пятница, 29 ноября 2013 г.

ПСИХОАНАЛИТИК ФИШМАН рассказ




 Мне этот человек показался сумасшедшим. Как-то странно он настаивал на встрече, сбивчиво, сумбурно объясняя ее неотложность. Фишман кричал в телефонную трубку: « Послушайте, я по опыту своей семейной жизни понял суть нашего конфликта с арабами».
-         Вы женились на мусульманке? – спрашивал я.
-         Побейтесь Бога! – кричал Фишман. – Моя жена – Маня Фишман, в девичестве Розенблат, дочь Лейзера и Сарры.
-         Но причем здесь…
-         Мы должны встретиться! – требовал Фишман. – Это не телефонный разговор.
 Раз десять он звонил. Мы назначали место и время встречи, но в последней момент… Наконец, Фишман не выдержал, узнал где-то наш адрес и появился на пороге нашей квартиры ровно в семь часов утра.
-         Яков Самойлович Фишман, - представился он. – Извините за незваный визит, но вы должны быть в курсе моего открытия и написать статью на эту тему, чтобы об открытии этом узнал весь Израиль.
 Я робко возразил: «весь Израиль» вряд ли читает газету, где я работаю, но Фишман только отмахнулся.
-         Главное - застолбить идею, - начал он, -  а там она покатится по свету и будет переведена на все языки мира.
 Тяжело вздохнув, предложил Фишману занять кресло в холле, но сесть он оказался, сославшись на то, что свои идеи  лучше излагает «в шаге».
 И вот о чем рассказал, мотаясь по холлу нашей квартиры, этот немолодой человек, облаченный в поношенные джинсы, кроссовки и майку с эмблемой команды «Апоэль» из города Хайфы.
-         В течение 30 лет я разгадывал тайну характера моей жены Мани, - торжественно продолжил Фишман. – И наконец-то пришел к однозначным выводам. Есть на свете  л ю д и  м и р а  и  л ю д и  войны!
 Вся моя семейная жизнь, человека мира, – это бесконечная война с моей законной супругой Маней Фишман, в девичестве Розенблат – человеком войны….
 Фишман внезапно остановился и повернулся ко мне всем  туловищем:
-         Прошу вас не делайте равнодушное и тоскливое лицо и не начинайте рассказывать сказки о своей занятости. Я  прошу всего лишь тридцать минут вашего внимания.
-         Говорите, говорите, слушаю вас, - пробубнил я, поняв, что так просто мне от Фишмана не отделаться.
-         Так вот, - продолжал он. – Первый наш семейный конфликт произошел из-за моей мамы, светлая ей память. Жена - Маня была почему-то убеждена, что свекровь ее не любит, и мечтает разрушить наш брак. Ничего подобного не было и в помине, но так ей хотелось. Скандалы на эту тему происходили чуть ли не ежедневно.
 Моя мамочка постоянно «не так смотрела» на Маню, «не так с ней здоровалась», «не так спрашивала о самочувствии» и так далее. У нас родились дети, детки стали подрастать, но тема «злой свекрови» продолжала быть актуальной.
 Я терпел сцены, устроенные мне женой, так как по своей наивности думал, что она до смерти боится меня, драгоценного, потерять.
 Потом мама умерла. Примерно месяц было тихо. Как я потом понял, жена моя искала новый предлог для конфликтов. Наконец, он был найден. Я тогда работал в КБ одного большого завода в Харькове обычным инженером – конструктором. Маня решила, что начальство меня недооценивает и не торопится повышать по службе. Она выбрала объект, виновный в этом безобразии, - добрейшего моего начальника – Яшу Хесина. Возненавидела его люто, и стала, чуть ли не каждый день, ссориться со мной на тему моего же трудоустройства.
-         Твой Яшка, - кричала она. – Как всякий еврей-начальник боится по достоинству оценить еврея – подчиненного. Он – антисемит и негодяй! А ты так всю жизнь, по его вине, и будешь бедствовать на 140 рублей в месяц.
 Слушал я Маню, переживал и думал, что о самом главном никогда не решусь ей сказать. Дело в том, что свою работу я всегда терпеть не мог. В технический ВУЗ попал совершенно случайно, и никакими особыми способностями в конструкторском деле не отличался. Любил я музыку, песню и вполне сносно играл на таком «не еврейском» инструменте, как баян.
 Но я  терпел склочный характер жены - Мани, потому что в глубине души с ней соглашался. Трудно было прожить на 250 рубчиков в месяц ( мой оклад плюс зарплата жены), имея двоих детей. Но жили как-то. Да и все наши соседи, родственники, друзья и знакомые - сводили концы с концами точно таким же образом.
 Затем случилось неожиданное: скончалась моя бездетная тетушка, и оставила нам солидное наследство: дачу в Дергачах, автомобиль «Волга» и солидную сумму денег. Удача к удаче: меня  неожиданно перевели в другой КБ с повышением и прибавкой в зарплате.
 Казалось, моя жена Маня должна была успокоиться. Ни в коей мере. С ее точки зрения, я стал привлекательным объектом для неустроенных дам  города Харькова и его окрестностей.
 Признаюсь, прежние скандалы были «детским криком на лужайке» по сравнению с тем, что  довелось испытать в дальнейшем. Однажды моя машина сломалась, и меня подвезла с работы к дому одна сотрудница. Как умудрилась Маня увидеть с восьмого этажа ее женское обличье за стеклом автомобиля, до сих пор не могу понять.
 В первый день ничего не случилось, но вскоре жена-Маня навела справки об этой сотруднице, и устроила «неверному» супругу грандиозную головомойку.
 Я клялся, что единожды сидел в машине этой дамы, что не помню даже, как ее зовут. Все было тщетно….
 С этой истории все и началось. Маня была в полном убеждении, что я готов исправно обслуживать целый гарем. Поверьте мне, никогда не был бабником, хотя бы только потому, что никакими исключительными, мужскими способностями не обладал, а с возрастом и вовсе стал спокойно относиться к сексу. От одной мысли о сложностях романа с какой-нибудь дамой, мне сразу становилось тошно. Работал много, сильно уставал…. Но мое равнодушие по ночам жена – Маня принимала за пресыщенность чужим, женским телом.
 Однажды командировали меня во Францию, на конференцию по газовым турбинам. Руководить группой должна была немолодая женщина, доктор наук. Жена каким-то образом узнала об этом, и устроила грандиозный скандал, обвиняя меня в том, что конференция – это, всего лишь, ширма моего любовного вояжа в Париж на пару с этой женщиной.
 Должен признаться, что я и здесь проявил терпимость. Я вновь, по наивности, думал, что всему виной любовь Мани ко мне, и понятный страх верной жены при мысли о возможности меня потерять. Подобное льстило моему мужскому самолюбию.
 Я тогда даже не догадывался о подлинной причине наших ссор.
 Догадался только в Израиле. Надо сказать, что на переезде в Еврейское государство настояла моя жена. Мне уже стукнуло 45 лет, и я, не без оснований, боялся, что не смогу получить работу по профессии и ждут мое семейство тяжелые времена.
 Жизнь доказала мою правоту, но, в конце концов,  удалось утроиться на подходящую работу. Не по профессии, конечно, но вполне приличную. Наш старший сын отправился служить в армию, а младший, легко освоив иврит, прекрасно учился.
 Но здесь открылось новое поле для скандала: выяснилось, что это я «заманил свою семью в чужую страну, где нас никто не любит, а враги скоро уничтожат еврейское государство вместе с нами».
 Я пытался напомнить жене – Мане о именно ее, активнейшей роли в переезде на постоянное место жительства в Израиль, но меня и слушать не хотели. В общем, многосерийных фильм скандалов в нашем семействе продолжался с прежним успехом.
 Мало того, скандалы эти стали приобретать настолько угрожающий характер, что наш младший сын пригрозил, в случае их продолжения, покинуть родной дом, удариться, так сказать, в бега.
 И тут в мои руки попало письмо моей жены ее подруге в Канаду. Маня, судя по всему, перепутала адрес, и почта вернула это письмо в наш ящик. Я, признаюсь, машинально распечатал конверт, но первые строчки письма не  позволили остаться равнодушным к дальнейшему тексту.
 «Софа, дорогая! – писала моя жена-Маня. – Годы идут, и наши мечты о принце рядом становятся все более нереальными. Вот уже тридцать  лет Яков и я живем рядом. Он замечательный человек: умен, заботлив и, кажется, любит меня, но разве об этом мы мечтали с тобой в юности. Разве нужен был нам чей-то ум и заботливость. Мы мечтали любить и влюбиться в юношу с брильянтовой короной на голове. Думаю, и твоего Гришу трудно представить в таком головном уборе….»
 Вот тут я и понял, что все эти скандалы, чуть ли не от дня росписи в ЗАГСе, всего лишь месть человеку, который никогда не был любим. Человеку, не способному удержать на темечке золотую корону с брильянтами.
 Моя жена – Маня так и не смогла привыкнуть ко мне, смириться с судьбой. Кстати, не такой уж и скверной. Не смогла простить меня, личность, признаемся, не отмеченную даром конструктора, но любящую безмерно, музыку песню и игру на баяне, за то, что не смог я поселить ее во дворце с райским садом.
 Здесь я должен отметить, что роста в Мане 1 метр 55 сантиметров, а вес никогда не был меньше 70 килограммов.
 Но, думаю, тайной пружиной наших многолетних размолвок были не явные недостатки моей личности (все это было на поверхности), а скрытое, на уровне подсознания, желание отделаться от меня, уйти от своей судьбы, в общем-то запрограммированной наследственностью, самим характером и способностями моей жены – Мани.
 Мы подходили друг другу во всем, кроме главного: я родился человеком мира, она – войны. Человек войны не может примириться ни с чем, что противоречит его идеалу. Причем идеал этот практически недостижим. Ни один человек в мире не смог бы заставить мою супругу жить без ссор и конфликтов. Вот, пожалуй, и все, что касается моей личной истории.
 Но рассказал я вам ее не затем, чтобы открыть секреты своей семейной жизни. Я понял! Никто не виноват в нашем конфликте с арабами, и, как раз, по этой причине нет возможности быстрого разрешения этого конфликта. Народы, как и отдельные люди, могут соответствовать открытому мной закону. Мы, евреи, - народ мира, народ творчества, народ созидания, по крайней мере, на данном историческом отрезке. Арабы – народ войны, народ агрессии, народ разрушения. Вот и все.
 Фишман перестал расхаживать по холлу, взялся за свою кепку, напялил ее на поредевшую шевелюру и покинул мою квартиру в расстроенных чувствах, не прощаясь.
 А я с горечью подумал о том, что безумный, кровавый террор наших соседей загоняет нормальный, человеческий мозг в тупик, заставляет его искать ответы на вопросы, на которые, как  кажется, и ответить невозможно.

 Вот Яков Фишман и очеловечил ситуацию, «вычислил» ее с помощью здравого смысла, на примере  жены своей Мани, чтобы окончательно не сойти с ума от чужой ненависти, жестокости и злобы. 

ОПАСНОСТЬ МИРАЖЕЙ



 Так было: брел по нашей улице белобородый старик с палкой. Судя по всему, он никуда не торопился. Видимо знал, что не может опоздать. Старика бегом обогнал  юноша, вскочил в автобус, и растворился в салоне, будто его и не было.
 А старик все шел и шел невозмутимо, медленно, но уверенно переставляя ноги. Он  не мог исчезнуть. Как и не могла исчезнуть его цель.
 В то утро и придумал эту нехитрую притчу о мираже.
 Шли двое через пустыню: старик и юноша. Воды у них осталось на глоток, а путь предстоял дальний. Совсем выбились путешественники  из сил. Вдруг увидел молодой оазис на горизонте.
-         Вода! – закричал он и изо всех сил бросился к пальмам за барханами.
-         Стой! – крикнул старик. – Не беги! Нельзя верить первому взгляду!
Но юноша только отмахнулся. Он мчался вперед, не разбирая дороги, до тех пор, пока не свалился на песок. Тогда он поднял голову – и ничего, кроме жаркого марева, не увидел перед собой.
 Тогда юноша отказался от света, закрыл глаза и спрятал голову в песок.
-         Это был мираж, - сказал старик. – Ты отдохни, а потом мы пойдем дальше.
Но юноша «сломался» на мираже. Он больше не верил, что цель впереди, и они смогут дойти туда, где ждал их отдых и вода.
 Старик отдал спутнику последний глоток из фляги, но и это не помогло. Юноша отказался идти дальше. Он проклял пустыню, весь этот мир, раскаленный безжалостным солнцем. Он сказал старику, что больше нет на свете оазисов. И двигаться дальше не имеет смысла.
 Все попытки старика поднять молодого на ноги ничем не кончились. Ночь они привели на горячем песке и в холодном воздухе, а наутро юноша перестал дышать.
 Старик похоронил его и отправился дальше.  Путь старика был недолог. Вскоре он увидел перед собой настоящий оазис: группу пальм и источник воды.
 Он сам себя заставлял не торопиться, когда шел оазису. Он тратил свои силы бережно, по крупице. Он рассчитывал каждый шаг, и  выжил, вопреки всему.
 Он выжил, но проклял тот день, когда взял с собой юношу. Старик был уверен, что мир, в котором отцы хоронят своих детей, – плохой и несправедливый мир.
-         Юность нетерпелива, - думал он. - Ей так хочется принимать желаемое за действительное. Она верит миражам и не любит терпеливо ждать того, что прячется за горизонтом.
 Есть еще один финал этой притчи, более реальный, что ли. Надорвавшийся на мираже, остается в живых, но начинает ненавидеть мир, его обманувший. Он не может простить жестокой, человеческой природе  несовершенство своего зрения или психики.
 Он начинает мстить миру этому за недостижимость миража, даже тогда, когда выходит к оазису.
 Случается подобное сплошь и рядом.
 Сионизм  для многих оказался миражом. Человеку свойственно идеализировать и себя и свою мечту. Он бежит к мнимой цели из последних сил, а, надорвавшись, увидев совсем не то, что он ожидал увидеть, перерождается, начинает презирать и ненавидеть свою собственную цель.
 Святой легко превращается в черта. Честный и чистый некогда человек продает душу  дьяволу. Не получив за свои идеалы, самоотверженность и даже подвиг,  материальную компенсацию, он готов продать не только эти идеалы, но и мать родную.
 Среди большевиков тоже было достаточное количество людей светлых, бегущих за миражом. Как эти люди мстили миру за ложность своей же, собственной мечты, общеизвестно.
 Любая идея, достигнув фанатичных степеней, становится миражом.
 К великому сожалению и сионизм для многих борцов за его победу оказался иллюзией. И борцы эти превратились в предателей своих же идеалов.
 Я думаю, что причина резкого «полевения» нашего общества в начале девяностых годов именно в этом. Толпы безумцев стояли на Площади царей и пели гимн миру, в то время, как враг Израиля вооружался и готовил кадры в школах самоубийц.
 50 лет непрерывных войн, неизбывная ненависть соседей, межобщинная рознь, нищета одних и фантастические богатство других – все это привело к разочарованию тех, кто не шел к подлинному оазису, а бежал за миражом.
 Борцы за социалистические идеалы сионизма превратились в смертных врагов самой возможности победы идеи Герцля.
 Мечта о каком-то новом, израильском народе, о его нежной любви с арабами, о строительстве особой израильской культуры – все это оказалось блефом самих же конструкторов этого блефа.
 И тогда конструкторы стали мстить стране и людям за свои собственные заблуждения и ошибки. 
 Это они  внедрряли в массовое сознание страны  и мира, что сионизм умер, что в очередной раз «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». И теперь этот, не оправдавший надежды мир, можно отдать или продать по дешевке.
 Мало того, прежние сионисты - идеалисты вдруг уверовали в очередной миф либерализма, придуманный Западом, и вновь бросились бежать за мнимым глотком воды на горизонте.
 Опасный народ идеалисты, крайне опасный. В случае Еврейского государства не способны они примериться с тем, что впереди все та же, тяжкая дорога, и предстоит  бороться за выживание, пока жив  народ Торы. И другого пути не будет.
 Написано в Пасхальной Агаде, что в каждом поколении будут рождаться те, кто захочет нас уничтожить. Это реальность. Все остальное – мираж.
 Не могут бывшие сионисты примериться с невозможностью веры в нового идола. Не могут простить Израилю, что никак он не хочет  превратиться в один, огромный супермаркет, где хором поется одна скучная «молитва»: деньги – товар – деньги – товар – деньги….
 Высокое с низким соседствует в жизни человека. Но закон миража не оставляет человека не при каких обстоятельствах. Кому-то не до идей национального возрождения. Для него пресловутая рубашка не только ближе к телу, но и срослась с душой.
 Теперь вновь ввернемся в пустыню. Но не причта очередная последует, а документальная зарисовка.
 В Синае привезли нас, группу журналистов, к настоящему оазису в пустыне. Издалека выглядел он прекрасно: дюжина высоченных, величественных пальм, зелень кустов у их подножья, чудный отблеск воды, накопленной в каменной ванне.
 Но вот и сам оазис в окружении глинобитных хижин без окон и дверей.
 Нам разрешили исследовать пространство. Лучше бы нам запретили это делать.
Внутри жилищ – вонь и грязь. Прямо у драгоценного источника воды валялся мусор: обертки от пакетов и пластиковые бутылки. И в самом водоеме, огороженном камнями, гнила какая-то гадость.
 Откуда не возьмись, появились старухи – бедуинки, похожие на высохшие кактусы, и разложили на камнях свой товар: стандартный набор низкокачественных украшений, производство которых развернуто то ли в Иерусалиме, то ли на Малой Арнаутской в Одессе.
 И все очарование оазиса, этого чуда, пропало: пальмы стали казаться пыльными и бутафорскими, а вода - мерзкой.
 Выходит, полдела не попасться на мираже и достичь настоящего оазиса, нужно еще не опоганить его, не испортить своим присутствием.
 Не смогли бедуины Синая совладать с небольшим оазисом. Попробуй за полвека справиться с целым государством: не извериться в нем, не устать, а продолжать творить  то благое дело, которое  начал.
 Понимаю, что без высокого идеала нельзя было поднять на подвиги, битвы и лишения первопроходцев Еврейского государства. Но ничего не поделаешь, идеал этот  оказался обычной дракой за клочок земли. Пусть земли, принадлежащей народу еврейскому по праву истории и по праву силу, но обычной земли, а не райских кущ, где по мановению волшебной палочки появится утопический Город солнца, заселенный каким-то замечательным, не существующим народом.
 Мне кажется, что сейчас приходится платить тяжкую дань за вынужденную ложь пионеров сионизма. Отцы посадили виноград, от которого на  губах детей оскомина. Но все проходит. Даст Бог, пройдет и это.
 Социалисты – утописты надорвались в тщетной попытке настигнуть мираж. Они устали, они готовы капитулировать перед врагом. Они в панике. Достаточно познакомиться со статьями в прессе на иврите, чтобы увидеть несчастного, который надорвался в беге за миражом.  Но на этих беднягах, к счастью, еврейский народ не кончается, да и не кончался никогда.
 Ранним утром встречаю белобородого старика,  не верящего в миражи, и знающего твердо, что где-то там, впереди, настоящий оазис и глоток чистой воды.

 Старик не знает, каким долгим будет его путь, но он уверен, что проделать его необходимо. Идти вперед, пока держат ноги.   

НАРКОТИКИ В МАССЫ!




 Тот, кто владеет информацией, тот и ближе всего к власти, если и не владеет ей полностью. Эту старую истину нельзя забывать при анализе событий, происходящих в мире.
 Накануне развала Советской империи наиболее полной информацией о том, что происходило и происходит в стране, владел Комитет Государственной Безопасности. В комитете этом работали не только самые информированные люди, но и самые умные.
 Однако, ум этот в событиях, последовавших после 9 декабря 1991, когда в Беловежской пуще Ельцин, Кравчук и Шушкевич договорились о разделе СССР, был, в основном, направлен на операции, связанные с бизнесом, причем бизнесом самым крутым, доходным и «долгоиграющим».
  В октябре 2001 года некто Е. Логинов, бывший член Комитета Думы по безопасности собрал пресс-конференцию, в ходе которой обвинил секретные  службы Запада  в   развязывании нарко-войны против Российской Федерации.
 Войну эту он расценил, как составную часть заговора против России.
 На пресс-конференции приведены были многочисленные факты, оглашены фамилии людей, которые, по мнению Логинова, были замешаны в заговоре.
 Тема, казалось, «горячая». Однако, СМИ и России, и Запада встретили откровения Логинова с полным равнодушием. Причины этого, как будто, ясны.
 Не было никакого заговора, а был обычный сговор секретных служб, в чисто коммерческих целях. Это понимали все, а сам Логинов только ломился в «открытую дверь», причем, размахивая знаменем, сомнительного цвета.
 Логинов утверждал, что 10 декабря 1991 года 9 высокопоставленных граждан на одной из правительственных дач в Подмосковье создали транснациональный наркокартель с жизнеутверждающим названием «Содружество».
 Далее он утверждал, что собрание это протекало под патронажем ЦРУ и МИ-6. Не упомянул только, кто обеспечил безопасность и эффективность проекта на «правительственной даче». И это не совсем понятно, потому что таким сведущим людям, как Логинов, было прекрасно известно, что без согласия КГБ подобные сборища не имели шансов на успех.
 Так было и в политике, и в экономике. КГБ бдительно контролировал и политические и экономические «свободы» новой, «демократической» России.
 Только наивный человек может предположить, что профашистские партии и организации в этой стране могли возникнуть без согласия «органа безопасности». Только наивный верит, что таланты российских олигархов всех национальностей расцвели без доброй воли и помощи Лубянки.
 Но вернемся к откровениям Логинова. Немногие журналисты на той пресс-конференции узнали, что главой синдиката был назначен бывший сотрудник спецслужб, советник Дудаева  Усман Имаев.
 Логинов вновь умолчал о том, кто назначил самого Дудаева на пост президента Чечни, но тут же объявил, что Имаев – бесспорный агент западных спецслужб.
 И все-таки депутат Думы проговорился, уточняя детали работы организованного картеля. Следователи всего мира знают, что во время допроса, человек, склонный к болтливости, рано или поздно проговорится, а потому никогда не мешают ему ненужными вопросами и замечаниями.
 Поступим и мы подобным образом.
 Общим направлением деятельности наркоторговцев было производство героина в Афганистане, Пакистане и Чечне – сообщил Логинов. Канал поставки наркотиков проходил через Узбекистан. На аэродроме Самарканда полуфабрикат ( неочищенный морфин) грузили в самолеты частных компаний и доставляли в Чечню, а далее сырье попадало на специальные производства. Там, под охраной дудаевцев и «и нанятых ими предателей, служивших в различных спецподразделениях СССР», морфин перерабатывался в героин. Мощность этого производства была такова, что в 1994 году она произвела 30 тонн героина.
 Логинов при этом не упоминает, что в те годы наркотики, при заметном попустительстве  органов госбезопасности, распространялись по всей территории бывшего союза. Этот зловещий бизнес шел  практически при патронаже государственных структур. Он же стал основой ряда нынешних состояний в России и за рубежом.  Криминальная революция, во многом, и название это получила, благодаря «стремительному» бизнесу на наркотиках.
 Любопытно, что до конца 1992 года героин с базы в Шалинском районе Чечни направлялся прямиком в Ливан, попадал в руки террористов Хизбаллы и шел на реализацию в страны Европы и в США. Недавно стало известно, что и еврейское государство не оставляли наркодельцы картеля своим попечением.
 Логинов обнародовал еще один канал распространения наркотиков с помощью турецких властей, через Фамагусту – город в северной части Кипра, в точке тоже близкой к еврейскому государству.
 Не только «предатели» из секретных служб КГБ были замешаны в этом бизнесе. Логинов упомянул и румына из «Секуритате», известного как «доктор Думитру». Этот доктор реализовал чеченский героин через Венгрию и Австрию в Германию и Италию. В Италии героин попадал в руки местных мафиози, а те давно нашли помощников в лице албанских боевиков из Косово. Эти «борцы за свободу угнетенного народа» по некоторым сведениям захватили до 60% торговли наркотиками в Германии и Дании, 70% в Швейцарии и даже 40% в США.
 Стоп! Логинов, конечно, не сообщил, под чьим патронажем действуют цыганская мафия наркоторговцев на пространствах бывшего СССР. Никогда еще это племя не накапливало таких фантастических богатств, как в последнее время. А то, что накопление это шло под естественным руководством, контролем и патронажем секретных служб не подлежит сомнению. И дело здесь не в сговоре рядовых милиционеров с цыганскими баронами. На этом сговоре не могли быть построены настоящие цыганские дворцы неподалеку от Кремля. 
  К действиям наркотического картеля, возникшего по утверждению Логинова, на «одной из правительственных дач Подмосковья», тут же присосались не только  террористы их ХИЗБАЛЛЫ. Логинов упомянул самого Ильича Рамиреса Санчеса, известного под кличкой «шакал».
 До первой чеченской войны деятельность картеля шла по накатанным рельсам, но затем Имаеву пришлось искать выход из кризиса, связанного с тем, что район Шали был занят русскими войсками. И где же он решает собрать очередную конференцию? Как раз, напротив Кремля, в сотнях метрах от вотчины КГБ, в одном из номеров гостиницы Россия. На этот раз, даже в Подмосковье не было нужды прятаться.
 Логинов, естественно, знает, кто присутствовал на планерке: «четверо чеченцев во главе с Имаевым, Шакал – Ильич, представитель от литовской группировки, и, внимание! казначей «Содружества» Константин Шварцман, «имеющий израильское гражданство и ведущий дела в Лондоне» Логинов стыдливо упоминает и «некоторых других». Надо думать, эти «другие» и выбрали для сходки гостиницу Россия по географическому принципу, чтобы не отрываться далеко от места работы.
 Впрочем, и здесь Логинов не смог сдержаться и кое-что выболтал. Он сообщил, что у Имаева были обширные связи в столице Р.Ф. . Ему благоволили высшие чиновники правительства, а также пресса. Его прикрывал крупный функционер ФСК и прямой союзник в Администрации Президента.
 «Этот же «союзник» сливал чеченцам информацию о действиях российских подразделений, и это привело к гибели четырех групп спецназа, занятых поисками Дудаева».
 Выходит, «планерка» в Москве прошла под надежной крышей, а потому и ее усилия по выработке новых баз по переработке наркотиков и каналов распространения были успешными.
 Депутат Логинов утверждал буквально следующее: «К тому же стало ясно, что канал «крышуется» высшими чиновниками в Москве и наказания за опеку боевиков можно не бояться».
 Слово «крышуется» прочел впервые. В русском сленге, судя по всему, оно стало обычным. «Крыша» не работает даром. Степень растления власти в России стала настолько угрожающей, что органы безопасности решили сменить ориентиры, да и богатства, в ходе «криминальной революции» были накоплены немалые.
 Президент Путин получил власть, чтобы хоть как-то разгрести «авгиевы конюшни», загаженные до предела его предшественниками и их наемниками по всему миру.
 Естественно, что русские националисты вину за разгул самого опасного криминала возложили на инородцев. Один из  публицистов, черпающих информацию из источников в ФСБ, некто А. Алексеев, так и пишет в газете «Спецназ России»: «Необходимо найти в себе мужество и признать такой простой факт: «Норд – Ост» был не случаен, а неизбежен. По все России раскинута обширная и крепкая сеть, враждебная российскому государству и русскому народу. Имя этой сети – кавказские и прочие диаспоры. Многие их представители не только ведут противозаконную и антигосударственную деятельность, но и препятствуют всем, кто хочет ее пресечь».
 В одном ошибается, и делает это осознанно, Алексеев. Криминал враждебен любой стране и любому народу. «Лица кавказской национальности» превратились в бандитов и врагов русского народа только потому, что именно этих людей стал использовать сам «русский народ», его элита секретных служб, обладающая абсолютной властью.
 Думается, феномен этот касается не только России, но и любой страны, чьи «органы безопасности» готовы нарушать законы ради прибыли.
   «Норд - Ост» стал еще одним толчком, заставившим российские спецслужбы осознать опасность продолжения криминальной революции в России. Криминал в последнее время стал легко солидаризироваться с коммуно – фашизмом. Связи одного из олигархов с Прохановым и Зюгановым – прямое тому доказательство, а делиться властью с представителями тоталитарных сект элита России еще не готова.
 Отсюда и пафос нынешних борцов с наркобизнесом в этой стране. Тот  же Алексеев пишет: «Дело в том, что наркотики представляют собой средство гарантированного и мучительного убийства, за которое жертву еще и заставляют платить. Те, кто распространяет наркотики, поступают точно так же, как и те, кто отравляет воду в водопроводе или подкладывает бомбы в общественном транспорте. И те, и другие – убийцы и террористы, которые заслуживают смерти и должны ее принять как можно скорее».

 Красиво сказано. Только непонятно, неужели истина эта не была известна создателям картеля на Подмосковной даче  властным структурам в России, долгие годы курирующим этот картель? Но кто тогда, в 1991 году, мог подумать, что дело случки наркотиков с террором не ограничиться акциями исламского фашизма в Израиле и на Западе, а продолжиться мясорубкой в Чечне, взрывами домов в столице России, и смертью заложников в театральном центре на Дубровке.

                                                                      2002 г.    

ВСПОМНИТЬ И ПОНЯТЬ

    


 Пароход «Сент Луис» отчалил от берегов Германии в мае 1939 года, через шесть месяцев после погрома «Хрустальной ночи». На борту судна тысяча еврейских эмигрантов. Куба, куда держал путь корабль, не позволила беженцам сойти на берег. США категорически отказали немецким евреям в визе. Страны Латинской Америки последовали примеру своего северного соседа. Пароход, к великой радости Гитлера, доставил эмигрантов обратно, «на убой», в Германию. Фюрер понял, что никто не помешает ему истребить ненавистный народ полностью.
 Гениальный физик Джеймс Франк точно охарактеризовал эру открытий всесокрушающей мощи ядерной энергии: « Единственным критерием, по которому я могу судить о действительной важности новой идеи, является чувство ужаса, которое охватывает меня».
  Ассимилированный, немецкий еврей Франк писал о науке. Однако, 20 век «славен» не только новыми идеями в этой области. Идеи коммунизма и фашизма тоже ничего, кроме ужаса, не могли вызвать у здравомыслящих современников.
 Однако, далеко не у всех. В частности, новейшая идея Гитлера: избавить мир от евреев, путем их поголовного истребления, вызвала ужас только у самих евреев. Почти весь остальной мир отнесся к ней довольно спокойно. Гитлер, Гиммлер, Эйхман и прочие вели войну против евреев при полном равнодушии к этому неравному бою демократической общественности цивилизованного мира и самих народов «просвещенной Европы»  . 
 «Красная армия спасла евреев  от уничтожения». Когда слышу это, становится и горько, и стыдно. Кого спасла? Каких евреев? 6 миллионов сгоревших в печах, замученных и расстрелянных? 
 Западные союзники России предусмотрительно помалкивают о  роли спасателей народа Торы. Им своя роль в этом мифическом процессе хорошо известна. 
 Думаю, есть необходимость и в Израиля, кое о чем вспомнить, чтобы не жить в чаду иллюзий и видеть положение вещей в подлинном свете. 
 На Нюрнбергском процессе всячески пропагандировалась ложь о союзниках, не знавших об истинном размахе и ходе « окончательного решения еврейского вопроса». 
 Знали прекрасно в общих чертах и деталях. Такое невозможно было скрыть, да фашисты особенно и не скрывали успешный ход геноцида. 
 Совсем недавно, в архивах МИДа Великобритании, историком Барбарой Роджерс был обнаружен любопытнейший документ на 20 страницах. Этот меморандум содержал внушительную информацию о зверствах наци в отношении евреев.
 Из документа следовало, что был он вручен лидерами еврейских общин США лично президенту Франклину Рузвельту 8 декабря 1942 года. Этот текст держал в руках и  читал президент великой, воюющей с нацизмом державы: 
 « Гитлер уничтожил к декабрю этого года 2 миллиона евреев. Пять миллионов евреев, которые еще могут оставаться на оккупированной нацистами территории, находятся под угрозой полного уничтожения – согласно официальному приказу Гитлера полностью истребить евреев… В разных частях Восточной Европы созданы центры научного и хладнокровного массового убийства евреев…. Очевидцы, польские рабочие – христиане, подтвердили сведения о том, что отдельные здания на бывшей российской территории используются немцами в качестве газовых камер, в которых убивают тысячи евреев, взрослых и детей …. Уничтожение евреев целыми железнодорожными составами в огромных крематориях в Освенциме, вблизи Кракова, подтверждают очевидцы в сообщениях, недавно достигших Иерусалима".
 Добрый христианин Рузвельт прочел этот документ о реализации новой идеи нацистов, но ужаса, судя по всему, не почувствовал. Нет сведений, что меморандум этот читал Уистон Черчилль, но место, где он был обнаружен, не оставляет сомнений, что читал. 
 Не был толстяк с сигарой антисемитом, но интересы Королевства, что понятно, ставил превыше всего. Видимо, ужас перед истреблением евреев не входил в обязательную эмоцию по защите этих интересов. 
 Ни на одной "исторической встрече" между вождями коалиции о геноциде евреев Европы даже не вспоминали.
 А точно доказано, что союзники и до приведенного меморандума из разных секретных источников знали о Холокосте, но по ряду причин, о которых мы поговорим далее, ничего не предприняли, чтобы помешать Гитлеру в его истребительной войне против безоружных людей.
 Это было старой, испытанной политикой: не видеть, не слышать, не замечать. Запад давно знал, что слова фюрера никогда не расходились с делами. Накануне Второй мировой войны, 30 января 1939 года фюрер открыто заявил на митинге в Берлине: /
 «Сегодня наступил день, который, возможно, останется в памяти не только немцев, и я хотел бы добавить следующее: в моей жизни, во время моей борьбы за власть я часто оказывался пророком, но меня часто высмеивали, прежде всего, евреи. Я думаю, что этот смех немецких евреев застрянет теперь у них в горле. Сегодня я снова буду пророком. Если мировое еврейство сумеет в Европе или в других местах ввергнуть народы в мировую войну, то ее результатом будет отнюдь не большевизация Европы и победа иудаизма, но уничтожение еврейской расы в Европе». /
 Через 7 месяцев после этого выступления мировая война началась. И Гитлер приступил к реализации своего пророчества.   
 Лагерь Биркенау рядом с Аушвицем. Три километра шел вдоль страшных путей, по которому подвозили евреев со всей Европы к бывшим конюшням польских улан и к газовым камерам. Шел по этому открытому пространству и думал: вот замечательная цель для бомбардировок. Американцы и англичане превращали в развалины целые города, стерли с лица земли Дрезден, убив за одну ночь 100 тысяч человек. Почему «летающие крепости» пощадили лагеря уничтожения. Ни одна бомба не подъездные пути к Аушвицу, Треблинке, Дахау,…. Не было даже попытки уничтожить газовые камеры. Можно подумать, что не получали пилоты приказ бомбить лагеря смерти из боязни нанести вред заключенным. Но какой вред можно было причинить приговоренным к смерти и к смерти мучительной, о чем прекрасно знали президенты, премьер министры, генеральные секретари и генералы, отдающие те самые приказы. /
 У экскурсовода по Освенциму постарался выяснить систему охрану лагерей. Она была простой и эффективной: вышки с автоматчиками, солдаты с собаками – вот и все. Н е  б ы л о  вокруг самого страшного лагеря зенитных батарей. Они не были нужны там. О чем, судя по всему, знали сами нацисты. /
  Рабби Йосиф Телушкин пишет об этом так:
 « В 1944 году союзники не раз бомбили семь других заводов синтетической нефти, расположенных не далее сорока пяти километров от Освенцима. Их самолеты, выполняющие это задание, не раз пролетали над железнодорожными путями, которые вели к лагерю смерти. По никогда не объясненным причинам, но которые свидетельствуют о безразличном отношении к гитлеровскому «окончательному решению еврейского вопроса», и английские и американские стратеги отказывались бомбардировать лагерь, хотя и обладали техническими возможностями для этой операции и знали, что в лагере ежедневно убивают тысячи евреев». /
 « По никогда не объясненным причинам» – пишет Телушкин. Он и не старается в своей обширной книге «Еврейский мир» их найти. А, тем не менее, причины эти очевидны. Одни исследователи выдвинули наивный тезис, что союзники, не трогая лагеря смерти, боялись поставить под удар свои возможности дешифровки нацистского эфира. Чудовищная глупость, так как другие данные, полученные этим путем, служили прямым поводом для самолетных атак. Другая причина более существенна: англичане боялись посеять панику среди евреев и, как следствия, вала эмиграции в подмандатную Палестину. Есть и ссылка на идеологическую необходимость равнодушия к геноциду евреев. Пропаганда нацистов старалась превратить Вторую мировую войну в битву с мировым еврейством. Вот союзники и боялись, что помощь обреченным, только докажет тезис Гитлера. И народы их стран откажутся воевать за « еврейские интересы». Это, как мне кажется, тоже наивное умозаключение. И не просто наивное, но глубоко бесчеловечное и циничное.
 Думаю, все проще. Христианский мир никогда не любил еврея. Юдофобия, на фоне национального, имперского сознания, была в Европе, за редким исключением, общим местом. Судьба племени Авраама волновала англичан, французов или американцев не больше, чем перспектива выживания индейцев или смертность среди негритянских племен в Экваториальной Африке.
  В замечательной книге Артура Морзе « В то время, как погибли шесть миллионов» приведена одна поучительная история: отец приказал сыну прыгнуть  с крыши сарая. Сын отказался сделать это. Он резонно боялся разбиться. Отец настаивал, обещая поймать сына на лету. Уговорил. Сын прыгнул и сильно ушибся. Отец и не думал его ловить. « Это научит тебя, мой милый, никому не доверять, кроме себя», - сказал он, вытирая слезы сына. /
 Вот такая история о евреях в Израиле.. Мало что изменилось за прошедшие 60 лет. Единственное, пожалуй, существенное событие в судьбе народа Торы – это победа сионизма, если трактовать ее, как возможность для евреев защищать себя силой оружия в этом кровожадном и лицемерном мире.
 Сегодня, когда мы слышим всхлипы либералов, бесконечные упреки за злоупотребления силой,  последний урок трагической истории евреев не должен пройти зря. Сегодня, когда СМИ Европы учат Израиль добру и правам человека, и даже «левая», израильская газета «Маарив» печатает на первой полосе трогательное фото палестинского подростка, бросающего камешек в мощную и беспощадную громаду еврейского танка, не худо бы вспомнить, где были все эти пацифисты, миротворцы и радетели «европейского, просвещенного гуманизма», когда нацисты душили газом полтора миллиона еврейских детей?/
 Впрочем, нет худа без добра, и последние события могут послужить историческим уроком. Конечно, для тех, кто уроки эти способен воспринимать:

 ЕСЛИ ИЗРАИЛЬ САМ НЕ СУМЕЕТ ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ, ЕГО НЕ ЗАЩИТИТ НИКТО.  

МАХМУД НЕ ПОДПИШЕТ...


«Председатель Палестинской администрации Махмуд Аббас (Абу Мазен) снова заявил, что не подпишет мирное соглашение с Израилем, не удовлетворяющее всем чаяниям палестинского народа. Как сообщило агентство "Маан", Махмуд Аббас заявил, что приемлемое соглашение должно предусматривать формирование палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме, а также обеспечивать справедливое решение проблемы беженцев на принципах Арабской мирной инициативы».
 Последняя строчка – единственная уступка Израилю. Принцип сей гласит: «Достичь путём обсуждений справедливого разрешения проблемы палестинских беженцев в соответствии с 194-й резолюцией ООН. В отличие от более ранней позиции ЛАГ, инициатива не требует безоговорочного права палестинских беженцев на возвращение на территорию Израиля».
 Это значит, что Махмуд не настаивает сегодня на  самоликвидации Еврейского государства и считает, что время для этого события еще не пришло.. При этом хозяин автономии не уточняет, что он будет делать с 4 миллионами, так называемых, беженцев? Как он собирается обеспечить их возвращение? Чем собирается кормить этих несчастных? И сколько эта затея будет стоить Израилю и мировому сообществу?
 А в остальном – старая, пустая и скучная песня от Ясера Арафата . И в очередной раз совершенно непонятно кому и зачем понадобился этот «мирный процесс»? Впрочем, понятно – чернокожему президенту США, как и его однопартийцу – саксофонисту.- Клинтону. Видимо, в программу демократов (либеральных фашистов) США обязательным пунктом входит этот чертов «мирный процесс», как очередная попытка уничтожить Еврейское государство.

 Что дальше? Если принять во внимание участившиеся теракты: ножи и камни – слуги Аллаха только и ждут конца переговоров, чтобы  устроить третью интифаду, теперь уже с помощью взрывчатки, автоматов и ракет из Газы. Тем более, что ряд главарей-убийц уже выпущены на свободу.  Будем надеяться - не одни олухи-миротворцы сидят в правительстве Израиля, и страна готова к такому ходу событий.

ОПАСНАЯ ШУТКА Рассказ


  Дед  Веня  в свои 90 лет сохранил ясность ума и склонность к юмору. С подвижностью у деда наметились проблема, а в остальном он и детям своим мог дать фору.
 Шестьдесят лет, до самого отъезда в Израиль, Вениамин Кишбаум прослужил в областном драматическом театре города Камска, только во время войны с Гитлером вынужденно изменил своей  любимой профессии. Больше всего на свете Кишбаум любил роли в комедиях. Особенно нравились ему пьесы с юмором затейливым, хитрым и скрытым.
 Покойная жена деда Вени говорила так: « Никогда в жизни не могла понять, шутит мой Венчик или нет». 
 Что еще я должен рассказать об этом, замечательном деде – долгожителе. Он и в старости любил публику, аплодисменты, зрительный зал, в общем, перед которым можно выступать а потому после восьмидесяти лет стал каждый год праздновать свои «победы над временем» – так он называл эти праздники.
 А тут подошла круглая дата – настоящий юбилей.
 Сыновья и дочери, внуки и правнуки  давно отказались от домашних застолий, и вот уже несколько лет подряд отмечали торжества деда в ресторане "Анютины глазки». Есть такое заведение в городе Бат-Яме.
 Дед – Веня сам эти «глазки» выбрал, одобрив меню,  категорически запретив музыкальное сопровождение юбилее. Дед, как уже говорилось, очень любил выступать при массовом скоплении народа, а музыка ему мешала исполнить свою роль.
 В этом году собрались у составленных столов трое детей деда, семеро внуков, десять правнуков и еще дюжина друзей и знакомых.
 Первый тост поднял, по традиции, старший сын деда  Вени – Лев. Он, запинаясь, и косноязычно выдал все положенные слова, при этом сам юбиляр нервничал, подскакивал, а сидя, заметно дергал ногой. В общем, проявлял явные признаки нетерпения.
 Выпили, и дед сразу же поднялся:
  - Дорогие мои! – сказал он. – Спасибо, что пришли меня поздравить с этим знаменательным днем победы над временем и великого Удивления, потому что человек, идущий к столетнему юбилею, просто обязан вызывать у живущих именно это  чувство.
 Но должен сказать, что еще больше я удивлю вас своим поступком, так как накануне этого праздника решил сделать сам себе подарок…
 Дед  Веня, как большой мастер спичей разного рода и опытный актер, сделал многозначительную паузу.
-          Я купил лотерейный билет! – юбиляр при этом сообщении даже приподнялся на цыпочки. – Вы не удивлены? И зря, потому что за всю свою долгую жизнь я ни разу не играл ни с кем на деньги. При Сталине заставляли отдавать свои кровные, заработанные гроши за пустую бумажку облигаций. Это было. Но больше никто и никогда не мог меня заставить влачить жалкие дни в ожидании случайного выигрыша.
 Все вы знаете девиз моей жизни: «Рассчитывай только на себя, и пусть случится то, что должно случиться». Я всегда считал, что жить в ожидания приза за риск покупки какой-то бумажки, недостойно мужчины. Меня унижала так же и мысль, что кто-то обогатиться, воспользовавшись моей низменной страстью что-то получить, как теперь говорят, на халяву.
 И вот, такой убежденный противник лотерей, как я, вдруг покупает билет лото себе в подарок. Абсурд, скажете вы, предательство своих собственных принципов. И ошибетесь.
 Позвольте  сделать вынужденное отступление. Миру игроков давно известно, что новичкам в играх на удачу везет. Один мой знакомый лихорадочно выискивал людей, ни разу не посетивших скачки на ипподроме. Он тащил их за собой и заставлял делать ставки, на его деньги, конечно. И эти лохи, ничего не соображающие в бегах, оказывались в барыше.
 Буду краток. Я узнал, что участники этого розыгрыша лото могут сорвать банк в 15 миллионов шекелей, и решил, что пора лично мне включиться в игру.
 Так как, я впервые это делаю за девяносто лет жизни, указанная, солидная сумма, можете быть уверенны, у меня в кармане.
 Тут за столом началось некоторое веселое оживление. А любимый внук деда – Григорий – поднялся с вытянутой вперед рукой и закричал:
-          Да здравствует наш самый замечательный и веселый дед  Веня – миллионер! Ура!
Григория поддержали аплодисментами почти все присутствующие.
-          Прошу еще одну минуту внимания! – остановил гостей юбиляр и сел, потому что в ногах его не было уже той силы, как прежде. – Я решил выиграть эти пятнадцать миллионов, - продолжал задумчиво дед Веня, - но потом подумал, зачем мне такая куча денег? В моем-то возрасте. И я решил, что выигрыш этот нужен мне, чтобы принести радость близким. Я взял лист бумаги и написал завещание, вспомнив каждого, кто дорог моему сердцу….
 На этот раз никто не стал прерывать старика. Наступила полная тишина. И в этой тишине юбиляр  развернул лист бумаги, оседлал свой крупный нос очками в тяжелой оправе и стал читать, причем голос его приобрел некоторую торжественность и даже печальные нотки.
-          Моему старшему сыну – Марку Кишбауму я завещаю один миллион шекелей в надежде, что деньги эти он потратит на свое пошатнувшееся здоровье…
-          Дед! – вскочил внук – Григорий. – Кончай эту лабуду. Давай выпьем! Куда торопиться. Бабки еще нужно выиграть - это раз, да и жить ты будешь, как минимум, до 120 лет.
 Но всем было интересно, каким образом намерен юбиляр распределить свое богатство? На Григория стали шикать, а внук деда по имени Анатолий – и вовсе посоветовал Григорию заткнуться.
-          Гриня, - поставил точку в возникшем споре сам дед. – Вам не придется ждать моей смерти. Деньги я начну распределять сразу по получению.
-          А мне, мне сколько? – закричала вдруг весело дочь старика – Нина.
-          Подожди, Ниночка, не торопись, - остановил ее отец и вернулся к своему «завещанию». – Итак, моему среднему сыну Пинхасу Киршбауму я намерен отдать два миллиона шекелей.
-          Не понял, - поднялся старший сын старика. – Это почему мне миллион, а ему – два.
-          Объясняю, - кивнул старик. – Тебе нужны деньги только на свое здоровье, а Пине и на поправку организма, но  и на улучшение скверных жилищных условий. То есть на покупку новой квартиры.
-          Да он на эти деньги дом новый купит! – воскликнул Марк.
-          А тебе какое дело? – не выдержала жена Пинхаса Берта. – Имеем мы право, хоть под старость, пожить по - человечески!
-          Ладно, Берта, - отмахнулся Пинхас. – Это только мой братец – барин, аристократ вшивый, имеет право на апартаменты. Мы для него быдло, черная кость.
-          Прекратить! – поднял руку дед Веня. – Читаю дальше. Моей дочери – Анне я намерен подарить три миллиона шекелей.
-          Папа! – поднялась умница – Анна. – Мне таких денег не нужно. У меня минус в банке всего  полторы тысячи. Вот его и покрой. Этого достаточно.
-          Хорошо, - охотно согласился дед Веня. – Цифры будут исправлены.
-          Что?! – остановил юбиляра муж Анны – Дмитрий. – Это как это исправлены? Шутки нужно понимать. Может у некоторых вся жизнь – сплошной минус. Я протестую.
-          Ладно – сказал ему дед Веня. – Пятисот тысяч тебе хватит?
-          Какое там? Не меньше миллиона!
-          Ладно, уговорил, - согласился старик. – Читаю дальше, внуку моему Григорию – пять миллионов шекелей. Его дело молодое. Пора жирок накапливать.
-          Дед, хватит! – сказал внук – Григорий. – Пошутил – и ладно. Мы поняли, как ты нас любишь. Перестань! Чистый анекдот получается.
-          Хорошо, - кивнул дед. – Хочу только сказать, что ценил в этой жизни не только заботу родных, но и дружество между людьми ценю не меньше. Моему многолетнему другу, прикомандированному ко мне органами социальной опеки, Якову Айзенбергу, – я дарю миллион шекелей.
 Услышав об этом даре, шустрый и маленький Яков Айзенберг быстро обогнул стол, обнял деда и расцеловал его в морщинистые щеки.
-          Веня, - сказал он. – Давай выпьем за твою щедрость и богатство души. Хочешь знать, как я потрачу свой миллион? Мы с тобой отправимся в кругосветное путешествие. Мечта моей жизни. Меня пока что ноги держат, а тебя за эти деньги на руках носить будут всю дорогу.
-          Отличная идея! – воскликнул дед Веня. – Сначала отправимся в Японию, к гейшам. Всегда мечтал с этими дама познакомиться. Говорят, они с нашим братом могут творить чудеса.
-          Дедуля – то у нас какой славный, - достаточно громко произнесла внучка юбиляра – Тамара. – Деньжата с прислугой прокутить хочет со шлюхами.
 Тут дед Веня вскочил.
-          Тамарка! – закричал он. – Сейчас же извинись перед Яшей, а то ни гроша от меня не получишь.
-          Видели мы их раньше, - пробубнила внучка.
-          Ты, Тамара, настоящая свинья, - произнес кто-то на дальнем конце стола.
-          Это я свинья!? – вскочив, завизжала злая внучка. – А чужим людям миллионы в зубы давать можно.
-          Да ладно тебе, Тамарочка, - попробовал успокоить горячую супругу ее муж – Самуил. – Какие деньги – один воздух!
-          Ты идиот, Сема, - привычно осадила мужа внучка старика. – Дело не в деньгах, а в отношении. Дед Веня всегда нас ненавидел. Вот и решил все раздать чужим людям.
-          Молчать, Томка! – не выдержал юбиляр. – За что тебя, такую злыдню, любить! Я-то, дурак, думал тебе целых пятьсот тысяч отсыпать, а теперь все исправлю на ноль, обязательно исправлю!
-          Правильно, дед! – заорал еще один внук юбиляра – Зиновий. – Так ее!
И тогда Тамара молча швырнула в Зиновия первое, что попало под руку – большой стакан с минеральной водой. Стакан пролетел мимо физиономии обидчика, но вода окропила нескольких гостей, а сам стакан превратился в тысячу осколков, ударившись в стену. Затем Тамара  заставила подняться все своей семейство, чтобы покинуть оскорбившее ее собрание. Тамару пробовали задержать, но тщетно.
 Вечер был окончательно испорчен. Дед Веня, к счастью, перестал распределять свой возможный выигрыш, но склока по поводу дележа пятнадцати миллионов продолжалась еще долго.  Гости шумели, а старик молчал, но к прениям прислушивался внимательно.
 Внук Григорий оставил свое семейство и, повинуясь душевной склонности, сел рядом с юбиляром. Выпили они с дедом еще по две рюмки водки.
-          Знаешь, - сказал ему старик. – Нет ничего хорошего в долгой жизни. Рано или поздно узнаешь то, что знать совсем необязательно.
-          Этот еще мудрый царь Соломон заметил, - сказал внук Григорий.
-          Значит, я тоже не дурак, - оживился дед.
-          Ну, как тебе сказать, - вздохнул внук. – Богатство этого Соломона тоже пошло прахом.
-          Знаешь, - подумав, сказал дед. – Порву я свой билет лотерейный, на мелкие клочки порву.

-          И правильно сделаешь, - одобрил такое решение внук, наливая старику третью рюмку.

СОН РЕБЕНКА. ОТПУСК 2001 года.



 Знаю, что будет вскоре: покой, прохлада, осенний парк и полноводная река. Все это называется странным словом «отпуск». Я туда  о т п у щ е н - в покой, прохладу и тишину. А еще – в мир без войны, ненависти, агрессии, насколько он возможен такой мир.
 К телевизору отпущен, где в новостях ровно пять минут занимают политические события, а остальное - местные сообщения экологического порядка и репортажи о новостях культуры.
 Полчаса до аэропорта и 180 минут лета – вот и все, что отделяет меня от аллеи вязов в осеннем парке.
 Спасибо ребенку. Младенец готовит нас к перемене участи. Он спит в машине. Спящего хранит специальное кресло. Ребенок склонил головку набок, прижавшись розовой щекой к ремню безопасности.
 Машина продвигается в пространстве на скорости 100 километров в час.
 Дома, деревья, редкие прохожие – все это проскакивает мимо, не задерживаясь, не застревая в памяти.
 Ребенок спит.
 Мы говорим о суетном и необходимом. Нервничаем, потому что предстоит разлука. Мы терпимо и даже любовно относимся друг к другу. Впереди расставание и от этого наши чувства еще нежнее. Мы испытываем что-то, вроде комплекса вины перед теми, кто нас провожает.
 Мы улетаем в мир и прохладу. Они остаются в хамсине и войне. Мой сын с автоматом, а дочь- солдатка за рулем военной машины.
 Мы же, старики, отпущены на волю, а потому все-таки возбуждены сверх меры и говорливы. Ребенок не слышит взрослой речи. Время сна, и он спит. Нервы ребенка в полном порядке. Он не знает злых, глупых и жестоких снов. Ребенок убежден, что все слова, произносимые людьми, ласковы и спокойны. Слова речи взрослых в машине не пугают ребенка.
 Он спит.
 Мы любим спящего в машине, но нам, в глубине души, не хочется, чтобы ребенок спал. Нам на прощание нужна радость от этого существа. Нам хочется тормошить его, целовать и слушать, потому что в речи ребенка нет ничего, кроме надежды на мир и покой.
 Но ребенок спит, а спящий младенец – это святое. Положено при всех обстоятельствах хранить сон ребенка. Глупая, непростительная жестокость разбудить его только потому, что нам мало видеть его спящим и счастливым.
 Непредсказуем и зол мир вокруг. В любой момент люди могут начать грабить и убивать друг друга. Шум двигателя и наши голоса не способны разбудить ребенка, но взрывы и вопли страдания вот уже много тысяч лет жестоко будят спящих младенцев.
 В каждом прерванном сне чистого существа – победа силы зла и разрушения. Мы знаем об этом, улетая в отпуск, и безмолвно молимся о спящем ребенке…
 Мы обгоняем платформу, на которой, как памятник, высится танк. Эту тяжелую, страшную машину поставят возле зловещей пещеры, из которой в любую минуту могут выползти люди, способные не только разбудить ребенка, но и убить спящего….
 Скоро, в отпуске, мы, перед входом в магазин, будем по инерции браться за молнии и замки сумок, но там никто не станет подозревать нас в злом умысле, и мы быстро привыкнем к миру, как и  привыкнем к полноводной и чистой реке, под смешным, «местечковым» именем ВАХ.
-         Вах! Какая нас ждет река, на берегах которой сидят рыболовы, отпускающие пойманных лещей обратно в реку…
 На въезде в аэропорт длинная очередь автомобилей. Идет строгая проверка. Полиция, военные с автоматами.
 Темнокожий полицейский наклоняется к нашей машине. Он видит спящего ребенка, и суровое лицо военного человека становится мягким и женственным.
 Он выпрямляется и машет рукой. Нельзя задерживать машину, в которой спит ребенок.
 Нельзя будить его и в минуту прощания. Мы только прижимаемся губами к его головке. Мы делаем это бережно, осторожно.
 Ребенок спит, а над аэропортом грохочущее небо. Реактивные самолеты взлетают один за другим, и рвут пространство в клочья. Ребенок остается вне грохочущего мира, в мире спокойных снов.
 Он улыбается своим снам. Собственно, это и есть мир. Не голубь с оливковой ветвью в клюве, за появлением которого маячила не только гора Арарат, к которой пристал Ковчег с семейством Ноя, но и вся история человечества, пропитанная жесткостью, несправедливостью и кровью.
 Спящий ребенок – вот единственно возможный символ настоящего мира.
 Наш спит в машине, исполняя самую свободную и самую радостную работу в жизни. Его отпуска из неволи еще впереди. Его знание общества, построенного людьми, в будущем. Он спит под грохочущим, разодранным в клочья, небом аэродрома.
 Мы оставляем его спящим. Так хочется, чтобы встретил нас этот ребенок через три недели отпуска, повзрослев на тысячу лет.

 Встретил улыбкой, в которой будет и любовь, и высшее знание, и мир, и надежда.

ИЗРАИЛЬ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ




 Читаем Второзаконие : « А в городах сих народов, которых Господь, Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души». Нынешние наши либералы от этих слов в Торе испытывали постоянный дискомфорт.
 Вот еще одно место из 1-ой Книги Царств, с которым еврейский интеллект, воспитанный жертвенностью галута, тоже никак не желал смириться: «… иди и порази Амалека и истреби все, что у него, и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».
 На этих, двух отрывках, как на ходулях, еврейские атеисты, демократы и либералы строили свои теории линейного прогресса ( нравственное и техническое совершенство  человечества очевидны), и необходимости ассимиляции ( мы такие, как и все, и нечего заботится об идентификации), а юдофобы попросту призывали к геноциду потомков Иакова.
 Наиболее тактичные, «спокойные» исследователи считали, что с годами происходит эволюция  религиозного сознания. И надо, мол, давать новые толкования заповедям, которые не будут противоречить нашему, сегодняшнему моральному уровню.
 В чем он, однако, состоит, этот уровень, как правило, не уточняется.
 Есть, тем не менее, мнение, что в этих словах Торы, в приказном порядке, растолковываются «жестоковыйному народу» обязательные правила овладения "чужой" землей, правда, по воле Божьей. Других рецептов не существовало 40 веков назад. Вполне возможно, не существует и сегодня.
 Евреям, необходима была своя земля, чтобы стать народом. Получить свой клочок земли, даже в том, скупо заселенном мире, было невероятно сложно. Еврей не мог объяснить языческим племенам Ханаана, что он пришел к ним по воле Божьей, здесь собирается жить, на земле этих племен, и просит местный люд слегка потесниться.
 Тогда это было совершенно невозможно. Сегодня, как выясняется, подобное тоже нереально. «Эволюция религиозного сознания» только заводит Израиль и в моральный и в физический тупик. Нет никакой         эволюции, а есть Амалек и земля, завещанная народу Торы Богом.
 Основной нравственный вопрос заключается в понятии справедливости требования и поступка. Бездомные предки евреев считали  с п р а в е д л и в ы м  и  з а к о н н ы м  их приход в Ханнан. Способы строительства там своего дома не имели значения.
 Если Израиль считает справедливой попытку получить на правах владения невидный на большой карте клочок земной тверди, которым некогда владели предки жестоковыйного народа - значит все, что  делается во имя этого – допустимо.
 Если нация решает, что силовые меры по овладению пространством для евреев невозможны, - значит, она должна объявить об этом всему миру и начать, с его помощью или в одиночку, массовую эвакуацию населения в очередную бездомность и ликвидацию самого государства.
 Позиция, которую долгие годы навязывали Израилю социал – демократы, не смогла дать населению Еврейского государства главного – уверенности в завтрашнем дне, в праве на существовании.
 Мировое сообщество, пропитанное антисемитизмом, тоже делало все возможное, чтобы евреи осознали временность своего бытия между Иорданом и Средиземным морем.
 Евреи, любят декларировать, что живут они ради счастья своих детей. Все эти декларации можно отнести к разряду пустых слов до тех пор, пока они не начнут действовать ради этого счастья. 
 Необходимое действие должно быть объяснено лишь двумя моментами: это земля наша, и народ еврейский намерен сделать все, чтобы она таковой осталась или евреи отказываются силой сохранять безопасность своего дома и готовы отправиться за миром и покоем в новый галут. Третьего не дано.
 Но именно «третьим», аморфным и гибельным способом Израиль заставляют жить те, кто добился своего благополучия и безопасности своего дома единственным, возможным путем: кровавым насилием.
  У стран, государств, как и у людей, свой характер, своя сила и слабость, свои достоинства и недостатки. И так же как, как у людей, в силе государств кроется их слабость, а в достоинствах недостатки.
 Когда-нибудь возникнет наука, способная на уровне клинического анализа, определять болезни общества, предсказывать исход такой болезни, способы профилактики или лечения.
  Идеология США родилась в тот момент, когда в Виргинии конвент принял «Декларацию прав».(12 июня 2001 года исполнилось  125 лет со дня ее принятия).
 Американцы, за 13 лет до революции во Франции, декларировали: « Все люди от природы одинаково свободны и независимы и имеют известные, прирожденные права».
 Здоровая, блестящая, революционная идея, но уже в недрах ее текста скрывались микробы будущей болезни.
 28 июня того же года принимается конвентом «Декларация независимости», сочиненная Томасом Джефферсоном, из которой, под давлением делегатов из двух южных штатов, исключается пункт, резко осуждающий торговлю рабами.
 « Все люди от природы одинаково свободны?». Все, кроме негров и индейцев. Этот честный пункт, это поправка в Декларацию включена не была. Там оказалось иное: « Следующие истины мы считаем самоочевидными. Все люди рождаются равными, все они одарены Творцом некоторыми неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, свободу и счастье».
 Джефферсон отнесся с полным пониманием к необходимости лжи во имя единства в борьбе за независимость. Вот что он писал в своем дневнике: « Делегаты севера, надо полагать, тоже не совсем хорошо себя чувствовали, слыша резкое осуждение рабовладения, так как, хотя жители северных колоний сами имели весьма мало рабов, они довольно часто занимались привозом рабов в южные колонии».
 В общем, лирика пусть остается лирикой, а бизнес - бизнесом. Выгодно было ввозить рабов, выгодно эксплуатировать их труд – и никакие высокие слова не могли помешать белым американцам культивировать рабство.
 И все-таки Декларация была принята, как своего рода дополнение к чтимой пуританами Библии.
 Этот документ стал для будущих Соединенных Штатов маяком, к которому неуклонно стремилась нация. Идеалом, который временами казался недостижимым, но, тем не менее, мечта о точном соблюдении каждого слова Декларации всегда жила в сердце Америки.
 Почти сто лет белые вели войну  с индейцами, более похожую на геноцид в его библейском толковании.  Погубило индейцев то, что они были непригодны к работе на плантациях. Более ста лет работорговцы набивали трюмы своих парусников живым товаром чернокожих Африки. Каждый год по миллиону негров погибало в ходе охоты за ними и насильственного перемещения через океан.
 Америка крепла и поднималась к высотам прогресса на ненависти, расизме, криминальном беспределе и крови. Так и только так белое меньшинство смогло освоить, оставить за собой, шесть миллионов квадратных километров чужой или путой земли.
  Европа богатела точно таким же образом. С одной лишь разницей: Англии, Франции, Бельгии, Италии, Германии, Австрии - досталась невыгодная «географическая» карта. Колонии за морями было трудно осваивать и заселять. В итоге, Америка осталась «при своих», а «старый свет» утратил колониальный статус. И сделал он это, выработав фальшивую мораль, оправдывающую , коренную неспособность человечества к соединению в мире рас и народов.
 Исключение – Россия. Но страна эта в ходе экспансии на восток была вынуждена подвергать эксплуатации  свой собственный народ, держать его в рабстве и в годы монархии, и в годы тоталитарной власти, а в итоге так и не смогла развить производительные силы до оптимального уровня.                                       
 Вся же нынешняя «цивилизованная и просвещенная» Европа, если верить либеральным схемам, обязана своим благополучием многолетним преступлениям против человечности.
 Но не бывает страшнее праведника, чем бывший грешник. Так получилось, что моралисты Европы и Америки сегодня утверждают свои собственные принципы  за счет Израиля, за счет страны, которая, к несчастью, хочет добиться своей независимости, мира и благополучия, как раз в тот момент, когда эти страны завершили цикл   своего развития, совершив в этих целях чудовищные преступления против той морали, которую они декларировали со времен «Декларации о независимости» и Французской революции.
 Израиль просто вынужден повторить путь своих критиков: добиться благополучия и независимости, вполне возможно,  против ханжеской, современной морали бывших грешников, но, убежден в этом, не против Божьего замысла..
 Была Высшая справедливость даже том, что христианская Европа и Америка встали на путь технического прогресса. Тем не менее, оправдание Высшей справедливостью не есть залог благополучия в будущем.
 Ложь проповедей о равенстве в стране рабства, повлекла за собой ложь освобождения от рабства. Освобождение это, после кровавой гражданской войны, было осуществлено вновь как акт корысти, а не  справедливости.
 Искусственность ситуации, когда черный раб работал на белого хозяина, была подменена такой же лживой искусственностью равенства в правах и всеобщим избирательным правом У белых США был один выход: покаяться перед черными, упасть перед ними на колени, отдать им половину накопленных страной богатств и отправить несчастных на родину.
 В Америке, истерзанной расовыми конфликтами, многие понимали необходимость трансфера, но слабая попытка создать республику чернокожих в Либерии так ни к чему и не привела.
 Тем временем, США богатели, богатели сказочно, и страна эта смогла обрести покой, «купив» с помощью социальных служб значительную часть населения своей страны. Сегодня почти треть Соединенных Штатов живет на милостыню государства. Это чудовищное, ненормальное положение, попросту растление своих же собственных  граждан, пороховая бочка, на которой благодушно уселся дядя  Сэм и курит, рассыпая искры от своей сигары. Именно это, засилье маргиналов, привело к победе Обамы.
 Идея  возместить чернокожим моральный ущерб от пребывания в рабстве их предков – еще одна попытка унизить и растлить, на этот раз полностью, потомков несчастных.
 Бандит Усама бен Ладен, обрушив башни Международного Торгового Центра, дал понять Америке, что в мире полно своих бедняков, неудачников и лентяев, нуждающихся в подачке. Добрая половина этого мира желает сесть на шею США. Но даже эта мощная шея не выдержит такого груза.
 Вот подлинное значение современного кризиса и угрозы новой "войны цивилизаций". Но Америка продолжает упрямо и самоуверенно полагать, что путь к догмам «Декларации о независимости» необратим. Снова с поправками, естественно, на идеологическую ложь, с возможностью разного рода отступлений.
 Следовать каждой букве этой декларации заставляют  евреев. Израиль невольно становится заложниками американской мечты о светлом будущем. Власти США не понимают, да и не могут понять, процессы, происходящие в мире. Там, где они рукой хозяина мира наводят порядок. Откуда им знать то, что происходит в Израиле и с евреями.
 У Израиля есть своя "Декларация независимости", прописанная в Торе и другой не будет никогда. Тора приказывала потомкам Иакова уничтожить Амалека. Вот и все, договориться с ними невозможно. Путь к миру с арабами территорий - это путь к ликвидации Израиля. Боюсь, что и мир с арабами Израиля невозможен.

 Лично я готов отдать почти все, что у меня есть на святое дело мирного избавления Назарета, Яффо, Лода. Иерусалима, Акко и т.д. от слуг Аллаха. Тогда и получит смысл излюбленная теория  левых о заборчике между Израиль и автономией. Впрочем, тогда и автономию можно безбоязненно превратить в государство, так как подлинная проблема не в бешенстве арабов территорий, а в упрямой, целеустремленной чуждости  арабов - граждан Израиля.
 В этой чуждости  и неизбежность перерождения Эрец-Исраэль в арабо-еврейское государство и новый, полный трагедий, исход евреев из страны, которую они утратят в очередной раз, не в силах совладать с собственным идеализмом, природной наивностью, оптимизмом,  глупостью и жадностью.
 Понимаю, что все, мной сказанное о трансфере, из области «прекраснодушных мечтаний», как когда-то выразился русский император Николай, под номером 2. 
 Знаю, какой великий шум поднимут  либерал – демократы насчет изгнания несчастных из отчего дома и полной невозможности такой жестокости по отношению к арабам.
 Поднимут шум, забыв при этом, что почти всем израильтянам пришлось покинуть родину и отчий дом. И ничего: как - то выжили, живем, а некоторые даже процветали и пооцветают. Неужто нашим арабам недоступно то, что с легкостью и не раз, демонстрировали на протяжении своей истории евреи, даже в «голом», ограбленном виде.
  Мировое сообщество, превратившее ту же Африку и часть Азии в разлагающийся труп, тоже придет в ужас от  намерения  Израиля жить в одиночестве и покое на своих 20 ТЫСЯЧАХ квадратных километрах, отправив арабов к их одноязычным родичам, родным братьям, квартирующим на ПЯТИ МИЛЛИОНАХ  квадратных км. земной тверди.
 И все же, могу представить себе всенародный референдум, на котором каждый израильтянин выскажет свое отношение к этой проблеме. Кто знает, возможно только таким образом евреи смогут кое-что неоспоримое узнать о себе, а, узнав, перестать винить в своих бедах злокозненных соседей.
 В одной московской газете прочел замечательные, на мой взгляд, слова: « Великий парадокс глобальной потребительской демократии заключается в том, что право на радость, удовольствие и счастье, право выбора - на деле может оказаться тем ядовитым снадобьем, которым мы насильно потчуем своих детей. Если человек, этот захребетный паразит, превращает землю в археологическое, безжизненное пространство, это значит, что его мечта о материальном благополучии может уничтожить саму жизнь. Для того, чтобы дожить до торжества наших светских идей, нам необходимо новое определение святого».

 Евреям «новое определение» без надобности. Стоит только вспомнить о старом, что я и попытался сделать в этих заметках.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..