голосом своего изломанного поколения.
Смеешь выйти на площадь?
Саша Гинзбург (Галич – литературный псевдоним) рос в Кривоколенном переулке Москвы, отлично учился, играл на рояле, пел и читал стихи. Потом стал учеником студии Станиславского, но обиделся, что его талант недооценили, и перешел в молодежную студию Алексея Арбузова. Много играл во время войны во фронтовых театрах, и уже тогда писал пьесы, режиссировал. Это были добротные советские пьесы, вслед за которыми пришел успех. И можно было пить в ресторане «Националь», где собирался московский бомонд.
«Они собирались, выпивали, травили анекдоты, – рассказывал Василий Аксенов. – Как будто не было советской власти». Он женился, родилась дочка Алена. Но брак вскоре распался, потому что появилась главная женщина его жизни – Ангелина (Нюша) Шекрот. Обворожительная красотка. А впоследствии – жена, любовь и нянька. Всё вместе. Несмотря на романы Александра, бесконечные увлечения и череду женщин в его жизни, они остались преданной и любящей парой. «Она говорила: “Да, он любит женщин. Но возвращается всегда ко мне”. У них был некий негласный договор, и он очень это ценил», – рассказывает Владимир Гершович. Так бывает.

Казалось, ничто не предвещало такого развития, но в 60-е он взял в руки гитару и начал петь свои стихи. Они не были похожи ни на его сценарии, ни на песни Окуджавы, с которым всегда было негласное соревнование. Всегда элегантный, в дорогом пиджаке, вполне благополучный советский драматург пел о «маленьком человеке», о жертвах режима и современных бонзах. Галич слушал и слышал улицу и пел о зэках, солдатах, чиновниках, алкашах… Но и о Пастернаке, и о Мандельштаме. Он изобрел свой язык, в котором смешался язык улиц, вокзалов, кабинетов и язык интеллигентских кухонь. «Самые взыскательные мастера литературы говорили, что этот язык Галича – шершавая поросль, вызревающая чаще на асфальте, чем на земле, – в песнях обретает живую силу поэзии. Корней Иванович Чуковский целый вечер слушал его, просил еще и еще, вопреки правилам строгого трезвенника,сам поднес певцу коньяку, а в заключение подарил свою книгу, надписав: “Ты, Моцарт, – Бог, и сам того не знаешь!”», – рассказывает Лев Копелев.
И появился «магнитиздат». С огромных бобин звучал его характерный гневный голос. Он пел о том, как «молчальники вышли в начальники, потому что молчание – золото», о том, что «любое движение вправо начинается с левой ноги», взывал: «Граждане, Отечество в опасности! / Наши танки на чужой земле!» и предостерегал: «Ой, не шейте вы, евреи, ливреи, / Не ходить вам в камергерах, евреи!» Пронзительно говорил о трагедии отсидевших в лагерях: «Я подковой вмерз в санный след, / В лед, что я кайлом ковырял», – и смеялся над бытом советских чиновников: «У них первый был вопрос – “свободу Африке!”, / А потом уж про меня – в части “Разное”».
Казалось, он сам удивлялся своему предназначению и героем быть совсем не собирался. «Не моя это вроде боль, / Так чего ж я кидаюсь в бой?» И бой начался с того самого памятного выступления на Новосибирском фестивале в 1968-м, где пели в новом жанре «поэтической песни» и где Галич имел огромный успех, исполнив, кроме всего прочего, песню «Памяти Б.Л. Пастернака». «Разобрали венки на веники, / На полчасика погрустнели… / Как гордимся мы, современники, / Что он умер в своей постели!» Весь зал встал после этой песни, а «мундиры голубые» не забыли его слова и процитировали их в специальном донесении в ЦК КПСС­ – «Мы – поименно! – вспомним всех, / Кто поднял руку!»

А вскоре голосовали уже по другому поводу. После того как в компании своей дочери член Политбюро Дмитрий Полянский впервые услышал песни Галича, был поднят вопрос об «антисоветских песнях» на Политбюро, и колесо завертелось. Галичу припомнили всё: и его выступление в Новосибирске, и выход на Западе сборника его песен. 29 декабря 1971 года Галича вызвали в секретариат Союза писателей – исключать. «Я пришел на секретариат, где происходило такое побоище, которое длилось часа три, где все выступали – это так положено, это воровской закон – все должны быть в замазке и все должны выступить обязательно, все по кругу...»
От водевиля до трагедии
С этого момента он был обречен на эмиграцию. Лишившись всех доходов – пьесы не ставили, из всех союзов (писателей, кинематографистов) выгнали, – он жил на пенсию по инвалидности: слабое сердце, два инфаркта. Продавал книги из своей библиотеки, пел на квартирах. Он не хотел уезжать, но его вынудили, предупредили, что «если не поедет на Запад, поедет на север». Альтернатива вполне реальная. И он сдался. И как любая эмиграция не по своей воле – она была трагична, хотя внешне всё выглядело совсем неплохо. Они с женой уехали в Норвегию на год, потом обосновались в Мюнхене и позже – в Париже, где Галич вполне успешно работал на радио «Свобода». Рядом жена, вокруг друзья, близкие по духу: Владимир Максимов, Виктор Некрасов, Юлиан Панич… Однако судьба отпустила Галичу всего лишь три с половиной года жизни за границей.
И эти годы ему дались непросто. «Он не был приспособлен к одиночеству и к нелюбви, – считает Панич. – Он говорил, что Ленин был прав, когда называл высшей мерой наказания – высылку». Быт был тяжел, потому что Галич, несмотря на больное сердце, много пил, и, что еще хуже, много и тяжело пила его жена Нюша. «В хорошие минуты – очаровательна, в тяжелые – он ее прятал», – рассказывали друзья. Он винил себя: «Это я виноват в том, что Нюша пьет».

Начался роман с Миррой, работавшей на радиостанции, который закончился, как в дешевом водевиле. Образовался бывший муж, он ворвался в редакцию с угрозами – по старой советской привычке решил жаловаться на изменницу и обещал дойти «до самого Солженицына»! По некоторым воспоминаниям, именно это заставило Галичей уехать в Париж, где и произошла трагедия. Причины этой внезапной гибели 59-летнего поэта долго занимали умы исследователей, пытавшихся выстроить цепочку и ответить на вопрос: случайна ли была его смерть?
Известно, что за год до трагедии произошла довольно странная история, о которой рассказывала дочь Галича Алена. «Бабушка получила письмо без штемпеля, в котором печатными буквами, вырезанными из заголовков газет, было написано: “Вашего сына Александра хотят убить”. Мы решили, что это чья-то злая шутка. Кто же это прислал? Может, это действительно было предупреждение? Ведь он погиб при очень загадочных обстоятельствах». Однако официальная версия вполне реалистична, и ее разделяют его друзья. Галич очень любил аппаратуру и купил для работы стереокомбайн «Грюндиг». Носильщики доставили большую коробку в квартиру Галичей и ушли, сообщив, что для подключения аппаратуры нужен специальный мастер. Потребовалась антенна, и Галич, по совету специалиста радиостанции, купил ее в магазине. Мастер должен был прийти на следующий день. Он решил попробовать подключить комбайн самостоятельно, но вставил антенну не в антенное гнездо, а в отверстие в задней стенке и случайно коснулся ею цепей высокого напряжения. В тот же момент упал ногами к батарее, из-за чего через его тело прошел сильный электрический разряд, ставший причиной его смерти.
На крик вернувшейся домой Ангелины прибежали пожарники. Они вызвали полицию, которая уже вызывала медиков и почему-то сразу представителей дирекции радиостанции. Врачи уже ничего не могли сделать, Галич вскоре умер. Знакомые не очень верили в версию убийства, может быть, потому что хорошо знали Галича. Об этом писал Михаил Шемякин: «Просто безграмотность… Знаете, так, по-русски: включим сюда. И, в общем, сделал так, что замкнул где-то эту аппаратуру, и когда он к ней прикоснулся – всё, его убило током».
И всё же многие были поражены такой странной и нелепой смертью. Об этом писал Владимир Войнович: «Его смерть – такая трагическая, ужасно нелепая. Она ему очень не подходила. Он производил впечатление человека, рожденного для благополучия. Но ведь смерть не бывает случайной! Такое у меня убеждение – не бывает. Судьба его была неизбежна, и это она привела его в итоге к такому ужасному концу где-то в чужой земле, на чужих берегах, от каких-то ненужных ему агрегатов».
На могиле Александра Аркадьевича Галича в Париже есть надпись: «Блажени изгнании правды ради». И может быть, эта жизнь под высоким напряжением не могла закончиться иначе? Он не вернулся, как в своих стихах, «разделавшись круто с таможней», – ни в Россию, ни в Израиль, где ему было так хорошо. Хотя… кто знает. Его голос с нами.

Алла Борисова

СИТУАЦИЯ УХУДШАЕТСЯ


- Ситуация ухудшается с каждым днём, а национальный лидер только надувает щеки.
- А что вы хотите? Вы видите достойного преемника?
- Откуда? Он разогнал всех к чертям собачьим.
- А эта опереточная оппозиция... Вы бы хотели, чтобы они пришли к власти?
- Упаси Бог: это кончится ещё большей кровью.
- Значит, вы согласны с тем, что ему нет достойной замены?
- Да не могу я с этим согласиться! Не могу! Вы посмотрите, что вокруг делается!
- Это потому что нас в мире шельмуют. Все против нас: и Америка, и ООН, и Европа! 
- А вы думаете, если он подаст в отставку, отношение к нам изменится?
- Не знаю. Но он столько лет у власти, что уже всех забодал. Больше пятнадцати лет, как-никак, хоть и не подряд.
- Ну, хорошо. Допустим, он уйдёт. И кто придёт на его место? Шойгу? Кудрин?
- С чего это вдруг? Саар или Беннет.
- Простите, а о ком мы, собственно, говорим?


ТЕРРОРИЗМ, НЕ ВОЛНУЮЩИЙ КРЕМЛЬ

В Израиле — очередной теракт: автобусной станции в Беэр-Шеве. Один погибший, восемь раненых.
Только за последнюю неделю — более двух десятков нападений, совершенных палестинскими террористами. Жертвы — трое убитых израильтян, сорок раненых.

Происходит что-то подобное в нашей стране (не дай бог, конечно) — Кремль без устали требовал бы от мирового сообщества сурово осудить террористов. И российский МИД гневно бы обличал Запад за малейшее промедление в осуждении. И Кадыров призывал бы к введению для террористов смертной казни…

А тут — ничего подобного. Обстрел российского посольства в Дамаске российский МИД расценил, как «террористический акт, направленный на запугивание борцов с терроризмом». Что же касается новой волны террора в Израиле, то на сайте МИДа не замечено ни малейшего беспокойства по этому поводу.

Лишь информация о «телефонном разговоре спецпредставителя Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова с председателем Политбюро ХАМАС Х.Машаалем». С человеком, которого во многих странах считают главарем террористов, и которого неустанно борющиеся с международным терроризмом российские власти радушно принимают в Москве и ведут с ним дипломатические беседы.

Главарь «ХАМАС», само собой, возложил ответственность за происходящее на правительство Израиля и призвал Россию «использовать свой международный авторитет и добиться прекращения агрессии против палестинцев и их святынь».
В ответ российский спецпредставитель «подчеркнул важность прекращения насилия и проявления сдержанности». «Сдержанность», видимо, должна заключаться в том, что в Израиле должны не отвечать террористам и позволить им убивать и дальше. Впрочем, этому лицемерию (характерному не только для Кремля, но и для целого ряда европейских стран) в Израиле давно уже не удивляются.

Заметим: террор горячо одобряется и прославляется на русскоязычном сайте так называемого «Палестинского информационного центра» (один из медиа-ресурсов «ХАМАС»). Типичный пример новости: «Палестинец смог нанести ножевое ранение сионистскому солдату. Евреи открыли огонь по фидаину и ранили его. Личность патриота пока не установлена».
Тем не менее, сайт, где открыто и публично поддерживается терроризм, почему-то не привлекает ни малейшего внимания Роскомнадзора.

То ли дело — «Грани.Ру», «Каспаров.Ру» и другие сайты, где излагается противоположная кремлевской точка зрения на происходящее в стране и мире. Тут Роскомнадзор беспощаден, блокируя их на основании «антиэкстремистского» законодательства. А на «хамасовский» сайт, по которому это законодательство плачет горькими слезами  — ноль внимания.
Не потому ли, что террористами (в соответствии с последними «сирийскими» методичками) велено считать только тех, кто выступает против власти?
А.К. Хорошо, что он волнует  еврея Б. Вишневского. В России нынче далеко не каждый еврей темой этой озабочен. Это нормально для страны тяжело и хронически больной юдофобией. Путин нынче активно мочит арабов - и на том спасибо. Правда, при этом, маневры военные проводит с лютым врагом Израиля -персами. Но пока израильский картофель и редиска тоннами идут в Россию - нервничать особо не будем.

НЕ ОКАЗАТЬСЯ СРЕДИ ВСЕХ

Рав Г.Цвизон 

Hе оказаться среди всех народов

           Пророк Захария 14 глава

 2 И соберу все народы на войну против Иерусалима, и взят будет город, и  разграблены будут домы, и обесчещены будут жёны...
3 Тогда выступит Господь и ополчится против этих народов, как ополчился в день брани.
12 И вот какое будет поражение, которым поразит Господь все народы , которые 
воевали против Иерусалима: у каждого исчахнет тело его , когда он ещё стоит на своих ногах, и глаза у него истают в яминах своих, и язык его иссохнет во рту у него. 

Неизбывная надежда современных арабских вождей вовлечь людей многих стран,
как это удалось нацистам 70 лет назад, в убийство евреев и разрушение государства Израиля.
Для этого выдумали и весьма успешно распространили ложь о палестинском народе.

Никогда и нигде не было ни палестинского народа , ни государства Палестина.
2000 лет назад римлянам с таким трудом удалось подавить восстание иудеев, что в гневе они решили удалить всякую память об этом народе. 
Землю Израиля назвали Палестиной, Иерусалим -Элией Капитолиной.
Весьма печально, что люди не заглядывают в учебники  истории, а верят  выдумкам политических махинаторов.
В 50-е годы 20-го века около миллиона евреев из арабских стран переселились в Израиль.
Около миллиона арабов, проживающих тогда в Израиле , можно было расселить в  многочисленных арабских странах вместо евреев.
Гораздо проще и дешевле , чем в течение 60-ти лет пытаться истребить Израиль.
Всегда один и тот жe вопрос: " А нам что делать?"
Всевышний - всем людям Судья .
Изучать Библию, историю и многое другое, чтобы не быть вовлечёнными в грязные 
политические затеи и не оказаться среди ВСЕХ НАРОДОВ из книги пророка Захарии

ФРАНСУА ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ. ФИЛЬМЫ О НЕМ

ФРАНСУА VI ДЕ ЛАРОШФУКО (1613 — 1680) Видео


Франсуа VI де Ларошфуко, герцог де Ларошфуко — знаменитый французский моралист, принадлежал к древнему французскому роду Ларошфуко. До смерти отца (1650) носил титул принц де Марсийак
.
   Франсуа Ларошфуко родился 15 сентября 1613 года в Париже. Воспитывался он при дворе, с юности участвовал в разных интригах, враждовал с герцогом де Ришелье. После его смерти Ларошфуко стал играть видную роль при дворе. Он принимал активное участие в движении Фронды и был тяжело ранен; занимал блестящее положение в обществе и переживал разочарования.

     "Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и  толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаше всего являются  плодом  игры прихотей и страстей. Так, война между Августом и Антонием, которую объясняют их честолюбивым желанием властвовать  над  миром,  была, возможно,  вызвана просто-напросто ревностью." 

   В течение долгих лет в жизни Ларошфуко большую роль играла герцогиня де Лонгвиль, из-за любви к ней он не раз отказывался от честолюбивых побуждений. Разочарованный в своей привязанности, Ларошфуко стал мрачным мизантропом; единственным утешением для него была дружба с мадам де Лафайет, которой он оставался верным до самой смерти. Последние годы Ларошфуко омрачены были разными смертью сына, болезнями.

 
   Время, когда жил Франсуа де Ларошфуко, обычно называют "великим веком" французской литературы. Его современниками были Корнель, Расин, Мольер, Лафонтен, Паскаль, Буало. Но жизнь автора "Максим" мало походила на жизнь создателей "Тартюфа", "Федры" или "Поэтического искусства". Да и профессиональным писателем он именовал себя только в шутку, с некоторой долей иронии. 
   В то время как его собратья по перу были вынуждены искать себе знатных покровителей, чтобы существовать, герцог де Ларошфуко часто тяготился особым вниманием, которое оказывал ему король-солнце. Получая большой доход с обширных поместий, он мог не беспокоиться о вознаграждении за свои литературные труды. А когда писатели и критики, его современники, были поглощены жаркими спорами и резкими столкновениями, отстаивая свое понимание драматургических законов, - совсем не о литературных схватках и баталиях вспоминал на покое и размышлял  Ларошфуко.


  Род Ларошфуко считался во Франции одним из наиболее древних - он вел свое начало с XI века. Французские короли не раз официально называли сеньоров де Ларошфуко "своими дорогими кузенами" и поручали им почетные должности при дворе. При Франциске I, в XVI веке, Ларошфуко получают графский титул, а при Людовике XIII - титул герцога и пэра. Эти высшие титулы делали французского феодала постоянным членом Королевского совета и Парламента и полновластным хозяином в своих владениях, с правом судопроизводства. Франсуа VI герцог де Ларошфуко, до смерти отца (1650) по традиции носивший имя принца де Марсийака.

 

   Детство Франсуа  прошло в провинции Ангумуа, в замке Вертей, основной резиденции фамилии. Воспитание и обучение принца де Марсийака, равно как и одиннадцати его младших братьев и сестер, было достаточно небрежным. Как и полагалось провинциальным дворянам, он занимался преимущественно охотой и военными упражнениями. Но впоследствии, благодаря занятиям философией и историей, чтению классиков, Ларошфуко, по отзывам современников, становится одним из самых ученых людей в Париже.
 "Философия торжествует над горестями прошлого  и  будущего,  но  горести настоящего торжествуют над философией."
   В 1630 принц де Марсийак появился при дворе, а вскоре принял участие в Тридцатилетней войне. Неосторожные слова о неудачной кампании 1635 привели к тому, что, как и некоторые другие дворяне, он был выслан в свои поместья. Там уже несколько лет жил его отец, Франсуа V, попавший в опалу за участие в мятеже герцога Гастона Орлеанского, "постоянного вождя всех заговоров".



   Юный принц де Марсийак с грустью вспоминал о своем пребывании при дворе, где он принял сторону королевы Анны Австрийской, которую первый министр кардинал Ришелье подозревал в связях с испанским двором, т. е. в государственной измене. Позднее Ларошфуко скажет о своей "естественной ненависти" к Ришелье и о неприятии "ужасного образа его правления": это будет итогом жизненного опыта и сформировавшихся политических взглядов. Пока же он полон рыцарской верности королеве и ее гонимым друзьям. В 1637 он возвращается в Париж. Вскоре он помогает мадам де Шеврез, подруге королевы, знаменитой политической авантюристке, бежать в Испанию, за что был заключен в Бастилию. Тут он имел возможность общаться с другими заключенными, среди которых было много знатных дворян, и получил первое политическое воспитание, усвоив мысль, что "несправедливое правление" кардинала Ришелье имело целью лишить аристократию от века данных привилегий и былой политической роли.


   4 декабря 1642 умер кардинал Ришелье, а в мае 1643 - король Людовик XIII. Регентшей при малолетнем Людовике XIV назначается Анна Австрийская, а во главе Королевского совета неожиданно для всех оказывается кардинал Мазарини, продолжатель дела Ришелье. Воспользовавшись политической неурядицей, феодальная знать требует восстановления отнятых у нее былых прав и привилегий. Марсийак вступает в так называемый заговор Высокомерных (сентябрь 1643), а по раскрытии заговора вновь отправляется в армию. Он сражается под началом первого принца крови, Луи де Бурброна, герцога Энгиенского (с 1646 - принца Конде, прозванного впоследствии Великим за победы в Тридцатилетней войне). В эти же годы Марсийак знакомится с сестрой Конде, герцогиней де Лонгвиль, которая стала одной из вдохновительниц Фронды и долгие годы была близким другом Ларошфуко.

  Марсийак был серьезно ранен в одном из сражений и вынужден вернуться в Париж. Пока он воевал, отец купил ему должность губернатора провинции Пуату. Губернатор  был наместником короля в своей провинции: в его руках было сосредоточено все военное и административное управление. Еще до отъезда новоиспеченного губернатора в Пуату кардинал Мазарини пытался привлечь его на свою сторону обещанием так называемых луврских почестей: права табурета его жене (т. е. права сидеть в присутствии королевы) и права въезда во двор Лувра в карете.


   Провинция Пуату, как и многие другие провинции, бунтовала: налоги ложились на население невыносимым бременем. Бунт назревал и в Париже. Начиналась Фронда. Интересы парижского парламента, который возглавил Фронду на первом ее этапе, во многом совпадали с интересами знати, примкнувшей к восставшему Парижу. Парламент хотел вернуть себе былую свободу при исполнении своих полномочий, аристократия, пользуясь малолетством короля и всеобщим недовольством, стремилась захватить верховные должности государственного аппарата, чтобы безраздельно распоряжаться страной. Единодушным было желание лишить Мазарини власти и выслать его из Франции как чужеземца. Во главе восставших дворян, которых стали называть фрондерами, оказались самые именитые люди королевства.
"То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины - доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть."

   Марсийак присоединился к фрондерам, самовольно оставил Пуату и возвратился в Париж. Свои личные претензии и причины участия в войне против короля он объяснил в "Апологии принца Марсийака", которая была Произнесена в парижском парламенте (1648). Ларошфуко говорил в ней о праве на привилегии, о феодальной чести и совести, о заслугах перед государством и королевой. Он обвинял Мазарини в тяжелом положении Франции и добавлял, что его личные несчастья тесно связаны с бедами отчизны, а восстановление попранной справедливости будет благом для всего государства.

"Природа, в заботе о нашем счастии, не только  разумно  устроила  opганы нашего тела, но еще  подарила  нам  гордость,  -  видимо,  для  того,  чтобы избавить нас от печального сознания нашего несовершенства."

   В "Апологии" Ларошфуко еще раз проявилась специфическая особенность политической философии восставшей знати: убеждение в том, что ее благополучие и привилегии составляют благополучие всей Франции. Ларошфуко утверждает, что не мог назвать МазЛарошфуко.jpgарини своим врагом прежде, чем тот не был провозглашен врагом Франции.

    Последние двадцать лет жизни Франсуа Ларошфуко отдал литературной деятельности. Первое издание его наиболее известного произведения - «Максим» вышло в 1664 в Голландии без ведома автора на основе рукописных копий, ходивших в среде его поклонников... В следующем году возмущённый автор издал другой вариант: Максимы / Réflexions ou Sentences et Maximes morales.  В результате переизданий - при жизни Франсуа де Ларошфуко  их вышло пять, а число максим увеличилось с 188 до 504.  «Размышления на разные темы» были впервые опубликованы в 1731, после смерти их автора. 

В ХХ веке кибернетики построили формальную систему, описывающую поведение тщеславного человека. Для этого они воспользовались максимами Франсуа де Ларошфуко, считая их истинными утверждениями

Источник: http://vikent.ru/author/748/

Замок Ларошфуко

   Замок Ларошфуко величаво возвышается над городком, имеющим то же название. Он сохранил яркие свидетельства своей тысячелетней истории. Сначала замок служил резиденцией для одной из самых славных семей французского королевства. Это были времена его процветания. Но семья Ларошфуко решила перебраться поближе к столичному Версалю и королевскому двору. Замок оказался заброшенным. Его прекрасные постройки совсем опустели. История замка могла бы совсем оборваться, если бы не мать нынешнего владельца Франсуа де Ларошфуко. После выхода на пенсию она переехала в замок и занялась его реставрацией.


 
 
  


Источник: http://www.liveinternet.r...

БЕЗУМЦЫ НА ТРОНЕ



 БЕЗУМЦЫ НА ТРОНЕ... КАЛИГУЛА, ГЕОРГ III И ЛЮДВИГ II.

 Думаю, трон и безумие - норма, а не исключение.

 

"Гай Цезарь, которого природа создала словно затем, чтобы показать, на что способны безграничная порочность в сочетании с безграничной властью..." Луций Сенека

Eustache Le Sueur (1616-55)
Caligula depositing the Ashes of his Mother and Brother in the Tomb of his Ancestors c.1647 Приобретена Фредерик, принц Уэльса 1749

Га́й Ю́лий Це́зарь А́вгуст Герма́ник (лат. Gaius Iulius Caesar Augustus Germanicus), также известен под своим агноменом (прозвищем) Кали́гула (лат. Caligula) (31 августа 12 года, Анций — 24 января 41 года, Рим) — римский император, третий из династии Юлиев-Клавдиев (c 18 марта 37).
Также принцепс Сената, Великий понтифик (лат. Pontifex Maximus), трибун (лат. Tribuniciae potestatis), Отец отечества (лат. Pater patriae) (с 38 года), четырежды консул (37, 39—41).
Полный титул к моменту смерти: Гай Цезарь Август Германик, Великий понтифик, четырежды консул, император, наделён властью трибуна четыре раза, Отец отечества (лат. Gaius Caesar Germanicus Augustus, Pontifex Maximus, Consul IV, Imperator, Tribuniciae potestatis IV, Pater Patriae).

Aegidius Sadeler (1570–1629)

Museo_Nazionale_Naples_Caligula (236x439, 23Kb)
Император Гай Юлий Цезарь Август Германик, по прозвищу Калигула, в начале правления был обожаем плебсом: устраивал зрелища, два раза в год дарил деньги, был прост в обращении, восстанавливал храмы. Но после какой-то болезни его будто подменили.
По свидетельству древнеримского историка Светония, этот красивый, умный и способный к наукам молодой человек стал свирепым и порочным чудовищем.

Многих, в том числе и своих родственников, он казнил из-за ничтожных подозрений, при этом сам с болезненным любопытством присутствовал при пытках и казнях.

Не пропускал император ни одной именитой женщины, находился в преступной связи даже с собственными сестрами, был не прочь развлечься и с мальчиками. А когда это надоедало, наряжался в женское платье, обвешивался украшениями и бродил по притонам, с удовольствием отплясывая на сцене.
79163887.jpg
Своего коня Инцитата он сделал гражданином Рима, затем возвел в сенаторы и даже занес в списки кандидатов на пост консула. Для своего любимца Калигула построил мраморную конюшню с яслями из слоновой кости и золотыми поилками.
A Marble Portrait Bust of Germanicus, Roman Imperial, Julio-Claudian, probably reign of Caligula or slightly later, circa A.D.37-45, | lot | Sotheby's
Как все это могла терпеть римская элита, спросите вы? Такой же вопрос, видимо, задали себе некоторые сенаторы и закололи Калигулу кинжалами, как за сто лет до этого другие заговорщики закололи его тезку, выдающегося полководца Гая Юлия Цезаря.

РАСТОЧИТЕЛЬНЫЙ БЕЗУМЕЦ



war_herb_27a_large.jpg
Георг III ( George William Frederick, George III) (1738-1820), полное имя Георг Вильгельм Фридрих, король Великобритании и Ирландии, курфюрст Ганноверский.
Внук Георга II, старший сын Фредерика Льюиса, принца Уэльского, умершего при жизни отца в 1751 году. После этого 12-летний принц Георг сам стал принцем Уэльским, а после смерти деда в 1760 году вступил на престол.
Георг II Томас Hudson
George, Prince of Wales, Jean-Étienne Liotard
Он был первым монархом Ганноверской династии, родившимся в Великобритании; в отличие от отца, деда и прадеда, английский язык для него был родным. В Германии он никогда не бывал.
Gainsborough Dupont (1754-1797)George III (1738-1820) Before 23 Apr 1795
В историю Георг вошёл также, как жертва тяжёлого психического заболевания, в результате которого над ним с 1811г. было установлено регентство.

Правление английского короля Георга III было вполне успешным в течение почти четверти века. Взойдя на трон в 1760 году в возрасте 22 лет, он пробыл на нем рекордные для мужчин 59 лет, уступив по королевскому стажу лишь дамам — королеве Виктории, правившей после него в течение 64 лет и нынешней королеве Великобритании Елизавете II. В период его правления Англия стала ведущей промышленной державой.
Дэвид Morier (1705 г.? -70)Георг III (1738-1820) c.1765

Сам король активно участвовал в политической жизни страны: добился окончания Семилетней войны, позже успешно противостоял французской революции, настоял на заключении мира с восставшими колониями в Северной Америке и признал Соединенные Штаты.

Бенджамин Уэст (1738-1820) Эдуард III, пересекающих Сомма

Но, увы, унаследованная от родителей порфирия помешала ему проявить свои таланты в полной мере, хотя до 27 лет аномалий в поведении короля не замечалось. Прогрессирующий недуг стал причиной невыносимых желудочных и головных болей, он также страдал от галлюцинаций и был скован в движениях. Болезнь, во время приступов которой Георг III становился совершенно невменяемым, впервые дала о себе знать в 1765 году, но королевские медики сумели с ней справиться.
Joseph Lee (1780-1859)George III (1738-1820)
Однако через 13 лет приступы возобновились, да с такой силой, что лекарям приходилось прибегать к смирительной рубашке. Год лечения смягчил его страдания, и король смог вернуться к делам. Очередной приступ потряс его в 1804 году. Адмирал Нельсон в это время громил французов на всех морях, а король, находясь в беспамятстве, не мог даже пожать руку адмирала. Едва его разум просветлел, как до него дошла молва о якобы его скупости.
Johan Joseph Zoffany (Frankfurt 1733-London 1810)George III (1738-1820), Queen Charlotte (1744-1818) and their Six Eldest Children 1770
И король начинает куролесить: в Виндзорском дворце он устраивает грандиозный праздник, обошедшийся казне в 50 тысяч фунтов. И это в то время, когда Англия собирает каждый пенни на войну с Наполеоном! Через два месяца вновь большой бал во дворце, для которого был заказан ростбиф из цельного 75-килограммового куска мяса. Король самолично отрезал каждому из гостей по куску!

После следующего приступа болезни Георг так и не оправился, более того — он ослеп и почти оглох. В 1811 году парламент, в виду его недееспособности назначает регентом (правителем) его сына, — будущего короля Георга IV.

George IV (1762 - 1830)

Смерть короля Георга III у некоторых историков вызывает вопросы. Эксгумация тела и исследования, проведенные в 2005 году, выявили наличие мышьяка. Во времена его правления мышьяк входил в состав многих лечебных и косметических средств, что могло привести к возникновению или обострению уже имевшегося заболевания. А может, короля просто отравили.

СКАЗОЧНЫЙ КОРОЛЬ

 


Ludwig II portrait by Gabriel Schachinger.jpg
Лю́двиг II О́тто Фри́дрих Вильге́льм Бава́рский (нем. Ludwig II. Otto Friedrich Wilhelm von Bayern; 25 августа 1845, дворец Нимфенбург, Мюнхен — 13 июня 1886, Штарнбергер-Зе близ Берга) — король Баварии (1864—1886) из династии Виттельсбахов. Старший сын Максимилиана II. Вошёл в историю как «сказочный король» благодаря эксцентричному поведению и построенным при нём замкам, самый знаменитый из которых Нойшванштайн.
Старший сын кронпринца Максимилиана и кронпринцессы Марии Фридерики, Людвиг II родился в Мюнхене 25 августа 1845 года в 00:30. При крещении он получил имя Отто Фридрих Вильгельм Людвиг, но по настоянию его деда, который родился также 25 августа, мальчика назвали Людвигом. Спустя три года, в 1848 году, родился брат Людвига Отто. Детство и юность братья провели преимущественно в замке Хоэншвангау в окружении воспитателей.
925ba290a800.png
После отречения деда Людвига I в 1848 году баварский трон занял отец Людвига Максимилиан, а Людвиг получил титул кронпринца.
Король Максимилиан умер 10 марта 1864 года, в тот же день королём Баварии был объявлен 18-летний Людвиг.
apik175mlnxm.jpg
11 марта в 10 часов утра в зале заседаний государственного совета Людвиг принёс клятву на конституции Баварии. Новый рослый (1,93 м) король впервые предстал общественности на траурной церемонии похорон своего отца 14 марта.
tgdae7385hca.jpg
Примерно в пяти километрах от небольшого городка Фюссен, что на юге Баварии, расположился старый замок, в котором прошло детство принца Людвига. Став в 18 лет баварским королем Людвигом II, он построил высоко в горах новый замок Нойшванштайн — Новый Лебединый Камень. Дворец замка, ставшего излюбленной резиденцией Людвига, был готов в 1884 году. Замок украшен изнутри также сценами из любимой оперы Людвига «Лоэнгрин» (Я сын Парсифаля, хранителя чаши Грааля и т. д.).
Замок Нойшванштайн
Следует заметить, что белые лебеди в германской мифологии занимают особое место — множество легенд рассказывают о том, что в этих красивых и гордых птиц, известных своей преданностью, превращаются души погибших благородных воинов. Действительно, новый замок, подобно белому лебедю, гордо парит над облаками.
el9sde6g0sul.jpg
Идею возведения замка Людвигу навеял образ славного рыцаря Лоэнгрина — одного из героев легенд о короле Артуре, рыцаре Чаши Грааля. Стены большого зала в старом родительском замке были расписаны сценами подвигов Лоэнгрина, поразившими воображение юного принца. Но детство проходит, в права вступает взрослая жизнь, предъявляя недавним детям свои требования.
Однако детство Людвига затянулось. «Я слишком рано стал королем. Я еще многого не знал», — признавался он через несколько лет после коронации, а австрийский посланник граф Бломэ отмечал, что «о политических делах, особенно касающихся современного положения дел, молодой король знает еще меньше, чем этого можно было ожидать, принимая во внимание его юный возраст».
rfoknst0c70z.jpg
Тем не менее Людвиг считал себя королем милостью Божьей, чья воля — закон для его народа. На самом деле конституционная монархия не давала королю абсолютной власти, при этом наделяла его многочисленными обязанностями. Людвиг не терпел эти обязанности и ограничения, ему хотелось только повелевать. Однако поражение в войне с Пруссией несколько отрезвило его: теперь он был еще больше ограничен в своих правах. Он уже не мог собрать армию и объявить кому бы то ни было войну, к чему, впрочем, совершенно не стремился.
g0vld2uubfjgncaqhqxt.jpg
Молодой король постепенно отошел от исполнения государственных обязанностей. Людвиг все глубже погружался в мир грез, где правили законы и традиции рыцарства, а он был единственным полноправным властелином. Но ему не хватало места, где он смог бы полностью реализовать свои фантазии. И с этого момента главной его заботой стало строительство Лебединого Камня. Сумасбродству молодого монарха немало способствовало знакомство с Рихардом Вагнером в 1864 году.
king-l10.jpg
Людвиг восхищался его наполненными мистицизмом и легендами операми и симфониями. Вероятно, самое сильное впечатление на него произвел вагнеровский «Лоэнгрин» — классическая опера, собиравшая аншлаги в лучших театрах мира. Король пригласил композитора в Мюнхен, оплатил его многочисленные долги и выделил из казны средства на создание состоящей из 4 частей музыкальной драмы «Кольцо Нибелунгов».
Памятник короля Maximilan И. Иосифа Баварии, в передней части Мюнхена Оперного театра, Германии
Несмотря на то, что вскоре Людвиг, по требованию правительства, собственной семьи и бюргеров, недолюбливающих Вагнера за революционные грешки молодости, был вынужден выслать его из Баварии, близкая дружба короля и композитора сохранилась. Премьеры многих вагнеровских опер неизменно проходили в Мюнхенском королевском театре.
r5ij2uv1301h.jpg
Сам Людвиг слушал оперы Вагнера в полном одиночестве, либо в узком кругу приближенных, предпочитая делать это в вырубленном в скале театре-гроте с небольшим искусственным озером (очередная королевская причуда). В то же время он финансировал (конечно, из казны) строительство Дворца фестивалей Вагнера в Байройте, затеял строительство еще двух замков, лишь один из которых — Линдерхоф был достроен. В этом замке король прятался от людей и проводил время в блаженном одиночестве.
Замок Линдерхоф
Он полностью погрузился в мир призраков. Даже обедая в совершенном одиночестве, он приказывал накрывать стол на несколько персон, чтобы во время своей королевской трапезы побеседовать с духами представителей династии Бурбонов или мадам Помпадур. Только здесь он был по-настоящему счастлив.
Грот Венеры
Зеркальный зал Линдерхоф
Разорившие бюджет страны затеи короля, вошедшего в баварскую историю как Сказочный, в сочетании с его откровенным уклонением от государственных дел окончательно вывели из терпения правительство. В 1886 году король был объявлен недееспособным, отстранен от власти и поселен во дворце на берегу озера Штарнберг под Мюнхеном. После одной из прогулок Людвиг и сопровождавший его доктор не вернулись во дворец, утром их тела нашли в озере. Что произошло с ними, осталось тайной, неразгаданной и поныне.
Памятный крест на месте гибели на Штарнбергском озере
А самый известный итог 20-летнего пребывания Людвига на троне — замок Нойшванштайн стал одним из символов Баварии. Сегодня он превратился в туристскую Мекку — ежегодно его посещает около полутора миллионов туристов со всего мира.
The Neuschwanstein castle.
Sängerhalle (singer's hall, music room), Neuschwanstein Castle, Upper Bavaria, Germany. Photograph by Joseph Albert 1886
Neuschwanstein Thronsaal

Константин РИШЕС, Анатолий БУРОВЦЕВ 


Источник: http://www.liveinternet.r...
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..