вторник, 19 августа 2014 г.

САМЫЕ КРУТЫЕ

РЕШЕТКИ ДЛЯ ЛЕВИТАНА

Решетки для Левитана

Сергей Соловьев
 
Художник Левитан в Плёсе – главный аттракцион для приезжих. С мая по октябрь все круизные суда в обязательном порядке выбрасывают на берег сотни экскурсий, которые немедленно бегут в его дом-музей. Великий пейзажист, остановившийся на берегу Волги для недолгого пленэра, превратился в самого видного дачника этих мест.

Зрителей умиляет скромный мезонин, снятый господами Левитаном и Кувшинниковой (история их отношений – пикантный момент, особенно любимый иными экскурсоводами), где они предавались поэтическому вдохновению. Левитановский дом на набережной – это последняя точка променада, когда гуляешь вдоль Волги по заповедной линии чудом сохранившихся торговых рядов и особняков.

Эти места я знаю с детства не как корабельный турист. Но я не собираюсь анализировать «кражу века» с точки зрения «местного» – каким образом и почему украли из дома-музея пять картин на общую сумму почти 80 миллионов долларов. Полиция уже вынесла свое веское суждение – надо было на окна решетки ставить. Вместе с тем происшествие, на мой взгляд, имеет не только криминальную, но и культурную причину.

Судите сами, буквально за полтора десятка лет Плёс из богемно-артистической Мекки превратился в эдакий Куршавель по-русски. С немыслимыми ценами на недвижимость и еду, с быстрым оборотом денег и людей, со своими легендами о тайных резиденциях, которые якобы вблизи построены. Искусство отодвинулось на второй план.

Виноваты в этом «понаехавшие» на жемчужину Волги чиновники и толстосумы? Вряд ли только они. Городская администрация тоже не подкачала. С недавних пор здесь появилась «нью-васюковская» идеология: все должно выпирать, сверкать и приносить дивиденды. Вот отгрохали Музей пейзажа, беломраморный дворец, куда, по идее, нужно идти после Дома Левитана. Никто не идет – потому что смотреть особенно нечего. На всей Соборной горе настелены деревянные гульбища: оно, конечно, удобно и дорого, но самобытность и естественность утрачена.

Таких примеров множество. Вместо того чтобы создавать культурное сообщество плесчан, для которых город со всеми его ценностями – дом родной, выбрали другой принцип – получай прибыль. Я совсем не удивлюсь, если картины будут обнаружены в одном из близлежащих особняков – возможно, просто какой-нибудь хозяин решил приватизировать еще одну городскую собственность.

Лучшие музеи мира во всех столицах страдают от дерзких нападений. Ведь это только в голливудских детективах картинные воры просчитывают хитрые комбинации с кодовыми замками и лазерами. В реальности все банальней – пришел, выбил окно, вынес. И хоть полиция утверждает, что приехала ровно через четыре минуты (мне, знающему территорию и нравы, верится с трудом), этого вполне хватает, чтобы скрыться на мотоцикле.

В Плёсе с его новорусским подходом неожиданно воскресли грабители, какими кишели 1990-е годы. Дерзкие, безбашенные. Все потому, что столичные амбиции («качаем деньги») тут идут рука об руку с махровой провинциальностью. Это видно даже по репортажам после грабежа. Между местной полицией и музеем разразился жаркий спор о решетках на окнах. Музейщики совершенно правы – если вставить эти решетки, обаяние дома Левитана сразу исчезнет. Визуально памятник уничтожится. Получится районное отделение полиции. Но и у полицейских с их требованием заблокировать вход через окна тоже как будто своя правда. Тут же возникает вопрос: а решетки – это единственный выход? Как насчет пуленепробиваемых стекол? Не возникал такой вариант?

Мне скажут: легко быть мудрым задним умом, и вообще, неприлично устраивать журналистские танцы вокруг культурной трагедии. Речь не о злорадстве и поиске виноватых. Просто должна быть ответственность за свои амбиции: хотите получать прибыли, наращивать курортные обороты, нужно сразу думать о сохранности своего достояния. И думать не банально, не по старинке. Можно еще отгрохать дворцы культуры всем на диво. Но как выясняется, одна скромная розочка кисти Левитана (украденный хит мемориального дома) стоит больше всех новоявленных музеев с их россыпью сувениров.

Автор – арт-обозреватель «НИ»
 Автор статьи в одном ошибся: "недолгий пленэр" продолжался 3 лета и в Плесе Исааком Левитаном написаны 200 полотен. Для "арт-обозревателя" ошибка прискорбная, зато он знаток цен в Плесе и мечтает о "культурном сообществе плесчан".

МИД ПОТЕРЯЛ СОЗНАНИЕ


В конце прошлой недели МИД России разразился очередным комментариемна украинскую тему. На этот раз брань и истерика были адресованы Венгрии. 12 августа в венгерской интернет-газете Hidfo.Net появилась публикация о возможной поставке на Украину партии танков Т-72. Она основывалась на письме неизвестного читателя, приславшего фотографии танков на железнодорожных платформах. Военный груз не был никак закамуфлирован - танки даже не были зачехлены. Едут себе по Венгрии, ни от кого не скрываясь и ничего не опасаясь. Тут-то их и сфотографировал таинственный читатель Hidfo.Net. Где работает этот "читатель" - на Арбатской площади или Фрунзенской набережной, - пока неизвестно.
Публикация тоже никем не подписана. Автор интересуется главным образом тем, по какой цене проданы танки (утверждает, что по бросовой) и кто на этом нагрелся. Попутно анонимный автор ссылается на анонимного читателя, который считает, что танки едут на Украину. Все. Никаких доказательств, документов или хотя бы экспертных оценок в публикации нет.
МИД России хватило этого легковесного материала для официального заявления. Анонимный автор комментария Департамента информации и печати МИД РФ заявляет, что Венгрия нарушила международное право, ограничивающее поставки обычного вооружения другим странам. Какое именно право? Так называемую "Общую позицию" Евросоюза, которая придала юридическую обязательность положениям Кодекса поведения ЕС в области экспорта оружия от 8 июня 1998 года.
Аноним из Департамента печати даже не понимает, насколько смешны претензии МИД России на роль арбитра в вопросе соблюдения договоренностей внутри Евросоюза. Он ссылается еще и на Международный договор о торговле оружием, который до сих пор не вступил в силу. Зачем ссылаться на недействующий документ? А больше не на что.
Уличая Венгрию в измене Евросоюзу, комментатор из МИДа приводит критерии, по которым странам ЕС запрещается экспорт оружия: "если существует очевидная опасность того, что товар, предлагаемый для экспорта, будет использован для осуществления репрессий внутри страны"; если экспорт оружия может "вызвать вооруженные конфликты либо продлить их срок"; если такой экспорт усугубляет "напряженность или действующие конфликты в стране конечного назначения".
И уже не думая о себе, охваченный праведным ражем, Департамент печати приводит еще один замечательный критерий, принятый в странах Евросоюза: при экспорте вооружений следует учитывать "соблюдение страной ее международных обязательств, касающихся, в частности, неприменения силы, в том числе в области международного гуманитарного права, в отношении международных и немеждународных конфликтов".
Это про кого? Разве это про Украину? Это про Россию, Францию и вертолетоносцы "Мистраль". Месье Франсуа Олланду на заметку! Тут вам и гуманитарное право, и международные конфликты.
Дальше еще смешнее. Обвиняя Украину в применении запрещенных фосфорных и кассетных боеприпасов и других нарушениях гуманитарного права, простодушный комментатор из МИДа, предчувствуя недоверие оппонентов, восклицает: "Нам, может быть, скажут - где доказательства? Но скажут те, кто сами в своих голословных обвинениях России и ополченцев никаких доказательств не приводят. Поэтому заранее им отвечаем: зайдите в социальные сети - там всё и увидите".
Это не мой вольный пересказ - это официальный текст, размещенный на сайте МИД РФ. Очевидно, сознание окончательно покинуло российский МИД, если за поиском доказательств в международно-правовом споре оно отправляет оппонентов в социальные сети! А каков литературный стиль: сами вы такие, не лучше нас!
Признаки упадка профессионализма у дипломатов можно было заметить и раньше - например, когда МИД начал употреблять в своих заявлениях уголовный сленг. Или когда российские послы в Эритрее и в Зимбабверазговаривали по телефону о том, что следует аннексировать вслед за Крымом, и речь их была полна нецензурной брани и подобна мычанию быдловатой шпаны с городских окраин. Но когда анонимный комментатор из МИД России ссылается на анонимного автора интернет-ресурса, получившего письмо от анонимного читателя, и отправляет за дополнительной информацией в социальные сети - это уже финиш! Это окончательная потеря сознания, и вряд ли беду можно списать только на московскую жару.
                                   Александр Подрабинек

СТРЕЛКОВА В ПРЕЗИДЕНТЫ РОССИИ

Плохой хороший террорист

Валерий ЯКОВ
 
Одно из важнейших информационных событий последних дней, если судить по российской прессе, – это уход «на заслуженный отдых» гражданина Гиркина (он же Стрелков), который называл себя министром обороны самопровозглашенной Луганской республики. В какой-то момент наши официозные СМИ за судьбой Гиркина следили даже внимательнее, чем за поездкой президента России в Крым.

Почти все материалы о Гиркине пронизаны позитивной тональностью, чего не скажешь о некоторых комментариях по поводу ялтинского выступления президента. Судя по всему, образ этакого славянского «робингуда», слепленного отечественными пропагандистами, все больше приживается в душах доверчивых россиян.

На минувшей неделе одна из популярных радиостанций провела в эфире опрос слушателей, поинтересовавшись у них, готовы ли они поддержать приход в российскую политику товарища Гиркина. Около двадцати процентов слушателей ответили положительно.

Другая радиостанция спросила, кто бы хотел в 2018 году на выборах президента России проголосовать за Гиркина, а кто – за Путина. На сайте радиостанции «робингуд» собрал 28,5 процентов голосов, а действующий президент – 20. В эфире расклад был еще более впечатляющим – почти 65 гиркинских процентов против 35 путинских.

Человек с ружьем сегодня в моде. Официальная пропаганда добилась своего, выпустив джинна из бутылки и слепив из него народного героя. Сегодня этот «герой» уже может претендовать на власть в России чисто теоретически. А завтра?

Подобных стрелковых отечественные телеканалы с откровенной симпатией показывают нам каждый день, называя их премьерами, министрами или просто полевыми командирами самопровозглашенных республик. Самозваные премьеры и самозваные министры не сходят с наших экранов, публично хвастаясь очередным сбитым украинским самолетом, захваченными в плен заложниками или убитыми солдатами.

Среди этих самозваных вождей немало граждан с российскими паспортами. По сформированной официальной версии, они отправились на территорию другого государства защищать братский народ от фашистов, бендеровцев и карателей. По неофициальной – создавать дымовую завесу крымской теме (чтобы отвлечь внимание вредного Запада от победного факта – «крымнаш»). Но во всех случаях самозванцы, полевые командиры, гиркины и стрелковы робингудят на чужой территории вопреки не только международным нормам, но и российским.

Статья 359 УК РФ гласит, что «вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет». А «участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях наказывается сроком от трех до семи лет». И при этом поясняется, что «наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

Про то, как Гиркин требовал от России поддержать его «диких гусей» материально, обещая им заплату в 20 тысяч, знает весь мир. Он это делал публично и вызывающе нагло, практически диктуя свои условия руководству нашей страны. И доказывая тем самым всему миру, что Россия участвует в украинской гражданской войне самым непосредственным образом.

Еще больше проблем родному отечеству он создал радостным докладом на своей страничке в Интернете об очередном сбитом украинском транспортном самолете, который вскоре вдруг оказался малайзийским «Боингом». Страничку перепуганный «стрелков» быстренько подчистил, но «Боинг» и почти триста жертв уже не вернешь.

Наш Следственный комитет очень любит в последние времена возбуждать уголовные дела против украинских политиков, министров и вождей. С тем же пиаровским успехом он мог бы возбуждать дела против вождей американских или африканских. Но вот про уголовные дела в отношении гиркиных, бородаев и прочих «диких гусей» России, публично и демонстративно нарушающих 359-ю статью УК РФ, мы что-то не слышим. Не слышим об уголовных делах по поводу российских граждан, убитых на чужой войне и тайком привезенных в секретных фурах на родину. И почти тайком здесь похороненных. Если все они выполняли в соседней стране «интернациональный долг», то надо их хоронить как героев или на «заслуженный отдых» встречать как героев. А если они там робингудили по личной прихоти, убивая, грабя и захватывая заложников, то Следственному комитету давно пора и возбудиться, и возбудить.

Совсем еще недавно гражданская война полыхала и на нашей земле, когда одни россияне, которые чеченцы, воевали с другими россиянами, которые «федералы». Эту войну мы называли контртеррористической операцией, города и села Чечни бомбили и утюжили «Градом» нещадно, не считая при этом себя карателями. Мы спасали страну от разрушения, душили сепаратизм на корню, а террористов мочили даже в сортире. Там тоже хватало «диких гусей», слетевшихся со всего света, – хаттабы, абубакары, сашки белые... Как бы они себя ни именовали и с какой бы целью ни робингудили в Чечне – и для России, и для всего цивилизованного мира они оставались наемниками и террористами.

Не считались у нас благородными сепаратистами, выступающими против «карателей», и Басаев с Масхадовым. Хотя я хорошо помню аргументы Басаева по поводу захвата больницы с заложниками в Буденновске, у меня до сих пор сохранились видеозаписи той беседы, которую я, будучи одним из заложников, с ним вел. Басаев утверждал, что цель его операции не террор, а остановка войны. Он якобы таким образом хотел добиться мира на своей земле – малой кровью остановить большую кровь. А позднее, уже будучи официальным премьер-министром Чечни, он при нашей очередной встрече (тоже под запись) не жалел о сотворенном в Буденновске, скорее гордился, что остановил войну.

Тем не менее для Москвы он был и остается террористом, пролившим невинную кровь мирных граждан. И боевиком, который воевал против федеральных войск и силовых структур. А хаттабы с абубакарами и вовсе были безоговорочными наемниками, которые вне закона. Почему сегодня гиркины, бородаи и прочие стрелковы, воюющие на чужой территории против местных «федеральных войск» и силовых структур, считаются у нас едва ли не героями – понять сложно. Если, конечно, не забивать голову пропагандистскими штампами про их «самоотверженное противостояние фашистам и бендеровцам».

Получается, что боевик, воюющий против российского флага на чужой земле, – он, безусловно, террорист, а боевик, воюющий на чужой земле под российским флагом, – он герой. Хотя на деле и без штампов и тот и другой подпадают не только под нашу 359-ю статью УК, но и под все международные конвенции по поводу наемничества.

Сегодня гиркины, пономаревы и прочие стрелковы временно отдыхают под опекой наших национал-патриотов. Они поднабрались боевого опыта, вкусили запах крови и хмель бесконтрольной власти. Для жителей Луганска и Донецка они все при любом раскладе останутся «дикими гусями», которые проливали кровь на чужой земле. Но для жителей России, не знающих нормальной оппозиции, они волей оголтелой пропаганды становятся едва ли не былинными героями, которые могут спасти и великую Русь от коварных либералов, пятых колонн и сала с пармезаном. Осужденный патриот и полутеррорист полковник Квачков, который якобы готовил переворот и претендовал на власть, на их фоне – безобидный пожилой мальчиш-плохиш. У гиркиных с бородаями и безлерами, как показывают предварительные опросы, шансов больше. Если только Следственный комитет не проснется, пропагандисты не уймутся, а Россия не опомнится.

Автор – главный редактор газеты «Новые Известия»

МИХАЛКОВ ПРОТИВ МАКАРЕВИЧА, НО НЕ ТОЛЬКО

Михалков пожелал выступившему перед беженцами на Украине Макаревичу закончить жизнь "в постели, а не в шахте"

время публикации: 10:52
последнее обновление: 11:55
блогпечатьсохранитьпочтафото
Никита Михалков
Никита Михалков присоединился к осуждающим Андрея Макаревича за выступление перед беженцами на востоке Украины.
"Вы можете себе представить, чтобы Шульженко приехала бы петь в оккупированный немцами Минск? Вот, приблизительно так я к этому отношусь", - заявил кинорежиссер программе"Вести" телеканала "Россия 1".
Михалков провел параллели с "Молодой гвардией", которая боролась с фашистами в годы Великой Отечественной войны в Краснодоне: "В 200-х километрах от того места, если я не ошибаюсь, где выступает Андрей Макаревич, был Краснодон, где были "Молодая гвардия", и там Любовь Шевцова в исполнении Инны Макаровой тоже плясала перед немцами, но в это время её товарищи, пока немцы смотрели и слушали, а она плясала, сжигали и взрывали комендатуры. Потом их всех кинули в шахту, они все там погибли. Мне кажется, что такое зеркальное отражение этой истории сегодня очень показательно для той части нашей интеллигенции, для которой собственное фигурирование важнее, чем интересы и история своего отечества. Я очень надеюсь, что, несмотря на вот это, так сказать, эти концерты, господин Макаревич не будет, его не постигнет судьба краснодонцев, и он в свое время закончит жизнь в своей постели, а не в шахте".

 Не совсем понятно, почему вдруг Н.Михалков решил атаковать в таком "молодогвардейском" стиле А.Макаревича. Достаточно обратить внимание на ведущие телеканалы Кремля, чтобы сделать простой вывод: градус пропаганды ненависти велено резко снизить. Такие обычные прежде слова в адрес Украины, как фашисты, бандеровцы, убийство мирных граждан и хунта - запрещены к употреблению. Здесь еще и более чуткий к политической моде И. Кобзон стал на защиту Макаревича. Он даже согласен выступить вместе с ним перед шахтерами Донбасса.  Похоже, Путин дал отбой, войны не будет и горячие точки на востоке Украины погаснут. Непонятна, в связи с этим, позиция Никиты Сергеевича. Уж он-то должен знать, как положено себя вести и что говорить в тот или иной исторический период. В связи с этим, все чаще говорят о тревожном разрыве связей между начальством и чиновниками в России. Бывает, второй раз хлопнет стартер, сигнализируя о фальстарте, а они все бегут, бегут и бегут.  

СЕГОДНЯ, НА РАССВЕТЕ


СЕГОДНЯ НА РАССВЕТЕ, 59 ЛЕТ НАЗАД, ИХ РАССТРЕЛЯЛИ...


Как бы не было больно и страшно это читать,
мы обязаны это передать или пересказать
нашим детям, внукам, а потом и правнукам!!!

Автор - Соломон Динкевич

Расправа над руководством ЕАК (Еврейский Антифашистский Комитет).

"На обратном пути из зала суда, когда 70-летнего Соломона Лозовского несли на носилках к "черному воронку", их догнал капитан, поднял подсудимого за бороду и, тыча перед носом кулаком, большим, чем лицо арестанта, сказал: "Ну, Соломон, морда жидовская. Если ты еще раз будешь мне говорить одно, а судьям -- другое, если и дальше весь процесс заворачивать не в ту сторону будешь, я вытащу твои кишки, шею твою ими обмотаю и еще останется, чтобы повесить на них твоих детей, что на свободе остались. 

Понял? Хватит мне нервы трепать, устал я уже с тобой бороться". Эти показания несшего Лозовского сержанта приводит Д.А. Волкогонов в статье "Феномен Сталина", Литературная газета, 9 декабря 1987 г.


                                          Соломон Лозовский
Аресты по делу Еврейского Антифашистского комитета начались в декабре 1948 года. 

Были арестованы бывший руководитель Совинформбюро С.А. Лозовский, поэты и писатели П.Д. Маркиш, Л.М. Квитко, Д.Н. Гофштейн, И.С. Фефер, Д.Р. Бергельсон, народный артист РСФСР В.Л. Зускин, главврач Боткинской больницы Б.А. Шимелиович, научный сотрудник Института истории АН СССР И.С. Юзефович, старший редактор государственного издательства литературы на иностранных языках И.С. Ватенберг, переводчик ЕАК Ч.С. Ватенберг-Островская, зам. Редактора дипломатического словаря Э.И. Теумин, журналист-переводчик Л.Я. Тальми, директор Института физиологии академик Л.С. Штерн и замминистра Госконтроля РСФСР С.Л. Брегман.

Их обвиняют в шпионаже в пользу США, в намерении отторгнуть Крым и продать (!) его Америке, наконец, в препятствии ассимиляции посредством развития культуры на языке идиш.

Предполагалось, что по опыту московских процессов 30-х годов следствие продлится не более 3-7 месяцев. Жиды - интеллигенты, как миленькие, дадут нужные показания, заучат их наизусть и повторят на открытом процессе.

Однако с перерывами следствие продолжалось более 3 лет и не достигло желанной цели, несмотря на то, что арестованных евреев били смертным боем.

[more]
На закрытом суде, состоявшемся в мае-июне 1952 г., Б.А. Шимелиович говорил:

"Я никогда не произносил того, что записано в первом протоколе моего допроса от марта 1949 года и подписанного мною. Эти показания в моем отсутствии составил следователь Рюмин еще с кем-то.. 

Я спорил 3 года 4 месяца и, поскольку будет возможность, я буду спорить дальше и со следователями и, если нужно, и с прокурором.

Я должен заявить, что я получал в течение месяца (январь - февраль 1949 года) примерно, с некоторыми колебаниями в ту или другую сторону, в сутки 80-100 ударов, а всего по-моему я получил около 2 тыс. ударов.

Я многократно подвергался телесному наказанию, но навряд ли найдется следователь, который скажет о том, что при всех этих обстоятельствах я менял свои показания. 

Нет, то, что я знал, я произносил и никогда, ни стоя, ни сидя, ни лежа, я не произносил того, что записано в протоколах.

Почему же я их подписал? Этот протокол от марта 1949 года я подписал, находясь в очень тяжелом душевном состоянии и неясном сознании. Только через 6 недель после этого я узнал, что мною подписан такой протокол. Это было, когда следователь Рюмин на допросе зачитал мне выдержки из этого протокола. (Признание о националистической деятельности ЕАК -- С. Д.). ... 

Пять раз меня вызывал к себе министр (Абакумов -- С. Д.). Он присутствовал при этом. Он (Абакумов), будучи недоволен моими ответами, а я давал те же ответы, которые я произнес и при первых допросах следователями, сказал: "Бить смертным боем". 

Слово "бить" я услышал от него в первую же встречу, и при этом присутствовал Рюмин.



("Неправедный суд. Последний сталинский расстрел. Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского Антифашистского комитета". Ответственный редактор проф. В.П. Наумов, М., "Наука", 1994; выделено мной -- С. Д.).

Помимо избиений их бросали в карцер. Перец Маркиш побывал в карцере дважды и только после этого подписал нужные показания.

Описание карцера дал... Абакумов, арестованный в июне 1951 года 

После ареста и "избиений смертным боем" Рюмин отправил его в карцер. В письме из Лефортовской тюрьмы от 18 апреля 1952 года на имя "Товарищей Берия и Маленкова" он жаловался: "На всех допросах стоит сплошной мат, издевательства, оскорбления и прочие зверские выходки. Бросали меня со стула на пол... 

Ночью 16 марта меня схватили и привели в так называемый карцер, а на деле, как потом оказалось, это была холодильная камера с трубопроводной установкой, без окон, совершенно пустая, размером 2 метра. В этом страшилище, без воздуха, без питания (давали кусок хлеба и две кружки воды в день), я провел восемь суток. Установка включалась, холод всё время усиливался. 

Я много раз впадал в беспамятство. Такого зверства я никогда не видел и о наличии в Лефортове таких холодильников не знал, был обманут.. Этот каменный мешок может дать смерть, увечье и страшный недуг. 23 марта это чуть не кончилось смертью -- меня чудом отходили.."(Цитирую по книге Александра Борщаговского "Обвиняется кровь"; выделено мной -- С. Д.).

К слову, о мате. Эстер Маркиш, вдова Переца Маркиша, пишет в книге "Столь долгое возвращение"(Тель-Авив, 1989):

"Не успела Лина Штерн пересечь порог кабинета министра Абакумова, как тот заорал: 
- Нам всё известно! Признайтесь во всём! Вы -- сионистка, вы хотели отторгнуть Крым от России и создать там еврейское государство!
- Я впервые это слышу, -- сказала Лина Штерн с сильным еврейским акцентом.
- Ах ты старая б..! -- выкрикнул Абакумов.
- Так разговаривает министр с академиком, - горько покачав головой, сказала Лина Штерн".



Начатое в январе 1949 года следствие по "делу ЕАК" было завершено к марту 1950 года. Большинство подсудимых под теми или иными пытками подписали признания в националистической и даже шпионской деятельности, рассчитывая рассказать на суде, как были получены эти лживые признания.

23 марта 1950 года Абакумов подает Сталину список на 85 человек, подлежащих расстрелу. В нем были 16 арестованных членов ЕАК. В сопроводительном письме он пишет (Ф.Лясс "Последний процесс Сталина"):

"Заседания Военной коллегии по опыту прошлого считаем необходимым провести без участия сторон в Лефортовской тюрьме с рассмотрением дел на каждого обвиняемого в отдельности без права обжалования, помилования и с приведением приговора суда в исполнение немедленно. Рассмотрение дел в Военной коллегии намечаем начать 27 марта с.г. Прошу Вашего разрешения".

Это категорически не устраивало Сталина. Ему нужен был открытый громкий процесс как предисловие к "окончательному решению еврейского вопроса" и как суровое напоминание всему народу о завершении периода послаблений, вызванных войной.

В это самое время на Лубянке раскручивается "Ленинградское дело". [Оно возникло в первые послевоенные годы в результате соперничества за влияние при Сталине московской (Маленков, Берия) и ленинградской (Жданов, Вознесенский) групп.

Сначала Жданов, воспользовавшись конфликтом между Василием Сталиным, командовавшим ВВС Московского военного округа, и главным маршалом авиации А. А. Новиковым, отстранил Маленкова, курировавшего от Политбюро авиационную промышленность. 

Затем Маленков и Берия использовали выступление сына Жданова, начальника отдела науки при ЦК ВКП(б), против Лысенко. 

Жданов попал в опалу и умер в 1948 году. Вознесенскому Сталин, видимо, не мог простить публикацию в 1947 году хорошей книги "Военная экономика СССР в период Отечественной войны", хотя и дал за нее Сталинскую премию. 

Из ленинградцев выбили признание, что они будто бы хотели создать Российский ЦК, сделать Ленинград столицей России, расколоть партию. (Об этом говорил позднее Маленков на активе в Ленинграде). Жертвами этой интриги стали Н.А. Вознесенский, А.А. Кузнецов, М.И. Родионов, П.С. Попков, Я.Ф. Капустин, П.Г. Лазутин и, разумеется, их близкие и "не очень" родственники и весь актив города и области.]

У следователей, среди них был и "забойщик" Владимир Комаров, не возникло особых трудностей, подсудимые выучили свои роли. Судебный процесс состоялся в Ленинграде 29-30 сентября 1950 г., и 1 октября Вознесенский, Кузнецов, Попков, Капустин и Лазутин были расстреляны.]

После вынужденного перерыва следователи возвращаются к "делу ЕАК". Однако, в отличие от ленинградцев, евреи по-прежнему упорствуют и не хотят учить предписанные им роли, а у следователей нет в руках никаких других "документов", кроме резиновых дубинок и плеток. Шансов на успешный открытый процесс никаких.

Сталин в бешенстве: отработанная в течение 2 десятилетий схема буксует. Во всем виноват, конечно, Абакумов. 

До сознания Сталина еще не доходит, что мягкотелые жиды - интеллигенты оказались духовно сильнее абакумовских "мастеров заплечных дел". 

12 июля 1951 года всевластного министра Госбезопасности В.С. Абакумова арестовывают на основании организованного Маленковым доноса Михаила Рюмина, заместителя Абакумова (Ф. Лясс). Он обвиняет Абакумова в сокрытии преступных действий врачей, убивших А.С. Щербакова, начальника Главного политического управления Советской Армии, о чем якобы стало известно из допроса врача профессора Я.Г. Этингера, принимавшего участие в лечении Щербакова. Чтобы скрыть их преступление, Абакумов установил для Этингера "более суровый режим", и он вскоре умер. (В действительности это Рюмин забил его до смерти 2 марта 1951 года, добиваясь признания его вины в смерти Щербакова).

9 августа министром МГБ становится С.Игнатьев, два месяца спустя Рюмина из подполковника производят в генералы, назначают начальником следственной части МГБ в ранге замминистра.

Дела всех обвиняемых членов ЕАК сводятся в одно "следственное дело No.2354". Однако следователям так и не удалось "подготовить арестованных к открытому процессу и, скрепя сердце, тиран согласился на закрытый суд, поскольку 5 из 15 подсудимых отказались от своих показаний, вырванных у них под пытками: Б. А. Шимелиович, В.Л. Зускин, С.Л. Брегман, Л.С. Штерн, П.Д. Маркиш.

Арестованный вскоре вслед за Абакумовым главный следователь по делу ЕАК полковник Владимир Комаров пишет 18 февраля 1952 года письмо Сталину:
"...В коллективе следственной части хорошо знают, как я ненавидел врагов. Я был беспощаден с ними, как говорится, вынимал из них душу, требуя выдать вражеские дела и связи. Арестованные буквально дрожали передо мною, они боялись меня, как огня.. 

Особенно я ненавидел и был беспощаден с еврейскими националистами, в которых видел наиболее опасных и злобных врагов. Еще в бытность свою на работе в МГБ СССР я докладывал Абакумову о своем политическом недоверии Шварцману, Иткину и Броверману (костоломам-евреям -- С. Д.). 

Узнав о злодеяниях, совершенных еврейскими националистами, я наполнялся еще большей злобой к ним и убедительно прошу Вас: дайте мне возможность со всей присущей мне ненавистью к врагам отомстить им за их злодеяния, за тот вред, который они причинили государству.. Прошу Вас, товарищ Сталин, не откажите мне в своем доверии" (А.Н. Яковлев, "Сумерки"; выделено мной - С. Д.).

                                               М. Рюмин

[Это он в 1941 г. в чине младшего лейтенанта КГБ смертным боем бил арестованного генерала армии Д.Г. Павлова, командующего Западным фронтом, после падения Минска на 7-й день войны. Комарова, как и Рюмина, расстреляют в 1954 году. "Когда обезьяна взяла в руки палку, она еще не знала, что палка имеет два конца" (Феликс Кривин)].

До передачи дела в суд оно рассматривалось на заседании Политбюро (3 апреля). Было принято решение расстрелять всех, кроме Лины Соломоновны Штерн (полагают, что Сталин, очень интересовавшийся вопросами долголетия, принял во внимание, что академик Штерн – крупный специалист в области геронтологии). Политбюро определило, что дело ЕАК должно рассматриваться Военной коллегией Верховного суда СССР при закрытых заседаниях без прокурора и защитников.

Суд происходил на Лубянке с 8 мая по 18 июля 1952 года, председатель суда -- генерал-лейтенант юстиции А.А. Чепцов, члены - генерал-майоры И.М. Зарянов и Я.П. Дмитриев.

"Судьи получили одновременно и груду томов, с которыми только еще предстояло знакомиться, и непреложный для суда приговор. Суд превращался в формальность, - написал 5 лет спустя Чепцов о деле ЕАК члену Президиума ЦК КПСС министру обороны Г.К. Жукову. - Незачем было входить в подробности... доискиваться истины - она могла оказаться опасной для судей" (выделено мной - С. Д.).

Напомню: членов Президиума ЕАК обвиняют в шпионаже в пользу США, в намерении отторгнуть Крым и продать его Америке (не иначе, как Аляску?), наконец, в препятствии ассимиляции посредством развития культуры на языке идиш.

На суде быстро выяснилась полная несостоятельность всех обвинений.
- Свои показания, данные на следствии, вы подтверждаете? – спросил Чепцов Лину Штерн.
- Нет, ни одного.
- Почему?
- Потому что там нет ни одного моего слова. Я три раза переводилась из Внутренней тюрьмы в Лефортово за то, что я не хотела подписывать романа, написанного следователем. Все мои показания, которые предъявляются мне на суде, я отметаю, я от них отказываюсь.. У меня была единственная возможность -дожить до суда, а я только этого и хотела. Я не боюсь смерти, но не хотела бы уйти из жизни с этим позорным пятном - обман доверия, измена...Я чувствовала, что дело плохо, и я могу сойти с ума: а сумасшедшие ни за что не отвечают.

Желая придать процессу хоть какое-то подобие законности, А.А. Чепцов попытался направить дело на доследование. Он встретился с Маленковым. Тот категорически потребовал: "Выполняйте решение Политбюро!".

И Чепцов выполнил. "Забыв", что всего 6 лет назад спектаклю "Фрейлекс" ("Свадебный карнавал") была присуждена Сталинская премия, он обвиняет деятелей еврейской культуры в национализме, в воспевании старины: "Вы обвиняетесь в том, что препятствовали ассимиляции путем пропаганды чуждого еврейским массам языка идиш и идишистской культуры".

"Да, - соглашается истерзанный пытками Давид Бергельсон, - суть моего национализма состояла в том, что я был чрезвычайно привязан к еврейскому языку, работал в нем 28 лет. Я знаю, что мне предстоит недолгая жизнь, но я люблю его (мой язык), как сын, любящий мать".

[Нет и не может быть национальной гордости у евреев, национальная гордость разрешена только русским. О ней писал Ленин в статье "О национальной гордости великороссов".]

Лев Квитко сказал в последнем слове: "Продолжая писать по-еврейски, мы невольно стали тормозом для процесса ассимиляции.. Будучи руководителем еврейской секции Союза писателей, я не ставил вопрос о закрытии секции. Это моя вина" (напомню: об этом позаботился А.А. Фадеев).

Истерзанный пытками Борис Шимелиович говорил: "До суда я не считал, что противодействие ассимиляции - это национализм.. быть против ассимиляции в наших советских условиях это значит бороться с советским правительством, иначе я это (теперь - С. Д.) не понимаю".

Дальше всех идет Л.Я. Тальми: "Чтобы еврейский народ развивал свою культуру, нет необходимости, чтобы всё было на еврейском языке".

Авторы этих страшных заявлений прекрасно понимали, что "национализм - это ненависть к другим народам, а любовь к своему - это патриотизм" (Борис Стругацкий). Они знали, что их ждет расстрел, и, сказанное в последнем слове, отнюдь не было мольбой о помиловании.

Сказанное ими говорит не о них, а о страшной жизни в "самой свободной на земле стране" (Аркадий Гайдар). Нельзя не отметить достойное поведение на суде С.А. Лозовского: он обвинял, а не оправдывался.

Читатель, вдумайся: не только на суде, но и за его пределами всех советских евреев обвинили в двух взаимно исключающих друг друга преступлениях: в национализме и космополитизме!

[В это самое время находившийся в Нью-Йорке Борис Полевой лгал Говарду Фасту, что встретил на улице Льва Квитко перед самым отлетом из Москвы. Позднее в письме от 25 марта 1957 года Говард Фаст писал ему:
"...почему ты сказал нам здесь, в Нью-Йорке, что еврейский писатель Квитко жив и здоров, живет с тобой в одном доме, по соседству, когда он был казнен и его давно нет в живых? Почему? Зачем тебе нужно было лгать? Почему ты не мог уклониться от ответа и сказать нам, что ты не знаешь или не хочешь говорить об этом? Зачем ты лгал так страшно и намеренно?" (Цитирую по книге Александра Борщаговского "Обвиняется кровь").]

17 июля все подсудимые, кроме Лины Соломоновны Штерн и тяжелобольного Соломона Леонтьевича Брегмана (он умер в тюрьме в начале 1953 года), приговариваются к расстрелу. Их расстреляли 12 августа 1952 года.

Честь и слава этим героям, не давшим тирану сломить их духовно. Повторим имена 13 расстрелянных:

Соломон Абрамович Лозовский, р. 1878
Иосиф Сигизмундович Юзефович, р. 1890
Борис Абрамович Шимелиович, р. 1882
Вениамин Львович Зускин, р. 1884
Давид Рафаилович Бергельсон, р. 1884
Перец Давидович Маркиш, р. 1895
Лейба Мойсеевич Квитко, п. 1890
Исаак Соломонович Фефер, р. 1900
Давид Наумович Гофштейн, р. 1889
Леон Яковлевич Тальми, р. 1893
Илья Семенович Ватенберг, р. 1887
Чайка Семеновна Ватенберг-Островская, р. 1901 
Эмилия Исааковна Теумин, р. 1905.

Еврейской культуре на языке идиш был нанесен смертельный удар. Вся литература была изъята из библиотек и магазинов и сожжена, наборные машины уничтожены, шрифты рассыпаны. Цвет еврейской творческой интеллигенции - 430 писателей, артистов, художников, музыкантов отправлены в лагеря. Вернулись единицы. Отныне по радио - ни одного еврейского слова, песни, просто имени. Само слово "еврей" становилось чем-то вроде ругательства. Узнав, что ты еврей, тебя начинали жалеть.

Он был хирургом, даже "нейро"...
Всех, кому уже жить не светило,
Превращал он в нормальных людей.
Но огромное это светило,
К сожалению, было еврей.

Владимир Высоцкий

И что самое ужасное, это то, что многие евреи смотрели на себя глазами антисемитов. Это хорошо показал Андрей Михалков-Кончаловский, сняв в Америке фильм "Ближний круг" о судьбе сталинского киномеханика Вани Саньшина. Одной из побочных линий проходит в фильме судьба его соседки по квартире Кати Губельман. "Волею Сталина лишившаяся отца, матери, дома (она) мнит себя всем ему обязанной, им спасенной, им выведенной в люди. (Сталин великодушно простил ей ее безвинных родителей, превращенных им в лагерную пыль.) Она фанатическая сталинистка. Живет в страшном вымороченном мире, не понимая, насколько этот мир страшен, - рассказывает автор фильма в книге "Возвышающий обман"(М., "Совершенно секретно", 1999) и продолжает: - И, что хуже всего, живет с ощущением своей внутренней ущербности. Самое страшное насилие, которое можно произвести над человеком, - заставить его поверить в свою органическую неполноценность" (выделено мной - С. Д.).

Именно это проделала с нами советская власть, превратив нас в "потерянное поколение", в людей без рода и племени, в "евреев молчания" (Эли Визель). Стоит ли удивляться, что даже через 50 лет после этих событий старый художник-карикатурист Борис Ефимов (Фридлянд) говорит: "Когда меня спрашивают, как я отношусь к Сталину, я отвечаю: двойственно. Это злодей, убивший самого дорогого самого близкого мне человека -- моего брата (Михаила Кольцова), и это человек, который подарил мне жизнь, свободу и возможность работать.." ("Еврейский мир", No. 648, 3 ноября 2008). Потенциальная жертва испытывает чувство благодарности к не съевшему его людоеду!



Первая публикация о процессе ЕАК появилась 16 марта 1956 года в американской газете "Форвертс"(на идише). Уже много лет в Израиле ежегодно 12 августа устраиваются вечера памяти погибших, рассказывается об их жизни и работе, читаются их произведения. В 1992 году посол России в Израиле Александр Бовин опубликовал статью "Я плачу вместе с вами". Он писал: "Я представляю Россию. Но я представляю ее в Израиле. Поэтому в этот трагический день я плачу вместе с вами, люди Израиля, и прошу вас: простите" (А.Е. Бовин. "Записки ненастоящего посла". Чуть дальше читаем: "Через несколько дней "Правда" обругала меня. Цветы зла продолжали прорастать..").

УНИЧТОЖЕНИЕ "МОЗГОВ" ХАМАСа



12.08 17:30 MIGnews.com 
Секретная миссия: уничтожение "мозгов" ХАМАСа
ШАБАК и АМАН (военная разведка) в ходе боевых действий в Газе осуществили секретную миссию по уничтожению "мозгов" ракетных подразделений ХАМАСа, сообщает 2-й канал израильского ТВ.

Израильская разведка в ходе операции "Нерушимая Скала" идентифицировала, выследила и уничтожила две трети "ученых" и инженеров ХАМАСа, занятых в ракетном производстве.

Речь идет о небольшой группе людей – специалистов по аэродинамике, ракетным двигателям, взрывчатым веществам. Все они получили образование за границей, главным образом, в Сирии и Иране.

Уничтожение "мозгов", стоящих за ракетными программами врага, было одним из основных направлений деятельности "Моссада", когда им руководил Меир Даган. Подход Дагана к проблеме характеризовался просто – уничтожьте центрифуги – завтра вместо них построят другие – уничтожьте человека, который знает, как строить центрифуги, – и их больше некому будет строить.

Осуществлением подобного рода идей стала череда громких ликвидаций иранских физиков, специалистов по баллистике и специалистов по ядерной энергетике.

ШАБАК и АМАН переняли тактику "Моссада" и создали "карту научных ресурсов" террористического анклава Газа. Примером работы израильских разведчиков может быть ликвидация одного из ключевых людей Исламского джихада – Амира Архима. Архим был заместителем командира ракетного дивизиона Исламского джихада. Он был уничтожен в ходе атаки против здания на территории лагеря беженцев Шати. Другой пример – Ахмед Мабху, племянник известного торговца оружием ХАМАСа, Махмуда Мабху, ликвидированного "Моссадом" в Дубае в 2010 году. Ахмед Мабху был инженерным офицером бригады ХАМАСа в Джабалии и считался экспертом по созданию замаскированных ракетных пусковых позиций.

Израилю все же не удалось ликвидировать главного специалиста по ракетам в Газе – Хаймана Сиама. Он случайно не оказался в одной машине с главой военного крыла ХАМАСа, Ахмедом Джабари, в первый день операции "Облачный Столп".

По оценке израильской разведки, за время операции "Нерушимая Скала" уничтожены 2/3 специалистов по ракетам ХАМАСа, в руках ХАМАСа осталось не более 2500 ракет, из них считанные единицы – с дальностью 80-160 км. Разрушены 70% цехов по производству ракет. 

Во время операции Дивизия Газы атаковала Исламский Университет. В его химической лаборатории обнаружены доказательства того, что ученые работали над созданием горючего для ракет и мощных взрывчатых веществ.

Уничтожение ученых стало важнейшим приоритетом ЦАХАЛа после того, как стало ясно, что ХАМАС наладил собственное производство относительно точных ракет R160. Речь идет о клоне сирийской 302-мм ракеты М302. Буква R означает убитого израильтянами командира ХАМАСа Абдель-Азиза Рантиси, цифра 160- максимальную дальность ракеты. Вес боеголовки – 150кг, но он может быть сокращен ради увеличения дальности. 

Разрушение инфраструктуры ракетного производства – серьезнейший удар по возможности ХАМАСа вести боевые действия. В условиях египетской блокады перспективы восстановления производства и получения необходимого для этого количества материалов невелики.

АНТЮФЕЕВ ВМЕСТО СТРЕЛКОВА. ИНТЕРВЬЮ




«Приднестровский генерал» Владимир Антюфеев, ставший лидером ДНР: «Слабаки! Испугались санкций!.. Где клад, там и сердце»

Интервью специального корреспондента «Новой» с первым вице-премьером ДНР, уже обустроившим госбезопасность трех непризнанных республик
15.08.2014
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..