воскресенье, 5 июля 2015 г.

В КИЕВЕ НАЗРЕВАЕТ НОВЫЙ МАЙДАН


Бойцы батальонов требуют прекратить разоружение батальонов и возобновить боевые действия.

Участники марша добровольческих батальонов в Киеве, так называемого "марша Святослава", у входа на стадион Динамо им. Валерия Лобановского подожгли шины. 
Шины находятся не на проезжей части, а у колоннады, ближе к входу на стадион. Стоящие рядом с огнем люди скандируют "Революция!" и "Хунта будет!", но ведут себя спокойно.
Как сообщает киевская милиция, были подожжены около двух десятков шин. К 22:00 участники шествия начали расходится, нарушений правопорядка не было, отмечают в столичной милиции.
Напомним, в марше принимают участие представители батальонов Айдар И ДУК Правый сектор. Бойцы требуют признать АТО войной, возобновить боевые действия и прекратить разоружать добровольцев.
ТЕГИ: КИЕВ,  МИТИНГ,  ШИНЫ,  МАРШ,  СТАДИОН ДИНАМО,  ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ БАТАЛЬОНЫ,  АТО НА ВОСТОКЕ УКРАИНЫ

"МОЙ ДРУГ ВОЛОДЯ ПУТИН"


"Мой друг Володя Путин"

Начнет ли Владимир Путин ядерную войну? Беседа с однокурсником президента России полковником юстиции Леонидом Полоховым
Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин
Б
иография полковника юстиции Леонида Полохова наполнена событиями, по которым можно отследить новейшую историю России. В 1975 году он окончил юридический факультет Ленинградского университета, был однокурсником Владимира Путина, с которым поддерживал тесные дружеские отношения до избрания его президентом России. Знаком со многими известными петербуржцами, вошедшими сегодня в верхние эшелоны власти.

Леонид Полохов с 1975 по 1999 год работал в Военной прокуратуре Ленинградского военного округа, прошел путь от следователя до начальника следственного отдела и военного прокурора. Одним из первых он привлек внимание общественности к существованию в Советской армии неуставных отношений, рассказав о деле убившего девятерых сослуживцев рядового Артураса Сакалаускаса. С 1990 по 1993 год Леонид Полохов – депутат Ленсовета, а с 1999 года – председатель Комитета социально-правовой защиты военнослужащих.
– Леонид Михайлович, мы с вами не виделись больше двух лет, за это время произошло много событий, но главными, конечно, стали аннексия Крыма и российские военные действия на Украине...
– Мне вспомнились события 1979 года, когда мы вошли в Афганистан. Я был возмущен беззаконием с нашей стороны. Как это можно – прийти в какое-то государство с оружием, свергнуть всех, поубивать в президентском дворце, а потом говорить, что у нас есть какая-то мораль и нравственность? Говорить о том, что американцы во Вьетнаме воюют, а мы должны идти в Афганистан... Меня это страшно покоробило.​
Украина – иностранное государство! Какое мы имели право туда влезать?
Когда в Крыму это произошло, у меня сразу возник вопрос: как же так? Мы на весь мир кричим, что мы – мирные люди, мы никогда ни на кого не нападем... Как же так? Мне мои друзья объясняли: "Это же наша бывшая республика". Я отвечал: "Это, ребята, государство. Украина – иностранное государство! Какое мы имели право туда влезать?" Когда Совет Федерации дает разрешение на боевые действия в другом государстве, здесь уже и говорить не о чем. Почему так происходит сегодня в России? И с Крымом? Я отвечу однозначно: потому, что сейчас в России правит один человек. Один человек! А все остальное: Совет Федерации, Государственная Дума, губернаторы и прочие – я бы назвал это прикрытием… Сегодня президент руководит государством. Никто, кроме него. И что он сказал, то и будет исполнено.
– Вы знали Владимира Путина со студенческой скамьи. Когда он начал заметно меняться, как происходил процесс превращения его в того человека, которого мы сегодня наблюдаем?
Леонид ПолоховЛеонид Полохов
​– Когда Путин приехал из Германии и начал работать у Собчака, у него стали помощникамиВладимир Чуров и Алексей МиллерВообще, мы все там учились. Когда мы пришли в Ленсовет, обнаружилось, что там такая каша… Пришли "большевики-революционеры", но с демократическими убеждениями. А откуда у заведующего кафедрой ЛГУ Анатолия Собчака опыт управления городом в 6 миллионов жителей?
Выступали с трибуны. И все хотели добра всем людям. Но опыта-то нет. И у Собчака. Я всегда к нему очень хорошо относился. Помните, он был депутатом СССР? Он был очень умным человеком. Но опыта управления у него не было. Это люди, которые никогда в жизни ничем не руководили. Я не хочу Вову Путина, не дай бог, критиковать, но он же никогда не руководил никаким отделом. Может, эти люди – вундеркинды, я не знаю… Вот это и погубило… Ведь если бы мне кто-то сказал, что он будет таким, каким стал сегодня, я никогда бы не поверил. И никто из наших ребят, с которыми мы учились, дружили с ним, никогда не поверил бы в это.
Завтра президент скажет: "Нельзя ходить Е2-Е4, давайте ходить вот так"
Свита делает царя. Те люди, которые его окружают, были более опытны и по жизни, и по должностям, и по званиям… Я всегда считал и до сих пор считаю, что в Советском Союзе была замечательная идея. Когда человек становился у руля не государства, а где-то пониже – во главе министерства, заместителем министра… Откроешь его биографию и прочитаешь: он за эти 25 лет, пока пришел на этот пост, столько прошел – начальник цеха, директор завода, а потом только стал руководить этим министерством. А у нас что? "Руководители"… Все разбираются в футболе. Недавно одного деятеля читаю, и он рассуждает, почему "Зенит" стал так играть и как надо… Недавно читаю газету "Советский спорт" и глазам своим не верю – вдруг гражданин Мутко, наш великий министр спорта, говорит: "А вот легионеры у нас – да, это серьезная задача. Ну, вот, президент намекнул, что надо составить такую-то схему…" Ну что это? Президент намекнул… Завтра президент скажет: "Нельзя ходить Е2-Е4, давайте ходить вот так". Президент сказал… Вот эта свита, я считаю, тогда еще, в мэрии сделала его таким, каким он сегодня стал.
– А кто сегодня имеет самое сильное влияние на президента?
– Кроме Алексея Кудрина, порядочного человека, который мог бы положительно на него влиять, я не вижу никого рядом с ним. Я знаю Кудрина еще со времен Ленсовета. Это единственный человек, который мог, скажем так, нести позитив. Что касается всех остальных… Разные мнения бытуют о том, кто сделал его тогда.
Я спросил его: "Чего ты прыгаешь туда-сюда?", а он говорит: "Так надо"
Я с ним говорил по поводу его будущего президентства примерно года за два до его избрания, когда он начал перескакивать с места на место (не он, конечно, его переставляли, как надо). Я позвонил, попросил, чтобы меня соединили. Он был тогда директором ФСБ, а я еще был прокурором армии ПВО. Я думал, не соединят. Минут через двадцать – звонок: "Леонид Михайлович? Владимир Владимирович сейчас будет с вами разговаривать. Вы извините, он был занят". Я думаю: "Ничего себе! ФСБ передо мной извиняется! Ну жизнь пошла!" Поговорили мы с ним. А до этого он был назначен заместителем руководителя администрации президента, начальником Главного контрольного управления президента. Я спросил его: "Чего ты прыгаешь туда-сюда?" А он говорит: "Так надо". Мол, надо эти посты пройти. Я не стал спрашивать, для чего надо их пройти, он сам мне сказал. Я спрашиваю: "А ты как считаешь, потянешь президентство?" Он говорит, типа, "будем стараться"... Я бы испугался, честно говоря…
Я от однокашников не слышал критики в его адрес. Ничего особенного. Некоторые с ним сразу стали поближе. Видимо, нюх у них хороший. А у меня нос большой, а нюх плохой оказался. А тогда были нужны деньги. Они всегда были нужны и тогда тоже – на выборы. Откуда денег взять? От тех друзей, которые рядом. А у друзей есть их друзья. Вот и появились. Не хочу называть фамилии, потому что я просто не ведаю, могу только предполагать… Но я слышал фамилии тех, кто крутился около него… Они и сейчас все на виду, все эти олигархи. Мои ребята говорят, что дали деньги на эти выборы. Зачем деньги на выборы? Вы что, с ума сошли? Там кнопку нажали – и выборы выиграны. Я шутил, конечно. Деньги нужны, страну надо объехать, агитация и прочее. Вот эти денежки и пошли.
Он – живой человек, воровать будет все равно
А деньги ведь отрабатывать надо! Вот и начались такие, я бы сказал, непонятные назначения. Когда назначают человека, с которым ты когда-то работал вместе, это понятно. Надо своего человека, ты его знаешь и т.д. Но когда начинаются назначения людей, которые никакого отношения к нему никогда не имели, причем очень, очень богатых… Мне говорят: "Он же богатый! Он воровать не будет". Я отвечаю: "Ребята, я в это не верю. Что значит "воровать не будет"? Он – живой человек, воровать будет все равно". Вот и появилась свита. Мне позвонил один журналист из Москвы и спросил, не для публикации: "До меня дошли слухи, что, когда Путин готовился участвовать в президентских выборах, к его однокурсникам обратились с просьбой что-нибудь о нем написать в газеты. Объективно, да?". Все отказались. Я знаю пофамильно тех, к кому обращались, и тех, которые сейчас возле него. Так вот, мне позвонил его друг и мой друг тоже, сказал (дословно): "Леха, все эти наши козлы отказались. Напиши чего-нибудь. Ты умеешь. Ты – депутат, статьи писал. Черкани про Вову". Я говорю: "Я черкану, но только честно. Хорошее и плохое. Покритикую". Он говорит: "Давай! Без критики ни в коем случае. Наоборот, хорошо!" Ну, я и написал. Перед выборами появилась моя статья "Мой друг Вовка Путин"
– Когда вы писали статью "Мой друг Вовка Путин", вы не предполагали, что его характер так изменится?
То, что там "Крым – русский" и прочее, – я это даже слушать не хочу
– Я же не предполагал, что этот мой друг влезет на территорию моей мамы (она украинка) и такое там натворит… Я всем говорю однозначно: то, что там "Крым – русский" и прочее, я это даже слушать не хочу. Вы же – мои коллеги, прокуроры и следователи. Есть такое понятие – "причинно-следственная связь". Если бы мы не полезли в Крым… Мне все говорят – страшно: НАТО, Черное море, трали-вали... А что Черное море? Наши корабли там всю жизнь стоят. Что-то я не помню такого, чтобы НАТО туда лезло. Причинно-следственная связь в одном: если мы сунулись в Украину с этим вопросом, то мы породили Донбасс. Это мы виноваты в том, что там гибнут люди. Не кто-нибудь другой, только мы, то есть наше "милое" руководство во главе с Путиным.
Правильно было заявлено, что нарушено международное право
Правильно было заявлено, что нарушено международное право. Я тоже так считаю: да, нарушили. А вот кто подсказал? Здесь вопрос. Может, я ошибаюсь, но если проанализировать тех людей, которые сегодня окружают Путина, близких к нему, тех, кто ему на ухо шепчет, то понятно, что вся эта "бригада" – из ФСБ, из КГБ. Помните, как говорили: "птенцы Керенского"? А эти – "птенцы Сталина". Не потому, что они плохие, ничего подобного. Они – нормальные люди, неглупые, с высшим образованием, с опытом. Но вот это застолбило в их мозгу: они вышли ОТТУДА. И, как ни крути, это самые настоящие бериевцы. Для них первое – это сила, никакого закона. Все, что касается закона, это ширма. Сила, ненависть – вот и всё. Почему здесь такое отношение к людям? Почему они выступают с экранов со словами "какие вы бедные, и как мы стараемся сделать вашу жизнь лучше"? А как можно такое говорить, если ты знаешь, что человек получает десять-пятнадцать тысяч рублей в месяц, а ты – пятьсот тысяч?
– Внешняя политика Владимира Путина привела к тому, что сейчас многие всерьез обсуждают, может ли начаться ядерная война. Я поставлю вопрос иначе: может ли Владимир Путин начать ядерную войну?
– Никогда. И я в этом уверен. Я Путина очень хорошо знаю. Для этого надо быть слишком смелым человеком. Вот возьмите самые глобальные события, которые происходили в России с начала его президентства. Это "Курск", это Беслан, это Дубровка. Когда происходили эти три события, друзья у меня спрашивали: "А чего это президент молчит?" А я им отвечал: "Он выступит на третий день после смерти человека, как положено по нашему христианскому обычаю". Он и выступал на третий день. Меня спрашивают: "Почему?" Отвечаю: "Потому что сразу не сообразишь, что делать..." Посмотрите, эти "западники", как мы их называем… В Тунисе после терактов власти сразу хватают микрофон, выходят к людям и говорят: "Ребята, простите нас! Мы будем делать всё, что возможно!" А здесь – нет.
Здесь, после "Курска" и после всех событий, которые я перечислил… Я бы не сказал слово "трусость". Это было бы слишком громко. Но очень близко к этому слову. Знаете, я бы использовал дипломатическое словосочетание "подождем, посмотрим, как там будет"... Поэтому никакой войны не будет, – рассказал в интервью Радио Свобода однокурсник Владимира Путина Леонид Полохов.

"ВО ВСЕМ ВИНОВАТ СОВЕТСКИЙ ДУХ"

"Чтобы выветрился советский дух"

Британский историк Тимоти Гартон Эш – о том, чем руководствуется Владимир Путин
Тимоти Гартон Эш
Тимоти Гартон Эш

    оссия потеряла империю, но так и не обрела новой роли в мире". Эту позицию, которой открывается одна из его статей, давно отстаивает Тимоти Гартон Эш – историк, профессор Оксфордского университета, один из ведущих западных экспертов, занимающихся странами Восточной Европы и бывшего СССР, политический комментатор газеты The Guardian. В интервью Радио Свобода профессор Эш говорит об альтернативных вариатах возможной роли России в современном мире, о разрешении военного конфликта на востоке Украины и о политической стратегии Владимира Путина.

    – Прежде всего хочу оговориться: только сами россияне и никто другой должны решать, какую роль России следует играть в этом мире. Фраза, которую вы упомянули, первоначально была обращена к британцам, которые утратили империю и не обрели новой роли в мире, – я заимствовал ее у одного из бывших государственных секретарей США. Не в меньшей мере, на мой взгляд, она верна и для России. Мы на Западе можем лишь задаваться вопросом: частью какой международной системы мы хотели бы видеть Россию. В любом случае не такой системы, где силой изменяются государственные границы и аннексируются иностранные территории. Это не тот мир, в котором хотелось бы жить. Подобно Китаю, Россия позиционирует себя как защитница нерушимости границ и суверенитета государств. Однако вопрос в том, какую роль сама Россия хотела бы играть в системе европейской безопасности и еще шире – в европейской политической системе. Хочет ли она стать евразийской сверхдержавой – чем-то вроде моста между Западом и Китаем, или же считает, что в основе своей Россия – европейская и даже мировая держава?
    – Вы критикуете выдвинутую Владимиром Путиным концепцию "русского мира". Что вас в ней не устраивает?
    Политика Путина служит прежде всего сохранению его личной власти. В нынешней России все подчинено этой цели, включая идеологию "русского мира"
    – Понятие "русский мир" перекликается с понятием "англоязычный" или, как иногда говорят, "англосаксонский мир". Этим термином обозначают обычно культурное сообщество, члены которого могут ощущать близость в силу не только общности языка, но и других факторов. Однако если представить, что Англия при этом утверждала бы, будто люди, говорящие по-английски, должны быть частью одного с ней государства или другой формы общего политического устройства, что Канада, Новая Зеландия, Австралия и США должны к ней присоединиться, то такой призыв был бы воспринят у нас как абсурдный и дестабилизирующий мировой порядок. Следует отличать понятие "русский мир" как сообщество людей, объединенных общей историей и культурой и остающихся близкими друзьями, от концепции, утверждающей, что элементы этого мира должны быть частями империи. Мы на Западе очень часто забываем, что политика Путина служит прежде всего сохранению его личной власти. На мой взгляд, это главная, приоритетная часть всей его политики. В нынешней России все подчинено этой цели, включая идеологию "русского мира". 
    – В своих работах вы часто употребляете выражение "доктрина Путина". Что это означает?
    – Необходимо понять, что приоритетной задачей Путина является сохранение власти его режима. Это первое и главное. Вторая важнейшая составляющая его политики – "имперский синдром", восходящий к советскому прошлому. Нередко под официальной идеологией путинского режима подразумевают утверждение его лидера, что Россия является оплотом порядка, стабильности, силы, консервативных социальных ценностей и православных моральных установлений. Однако не думаю, что Путин мотивирован этой идеологией. Главное здесь – власть.
    – Приходилось ли вам встречаться с Путиным?
    Мы, британцы, хорошо понимаем, как тяжело переживается утрата империи. Наша империя распадалась в течение 20–30 лет, Россия же потеряла свою за два года
    – Я встречался с ним только один раз – в 1994 году, когда он работал в мэрии Санкт-Петербурга. Было это во время проходившей в Петербурге конференции. В то время он был молодым, никому не неизвестным человеком. Что было характерно в тогдашнем выступлении Путина и что отмечали многие участники конференции, – это акцент, который он сделал на том, что Россия потеряла огромные территории, которые веками ей принадлежали – Крым был при этом упомянут, – и что сейчас миллионы русских людей оказались за пределами своей страны. Так что его нынешняя обеспокоенность тем, что миллионы русских проживают за пределами Российской Федерации, как и идея "русского мира", прошли долгий путь. Мы, британцы, хорошо понимаем, как тяжело переживается утрата империи. Наша империя распадалась в течение 20–30 лет, Россия же потеряла свою за два года – в течение 1990–91 годов. В обоих случаях потеря империи воспринималась как потеря престижа. Однако не думаю, что нынешнюю политику Путина следует воспринимать как неизбежность. Зная его биографию, нетрудно заметить, что в разное время он играл с различными вариантами политики, включая вариант сотрудничества с Западом. Президент США Джордж Буш, с которым я встречался и говорил о России в начале 2001 года, положительно отзывался о Путине и считал, что ему можно доверять. В начале двухтысячных годов был период, когда обе стороны считали, что между Россией и Западом может возникнуть взаимное сотрудничество.
    – Комментируя военный конфликт на Украине, вы утверждали, что "иногда только оружие может остановить оружие". Значит ли это, что вы призываете НАТО защитить Украину?
    – Нет. НАТО обязан защищать лишь страны, входящие в Североатлантический альянс. Полагаю, что Владимир Путин это понимает. Что касается Украины, то еще несколько месяцев назад я был сторонником ограниченных поставок оружия этой стране, даже если бы это были натовские поставки, которые могли бы спутать расчеты Путина и восстановить мир. Сейчас я занимаю другую позицию. Мы стали свидетелями того, что минские соглашения не выполняются, и боевые действия ведутся на всей линии размежевания. Я считаю, что нужно сделать все возможное, чтобы обеспечить перемирие вдоль этой линии. Лишь после этого можно вести политические переговоры о будущем Восточной Украины. Мне представляется, что сейчас необходимо обеспечить более эффективный мониторинг ситуации со стороны ОБСЕ и, если возможно, задействовать миротворцев вдоль линии перемирия.
    Приоритетная задача сейчас – не экспорт оружия на Украину, а установление мира
    – Тем не менее может ли кто-либо легально поставить необходимое Украине оружие?
    – Россия экспортирует оружие во многие страны, Германия делает то же, Франция экспортирует оружие в Россию. Экспорт оружия в суверенные страны с законными правительствами – часть обычного бизнеса в международных отношениях. В нашем случае экспортером оружия на Украину могла бы стать любая страна, поскольку речь идет о поставках вооружения в суверенную страну с законным правительством. Это такая же торговая процедура, как экспорт французского оружия в Россию или российского – в страны Ближнего Востока, где вообще-то идет региональный военный конфликт. Однако приоритетная задача сейчас – не экспорт оружия, а установление мира.
    – Каким вам представляется решение военного конфликта на Украине?
    – Я был в Киеве два месяца назад с группой представителей Совета Европы. Мои ориентированные на Запад украинские друзья говорили в частных беседах, что переговоры будут вестись о "замороженном" конфликте в Донбассе. Лишь это поможет, по их мнению, создать на территории остальной Украины нормально функционирующее государство. Конечно, это не может быть официальной позицией президента Порошенко и украинского правительства, которое озабочено соблюдением минских соглашений. Тем не менее я бы назвал эту жесткую, возможно, циничную позицию моих украинских друзей реалистичной. Заморозив конфликт, обе стороны дадут возможность тысячам беженцев вернуться домой – многие из них бежали в Россию. Кроме того, это позволило бы Западу планировать серьезную экономическую помощь Украине. Именно таким мне хотелось бы видеть развитие событий на Украине в среднесрочной перспективе. Думаю, что существование процветающей и обновленной Украины было бы в не меньшей мере в интересах России, чем в интересах украинского народа. Все бы выиграли, если бы удалось избежать загнивающего государства и гуманитарной катастрофы на востоке Украины.
    – Как вы оцениваете реакцию Запада на российскую агрессию на Украине?
    Чтобы выветрился советский дух, должно пройти три-четыре поколения
    – Мы (я имею в виду Запад) реагировали очень медленно. Сильная реакция последовала лишь после того, как был сбит малайзийский "Боинг". В целом на этот конфликт Америка на словах отреагировала довольно резко, но по существу переложила украинскую проблему на Европу. Европейский союз во главе с Германией абсолютно правильно перешел к санкциям, точнее, к комбинации дипломатического и экономического давления на Россию. Европе удалось сохранить единство. И сейчас время работает на Запад, поскольку плачевное состояние российской экономики оказывает сильнейшее давление на позицию России. Путин лучше, чем кто-либо другой, понимает, что проводимая им милитаризация страны все же не позволит ему догнать по военным показателям США. И сейчас, на мой взгляд, очень важно, чтобы США открыто продемонстрировали намерение защитить территорию, находящуюся в зоне ответственности НАТО.
    – Сохраняете ли вы оптимизм в отношении будущего России?
    – Знаете, недавно мне рассказали историю, связанную с американским историком, специалистом по России Ричардом Пайпсом. В октябре прошлого года с ним встретился один мой приятель, и Пайпс в разговоре сказал ему, что он вообще-то большой оптимист в отношении будущего России. Тогда мой приятель спросил его, когда, по его мнению, Россия станет демократической, процветающей и свободной страной. Пайпс ответил так: "Чтобы выветрился советский дух, должно пройти три-четыре поколения". Я более оптимистичен, чем он, в отношении числа этих поколений. 

    ЧИРИКОВА ЛЕС НЕ СПАСЛА, НО СЕБЯ СПАСТИ СУМЕЛА

    "Я открыла неприятные черты в русском народе"

    Евгения Чирикова – об эмиграции, россиянах и спасении природы
    Евгения ЧириковаСУМЕЛА
    Евгения Чирикова


    С
    осени этого года (а не с 1 июля, как сообщалось ранее) участок все еще достраиваемой трассы M11 Москва – Санкт-Петербург, частично проложенной через подмосковный Химкинский лес, несмотря на массовые выступления местных жителей, все-таки станет платным (с 15-го по 58-й километр). Протесты против строительства автомагистрали несколько лет назад, которые возглавила лидер движения "В защиту Химкинского леса" Евгения Чирикова, быстро обратили на себя внимание всего российского общества.

    Эти выступления приобрели большой размах и очевидный оппозиционный характер, а главное,сопровождались кровопролитием и даже привели к человеческим жертвам. Именно с "противостояния в Химкинском лесу" в 2010 году начался подъем массовых протестных выступлений в России, продержавшихся несколько лет, и одновременно – усиление давления власти на инакомыслящих и несогласных.
    Сегодня, однако, протестные настроения в российском обществе переживают выраженный спад, а сама эколог и оппозиционер Евгения Чирикова этой весной покинула Россию, эмигрировав в Эстонию, о чем не так давно рассказывала Радио Свобода, подчеркнув, что приняла решение в связи с нынешним политическим климатом в России, который, по ее словам, становится все более невыносимым.
    – Какие у вас чувства сейчас, когда уже прошло много времени с начала вашей борьбы за Химкинский лес, в связи с тем, что вы потерпели поражение?
    Евгения Чирикова о власти, экологии и менталитете россиян

    – Само это сопротивление очень много дало не только нам, людям, которые в этом принимали непосредственное участие (я, моя семья, мои друзья), оно еще очень много дало российскому гражданскому обществу, потому что мы хотя бы смогли приостановить этот проект. Мы смогли показать, что плохим решениям, которые приняты на самом верху, нужно сопротивляться. Другое дело – сила, с которой мы столкнулись, была с нами совершенно не равна… Мы-то не боролись с тем, чтобы дорогу вообще строили. Мы же боролись за то, чтобы ее просто передвинули, чтобы она пошла другим маршрутом, который был бы более дешев и который бы сохранял лес! К сожалению, российская власть поступила в самых ужасных, жестоких традициях, потому что людей просто сломали через колено. Мне очень грустно об этом говорить. У меня сразу перед глазами встает лицо Миши Бекетова, которого убили из-за этого проекта, лицо покалеченного Кости Фетисова. Как написано Солженицыным в "Архипелаге ГУЛАГ", "цель никогда не оправдывает средства". Как бы российской власти ни хотелось "продавить" этот маршрут, но идти на убийство и на то, чтобы калечить людей? Никакие самые быстрые дороги, никакие коррупционные схемы не стоят того, чтобы убивать людей! Но всем нам это очень много дало. У нас самый крупный первый митинг оппозиции был в 2010 году. Его вел Артемий Троицкий. На нем выступал Юрий Шевчук, человек, который нас очень поддержал в тот момент. Сразу после крушения Советского Союза были, конечно, крупные митинги, но потом произошло некое охлаждение. И вот новая волна гражданского самосознания поднялась с нашего Химкинского леса, в 2010 году.
    Евгения Чирикова на защите Химкинского леса. 30 августа 2010 годаЕвгения Чирикова на защите Химкинского леса. 30 августа 2010 года
    – Подъем в 2010 году был, но сейчас-то наблюдается спад. И очень многие люди из самых разных кругов в России говорят, что у них опустились руки. Вы не опускаете руки? Нет ли ощущения, что вы продолжаете делать то, что не можете не делать, но при этом – что все это безнадежно?
    – Я просто так не думаю, "надежно" или "безнадежно". Я делаю то, что в моих силах. В данный момент, поняв, что в России я не могу просто работать в полную силу, я уехала в ближайшую страну, Эстонию. Я продолжаю начатое дело. Я поняла, что самое важное – это бороться с пропагандой, с цензурой и писать о том, что действительно важно. Для меня, честно говоря, самая важная тема на свете – экологическая. Без нормальной среды обитания не будет ничего. Поскольку Россия – страна, которая живет за счет ресурсов, и это не только нефть, газ, но и земельные ресурсы, водные ресурсы и т. д., это то, чем она располагает. И это то, что сейчас российские власти так легко переводят в деньги! Это то, на чем они так легко делают свою прибыль. Люди, которые стоят на их пути, – настоящие герои. Им нужна помощь, прежде всего информационная. Поэтому мы с товарищами создали портал activatica.org и всеми силами помогаем этим новым движениям, инициативным группам. У нас, кстати говоря, 80 процентов протестов в стране – "экологические". Люди могут даже не знать этого слова, но они встают на защиту своей среды обитания. В России, действительно, сейчас наблюдается умирание любого здорового начинания, но у нас остался еще более-менее свободный интернет, и, хотя его тоже пытаются отнимать, но хотя бы на этом поле еще можно бороться. И я борюсь на этом поле! Нужно активнее этим полем пользоваться, развивать его, потому что все начинается с осознания проблемы. После того как человек осознал проблему, у него появляется хотя бы какой-то шанс поменять свою жизнь, поменять что-то в своей жизни. Мы попробовали немножко в 2010–2012 годах. Сразу не получилось. Это не значит, что больше у нас не будет шанса на изменения. Это просто значит, что сейчас такой период в нашей истории! Значит, надо искать какие-то новые пути, новые формы, надо подумать над тем, что мы делаем не так, но руки опускать, мне кажется, очень неправильно.
    Евгения Чирикова и Юрий Шевчук на митинге в защиту Химкинского леса в Москве. 22 августа 2010 годаЕвгения Чирикова и Юрий Шевчук на митинге в защиту Химкинского леса в Москве. 22 августа 2010 года
    Для меня большим источником вдохновения является, например, личность Евгения Витишко, эколога из "Эковахты по Северному Кавказу". Он сейчас находится в тюрьме в Тамбовской области по позорному делу, "заборному", по инициативе бывшего губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Человек по сути сел в тюрьму за то, что он защищал Черноморское побережье от застройки под дачу губернатора и, естественно, за борьбу против уничтожения чудесной кавказской природы "под Олимпийские игры". У Евгения 3 июля будет день рождения, хочется его поздравить. Почему меня Евгений вдохновляет? Всегда, когда он мне звонит из своей колонии, у него хорошее настроение, он всегда готов к борьбе. Если человек в тюрьме так держится, то людям, которые находятся на свободе, просто стыдно впадать в уныние!
    – А вы верите в то, что массовое сознание российских людей в сфере сохранения и спасения природы может поменяться в ближайшее время?
    – Мало кто умеет предсказывать, как это массовое сознание будет меняться. Вообще, последнее развитие событий, особенно, аннексия Крыма и война на Украине, очень много мне открыли неприятных черт в русском народе. Я-то рассчитывала, что люди это осудят, что у Кремля не будет вообще никакой поддержки… Но во что я свято верю: в то, что когда человек осознает, что уничтожают его среду обитания, то место, к которому он привык, то, что называется "малой родиной", то человек защищает это, потому что это просто инстинкт! Это затрагивает самые глубинные, можно сказать, даже животные, инстинкты человека.
    – Вы сейчас в Эстонии. Сравните, хотя бы, обочины дорог в России и в Эстонии. Сколько там и там валяется окурков, обрывков пакетов, пластиковых бутылок и пивных банок? Об отсутствии всяких базовых инстинктов я и хотел вас спросить. Как вы объясните это, говоря о россиянах?
    – Мне кажется, что по россиянам намного более серьезно прошлись катком, чем по многим другим народам. Я не говорю про народ Эстонии, он тоже страдал. Но не забывайте, что российский народ, кстати, в отличие от эстонцев, жил веками практически полностью в самом настоящем рабстве. Крепостное право в России было отменено, в историческом плане, можно сказать, "сегодня утром". И конечно, эта ментальность и это наследие тяжелы, но это не значит, что народ вообще не способен меняться. Мне кажется, что изменения пойдут намного быстрее, если прекратится оболванивание и пропаганда. А она прекратится ровно в тот момент, когда наши западные соседи перестанут в России покупать нефть, газ, уголь и прочие полезные ископаемые. Вот когда мир перейдет на чистую "зеленую" энергию и не будет покупать не только в России, но и в других государствах, где людей бьют палками, где женщины ходят в хиджабах (в странах, где есть ресурсы, "халявные" деньги, сразу возникают проблемы и с судами, и с образованием, и с правами человека, и с прочими благами цивилизации), нефть, газ и прочие грязные энергоносители, то не станет денег на пропаганду, не будет денег на репрессивный аппарат. И мы вынуждены будем меняться. И путь изменения только один – в сторону цивилизации, в сторону прав человека, в сторону уважения природы и т. д. Мне кажется, что Россия просто обречена на этот путь.
    Евгения Чирикова на протестном "Марше миллионов" в Москве. 15 сентября 2012 года
    – Вы несколько раз употребили слово "пропаганда". Для вас как для человека, который сейчас живет в Эстонии, эта российская пропаганда там сильно заметна, в том числе среди местных русских?
    – К сожалению, заметна. Вообще, чем дальше от Москвы, от всей ее истерии, то люди спокойнее везде. Но тут, мне кажется, играет роль не только пропаганда, но и сам образ жизни населения, само городское пространство. Количество зелени, количество низкоэтажных домов – совершенно в разной пропорции, например, в Москве и в Таллине. Таллин – красивый, "человеческий", город. Москва, к сожалению, превращена в шумящий, вечно не спящий огромный мегаполис. Изначально Москва была ничуть не хуже Таллина! Просто столица Эстонии сумела сохранить свои размеры и нормальную среду обитания для людей, а Москва – нет. В Таллине, конечно, спокойнее. Но если вы начинаете разговаривать с людьми, которые, например, не знают эстонского или английского языка и все новости черпают из российской пропаганды, то, конечно, можно услышать много удивительных вещей. Многие из них никогда не были в России! Они воспринимают Россию как такой пряничный прекрасный домик, с прекрасным Владимиром Путиным, который "очень хороший человек". Но когда им начинаешь приводить какие-то факты, например, из моей биографии, у людей волосы шевелятся от ужаса, они в это поверить даже не могут! Им нужно какое-то время для осознания того, что реально происходит. У них просто меняется картина мира. Здесь я большие надежды возлагаю на альтернативные источники информации. Людям нужна нормальная, доступная альтернативная точка зрения на те же самые события. И тогда, мне кажется, как люди разумные, они смогут свою точку зрения выработать сами. Пропаганда в самой России, как я вижу, постепенно из телевизора и интернета переходит в обычное пространство. Я вижу, как около станций метро раздают буклеты про "врагов народа". Я вижу "позорные палатки", где с людей деньги, по сути, на войну, собирают. Много других очень неприятных моментов. Эта пропаганда постепенно материализуется, и это очень неприятная тенденция. Вот этой материализации в Эстонии нет. Все-таки здесь у Кремля меньше влияния, чем в России.
    – Среди сотен случаев уничтожения природы в России, ударов по экологии в российских городах, в первую очередь какие вы бы выделили? Что вас пугает более всего? Я знаю, что вы следите за новым конфликтом в Лосиноостровском парке в Москве, связанным с еще одним строительством, на этот раз храма РПЦ.
    Задержание Евгении Чириковой на оппозиционной акции в Москве. 17 мая 2012 годаЗадержание Евгении Чириковой на оппозиционной акции в Москве. 17 мая 2012 года
    – Не только за ним! Я сейчас стараюсь поддерживать практически все экологические начинания, о которых мне и моей команде удается узнать. Я пытаюсь привлекать внимание СМИ, освещать в интернете и помогать людям. Потому что информация – это все. Конечно, этот конфликт в парке "Торфянка" – просто позор! Я не считаю, что это храм, для меня это никакой не храм! Храмы строят в законных местах. Это незаконное строительство. Никто не имеет права строить в парках. Это место рекреационное, то есть оно существует только для того, чтобы там люди отдыхали. И то, что РПЦ нанимает вот этих "православных" боевиков из "Сорока сороков", которые избивают жителей, что ОМОН задерживает жителей просто за то, что они пытаются отстоять свое конституционное право на благоприятную окружающую среду, – это позор! Честно говоря, я восхищаюсь жителями "Торфянки". Некоторые из них, конечно, оболванены пропагандой, потому что было очень смешно смотреть это видео, когда они кричат омоновцам: "Полиция, полиция!" Они не понимают, что это и есть полиция! Они кричат: "Мы же не в Украине!" Конечно, вы не в Украине! Добро пожаловать в реальный мир! Вы в России! Вот так расправляются с людьми, которые встают на пути власти. Еще то, что меня сейчас очень волнует, – засыпание Волги. Это звучит дико и чудовищно. В районе урочища Займище под Казанью сейчас идет засыпание Волги под элитные коттеджи и скоростную платную дорогу. Люди, которые с этим борются, местные активисты, к сожалению, проиграли слушания в Верховном суде. У активистов начинаются проблемы, на них заводят уголовные дела. Это вопиюще вообще – засыпать главную русскую реку! Это очень странно.
    – Что бы вы могли в первую очередь посоветовать активистам, таким как вы, кто продолжает борьбу в России?
    Евгения Чирикова и Борис Немцов. 31 июля 2010 годаЕвгения Чирикова и Борис Немцов. 31 июля 2010 года
    – Прежде всего, надо учиться самоорганизовываться. Чем вас больше, тем это безопаснее. Вопрос безопасности – первый. Во-вторых, у нас разработана сейчас инструкция, причем в нескольких вариантах. На сайте activatica.org вы можете найти длинные лекции с видео, как это делать, как всем организовываться, и короткие версии, инструкции, что нужно делать, когда вы столкнулись с теми или иными проблемами, связанными с уничтожением природы или уничтожением вашей городской среды. Не должен один человек заниматься всем. У каждого должна быть своя сфера деятельности: кто-то работает со СМИ, кто-то проводит юридическую работу, кто-то – больше с населением, распространяет газеты, листовки и т. д. Не бойтесь делать какие-то новые шаги. Люди, например, боятся делать газету, считают, что нужна какая-то лицензия, и так далее. Делайте боевой листок, объясняйте людям ситуацию! Это ваше конституционное право – доносить до граждан правдивую, честную информацию. И конечно, очень важны СМИ. Не ждите, что вас пригласят на Первый канал, это случается крайне редко, и информацию могут переврать. Поэтому делайте упор на социальные сети, интернет, на все места, где вы можете размещать свою информацию. Пусть какого-то прямого результата даже сразу не будет – значит будет прекрасный косвенный результат. Потому что, да, у нас не получилось защитить Химкинский лес, но люди, которые боролись по нашим технологиям, столько всего защитили – отстояли поселок Зеленый, Селятинский лес, в Златоустье отстояли прекрасный парк. Очень много объектов, где получилось. И я за них радуюсь. Не бойтесь, не бейте себя по рукам, не говорите "у меня не получится". У вас все обязательно получится! – говорит эколог и оппозиционер Евгения Чирикова.
    Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
    Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..