четверг, 23 июля 2015 г.

ПОД МУДРЫМ РУКОВОДСТВОМ

      Сталин и Риббентроп. Уникальное фото. Редко на какой фотографии был так откровенно счастлив И.В. Сталин.

ТОЛЬКО ДОКУМЕНТ.
"Еще до приезда английского посла в СССР г-на Криппса в Лондон, особенно же после его приезда, в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о «близости войны между СССР и Германией». По этим слухам:
  1. Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера и теперь идут переговоры между Германией и СССР о заключении нового, более тесного соглашения между ними;
  2. СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Германия стала сосредоточивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР;
  3. Советский Союз, в свою очередь, стал будто бы усиленно готовиться к войне с Германией и сосредоточивает войска у границ последней.
Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым, ввиду упорного муссирования этих слухов, уполномочить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны.
ТАСС заявляет, что:
  1. Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового, более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь места;
  2. по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям;
  3. СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными;
  4. проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо.
«Известия», 14 июня 1941 г.

ЭТОГО ФАКТА ДОСТАТОЧНО


https://www.youtube.com/watch?v=2F4G5H_TTvU
Выделить ссылку и "перейти по адресу".

 Одна из самых значительных, гениальных опер Верди - "Набукко" ни разу не было поставлена в СССР только потому, что в этой опере евреи-рабы пели о свободе. Слушайте! Это псалом потрясающей силы, написанный итальянцем.

Опера «Набукко» была написана в 1841 году и поставлена на сцене Ла Скала в 1842. Третья из двадцати пяти опер, созданных Верди, для нас «Набукко» является сочинением поистине таинственным, ибо в России эта опера была поставлена лишь в 1851 году в Петербурге, и с тех пор не возобновлялась на Мариинской сцене, а в Большом театре и вовсе никогда не шла.

СТАРЕЦ ФЕДОР И АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ - ОДНО ЛИЦО


  

Ученые нашли подтверждение: Александр I продолжил жить в облике старца

Такое заявление сделали специалисты графологи
После внезапной и странной смерти российского императора Александра Первого в 1825 году в народе ходила легенда о том, что на самом деле в гроб положили его двойника, а сам император продолжил жизнь под видом старца Федора Томского. Долгое время все эти разговоры официальной историографией считались плодом народного воображения. И вот на научном форуме в Томске прозвучало сенсационное заявление ученых - старец Федор и император вполне могут быть одним и тем же лицом.
Ученые нашли подтверждение: Александр I продолжил жить в облике старца
фото: ru.wikipedia.org
Александр Первый, сын императора Павла I и Марии Фёдоровны, знаменитый победитель Наполеона, по официальной историографии скончался в возрасте 48 лет от брюшного тифа в Таганроге в 1825 году. Однако еще при жизни он говорил, что хотел бы отречься от престола и удалиться от мира. Это породило слухи, что император продолжил жизнь в облике старца Федора Кузьмича, который умер в Томске лишь в 1864 году.
И вот, как сообщает RG.RU, на научном форуме в Томске, посвященном жизни императора Александра I, прозвучало сенсационное заявление из уст президента  графологического общества Светланы Семеновой. По ее словам, общество проводило эксперимент и предоставило экспертам-графологам рукописи, сделанные императором в 47-летнем возрасте и старцем Федором Томским в возрасте 82-лет. Для чистоты эксперимента, исследователи не знали кому именно принадлежит та или иная рукопись.
Как оказалось, сразу несколько экспертов пришли к выводу, что тексты были написаны рукой одного и того же человека! Семенова пояснила, что, к примеру, в обоих рукописях одинаково написаны малозаметные символы - буква "ж" имеет петлю, заменяя пропущенные буквы "о" и "е".
Известно, что странник Федор Кузьмич появился в Томске в 1837 году. Многие обратили внимание, что его манеры выдают человека из аристократической среды. Федор Томский занимался обучением детей, но не брал денег, а принимал только пищу. Местные жители считали его святым человеком и обращались за советами.
Исследователи считают, что Александр I после инсценировки своей смерти пустился в странствие по России и через несколько лет под видом старца уже поселился в Томске. 
Легенда говорит о том, что и супругу императора Елизавета Алексеевна инсценировала свою смерть и стала монахиней Верой Молчальницей. На удивление, и тут графологи нашли полное совпадение почерков.

ХОДОРКОВСКИЙ: ПУТИН ПОБЕДИТ И УЙДЁТ



 Роль всезнайки высоко ставит Ходорковского, и он это прекрасно понимает, но и мы должны понимать, что информация, которой пользуют М.Б. можно  смело разделить на 10, а то и на 100. В любом случае, Ходорковский действует правильно, пугая Запад Ивановым и Патрушевым, начисто при этом забывая о Медведеве и о неизбежном компромиссе перед уходом В В. П..

Вл. ПОЗНЕР - АТЕИСТ С БИБЛИЕЙ


Владимир Познер: "Не хочу, чтобы Пушкин услышал мой будущий вопрос"

30.06.2015 19:01






Фото: ТАСС/Зураб Джавахадзе
Владимир Познер в представлении не нуждается. Наибольшую известность у телезрителей приобрел в качестве ведущего телемостов СССР – США и ведущего программ "Мы", "Время и мы", "Человек в маске". 

Сейчас он ведет программу-интервью "Познер" – его гостями, которым он задает неожиданные, но всех интересующие вопросы, становятся общественные деятели, деятели культуры, искусства, науки и спорта.

В 2015 году вышла его новая книга "Противостояние", состоящая из отобранных интервью, прошедших в рамках его авторской программы.

26 июня телеведущий выступил на фестивале "Книги России", проходившем на Красной площади, а корреспонденту m24.ru в эксклюзивном интервью рассказал о том, как он подбирал материал к своей книге, почему не считает Достоевского злодеем и как относится к Библии.

– Владимир Владимирович, как вы оказались на фестивале "Книги России"?

– На фестиваль меня пригласило издательство, которое издает мои книги. Позвонили и спросили, не согласился бы я принять в нем участие, и я ответил им: "Да, с удовольствием".

– Там вы упомянули о своей новой книге "Противостояние" и сказали, что было трудно отбирать интервью для нее, но все же по какому принципу вы выбирали то, что вошло в сборник?

– Я не считаю, что все мои интервью интересные, есть те, которые не получились. А выбор абсолютно субъективный. Я рассказал своей команде, с которой мы вместе создаем это все, что готовится такая книга – "Познер о "Познере" (так называлась первая часть). Попросил, чтобы каждый отметил, какие интервью ему кажутся наиболее интересными (за все эти годы). И в результате такой работы отобрали тридцать программ – просто по количеству полученных голосов. Эти интервью и вошли в две книги, первая, как я уже сказал, называется "Познер о "Познере", а вторая – "Противостояние".

– Насколько мне известно, вы не рекомендуете брать интервью у близких людей, а также у тех, кому журналист симпатизирует. Бывало ли наоборот: вы побеседовали с человеком и подружились после этого?

– Нет, такого не было, и думаю, что не будет. Все-таки в основном с теми людьми, которым задаю вопросы, я не знаком изначально, значит, это люди не того круга, в котором я вращаюсь, и у меня нет особой возможности с ними встречаться. Кроме того, я считаю, что лучше не сближаться с теми, у кого ты, возможно, еще будешь брать интервью. 

Фото: ТАСС/Екатерина Штукина
– Ваша книга "Прощание с иллюзиями" – автобиографическая, а "Познер о "Познере" и "Противостояние" написаны на базе авторской программы. Хотели бы в будущем написать художественное произведение и опубликовать его?

– Пока что нет. Знаете, когда-то Лев Николаевич Толстой сказал: "Если можете не писать – не пишите". Я придерживаюсь этого мудрого совета и пишу только в том случае, когда чувствую, что не могу этого больше сдержать. Но что касается художественной литературы – таких позывов у меня нет.

– Вы предпочитаете перечитывать классику, любите ее…

– Да!

– Тем не менее наверняка открываете для себя новых авторов и произведения, которые прежде не читали. Как вы отсеиваете книги: это стоит прочитать, а это – нет?

– Скорее всего, это результат сарафанного радио. То есть идут разговоры: "Ой, а вы читали вот эту книгу? Она такая интересная!" Когда книга становится известной, предметом разговоров, то начинаешь обращать на нее внимание. Либо ты просто знаешь какого-то автора, который занимает в твоем списке высокое место, он написал новую книгу – ты хочешь ее прочитать.

– Недавно вы сказали, что некоторых российских классиков могли бы обвинить в русофобии, если бы они жили в наше время. В их числе Зощенко, Лермонтов, Толстой, Достоевский. Я знаю, что вы любите Пушкина. Если бы он жил в наше время, какую бы позицию он занимал, на ваш взгляд?

– Я не говорю, что у них была бы другая позиция, я говорю, что при нынешних настроениях человек, если он критикует Россию и отзывается негативно по поводу российских явлений, получает ярлык – он, мол, русофоб. А эти писатели порой весьма резко высказывались по поводу России. Кстати говоря, и Пушкину это не было чуждо, ведь это именно он сказал, что "угораздило же меня родиться в России". Эти писатели резко реагировали на то, что им не нравилось в России, но в то же время они очень любили свою страну. И тогда, наверное, находились люди, которые считали их непатриотами, при этом сейчас они являются гордостью России.

Фото: pozneronline.ru
– Вы говорили, что с удовольствием бы взяли интервью у Пушкина, если бы была такая возможность. Что бы у него спросили?

– Знаете, хоть я и атеист и не думаю, что после смерти что-то есть, но знать-то я не знаю. Отвечу так: мне бы не хотелось, чтобы Александр Сергеевич услышал мой будущий вопрос. (Смеется.)

– Однако в числе книг, которые вы советуете прочитать, называете Библию как по меньшей мере исторический документ…

– Это так.

– В ней есть что-то такое, что стало для вас откровением – с точки зрения, например, истории?

– Нет, но это чрезвычайно важная книга, как я считаю. Это книга, объясняющая нашу историю, о том, как мы развиваемся. Это первое произведение, так или иначе основанное на монотеизме. Если понимать нашу цивилизацию, которая является монотеистической, то тут без Библии не обойдешься. Для меня она важна по существу, по той информации, которую она содержит. Это не "прекрасное литературное произведение, герои которого могут служить примерами…" Это совсем другое, вообще не художественная литература, это исторический документ. 

– И там довольно много жестокости.

– Безусловно. Если говорить о Ветхом Завете, там много крови пролито, и это один из вопросов, которые у меня возникают, потому что в таком случае говорить об иудейском Боге как о Боге, который проявляет милость и прочее, не приходится. Избранный им народ совершает с Его ведома и иногда по Его призыву довольно страшные кровопролитные действия. А в Новом Завете все по-другому: там все-таки призывы Христа направлены как раз против этого, хотя там тоже кровь есть. Но это уже другое – это рассказы святых, апостолов о самом Христе, его истории. Поэтому это принципиально иная вещь. Но в Ветхом Завете действительно много крови, он очень жестокий.

– "Братья Карамазовы" – одно из ваших любимых произведений. Но в то же время, как вы однажды сказали, Достоевский представляется вам ужасным человеком – ведь невозможно так подробно расписывать мерзости характеров людей, не являясь таким же по своей сути. Возможно ли, что это как раз тот случай, когда гений и злодейство – "две вещи совместные"?

– Я не думаю, что он был злодеем – даже уверен, что он им не был. Но думаю, он был подвержен страстям довольно-таки тяжким. В том числе, например, игре. И у меня такое ощущение: для того чтобы так разбираться в человеческих пороках, нужно самому быть порочным. Да, он гениальный человек – со своими страстями и наверняка с тяжелыми чертами, антисемит, игрок, авантюрист, но никак не злодей.

Ирина Левкович

КИНОФЕСТИВАЛЬ В ОДЕССЕ. ЕВРЕЙСКИЙ СЛЕД.


Инна Найдис

Редактор журнала "Мигдаль-Таймс"

22.07.2015
 
10:20

Еврейский след на ОМКФ

Нужен ли Одессе международный кинофестиваль? Возможен ли такой фестиваль, когда в стране идет война?
На эти вопросы уже дан ответ. В прошлом году. Нужен! Потому, что «пир во время чумы», если вспомнить «Декамерон» Боккаччо, - это еще и возможность выжить, отрицая смерть, жизнью ее поправ. Рассказывая истории… Не этим ли занимается кино?
В этом году ОМКФ важен еще и потому, что он стал ответом тем, кому очень хотелось сорвать туристический сезон в нашем городе.
Фестиваль не только наполнил кинозалы (более 120 тыс. зрителей), гостиницы, рестораны и улицы города. Он создал Одессе имидж европейского культурного центра – и программным наполнением, и представителями киноиндустрии мирового уровня, пожаловавшими ОМКФ своим присутствием, и потрясающей атмосферой праздника интеллекта и творчества.
Оглядывая прошедшие девять фестивальных дней, с удивлением обнаруживаю, что в их спирали раскручивались и складывались в пазл некие символы.
Человек, взявший в руки камеру, получает возможность прокричать миру свою правду, остановить и повторить мгновение, разбить или создать стереотипы и, в конце концов, изменить мир. Он становится Властелином времени, пространства и дум.
Решив отследить еврейскую составляющую шестого Одесского международного кинофестиваля, я не подозревала, до какой степени «еврейский след» пройдет практически через все фильмы и события, на которых я успею побывать.
Отправляясь на Потемкинскую лестницу, я отдавала дань масштабности события – не каждый день побываешь в кинотеатре под открытым небом на 15 тысяч зрителей. Немое кино – фильм Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом» - привлек мое внимание разве что раритетностью и живым сопровождением «Майкл Найман бэнда».
Памятный знак на Потемкинской
За несколько часов до просмотра на Потемкинской лестнице произошло знаменательное событие: ей был присвоен статус «Сокровище европейской кинокультуры». На церемонии открытия мемориального знака представитель Совета европейской киноакадемии Марек Розенбаум сказал: «…я увидел сцену с Потемкинской лестницей из «Броненосца Потемкина» около 50 лет назад, а сегодня впервые вижу воочию. Для меня огромная честь выступать сегодня от имени Совета киноакадемии».
Но вот зажегся экран, с которого нас сразу предупреждают, что это эксперимент «из дневника кинооператора», без титров, без сценария, без декораций и актеров, работа, направленная «к созданию подлинно международного абсолютного языка кино на основе его полного отделения от языка театра и литературы». 1929 год, фабрика ВУФКУ.
Давид Абелевич Кауфман (1895/1896-1954) родился в Белостоке Гродненской губернии (ныне Польша), и псевдоним его в переводе с польского означает следующее: «дзига» - «волчок» (дрейдл), «вертов» от слова «вертеться» - вертящийся волчок.
В фильме рефреном возникают бешено вращающиеся катушки на швейной фабрике – нить жизни раскручивается, завораживает и не дает передохнуть.
Каждый взгляд в сторону от экрана – на перемещающихся по узкому проходу людей или фантастические, движущиеся навстречу друг другу фуникулеры - заставляет пожалеть о пропущенных кадрах.
Все то, что умела делать кинокамера в докомпьютерную эпоху, заложено в этом фильме. Хотите стать кинооператором – вот он, учебник, больше не надо ничего. Разве что монтаж, который тоже герой этого фильма. Человечек с киноаппаратом появляется и исчезает среди людей, событий, нависает над городом, прячется за пивной кружкой, выскакивая чертиком из табакерки. Впрочем, шалит не только человек с камерой, но и пятящийся с тарелки вареный рак и самостоятельная коробка от камеры.
А иногда камера живет своей жизнью, она сама поворачивается, подсматривает, открывая око во весь экран и зашторивая его, как змея.
А еще она подсматривает за другой камерой – снимает, как снимают кино (этот же прием мы увидим потом в итальянском фильме «Моя мать» и услышим о тактике расположения камер на встрече с Дарреном Аронофски).
Кстати, вытворяет все это брат Дзиги Вертова – Михаил (Моисей) Кауфман, оператор фильма.
Но нас дурачат! Фильм не про это – не про эксперименты с камерой.

Фантасты не раз мечтали создать некую информационную капсулу для инопланетян, емко и сжато повествующую о землянах. Она уже создана! В 1929 году. Весь цикл человеческой жизни - во всех его социальных, явных, тайных и даже интимных проявлениях, психологические трюки, ассоциативный ряд и юмор – все уложилось в полтора часа концентрированного зрелища.
Экран гаснет, зрители встают со ступеней сертифицированной лестницы и долго хлопают. А когда они поворачиваются спиной к экрану, чтобы разойтись, снова звучит музыка и на экране – легендарные кадры из «Броненосца Потемкина». Это – новый саундтрек к знаменитому фильму - подарок Майкла Наймана и «Майкл Найман бэнда» – зрителям, лестнице, городу.
Кадр из фильма Человек с киноаппаратом
Британский композитор – первая знаменитость, явленная фестивалю. Он родился в семье польских эмигрантов, отец был меховщиком, и значительную часть своей жизни Майкл Найман (р. 1944 г.) вынужден был экономить. Слава пришла с началом сотрудничества с Питером Гринуэйем. Майкл написал музыку к двум десяткам его фильмов. Его же музыка звучит в «Пианино».
Первый саундтрек к «Человеку с киноаппаратом» Найман создал в 1995-м, а потом – совершенствовал и совершенствовал. По отзывам профессионалов оркестр создает какой-то непостижимый эффект с помощью запаздывания инструментов. На пресс-конференции Найман сказал, что Дзига Вертов, будучи сам композитором, вряд ли согласился бы с его саундтреком. Но, как по мне, лучшего и представить невозможно: музыка держит в напряжении, почти не развиваясь, но и не отпуская, подчиняет, создает узкий коридор и вдруг смягчается до человечности и опять задает жесткий ритм крутящегося волчка.
А «волчок» фестиваля набирает обороты, накручивая круги. И в конце ОМКФ тему истории кинопроизводства, как рондо, замыкает показ 98 очень-коротко-метражек братьев Люмьер с неподражаемыми остроумными комментариями месье Тьерри Фремо – генерального директора Каннского кинофестиваля. Глядя на набирающие смелость эксперименты братьев Люмьер, понимаешь, что так же, как и впоследствии Дзига Вертов, они познавали и изобретали возможности - и не просто камеры, а вообще – кино. Почти каждый следующий одноминутный фильм, из отснятых с 1895 по 1905 гг., являет изобретение нового жанра и покорение нового пространства и времени. Подумать только, что до появления кино люди пользовались лишь пересказами очевидцев - другие страны, различные явления, известные люди, флора и фауна – все это воочию доставалось лишь единицам.
Дариуш Яблонски в центре
На мастер-класс Дариуша Яблонски «Быть независимым продюсером в восточно-европейских странах» я пошла потому, что знала, что он продюсер запрещенного в Польше фильма «Колоски». (Фильм повествует о том, как двое братьев расследуют историю сожжения поляками своих односельчан-евреев).
Мастер-класс Дариуша был выстроен логично и убедительно – руководство к действию, аж самой захотелось попробовать. Но главное – я увидела человека, казалось бы, не очень героической внешности, заражающего непреклонной честностью и чистотой. Вот лишь несколько из его высказываний:
• Я – восточный европеец, и очень этим горжусь. Вы можете многого достичь, даже будучи восточным европейцем
• Я решил быть умным, но бедным. Я решил снимать артхаусные фильмы
• Я очень хочу делать фильмы, которые меняют чью-то жизнь
• Только сильные нации могут оглянуться назад на свою историю и признать ошибки

О фильме «Колоски» Дариуш сказал, что гордится им, и тут же поведал аудитории, что, лишившись поддержки в Польше, нашел еще большую поддержку за ее пределами, то есть, честное и «неудобное» кино делать, как ни странно, выгодно.
И если уж мы заговорили о польских киномастерах, то перейдем к польско-шведско-украинскому фильму режиссера Кшиштофа Копчински «Диббук. История странствующих душ». Он признан на ОМКФ «лучшим полнометражным фильмом» Национальной конкурсной программы по версии жюри Международной федерации кинопрессы (FIPRESCI).
Синопсис: «Ребе Нахман, святой лидер брацлавского хасидизма, родился через четыре года после большого крестьянского восстания под руководством казаков Гонты и Зализняка, когда было убито 20 000 жителей Умани – как евреев, так и поляков. Каждый год тысячи хасидов из 70 стран приезжают на могилу Ребе Нахмана в Умани. Толпы хасидов поддерживают большую часть экономики города, но не всех в городе это устраивает. Украинские националисты агитируют против иностранцев и обвиняют местные власти в продажности. Большой христианский крест воздвигнут на берегу озера, куда крупнейшая группа хасидов приходит помолиться каждый год».
Сопродюсер фильма Геннадий Кофман на пресс-конференции сказал, что в фильме «поднимается тема, которую мы все время прикапываем, присыпаем. …это прорывается где-то на радикальных сайтах, еще в каких-то ситуациях. Но у нас все хорошо, ничего нет… Очень часто звучит, что это …израильская оккупация Умани. И мне кажется, очень важно начать этот разговор»
.
«Диббук» снимался в течение семи лет, и за эти годы авторы успели отследить динамику происходящих процессов и вникнуть во множество проблем, мнений и эксцессов.

Как сказал Кофман, очень важно, что фильм снимался третьей, незаинтересованной стороной.
Этот нейтральный взгляд через объектив предельно остро обрисовал проблему, и хочется верить, что фильму удастся сдвинуть решение конфликта с мертвой точки, что разрешение его начнется на государственном уровне, потому что местной администрации это уже явно не под силу.
Но мне хотелось бы рассказать о тех процессах, которые происходили во время просмотра и обсуждения фильма.
Камера знакомит нас с некоторыми реалиями и героями фильма. И в какой-то момент мы вместе с ней «заходим» в зал, где идет молитва. И в этот момент в моем сознании появляется жуткое: «Тараканы!» Тысячи черных шляп и костюмов, они раскачиваются, нависают, бубнят… Странные, дикие, непонятные существа. Я думаю: «Какой ужас! Как можно показывать это чужим, если у меня, еврейки, это вызывает такие чувства?»
Фильм приобретен для показа одним из украинских каналов, правда, в сокращенном виде. И это значит, что его увидит широкий украинский зритель.
А потом я начинаю понимать, что именно на этих кадрах люди в своем высшем духовном состоянии, они молятся, разговаривают с Б-гом. Почему же у Котеля (Стены плача) я не отшатываюсь и не испытываю стыд? Да потому что здесь, в Галуте, я смотрю на своих соплеменников глазами своих соотечественников, нет, больше – глазами погромщиков (как те, например, кто намеренно установил на берегу водоема распятье – даже без благословения церкви), которые не поймут этого экстаза «фарисеев», высмеют и даже побьют. Мы, галутные евреи, очень гордимся, что мы европейцы и стыдимся своих собратьев, глядя на них «с точки зрения цивилизации и прогресса».
Да, эти люди странно одеты и прически у них странные. Но разве рясы, сутаны, длинные бороды, тонзуры и камилавки вызывают у кого-нибудь чувство стыда и отчуждения? А ведь они тоже «пережиток прошлого».
В фильме один из украинцев, наконец, членораздельно объясняет, за что украинский герой Гонта и сотоварищи вырезали евреев и поляков: паны-шляхтичи ставили евреев управляющими поместий, а те сдирали три шкуры с украинцев. Мне очень хочется спросить (только некого): все 20 тысяч были панами и их управляющими? Или они были такой же, только еще более бесправной голотой, как их односельчане? До каких же пор национальными героями народа будут люди с руками по локоть в крови? Неужели на этом можно построить нацию? Как по мне – так только шайку.
Диббук. История странствующих душ
После просмотра фильма, во время его обсуждения первым взял микрофон американский еврей и объявил, что ему стыдно за своих соплеменников. А когда микрофон достался израильтянину, то он поспешил заверить зал, что не все евреи такие, как те, которых только что показали – это уже секулярный стыд за религиозных собратьев. Перед кем он оправдывался? Наверное, перед теми в зале, кто хлопал, когда жители Умани жаловались, что хасиды скупили все на корню и даже надписи вокруг - на иврите. Я думаю, эти зрители не остались на обсуждение фильма, но мне хочется спросить их: хасиды приехали с автоматами? Нет, они приехали с деньгами. Я понимаю чувства патриотов – не все продается, но все продают, и не вина хасидов, что в Украине так. Когда в маленький городок приезжает 20 тысяч туристов, в любом цивилизованном государстве к их приезду будет готов радушный сервис и обеспечен порядок. И деньги пойдут в казну, а затем – на развитие города.
Впрочем, имеющий уши да услышит, авторы фильма все для этого сделали.

А по поводу стыда за неподобающее поведение некоторых из моих соплеменников я хочу сказать: разве не имеет право мой народ на своих святых, гениев, юродивых и негодяев – такое же право, как и любой другой народ?
И быть может, становится понятным, почему фильм Евы Нейман «Песнь песней» признан лучшим сразу в двух номинациях – национальной и международной программы. В этом фильме красивые евреи отталкиваются от своих смешных местечковых предков и на крыльях любви уносятся в мир прекрасного. Вот таких евреев мы все вместе и любим.
Ева Нейман
Жаль, что на фестивале не присуждали приз за лучшую операторскую работу: оператор «Песни песней» Риммвидас Лейпус по праву ее заслужил – графикой и живописью каждого кадра.
Израильский кинематограф был представлен фильмом «Человек в стене», сценарист и режиссер - Евгений Руман, выходец из Беларуси. Старый, как мир, сюжет о скелетах в семейном шкафу оживлен удачным детективным ходом: зритель почти до самого конца не понимает, куда же делся муж, который вышел погулять с собакой. Надо сказать, что не только это держит на крючке зрителя, но и очень убедительная и естественная игра Тамар Алкан, получившей «Золотого Дюка» за лучшую актерскую работу.
Интересно, что действие фильма могло происходить в любой стране и лишь одна черта делает эту ленту национальной: разные герои фильма (даже нерелигиозные) желают друг другу хорошего Шабата.
На фильм Алексея Германа младшего «Под электрическими облаками» я пошла еще и потому, что его сопродюсер тот самый Дариуш Яблонски, и дважды не прогадала. Страшный, безысходный и рвущий жилы постмодерн автор умудряется завершить элегически-сюрреалистическим хэппи эндом.
«Патамушта эльф». Одному из героев все время снится его юность, где однажды умного мальчика, покупающего умные книжки вдруг спрашивают: ты еврей или армянин? Парень теряется, и ответ совершенно ясен – армянину легче признаться, значит, он не армянин. И тогда он говорит: я эльф.
Мы еще встретимся с эльфами – в другой новелле этого фильма, где приблудившегося к толкинистам архитектора (помеченного крупным пятном на лице – как Фантом Оперы, Горбачев или просто отмеченный печатью свыше…) принимают за «эльфа». Таковы игры современных умных мальчиков и девочек…
Этот фильм надо смотреть и пересматривать, но ощущение, что это настоящий артхауз приходит сразу.
В намеченной мною программе был еще один фильм – «Сын Саула» венгерского режиссера Ласло Немеша – о зондеркоманде в Освенциме. Я так и не смогла заставить себя пойти на этот фильм. Во мне уже нет живого места от Холокоста. Мы знаем, помним и детям передадим. А смотреть такие фильмы нужно тем, кто способен все это повторить.
В ретроспективной программе был итальянский фильм 1942 года «Одесса в огне» - о том, как румыны освобождали от советской оккупации Одессу и жителей Бессарабии, захваченных в плен.
Иногда интересно заглянуть – что же делалось в их головах, тех, кто находил оправдание войне и массовому истреблению людей. И было ли известно маститому итальянскому режиссеру Кармине Галлоне о тысячах бессарабских евреев, бежавших от антисемитского румынского режима в Одессу, чтобы погибнуть в учрежденной «освободителями» Транснистрии?
Даррен Аронофски
Еще была встреча с супер-известным американским режиссером Дарреном Аронофски, чьи корни гнездятся в Одессе, а детство – в Бруклине. Если отбросить ажиотаж и профессиональные байки, то самым интересным для меня было то, что свой фильм-хоррор «Черный лебедь» он задумал по прочтении «Двойника» Достоевского.

Не относятся к теме этой статьи два впечатляющих иранских фильма «Такси» и «Атомное сердце» и не вмещается сюда интервью с Катриэлем Шори, директором Израильского кинофонда. Возможно, мы еще к этому вернемся, как и фестиваль - в Одессу.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..