четверг, 29 сентября 2016 г.

СВЕРШИЛОСЬ?!


Чисто-легкая вода 0,5 долларов за литр.

Владимир Кальменс

Свершилось! Научный официоз (википедия) признал вредность примеси тяжёлой воды в обычной и живительность лёгкой. Против факта не попрешь-ежегодно из-за очевидности оздоравливающего эффекта продажа воды с пониженным содержанием дейтерия-DDW удваиваются, и это при цене 6 долларов за литр и при сохранении половины дейтерия, скрытая потребность в легкой воде колоссальна, ведь она ещё и вдвое повышает урожай, и при осуществлении моих идей чисто- легкая вода воцарится на кухне, в сельском хозяйстве и прочих биотехнологиях.

Прорыв (пока теоретический) по цене и лёгкости стал возможен после формулировки основной причины затруднений раздела воды на изотопологические фракции-кластерность жидкой воды. Изотопологические фракции имеют строго фиксированные индивидуальные температуры замерзания, но кластер. В котором есть и легкие bтяжелые молекулы, примерзает целиком при 0, что и мешает разделу. Поиск путей ухода от кластеров при заморозке дал два направления:

1) Путь жизни (бионическая технология).
Молекулу воды, отделенную от кластера осмотической мембраной наших клеток в цитоплазме, тестирует белок липофусцин, затвердевающий после реакции изотопного обмена, если в тестируемой молекуле есть тяжелый водород, и не меняющийся, при его отсутствии. Зерна твердого липофусцина видные в микроскоп -шлак, по накоплению которого определяют возраст, а в цитоплазме остаётся только лёгкая вода. Итак, жизнь для вывода молекул из кластера использует. осмос. В бионической технологии при температуре замерзания тяжелой воды тяжёлая молекула примерзнет к стенке фильеры мембраны засорив её, а легкая пройдет. Таким образом, теоретически осмос может дать чисто-легкую и очень дешевую воду. очистит(регенерирует)мембрану нагрев - теплая продувка. Почему засор мембран тяжёлой водой не замечали:
1) Тяжелую воду маскируют другие виды засорителей.
2) При высоком осмотическом давлении тяжёлые молекулы не успевают вмерзать- проскакивают.
Обычный обратный осмос при низком давлении не идет, нужен прямой. Поднять эффективность осмоса малого давления (разности концентраций) можно частично разбив кластеры воды освобождая её молекулы для входа по одной в фильеру. Кластеры распадаются: а) в вакууме б) по закону Бернулли в быстром токе воды в) от кавитации и электроудара- эффекта Юткина. Скорость осмоса подымет также покрытие мембраны ферментом, выдергивающим молекулы из кластера.
Легкая вода-левода должна быть доступнее молока. это достижимо в глобальном проекте раздела воды на плавзаводах в океане где неограничен ресурс сырья опреснения и раздела- холодной воды, и теплой воды для регенерации мембран

2) Выморозка тяжёлого льда из пара в вакууме.
В разряженном водяном паре кластеров нет и морозя его минуя жидкую фазу при температуре замерзания тяжёлой воды получим пар леводы и тяжелый лёд. Для получения вакуум-пара годится любая вода, включая морскую. Интенсифицировать холодное испарение можно также, как и при осмосе разбив кластеры. Кристаллизовать лёд надо на сетках, ставя их одну за другой по ходу потока пара. Охлаждать сетки (термостатировать) можно термоэлектрическим эффектом. Тепло испарения легко рекуперировать и теоретически вакуумная выморозка энергоэкономна, а значит и дешева в массовом производстве. Все мы заинтересованы в быстрейшем приходе общедоступной леводы, что даст мощнейший толчок прогрессу и расширит эконишу человека. кроме того каждый день без леводы уносит здоровье наших родных, друзей и миллиардов землян, а, значит тратить время на патентование здесь преступно.

Редакции. эта статья-суперсенсация. Оценить её идеи деньгами невозможно. Попытка продажи опаснее продажи крупнейших алмазов. Остается только рассылка в СМИ.

КТО ПРИДУМАЛ РОМАНТИЧЕСКУЮ ЛЮБОВЬ?


Так любить, как любит наша кровь…         
Борис Гулько
Кто придумал романтическую любовь? Откройте любой роман или повесть, отправьтесь в кинотеатр, и вы почти наверняка погрузитесь в изображение романтической любви. Так кто её придумал, откуда она взялась?
Не думаю, что мы обнаружим любовь у первой пары людей – Адама и Евы. После первого братоубийства – Каином Авеля, Адам на 130 лет отделился от Евы. Не похоже на любовь.
Был ли счастлив брак Аврама и Сарай? Его настолько отравляло отсутствие детей, что «взяла Сарай... служанку свою, египтянку Агарь, и дала её Авраму, мужу своему в жёны» (Бытие, 16:2), надеясь в награду за сей поступок тоже родить. Позже Сара вынудит Авраама (им уже изменили имена) изгнать вторую жену с её сыном, что станет большим огорчением для Авраама.
Можно ли считать любовью отношения следующих праотца и праматери Ицхака и Ривки? Похоже, они не общались. Когда Ривка узнала, что Ицхак собирается дать благословение первородства сыну Эйсаву, она не изложила мужу возражения против этого, а обманула его. Ривка нарядила Эйсавом сына Якова, и тот похитил благословение отца.
Определённо сказано про Якова, что он полюбил Рахель столь сильно, что семь лет, которые служил за неё, показались ему мигом. Меня больше бы убедило, если бы каждый миг, когда Яков должен был дожидаться близости с Рахель, казались бы ему веком.
Рахель в первую брачную ночь подменили её старшей сестрой Леей. В этой афере удивительно то, что Рахель раскрыла Лее пароль, по которому, как они условились, Яков в темноте избежит обмана и распознает невесту. Конечно, позор Леи, если бы Яков обнаружил подмену, был бы ужасен. Но самоотверженность Рахели, уступившей в первую брачную ночь своё место в постели сестре поражает.
Соперничество сестёр – жён Якова выражалось в стремлении к деторождению. За плоды мандрагоры, как известно, способствующие зачатию, Рахель уступила Лее ночь с мужем: «За то он ляжет с тобою в эту ночь» (30:15). «Ко мне войдёшь, ибо я наняла тебя» (30:16) – потребовала Лея от Якова. И зачала в ту ночь сына Исахара.
Обман, омрачивший романтическую историю Якова и Рахели, стал счастливейшим событием для судьбы евреев. Ведь почти все мы – потомки нелюбимой жены Якова Леи, плоды анти-романтики.
Характерна для еврейской семьи изложенная в Книге судей история Ханны, которая долго была бесплодна. Её утешал муж Элкана: «Не лучше ли я для тебя десяти сыновей?» (ШмуэльI 1:8) На Ханну романтические речи не действовали: «Она же в скорби душевной молилась Господу и горько плакала. И дала обет…» (1:10-11)  Родила Ханна после этого пророка Шмуэля. Деторождение оказывалось высшим смыслом отношений наших праотцов и праматерей, создателей народа. Романтическая же составляющая этих отношений, как они описаны в Торе, была относительно бледна.
Но однажды мы встречаем в Торе большую романтическую любовь. Сын царя Шхема по имени Шхем, изнасиловав дочь Якова Дину, влюбился в неё и пожелал на Дине жениться. Это выглядело хорошей партией для девушки. Изнасилование? В роду царя Давида, а также Машиаха, который должен произойти от него, немало сомнительных сексуальных историй. Тут и потомки Лота от его дочерей, и зачатие Тамар сыновей от её тестя Иегуды. Да сам Давид имел репутацию незаконнорожденного.  
 Лукавые условия семьи Дины, которым настоятельно предложили породниться с жителями Шхема – обрезание всех мужчин города. Только тот, кто, вроде меня, прошёл обрезание взрослым и знает, как это болезненно, оценит подвиг принца Шхема. Тот немедля схватил нож и сделал сам себе обрезание. Награда ему и всем мужчинам города, последовавшим примеру принца – их всех поубивали сыновья Якова Шимон и Леви. Перед отцом они оправдывались: «Что, доступной для всех можно делать нашу сестру?» (34:31) То есть официальная причина массового убийства – месть за изнасилование. Хотя брак с принцем, вроде, покрыл бы позор.
 Я догадываюсь, что важной причиной избиения шхемцев была необходимость воспрепятствовать растворению семьи Якова среди жителей Шхема. Создание народа требовало избегать смешанных браков. Решающими были в таком случае не романтические чувства, а тот же вопрос деторождения.
Пример любви, противостоящий всей мировой литературе, предложил нобелевский лауреат израильский писатель Шмуэль Агнон в романе «Простая история». Поначалу там действие разворачивается банально: бедная сирота оказывается служанкой в семье своих родственников, частично виновных в её сиротстве. Сын хозяев страстно влюбляется в девушку. Но как-то незаметно его женят на другой, из богатой семьи, и бедная родственница уходит служить в иное место.
У несчастного влюблённого случается душевное расстройство. Его помещают в клинику, и он поправляется. Между тем жена рожает ему одного сына, затем другого. Герой привязывается к детям, да и жену постепенно находит достойной и привлекательной женщиной. Хеппи-энд анти-романа.
Не видно, чтобы наши цивилизационные соперники греки предложили успешную конкурентную версию романтической любви. Хотя Мандельштам пытался представить войну с Троей красиво: « Когда бы не Елена, \Что Троя вам одна, ахейские мужи?\ И море, и Гомер — все движется любовью...», реальными целями воинственных «ахейских мужей» были, я думаю, желание подраться, страсть к приключениям и к наживе. Осаждая Трою, они хотели вернуть сокровища, похищенные Парисом из Спарты вместе с Еленой Прекрасной.
В греческих мифах много страстей, похоти, но в поисках создателей романтической любви следует двигаться, наверное, в средние века, к рыцарям с их подвигами во славу Прекрасной Дамы, романсами, состязаниями поэтов, поясами верности и прочими аксессуарами. Зощенко в историческом очерке о любви привёл такое трогательное предание: «Какой-то рыцарь, отправляясь в поход, поручил жену своему другу. Друг влюбился в жену. Жена влюбилась в него. Но клятва верности, конечно, ненарушима.
И вот, чтобы сохранить и испытать эту верность, они спят в одной постели, положив между собой обоюдоострый меч».
Комментарий Зощенко: «Меч-то, может быть, они и положили, и спали, может быть, они тоже в одной постели, — этот исторический факт мы опровергать не будем, — но что касается всего остального, то, извините, сомневаемся».
Дон Кихот Сервантеса провозгласил, что «рыцарь без любви — … что тело без души». В Прекрасные Дамы он избрал себе Дульсинею из Эль-Тобоса, девушку, как это было принято у рыцарей, скорее воображаемую им, чем реальную. Сервантес, полагают, был из маранов, и к идее поклонения Прекрасной Даме отнёсся иронично. Ведь в еврейской традиции, приступая к шабату, воспевают вполне земную «Жену совершенную». Такая жена торгует, прядёт, подаёт милостыню, изготовляет и продаёт ткани, пояса поставляет торговцу. «Встают сыновья её, чтобы превознести её».
Культ «Вечной женственности – Прекрасной Дамы» ожил в кругу российских символистов. Он был импортирован из Германии философом Владимиром Соловьёвым, от него пришёл к Александру Блоку, у которого я позаимствовал строку для названия этого эссе, к Андрею Белому. На роль «Прекрасной Дамы» поэты избрали Любовь Дмитриевну Менделееву, на которой Блок женился. Как знаменательно: великий поэт и дочь величайшего русского учёного!
О доблестях, о подвигах, о славе                                                                                             Я забывал на горестной земле,                                                                                          Когда твоё лицо в простой оправе                                                                                 Передо мной сияло на столе
 – удивительно красиво! Правда, донжуанский список Блока был, по мнению тех, кто считал, длиннее пушкинского. В «Сёстрах» А.Н.Толстого сестра Катя изменяет мужу с поэтом Бессоновым. «Это описан Блок» – утверждают литературоведы. Анна Ахматова в «Поэме без героя» повествует о взволновавшей её дореволюционный круг трагедии, когда поэт Князев покончил с собой – он застал свою возлюбленную с другим. «С Блоком» – пишут комментаторы.
Ну, Блок – поэт. Ему по профессии положено всё время влюбляться. А что происходило в это время с Прекрасной Дамой? В мифологии романтической любви есть такой персонаж – ждущая женщина. Та же Пенелопа в Одиссее, Сольвейг, всю жизнь прождавшая ветреного Пер Гюнта. Константин Симонов написал знаменитое «Жди меня, и я вернусь» (правда, ему же принадлежит строка: «моя и многих верная жена…)
Сама Прекрасная Дама – Любовь Дмитриевна – оставила воспоминания. О подготовке к первой встрече с Блоком рассказала десятилетия спустя: «Мой ситцевый сарафанчик имеет слишком домашний вид. Беру то, что мы так охотно все тогда носили: батистовая английская блузка с туго накрахмаленным стоячим воротничком и манжетами, суконная юбка, кожаный кушак. Моя блузка была розовая, черный маленький галстух, черная юбка, туфли кожаные коричневые, на низких каблуках». Муся, младшая сестра: «Нос напудри!» Отношения развивались: «Спросил Блок меня, что я думаю о его стихах. Я отвечала ему, что я думаю, что он поэт не меньше Фета». Возникли проблемы: «Физическая близость с женщиной для Блока с гимназических лет это – платная любовь, и неизбежные результаты – болезнь». ЛД объясняет: «Я оказалась совершенно неподготовленной, безоружной. Отсюда ложная основа, легшая в фундаменте всей нашей совместной жизни с Блоком, отсюда безвыходность стольких конфликтов, сбитая линия всей моей жизни».  Впрочем, Прекрасная Дама поясняет: “Оставшись верной настоящей и трудной моей любви, я потом легко отдавала дань всем встречавшимся влюбленностям».
 Блок объяснял жене, что: “Нам и не надо физической близости, что это "астартизм", "темное"… такие отношения не могут быть длительны, все равно он неизбежно уйдет от меня к другим. А я? "И ты так же".
 Другой почитатель “Вечной женственности» – «равный Саше (так все считали в то время)» Андрей Белый. ЛД пишет: «Мы беспомощно и жадно не могли оторваться от долгих и неутоляющих поцелуев». Годами позже она пожалеет, что «отказалась от двух-трех десятков тысяч, которые сейчас же хотел реализовать А.Белый, продав уже принадлежащее ему имение. В те годы на эти деньги можно было объехать весь свет, да и еще после того осталось бы на год-другой удобной жизни». Зато ЛД удалось ловко расстроить дуэль, на которую Белый пытался вызвать Блока. Какая романтическая любовь без дуэли?
Потом наступили реальные измены: «Какой-то излюбленный всеми нами ресторанчик на островах с его немыслимыми, вульгарными «отдельными кабинетами».
Иная тема: «С ранней, ранней юности предельным ужасом казалась мне всегда возможность иметь ребенка». Нежелательная и вовремя не прерванная беременность завершилась, почти как облегчением, скорой смертью ребёнка.   
Театральная карьера Прекрасной Дамы тоже не слишком заладилась, поскольку, объясняет ЛД, она «себе сильно вредила: отказывала режиссеру (между прочим, культурному и даже интересному) в том «внимании», которое ему казалось просто даже его «правом» и, как на зло, у него перед носом бросалась навстречу какому-нибудь забулдыге «Петьке». Такая вот романтическая история.
Похоже, отношение к любви – это то, что яснее всего выделяет евреев среди народов их цивилизации. Бабель в эссе «Одесса» лаконично  описал нашу выделенность: «Евреи – это народ, который несколько очень простых вещей очень хорошо затвердил. Они женятся для того, чтобы не быть одинокими, любят для того, чтобы жить в веках… чадолюбивы потому, что это же очень хорошо и нужно – любить своих детей». Отличие любви евреев от любви всех других имеет цифровое выражение: более трёх детей на еврейку в Израиле и менее двух на женщину во всех странах Европы, в Северной Америке, в Австралии и в развитых странах Азии. «В Израиле теперь рождается в три раза больше детей в расчете на мать, чем, скажем, в Германии» – пишет израильский социолог Гай Бехор.

Это числовое различие в понимании любви у евреев и у остальных определяют разницу между процветанием народа Израиля и умиранием современных ему народов остального цивилизованного мира.

"...ЯМЩИК НЕ ГОНИ ЛОШАДЕЙ..."


    Дело в том, что …вот уже более тысячи лет как в  европейской литературе  существует особый  литературный жанр, относящийся к категории «Календарная литература».
   Это так называемый  Рождественский или святочный рассказ. Например, «Девочка со спичками» Ганса Христиана Андерсена. Это всегда сентиментальная, более того, обязательно умилительная история в духе критического реализма, но с обязательным присутствием Всевышнего и некоторой мистики. Главное - герой  - страдалец обязательно вознаграждается...
   К чему бы это я, Дорогой читатель?! Да ведь, оказывается, в еврейской культуре такого литературного жанра нет. Как же так?! Вот ведь грядёт непростой день  - Йом-Кипур. Исправляю пробел…

                                                                                                                                Моему Другу Семёну Винокуру


                            «... Ямщик, не гони лошадей…»

            Шмулевич в синагоге  появлялся раз в году. На Йом Кипур. Да-да, он был из тех  самых «йом-кипурных» евреев. Ну, чтобы не испортить окончательно отношения со Всемогущим…  И просьба у Шмулевича к Б-гу была всегда одна и та же -  оказаться в Швейцарии. И ничего больше.
            Представьте себе,  вокруг него стонали, рыдали евреи. Били себя кулаками в грудь, истошно просили простить все накопившиеся за год прегрешения, а потом плавно переходили в этих просьбах к  постановляющей части: 
а) Хорошей записи в Книге Жизни
б) Заказам Г-споду на следующий год всяческих благ. 
            За эти тысячелетия у евреев с Б-гом сложились свои интимные отношения и поэтому просили  они у Всемогущего так много, что у бедных ангелов ручки болели всё записывать. 
А вот со Шмулевичем всё было просто.  Швейцария и ничего более.
            А когда истекал  Судный День и  тоскливый  рожок шофара, возвещал, что все записи в Книге Жизни на этот год  уже сделаны  и оголодавшие за сутки поста, евреи бросались по домам  поглощать пищу,  Шмулевич шёл  и покупал десяток билетов лотереи «Power Ball».
А как же.  Он  понимал, что Г-споду надо давать шанс тоже.
            Шмулевич уже давно посчитал - сколько нужно выиграть, чтобы купить небольшую квартирку в каком-нибудь недорогом кантоне, оплатить медицинскую страховку и чтобы хватило на скромное-скромное, но проживание…
            Почему именно Швейцария? Ни тебе Франция, ни Голландия. Ни Испания, наконец.
 Всё просто. В юности все мы  увлекались Бабелем. Именно тогда в голове у Шмулевича засела фраза, сказанная Мишкой Япончиком:
            —…И чем было бы плохо, если бы евреи жили в Швейцарии, где их окружали бы первоклассные озёра, гористый воздух и сплошные французы...
            Учитывая то, что в это время поездка даже в братскую Польшу была возможна для советского человека гипотетически, то слово «Швейцария» вообще звучало как  Рай.
            Но что интересно - при всём при этом Шмулевич в Швейцарии всерьёз никогда не бывал. Только пролётом. Если в своих бизнес - перемещениях должна была случиться  пересадка в Европе, он старательно выбирал стыковку именно в Цюрихе. И даже в Китай за сантехникой он летал с пересадкой там же. Но никогда не делал stop-over. И в страну не выходил. Так что Швейцария для него - это коридор транзита с его серо-голубыми стенами.
            Но знал он про эту страну всё. Про высоту гор и глубину озёр. Более того, он старательно следил в интернете за климатическими изменениями вплоть до роста снежных шапок в Альпах или наоборот  их таянии. Ну и, конечно, за рынком жилья в Швейцарии во всех её кантонах.
            Он, как настоящий страстный любовник, жил предвкушением и везде выискивал какие-то намёки, символы и знаки. Даже когда его сосед по синагоге - крикливый хасид - обозвал его  «швицером», Шмулевич хоть и, знал про происхождение этого слова  от корня «швиц» (потеть) всё равно  подумал, что всё не так. Что «швицер» – это  счастливый еврей, живущий в Швейцарии.
            В Советском Союзе Шмулевич как всякое среднестатистическое лицо еврейской национальности, числился в интеллигентской  прослойке. Правда, был он не музыкантом и не учителем, а инженером.
            Женился он ещё студентом. Как тут говорят в Америке -  аccidenatally. То есть в результате аварии, которая случилась на втором курсе во время сентябрьского выезда студентов на картошку  по неопытности в половых вопросах  обоих участников происшествия. Опять же, как формулируют в той же Америке  - nothing special. То есть, обычное дело. Для этого  и были придуманы в СССР комсомольские свадьбы.
            И, через пять месяцев после бракосочетания родился сынок  Шурик. Потом  было окончание института и трудовые будни. Правда, только для Шмулевича. Жена не работала. Мол, кто-то должен  заниматься ребёнком…   
            Вот и бродила жена сомнамбулой по квартире, листала журналы, смотрела телевизор и всё время вязала кофточки, свитера и шапочки. Но только для себя(!). И материнством не пахло.
            — Ну, что тут такого, сынок, — защищала её мама Шмулевича, — Ещё проснётся инстинкт.
            Но за всю жизнь этого не так и случилось.  Что ж, обычное дело…
            Так что ребёнком занималась мама Шмулевича. Она же вела хозяйство - бегала по магазинам, готовила еду. А папа Шмулевича учил внука считать, писать и вежливо разговаривать.
            Все пятеро теснились в двухкомнатной квартирке со смежными комнатами 27, 6 кв. метров.  Казалось бы, пространство небольшое, но заметить - что же делает каждый день жена - у Шмулевича времени не было. 
            Потому что воспитан он был в лучших традициях еврейской семьи. То есть, человеком  добросовестным (добро + совесть).  И смыслом своей жизни (раз уж так сложилось) он назначил  -  быть заботливым сыном, заботливым мужем и заботливым отцом.
            И он стал торопливым, чтобы соответствовать. Чтобы всё успеть и никого не подвести.
            Днём  он трудился в маленькой конторке водоканала  на жалкую зарплату, а по вечерам  чертил курсовые работы по теории машин и механизмов для ленивых, но состоятельных студентов.  А ещё  он подрабатывал переводами с английского на русский.  Язык он ухватил ещё в школе. Переводил Шмулевич технические тексты для имевшегося в городе громадного проектного института всесоюзного значения. Именно этот факт  - всесоюзное значение  - был для секретаря парткома и начальника отдела кадров тем самым мотивом для НЕзачисления  человека с такой фамилией инженером в этот самый институт. И жизнь большого трудового коллектива проходила как большой корабль мимо Шмулевича. Ни тебе комсомольских собраний, ни субботников с воскресниками…
            Да что там! Даже договор на переводы  текстов был оформлен на жену Шмулевича.  Потому как она обладала звучной фамилией оканчивающейся на «ко».   
            Ой! Извините я, кажется, упустил эту деталь -  супруга Шмулевича  была представителем титульной нации. И до учёбы жила в маленьком районном центре с наличием числительного в названии -  Пятихатки. Обычное дело...
            В эмиграцию в Америку Шмулевичи приехали вчетвером. Маленький сын, жена и мама. Папа  не дождался. Похоронили  его в Украине.
            Слава Б-гу,  мама Шмулевича ещё успела пожить обустроенной старостью. Вкусить все радости «эсэсая» - «фудстемпы», «хоматенды», и толпы жадных врачей, придумывающих немыслимые тесты и процедуры, чтобы только урвать побольше денег, которые добрая Америка выделяет на призрение пожилых людей.
            И кстати, отошла мама Шмулевича в мир иной, тоже принеся доход  дельцам от медицины.  Случилось это в Доме для Престарелых.  Эта такая система  учреждений, где медперсонал максимально  продлевает обветшавшие жизни стариков. Потому что каждый день работы аппарата искусственного дыхания,  прокачивающего воздух в теле, находящемся уже в состоянии овоща, это ещё тысячи долларов откачанных у государства. Обычное дело - капитализм…
            И в него надо было Шмулевичу вписываться.  С самого начала стало понятно, что инженеры здесь не очень-то нужны. Как и переводчики технических текстов.  И Шмулевич заторопился опять. Бросился, как и все, учиться на программиста.  Сначала вгрызался в MainframeCobol, CICS, DB2. Потом оказалось что знатоков уже много. Начал учить язык Visual Basic.  Но тут случился  переизбыток этих программистов – скороспелок и  Шмулевич бросился в бурное море частного предпринимательства. Четыре раза он открывал корпорации. В каждой он был один, но Президентом. Возил столовые сервизы из Житомира, костюмы из Винницы и даже паркет из Таиланда. Да, ещё в Израиль бытовую электронику. Открывал автомойку и детские летние лагеря, медицинские офисы и даже один раз фабрику по чистке пуховых подушек. Как же  - ведь надо было быть заботливым мужем и заботливым отцом. Он суетился, спрессовывал сутки, загонял себя.  И всё время прогорал.
            К этому времени стало ясно, что они с женой совершенно чужие люди. Вернее, это было открытием  только для Шмулевича. А жене с самого начала всё было ясно.  И она не сильно «заморачивалась» (слово из её лексикона).
            Кстати, в США она, ощутив себя в огромном платяном шкафу, полном шмоток, вдруг проснулась – ведь вязать уже не надо было! И кинулась с размахом в социум. Устроилась на работу в «трэвэл» агентство. Сразу  же стала спать с хозяином  - жовиальным евреем из Кишинёва.  Потом с приятелем  хозяина. Потом… Короче, обычное дело.
            Да и сын Шурик (Alex), вкусив свобод, папу ни в грош не ставил. Подростковым максимализмом он так до конца и не переболел, хотя уже вымахал  к своим тридцати годам в   рослого детину. 
            — В моего деда пошёл – гордо говорила жена, снисходительно меряя взглядом щуплого Шмулевича.
            Да и сомнамбулировал сын Шурик, как мама. Учиться не хотел, перебивался случайными заработками. А отца рассматривал как неудобного ворчливого соседа по дому и по жизни, которого приходится терпеть. Потому как пусть нестабильный, но источник финансирования.
            Вот все говорят о кризисе среднего возраста.  Дескать, мужчина  в свои 40 - 45 лет  должен…   Нет, кризиса не было. Шмулевич  плавно понимал,  что он уже не нужен ни этой ошалевшей до ужаса от наступающей старости женщине, ни этому чужому по духу оголтелому пацану, пытающегося справиться с наваливающейся на него жизнью.
            И что интересно - Шмулевичу тоже никто не  был нужен.  Он устал торопиться. Соответствовать.  Захотелось  забиться в теплую уютную квартирку с видом на Альпы. И чтобы вокруг были горы, озёра и первоклассные французы.
   Так что  на все эти крики, претензии жены…   И даже когда сын разбивал машину, попадал в скандалы, подсаживался на наркотики, приводил в дом девушек разного цвета кожи, да и, когда «кидали» партнёры по бизнесу, хамили  поставщики, Шмулевич  молчал.  
            Нет! Не совсем. Он в эти моменты думал про Швейцарию и мурлыкал  себе под нос:
            — Ямщик, не гони лошадей, нам некуда больше спешить, нам некого больше любить.
Представьте себе, он даже позволял себе мурлыкать это, сидя в синагоге на Йом Кипур. Бдительный сосед  -  тот самый хасид, который был родом из подмосковной Малаховки и поэтому  был  знаком  с песней по той жизни, удивился:
            — Что так?! Эта  же русская «гоеше» песня!
            И тогда Шмулевич сказал ему, что песня-то хоть и считается русской народной, но слова  написаны обрусевшим немцем, а музыка евреем. Хасид удивился ещё больше.
            Потом, когда закончился Судный день и голодные евреи рванули гурьбой за кошерной пиццей, Шмулевич терпеливо, как всегда, пошёл и купил опять на двадцать долларов  билеты  американской лотереи  Power Ball.  
            Увы. Хотя нет. На одном билете три цифры совпали. Выигрыш - целых  25 долларов. 
            А спустя месяц Шмулевич наладился  в очередную вылазку по своим, азохн вэй, бизнес делам. На  этот раз в Молдавию. Повидло сливовое и  фаршированный перец в томате для русских магазинов Брайтона и окрестностей.  
            И пересадка, опять же, как раз была в  Цюрихе.    
            В серо-голубом коридоре транзитного перехода  Шмулевич глубоко вдохнул, но вдруг уже не выдохнул.  «Ямщик, не гони лошадей». 
            Служащий соответствующего отдела  международного аэропорта города Цюриха позвонил в США в семью месье Шмулевича, чтобы  поставить в известность о случившемся и согласовать действия. Дескать, есть ли какие – то пожелания. Когда  и кто прилетит за телом для транспортировки и дальнейшего захоронения по месту жительства…
            Выяснилось, что лететь никто не собирается. Но служащий «видал виды»:
            — Да, действительно,  Америка это далеко, господа. — настаивал он. — Может быть, есть у месье Шмулевича родственники или друзья в Швейцарии или  ещё где-то  поблизости в Европе.
            И он услышал, что там, в Америке, сын переспрашивает:   
            — А у  «него», что, мама, были какие-то друзья?  
            И слышно было по телефону,  что женщина пожала плечами:
            — Да откуда?!
            — Готовы ли вы оплатить транспортировку тела в США? —  спросил  служащий.  
            На том конце провода замялись.
            Тогда педантичный швейцарец вежливо объяснил, что страховка месье Шмулевича покрывает  утилизацию тела на месте. И что это обычно осуществляется путём  кремации тела во всемирно известном  цюрихском крематории в Нордхайме, который существует с 1889 года на кладбище Зильфельд.
            — Но, дело в том, что месье Шмулевич еврей, – сказал он осторожно. -  А у евреев положено захоронение тела в земле…   
            Но сын Шмулевича – Шурик -  не заморачивался:
            — Да чё там, сжигайте.
            Ещё дотошный служащий предупредил, что урна с прахом хранится в крематории  всего три месяца.
            — Ну, если будет оказия… – ответил ему сын Шмулевича.
            Потом,  месяца через два, звонила,  видно, очень обязательная работница крематория и предупредила, что спустя неделю срок хранения праха месье Шмулевича истекает и если урна не будет востребована, то прах будет подлежать  безличностному захоронению.
            В Америке, на том конце провода, просто хмыкнули  и положили трубку.
            И согласно инструкции спустя неделю, прах Шмулевича был закопан на участке №14  кладбища Зильфельд города Цюриха.
            А! Сподобился таки Шмулевич! В Швейцарии! Навсегда! Услышана, значит, была просьба. «Дивна дела Твоя, Господи. Вся премудростию сотворил еси».  
            Кстати, а ведь у Шмулевича был друг... И про истечение срока хранения праха я узнал вовремя. Более того, был в это время на самом юге Германии, в Констанце. Семьдесят километров до Цюриха.  Час на машине.  Так что  вполне можно было съездить, забрать прах...
           И, соблюдая приличия, одну часть захоронить в Америке на кладбище рядом с могилой мамы, вторую в Украине около  папы и дедушек с бабушками, а третью, учитывая то, что Шмулевич любил поговорить о своём еврействе, развеять в Иудейской пустыне в Израиле…
            Но кто я такой, чтобы вмешиваться в деяния Г-сподни.




Ефим Гальперин


АРАБОВ ИЗРАИЛЯ ДВОИТ


"Депутаты от Объединенного арабского списка не примут участие в похоронах бывшего президента Израиля Шимона Переса. Об этом сообщил глава партийного списка Айман Удэ в интервью радиостанции "Галей ЦАХАЛ". Удэ отметил, что у него и его товарищей двойственное отношение к Шимону Пересу. "Мы не собираемся участвовать в фестивале "кто построил ядерный реактор, и кто создавал государство", но мы помним, что в 90-х годах Перес был одним из инициаторов переговоров в Осло".
А.К. Удивительная страна Израиль. Арабы - граждане Еврейского Государства не пойдут на похороны Шимона Переса из-за того, что он принимал участие в создании этого государства. Но "шутка" в том, что это не простые арабы, а депутаты Кнессета, то есть откровенные предатели и негодяи, жирующие за счет страны, которую ненавидят. "Осло", впрочем, им нравится. "Двоит" бедных и корчит. Ну, так и послали бы половину депутатов на похороны. Но нет - бойкот предстоит дружный, потому что "Осло" оказалось кровавой, но пустой затеей, а государство еврейское есть и стоит с каждым годом все крепче и крепче.

МИРОН АМУСЬЯ ПОЗДРАВЛЯЕТ

      Дорогие наши родные и друзья!               
Поздравляем с наступающим 5777 годом. Пусть он принесёт всем вам и вашим близким удачу, здоровье, достаток. Надеемся, что встретите его весело и радостно.
         Этот год для Израиля был заметно проще предыдущего, поскольку бои и столкновения с буйными соседями ограничивались в основном мелкими локальными стычками. С радостью констатирую, что поджечь новую интифаду арабам и их внешним помощникам - советникам не удалось. Это не значит, что окружение совсем унялось – у него просто резко добавились внутренние хлопоты. Замечу, что начавшийся, словно по мановению «волшебной палочки» в прошлом году поток беженцев в Европу стих, поскольку не добился цели дестабилизации Запада. Однако «палочка» не успокоилась. Теперь замах у неё ещё больше– поствить «своего» президентом США. Беспокойство вызывает и резкое обострение ситуации в Сирии, сопровождающееся приближением флота России к нашим берегам. Основание для беспокойства – крепкая историческая память. Мы уверены, однако, что при необходимости наш «воздушный флот сумеет дать ответ».
         На фоне идущих сейчас гражданских и религиозных войн, гордость вызывает сохранение единства евреев как народа, их способность достигать своих целей, не теряя человеческого облика. Мы желаем вам в полной мере и в этом году ощутить себя частью своего народа и его великой истории, и достойно нести то бремя, которое с этим связано.
         В ближайшие дни начинается оценка того, что сделано нами за год, и решается судьба каждого на год следующий. Должны быть прощены обиды, полученные от ближних, осуждено то плохое, что сознательно или бессознательно мы сделали другим. Это требует не всепрощения, не непротивления злу, а умения взвешенно отделить друзей от врагов. Наверное, в этот величественный период – между Рош ха Шана и Йом Кипур не следует судить других.
         В прошедшем году, как уже несколько десятилетий подряд, Израиль успешно развивался в научном, культурном и хозяйственном направлениях - на радость его гражданам и друзьям, на огорчение врагам. Стабильна валюта, несмотря на военные вызовы и расходы. Растёт ВВП. Заметно увеличилось население, перевалив за 8.5 миллиона. Свой вклад в это вносит и приезд из других стран. Относительный прирост населения перевалил 2%, притом в первую очередь за счёт увеличения еврейского населения. Это очень большое, на уровне чуда, достижение.
         Есть нечто поразительное в том, какую роль, совсем не соответствующую занимаемой площади, играет Израиль в мире. Последняя иллюстрация этому - приезд столь многих влиятельных людей мира на прощание с Ш. Пересом.
         Успешно развиваются взаимоотношения с США. Ясно, что Израиль вполне может обойтись без американской финансовой помощи. Но страховочная лонжа в 380 миллиардов на ближайших 10 лет вперёд – это дополнительная гарантия успешного развития, в первую очередь в области военных технологий. Отметим, что впервые в этом году ООН приняла израильский проект резолюции, рекомендующий использовать наши сельскохозяйственные технологии по всему миру. Будем надеяться, что и здесь, в ООН, лёт тронулся.
         Существенные неприятности причиняет Израилю движение, провозгласившее своей целью бойкот, де-финансирование и санкции против Израиля (БДС). Крайне печально, что оно встречает не всеобщий отпор, а со-понимание у заметной части законодателей европейских стран. Однако есть и ободряющие положительные сдвиги. Мы имеем в виду принятие ряда разного уровня законов и решений в США, которые действия БДС в некоторых штатах уже запретили.
         За этот год в Израиле правительственная коалиция, которой столь многие предсказывали скорый крах, лишь расширилась на несколько мандатов и успешно действует.
         Надеемся, что Израиль усвоил уроки, следующие из анализа всех текущих, да и прошлых событий международной жизни: нельзя вверять свою безопасность международным гарантиям, нельзя разоружаться, надеясь на миролюбие соседей и помощь друзей. Гарантия свободы и независимости – сильная армия, развитая наука и технология, крепкая экономика. Следует всегда помнить, что дремучие нравы неразумных политиков и тёмные инстинкты толпы не ушли в прошлое. Они и сейчас регулярно дают о себе знать. Хочешь мира – готовься к войне.          Народ наш и государство Израиль, его опора и защитник, само нуждается в помощи и защите со стороны всех порядочных людей мира. В такой защите может и должен участвовать каждый из нас. И для этого совсем не обязательно быть военнослужащим или политиком. Лишь бы было желание не оставлять без ответа ни один несправедливый выпад против Израиля. Это – наш общий долг и высшая привилегия.         С Новым Годом и хорошей записью в Книге Судеб! Шана това у метука вэ гмар хатима това!
         С уважением и любовью, Анэта и Мирон Амусья

ВЕК ГЕНОЦИДА (РЕЙХ-СССР)

Советские Освенцимы начали создаваться за восемь лет до Гитлеровского Освенцима

RU

ОСВЕНЦИМ: СОВЕТСКАЯ ВЕРСИЯ

В шестидесяти километрах от Кракова находится самое страшное место Европы — лагерь смерти Освенцим-Бжезинка (Аушвиц-Биркенау). За два года нацисты уничтожили здесь полтора миллиона человек.
Этот концлагерь в Польше, специально созданный для тайного механизированного уничтожения людей, стал и для современников, и для потомков символом всего самого бесчеловечного, что произошло в ХХ веке. Практически единственным символом. В Западной Европе действительно ничего страшнее и не было. Но было в СССР.
Рассекречено. В концлагерях ГУЛАГа использовали оборудование немецких концлагерей
За семь-восемь лет до освобождения советскими солдатами Освенцима в Советском Союзе проходила серия спецопераций НКВД, позже получившая название «Большой террор». Его начало датируется 30 июля 1937 года, когда вышел Приказ НКВД № 00447, устанавливавший количественные «лимиты» по первой (расстрел) и второй (заключение в лагерь) категориям для каждого региона СССР, а также фиксировал персональный состав «троек», выносящих приговоры (начальник УНКВД, секретарь обкома, областной прокурор).
Первый лист оперативного приказа № 00447 от 30 июля 1937 г.
(экземпляр для Управления НКВД Ленинградской области).
Первый лист оперативного приказа № 00447 от 30 июля 1937 г. (экземпляр для Управления НКВД Ленинградской области).
В течение пятнадцати месяцев, с августа 1937-го по ноябрь 1938 года, было арестовано и осуждено около двух миллионов человек. Из них 750 тысяч сразу расстреляли. Говорят, было время, когда в Москве в день расстреливали до двух тысяч человек. Масштабы вполне освенцимовские. «Производственные задачи» предполагали почти такую же, как в Освенциме, организованность и планомерность. И методы работы. В 1937-м большинство трупов сжигали в крематории в Донском монастыре. Потом, когда производительности крематория стало не хватать, просто закапывали в специальных зонах.
Шифротелеграмма из Омска от 19.11.1937 “по операции контрреволюционного кулацкого элемента”
(подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов, Ежов).
Шифротелеграмма из Омска от 19.11.1937 “по операции контрреволюционного кулацкого элемента” (подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов, Ежов).
За 14 лет до освобождения Освенцима, в 1931-м, был сознательно организован массовый голод в советских деревнях. Не то чтобы правительству хотелось специально убить как можно больше людей, цель была другая. В это время за границей в гигантских размерах западные технологии для строившихся промышленных и военных объектов первой пятилетки. А единственным источником поступления валюты была продажа за границу хлеба и леса. Поэтому в 1931–1934 годах продовольствие в деревне изымалось подчистую. Точное количество жертв Голодомора неизвестно. Цифры колеблются от минимальных трех-четырех до максимальных восьми-девяти миллионов умерших от голода людей. От двух до шести Освенцимов.
Но по-настоящему раскручиваться государственная индустрия по уничтожению людей начала еще раньше, когда были приняты планы первой пятилетки и встала проблема обеспечения строительства рабочей силой. О том, чтобы люди добровольно ехали из городов и деревень на стройки, и речи не было. Поэтому планы индустриализации автоматически включали в себя и планы репрессий. Планировалось использование принудительного труда во всесоюзном масштабе. С 1929-го по середину 1950-х через ГУЛАГ по фальсифицированным политическим обвинениям прошло около 15 миллионов человек. Были еще сознательно зверские статьи «за расхищение социалистической собственности», когда людей сажали на много лет за унесенные с поля колоски или катушку ниток с завода (например, закон «семь восьмых», от 07.08.1932: от 10 лет до расстрела). Еще сажали за опоздания на работу и прогулы. Суммарно речь может идти о 20 млн человек. Лагерей смерти как таковых в СССР не было, задача властей была сугубо прагматической: в кратчайшие сроки выжать из человека все силы.
По организованности и технологичности советский аппарат репресcий очень походил на нацистский. По масштабам — намного его превосходил.
Советские пленные подняли портрет Иосифа Сталина в честь освобождения Бухенвальда.
Многие из них транзитом проследуют из Бухенвальда в ГУЛАГ.
Советские пленные подняли портрет Иосифа Сталина в честь освобождения Бухенвальда.  Многие из них  транзитом проследуют из Бухенвальда в ГУЛАГ.
В самые тяжелое время, в начале 1940-х, средняя смертность в лагерях в целом достигала 24% в год. Подсчитать всех погибших в ГУЛАГе трудно, но полтора-два Освенцима — вполне реалистичная оценка.
Кроме арестованных и прошедших через лагеря были еще более многочисленные группы репрессированных — жертвы принудительных миграций, проводившихся с 1930-го по 1952 год. Это порядка шести миллионов человек. Это раскулаченные крестьяне, выселенные из городов «лишенцы» и жертвы этнических депортаций. Десять народов были депортированы тотально, многие частично. Депортации производились невероятно жестоко и хладнокровно. Иногда целый эшелон высаживали в зимней степи, где все вымерзали за пару дней (случай с русскими немцами в Казахстане). Иногда население целых аулов расстреливалось или сжигалось заживо, если не удавалось закончить депортацию в установленные сроки (балкарцы). Точных цифр смертности среди депортированных нет, но это приблизительно еще один Освенцим.
Красная Армия освободила Освенцим, но советские лагеря она охраняла до последнего. Мало кто знает, что нацистские концлагеря использовались в этом качестве еще пять лет. Из самых известных — Бухенвальд и Заксенхаузен (спецлагерь № 2 и спецлагерь № 7, в советской терминологии). С 1948 года спецлаги были переподчинены ГУЛАГу, в 1950-м ликвидированы. Но их оборудование не пропало: новые рачительные хозяева вывезли и использовали по назначению в отечественных лагерях. Как следует из этого документа, в СССР были вывезены разборные деревянные бараки, оборудование кухонь и прачечной, медицинское имущество. А также некие «производственные механизмы» — что скрывается под этим зловещим определением, в документе не расшифровано.
ИСТОЧНИК: ГА РФ. Ф. 9414. ОП. 1С. Д. 360. Л. 222
ИСТОЧНИК: ГА РФ. Ф. 9414. ОП. 1С. Д. 360. Л. 222
Поэтому нет ни фотографий того, что там происходило, ни достоверных цифр, ни исчерпывающей документации. То есть документация, конечно же, есть, но она доступна только архивистам ФСБ. А они информацией по-прежнему не делятся. Поэтому сегодня символами массового уничтожения людей в ХХ веке для всех остаются только хорошо изученные и превращенные в музеи нацистские концлагеря.
Советская история вслед за нацистской пока не может стать просто историей.

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

Депортация крымских татар глазами очевидца зачистки Крыма

Самуил Петрович Ярмоненко, 1920г. рождения. В 1944 году майор медицинской службы, сегодня доктор биологических наук, профессор, радиобиолог.
 Image result for фото выселение крымских татар
 
Наталья Мавлевич:
Долго думала, стоит ли повторять то, что я уже выкладывала здесь год назад. Но поговорила с несколькими людьми, поняла, что не грех и повторить. Прошу извинения у тех, кто уже читал. Это свидетельство моего отца, Самуила Ярмоненко, о происходившем 18 мая 1944 года в Крыму. 
РАССКАЗ ОЧЕВИДЦА О ВЫСЕЛЕНИИ КРЫМСКИХ ТАТАР (аудиозапись)
Мне случайно пришлось быть непосредственным свидетелем той дикой расправы с целым народом, которая получила название выселения крымских татар. Это был конец войны, лето 44 года. Ситуация на фронте была оригинальная, ее очень мало описывали: Крым из источника постоянных острейших боев внезапно превратился в глубочайший тыл. Когда севернее войска уже подходили к границам Советского Союза, в Крыму еще продолжалась война, немцы там задержались сначала под Керчью, потом под Феодосией, а потом уже последние бои были под Севастополем, наиболее тяжелые. Немцы пытались остатки своих войск эвакуировать на суда, наши расстреливали их, была дикая бойня. Так или иначе, нам достаточно просто удалось овладеть всем побережьем Крыма, и Крым оказался в глубоком тылу, где-то в 300-400 км от боев, превратился в тыловой участок. Из всей нашей Отдельной Приморской армии оставили одну–единственную дивизию на охрану побережья. 

Я к этому времени был начальником полевого госпиталя, который находился в селении Коккозы, что означает “голубые глаза”, на перевале Ай–Петри, в очень красивом горно-лесистом массиве, и неожиданно оказался как бы в тылу. Жил я в семье двух глубоких стариков татар, очень скромных, милых. Их сын, герой Советского Союза, очевидно, мой ровесник, был на фронте. И они относились ко мне очень заботливо и нежно. Ничто не предвещало беды. Они не говорили ни слова по-русски, но мне было легко с ними общаться, потому что в свое время я жил в Уфе и учил там в школе башкирский язык, а он очень близок к татарскому. 
И вот однажды на рассвете, часов в пять–шесть я проснулся от того, что мне на лицо капает вода. Открыл глаза – надо мной сидит “опа”, тетя, и плачет. Я спрашиваю: “Что случилось?” Она говорит: “Нас выселяют”. – “ Кто? Куда?” – “Вот нас выселяют... военные пришли и выселяют”. Причем я с трудом разобрал, потому что не настолько знал хорошо язык... Это я сейчас говорю “выселяют”, а как она тогда сказала, не помню... что-то вроде “выгоняют”... 

Я вышел, смотрю: по улицам поселка какое-то странное движение, вооруженные солдаты, телеги движутся взад-вперед, на них люди, происходит что-то совершенно непонятное. Я остановил первого же офицера – я к тому времени был майор, а остановил лейтенанта – и спрашиваю: “Что происходит?” Он говорит: “Мы выполняем приказ, выселяем всех крымских татар”. Кстати говоря, не только татар, все население из Крыма тогда выселялось, за исключением русских. Там и греки попадали, и все. Среди прочих, были и советские чиновники, и партверхушка, они-то первые приехали, как только Крым освободили.
Я говорю: “Вот я живу у стариков, и их выселяют. У них сын – герой Советского Союза. Куда их брать? Зачем?” Он говорит: “Я сделать ничего не могу, единственное, что я вам обещаю: езжайте к нашему командиру батальона, который за этот сектор отвечает, он вам, наверное, покажет приказ, а мы ваших стариков не тронем, пока вы не вернетесь”.
Ну, я сел в машину, помчался в Карасу- Базар, райцентр, километрах в 15 -20, где был штаб батальона. Там оказался майор, приятный парень, командир одного из батальонов московской дивизии НКВД, ей была поручена экзекуция. Когда я к нему пришел и рассказал, он говорит: “Я ничего не могу поделать. Вот, смотри...” И показывает мне приказ, где все четко написано.
Одновременно шла эвакуация из четырех мест. Всех сгоняли к четырем крымским железнодорожным станциям: в Симферополь, Керчь, Феодосию и... уж не помню, что четвертое... Джанкой, кажется. А там всех должны были погрузить на эшелон и куда-то увезти. Между прочим, для меня это была уже вторая подобная акция... до этого при мне – хотя я не был непосредственным свидетелем – выселяли чеченцев, ингушей и осетин на Кавказе. 

Так вот, я опять объяснил, что речь идет о родителях героя, который воюет на фронте, это же дикость, я могу, если угодно, дать любую справку, подписать бумагу. “Нет, – майор говорит, – ничего не выйдет. Есть инструкции: совершенно категорически, никаких поручительств, ни одного невыполнения приказа, все должно быть очищено. Одно могу тебе посоветовать. Им разрешается с собой брать пятьдесят килограммов груза на человека, а они все теряются и берут всякую ерунду. Кто орехов набивает наволочку, кто подушки тащит. А надо постараться дать кормежки, потому что маловероятно, чтобы они вскоре ее получили“.

Ну, все, я ничего не мог больше сделать, примчался обратно. Действительно, мои старики, ожидая меня, и орехов в наволочку наложили, и подушки взяли... Да у них ничего больше и не было. Было две козы, молоком которых они меня поили и сыр из него делали, вот и все богатство этих людей. Я вызвал своего начальника продовольственного снабжения и говорю ему: “Давай-ка быстренько на 50 кг набьем им с собой еды”. Но, когда мы начали это делать, вспомнили, что они татары, а у нас еда-то какая была: свиная тушенка, это тоже невозможно. Но набили все же, нашли там какую-то курятину в желе, американцы прислали нам, еще что-то, сахар в конце концов, масло топленое в металлических банках, тоже американское... 

Ну и все... усадили мы их, плачущих, в повозку, и их увезли.
Ужасно и то, что происходило в последующие три или четыре дня. Дело в том, что Крым из населенного благодатного края превратился в пустыню... Ни одного человека не осталось, все население угнали. А скот весь остался. И вот по всему полуострову бродили недоеные коровы, некормленые куры. Это страшное зрелище.. Как-то стали их военные приручать, а еще чуть позднее стали приезжать первые переселенцы из средней Руси, из Воронежа, Курска и проч. С чего они начали? С того, что стали искать вино... Действительно, татары держали вино в бочках либо в подполах, либо в глинобитном полу террас. Разбивали полы... Все превратилось в пьяную оргию. Такой был кошмар: бродячий скот и пьяная оргия... Еще через пять–шесть дней я получил назначение на 4-й Украинский фронт и уехал в действующую армию.
Из рассказов я узнал, что было в Крыму дальше. Там ведь рос виноград, а приехавшие крестьяне не знали, как за ним ухаживать. Зато в Крыму не было картофеля. Вот они все перепахали, все прекраснейшие виноградники, и засадили картошкой. Крым очень долгое время приходил в себя. 
Как объясняли выселение татар? До нашего сведения довели через политорганы, что в Крыму была какая-то организация, которая якобы сотрудничала с немцами в период оккупации. И преимущественно ее членами были татары, что очевидно, поскольку они преимущественно и жили там.
Самуил Петрович Ярмоненко, 1920г. рождения. В 1944 году майор медицинской службы, сегодня доктор биологических наук, профессор, радиобиолог.
Записано в январе 2003г., С. П. Ярмоненко скончался в марте 2011 года.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..