пятница, 4 мая 2018 г.

ИЗ СТАРЫХ КИНОБАЕК


ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ

   Однажды на съемках в Одессе Павел Кадочников познакомил Леонида Кмита с молодой помошницей режиссера Галей. Посмотрев на нее, Кмит сказал: "Вы выйдите за меня замуж и родите мне сына". Так и произошло, правда вместо сына она родила ему дочь.
ТАИНСТВЕННАЯ НЕЗНАКОМКА
   Леонид Кмит был очень ревнив, он постоянно подозревал жену Галину в измене, старался никуда ее не отпускать. Все это привело к тому, что жена собрала вещи и потихоньку ушла из дома, сняв комнату. Однако, через какое-то время, подруга проговорилась, и Леонид Александрович забрал жену домой, а сам ушел на репетицию.
   Вдруг кто-то стал открывать дверь ключом, и на пороге появилась незнакомая женщина. Она одела тапочки и прошла на кухню. Стала там что-то готовить. Потом обратившись к Галине Васильевне, споросила:
   - Вы что, приезжая?
   - Не совсем. - ответила Галина.
   - Что-то я вас раньше не видела, - удивилась незнакомка.
   - А мы приходим в разное время.
   Через некоторое время явился Кмит. Прошел, поздоровался с обеими. Незнакомка его покормила, а часа через три засобиралась домой, и попросила Леонида Александровича ее проводить. Кмит отказался, сославшись на усталость, но тут вступилась жена и властным голосом сказала:
   - А ну сейчас же проводи гостью!
   Вскоре Леонид вернулся и стал убеждать жену, что совершенно не знает, кто это, просто не представляет...
СГОВОР
   В Театре киноактера были два самых популярных вида спорта — борьба на руках и шахматы. Тот, кто хорошо играл в шахматы, проигрывал в борьбе на руках, и наоборот. Чемпионом среди шахматистов был актер М., а самые сильные руки были у Леонида Кмита.
   Кмит был человеком тщеславным и страшно не любил проигрывать в чем бы то ни было. Поэтому он страстно мечтал победить признанного чемпиона по шахматам. Но, поскольку сделать это честным путем не было никакой возможности, даже теоретической, Кмит решил пойти на хитрость — обменять победу на победу.
   — Ты мне проиграешь в шахматы, а я тебе уступлю в борьбе на руках, — предложил он однажды М.
   Тот, как всякий актер, тоже был тщеславен и соблазнился перспективой выигрыша. А для того, чтобы все выглядело естественно, М. показал Кмиту одну сложную партию и заставил выучить все ходы. И вот в один прекрасный день с подачи Кмита актеры поспорили, удастся ли ему обыграть М. Ударили по рукам, расставили фигуры, игра началась. Все, затаив дыхание, следили за перипетиями напряженной борьбы. Кмит в финале поставил эффектный мат и после этой победы несколько дней ходил героем.
   Настал черед проиграть ему. Кмит, как и было условлено, после долгой и напряженной борьбы стал постепенно уступать. М. давил медленно, но неуклонно. Какая-то молоденькая актриса захлопала в ладоши... Кмит не выдержал и резко завалил руку соперника.
   — Но ты же слово дал! — с осуждением набросился М. на Кмита, когда они остались наедине. — Ты дал честное слово, и нарушил его! Ты не джентльмен после этого...
   — Победителей не судят! — отрезал Кмит.
ПРОБЛЕМЫ С ЗАРПЛАТОЙ

   Настоящим именем Кмита было имя Алексей, однако все знали его только как Леонида. Из-за этого у Кмита частенько возникали проблемы с получением зарплаты. Когда он приходил за зарплатой, то не знали, кому ее выдавать. Все ведь знали его как Леонида, а в ведомостях-то он значился, как по паспорту, Алексеем.

ПОТЕРЯННАЯ РОССИЯ. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

Братск — отзывы переехавших


Отрицательные отзывы


listopad
Делать там нечего, в этом Братске, убожество … Иркутск - деревня, а уж Братск - ващще дыра …

Андрей
Что в Братске можно назвать с положительной стороны!!! Я, думаю… Одно. Город компактный, больше в голову ничего не приходит. Чтобы не мучить себя, взвестье все РЕАЛЬНЫЕ плюсы и минусы города. (На общем фоне). Зарплаты здесь маленькие, при том что цены Не маленькие, С работой) Браз, БЛПК) за 20 т. р Здоровье отдавать, либо грузчиком, консультантом (вообще супер работа). А так нужны связи… Это братск, …плохо с работой. Качество труда низкое! Много в прямом смысле «Быдла»-Обернешь взгляд свой ты не броско-и скажут тебе в След-«Ты Х. ули смотришь, проблемы, хочешь… Сходить здесь можно фишку-для Богачей, чашка кофе-300 рублей. цены пиздец… или пей маккофе дома.
Да Экология ужасная!!! БЛПК вонючая скатина. Как перданет… то кругом голова… блевать охото.
А БРаЗ. то что… Да что там ФТОР!!! который в облаках витает и КОСТИ людям разрушает.
Здесь ежегодно как вокзал, народ на чемоданах спит… желает свалить свалить… за год в общем пятерочка тысяч людей уезжают… И еще смертность выше… серьезно. Э… так в 2030 году тут будет ТУПО —ДЕРЕВНЯЯЯЯЯ…с населением 80 тыс людей.

Был проездом
Был два раза по работе, сроком на 2 недели, мдааа… я такого ужасного города в жизни не видел. Город грязный, вонючий, каждое утро пахнет кошачьим саньем, из-за БлПК и БрАЗА, дороги, а хотя их дарогами назвать сложно, просто деревенские колдобины и ямы, туча магазинов в китайским шерпотрепом, выбора вообще нету, все как инкубаторы ходят. Гопота процветает коррупция тоже. Кароче городом его назвать сложно. , этот Братск. Вжизнь туда больше не сунусь! Уезжайте городские жители от туда, пока не мутировали из-за выбрасов!!!


Гость
Братск- это вонючий город! воняет так что голова болит.. да-да, БЛПК делает свое вонючее дело, делать там нечего совершенно.. в общем - гиблое местечко... ((

Гость
Живу в Братске с рождения (40 лет). Работала на БрАЗе, практику проходила на БЛПК - заработала множество болезней, начиная от аллергии до заболеваний костей. Сейчас не могу найти работу по специальности (инженер-строитель), ничего не строится, если строится (мало), то фирмами из других городов. Проезд на транспорте (по сравнению с областным Иркутском) дорогой, чтобы добраться на другой берег будет дороже в два-три раза. Купаться в море не рекомендую (хотя люди купаются), присутствуют вредные компоненты в воде (сальмонеллы, лишаи и т. д. - по неофициальным источникам данных). Нравится в Братске - его чистота, убирают дворники и дорожники на совесть. Если бы зимой посыпной материал "Бианорд" не использовали, чище был бы и работы бы меньше дворникам было. Хочу уехать, пускай даже в Иркутск.


Нейтральные отзывы


andrey gang
Достоинства:
  • Я бы рекомендовал приехать в этот город что бы посмотреть достопримечательности.
Недостатки:
  • Часто бывают пожары, выбросы с заводов, грязные улицы, БЛПК часто пахнет. Но плюсов этого города больше. Я бы рекомендовал сюда приехать иностранцам.
Этот город для меня родина. Я тут жил и буду жить. Хоть тут и не слишком чисто, но мне нравится. Мой город богат памятниками, арзитектурой. У нашего народа много праздников и обычай. В городе этом есть памятники Пушкину, Жукову, Ленину и других известных писателей, военных. Здесь есть ангарская деревня. Мнрго известных рек, озер. Я люблю Братск. Коренных жителей Братска называют БАРТЧАНАМИ. Раньше здесь были остроги, ведь времена меняются, многие из них разрушены, затоплены. В Ангарской деревне находится мнного архитектурных памятников и экспонатов того времени. Я бывал там мнрго раз и не собераюсь на этом заканчивать. Меня как то туда тянет. Это прекрасное место. Сдесь очень много красивых лесов, деревьев. Братск-это волшебный и загадочный город.

Ollaweila
Братск мало чем отличается от любого другого среднего города России. Плохая экология, невысокие зарплаты, алкоголизм, рутина, минимум культурно-развлекательных мест для молодежи. Такие города хороши для старости, оседлой жизни и воспитания детей, но учить своих отпрысков нужно в городах покрупнее, где больше возможностей и шансов «пристроить» будущего специалиста на работу, где есть хоть какие-то перспективы.
Города с населением в 200-250 тысяч как будто остались стоять на месте, забыв про дальнейшее развитие. Но в этом вина не горожан и местных глав, а сами знаете кого. Все деньги крутятся в европейской части, потому-то все туда и рвутся. Зп в Мск выше, чем в Иркутске и Братске, продукты и вещи дешевле, турпакеты в Тай и в Китай по бросовым ценам, несмотря на то, что Сибирь расположена по соседству с Азией. В Советское время еропейская часть России развивала Сибирь (БАМ, заводы, совхозы), сейчас все наоборот - Сибирь развивает Европу.
Каждый сам решает, чего он хочет от жизни. Кому-то спокойней остаться в родном городе, в кого-то манят иллюзорные миллионы Нерезиновска.
ПС: Я люблю Братск! Но кумира из него не далаю. улыбаюсь

Loras
Братск хороший город, я там например родилась и жила до 19 лет.. но не желала б действительнотам остаться.. в чем там хорошо, приезжать к маме на дачу на Зябу, для детей там да все рядом, магазины школы и т. д. но перспектив там 0, кто поживет хоть малость в более менее большомгороде никогда не вернется туда, а пожить, написать пронего это соввсем другое дело, связать судьбу с Братском как раньше этоделали молодые не всякий может, может из близлежаших деревень. Так что пока молодо зелено можно и в Братске пожитьулыбаюсь хотя я по нему скучаю…

Федя
Я прожил в г. Братск с 1981года по 2005год. Можно говорить, что он вонючий, криминальный и т. д. Люди там живут и живут не плохо. Он с самого своего освоения был задуман как рабочий город. Таковым он и является. Больше плюсов на самом деле чем минусов. Компактный, чистый(имею в виду не экологию конечно) и т. д.

Cath
Люблю свой город. Считаю, что это не самый плохой вариант для жизни и не самая дремучая провинция. Люблю нашу природу, пуская есть гораздо более красивые места, но мне здесь уютно: город обнимают сопки, покрытые тайгой, о берега плещутся ангарские воды. Постоянно что-то меняется, потихоньку идет строительство. Вот и заброшенный парк (ныне "Металлургов") обрел вторую жизнь. Конечно, никогда не забуду, каким он был раньше: с аттракционами, колесом обозрения. Сейчас все деревья, которые видели многих из нас маленькими, вырублены. Ну это проще, так варварски расчистить место. Наверное, я сентиментальна, но было до слез больно смотреть, как парк превращают в пустыню и банально покрывают асфальтом. Зато нынешний парк - гимн металлургам. Ну беседки хоть могли уж сделать поприличнее, а то выглядит крайне дешево. В общем, ничего интересного в нем нет, все банально и как везде, детские площадки, кучи велосипедистов, что пройтись проблематично. Но все же лучше, чем запустение. А люди у нас все-таки свиньи, гадят на каждом шагу, мусорят. Дорвались, называется.
Новое место для попоек. В этом месте хотелось бы обратиться ко всем! Люди, когда в парке было неблагоустроенно, в нем было чище, как ни странно. Но когда вы пришли туда, везде оставили следы своего пребывания. Уважайте себя, чужой труд и природу, в конце концов. Лирическое отступление. Центральная часть города и въезд (Крупской) мне нравится: фонтаны, скверы, площади, аллеи, арт-объекты. Улицы просторные, достаточно чистые. Культурная жизнь тоже не дремлет. Есть, куда развиваться, и радует, что есть такие энтузиасты, которые делают наш город интереснее. Что касается экологии, огорчают, конечно, выбросы, зачастую просто невозможно подышать чистым дождевым воздухом, потому что заводы пользуются моментом и сразу накрывают город тучами зловонных вредных веществ с разнообразными ароматами: тухлая капуста, кошачья моча и т. д.. Порой вот просто до тошноты.
С работой в Братске не очень. Или на завод, или в торговлю - преобладающие отрасли. При кажущемся изобилии, купить почти нечего. Далеко не все можно найти в магазинах, но радует, что есть возможность приобретения покупок на заказ. Медицина... ну сложный вопрос. Пока верю в то, что врачи у нас хорошие. Конечно, в больнице зачастую тратишь много нервов, но так везде. Кто-то вот про зубы писал. Но я вот лично думаю, что стоматология в городе уже выходит на приличный уровень. Достопримечательности немногочисленны и вызывают интерес, в основном, у местных. Есть театры, музеи, университеты, образовательные центры. Много в России прекрасных городов, но туда я поеду для краткого знакомства с культурой, архитектурой, природой, но всегда вернусь в свой родной Братск.

Xxs
Достоинства:
  • много хороших людей
Недостатки:
  • холод запах
Люблю свой город. Считаю, что это не самый плохой вариант для жизни и не самая дремучая провинция. Люблю нашу природу, пуская есть гораздо более красивые места, но мне здесь уютно: город обнимают сопки, покрытые тайгой, о берега плещутся ангарские воды. Постоянно что-то меняется, потихоньку идет строительство. Вот и заброшенный парк (ныне "Металлургов") обрел вторую жизнь. Конечно, никогда не забуду, каким он был раньше: с аттракционами, колесом обозрения. Сейчас все деревья, которые видели многих из нас маленькими, вырублены. Ну это проще, так варварски расчистить место. Наверное, я сентиментальна, но было до слез больно смотреть, как парк превращают в пустыню и банально покрывают асфальтом. Зато нынешний парк - гимн металлургам. Ну беседки хоть могли уж сделать поприличнее, а то выглядит крайне дешево. В общем, ничего интересного в нем нет, все банально и как везде, детские площадки, кучи велосипедистов, что пройтись проблематично. Но все же лучше, чем запустение. А люди у нас все-таки свиньи, гадят на каждом шагу, мусорят. Дорвались, называется. Новое место для попоек. В этом месте хотелось бы обратиться ко всем! Люди, когда в парке было неблагоустроенно, в нем было чище, как ни странно. Но когда вы пришли туда, везде оставили следы своего пребывания. Уважайте себя, чужой труд и природу, в конце концов.
Лирическое отступление. Центральная часть города и въезд (Крупской) мне нравится: фонтаны, скверы, площади, аллеи, арт-объекты. Улицы просторные, достаточно чистые. Культурная жизнь тоже не дремлет. Есть, куда развиваться, и радует, что есть такие энтузиасты, которые делают наш город интереснее. Что касается экологии, огорчают, конечно, выбросы, зачастую просто невозможно подышать чистым дождевым воздухом, потому что заводы пользуются моментом и сразу накрывают город тучами зловонных вредных веществ с разнообразными ароматами: тухлая капуста, кошачья моча и т. д... Порой вот просто до тошноты. С работой в Братске не очень. Или на завод, или в торговлю - преобладающие отрасли. При кажущемся изобилии, купить почти нечего. Далеко не все можно найти в магазинах, но радует, что есть возможность приобретения покупок на заказ. Медицина... ну сложный вопрос. Пока верю в то, что врачи у нас хорошие. Конечно, в больнице зачастую тратишь много нервов, но так везде. Кто-то вот про зубы писал. Но я вот лично думаю, что стоматология в городе уже выходит на приличный уровень. Достопримечательности немногочисленны и вызывают интерес, в основном, у местных. Есть театры, музеи, университеты, образовательные центры. Много в России прекрасных городов, но туда я поеду для краткого знакомства с культурой, архитектурой, природой, но всегда вернусь в свой родной Братск.



"БРОДСКИЙ НЕ ПОМЕЩАЛСЯ В СИНАГОГУ"

Её «Прогулки с Бродским» открыли русским зрителям и читателям живого поэта. В эксклюзивном интервью Jewish.ru режиссер Елена Якович рассказала, каким был Бродский в жизни, что значило для него еврейство и почему любые рамки для великого поэта тесны.

Я из вас сейчас буду вытягивать всё, что связано с еврейством Бродского.– Ну, тут вы из меня ничего не вытянете, потому что я ничего об этом не знаю.
Бродский в Венеции во время съёмок вашего фильма еврейской темы никак не касался?– В общении с Бродским всегда была какая-то дистанция. Я понимала, что шаг влево, шаг вправо – «расстрел». Ведь шёл первый монолог великого русского поэта, обращённый к русскоязычному читателю. И о еврейской теме я не спрашивала. По этой теме я могу вспомнить только две реплики, которые там прозвучали, и один так и не случившийся разговор, что тоже о многом говорит. На вопрос, может ли он поговорить на питерскую тему, Бродский ответил: «Я не могу “на тему”, это мой родной город». Тогда поэт Евгений Рейн, также участвовавший в съемке, сказал: «Мы оба родились в Ленинграде, при тиране Сталине, от еврейских родителей».
Потом я все-таки, видимо, подсознательно, пыталась вывести Бродского на еврейскую тему и спросила его: «А где здесь гетто?» Он куда-то неопределенно махнул рукой, но затем, в последний день съёмки, когда мы поплыли на катере, Бродский сам к этой теме вернулся и сказал: «Если мы поплывем туда, то там будет это ваше гетто любимое». Бродский запомнил тот мой вопрос и мог продолжить разговор, однако пророчески заметил: «Я не удивлюсь, если к концу этого мероприятия камера окажется на дне канала». Так оно и вышло! Плеснула волна, захлестнула камеру, она вышла из строя – там на последних кадрах фильма видны эти капли воды на объективе. Так случилось, что прогулка по гетто не состоялась, но с Бродским ведь ничего случайного не бывает: видимо, где-то свыше было решено, что для завершения нашего фильма это не нужно. Хотя, если бы мы заплыли в гетто, разговор на еврейскую тему был бы.
В недавний юбилей Бродского было много дискуссий о его конфессиональной ориентации. – У меня те же источники, что и у всех – его стихи. Ничего конфессионально еврейского в них нет. Более того, каждый год он писал по рождественскому стихотворению, что свидетельствует скорее о противоположном. Хотя в «Рождественском романсе», посвящённом Евгению Рейну, есть строка: «Блуждает выговор еврейский по желтой улице печальной».
Бродский, конечно, очень был привязан к родителям, а они были, хоть и евреи, но совершенно советские люди. Они же его назвали Иосифом в честь Сталина, а мы еще думали, какое же благородное библейское имя ему дано. Поэтому, как человек русской культуры, он был склонен к другим, нежели еврейским, символам, и эти символы были для него важны.
Владимир Бондаренко, автор книги о Бродском в серии «ЖЗЛ», пишет, что Бродского крестила няня в двухлетнем возрасте.– Не знаю, была ли у Бродского няня. Бондаренко, конечно, виднее. Это бывало, что русские няни крестили еврейских детей. Но знаете, я выспрашивала в деревне Норинской, где Бродский отбывал ссылку, у тамошних бабушек, были ли у него какие-то внешние атрибуты религиозности, но они расходились в «показаниях».
Разве случай Бродского – это не рефлекс еврея, оторвавшегося от своей духовной традиции и хватающего все яркое и ценное из чужой культуры?– Слушайте, ну как можно в случае Бродского говорить об «отрыве от духовной традиции»?! Об отрыве от традиции можно говорить в случае Троцкого! А Бродский родился в 1940 году. Мы родились в таком обществе, где обсуждать даже было неприлично, какой ты национальности. И своё еврейство он, как и все мы, осознавал через опыт своих родителей – через их разговоры.
Что для поэтов такого масштаба было их еврейство?– Во всяком случае, точно не религия. И я совершенно не согласна с идеей о тяге «оторвавшегося еврея к чему-то яркому». У Бродского было просто естественное стремление человека, выросшего в русской культуре, принять символы, связанные с этой культурой. То же происходило и с Пастернаком, и с Мандельштамом, и с любым человеком, числившим себя русским поэтом. Для них это была культура. А пришёл ли Бродский к какой-то религиозной практике? Мы пытались спрашивать у людей, близко с ним знакомых, но ничего точного не нашли. Бродский был достаточно умён, чтобы не хвататься за яркое.
Однако поэзия Бродского одновременно выбивается за потолок синагоги.– Боюсь, она туда даже и не заходила. Это другое пространство.
При этом у него было стихотворение «Еврейское кладбище Петербурга».– Да, есть. Но если человек рождён великим поэтом, он вряд ли может вместить себя в рамки иудаизма.
Может, для большого поэта тесны рамки любой религии как таковой?– Есть ведь поразительная история: я недавно узнала, что Пастернак не был крещён, хотя все считают, что был. Он отцу обещал, что никогда этого не сделает, и не крестился при всей христианской направленности его творчества. Я сейчас, наверное, странную с точки зрения иудаизма идею выскажу, но что правильнее для еврейского Б-га: иметь в качестве своего адепта какого-нибудь обывателя, который соблюдает все религиозные каноны, или великого поэта, который так много даёт душам и у которого все равно очень много ветхозаветного?
Виктор Шапиро

ПОБЕДОБЕСИЕ

ЦИЦЕРОН О СТАРОСТИ



писатель, политический деятель и оратор древнего Рима Марк Туллий Цицерон написал, когда ему было 62 года. Она опирается, главным образом, на личный опыт и во многом автобиографична. За год до ее написания был убит император Цезарь, с которым Цицерон находился в очень сложных отношениях. Цезарь ему не доверял и, после достижения 60 лет, возраста, считавшегося началом старости в Риме, писатель отошел от дел. Произведение «О старости» считается лучшим из всего, написанного за всю историю человечества на эту тему. Это оптимистичное, жизнеутверждающее бессмертное творение.



"О старости"
                      
“…Тем людям, у которых у самих нет ничего, что позволяло бы им жить хорошо и счастливо, тяжек любой возраст; но тем, кто ищет благ в самом себе, не может показаться злом нечто основанное на неизбежном законе природы, а в этом отношении на первом месте стоит старость. Достигнуть ее желают все, а, достигнув, ее же винят. Такова непоследовательность и бестолковость неразумия! Старость, говорят они, подкрадывается быстрее, чем они думали. Прежде всего, кто заставлял их думать неверно? И право, как может старость подкрасться к молодости быстрее, чем молодость — к отрочеству? Затем, каким образом старость могла бы быть на восьмисотом году жизни менее тяжкой, чем на восьмидесятом? Ибо, когда годы уже истекли, то — какими бы долгими они ни были — неразумной старости не облегчить никаким утешением…”

“…Мои однолетки не раз оплакивали и то, что они лишены плотских наслаждений, без которых для них жизнь не в жизнь, и то, что ими пренебрегают те, от кого они привыкли видеть уважение… Между тем я знаю многих, кто на старость не сетует, освобождением от оков страстей не тяготится и от пренебрежения со стороны родных не страдает. Нет, причина всех подобных сетований — в правах, а не в возрасте: у стариков сдержанных, уживчивых и добрых старость проходит терпимо, а заносчивый и неуживчивый нрав тягостен во всяком возрасте”.



«…С одной стороны, при величайшей бедности старость даже для мудрого быть легкой не может; с другой стороны, для человека, лишенного мудрости, она даже при величайшем богатстве не может не быть тяжкой… Также и жизни, прожитой спокойно, чисто и красиво, свойственна тихая и легкая старость… Ведь неразумные люди относят собственные недостатки и проступки за счет старости…”
“И действительно, всякий раз, когда я обнимаю умом причины, почему старость может показаться жалкой, то нахожу их четыре:
первая — в том, что она будто бы препятствует деятельности;
вторая — в том, что она будто бы ослабляет тело;
третья — в том, что она будто бы лишает нас чуть ли не всех наслаждений;
четвертая — в том, что она будто бы приближает нас к смерти.
Рассмотрим каждую из этих причин: сколь она важна и сколь оправдана.

Старость отвлекает людей от дел.

— От каких? От тех ли, какие ведет молодость, полная сил? А разве нет дел, подлежащих ведению стариков, слабых телом, но сильных духом?… Не силой мышц, не проворностью и не ловкостью тела вершатся великие дела, а мудростью, авторитетом, решениями, и старость обыкновенно не только не лишается этой способности, но даже укрепляется в ней, помогая своим советом, здравым смыслом, своими решениями… Величайшие государства рушились по вине людей молодых и охранялись и восстанавливались усилиями стариков… Опрометчивость, очевидно, свойственна цветущему возрасту, дальновидность — пожилому.”
“Но, скажут мне, память слабеет.
— Пожалуй, если ты не упражняешь ее и если ты и от природы не сообразителен… да, право же, я ни разу не слыхал, чтобы какой-нибудь старик позабыл, в каком месте он закопал клад: все то, что их заботит, они помнят… Старики сохраняют свой ум, только бы усердие и настойчивость сохранялись у них до конца!… Я могу назвать своих соседей и друзей, деревенских жителей: без их участия, можно сказать, никогда не производят сколько-нибудь важных полевых работ: ни сева, ни жатвы, ни уборки урожая. Впрочем, это едва ли должно вызывать удивление; ведь ни один из них не настолько стар, чтобы не рассчитывать прожить еще один год; но они участвуют и в тех работах, которые, как они знают, им самим пользы уже не принесут…”

“Да, теперь я силами уступаю молодому…
Впрочем, упадок сил сам по себе вызывается пороками молодости чаще, чем недугами старости: развратно и невоздержанно проведенная молодость передает старости обессиленное тело… Жизнь течет определенным образом, и природа идет единым путем, и притом простым, и каждому возрасту дано его время, так что слабость детей, пылкость юношей, строгость правил у людей зрелого возраста и умудренность старости представляются, так сказать, естественными чертами характера, которые надлежит приобретать в свое время… а упражнения и воздержанность помогут даже в старости сохранить человеку некоторую долю его былых сил. Хотя от старости больших сил и не требуется. Поэтому законы и установления освобождают наш возраст от непосильных для нас обязанностей. Что же удивительного в том, что старики иногда слабосильны, если этого не могут избежать даже молодые люди?
Старости надо сопротивляться, а недостатки, связанные с нею, возмещать усердием. Как борются с болезнью, так надо бороться и со старостью: следить за своим здоровьем, прибегать к умеренным упражнениям, есть и пить столько, сколько нужно для восстановления сил, а не для их угнетения. При этом надо поддерживать не только тело, но в гораздо большей степени ум и дух. Ведь и они, если в них, как в светильник, не подливать масла, гаснут от старости. Тело наше, переутомленное упражнениями, становится более тяжелым, но ум от упражнений становится более гибок.
Доверчивость, забывчивость, расслабленность стариков, это — недостатки не старости вообще, а старости праздной, ленивой, сонливой. Как наглость и разврат свойственны молодым людям больше, чем старикам (не всем молодым, однако, а только непорядочным), так старческая глупость, обыкновенно называемая сумасбродством, свойственна только пустым старикам, а не всем.”
«Старость внушает к себе уважение, если защищается сама, если сохраняет свои права, если не перешла ни под чью власть… Подобно тому, как я одобряю молодого человека, в котором есть что-то стариковское, так я одобряю старика, в котором есть что-то молодое. Тот, кто следует этому правилу, может состариться телом, но духом не состарится никогда… Человек, всегда живущий своими занятиями и трудами, не чувствует, как к нему подкрадывается старость. Так он стареет постепенно и неощутимо, и его век не переламывается вдруг, а гаснет в течение долгого времени”.

«…Почему же мы так много говорим о наслаждении?
Именно потому, что старость, отнюдь не заслуживая порицания, достойна даже величайшей хвалы за то, что она совсем не ищет наслаждений. Она обходится без пиршеств, без столов, уставленных яствами, и без многочисленных кубков; поэтому она не знает и опьянения, несварения и бессонницы… Старость, отказываясь от пышных празднеств, все-таки может находить удовольствие в скромных пирах… С годами я стал измерять удовольствие, получаемое от пиршеств, не столько наслаждениями от них, сколько от присутствия друзей и от беседы с ними… и я весьма благодарен старости за то, что она усилила во мне жадность к беседе, а жадность к питью и еде уничтожила. Но если и питье и еда кое-кому даже доставляет удовольствие,.. то я не вижу причин, чтобы старость была лишена способности ценить даже и эти удовольствия… А отсутствием того, чего не желаешь, не тяготишься».
«…Я во всех своих рассуждениях прославляю такую старость, которая зиждется на том, что было заложено в юности… ни седина, ни морщины не могут вдруг завоевать себе авторитет. Но жизнь, прожитая прекрасно в нравственном отношении, пожинает последние плоды в виде авторитета… Какие же плотские наслаждения можно сравнить с наградами в виде авторитета?”                                                         
“Но старики, скажут мне, ворчливы, беспокойны, раздражительны и трудны в общежитии, а если приглядеться к ним, то и скупы. Это недостатки характера, а не старости. Впрочем, недостатки стариков можно отчасти оправдать: старики думают, что ими пренебрегают, что на них смотрят сверху вниз, что над ними смеются. Кроме того, по своему слабосилию, они болезненно воспринимают всякую обиду. Но все эти недостатки смягчаются добрыми нравами и привычками… Что касается старческой скупости, то смысла в ней я не вижу: возможно ли что-нибудь более нелепое, чем требовать для себя на путевые расходы тем больше, чем меньше остается пути?”


“…Даже краткий срок нашей жизни достаточно долог, чтобы провести жизнь честную и нравственно — прекрасную. Но если она продлится еще, то не надо жаловаться на то, что после приятного весеннего времени пришли лето и осень: ведь весна как бы означает юность, а остальные времена года предназначены для жатвы и для сбора плодов. И этот сбор плодов состоит в старости, как я говорил, в полноте воспоминаний и в благах, приобретенных ранее. Ведь поистине все то, что совершается сообразно с природой, надо относить к благам… Все уходит туда, где возникло. Одна только душа не появляется никогда — ни тогда, когда она присутствует, ни тогда, когда она удалилась… Моя душа почему-то всегда была в напряжении и направляла свой взор в будущее, словно намеревалась жить тогда, когда уже уйдет из жизни. А между тем, если бы души не были бессмертны, то едва ли души всех лучших людей стремились бы так сильно к бессмертной славе… Все мудрейшие люди умирают в полном спокойствии, а все неразумные — в сильнейшем беспокойстве… Я охвачен стремлением увидеть души ваших отцов, которых я почитал и любил… И из жизни ухожу, как, из гостиницы, а не как из своего дома; ибо природа дала нам жизнь как жилище временное, а не постоянное. О, сколь прекрасен будет день, когда я отправлюсь в божественное собрание, присоединюсь к сонму душ и удалюсь от этой толпы, от этих подонков!”

"По этой причине для меня старость легка и не только не тягостна, но даже приятна. Если я заблуждаюсь, веря в бессмертие человеческой души, то заблуждаюсь я охотно и не хочу, чтобы меня лишали этого заблуждения, услаждающего меня, пока я жив».


3906024_24668                                                          (528x398,                                                          309Kb)


ЕВРЕЙСКИЕ ДНИ ПОБЕДЫ


Евреи на свете живут долго, а потому и ДНЕЙ ПОБЕДЫ в нашей истории предостаточно. Однако, и дни эти празднуются как-то особо: без фанфар, бравых песен, тряски железом и маршей. Песах. Чем не победа. Ушли от несметной погони, не погибли в пустыне, очистились от рабства, получили Закон, но празднуем это великое событие как-то тихо. И праздник наш сильно смахивает на обычный, школьный урок по истории. Грандиозное завоевание Ханаана Йегошуа-бин-Нуном мы помним, но и не думаем праздновать. Видимо, слишком много было там крови и деяний, хоть по приказу Б-га, но не совсем красивых. Что уж тут праздновать? Пурим. Этот ДЕНЬ ПОБЕДЫ мы и вовсе увели от тел убитых персов в карнавал, веселый маскарад, шоу, вновь очистив свою память от крови жертв.
Ханука - тоже ДЕНЬ ПОБЕДЫ, но тоже не прославление ратных подвигов Макковеев, а чуда негасимого светильника в Храме. Получается, народ наш воспитан этими ДНЯМИ ПОБЕДЫ бережно, с чрезвычайным миролюбием и осторожностью, чтобы не забывали мы о том, что всякая война чудовищно трагична и слезы матерей не высушат никакие восторги победителей. Наши ДНИ ПОБЕДЫ - не повод мнить себя суперменами в каждой драке и звать народ к новой кровавой бойне. К чему это я?
Близится ДЕНЬ ПОБЕДЫ над рейхом Фюрера. И я бы хотел напомнить тем, кто собирается встретить его на марше победителей, с георгиевскими лентами и прочей, прописанной атрибутикой, что для нас, евреев, этот день, прежде всего, НЕ ДЕНЬ ПОБЕДЫ, а день чудовищных потерь народа - ДЕНЬ ХОЛОКОСТА.. Собственно - ДЕНЬ ПОРАЖЕНИЯ, когда слез наших настолько несоизмеримо больше, чем радости, что и праздник этот может показаться святотатством. Так что, будем и мы осторожны 9 мая, как были осторожными со ДНЯМИ ПОБЕДЫ наши предки.

ИЕРУСАЛИМ




  Поводом для написания этого поста оказалось решение президента Соединённых Штатов о переносе посольства его страны в Иерусалим.


Пропасть незнания бездонна, и даже новостные сети заполонила информация о «новой» столице Израиля. Забавно, не правда ли, что город, которому более 5000 лет, впервые ставший столицей Израильского царства ещё во времена царя Давида, а это 11-й век до новой эры, через 3000 лет вдруг называется «новой» столицей?

Заранее предупреждаю, что моё мнение необъективно и предвзято.

Одно из первых упоминаний Иерусалима - на статуэтках с проклятиями городам, враждебным Среднему царству Египта, около 2000 г. до н. э. Там он (а как же без него!) то ли Рушалимум, то ли Урушалимум. Не станем заморачиваться перечислениями всех вариантов и трактовок имени города. Сегодняшнему звучанию лет эдак около 3000, и его этимологически можно обозначить, как «город мира» или «целый, неделимый город». Оба названия в свете предыстории: дважды был разрушен, десятки раз осаждён,  почти полсотни раз завоёван, за последние 3000 тысячи лет принадлежал пятнадцати царствам-государствам, до 1967 был разделён де-факто - и в свете настоящего, и перспектив покажутся излишне оптимистичными и вызовут споры. По событийности и значимости в истории трёх религий - пуп земли. Впрочем, и на старинных картах Иерусалим - пуп и центр листа. В одном из пределов Храма Гроба Господня можно увидеть круглую тумбочку этот самый «пуп» овеществляющую. Она не закреплена намертво и ежедневно перемещается, а затем возвращается на место после того, как уборщица подмела под ней пол.
image5.jpg


 Тут же под полом пещера, где по преданию захоронен венец творения Всевышнего - Адам. Вышедший из ближневосточного краснозёма покоится в скале сирийско-африканского разлома, лижущего город языками долины Кедронской - «долины судилища» и Гееномской - «геенны  огненной».
  Многометровые наслоения камней, праха, обломков оружия и затерявшихся кладов пропитаны кровью, слезами, историями прошедших тысячелетий. Возможность буквально прикоснуться к овеществлённым свидетельствам способна вызвать не только душевные переживания, но и «иерусалимский синдром» -психическое расстройство, когда кто-то мнит себя мессией, клинически описанное специалистами в прошлом веке, но проявлявшееся здесь сотни и тысячи лет назад.

  Иерусалим связывают с легендарным  Салимом, а первым евреем, его посетившим, был Авраам. Если быть совсем точным,  на момент первого посещения он ещё был Аврамом и не совсем евреем. Несколько позже он заключил союз со Всевышним, в результате которого имя его удлинилось на одну букву, кое-что укоротилось, а, главное, родился сын Исаак. Упокоен Авраам в выкупленной им при жизни пещере Махпела в Хевроне, относительно доступной для посещения.
 Я не такой ученый, чтобы ходить по всей цепочке, утомляя читателя ее перезвоном, и перескочу через столетия, во времена, когда Иерусалим, находившийся в тот миг истории во владении евусеев, приглянулся второму царю Израильского царства Давиду. Смелый боец и творческая личность, Давид с отрядом по трубе водовода проник в город и захватил его. И сегодня туристы могут пройти этим водоводом в город Давида. На горе Сион есть синагога над могилой Давида. Соседняя гора Мория традиционно была местом служения сменявших друг друга культов.
  О строительстве на ней сыном Давида Соломоном Храма можно узнать из Ветхого завета. Туда, в Святая Святых, перенесли походный Ковчег Завета. Он покоился в Храме около четырёх  столетий, пока не пропал во время пленения царя и знати вавилонянами,а Храм и стены города были разрушены захватчиками. Но, как предрекал Соломон, и это прошло.
image7.jpg


                  Пир Валтасара, Рембрандт Харменс Ван Рейн, ЛНГ


 Самих вавилонян  завоевали персы во главе с Киром Великим, на иврите כורש - Кореш. Он так закорешился с  евреями, что декларировал им всякие свободы. Евреи вернулись в Иерусалим и отстроили Храм. А решение уважаемого человека не пустой звук: Александр Великий Македонский, подминавший мир на своём победоносном пути, не стал захватывать Иерусалим, оставив в силе декларацию Великого Кореша. Хотел, правда, приколотить на город указатель с собственным именем. Любил путать путешественников,  вышедших из одной Александрии и пришедших в следующую.  Но ему предложили выгодный гешефт: вместо Иерусалима называть Александрами мальчиков родившихся в тот год (333 до н.э.). Сохранили имя города и память о великом человеке.  Последователи Александра не были так почтительны - дрались друг с другом, а в Иерусалиме стены трещали. Через пару столетий   вообще  захотели установить в Храме алтарь  Зевса.
 На это евреи «пойтить не могли», восстали, выгнали греков прочь и стали править Иудеей самостоятельно, вплоть до захвата очередным «великим» — Иродом,  названным так и за тягу к мегаломании. Действительно незаурядный и успешный в осуществлении своих проектов царь решил расширить святилище. Ах, жаль гора маловата: разгуляться негде. Ничего. Многоярусными арками  расширили гору и  перестроили Храм. Западная подпорная стена - все, что дошло до наших дней после разрушения Второго Храма на пятом столетии его существования  будущим римским императором Титом. Сегодня мы зовём оставшуюся часть Стеной плача.

 И, как водится, победители поживились содержимым. Процесс запечатлён на арке Тита на Римском форуме.
image6.jpg




Награбленных ценностей хватило на строительство знаменитого Колизея.  Храмовая гора была перепахана. Почти всех жителей убили, оставшихся поработили. Город был разрушен.

  Небольшое трагическое отступление. Император Рима мнил себя богоравным, стирающим города и память о них. Но императора, империю, римский народ поглотила история. А имя  города Иерусалим и живую память о Разрушении Храма евреи сохранили и в двухтысячелетнем изгнании. В самый радостный момент хупы - обряда венчания, жених произносит: «Пусть отсохнет моя правая рука, если я забуду тебя, Иерусалим», - и разбивает каблуком стакан в память о разрушении Храма. После этого следует свадебное пожелание счастья: «Мазаль тов!».
Теперь понятно, почему разбитая посуда связана со счастьем?

image8.jpg На отжатой площади  реноваторы начали строить  Элия Капитолину. Опять римляне, как до них греки, не увидели краев чаши терпения: в стремлении порадовать громовержца поместили на этот раз алтарь Юпитера на место Храма.  Вспыхнуло восстание, переросшее во Вторую Иудейскую войну. Ненадолго город был освобождён, но империя победила.  Непокорный народ лишился права проживать на своей земле был рассеян по империи, названия Иудея и Израиль заменены на Палестина. Вход в Иерусалим мужчинам, подвергшимся обрезанию, был заказан. Интересно, как выглядел КПП? Замечу, что у римлян был культ тела и строгие законы о членовредительстве. Помните «ешьте тело мое»? Эта заповедь стала одним из формальных поводов преследования христиан-неофитов. Но если для христиан эпоха гонений закончилась в начале четвёртого века, когда Константин отказался от язычества и вернул имя Иерусалиму, евреи все так же рассеивались по империи.
Олег ЛЕЙБМАН

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..