воскресенье, 26 июня 2022 г.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

 

                        "Портрет деда". Художник Соня Крас

Получил комментарий из США на адрес моей заметки о Трампе. И, наверно впервые, понял, почему подобная публика не способна на спокойную дискуссию, спор, без грязной ругани, лжи и оскорблений. Просто природа левых агрессивна, догматика, знание истины в конечной инстанции, не терпят возражений. Они далеко. Критики не в силах тебя пытать, ударить, устроить под гильотину или поставить к стенке, после суда троек. Они в силах только ударить, запытать, "казнить" автора хамством и руганью. Обычно таких читателей блокирую, потому как по опыты понял: еще один вид агрессии - донос. Стучат по начальству. Как только стал немедленно отправлять эту публику в бан, так и сам, по несколько месяцев, живу без репрессий.

Мы, евреи-репатрианты, жили когда-то изгоями, в стране воинствующего атеизма, в государстве "дружбы народов". Оказались, по нашей воле, в Еврейском Государстве, живущем с Б-гом, Торой, традициями своего народа. И удивительно, в Израиле есть партия, под руководством А. Либермана, активно зовущая репатриантов обратно: в страну "дружбы народов", без Б-га, традиций и Торы. Судя по всему, исход из рабства обречен на извечный повтор 40 лет по пустыне, с тоской по "котлам с мясом", стояния у горы Синай и языческими плясками вокруг золотого тельца. Сегодня слепленного из какого-то , сугубо "либерально-демократического" общества.

Почему вы больше не прочтёте мои статьи в «Исраэль ха-йом”?

 

Почему вы больше не прочтёте мои статьи в «Исраэль ха-йом”?

israel_ha_iom_caroline

Здание «Исраэль а-йом». На вставке — пост К. Глик, сообщающий об ее увольнении
.

פורום חדשות ישראלי
Кэролайн Глик

 

 

Обычно по средам, сидя напротив компьютера, я писала свои статьи для пятничного выпуска «Исраэль ха-йом». Если бы нынешняя неделя была такой же, как и прежде, я бы сейчас писала о колоссальной разнице между Израилем и США.

Ведь вот же, после года с небольшим правления леворадикальной пост-национальной, угрожающей самому существованию США администрации, согласно опросам, демократам предстоит пережить в ноябре электоральную катастрофу, с которой не сталкивалась ещё ни одна американская партия за 90 последних лет.

Напротив, у нас — после года пост-сионистского правительства, поставившего под угрозу нашу национальную самоидентификацию и наш суверенитет — ничего толком не изменилось. Правый лагерь, получивший 59 мандатов на последних выборах, если верить опросам, находится там же и теперь (семь мандатов, которые «Ямина» собрала на последних выборах, были получены от избирателей, уверенных, что они голосуют за партию внутри правого лагеря).

Отсюда я бы начала объяснять эту разницу.

Основное отличие, которое я бы отметила, это — информационный рынок. Там, в США, левые, конечно, обладают тотальным контролем над большинством СМИ, но при этом у правых есть немало и своих изданий — от «Вол стрит джорнал» и «Фокс ньюс» до новостных сайтов, вроде «Брейтбарт», и небольших телевизионных сетей, а ещё есть бесчисленные радиостанции. И все они в состоянии донести до общества ту информацию, которую замалчивают большие сети, «Нью-Йорк таймс» и все её клоны.

Однако сегодня я не пишу эту статью к пятничному выпуску, поскольку в прошлый четверг редактор газеты «Исраэль ха-йом» («Израиль сегодня») Омар Лахманович меня уволил.

כך סיקרו העיתונים והאתרים את מותו של המיליארדר שלדון אדלסון, הבעלים של "ישראל היום" | העין השביעית

Уже давно не секрет, что газета «Исраэль ха-йом» полностью изменилась. Покойный Шелдон Адельсон основал газету в 2007 году, чтобы исправить царивший тогда перекос в израильских СМИ, целиком мобилизованных в пользу левой части израильского идеологического и политического спектра. Однако с его смертью и эта газета перешла на левую сторону.

Год назад издание оказалось перед выбором — стать голосом правой оппозиции, рассказывая правду о первом в истории Израиля пост-сионистском правительстве или же присоединиться к левым, вместе с Нафтали, Гидеоном и всеми их «государственниками».

После растянувшегося на несколько месяцев периода неразберихи, в течение которых газета говорила на два голоса, жребий был брошен.

В феврале главный редактор издания Боаз Бисмут был уволен, а на его место назначен Омер Лахманович, носитель кипы с голубиными взглядами. И газета окончательно присоединилась к левому лагерю.

Это ясно проявилось во множестве деталей. Среди прочего «Исраэль ха-йом» стала регулярно сокращать, а то и вовсе умалчивать информацию из зала суда над Нетаниягу и о всё более разнузданной и опасной травле против сторонников партии «Ликуд». Кроме того, день за днём газета начала всеми силами поддерживать правительство и его пост-сионистскую политику.

В том, что у издания в Израиле есть политическая и идеологическая позиция, которую оно продвигает в своей повестке дня нет ничего удивительного или предосудительного. По сути дела, у нас тут никогда и не было прессы, не связанной с тем или иным политическим лагерем или одной из партий. Были времена, когда редакции это пытались скрывать. Но такого, чтобы израильская газета не занимал чью-либо сторону не случалось никогда.

В ситуации, когда газета ушла влево, а я так и осталась справа, моё пребывание в «Исраэль ха-йом» стало нежелательным. И вот, Лахманович меня уволил.

Понятно, что для меня это стало ударом. Но… «не хлебом единым…». Я продолжу писать на других платформах, и надеюсь, что в ближайшие месяцы наряду с работой над своей новой книгой о внешней политике Израиля, найду свой путь в журналистике.

Вы же пока сможете продолжать читать меня в Фейсбуке, в Твиттере и в «Ньюсвик», а также слушать мои еженедельные подкасты, которые я выкладываю на своём сайте. Может статься я добавлю там ещё и программу на иврите. И когда мне будет что показать вам из рукописи новой книги, я обязательно это тоже сделаю.

***

 

Конечно, я не стала бы делиться с вами проблемами своей занятости просто так. Моя жизнь вовсе не реалити-шоу. Но, на мой взгляд, важно рассказать вам историю моего увольнения поскольку оно стало наглядной иллюстрацией трёх по-настоящему сущностных проблем, вне всякой связи с результатами выборов, подрывающих израильский правый лагерь и лишающих его возможности продвигать нашу сионистскую повестку дня.

Крайне важно, чтобы мы обратили на них внимание прямо сейчас, когда нам снова предстоят выборы, результаты которых пока окутаны туманом неизвестности.

***

 

Первая проблема заключается в том, что то, произошедшее с «Исраэль ха-йом», вовсе не стало чем-то из ряда вон выходящим. Напротив, переход организаций из правого лагеря в левый весьма распространен в Израиле.

В 2005 году половина «Ликуда» ушла влево во главе со своим лидером Ариэлем Шароном. Исследовательский и образовательный институт «Мерказ Шалем», газета «Макор Ришон», Совет поселений под руководством Давида Эльхаяни, партия «Ямина», «Тиква хадаша», «Исраэль бетейну», а до неё «Исраэль баалия», половина партии «Цомет», наконец — все они однажды прошли этот путь задолго до «Исраэль ха-йом», очередь которой пришла с основанием «первого израильско-палестинского правительства» — если воспользоваться терминологией Ахмеда Тиби.

Специфическая проблема ухода влево «Исраэль ха-йом», конечно, особенно остра, поскольку подобно газете «Макор ришон» до неё, речь идёт о СМИ, изначально созданном для наделения голосом лагеря израильского большинства, лишённого других средств выражения в прессе, на телевидении и на радио, полностью контролируемых левыми. Когда «Макор ришон» сменил масть, мы утешали себя тем, что, вот же — «Исраэль ха-йом» всё-таки гораздо больше и сильнее и он пока ещё с нами.

Теперь, однако, да ещё и в преддверии судьбоносных выборов у правых больше никаких изданий нет.

***

 

Вторая проблема — это победа обмана над прямотой при переходе справа налево. И здесь мы опять сталкиваемся с явлением, повторяющимся вновь и вновь.

Одной из характерных черт сдвигающихся влево правых организаций или отдельных людей становится их отрицание самого факта перехода.

שרון - חמש שנים קדימה - צבי ציקי אבישר

Ариэль Шарон не просто отказался признаться в том, что он перешёл справа налево. Он вообще настаивал на том, что он сам как раз и остался на правых позициях, обвиняя тех ликудников, которые не оставили вслед за ним свой путь в предательстве, мракобесии конечно же в отсутствии государственного мышления.

С точки зрения Шарона он сам не обманул, не предал и не расколол «Ликуд». Всю эту вину он возложил на тех, кто предпочёл сохранить верность своим принципам — на Узи Ландау и центр партии «Ликуд»…

 

Точно также, если послушать Нафтали Беннета, Гидеона Саара, Айелет Шакед и их камрадов в СМИ, они вовсе не оставляли правый лагерь. Напротив, они и есть этот самый правый лагерь. А оставили его, по их словам, фанатики и сумасшедшие — сектанты «бибисты». Оказывается, это мы — предатели. Не они. Мы, те, кто остались на своих позициях — мы, оказывается, изменились, а не они, предавшие всё что, по их же собственным утверждениям они прежде представляли.

Главный редактор «Макор ришон» Хагай Сегаль не признается в том, что его газета больше не является правой. Наоборот, он атакует каждого, кто осмелится указать на простой факт — газета, ведущая многолетнюю кампанию по дискредитации лидера правого лагеря, поддерживающая и придающая легитимность самому радикальному из правительств Израиля, которое мы когда-либо знали — это левая, а не правая газета.

То же самое относится и к «Исраэль ха-йом». Руководство газеты не сделало заявлений о том, что теперь это газета, славящая Беннета. Причиной моего увольнения стали «соображения о повышении прибыльности» (хотя одновременно были наняты другие журналисты, например, Надав Хаэцни и Натаниэль Бендель). А потому, всякий, кто будет утверждать, что «Исраэль ха-йом» стала, мол, левой газетой, он — лжец и зомбированный бибист. Вот, ведь, издание же выступает против ядерного соглашения с Ираном…

И вот здесь мы доходим до самой сути дела, причины того отрицания, которое всегда сопровождает переход организаций и людей справа налево.

Важнейшая роль бывших правых институтов и отдельных людей, которую отводят им левые, состоит в том, чтобы лишать легитимности и даже демонизировать тех, кто остался правым.

***

 

Третья проблема — и она, пожалуй, и есть — самое серьёзное препятствие на пути к победе правых. Она в полной мере проявилась в моем увольнении. И она — тесно связана с описанной выше проблемой обмана.

Правый лагерь не способен удержать свои институты, поскольку не умеет ни создавать их, ни управлять ими. Чтобы проиллюстрировать это, я, как часто поступаю, ненадолго обращу ваше внимание на Америку.

Andrew Jackson Foundation CEO says removal of portrait from Oval Office 'disappointing' | WTVC

Примерно двести лет назад Эндрю Джексон был избран седьмым президентом Соединенных Штатов. Джексон стал первым президентом, не происходившим из клики отцов-основателей.

Он понял, что для того, чтобы изменить политико-идеологическое направление и пойти другим путем, ему нужна верная его пути рабочая команда. Поэтому Джексон стал первым, кто очистил конюшни. Он поувольнял прежних клерков и назначил на освободившиеся должности людей из своей партии. Однако от начала и до наших дней израильские правые так и не научились действовать, как Джексон.

Любое учреждение, которое правые создавали или же «управляли» им с момента создания государства, было укомплектовано левыми. Так что ещё даже до того, как организации полностью смещались влево, они на деле уже не являлись правыми организациями. В любом институте правых (и не в последнюю очередь в любом правительственном учреждении, возглавляемом правым министром или другим чиновником) вы всегда обнаружите то, что исключительно левые контролируют все рабочие уровни. Оттуда из центров реальной власти и контроля они саботируют замыслы основателей и цели тех, кто формально стоит во главе, подрывая всю работу умышленно или по неведению и не пониманию.

Я с этим столкнулась в 2015 году, когда стала редактором телепередачи «Всё подсудно» (недолговечной телевизионной версии «Латмы») на Первом телеканале. Руководители канала заставили меня набрать в это шоу левых редакторов, режиссеров, сценаристов и актеров. Можете говорить, что «Всё подсудно» была великолепной передачей или напротив утверждать, что она стала полным провалом — как говорится на вкус и цвет… Бесспорно лишь одно — «Всё подсудно» не было сатирической передачей правых. «Латмой» — она не стала.

Я снова столкнулась с этим в «Исраэль ха-йом» причём так, как никогда прежде в жизни. Боаз Бисмут действительно правый человек. И он привел в газету несколько правых авторов. Но все редакторы, унаследованные им от Амоса Регева, были левыми, как и большая часть остальных авторов. Боаз почти никого не уволил.

И вот, что я вам скажу — так правую газету не строят.

До того, как я попала в «Исраэль ха-йом», мне посчастливилось работать с редакторами, которые уважали меня и мою работу. Был лишь один случай, когда редактор пытался заткнуть меня и выхолостить мои статьи. Стоит заметить, что эта было воплощение той самой проблемы обмана и отрицания бывших правых, как, впрочем, и проблема с подбором кадров.

Всё случилось во время депортации евреев из сектора Газы, устроенной Шароном. Тогда, вместе с половиной «Ликуда» вслед за Шароном пошли налево и многие американские неоконсерваторы, поддержавшие его план депортации евреев из сектора Газы и Северной Самарии. Подобно Шарону и последовавшим за ним ликудникам, неоконсерваторы твердили, мол, в их взглядах ничего не изменилось, наоборот — противники депортации евреев — просто сборище ничего не смыслящих фанатиков.

Редактором газеты «Джерузалем пост» в те дни был Бретт Стивенс, неоконсервативный автор, которого американские владельцы издания прислали в Израиль из «Вол стрит джорнал».

Подобно своим друзьям в Нью-Йорке и Вашингтоне, Стивенс поддерживал депортацию и Шарона.

Поэтому, я, сохранившая приверженность своим взглядам, стала для него проблемой — я портила ему всё…

Стивен начал изводить меня, пытаясь заставить уйти из газеты. Но у него ничего не вышло. Несколько месяцев спустя он принял предложение в «Джорнале», уйдя на повышение, и навсегда исчез из моей жизни.

Сменивший масть Стивенс был самым враждебно настроенным редактором, с которым я когда-либо работала, до тех пор, пока не встретила Омера Лахмановича.

עמר לחמנוביץ – המכלול
Омер Лахманович

Когда в сентябре 2019 года, я начала работать в «Исраэль ха-йом», Омер был редактором актуального приложения «Исраэль ха-шавуа» («Израиль за неделю»), в котором я публиковалась вплоть до прошлого четверга.

Признаться, я была удивлена, обнаружив, что он взял на себя роль не языкового редактора, очищающего статьи от орфографических и грамматических ошибок, а редактора мнений, заменяющего мнения авторов своими (которые, к слову, не соответствовали позиции владельцев издания).

Голан Бар-Йосеф в газете «Маарив», Амнон Лорд, Эмануэль Шило и Амнон Шомрон в издании «Макор ришон»- ни один из них не касался содержания моих статей и не отклонял выбранных мною тем. За исключением Стивенса во время депортации евреев из сектора Газы, ни один редактор в «Джерузалем пост» — даже те из них, что были левыми — не пытались ограничить мою журналистскую свободу. Омер же был совсем другой историей.

О правовой системе Израиля я начала писать, как публицист в «Макор Ришон» ещё 22 года назад. На мой взгляд, я стала первой, кто предупреждала об опасности для израильской демократии и сионизма, заключённой в отсутствии сдерживающих факторов у судей и прокуроров. Я написал десятки статей на эти темы в «Джерузалем пост», в «Маарив» и в разной прессе за рубежом.

В «Исраэль ха-йом» я пришла в самый разгар юридической драмы с Мандельблитом и его «швейной мастерской», но Омер запретил мне писать о правовой системе. Затыкание мне рта во всём, что касалось юридических тем дошло до абсурда.

Однажды, когда у меня была эксклюзивная информация об американских адвокатах, прибывших чтобы дать показания перед Мандельблитом на слушаниях по делу Нетаниягу, Омер запретил мне публиковать её. Когда Боаз услышал от меня о том, что случилось, он взорвался, но тем не менее не выгнал Омера взашей. Публикация статьи задержалась на целую неделю.

Омер также запретил мне писать о политике. Для него я стала репортёром по иностранным делам. В последние несколько месяцев, с тех пор как он сменил Боаза, я была вынуждена писать аллегорические статьи. Я не могла больше писать о демонизации, которую левые рука об руку с правыми ренегатами развязали в Израиле против правых, сохранивших верность своим принципам. Поэтому я писала о ситуации в США, надеясь, что понимающие, да поймут.

Помимо ограничения моей журналистской свободы, Омер ещё и коверкал мои статьи. Вместе со своим заместителем Омри Левана, гордящимся тем, что является избирателем партии “МЕРЕЦ” вместо того, чтобы очищать мои статьи от орфографических и грамматических ошибок, они, выхолащивая мои правые формулировки, стремясь помешать эффективному продвижению моих правых взглядов, допускали при этом ошибки и ляпсусы.

Поначалу я не могла во всё это поверить, полагая, что, наверное, мне все это просто кажется. Но дошло до того, что я уже боялся открывать пятничное приложение и смотреть на свои статьи. После года этой пытки я сказал Боазу, что не готова больше так продолжать и намерена уволиться. Боаз нашел решение. Он запретил Омеру прикасаться к моим статьям и передал ответственность за редактирование моему другу Амнону Лорду.

Короче говоря, Омер не только затыкал мне рот, он, фактически вредил самой газете. При этом в результате именно он и унаследовал пост главного редактора. А меня уволили.

***

 

Мои дорогие читатели, не в моём духе писать о себе. Но здесь важна не моя личная история.

Я сочла необходимым поделиться всем этим именно сейчас, потому что перед нами стоит труднейшая задача победить на выборах, в ситуации, когда все газеты в стране поддерживают левых и работают на их продвижение на выборах и в целом.

Если удастся национальному лагерю сформировать следующее правительство, а даже и, если нет, мы обязаны извлечь урок из прежних неудач – и прежде всего из потери наших институтов и структур, в том числе газеты «Исраэль ха-йом».
Если мы действительно хотим реализовать сионистское видение и обеспечить своё будущее здесь, на нашей родине, нам придётся научиться управлять, создавать институты, но главное — укомплектовывать их своими единомышленниками.
С Божьей помощью начнём и преуспеем!

 

Источник на иврите — Авторский блог

Перевод — Александра Непомнящего — Еврейский мир

Июнь 2022

Верховный суд против Roe v. Wade

 

Верховный суд против Roe v. Wade

roe v wade

Верховный суд большинством голосов отменил прежнее постановление по делу Roe v. Wade, в котором говорилось, что женщины имеют конституционное право на аборт. Теперь решения по этому деликатному вопросу будет передано в ведение законодательных органов штатов.

Это решение, безусловно, не является подрывом демократии. Речь идет всего лишь о победе Конституции и возвращении власти народу, то есть, штатам и законодательным собраниям штатов, представляющим жителей штатов.

Само по себе постановление о законности абортов, принятое много лет назад, было довольно безобидным и было бы таковым, если бы легализации абортов не породила широкую общественную дискуссию о том, до какой степени и до какого срока аборты могут быть легальны, и кто имеет право принимать такие решения. Левые считают, что женщина имеет право на бесплатный аборт на любом сроке беременности, без каких-либо медицинских показаний.

В романе Теодора Драйзера «Американская трагедия» Клайд Гриффитс убивает Роберту Олден, потому что он подлец. Как честный человек и как мужчина он обязан жениться на Роберте, но не хочет, так как у него появилась перспектива женитьбы на богатой наследнице, а аборт Роберта сделать не может, поскольку закон запрещает, да и срок относительно поздний.

Это сейчас, через сто лет после описанных в романе событий, все гораздо проще. И аборт можно сделать, и родить без мужа не стыдно, еще и государство поможет. Даже отдать ребенка на усыновление можно – за такими детьми очередь стоит.

И вот теперь вопрос, является ли трагическая история Роберты Олден достаточным основанием для того, чтобы требовать снятия всех и всяческих ограничений с абортов по желанию женщины на любом сроке беременности? Такой же вопрос, как бросилась бы Анна Каренина под поезд, если бы в России в конце 19 века были разрешены разводы?

История знаменитого постановления Roe v. Wade, началась в 1969 году с того, что Норма МакКорви забеременела в третий раз и захотела сделать аборт, но она жила в Техасе, где аборты были разрешены только по медицинским показаниям, если сохранение беременности угрожало жизни женщины. Ее адвокаты Сара Веддингтон и Линда Коффи подали иск, в котором истица фигурировала под псевдонимом Jane Roe, против окружного прокурора Генри Вейда (Henry Wade). Суд в составе трех человек принял решение в пользу истицы и написал, что запрет на аборты в Техасе является неконституционным. 22 января 1973 года Верховный суд принял решение о праве женщин на частную жизнь, в том числе и право на аборт по желанию.

Тогдашнее постановление было вполне себе мягким, и давало право на нерегулируемый государством аборт в течение первого триместра при условии, что операция выполняется лицензированным врачом. Но в том же постановлении говорится, что право на аборт не является абсолютным, и регулируется интересами государства по защите жизни женщины и жизни нерожденного ребенка.

У сторонников и противников абортов есть свои аргументы, но противостояние обострилось именно потому, что сторонники абортов возводят его в абсолют, вплоть до инфантицида – по желанию женщины, здесь и сейчас, на любом сроке беременности.

Постановление Верховного суда не отменяет аборты как таковые, но возвращает принятие решения штатам.

Проблема в том, что демократы людей не очень уважают и не очень им доверяют. Вот если в школу не пускать месяцами или заставлять носить бесполезную маску совершенно здорового ребенка, или тайком от родителей давать ему препараты, затормаживающие пубертатное развитие, это можно, это конституционно, а если родители начинают возмущаться, то можно их вывести из школы с полицией и в наручниках, и письмо в Минпрос накатать, что прогрессивные учителя имеют дело с родителями-террористами.

Демократические города и штаты превратились в убежища для преступников и наркоманов, и ежедневные убийства в этих городах, в том числе и детей, демократов не волнуют.

А в 10 поправке к Конституции написано буквально следующее: «Права, не делегированные Конституцией Соединенным Штатам, и не запрещенные ею для штатов, сохраняются за штатами или за народом».

Республиканцы празднуют победу, в том числе и те, которые называют себя «истинными республиканцами, противниками Трампа».

Джон Нольте, обозреватель «Брейтбарта», отмечает, что республиканцам-невертрамперам следовало бы скромно помалкивать в углу, потому что выборы имеют значение. Если бы их стараниями в 2016 году победила Хиллари Клинтон, то состав Верховного суда был бы иным, и не было бы в нем ни Нейла Горсуча, ни Бертта Кавано, ни Эйми Кони Барретт.

Если бы Трамп не поднял движение MAGA, в Республиканской партии продолжал бы править бал старый истеблишмент, кланы Бушей и Чейни, и он бы дал Хиллари Клинтон победить.

На праймериз 2016 года у Дональда Трампа были очень достойные соперники, но ни у одного из них не хватило бы мужества и стойкости, чтобы выдержать нападки всего левого лагеря при назначении Бретта Кавано, не говоря уже про Эйми Кони Барретт, так как ее кандидатуру он провел в предвыборный период.

Скорее всего, представители республиканского истеблишмента так и слушали бы политических советников с их рекомендациями заискивать перед меньшинствами, перед корпоративной прессой, фейковыми опросами. В Республиканской партии господствовал бы «Линкольновский проект», превращая ее в придаток Демократической партии.

Судьи Верховного суда выдержали давление, оказанное на них корпоративной прессой и штурмовыми отрядами Демпартии. После голосования штурмовые отряды Антифа и Pro-Choice с улиц не ушли. Штурмовики попытались взять штурмом здания капитолия в столице штата Аризона Фениксе.

Сенатор Келли Таунсенд, находившаяся в здании, написала, что «они оказались заложниками внутри здания сената», и в какой-то момент они «ощутили запах слезоточивого газа, а дети одного из законодателей заплакали от страха».

Энди Нго написал, что сторонники абортов окружили законодательное собрание и начали бить окна. На разгон «мирных демонстрантов» была вызвана полиция. Демократы в этом справедливом выражении народного гнева никакого незаконного переворота не видят.

Мир, естественно, возмущен. Вся Европа единодушно осудила решение Верховного суда, как на заседании Политбюро ЦК КПССЮ, и примкнувший к ним госсекретарь Энтони Блинкен со скорбью в голосе сказал: «Сегодняшнее решение, отменяющее Roe v. Wade, поднял вполне понятные вопросы и опасения по всему миру и среди сотрудников нашего министерства».

Линда Томас-Гринфильд, посол США в ООН, осудила Верховный суд: «Верховный суд забрал общепринятое, фундаментальное, конституционное право на аборт у миллионов американцев. Что делает это решение особенно печальным, это лишение американцев их конституционного права. Roe v. Wade не только защищал право на частную жизнь, но и подтверждал базовые принципы гендерного равенства».

Волна общественного психоза в Америке превышает все мыслимые рамки. На платформе Reddit, популярной среди молодежи левого толка, появилось множество постов, в которых женщины в панике пишут, что перевяжут трубы или вообще стерилизуются, так как опасаются, что им откажут в аборте по медицинским показаниям. Все ссылаются на историю некой женщины из Техаса, у которой была внематочная беременность, но техасские врачи предложили ей делать аборт в другом штате, так как они его сделать не имеют права. История весьма мутная и явно недосказанная, так как внематочная беременность требует срочного проведения аборта даже в таком консервативном штате как Техас.

Еще одна посетительница переживала, что ей не дадут сделать аборт на 33 неделе беременности в случае гибели плода.

Все эти посты лишний раз показывают, насколько подвержены массовому психозу люди с определенным мировоззрением, и как политики и корпоративная пресса умело этот психоз разжигают и поддерживают. Крупные корпорации предлагают своим сотрудницам компенсации в размере 4000 долларов на билет в штат, где аборты разрешены. Выплаты по родам женщинам не предлагаются.

Интересно, что в понимании левых права женщин странным образом ограничиваются только правом на аборты, и никто не говорит о том, что правом на бесплатные роды должны обладать все женщины, а не только бедные, безработные матери-одиночки.

В среднем роды без осложнений в Америке стоят от 20 до 35 тысяч долларов. И это, не считая ведения беременности. Там ведь тоже не все гладко протекает. Обладательницы хороших корпоративных страховок (госслужащие или работники крупных фирм) платят небольшие суммы. Малоимущим роды обходятся бесплатно. Зато мелкие и средние предприниматели или работники/работницы мелких предприятий, где страховки самые дорогие и невыгодные (до 5 тысяч долларов личного участия), оказываются в самом невыгодном положении.

Отдельная история – декретный отпуск и грудное вскармливание. В Америке это не право матери и ребенка, а привилегия. По закону об отпуске по семейным и медицинским проблемам, неоплачиваемый отпуск по уходу за новорожденным составляет 12 недель (3 месяца), если женщина проработала на данном предприятии не менее года или выработала в течение года 1250 часов, работает в компании, где занято 50 и более сотрудников в радиусе 75 миль. Отгулы, взятые во время беременности, засчитываются в эти 12 недель. Таков сухой закон.

К сожалению, многие женщины не могут позволить себе и трех месяцев неоплачиваемого отпуска. Некоторые штаты и некоторые частные компании предлагают частично оплачиваемый отпуск. По данным Бюро статистики, только 17% работающих американцев могут получить частично оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам с сохранением рабочего места. Оплачиваемый отпуск по уходу за новорожденным, приравнённый к пособию по безработице и выплачиваемый из тех же фондов, предоставляется в Калифорнии, Массачусетсе, Нью-Джерси, Род Айленде, Вашингтоне, Орегоне, Колорадо и Коннектикуте, а также в округе Колумбия.

По закону, вступившему в силу в октябре 2020 году (то есть, при президенте Трампе), госслужащим предоставляется оплачиваемый 12-недельный декретный отпуск.

Крупная компания обязана предоставить женщине трехмесячный неоплачиваемый отпуск с сохранением рабочего места, но если работодатель сумеет доказать в суде, что ее отсутствие нанесет фирме существенный материальный ущерб, то сохранение рабочего места женщине не гарантировано.

Фактически, все это законодательство если не прямо, то косвенно точно, направлено против работающих женщин. Получается, что замужние женщины с хорошим образованием, с амбициями и стремлением к карьерному росту вынуждены принимать решение о прерывании беременности. Семьи мелких предпринимателей оказываются перед той же дилеммой. Но почему-то ни правые, ни левые, ни пламенные феминистки не устраивают никаких демонстраций по этому поводу.

Очень трудно понять, почему права женщин на равенство ограничиваются исключительно правом на аборты, а не правом на нормальный декретный отпуск и грудное вскармливание ребенка. Американки завидуют канадкам, которые рожают бесплатно, получают оплачиваемый годичный отпуск по уходу с сохранением рабочего места, плюс полгода неоплачиваемого отпуска с сохранением рабочего места.

Совершенно очевидно, что сторонникам инфантицида не нужно право женщин на оплачиваемые декретный отпуск, им не нужна ответственность взрослых людей, мужчин и женщин за свои поступки, но им нужно запугать и застращать своих оппонентов, въехать на вандализме, насилии и запугивании в промежуточные выборы и изменить их в свою пользу. Можно с большой долей уверенности сказать, что «законный гнев» «защитников прав женщин будет безнаказанно продолжаться и раздуваться до ноябрьских выборов.

В Киеве ранены россиянка Екатерина Волкова и ее дочь, муж Волковой погиб

 

В Киеве ранены россиянка Екатерина Волкова и ее дочь, муж Волковой погиб

время публикации:  | последнее обновление: 
блогверсия для печатифото

Советник главы МВД Украины Антон Геращенко сообщил, что гражданка России Екатерина Волкова, раненная во время ракетного обстрела Киева, проживала в Украине на законных основаниях, будучи женой украинского гражданина.

Муж Волковой при обстреле погиб. Семилетняя дочь получила ранения и находится в больнице.

Напомним, утром 26 июня в жилой дом в Шевченковском районе Киева попала ракета, выпущенная российскими военными. По официальным данным, один человек погиб и еще пять человек пострадали.

Одна из раненых, 36-летняя Екатерина Волкова, в течение нескольких часов находилась под завалами, придавленная бетонной плитой.

В этот жилой дом ракета попадает уже второй раз. В первый раз это произошло 28 апреля, тогда тоже погибли люди.

Трудно ли быть женщиной?

 

Трудно ли быть женщиной?

Журналист Елена Пригова и адвокат Мария Рутенбург о документальном фильме Мэтта Уолша “Что такое женщина?” (2022)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

В этом выпуске: Фильм Мэтта Уолша (Matt Walsh, What Is a Woman: One Man’s Journey to Answer the Question of a Generation), которому не суждено быть на большом экране.

Автор отправляется в путешествие, чтобы найти ответы на, казалось бы, простой, но сложный вопрос: “Что такое женщина?” Документальный фильм состоит из интервью с медицинскими работниками и даже со знаменитым доктором Филом.

Как спасти наших детей в мире гендерного равенства? Как уберечь детей от новомодных веяний? О школьном образовании и воспитании в семье и других не только женских проблемах.

Иван Денисов | Джон Джей и основы американской разведки

 

Иван Денисов | Джон Джей и основы американской разведки

В этом выпуске продолжение разговора с историком и политологом Иваном Денисовым – вторая часть трилогии об отцах-основателях. Государственный деятель, первый председатель Верховного суда Джон Джей. Дипломатическая и политическая карьера Джея, его взгляды. Один из авторов “Записок Федералиста”, сборника из 85 статей в поддержку ратификации Конституции США.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

РОССИЯНЕ О ПУТИНЕ

 https://youtu.be/4hNMox8crKI

Арабы и мусульмане - в чем разница?

 Арабы и мусульмане - в чем разница? Факты 1 Изображение: архив В свете событий последнего периода, когда в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока вспыхнули антиправительственные выступления, люди заинтересовались мусульманским миром. При этом они часто проводят аналогии между мусульманами и арабами. На самом деле, различия между этими понятиями есть, и они довольно существенные. 1. Мусульмане и арабы – люди Востока. До некоторой степени так оно и есть. Правда, его границы в данном случ


Читать далее: https://isralove.org/load/3-1-0-3667?utm_source=copy

Не дают сбросить вес: 10 неочевидных ошибок, которые мы совершаем за ужином

 

Не дают сбросить вес: 10 неочевидных ошибок, которые мы совершаем за ужином

Приготовленный собственноручно ужин — лучшая гарантия того, что у вас на столе будет еда не только вкусная и свежая, но и полезная. Или нет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: pixabay.com

Диетологи наперебой твердят: готовьте еду сами, не доверяйте доставке и полуфабрикатам. А уж еда на вынос — это вообще зло злое, напичканное солью, скрытыми сахаром и жирами, которые не несут с собой ничего хорошего, кроме риска гипертонии. К тому же это сплошь коварные калории, которые по ночам ушивают вашу одежду. Но бывает и так, что мы сами себе роем яму — совершаем за ужином ошибки, которые никак не дают нам вписаться в новый чудесный купальник.

1. Слишком много соли

Перебрать с количеством соли очень просто: достаточно посолить салат, в котором есть консервированная рыба, добавить к ужину малосольный огурчик, добавить магазинный соус, съесть лишний кусочек сыра или колбаски. Хотя нет, если вы худеете, колбаску вы есть не станете.

В любом случае, соль — это серьезней, чем кажется. Как минимум, вы можете заполучить отек, который проявится в виде лишних сантиметров и кило. Как максимум — развивается привыкание к соли, избавиться от которого так же сложно, как от алкогольной или наркотической зависимости — это доказывает исследование, опубликованное в Оксфордском журнале. А эта зависимость, в свою очередь, заставляет есть вас больше жирной пищи. Распрощаться с лишними накоплениями в области пузика в таком случае будет очень сложно.

2. Томатная паста из магазина

Ну и что тут плохого? Да ничего, если в составе пасты — только помидоры и немного соли. А если там еще крахмал, сахар и прочие совершенно ненужные настоящей томатной пасте ингредиенты, то такой продукт просто добавит вашему блюду лишних калорий. А вкуса нет, не прибавит. Поэтому — читаем этикетку, это важно.

3. Не тот способ приготовления

Да, мы про жарку — жареная пища в любом случае вредна, хоть из магазина, хоть из ресторана, хоть собственного приготовления. Как лишний раз доказали ученые, она сочетает в себе большое и малое зло одновременно: малое — это бедность на важные питательные вещества и щедрость на калории и лишний жир, большое — то, что жареная пища увеличивает риск развития рака.

4. Неправильная тарелка

Размер имеет значение. Да, мы о тарелке. Визуальное восприятие может сыграть с вами злую шутку: если тарелка слишком большая, мозг может решить, что на ней слишком мало еды. И решит, что надо положить добавки. С маленькой тарелкой такого не случится. Если есть медленно, не спеша, вы наедитесь меньшим количество пищи — и мозг бунтовать не будет. Понимаете, почему в ресторанах почти всегда тарелки просто гигантские? Чтобы захотелось заказать что-нибудь еще.

Кстати, цвет тарелки тоже имеет значение. Красная и оранжевая посуда возбуждающе действуют на аппетит, а вот фиолетовый отбивает его напрочь.

5. Не та заправка для салата

Жирная сметана или майонез — это всегда хуже, чем йогурт с лимонным соком или оливковое масло с бальзамическим уксусом. Можно изобрести множество вариантов заправок для салата, причем худшим из них будет магазинный соус. Практически во всех них есть сахар, который уничтожит всю пользу овощей. И тогда салатик на ужин уже не будет такой уж хорошей идеей.

6. Слишком мало времени

Иногда лучше жевать — высказывание, правдивое лишь отчасти. Жевать нужно вообще всегда, вдумчиво и размеренно. Если вы едите по методу пеликана, буквально заглатывая куски, насыщение придет слишком поздно — успеете слопать лишнего. Как доказали американские диетологи, если есть в спешке, за один прием в среднем можно перебрать порядка 60-70 калорий. А в нашем деле похудения каждая калория на счету.

7. Еда под телевизор

Пусть вредно, зато интересно! Но сделайте над собой усилие — разделите еду и развлечения. Если верить исследованию, опубликованному в издании Food Quality and Preference, люди, которые ели в наушниках, в которых звучал белый шум, съедали больше, чем те, кто был сконцентрирован только на еде. Это связано с тем, что малейший отвлекающий фактор заставляет сигналы о насыщении тормозить где-то на пути к мозгу.

8. Непромытые консервы

Звучит странно, но диетологи действительно советуют промывать овощные консервы. Например, кукурузу, горошек, фасоль в собственном соку. Иначе вы добавите в свою еду лишние сахар, соль и крахмал. Как вариант, можно не солить блюдо, в которое добавлены консервированные овощи. Но от сахара это вас не избавит.

9. Еда без воды

Просто выпейте стакан воды за полчаса до еды — и вы съедите меньше, чем могли бы. Это уже доказано — исследователи университета Бирмингема выяснили, что если выпивать два стакана воды перед основным приемом пищи, то можно избавиться даже от ожирения. А если цель не такая амбициозная — просто сбросить несколько кило — то достаточно стакана воды.

10. Не то время для ужина

То, во сколько вы едите, имеет значение. По многим причинам. Если ужинать за три часа до сна, это поможет решить сразу несколько проблем: во-первых, вам будет легче похудеть, съеденное успеет перевариться и не отложится в жир. Во-вторых, вы будете лучше спать, потому что организм будет занят отдыхом и восстановлением, и не переработкой вечерних пельменей. А если хорошо выспитесь, на следующий день будет меньше тянуть на сладкое и вредное. В-третьих, привычка ужинать задолго до сна помогает снизить риск развития рака — об этом говорит исследование Барселонского института всемирного здравоохранения.

Источник

Глюкозная революция: как ограничить вредное воздействие сахара на здоровье

 

Глюкозная революция: как ограничить вредное воздействие сахара на здоровье

Если вы не можете полностью отказаться от употребления сладких продуктов, это не повод для отчаяния, утверждает на страницах Figaro Madame женщина-биохимик. Просто надо знать, когда и в каких количествах употреблять сахар. Из статьи вы узнаете, как сочетать его с физическими нагрузками, со сном и с другими продуктами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: pixabay.com

Усталость, проблемы с кожей, проблемы с весом, депрессия… В книге биохимика Джесси Иншоспе (Jessie Inchauspé) глюкоза названа виновником наших частых болезней и врагом нашего здоровья. Она предлагает свой способ разумного потребления сахара.

Мы знаем о вреде сахара для здоровья: его чрезмерное потребление приводит к избыточному весу, диабету, проблемам с сердцем и воспалительным заболеваниям. С другой стороны, мы меньше знаем о том, как этот изысканный порошок и продукты с его содержанием (макароны, печенье, фруктовый сок и т. д.) наносят ущерб сну и, в частности, психическому здоровью. После произошедшего с ней лично несчастного случая и связанных с этим психологических последствий, 30-летняя биохимик Джесси Иншоспе (Jessie Inchauspé) заинтересовалась способами установления контроля над своим здоровьем. Используя датчик глюкозы, прикрепленный к руке, и изучив более 300 исследовательских работ, молодая женщина, не страдающая диабетом, в конечном итоге нашла виновника некоторых своих недугов. Во всем виновато нарушение уровня глюкозы в крови.

В своей книге “Сделай свою глюкозную революцию” она предлагает решения и объясняет, как избавиться от симптомов, связанных с избытком сахара. Никаких диет, никакого запрета на деликатесы. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на том, что есть или чего не есть, автор предлагает вам в разумных пределах добавлять сахар в пищу и пересмотреть порядок ее приема.

Madame Figaro: Вы предлагаете нам начать “глюкозную революцию”. Ситуация настолько экстренная?

Джесси Иншоспе: Да, именно так. Согласно американскому исследованию, 90% людей, не страдающих диабетом, ежедневно сталкиваются с неосознанными скачками уровня сахара в крови, которые могут влиять на нас в зависимости от ситуации. Если вы собираетесь пробежать марафон, глюкоза является непосредственным источником энергии, хорошим топливом, которое можно найти в крахмалистых и сладких продуктах. Но если вы будете сидеть весь день и употреблять его в большом количестве, это нанесет вред.

Сахар запускает выброс инсулина — гормона, одной из функций которого является отложение излишков в виде жира. Таким образом, если вы подвергаете свой организм ежедневным пикам глюкозы и инсулина, вы рискуете приобрести патологии, связанные с нарушением регуляции инсулина, такие как диабет типа 1 и 2. У женщин это расстройство может привести к гормональным нарушениям, таким как синдром поликистозных яичников, и подвергать их риску бесплодия. Расстройство, вызванное высоким уровнем сахара в крови, также подвергает вас риску ожирения и проблем с сердцем. И, наконец, разрушает наши клетки и незаметно приводит к появлению морщин.

— Что именно происходит в нашем организме во время всплеска уровня глюкозы?

— Пик вызовет целую серию переменных симптомов в зависимости от индивидуальных особенностей человека. Среди наиболее распространенных — тяга к еде. Она возникает, когда кривая гликемии идет вниз и приводит к секреции грелина, гормона голода. Конкретно это может проявляться как тяга к сладкому или чувство голода каждые два часа. И начинается порочный круг: чем больше мы едим, тем больше запасаем, чем больше набираем вес, тем больше хотим есть. Приток глюкозы также способствует разрушению наших клеток из-за проблем с выработкой энергии. В результате нам хочется поспать среди дня, несмотря на несколько чашек кофе.

— Благодаря датчику глюкозы, вы наблюдали в течение трех лет колебания уровня сахара в крови. Каковы были ваши главные открытия и неожиданности?

— Очень быстро я поняла, что то, что я ела и как я это делала, оказывало воздействие особенно на психику. В зависимости от подъемов и спадов уровня глюкозы в крови, посылаемых с моего датчика и транскрибируемых на графике из приложения, я практически напрямую определяла последствия. Моя кривая сахара в крови могла подниматься или опускаться в зависимости от пищи, от общего меню, а также в зависимости от психического состояния. Печенье на завтрак: всплеск глюкозы. Печенье после обеда: нет всплеска. Кофе во время отдыха — сахар в крови стабильный. Кофе при усталости — высокое содержание сахара в крови. И так далее. Я поняла, что существует связь между этими американскими горками и симптомами моего умственного истощения.

— Вот почему вы также советуете пересмотреть порядок приема пищи. По вашему мнению, нужно начинать с волокон, продолжать белками, жирами и заканчивать крахмало- и сахаросодержащими продуктами. Что меняет такой порядок?

— Американское исследование Корнельского университета, опубликованное в 2015 году, показало, что прием пищи именно в таком порядке снижает пиковый уровень глюкозы на 73%. Чтобы лучше понять это, давайте посмотрим на роль клетчатки в овощах. Если их употреблять в самом начале приема пищи, они выстилают верхнюю часть тонкой кишки и создают защитный барьер, затрудняя прохождение глюкозы через кровь. Белки (мясо, рыба, яйца, бобовые и т. д.) и жиры (сливочное масло, растительное масло, авокадо и т. д.) отвечают за замедление расщепления пищи, от желудка до кишечника. В конечном итоге весь этот процесс приводит к ослаблению воздействия углеводов и сахаров, богатых глюкозой, ощущаемых в конце трапезы. Испытав этот метод, я быстро заметила улучшение своего состояния в течение дня. Через несколько недель мой моральный дух заметно поднялся, моя энергия и сон стали намного лучше, чем раньше. И мои прыщи постепенно исчезли.

— Однако вы не предлагаете нам отказаться от сахара в нашей повседневной жизни…

— По моему личному опыту, есть люди, для которых все диеты, исключающие сахар, обречены на провал. И я к ним отношусь. Цель книги не в том, чтобы демонизировать потребление сахара. Мы вполне можем позволить себе время от времени сладкое удовольствие, при условии минимального употребления белков, жиров и клетчатки. Например, всегда будет лучше съесть пакет M&M’s на десерт, а не отдельно от еды. Этот рефлекс уменьшит воздействие глюкозы и будет способствовать ее быстрому усвоению организмом. Например, если вы хотите съесть торт, добавьте к нему греческий йогурт или немного орехов. Та же самая логика применяется в ресторане или когда вы заказываете обед, богатый сахарами и углеводами. Добавьте в меню немного салата или закуску из сырых овощей.

— Что еще более удивительно, вы призываете с осторожностью относиться к фруктам, особенно к смузи и сухофруктам. Почему?

— Это еще один сюрприз моего исследования: некоторые продукты, которые я считала “полезными”, на самом деле являются сахарными бомбами. Это касается фруктов. Большинство из тех, что продаются в магазинах, были модифицированы людьми на протяжении веков, чтобы стать крупнее, слаще, более богатыми глюкозой и фруктозой, то есть сахаром, который вреднее всего для организма. А после производственной обработки они становятся еще опаснее. Когда фрукты сушат или взбивают, волокна исчезают, а содержание сахара становится выше.

 
— Чтобы воздействовать на уровень сахара в крови, вы приводите еще один удивительный совет: принимать перед едой столовую ложку яблочного уксуса, разведенную в большом стакане воды. На чем основан этот принцип, и каково его действие на организм?

— Полученный путем брожения спирта уксус содержит уксусную кислоту, способную дезактивировать пищеварительный фермент, отвечающий за превращение крахмала в глюкозу. Когда она затем попадает в кровь, эта кислота также будет воздействовать на мышечные клетки, заставляя их поглощать больше глюкозы и, таким образом, предотвращая ее накопление в других частях тела. На практике можно использовать любой уксус, но яблочный уксус приятнее на вкус. Вы также можете добавлять его к овощам.

— Мы знаем о влиянии спорта на поддержание нашей формы, веса… В своей книге вы отмечаете его эффект при пиковых уровнях глюкозы. Как это работает?

— Если мы сокращаем наши мышцы в нужное время, а именно вскоре после еды, в тот момент, когда глюкоза покидает кишечник, чтобы перейти в кровоток, мы избегаем насыщения наших клеток и даем энергию мышечным тканям. Речь не идет о том, чтобы пойти в спортзал с полным желудком. Десяти-двадцати минут ходьбы достаточно, чтобы уменьшить побочные эффекты всплеска глюкозы. А если у вас нет времени на работе, вы можете незаметно размять икры под столом, сделать приседания или даже потанцевать в туалете. Все возможно, пока идет процесс пищеварения.

Беседовала Тифен Онне (Tiphaine Honnet)

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..