пятница, 14 мая 2021 г.

ПОГРОМ 1921 ГОДА

 

100 лет назад, в мае 1921 года, в Палестине случился погром. (Поясняю для не-израильских друзей: "погром" - это древняя традиция, родившаяся в средневековой Европе (а может быть, и раньше), когда соседи режут, насилуют и грабят евреев).
В 1921 году арабы громили евреев в Яффо, в Петах-Тикве, в Хедере, в Иерусалиме. За неделю убили 47 человек.
6-го мая беспорядки докатились до Реховота. Толпа арабов (которые ещё не догадывались, что они - палестинский народ, но уже чётко знали, что евреев нужно резать), вооружённая палками, камнями, топорами, с криками "Смерть евреям" вышла из Рамле в сторону Реховота. Обороной Реховота руководил публицист, писатель, педагог, общественный деятель, уроженец деревни Телепино, что под Киевом, Моше Смилянский.
Если не считать 2-х лет службы в Еврейском батальоне британской армии в самом конце Первой Мировой войны, никакого военного опыта у Смилянского не было. То ли в британской армии не было занятий по гуманистическим правилам ведения военных действий, то ли Моше пропустил эти занятия, так как в это время чистил картошку на кухне, но он так и не овладел премудростями военного гуманизма, и всю жизнь придерживался примитивной концепции, усвоенной ещё в родном Телепино: "Пусть лучше убью я, чем убьют меня" (право, дикарь!).
На подступах к Реховоту Смилянский приказал установить 5 оборонительных пунктов. Штаб обороны размещался в "Доме Слуцкина" (сегодня это школа Де Шалит, известная всем реховотчанам). Из Иерусалима прибыл доктор Гери, который вместе со своей женой-медсестрой организовал импровизированный полевой госпиталь. В Реховоте жили несколько евреев-ветеранов британской армии. Их вооружили и распределили по огневым точкам. Остальным жителям поселения приказали сидеть по домам и не высовываться.
В полицию защитники поселения не обращались. В то время британские полицейские были заняты выписыванием штрафов гражданам, которые ходят без масок, ловлей злостных нарушителей правил дорожного движения и расследованием коррупционных скандалов сионистского руководства (якобы кто-то из высокопоставленных сионистских деятелей получил в подарок от богатого плантатора ящик апельсинов). Беспокоить полицию такой глупостью, как погром, было как-то неловко. Также решили не обращаться к мировому сообществу - 100 лет назад межплеменные разборки на далёком Ближнем Востоке не интересовали прогрессивную международную общественность.
Когда погромщики подошли совсем близко к границам поселения, Смилянский, не успев подумать, где же он завтра будет есть хумус, где будет чинить машину, и у кого будет покупать дешёвые овощи, и, не успев повздыхать, что среди арабов тоже есть приличные люди и, даже не вспомнив, как однажды арабский фельдшер достал ему занозу из пальца, скомандовал "Огонь!".
Раздался залп, и 6 мирных арабских жителей, спешивших подискутировать с еврейскими соседями о Новом Ближнем Востоке, остались лежать на пыльной дороге Рамле-Реховот. Ещё десяток были ранены и также не смогли принять участие в дискуссии. Вся остальная толпа, поняв, что евреи сегодня не очень расположены к диалогу, побросав палки, топоры и колья, разбежалась. В Реховоте не пострадал ни один еврей.
Назавтра в Рамле хоронили жертв неудавшегося погрома. А в Реховоте продолжили заниматься рутинными делами: строить дома, сажать деревья и воспитывать детей. И никто не заламывал руки по поводу "мирного сосуществования". Да и слов таких в иврите ещё не было. Язык был простой, и люди несложные.
На фото (из Википедии): Моше Смилянский
Возможно, это изображение (1 человек)

Операция «Страж стен»: Десятки террористов захоронены в туннелях заживо

 Операция «Страж стен»:

Десятки террористов захоронены в туннелях заживо

С каждым днём операции «Страж стен» ХАМАС платит всё более и более высокую цену. Ни один террорист в секторе Газы отныне не защищён

Ян Голд, 

Отсюда дается "зеленый свет" на атаки по террористам
Отсюда дается "зеленый свет" на атаки по террористам
צילום: דובר צה"ל

Пять дней на операцию «Страж стен»: атаки ЦАХАЛа в секторе Газа нанесли ХАМАСу очень тяжелый удар, вернув его возможности на много лет назад.

Террористическая группировка понесла смертельный удар по производственным мощностям ракетной группы и в целом по возможности активной деятельности. По меньшей мере, 15 высокопоставленных членов ХАМАСа были убиты Армией обороны Израиля плюс еще десятки десятками боевиков, которые имели большое значение для управленческой деятельности ХАМАСа.

ХАМАСу потребуются годы реабилитации, чтобы вернуться к своим исследовательским и опытно-конструкторским возможностям, как это было накануне операции. Ведущие инженеры ХАМАСа в секторе Газы ликвидированы. В живых остались лишь несколько специалистов, которые участвовали в стратегических проектах в этой сфере. И при этом за их жизни сейчас тоже никто не даст и ломанного гроша.

Израильская военная авиация поразила большинство объектов на которых происходили исследования и разработки ХАМАСа. Разрушены лаборатории и мастерские, задействованные в стратегических проектах.

Ожидается, что восстановление производственной инфраструктуры займет много времени.

Значительный ущерб производственным объектам ХАМАСа нанесен и под землей, в том числе поражён основной ракетный завод ХАМАСа. В течение, как минимум, месяцев ХАМАС лишен возможности производить новые ракеты в Газе.

Силы ЦАХАЛа разрушили три наступательных туннеля и очень большое количество оборонительных туннелей. Десятки боевиков ХАМАС захоронены заживо под землей в результате израильских атак.

Ликвидирован ряд топ-террористов, оказывавших серьезное влияние на процессы управления и принятия решений.

Благодаря контртеррористическим операциям ЦАХАЛа ХАМАСу не удалось реализовать новые возможности, появившиеся после предыдущего затишья. В частности, израильские военные сумели предотвратить атаки беспилотников со взрывчаткой из Газы.

В различных городах сектора Газы разрушены высотные здания, в которых находились стратегически важные офисы и штабы внутренней безопасности, военной разведки и иных сфер.

Высокопоставленный источник в ЦАХАЛе заявил, что «достижения этой операции являются результатом многолетней интенсивной разведывательной работы. Противник был удивлен качеством нашей работы и количеством пораженных целей. Сполна сработал эффект неожиданности».

Источник отметил, что связь между разведкой в ​​реальном времени и огневым поражением целей привела ко множеству успехов в предотвращении многих террористических атак и многих попыток противника провести специальные операции.

«Мы готовы ставить к длительной кампании. Мы продолжим взимать с ХАМАСа все более высокую цену. Ни один террорист в секторе Газы отныне не защищён. Это касается всех высокопоставленных деятелей «Исламского джихада» и ХАМАСа», - заверил высокопоставленный источник в ЦАХАЛе.

ДРУЗЬЯ ХАМАСа

 

статья Друзья ХАМАСа

Виталий Портников13.05.2021

Тот, кто ужасается сегодня обстрелам Израиля со стороны сектора Газы, гибели мирных жителей, пожарам и погромам, должен напомнить себе, что и у ХАМАСа есть друзья. И эти друзья, кстати, не только иранские аятоллы - те вообще предпочитают "Исламский джихад".

А главные друзья ХАМАСа находятся в Москве. Именно путинская Россия практически сразу же после переворота, устроенного боевиками ХАМАСа в Газе, и захвата группировкой власти в секторе - сейчас уже мало кто вспомнит, что правительство ХАМАСа в Газе не имеет никакой легитимности, что это просто инструмент военной диктатуры, - взяла курс на легализацию этого правительства и самого движения. Что российское руководство пригласило лидеров ХАМАСа в Москву и с ними распивали чаи в лавровском МИДе. Что с тех пор боевики ХАМАСа - желанные гости в российской столице.

Лидер организации Исмаил Хания в последний раз посещал Москву и встречался с Сергеем Лавровым в прошлом году, а член политбюро ХАМАСа Муса Абу-Марзук был в Москве и общался с заместителем Лаврова Михаилом Богдановым три месяца тому назад. Ну а телефонные разговоры между Богдановым и Абу-Марзуком в последние дни продолжаются в режиме нон-стоп. При этом Россия - одна из немногих стран мира, не осудивших действия ХАМАСа. Напротив, другой лавровский заместитель, Сергей Вершинин, призвал задуматься о причинах этих действий - то есть по сути осудил Израиль.

Ничего странного в этом нет. Террористическое государство - а Россия Путина именно террористическое государство и ничего более - не может не испытывать симпатии к террористическим организациям, потому что внутренне согласно с их методами и точно так же ни во что не ставит человеческие жизни. Для лидеров ХАМАСа жители Газы - просто расходный материал, который позволяет получать щедрое финансирование и жить, конечно, не так, как живут Путин или Лавров, но получше обычного жителя Газы. Точно такое же у Путина и Лаврова отношение к россиянам - это просто живой фундамент, на котором кооператив "Озеро" и его прихлебатели выстраивают свое благополучие. И если в результате действий ХАМАСа гибнут мирные жители Газы и Израиля, а в результате действий России - мирные жители Украины или Грузии, то тем хуже для мирных жителей. Что такое мирные жители по сравнению с доступом к финансовым потокам под возгласы о борьбе с врагами - сионистскими, американскими, бандеровскими, какая разница, лишь бы деньги!

Я не рассчитываю на то, что поведение Кремля в этой новой фазе ближневосточного конфликта заставит израильских политиков сделать конкретные выводы, понять всю наивность своих надежд на особые доверительные отношения с Россией и премьер-министр Израиля не будет больше вывешивать предвыборные плакаты, запечатлевшие его вместе с Владимиром Путиным - хотя можно уж сразу с Исмаилом Ханией, чего там. Я не думаю, что после этого кошмара некоторые русскоязычные израильтяне перестанут бегать по улицам Тель-Авива с российскими флагами и воспринимать мир сквозь призму Первого канала.

Но я все же надеюсь, что после этих обстрелов и навязчивого желания Москвы обозначить свои особые отношения с ХАМАСом именно в те минуты, когда мирные люди страдают и гибнут из-за террористических атак, тех, кто сможет понять взаимосвязь этой новой дестабилизации и российских интересов, станет больше.

Виталий Портников13.05.2021

Путин "разместил" палестино-израильский конфликт возле российских границ

 

Путин "разместил" палестино-израильский конфликт возле российских границ

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
Путин "разместил" палестино-израильский конфликт возле российских границ

В пятницу, 14 мая, президент РФ Владимир Путин во время совещания с постоянными членами Совета Безопасности заявил, что "палестино-израильский конфликт происходит в непосредственной близости от российских границ", сообщается на сайте Кремля.

"Я попросил бы коллег высказаться по поводу того, как складывается ситуация сейчас на Ближнем Востоке, имею в виду обострившийся палестино-израильский конфликт – это происходит в непосредственной близости от наших границ и напрямую затрагивает интересы нашей безопасности", - заметил президент РФ.

Замечание Путина, неожиданно трактующее географическое положение России и Ближнего Востока, вызвало резонанс в соцсетях.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день
А.К. Всё правильно: граница России в Сирии и Газе, как раз на границах Израиля

Ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино – агенты

  14 мая 2021


Ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино-ино – агенты

В идеале эта новость должна выглядеть так: Минюст внёс в список СМИ-иноагентов издание VTimes*, сообщает признанное иноагентом радио «Свобода»* со ссылкой на признанное иноагентом издание «Медуза»*.

Закон требует от нас всякий раз сообщать, что данное средство массовой информации или данный гражданин выполняют эти вражеские функции, сами заклейменные издания разукрашены пометками, занимающими по полстраницы, а поскольку список будет непрерывно пополняться, то вскоре наши материалы будут состоять из сплошных сносок и комментариев, которые требуются по закону. Но эта ерундистика – меньшее из зол. И даже необходимость собирать тонны справок и заполнять километры таблиц – это тоже не самое страшное. И когда лукавые кремлевские толмачи говорят, что статус иноагента никак не мешает журналистам работать, то они, конечно, имеют ввиду, что заполнение всех документов – муторная, но не смертельная вещь.

Однако смысл не в том, чтобы разукрасить страницы изданий каракулями и просиживать ночами над жировками. Главное – это страх и неопределенность. Эти чувства возникают у всех, кто работает в СМИ, которые поразили в правах. Каждый думает, что теперь будет лично с ним и чем лично ему грозит изменившийся статус его работы. Страх и неопределенность испытывают все, кто прежде с таким СМИ сотрудничали, а теперь вынуждены думать, насколько опасно написать туда колонку – даже бесплатно, насколько опасно давать комментарии и быть экспертами. Принцип действия статуса иноагента похож на принцип действия бациллы.

Сконатктировал – и заразился! Они тебе дали рубль – и ты сам стал агентом. Ты им дал рубль – и всё равно стал агентом. Перепостил, выразил поддержку, попал случайно на фотографию рядом с ними – и ты уже инфицирован. Даже если в законе ничего подобного не написано, кто знает, как этот закон интерпретирует судья? И кто знает, какие дополнения в закон впишут завтра? Тем более, что законы в России теперь приобретают еще и обратную силу. Рекламодателям престижно сотрудничать с популярными ресурсами до тех пор, пока это приносит прибыль, и не приносит проблемы. Поддержка иноагентов в наше время – это, может, и не подвиг, но всё равно поступок. Работа в такой редакции требует мужества, потому что зарплата неизбежно сократится, а риски многократно вырастут. А ведь у всех семьи, дети, кредиты и кто мы такие, чтобы призывать людей идти на амбразуру, пока сами сидим на диванчике? То есть власти не обязательно применять грубую силу. Достаточно просто изменить среду обитания. Конечно, статус иноагента становится в России уже чем-то вроде знака качества. Но количество такого качества растет с каждым днем. А нам очень трудно бороться с собственными страхами и неопределенностью. Свободную прессу ждут невероятно трудные времена, хотя они и так уже давно перестали быть простыми. Но в который раз приходится говорить банальности: если в обществе нет свободы прессы, свободы слова, то трудные времена ждут и само это общество. Когда о трудностях вслух уже будет некому сказать.

Нетаниягу - ХАМАСу: это еще не конец

 



Нетаниягу - ХАМАСу: это еще не конец | Фото:14.05 17:39   MIGnews.com

Нетаниягу - ХАМАСу: это еще не конец

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу обратился к согражданам после последнего раунда ударов Армии обороны Израиля по позициям террористов в Газе.

"Я обещал, что мы нанесем ХАМАСу и другим террористическим группам серьезные удары, и мы делаем это. За последний день мы атаковали подземные объекты. ХАМАС думал, что сможет там спрятаться, но не смог этого сделать", - сказал глава правительства.

По словам Нетаниягу, главари ХАМАСа думают, что смогут ускользнуть от ЦАХАЛа, но им не удастся скрыться.



"Мы можем настигнуть их повсюду. Они напали на нас в День Иерусалима, они напали на нашу столицу, они обстреляли наши города ракетами, они поплатятся за это. Это еще не конец. Мы сделаем все, чтобы восстановить безопасность в наших городах", - добавил Нетаниягу.

Он поблагодарил президента США Джо Байдена, президента Франции Эммануэля Макрона, премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, канцлера Германии Ангелу Меркель и всех остальных мировых лидеров, поддержавших Израиль.

"Они отстаивали наше право защищаться, действовать в рамках самообороны против этих террористов, которые одновременно нападают на мирных жителей и прячутся за их спинами", - резюмировал он.

Читайте нас в Telegram.

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 8

 

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 8

Main.Pic

У каждого человека своя судьба. Одни говорят, что она дается при рождении, и человек проживает жизнь на «коротком поводке» – что ни делай, а от судьбы не уйдешь. Но есть и другие, кто доказывают обратное, и делают свою судьбу сами, иногда «переламывая» жизненные ситуации, чтобы идти только вперед. И это не мифические персонажи, созданные фантазией писателя, а реальные люди, живущие среди нас.

Алек Брук-Красный «сделал себя сам». И как раз об этом наша книга – история человека, создавшего собственную судьбу.

Завтра начинается вчера

Роман

Читайте здесь: Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Часть восьмая

На творческой встрече с Георгием Вайнером в Фанораме, 1998 год
На творческой встрече с Георгием Вайнером в Фанораме, 1998 год

Алик Брук-Красный, ставший к этому времени на американский манер Алеком, выполнил обещание, данное им «барбадосской» чиновнице – сделать «Фанораму» интернациональной. И стратегия, как оказалось, была выбрана правильно. Он не хотел, подобно большинству «русских» предпринимателей, ограничиваться «чертой оседлости». И во многом благодаря именно этому, бизнес, практически с первых дней, стал успешным. Интересно провести время со своими детьми, да так еще, чтобы дети не мешали взрослым, а взрослые — детям, можно было в Нью-Йорке только в «Фанораме». И особенно в выходные дни потянулись туда семьи не только из Бруклина, но и со всего мегаполиса. И это не осталось без внимания прессы. Популярный всеамериканский журнал «Отдых и развлечения» провел конкурс среди подобных заведений во всей Америке, участником которого, наряду с другими, стала очень мощная компания развлекательной индустрии – «Дейф и Бастерс», уже в то время имевшая несколько отделений, а сейчас – разветвленную сеть в разных странах мира. Критериев этого конкурса было много, но главными стали – новизна, популярность, оригинальность и перспективность. И, неожиданно для всех, победителем стала именно «Фанорама», а Брук-Красный – лучшим предпринимателем года, по версии этого журнала. Советский эмигрант, проживший в Америке меньше десяти лет, пробившись в бизнесе через невероятные сложности, в том числе и финансовые, опередил крупную компанию «с историей», традициями, менеджментом. Это был успех! А, как известно, политика любит успешных. Алек тогда о ней не думал, но она уже начала думать о нем. Первыми обратили внимание на Алека региональные нью-йоркские политики – сити канселмен

Первая награда от от Бруклинского политического клуба. Справа - член горсовета Хавард Лашер
Первая награда от от Бруклинского политического клуба. Справа — член горсовета Хавард Лашер

– Хавард Лашер и член ассамблеи – Джулиус Полонецкий. Ну, где завоевывают популярность политики начального и среднего звена – за столом в своих кабинетах или произнося речи на заседаниях? Нет, они ищут популярность среди людей. А людей в «Фанораме» было много, и люди эти были, естественно, потенциальными избирателями. Вот эти политики и зачастили в развлекательный центр – пообщаться, сделать фотографии себя любимых с народом, особенно со счастливыми детьми этого народа. И однажды у Хаварда Лашера состоялся с Алеком интересный разговор. Они сидели за чашкой кофе в одном из кабинетов на втором этаже «Фанорамы».

– Доволен своим бизнесом? – с места в карьер начал Лашер.

– Нормально, в принципе… – пожал Алек плечами, – но всегда может быть лучше, есть по этому поводу мысли…

– Правильно, не сомневаюсь, что ты и дальше будешь успешно развиваться. И вот по поводу этого «дальше» я и хотел бы с тобой поговорить. Тебя знают многие, «Фанорама» место популярное, а значит, популярен и ты. Как смотришь на то, чтобы стать членом комьюнити борд райсовета? Я могу тебя хоть завтра назначить, это должность не выборная.

– Спасибо, конечно, но что мне это даст?

– Что даст? Возможности! Возможности и в бизнесе и, чем черт не шутит, в дальнейшем и в политике…

И Алек стал членом этого райсовета. Первые несколько месяцев своей новой деятельности он добросовестно ходил на все заседания, не понимая, зачем это ему вообще нужно. Но однажды произошло событие, которое изменило его мнение о райсоветовской говорильне и его роли в ней. Как-то к нему пришла «наша» эмигрантка с просьбой помочь ей в решении какого-то, может быть, и не сложного, но очень важного для нее вопроса. В то время к «нашим» эмигрантам американская бюрократия относилась, мягко выражаясь, не очень приветливо, и женщине отказали. Алек абсолютно не был уверен, что сможет ей помочь, но в этот «отказной» офис вместе с ней все же пошел. Пошел и сделал для себя открытие – «должность», даже самая небольшая, в Америке дорого стоит. С ним разговаривали очень почтительно и, главное, очень быстро и благополучно разрешили проблему этой эмигрантки. Потом таких просителей у него было много. Кому-то удалось с его помощью решить вопросы, кому-то нет, но Алек понял, что помогать людям для него не менее, если не более важно, чем зарабатывать деньги. Он вспомнил своего деда Нохима, вспомнил, как тот рассказывал, что такое «мицвот», что нужно всегда стараться помочь людям, ничего не ожидая от них в ответ, даже благодарности, потому что «мицвот» нужна в первую очередь тебе самому. И с этого самого небольшого успеха работа в райсовете приобрела для него смысл, а в русскоязычной среде поползли слухи, что Брук-Красный может помочь в решении вопросов. И как-то к нему обратились ребята, задумавшие построить на углу Брайтона и Кони Айленд Авеню ресторан и театр в здании бывшего когда-то кинотеатра «Миллениум». Получив категорический отказ чиновников райсовета, помыкавшись с полгода по разным инстанциям, они пришли к Алеку за шансом последней надежды. Дело это было, в принципе, безнадежным настолько же, насколько категоричным и единогласным было отказное решение чиновников. Причина единодушного отказа райсовета была банальной: на Брайтоне не хватает парковочных мест, а для такого бизнеса их необходимо не меньше двух тысяч. На самом же деле это отражало слабый уровень состояния «русской» общины Нью-Йорка и нежелание чиновников, чтобы эта община развивалась. Алек, уже поднаторев в райсоветовской работе, неплохо зная психологию своих коллег-чиновников, а, главное, имея опыт в строительстве «Фанорамы», решил попробовать разобраться в этом деле, что называется поглубже и профессиональней. Покопавшись в архивных бумагах, он увидел, что здание это является историческим и по закону не может быть ни снесено, ни кардинально перепрофилировано. Формально собственники его могли без всяких согласований и разрешений просто восстановить в нем кинотеатр, при котором некогда было запланированы не две, а четыре тысячи парковочных мест. Алек понял, что райсовет принял, в принципе, неправильное, в общем-то, и не совсем законное решение. И перед ним возникла дилемма – с одной стороны, добиться пересмотра этого решения, а, со стороны другой сделать это так, чтобы не ткнуть коллег-чиновников носом в их непрофессионализм и заангажированность. Договорившись предварительно с адвокатом собственников здания о том, что ради победы он сделает из того «козла отпущения», Алек на очередном заседании попросил слова. Получив положенные регламентом три минуты, он сказал примерно следующее: «…  Вот здесь в углу стоит адвокат, который не разобрался в теме и ввел всех вас, уважаемые члены райсовета, в заблуждение. На самом деле собственникам этого здания и не нужно было приходить сюда за разрешением, а можно было просто восстановить кинотеатр на четыре тысячи мест, а значит, и на четыре тысячи мест парковочных, что в два раза больше, чем они у вас просили. Кроме того, это не будет центр исключительно «для русских», спектакли будут ставиться и на английском языке, а ресторанное меню будет интернациональным».

И в райсовете поднялась буря! Впервые им предстояло – либо отменить свое единогласное решение полугодичной давности, либо снова пойти на сомнительное решение, второй раз отказав. И мнения разделились. Семнадцать чиновников проголосовали – за разрешение, четырнадцать, не сумев справиться со своим «русофобством» – против, остальные воздержались. И это стало первой для Алека серьезной победой в его, даже уже и не чиновничьей, а политической карьере.

С руководителями Нью-Йоркской полиции Ф. Бэнксом и Д. Факсом
С руководителями Нью-Йоркской полиции Ф. Бэнксом и Д. Факсом

Не бывает людей рафинированно хороших, или рафинированно плохих. У каждого в шкафу висит «свой скелет». Так мы устроены. И разница между «плохими» и «хорошими» заключается в их поступках, за которые, по истечению времени, становится либо стыдно, либо ты испытываешь гордость, или, как минимум, удовлетворение. Тем более в эмиграции, которая безжалостно, но справедливо проверяет всех на «человеческую пригодность». Такой проверки не удалось избежать и Алеку. В далеких уже 97 – 99 годах, «наши» пенсионеры стали переезжать, один за другим, из Брайтона и окрестностей на Кони Айленд, где государственных, а, значит, дешевых квартир тогда было много. И когда «русская» община этого района стала заметной, возникло недовольство в среде двух других, многочисленных общин – старожилов, многие годы доминирующих в этом районе – афроамериканской и латинской. Казалось бы, чем могли помешать им «советские» пенсионеры? Конечно, абсолютно ничем. Но все события этнических конфликтов в истории человечества не знают ни логики, ни аргументов. Непонятные «коммунисты», практически все не владеющие английским языком, чтобы объясниться, что они меньшие «коммунисты», чем те, кто их в этом обвиняет, становились жертвами агрессии «коренных» жителей на улицах, в магазинах, лифтах домов. И к Алеку, как единственному русскоязычному члену райсовета, обратились за помощью. Среди тех, кто тогда к нему пришел, был один замечательный человек, сыгравший впоследствии очень важную роль в примирении «наших» и не «наших».

"Боевой соратник" - Петр Кармацкий
«Боевой соратник» — Петр Карманский

Петр Карманский, волею судеб оказавшийся американским пенсионером, в Советском Союзе был руководителем строительства нескольких атомных электростанций, за что удостоился Государственной премии. Во многом его заслуга была в том, что Брук-Красный, скромный член райсовета, взялся за решение проблемы, в общем-то, государственного уровня. Алеку удалось достучаться сначала до руководства местного 60 полицейского участка, а затем и до начальника полиции всего Бруклина. Он попросил тогда, чтобы на Кони-Айленд направили как можно больше русскоязычных полицейских. И образовался треугольник примирения – русскоязычные полицейские, члены афроамериканской и русской общин. Начался диалог. Алек приглашал «коренных» жителей Кони-Айленда в «Фанораму» – совершено бесплатно проводить там время с детьми, общался, на своем личном примере показывая, что эмигранты из СССР приехали в Америку, убегая из коммунистического рая, а не для того, чтобы организовать его здесь. И лед потихоньку тронулся. Сегодня афроамериканцы и американцы латинского происхождения вместе с «русскими» едят шашлычки, колбасу и красную икру из русских магазинов на Кони -Айленд, употребляют, и тоже вместе, иногда по пятьдесят грамм, в общем, просто живут вместе…

Виктор ЗОНИС

 Продолжение следует

Paid for by Brook-Krasny 2021

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 2

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 3

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 4

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 5

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 6

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 7

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 8

Мифы о георгиевской ленте развенчивают историки. Кто назвал ее "колорадской"?

 

Мифы о георгиевской ленте развенчивают историки. Кто назвал ее "колорадской"?

https://www.youtube.com/watch?v=c2VwBmoxRCw



В Израиле нашли утерянные акции Теодора Герцля: сколько они стоят 100 лет спустя

 

В Израиле нашли утерянные акции Теодора Герцля: сколько они стоят 100 лет спустя

Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

История, начавшаяся около века назад, завершилась в Калифорнии

Акции банка Теодора Герцля, принадлежавшие Сэди Вайс

Сколько стоят сегодня акции Финансового банка еврейских поселений, созданного Теодором Герцлем после первого Сионистского конгресса? Столь неожиданным вопросом задался Ynet в воскресенье, 14 февраля. Поводом же стали несколько "раритетных" акций, обнаруженных в Израиле.

Сэди Вайс была бедной еврейской девушкой из Нью-Йорка. Проникшись сионистской идеей, она около 100 лет назад приобрела акции от банка, созданного Биньямином Зеэвом Герцлем, чтобы помочь созданию еврейского государства. Акции эти, как выяснилось, не пропали и были обнаружены в Иерусалиме. После почти детективной операции по розыску наследников нашелся последний из внуков Сэди Вайс, которому сегодня 85 лет. В конце прошлой недели акции были доставлены в США и переданы в его распоряжение.

История началась, как уже было сказано, около 100 лет назад, когда банк, созданный Герцлем, начал выпуск ценных бумаг, средства от продажи которых отец современного сионизма планировал направить на еврейское заселение Эрец-Исраэль. Сэди Вайс тогда приобрела 5 акций, заплатив около 25 долларов. Отметим, что когда Государство Израиль было создано, Сэди уже не было в живых.

מארטי וייס מניות מניה שטר שטרי אוצר התיישבות היהודים יהודים ציונות הרצל מזכרת סבתא

Марти Вайс

(Фото: Нэнси А. Льюис, San Diego Union Tribune)

По прошествии времени акции Сэди Вайс попали в Израиль, а некоторое время назад были выставлены на аукционе "Кедем" среди прочих исторических бумаг и документов. Все они были приобретены Дэвидом Маталовым из Канады, известным коллекционером предметов, связанных с именем Герцля. В его доме, превращенном в музей, хранятся около 5000 таких предметов.

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей"

Когда коллекционер установил, кому принадлежали акции, он начал собственное расследование и разыскал внука Сэди, 85-летнего Марти Вайса, жителя Калифорнии.

Наследник женщины был очень взволнован получением ностальгического артефакта, связанного с историей его семьи. Вместе с тем полученные акции не превратят его в богача: сегодня их стоимость оценивается примерно в 400 долларов. Однако Марти получил в свое распоряжение бесценную семейную реликвию, которая сохранится в его семье долгие годы.



ВДОВА СЕРЕБРЯННОГО ВЕКА

 



Она прятала стихи своего великого мужа в кастрюлях и ботинках – чтобы не изъяли. Но многие строки, не доверяя тайникам, учила наизусть. Только это и помогло спасти наследие её супруга – поэта Осипа Мандельштама.

Осип Мандельштам и Надя Хазина познакомились в киевском кафе «Хлам». Ему было 28 лет, в ту пору он уже известный поэт, звезда петербургских кафе, сама Анна Ахматова называет его «поэтическим чудом». Ей 19. Хрупкая, невысокая, с «выпуклым лобиком», как писал позже Осип, Надя Хазина многих вводила в заблуждение своей кроткой внешностью. Внутри скрывался, по словам современников, железный, совершенно несгибаемый характер.

 

 

Младшая дочь еврейского адвоката, она в свои 19 лет уже успела побыть студенткой Киевского университета и бросить его – хотела стать, по примеру отца, адвокатессой, знатоком права, но поняла, что это не про нее. А еще – поучиться изобразительному искусству у Александры Экстер, основательницы стиля ар-деко, и поработать рисовальщиком революционных плакатов. Впрочем, все это Надя не считала чем-то важным и спустя много лет признавалась: «Я не люблю свою молодость. У меня ощущение, будто по колосящемуся полю бежит огромное стадо – происходит гигантская потрава. В те дни я бегала в одном табунке с несколькими художниками». Датой своего настоящего рождения она всегда считала 1 мая 1919 года – день встречи с Осипом.

 

 

«По вечерам мы собирались в “Хламе” – ночном клубе художников, литераторов, артистов, музыкантов. В первый же вечер он появился, и мы легко и бездумно сошлись. Уже тогда в нас обоих проявились два свойства, сохранившиеся на всю жизнь: легкость и сознание обреченности», – вспоминала Надежда. Роман развивался стремительно. Спустя несколько недель после первой встречи, во время которой, как говорили очевидцы, «Мандельштам читал стихи только для Нади», критик Александр Дейч написал: «Появилась явно влюбленная пара – Надя Х. и О. М. Она с большим букетом водяных лилий, видно, были на днепровских затонах». Мандельштам уехал из Киева неожиданно – в августе 1919 года красные войска оставили город, и ему могла грозить расправа. Их разлука с Надей продлилась полтора года, за это время у них почти не было вестей друг о друге. Но в конце зимы 1921 года поэт вернулся, чтобы забрать Надю насовсем. «С тех пор мы больше не расставались, пока в ночь с первого на второе мая 1938 года его не увели конвойные. Мне кажется, он так не любил расставаться потому, что чувствовал, какой короткий нам отпущен срок, – он пролетел как миг», – говорила позже Надежда, в 1922 году ставшая законной женой Мандельштама.

 

 

Первый арест поэта произошел в 1934-м. Считают, что поводом послужило прочитанное Мандельштамом кругу друзей стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…». Это был настоящий «акт самоубийства», как назвал его позже Борис Пастернак. Интересно, что до этого момента Мандельштамы жили, по меркам советского государства, совсем неплохо. Осип ездил с командировками по стране, у него вышло около десятка книг, по некоторым данным, Мандельштамы даже получали специальные продовольственные пайки. Однако все это время в нем, как в человеке, который, по словам жены, «был против любого насилия», рос ужас перед новой властью. Новое стихотворение стало роковым.

 

 

Надежде Мандельштам предложили сопровождать мужа в ссылке в пермский город Чердынь. Она согласилась немедля и уже из Чердыни писала письма во все мыслимые инстанции, в том числе большевику Николаю Бухарину, о тяжелом состоянии супруга и развивающемся у него психическом заболевании. В Чердыни Мандельштам предпринял попытку самоубийства и выбросился из окна больницы, куда его поместили. Письма Надежды привели к пересмотру дела поэта. Мандельштаму запретили проживать в крупных городах, но предложили самому выбрать уездный город – супружеская чета предпочла Воронеж.

 

 

В мае 1938 года Осипа Мандельштама арестовали во второй раз. Он скончался спустя полгода, в декабре, не пережив тифа во Владивостокском пересыльном пункте Дальстроя. С этого момента в жизни его жены началась эпоха, которую Иосиф Бродский позже назвал «бегами». «Десятилетиями эта женщина находилась в бегах, петляя по захолустным городишкам Великой империи, устраиваясь на новом месте лишь для того, чтобы сняться при первом же сигнале опасности. Она была небольшого роста, худая. С годами она усыхала и съёживалась больше и больше, словно в попытке превратить себя в нечто невесомое, что можно быстренько сложить и сунуть в карман на случай бегства», – писал Бродский, который познакомился с Надеждой Мандельштам в 60-е. По его словам, та не имела совсем никакого имущества и даже книги отдавала немедленно после прочтения.

 

 

Сороковые годы Мандельштам провела в Твери, Ташкенте и Ульяновске. Начало 50-х застало ее в Чите, середина 50-х – в Чебоксарах. Затем были Таруса, Псков и, наконец, Москва – в столицу вдове поэта удается попасть только в 1965 году, спустя четверть века бегства и странствий. Все эти годы она зарабатывала на жизнь преподаванием: еще в Средней Азии сдала экстерном университетские экзамены, а позже защитила кандидатскую диссертацию по вопросам английской филологии. Но главным делом жизни Надежды Мандельштам стало сохранение наследия ее мужа.

 

 

Еще в 1934 году, после первого обыска, связанного с арестом Осипа, ей удалось спасти часть его архива. Ее помощницей в этом деле стала Анна Ахматова, удивительным образом приехавшая погостить в Москву к Мандельштамам именно в эти дни. «Один за другим, через небольшие промежутки времени, мы вышли из дому – кто с базарной корзинкой в руках, кто просто с кучкой рукописей в кармане. Так мы спасли часть архива, – писала Надежда. – Но какой-то инстинкт подсказал нам, что всего уносить не следует. “Не трогайте”, – сказала мне Анна Андреевна. В тот же день, когда после беготни по городу мы вернулись домой, снова раздался стук. Это был главный ночной чин. Он с удовлетворением поглядел на рукописи, валявшиеся на полу: “А вы еще даже не прибирали”, – и тут же приступил к вторичному обыску».

 

 

Часть стихов Надежда писала под диктовку своего мужа и позже, в годы странствий, раз за разом переписывала их, чтобы не забыть. Она передавала эти записи на хранение знакомым и в каждой квартире, где останавливалась, делала тайники. Так, знакомые Мандельштам вспоминали, что сложенные листочки со стихами, например, можно было обнаружить в кастрюлях или под стельками ее ботинок. Но некоторые стихотворения откровенно антисталинского содержания записывать и хранить дома было нельзя – и тогда Надежда просто заучивала их наизусть. Зимой 1940 года она в отчаянии писала своему другу Борису Кузину: «Я начинаю забывать стихи. Очень мучительно. Некоторых я не могу вспомнить. И счет не сходится – нескольких просто не хватает – выпали».

 

 

Работы Осипа Мандельштама впервые начали печатать в 60-е годы в Америке. Там же вышли и первые тиражи книг воспоминаний Надежды Мандельштам. В СССР поэта стали издавать официально в конце 60-х – начале 70-х годов, но большой корпус его «запрещенной» лирики оставался неизвестным читателю вплоть до конца Перестройки.

Надежда Мандельштам скончалась в Москве в декабре 1980 года в возрасте 81 года. В своем завещании, написанном много загодя – в 1966 году, она отказала советскому государству в праве распоряжаться литературным наследием мужа.

 

 

«Я уцелела и сохранила остатки архива наперекор и вопреки советской литературе, государству и обществу, по вульгарному недосмотру с их стороны. Есть замечательный закон: убийца всегда недооценивает силы своей жертвы. Убивая, всякий убийца смеётся над своей жертвой и повторяет: “Разве это человек? Разве это называется поэтом?” Такая недооценка своих замученных, исстрадавшихся жертв неизбежна, и именно благодаря ей позабыли обо мне и о моей горсточке бумаг», – писала она, добавляя, что ничто из наследства Мандельштама «не должно достаться государству и его казенной литературе».

 

 

Еще раньше, в 1938 году, она написала последнее письмо своему арестованному мужу – до адресата оно уже не дошло: «Каждая мысль о тебе. Каждая слеза и каждая улыбка – тебе. Я благословляю каждый день и каждый час нашей горькой жизни, мой друг, мой спутник, мой милый слепой поводырь».

Михаил Блоков

Михаил Блоков

 



Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..