понедельник, 8 февраля 2016 г.

"ТЕПЕРЬ ОСВЕНЦИМ ЧАСТО СНИТСЯ МНЕ"

 Соня Тучинская 

"Теперь Освенцим часто снится мне..."

А нам, евреям, повезло. 
Не прячась под фальшивым флагом, 
на нас без маски лезло зло. 
Оно не притворялось благом.

(Борис Слуцкий)
Каждый год 27 января в день освобождения Освенцима та часть человечества, которую мы привычно именуем цивилизованной, дружно отмечает День Памяти Жертв Холокоста. Так одиннадцать лет назад постановила одна необычайно "дружественная" евреям в целом и Израилю в частности международная тусовка — Генеральная Ассамблея ООН.
В этом году "торжества" прошли не в пример скромнее, чем в прошлом, когда "мировая прогрессивная общественность" сообща скорбела по нашим мертвым по случаю 70-летия освобождения Освенцима.
Вот с прошлогоднего "юбилейного мероприятия", пожалуй, и начнем. В тот день поляки и украинцы, литовцы и французы, то есть представители тех самых стран, что сдали на убой нацистскому зверью своих евреев, решали, кто будет зван на эти, черт бы их побрал, "торжества", а кто — нет. Поляки, по случаю — владельцы этой жирно удобренной евреями земли, изгнавшие с нее последних евреев уже в 1968 году, перемигивались с французами, литовцами и немцами. Сговаривались, чтобы русских, чьи солдаты сбили 70 лет назад замок на воротах Освенцима, на "празднования" не допустить.
Глава израильского отделения "Центра Симона Визенталя" доктор Эфраим Зурофф объяснил это оурвеловское решение так: "Страны Восточной Европы, которые, случалось, сотрудничали с нацистами, не желают признавать себя виновными. Они предпочитают зваться потерпевшими и подчеркивают собственные страдания при советской власти, и вместо того, чтобы честно бороться с кровавым прошлым, прославляют борцов за свободу от коммунистического ига как национальных героев, невзирая на то, что в процессе этой борьбы под их предводительством массово убивали евреев".
Но что "польским товарищам" до мнения еврея, представляющего "Центр Визенталя"? У них свои узкополитические цели. "Опустить" их (русских) сук лишний раз то ли за "крымнаш", то ли еще за что-то. А и вправду, зачем упускать шанс — миллион ушедших в дым евреев Освенцима — чем не повод для сегодняшних геополитических "разборок"? А о страшном Львовском погроме в виде грандиозного уличного шоу, устроенном в начале лета 41-го громадянами в вышиванках — молчок; а о велодроме парижском, откуда французские евреи через промежуточные французские лагеря как раз в Освенцим и попадали — тоже ни словечка; и о неслыханном, изумлявшем даже самих нацистов, размахе истребления литовских евреев литовцами — полная тишина. Короче, о том, что нет лесочка и нет овражка в их латвиях, литвах и украинах, где отважные местные жители с невиданным энтузиазмом не помогали бы полиции и гестапо "окончательно решать еврейский вопрос" — обо всем этом на "торжествах" деликатно умолчали. Вот "крымнаш" — это всегда актуально, своевременно, а главное уместно. Уместно именно в День Памяти Жертв Холокоста. Тривиализация, опошление трагедии как раз того библейского масштаба, о котором говорят "перед этим горем гнутся горы". Сведение счетов с политическими противниками под прикрытием сопереживания миллионам замученных, удушенных, сожженных, полегших в бабьих ярах и понарах евреев. Какая, однако, затейливая амальгама лицемерия, подлости, кощунства.
В этом году отдельные государственные мужи, международные конторы и целые континенты тоже не отстали.
Начнем, пожалуй, с Президента Украины. Если в эти дни вам не попалось на глаза его обращение к своим поданным по случаю Дня Памяти Жертв Холокоста, этот пробел можно легко восполнить, открыв его страничку в "Твиттере" за 27 января 2016 года. Там Петро Порошенко с горечью признается, что "для граждан нашего государства это — не просто скорбная страница истории. Это — наша общая боль и незаживающая рана человеческой памяти".
Видимо, болевой шок, вызванный состраданием к жертвам Холокоста (а что вы думаете — в христианстве этот феномен давно описан как "стигматы Святой Терезы"), таким разрушительным образом повлиял на коллективное бессознательное украинского народа, что вызвал у главы правительства этого народа временные провалы дальней памяти. Во всяком случае, дважды упомянув в своем обращении неких загадочных "людей", которых "массово лишали жизни по национальному признаку" и "бросали на кровавый алтарь бесчеловечной идеологии", он "забыл" обозначить тот самый "национальный признак", который был им упомянут. Чудодейственным образом в скорбных раздумьях о Холокосте, то есть о факте уничтожения европейского еврейства, Президент Украины умудрился НИ РАЗУ не употребить слово "еврей" или производные от него. Получается, что он пошел до боли знакомым путем советской газеты "Правда", называвшей массовые убийства евреев "убийством мирных советских людей".
Грешным делом подумалось, что зловредные российские СМИ умышленно допустили неточность в переводе с целью опорочить Петро Порошенко в глазах прогрессивной общественности. Увы, если не полениться и прочесть это обращение на языке оригинала, то и там будет обнаружен текст, выдержанный в безупречном "юденфрай" стиле: все та же безликая риторика по поводу "масового позбавлення життя людей за національною ознакою".
Во время оккупации Украины слаженными усилиями нацистов и местных жителей были истреблены полмиллиона моих сородичей-евреев. Цифра непредставимая, чудовищная, страшная цифра, но она не подвигла первое лицо государства закончить свое "холокостное" обращение ожидаемым (хотя и вполне избитым и ни к чему не обязывающим) "never again", что формально подразумевало бы защищенность живущих сегодня на Украине евреев от антисемитов из партии "Свобода" и прочих украинских жидоедов.
На самом деле Украинский Президент завершил свой экскурс в историю Холокоста куда короче, изящней, а главное, приятнее для слуха его подданных: "Слава Україні!"
От руководителя одной отдельно взятой страны плавно переходим к начальнику земного шара. 26 января, совпавшего с кануном Международного Дня Жертв Холокоста, генеральный секретарь Организации Антисемитских Наций (в миру — ООН) Пан Ги Мун на весь мир выказал поддержку и понимание одному чрезвычайно популярному в этом сезоне палестинскому тренду — кухонными ножами убивать живых людей как в местах их наибольшего скопления, так и прямо на пороге их собственных домов. По пангимуновски — в этих напоминающих ритуальные жертвоприношения убийствах сами-то иудеи и виновны — зачем они выбрали "плодиться и размножаться" там, где им не положено — в Иудее и Шомроне, к примеру? Прямое оправдание антиеврейского террора с одновременным предъявлением претензий к его жертвам с трибуны ООН? Слышать это от "палестинских товарищей" или от одного из африканских царьков-людоедов — как снег зимой — давно приелось. Инновация, когда о подобной позиции открыто вещает Генеральный Секретарь ООН, настаивая, что нынешняя волна террористических (в основном ножевых. — СТ) атак в Израиле вызвана "50-летней оккупацией" и что "человеческой природе свойственно реагировать на оккупацию, которая временами становится инкубатором для ненависти и экстремизма". Так что теперь, каждый раз втыкая нож в спину очередного еврея, палестинец получает из рук ООН высшее экзистенциальное обоснование тому, что его действия ничуть не противоречат человеческой природе. Правда, он и раньше это знал. Так что в данном случае мнение палестинцев и ООН любовно совпали.
На следующий же день, перебравшись с одной трибуны своего непотребного заведения на другую, Пан Ги Мун через запятую с цыганами, геями и иеговистами упоминает и шесть миллионов евреев, которые "на систематической основе подвергались облавам и истреблению". Дальше — больше. "Холокост был преступлением колоссального масштаба, которое невозможно отрицать", — признает Пан Ги Мун. Вот такой получается расклад. Тогда — преступление. А сейчас — реакция на "оккупацию иудеями Иудеи". Сегодняшний вялотекущий Холокост, который сам по себе есть не что иное, как убийство евреев только за то, что они евреи, ООН-овское начальство ничуть не печалит. Не печалит — еще мягко сказано. Эта давно и активно выступающая на стороне зла некоммерческая организация приложила немало усилий, чтобы скорбный мартиролог в 6 миллионов наших мертвых не уставал пополняться новыми и новыми именами израильских евреев.
Ну а где-нибудь, кроме Израиля, вспоминали жертв Холокоста, как требует того человеческое "благородство и достоинство"? Как обстоят с этим дела в старушке Европе? Прямой ответ на этот вопрос прозвучал на специальном траурном заседании израильского парламента, открывая которое, спикер Кнессета Юлий Эдельштейн сказал: "Нет слов, чтобы выразить лицемерие Европы. Устраивать в День Холокоста пышный прием президенту Ирана, призывающему к уничтожению Израиля и устраивающему антисемитский конкурс карикатур по теме Катастрофы европейского еврейства — это более чем лицемерие".
Еще недавно Европе было, прямо скажем, не до Холокоста. Похотливые пришельцы, сердобольно допущенные местными жителями в ее пределы, массово домогались местных женщин по городам и весям Европейского Союза. Сейчас тема сексуальных преследований "тех европеянок нежных" отступила перед ошеломительной новостью. "К нам едет Президент Ирана! Первое после снятия санкций европейское турне Хасана Роухани". Размер предполагаемых экономических сделок во время этого турне оценивается в 17 миллиардов евро, цена обещанной Европе иранской нефти фантастически низкая — 17 долларов за баррель. Так что Роухани в Европе — нарасхват.
Первая из принимающих сторон — Италия. И какой там, к черту, Холокост, когда организация приема такого высокого гостя налагает столько хотя и приятных, но чрезвычайно хлопотных обязательств. Нужно, к примеру, выставить при встрече почетный караул президентской гвардии, не говоря о строжайше безалкогольном, как "комсомольские свадьбы" при Горбачеве, дипломатическом обеде самого высшего уровня. А каких усилий стоило забить белыми непрозрачными панелями всю "обнаженку" вдоль пути прохода высокого гостя по залам Капитолийского музея Рима. А там этих голых фавнов, венер и геркулесов, — позорное наследие древнего Рима — без счета... Роухани скромно свидетельствовал, что требований об этом не выставлял. Выходит, итальянцы пошли на это смехотворное самоуничижение добровольно, прогнувшись в показном мракобесии просто "в знак уважения к иранскому народу и лично, к товарищу Хасану Роухани".
Потом надо было обговорить, как вместе бороться с террором в Сирии и Ираке и вообще на земном шаре. Может ли у Европы быть лучший партнер в этот деле, чем Иран — первый государственный спонсор терроризма в мире? Не так давно премьер-министр Израиля во время своего исторического выступления в Американском Конгрессе пытался просветить самоубийственно наивный Запад на предмет того, чем грозит миру снятие санкций с Ирана и как изменится геополитическая ситуация в регионе, если допустить Иран к "мирному атому". Он как бы намекнул миру, что на этот раз евреи не дадут себя уничтожить за так, как 70 лет назад..., что они, то есть Израиль, ответят... и тогда мир пожалеет, что не прислушался к его словам сегодня. Хочется добавить: пожалеет, если успеет... Но мир не прислушался и беспечно допустил. Ну что ж, значит, чему быть, того не миновать.
Невыразимо трогательные сцены имели место в Ватикане при личной встрече Хасана Роухани с Папой Римским Франциском. Глава Святого Престола призвал Тегеран в лице Роухани содействовать тому, чтобы остановить распространение терроризма и контрабанды оружия в мире. Последний обещал всемерно содействовать. Потом собеседники обменялись подарками. Роухани подарил понтифику небольшой персидский ковер ручной работы, изготовленный не где-нибудь там, а в священном для шиитов городе Кум. Последний факт до слез растрогал Папу Римского, который, в свою очередь, тоже не ударил в грязь лицом и вручил иранскому президенту то, о чем тот и мечтать не смел: медаль с изображением Святого Мартина, отдающего часть своего плаща нищему. Папа Римский пояснил, что этот жест символизирует братство. "Как мы могли желать смерти Америке и Израилю? Зачем нам нужны центрифуги по обогащению урана и подземная база для баллистических ракет дальнего действия? Нам нужны всепрощение, любовь и братство. Детские площадки для совместных игр мусульманских, христианских детей, а возможно, даже и еврейских детей — вот что нам нужно", — подумал (по предположению автора) в этот момент Президент Ирана, бережно прижимая к сердцу медаль Святого Мартина. В завершение аудиенции президент Исламской республики, видимо желая укрепиться в новом мироощущении, попросил главу католической церкви "молиться за него", причем вовсе не гипотетически, а в натуре попросил.
Наш обзор будет неполным, если не рассказать о двух поразительных митингах, имевших место в ноябре прошлого года в городах Европы накануне годовщины Хрустальной ночи. События этой ноябрьской ночи положили в 1938 году начало еврейским погромам в гитлеровской Германии, что и закончилось в итоге "окончательным решением еврейского вопроса", то есть Освенцимом.
На митинг в Амстердаме вместо евреев, переживших Холокост, пригласили почему-то скандально известного депутата израильского парламента от Арабской Партии, ярую палестинскую жидофобку Ханин Зуаби. Когда открыто ненавидящая Израиль дама-политик уверенно сравнила евреев — жертв погрома, осуществленного 9–10 ноября 1938 года нацистами, с палестинцами, погибающими в столкновениях с ЦАХАЛ, устроителям ТАКОГО митинга и в голову не пришло отогнать ее от микрофона.
Второй митинг того же рода под лозунгом "Умео против нацизма" состоялся, как легко можно догадаться, в шведском городе Умео. Городские власти приняли уникальное решение не приглашать на митинг представителей еврейских общин, объяснив это заботой об их безопасности. Тамошние евреи совместно с представителями местной оппозиции, прознав о "юденфрай" митинге, объявили ему бойкот. Лидер оппозиции заявил о том, что вместо этого его партия вместе с евреями примет участие в зажигании свечей в память о жертвах Холокоста в еврейской общине города.
Какие, говоря протокольным языком, выводы напрашиваются, когда узнаешь в деталях и оттенках, как мир отметил очередной День Памяти Жертв Холокоста?
Первый — не вывод даже, а скорее видение: эдакое вольготно раскинувшееся от океана до океана прибежище для "цивилизованной части человечества", то ли "палата №6", то ли "клиника Стравинского", — выбор Дома Скорби — дело литературного вкуса каждого. Ведь в западном мире за попытку добровольно уйти из жизни самоубийцу временно, хотя и немедленно, заключают в психиатрическое отделение госпиталя, где для выяснения его статуса проводят так называемое "evaluation". А кто проведет "evaluation" целого континента, пребывающего в состоянии перманентных суицидальных попыток?
Второй (очевидный до банальности) вывод: "Они любить умеют только мертвых". Это о евреях как ни о ком другом. Вернее, об отношении мира к ним. Когда речь идет о давно умерщвленных евреях, даже самые непримиримые из наших западных недоброжелателей, как в сказке, "ударясь об землю", внезапно оборачиваются отчаянными юдофилами, правда с заметным уклоном в некрофилию. Грудью встают они на защиту испепеленных 70 лет назад евреев и, напялив на головы кипы, настоятельно призывают, митингуют, устраивают тематические выставки, сообща выступают против... и сурово предостерегают...
С живыми евреями все обстоит сложнее. Те же самые гуманитарные организации и сообщества по неустанной защите прав животных, человека и окружающей среды, что так истово сопереживают жертвам Холокоста, "готовы Ирода переиродить", чтобы сегодня воспрепятствовать евреям следовать заключенному ими сами знаете с Кем Обету. "Я даю вам землю эту, пойдите, возьмите в наследие землю, которую Господь с клятвой обещал дать отцам вашим, Аврааму, Исааку и Иакову, им и потомству их по заключенному с ними Обету".
Во исполнение этого Обета, всем смертям и правозащитным организациям назло, они будут жить, растить детей и строить дома на земле Израиля, включая и те его части, которые "мировая прогрессивная общественность" подло именует "оккупированными территориями". Потому что нам нужно жить, растить детей и строить дома не только за нас, живых, но и за шесть миллионов убитых.
А вот в чем у нас наверняка нет нужды, так это в "свободных от евреев" речах и митингах в день нашей скорби и памяти. Мы, независимо от возраста несущие в своих генах память о том, что с нами в середине 20-го века сотворили в христианской Европе, — мы сами зажжем поминальные свечи и сами оплачем их, своих мертвых.
"Бродят Рахили, Хаимы, Лии, 
Как прокаженные, полуживые, 
Камни их травят, слепы и глухи, 
Бродят, разувшись пред смертью, старухи, 
Бродят младенцы, разбужены ночью, 
Гонит их сон, земля их не хочет. 
Горе, открылась старая рана, 
Мать мою звали по имени — Хана."



Источник: LiveJournal

АЛЬБОМ РЕДКИХ ФОТОГРАФИЙ

СКАЗКА О СОВЕТСКОМ АНГЕЛЕ

Image result for Сказка о советском ангеле
Как страшна, порой, расплата за славу.

http://rutube.ru/video/e7b48ebdaa5e03b0d3af3cdaae990c8f/

Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

МИРОН АМУСЬЯ О ФИЛЬМЕ ПОЗНЕРА

07.02.16
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

Обман ожиданий?
(Заметки заинтересованного о фильме Познера и Урганта «Еврейское счастье»)

Пусть жлобьё трещит об Израиле и евреях что угодно.
А Израиль всё равно впереди планеты всей.
Автор неизвестен

Самый ответственный человек — это человек, который только сам принимает все решения, и он и есть самый свободный.
В. В. Познер

          Я несколько задержался с настоящей заметкой о фильме «Еврейское счастье», который посмотрел уже пару недель сему назад. После выхода фильма в сети появилось множество заметок о нём, в значительной части которых фильм этот остро критикуется. Думаю, что оценки зависят и от ожиданий: чем выше ожидания, тем ниже оценка. Свидетель творчества Познера со времён пресловутых советско-американских телемостов, программы, выход которой на экраны без одобрения пропагандистов из ЦК КПСС и поддержки КГБ был просто невозможен, я имел о нём определённое, не лестное представление. Оно лишь усилилось, когда в некоторых своих передачах, уже в перестроечные времена, Познер в оценке арабо-израильского конфликта, проявил себя как, мягко говоря, не очень большой друг Израиля, сторонник концепции, для меня неприемлемой, согласно которой конфликт можно разрешить, прекрати Израиль «оккупацию арабских земель».
          Помню выпуск программы Познера «Времена» в конце 2001, где экспертом был приглашён Е. М. Примаков, который, по сути, не встречая отпора ни со стороны Познера, ни со стороны «свежей головы» (ей в тот вечер был поэт А. Наймана[i]), клеймил «израильскую военщину, известную всему свету». Отмечаю, что непосредственно перед программой 09.12.2001, в Иерусалиме и Хайфе во взрывах террористов – смертников погибло 27 и оказалось в критическом состоянии 32 человека. Ни Примаков, ни Познер не сочли нужным выразить соболезнования жертвам террора.
          Сравнительно недавно прочитал книгу воспоминаний и размышлений Познера «Прощание с иллюзиями», которая не только познакомила меня с жизнью автора, но и утвердила весьма негативное отношении к нему, как личности. Я это к тому, что начиная смотреть фильм, я заранее ничего хорошего от автора не ждал. У меня не было на его счёт никаких иллюзий, а потому не с чем было и прощаться. Услышав о намерении Познера снять фильм про Израиль, я ждал агитки пусть с прикрытыми, но вполне нередкими в России осуждениями «оккупирующей армии» и «препятствия миру» на всём Ближнем Востоке в лице зловредных поселенцев.
          Однако увиденное меня позитивно удивило, и свои впечатления я просуммирую словами внутреннего голоса, сказавшего мне после просмотра: «Пора опять в Тель-Авив! Давненько ты туда не ездил!». Этот фильм, предназначенный для большого числа людей в России и за её пределами, удался с моей точки зрения – еврея и израильтянина.
          Отмечу, что в фильме нет и намёка на мнимую «провинциальность Израиля», отсутствие в нём культуры, искусства, архитектуры, наконец, красот природы, о чём нередко говорят гостящие в Израиле полу-евреи из России[ii]. А ведь для беглого взгляда такой подход, пусть и в прошлом, но сравнительно недавнем, имеет определённые основания. Помню и свои первые впечатления об Иерусалиме, где я впервые оказался почти двадцать лет назад. Они, при беглом и поверхностном взгляде, допускали два подхода - и восхищение колыбелью мировой цивилизации, по сути - источника всех трёх монотеистических религий, и раздражение неким азиатским городом, крикливым и довольно грязным[iii]. И это видел я, еврей и убеждённый сторонник Израиля с момента решения ООН в 1947 о разделе Палестины! Что ж тут говорить о посторонних…
          Серия начинается с фильма об Иерусалиме, где в самом начале Познер недоумевает вслух – зачем он сюда приехал, на что Ургант отвечает – «За длинным рублём!». Иерусалим не тронул Познера, он говорит прямо у Стены плача, что ничего особенного тут не почувствовал. Однако, оставаясь сторонними наблюдателями, Познер в большей мере подчёркивая это, Ургант – в меньшей, они становятся просто восторженными (искренне или для вида – не знаю, да мне это и безразлично), уже к середине фильма, и так до его конца. Этот путь – от несколько даже показного равнодушия к кажущегося искренним сочувствия, да и сопереживания – путь познания через показанные убедительные факты, без того, чтобы препятствовать изложению и иной точки зрения, производит сильное впечатление. И проделывается этот путь буквально под явным давлением снимаемого материала, видимых авторами фильма «фактов на местности».
          Наибольшее впечатление, как мне кажется, на Познера произвело то, что стало буквально чаще всего повторяющимся кадром фильма – вид толпы довольных, спокойных, улыбающихся и дружелюбных людей. Для израильтянина это буквально ежедневная картина, которую, несмотря на все старания, не могут ликвидировать многочисленные террористические атаки, образующие почти постоянный фон существования Израиля.
          Кадры в конце фильма, где Познер говорит о неизбежно прорастающих зелёных ростках, подготовленные предыдущим текстом, прямо говорят о том, что в его глазах у Израиля не только впечатляющие прошлое и настоящее, но и не вызывающее сомнений достойное будущее. Он говорит: «Я полюбил эту страну, Я восхищаюсь. Я почувствовал любовь людей к этой стране». Это производит не слабое впечатление. И дело даже не в самой любви Познера или кого-то другого, без которой Израиль может обойтись. Может, как обходится вынужденно не только без любви, но и при явной ненависти весьма значительных людей с еврейской кровью и без оной во многих странах мира. Но когда человек, изначально неблагожелательно равнодушный, вдруг заявляет о любви к твоей стране – не скрою, это приятно, хотя слова сами по себе не содержат доказательство искренности. Но я часто говорю, что предпочитаю даже показное дружелюбие и вежливость искренней враждебности и хамству.
          На мой взгляд – неспециалиста в области кино, фильм снят просто отлично и получился исключительно красивым. Одни показываемые виды способны вызвать любовь и интерес даже стороннего, не знакомого с Израилем зрителя. Думаю, что достигнуть сказанного без определённой привязанности, чуть ли не любви, возможно – подсознательной, к объекту съёмок просто невозможно. И то, что подобный фильм увидело и ещё увидит множество людей, показывает – не зря потрачены деньги налогоплательщиков государства Израиль, которое через министерство туризма финансировало этот фильм.
          Познер увидел и показал во многом новый народ. Этот народ абсолютно разрушает сложившийся и бытовавший в годы моей молодости в СССР образ еврея, как некоего очкарика, слабака, который боится всех и вся, в первую очередь своей национальности, при первой возможности заменяя «еврей» на «русский, украинец, белорус» и т.п. Своё еврейское имя он заменяет более привычным для русского уха. В результате, почти исчезают Хаимы, Мендели, Гирши, Янкели, Залманы и т.д., превратившись в Ефимов, Михаилов, Григориев, Яковов, Захаров. Этот новый еврей способен каждодневно, пусть и вследствие суровой необходимости, на подвиг. А иначе, чем подвигом я не могу назвать действия, например, 19-летней Адар Коэн, которая 3 февраля, будучи смертельно раненой, поразила террориста, спасая жизнь многих его потенциальных жертв. В этом превращении галутного еврея в еврея-израильтянина, как правильно отмечается в фильме, большущую роль сыграло создание Э. Бен-Йехудой нового иврита на основании того, что существовал в молитвах тысячелетия. Совсем не случайно, что его имя живо в названии одной из главных улиц многих городов и городков Израиля.
          Авторы фильма проделали огромную работу, многое повидали в стране, побеседовали с множеством людей – незначительных и выдающихся, евреев и арабов, религиозных и светских, политиков и людей Богемы – артистов, писателей. Их собеседниками стали и крупнейший учёный, религиозный еврей Р. Ауман, и известный писатель М. Шалев, и раввин А. Штейнзальц, и премьер Израиля Б. Нетаньягу, и враг Израиля, заседающая в его Кнессете Х. Зоаби.
          При таком количестве людей интервьюируемых, выбор того, что приводить, а что оставить за кадром, определяется авторами фильма. В этой связи слова их местного гида о том, что «в Израиле видят людей» звучит, при всей их правильности, ещё и ощущением авторов. Равно как слова «русский еврей – элита среди евреев» говорит не Познер, а актёр театра «Габима» Гробман.
          В фильме отмечается то, что характеризует Израиль: внимательнейшее и заботливейшее отношение к старикам и детям. Примечательно, что к этому выводу авторы фильма пришли, несмотря на распространённую среди многих русскоязычных пожилых эмигрантов точку зрения, будто они бедствуют и нищенствуют в Израиле, который бросил их на произвол судьбы. Используемые политиками и политиканами, эти хлёсткие выкрики не подтверждаются ни объективными цифрами, ни фактами, но неплохо работают в «партийной пропаганде», например, той же партии НДИ. То, что эти взгляды не повлияли на авторов фильма, говорит в пользу их внимания к стране, о которой этот фильм сделан.
          Целая серия уделяется кибуцам, восторг по отношению к которым буквально переполняет Познера. Место, уделённое им в фильме, намного превосходит их сегодняшнюю роль в жизни страны. Автор упоминает о тех изменениях, которые эта жизнь, включая человеческую природу, внесла в казавшуюся навсегда перспективной идею. Однако это мало влияет на его восторг. Думаю, что с учётом той роли, которую кибуцы играли когда-то в привлечении людей в Израиль и их внимания к этой стране, они вполне заслуживают доброй памяти. Познер, кстати, выбрал удачный пример для своего показа – кибуц «Гданию», о котором знаю примерно полвека и где был пару раз. Признаюсь, в то же время, что, слыша восторженные рассказы о нём, я сознавал и тогда, что как место проживания он мне не подходит.
          Авторы увидели сами и показали, какой заслуженной любовью пользуется Армия обороны у граждан Израиля. Думаю, что у многих российских зрителей эта часть вызовет просто потрясение, особенно бытовые картинки из жизни армии, где так заботятся именно о солдатах, и практически нет «дедовщины». Не создаёт показанное об Армии обороны Израиля впечатление о ней, как о бездумном Голиафе, считающем, что «сила есть – ума не надо». Напротив, в ней видишь Давида, сохранившего всю привлекательность молодости, но обретшего с годами очень большую силу. И нет оснований, вслед за Познером, опасаться того, что Давид сильнее Голиафа. Порукой этому то, что, приобретая силу, Давид сохраняет превосходство ума.
          К несомненным достоинствам фильма отношу полное отсутствие в нём дидактики, т. е. обычных поучений, как надо «делать жизнь» этой страны и народа. Такие поучения свойствены особенно россиянам, в первую очередь хорошо известным, с примесью еврейской крови, уделившим пребыванию в Израиле эдак с полмесяца. Обычно они щедры на непрошеные советы о том, как надо обустроить евреям своё государство, чтобы им, визитёрам, не было «мучительно больно» за его существование, не было бы стыдно, глядя на него издали.
          В фильме есть несколько фактических ошибок. Одна из них - вместо фамилии французского офицера-еврея Дрейфуса он назван Бейлисом, по имени российского еврея, ставшего жертвой ложного обвинения в ритуальном убийстве. Встречал упоминание обоих имён у Познера, и абсолютно уверен в знании им разницы этих двух людей. Ошибки всегда досадны. К сожалению, это почти неизбежное сопровождение любой, в том числе и серьёзной работы. В подтверждение сошлюсь на собственный пример. В 1980 в книге «Физика микромира» издательства «Большая Советская Энциклопедия» я написал статью «Ядро атомное». Перед публикацией, тщательно отредактированная помимо меня и квалифицированным редактором, эта статья прошла пять (!) корректур. И, несмотря на это, в ней автором квантовой планетарной модели атома указан М. Борн[iv], а не Н. Бор. В принципе, это ужасная путаница для профессионала. Как я её проглядел, даже как она возникла – для меня осталось неясным[v].
          Есть к фильму и некоторые критические замечания, которые отмечают недостатки представления материала, дефекты изложения. Так, вдова убитого террористами Аарона Гурова Мириам отмечает, что слишком много времени даётся на выступление Х. Зоаби, а мало её оппонентам. Будь моя воля, такие, как Зоаби сидели бы по тюрьмам как подстрекатели вооружённой борьбы арабов с Израилем, а не давали бы интервью. Но, может к счастью, воля не моя. Иное дело – упрёк Познеру со стороны Гуровой, что он не упомянул того факта, что один из погибших в атаке бандитов был музыкант и композитор, а другой – физик. Но это ведь совсем неважно – нельзя, чтобы бандиты убивали людей вне зависимости от их заслуг. И точка.
          Замечу, однако, что для хоть чуть-чуть думающего россиянина, основного с точки зрения Познера зрителя, тот факт, что Зоаби власть не «заткнула глотку», как почти всегда принято делать не то что с врагом, но просто с оппозиционером в России, производит шок.
          Замечу также, что в речах Зоаби, сознательно или против её намерений прорывается злоба, которой сверкают её глаза. Так что думаю – не так уж плохо, что она показана столь многим людям по всему миру во всей красе.
          К сильнейшим кадрам принадлежат пересекающиеся картины выступления двух матерей – еврейки и арабки, потерявших недавно своих детей. Контраст потрясает – одна мать говорит о мире, который должен сменить войну, и спасёт всех детей, а вторая просто заходится от ненависти и злобы. Когда же видишь детей Сдерота, ещё мгновение назад весело игравших, а сейчас укрывающихся в убежище от бандитских ракет – просто плачешь.
          По мне, так и Ш. Занда не стоило интервьюировать, поскольку он полный профан в древней еврейской истории, о которой толкует и чему уже ряд лет посвящает свои анти-еврейские книги. Но он профессор общей истории Тель-Авивского университета, специалист по истории французского кино, столь близкого Познеру. Да и книга Занда «Кто и как изобрёл еврейский народ», в переводе на русский язык, и под редакцией некоего А. Этермана, до недавнего времени постоянно торчавшего на радио РЭКА и 9ом канале ТВ, разошлась в России большим тиражом. Так что его известность в России добавляет к нему интерес у создателей фильма. А в семье евреев – увы – не без уродов.
          Отдельный вопрос – сколь убедительны в фильме патриотические голоса Израиля. Но это определяется явно не тем местом, где они сидят в процессе интервью – на камне, в кабине машины или у себя в кабинете. Мастерство оратора-пропагандиста нужно приобретать, и не стыдно его оттачивать. Это требование нашей жизни, самого существования Израиля. Здесь очень важен словарь, а ведь, что греха таить, все эти «палестинцы», «палестинский народ», «аннексия», «оккупация», «Западный берег» есть важный элемент словаря израильских политиков и СМИ, включая и правых деятелей. Об этом говорилось неоднократно, но «палестиньканье», условно назовём это явление так, продолжается, хотя ущерб от него, наносимый Израилю и внутри страны, и на международной арене, очень велик.
          В фильме есть и ошибка более серьёзного плана – неправильная датировка присутствия евреев и арабов в Эрец Израэль, что приводит к разговору Познера о двух, якобы равнозначных правдах в словах о праве евреев и арабов на эту землю. Не знаю, это авторский умысел, или просто неосведомлённость. Презумпция невиновности заставляет меня допустить первое. Помню, как поразил меня лауреат Нобелевской премии по физике В. Л. Гинзбург, считавший, что Голаны арабам ни в коем случае отдавать нельзя, а поселенцам следует немедленно вернуть оккупируемые ими (или даже купленные у них) арабские земли. Отметив в переписке с ним это противоречие, я быстро понял, что ситуация с Голанами ему ясна, поскольку он бывал в Тверии, у своей, насколько помню, дочери. А всё про «поселенцев» он узнал, как говорится, «из газет» и общих соображений. Я считал и считаю, что ничего арабам отдавать не надо. Аналогична была точка зрения покойного Марка Перельмана. По просьбе Гинзбурга, желавшего разобраться «что почём», мы написали заметку «Кратко о поселениях и о поселенцах». Я это к тому, что свою правду надо неустанно доводить до других, даже если нет полной уверенности, что «другие» тебя станут слушать.
          О «двух правдах» Познер начинает говорить в связи с интервью араба – хозяина красивого ресторана в Старом городе. Он искренне или для вида воспринимает на веру рассуждения собеседника «перед камерой». Мы с женой были пару раз в этом ресторане в период «войны Осло» или второй интифады. Хороший, приятный ресторан. Но вот свободно ли выражает свои мысли человек «перед камерой», живя в районе, где неосторожное слово легко может кончиться тем, что его ресторан, например ночью сожгут – отнюдь не уверен. Пока Израиль не обеспечил всюду и всем защиты от подобного исхода, особенно вероятного в Старом городе, того, что для себя именую «ночным правом», кинооткровенности верить трудно.
          Я вообще не верю в свободу выборов под дулом автомата, как это было в Газе, не верю всем и всяческим опросам по телефону и на улице, когда звонящий или снимающий знает вас, а вы просто рискуете стать жертвой расправы. Опросы, открытые интервью дают осмысленные и представляющие интерес данные, только если безопасность интервьюируемого, его семьи и имущества надёжно защищена. А нет – так нет.
          Помню, как в том же Старом городе, в годы войны Осло, двое арабов – христиан, владельцев маленьких лавочек спрашивали нас с женой, когда же Израиль покончит с Арафатом. «Нам же просто не на что жить. Мы голодаем!»,- говорили они в то время, когда число туристов в Старом городе измерялось единицами. Сомневаюсь что и сейчас, став хозяевами отличных магазинчиков вместо затрушенных лавок, они согласятся подтвердить эту историю «перед камерой» - им «есть, чего терять».
          Явное незнание предмета отражено в познеровских рассуждениях о том, что затягивание создания палестинского государства смертельно опасно для Израиля. «Через двадцать лет арабов будет большинство, и это будет конец еврейскому государству. Поэтому такое затягивание - безумие»,- размышляет вслух Познер. Думаю, что маститые политики – его собеседники не привели в разговорах данные современной демографии, полученные в работах Я. Файтельсона, Й. Эттингера, которые говорят, что нет никакой демографической угрозы сохранению еврейского большинства в Израиле. Напротив, с годами в обозримом будущем доля еврейского населения будет лишь нарастать.
          Примечательно, что в фильме нет по сути ничего, касающегося отношений Израиля с третьими странами – в первую очередь, с Россией или США. Я не заметил чего-либо, говорящего об одобрения фильма высшей властью в России. В нём нет ничего, говорящего и о перспективах сближения или удаления Израиля от двух этих стран порознь или вместе, всего того, что позволило Б. Гулько в статье «Познер познаёт Израиль», объединить Россию и Израиль как «страны-аутсайдеры».
          Нет, не аутсайдером предстаёт в этом фильме Израиль, а интересной и преуспевающей страной[vi]. У авторов есть к этой стране много вопросов, не всегда лёгких для ответа и подчас неожиданных. А о России, США, Евросоюзе, Китае и далее – по глобусу, этот фильм фактически не толкует вообще.



[i] Потом выяснилось, что со стороны Наймана некий отпор всё же был, но этот отпор просто при передаче вырезали, допускаю, что с ведома самого Познера.
[ii] Особенно много «нет» на эту тему сравнительно недавно наговорила писательница Л. Улицкая.
[iii] Последнее впечатление резко усилилось, когда прогуливаясь вечером по Меа Шеарим, мы вместе с пригласившим меня профессором иерусалимского университета едва избежали ведра помоев, вылитого из окна втогого этажа.
[iv] Макс Борн – один из создателей квантовой механики.
[v] Как не вспомнить шутку – решили издать энциклопедию без единой ошибки, всё тщательно выверили, а на переплёте оказалось написано «Энциклопудия».
[vi] С ВВП в $37550, одним из самых высоких среди промышленных стран мира, выше Франции, Италии, Испании, с хорошим кредитным рейтингом А+ от Standard&Poors.

КАК СТОЯТЬ ИОСИФУ БРОДСКОМУ




   В статье И. Спивака, опубликованной на сайте Sem40, нахожу:
   "Известный поэт Иосиф Бродский в беседе с польским писателем А.Михником среди прочего сказал: "Если говорить о религии, то, формируя для себя понятие Верховного Существа, я бы сказал, что Б-г есть насилие. Ведь именно таков Б-г Ветхого Завета (т.е. Б-г евреев - И.С.). А свое упоение поэт нашел в католицизме, о котором американский философ ХVIII века Колден писал: "Если бы к этому времени (т.е. к ХVI веку - И.С.) не началась реформация в религии и некоторые народы не избавились бы от власти (римских) пап, наука и знание были бы в наш век подавлены в зародыше и мы по сей день пребывали бы в варварском невежестве".
   Насчет роли католицизма спорить не буду. Не наше это еврейское дело разбираться в тонкостях христианства, не стану касаться и всей статьи И. Спивака - спорной и неточной по своей сути. Остановлюсь лишь на этой цитате, вырванной из контекста. Полностью она звучит так: "Я еврей, - говорил Михнику Иосиф Бродский, - Стопроцентный. Нельзя быть большим евреем, чем я. Но я думаю, не только потому я еврей. Я знаю, что в моих взглядах присутствует некий абсолютизм. Что до религии, то если бы я для себя сформулировал понятие Наивысшего существа, то сказал бы, что Бог - это насилие. А именно таков Бог Ветхого Завета. Я это чувствую довольно сильно. Именно чувствую, без всяких тому доказательств".
   Итак, Иосиф Бродский считал себя евреем не только по папе и маме, но и по ВЕРЕ. Здесь не место доказывать И. Спиваку, что под словом "насилие" далеко не всегда нужно понимать зло... И все же скажу несколько слов. Насилие над рабством в душах человеческих, над языческими предрассудками, над злыми и порочными страстями потомков Иакова - разве это не Бог Ветхого Завета. Разве не насилие сотворил Всевышний над праведником и страдальцем Иовом, да и над всем еврейским народом, сделав его народом "отдельным", "избранным". Да и вопрос самой веры в иудаизме - вопрос сложнейший, в котором нельзя разобраться по схемам и догмам иных религий, чем, как будто, и занимается автор статьи.
   И никогда не искал поэт "упоение в католичестве". Здесь кто-то обманул И. Спивака. Бродский был мудрым, глубоким философом, знал все религии мира, но "церковным" человеком так и не стал и был похоронен на протестантском участке кладбище Сан-Микеле в Венеции, как пишет об этом друг и биограф поэта Лев Лосев: "...поскольку на католическом и православном не разрешается хоронить людей без вероисповедания". Нет над могилой поэта креста и шестиконечной звезды, есть только имя, но, уверен, этого имени достаточно, чтобы глубоко уважать похороненного в ней человека, и гордится тем, что он был рожден евреем. Иосиф Бродский, и это надо бы знать И. Спиваку, не просто "известный поэт", а лауреат Нобелевской премии, поэт и эссеист высочайшего дарования, гениальность которого признается многими и не без оснований.
   Сложность его творчества и мировоззрения не поддается примитивным правилам сложения и вычитания. И суждение о нем И. Спивака мне напомнили судилище над поэтом, обвиненным в тунеядстве, в ходе которого судья кричала на Иосифа Бродского: "Никаких, "я полагаю", Стойте, как следует! Не прислоняйтесь к стенам. Смотрите на суд! Отвечайте суду!"
   Вот уже прошло десять лет со дня смерти Бродского, а требования "стоять, как следует!" слышны по-прежнему. Грустно все это.
  
   Но почему же все-таки не угодил Бродский таким евреям, как означенный Спивак? Не потому ли, что стал эмигрантом, а не репатриантом? В этой разнице терминов, возможно, и кроется разгадка конфликта.
   Представим себе, что Иосиф Бродский выбрал бы Еврейского государство для постоянного места жительства, а не США. Ну, конечно, встретили бы его по высшему разряду. Все-таки борец с тоталитарным режимом, первоклассный поэт, мировая знаменитость. Но на фанфарах при первой встрече, убежден, все бы и кончилось. Наша лево-либеральная серость, издавна заправляющая в идеологии, сразу бы почуяла носом, что Бродский далек от социалистических идей, что блеющим барашком в общем стаде он быть не собирается. Тут бы и началось. Все эти "прогрессивные" поэты и писатели, как их именовали в СССР, начали бы незамедлительно компанию интриг и травли. В этом они большие мастера. Какая нобелевская премия, какая кафедра в университете? В лучшем случае, Иосиф Бродский потерял бы еще годы и без того недлинной жизни, а приобрел комнатушку в хостеле и жалкое пособие по безработице.
   Смог бы научить Бродского уму-разуму автор предисловия к первому собранию сочинений поэта - Михаил Хейфец, схлопотавший за этот героический поступок солидный тюремный срок? Не думаю. Крепким орешком был поэт. Ну, а сам Хейфец быстро сообразил, что выжить в Израиле можно лишь согласно слегка модернизированной пословице: "С волками жить - по заячьи пищать". Ну и выжил. Дай ему Бог и дальше здоровья.
   Левый террор в идеологии вытравил из страны не один талант, не одно отважное, любящее родину предков сердце. Левый террор обрек Израиль на опаснейшее, боюсь, фатальное, поражение в пропагандистской войне. Своре "партийных" бездарей, захвативших все места у жалкой кормушки, никогда не нужны были такие евреи, как Иосиф Бродский. Думаю, и об этом не догадывается его новоявленный хулитель - И. Спивак.
Р.S. Когда я писал эту заметку, не знал, что упомянутый "разоблачитель" поэта И.Спивак эмигрировал не в Израиль, а в США. Вот тут бы мне начать разоблачать его еврейство, но не буду. Скучно.

ИЗРАИЛЬ - СВЕРХДЕРЖАВА ДЕСАЛИНИЗАЦИИ

НЬЮ-ЙОРК ТАЙМC: «ИЗРАИЛЬ – СВЕРХДЕРЖАВА ДЕСАЛИНИЗАЦИИ»


 2015 » Июнь » 29    
          Если судить по риторике иранских руководителей, то можно подумать, что
  кроме уничтожения Израиля, других проблем у этой страны нет.
 Страны «свободного Запада» тоже озабочены одной лишь проблемой в
 отношении  Ирана: как, не потеряв реноме, избавить Иран от ограничений в
приобретении ядерного оружия, завершив руками персов то, что Гитлер, несмотря на
европейско-американское попустительство, доделать не успел. Да еще и подзаработать на  этом.

А  между тем, у Ирана назревает проблема для его выживания куда более  важная, чем убийство евреев и уничтожение Израиля. Да и не только у  Ирана, но и у всех стран
Ближнего Востока. И – что уж вовсе неожиданно  – у новоявленного партнера Ирана, США! Речь, конечно, об острой  нехватке воды практически во всем  мире.
В  богатейшей Калифорнии многолетняя засуха привела к тому, что  губернатор Джерри Браун издал декрет об урезании норм на использование  воды в штате на 25%. В
результате цены на воду сильно подскочили, и,  как всегда в случаях дефицита, появились «водные воры» и спекулянты   водой. В штате создано специальное подразделение полиции по борьбе с   водным бандитизмом, который становится все более распространенным и  более разнообразным. Ведь воры всегда весьма
изобретательны и идут на  шаг впереди правоохранителей. Они воруют воду из танкеров, подводят  трубы к частным колодцам, копают под улицами, чтобы
подключиться к   промышленным водопроводным трубам  Их не отпугивает даже
установленный за воровство воды  штраф – до 10 тысяч долларов.
Напротив, ухудшение ситуации их лишь подстегивает: ведь чем дороже  вода, тем больше можно на ней заработать.
Законопослушные граждане   страдают, как всегда, больше всех. Они не только платят
штату  высочайшие цены за воду, но и остаются практически беззащитными перед
изобретательными грабителями, которые воруют баки с водой иной раз  даже у своих соседей или копают под ними, подключаясь к их водопроводу, чтобы не платить самим. Люди боятся уезжать из дому, потому что во время их отсутствия воры вламываются,
чтобы накачать   воды из чужого крана, или воруют баки с   водой.
Но  все это мелкие неприятности по сравнению с тем, что происходит в Иране   и других странах ближневосточного региона.
В Иране количество осадков с октября 2014 года снизилось на 20%. В минувшую зиму выпало всего 183 мм осадков, по сравнению с 229 мм за предыдущую зиму.
Недавно вице-президент Ирана  Мохаммад Шариатмадари сказал, что правительство страны выделило 10 миллиардов американских долларов для перевода источников воды из  сопредельных территорий в Иран в рамках усилий по решению проблемы
водоснабжения.
Замминистра внутренних дел Исмаил Наджар сказал, что свыше 500 (!) иранских больших и маленьких  городов не могут решить проблему снабжения населения
питьевой  водой.
Из возобновляемого ресурса вода превратилась в Иране в растущую проблему   безопасности общества. Важнейшие озера и реки страны пересыхают с  пугающей скоростью под воздействием меняющегося климата, устарелой  инфраструктуры, близорукой политики и быстро растущего населения. Все это создает в стране
ситуацию неразрешимого кризиса.
Иранский политик и бывший министр сельского хозяйства Исса Калантари
признал недавно, что водный  кризис «более опасен, чем Израиль, Америка или
политические разборки».
Он высказал опасение, что иранское плато станет непригодным для жизни в недалеком будущем, признав, что прошлые ошибки привели Иран к такой  нехватке воды, что до 70% иранцев, от 55 до 78 миллионов человек, будут вынуждены покинуть свою родную страну и перебраться неизвестно  куда в поисках воды.
Предупреждения Калантари подтверждаются множеством фактов: некогда прославленное
поэтами озеро Урмия, крупнейшее озеро Ближнего Востока, потеряло 95% своего водного запаса с 1996 г.: с 31 миллиарда кубометров объем воды в озере упал до
1,5 миллиарда.
Один из крупнейших экспертов по проблемам Ближнего Востока, Даниэль Пайпс
сравнивает Заяндеруд, крупнейшую реку  Иранского плато, с Сеной:  «то, чем является Сена для Парижа, Заяндеруд  был для Исфахана»,  пишет Пайпс в своей статье в газете «Вашингтон пост» 8 мая. Но в 2010  г. Заяндеруд полностью высох.
Пайпс определяет число иранских городов, страдающих от нехватки питьевой  воды, как более двух третей всех городов страны. Тысячи деревень уже  живут на привозной воде и полностью зависят от передвижных цистерн.
И  если этого мало, то беспрецедентные пыльные бури прекращают  экономическую
деятельность и наносят ущерб здоровью жителей. ООН  назвала проблему воды
«самой важной проблемой безопасности Ирана в ближайшие десятилетия».
Иранское правительство официально определяет нехватку воды как «критическую».
Подобное положение сложилось и  в других странах по всему Ближнему Востоку, включая Пакистан, Сирию,  Египет, Иорданию. Многие жители этих стран, разрушенных к тому же  братоубийственной суннитско-шиитской войной, также вынуждены покидать
свои дома и сниматься с насиженных мест в поисках  воды.
Весь  Ближний Восток высыхает вследствие таких причин как рост населения, близорукая политика диктаторских правителей, неправильные  экономические приоритеты, разрушенная войной инфраструктура.
В Египте повышающийся уровень моря грозит не только смыть прибрежные города (в том числе и Александрию с 4 миллионами жителей), но и  необратимо испортить
аквифер Дельты Нила – один из крупнейших в мире подземный водный резервуар.
Правительство Эфиопии наконец проснулось и осознало гидравлический потенциал
берущего начало в Эфиопии Голубого Нила, начав строить недалеко от его истоков массивные  плотины. Это неизбежно приведет к снижению потока воды в реке,
 снабжающей водой Египет и Судан. В  Газе происходит то, что уже открыто называют
«гидрологическим страшным  сном»: избавившись от израильского вмешательства в
свое хозяйство, хамасовские правители сектора быстро довели его до полного
развала инфраструктуры. В результате морская вода вместе с утечками из
канализации сделала непригодными для потребления 95% воды из прибрежного
аквифера.Йемениты, получающие огромные  доходы от торговли нефтью, могут позволить себе бездельничать и жевать гат – наркотическое растение, листья которого
вбирают больше воды, чем  пищевые растения, место которых гат занял.  Во многих
горных районах нормы питьевой воды упали в результате до одной кварты (менее
литра) в день на человека, как сообщает эксперт по водоснабжению   Герхард Лихтенхаллер.
Другой эксперт, Илан Вульфсон из Израильского исследовательского Центра
им. Моше Даяна, пишет, что Сана может оказаться первой в мире столицей, оставшейся без воды.
В Сирии правительство пустило на ветер 15 миллиардов долларов, вложив их
в ирригационный проект 1900-2000. Между 2002 и 2008 гг. почти все
420,000 нелегальных колодцев высохли, общий запас воды упал  наполовину, как и урожаи зерновых. Это вынудило 250,000 фермеров  покинуть свою землю. За 2009 г. в результате нехватки воды исчезло более 800,000 рабочих мест.
По сообщению «Нью-Йорк Таймз», к 2010 г. в районе города Ракка, ставшего недавно столицей Исламского  государства, «древние ирригационные системы обрушились, подземные водные источники высохли, и сотни деревень оказались брошенными,
поскольку ранее плодородная земля превратилась в растрескавшуюся  пустыню, где вымирают даже грызуны».
В Ираке эксперты предвидят, что река Евфрат скоро усохнет наполовину.
Уже в 2011 г. полностью прекратила функционировать Мосульская плотина,
крупнейшая в Ираке – из-за недостаточного течения. На юге Ирака  морские воды из
Персидского залива вытеснили к северу крупнейшую  в юго-западной Азии реку
Шат аль-Араб, сделав ее соленой: погибло все  речное рыболовецкое хозяйство, скот и урожаи. На севере Ирака из-за нехватки воды жители покинули деревни, многие из
которых сейчас засыпаны песком, а посадки ячменя и пшеницы упали на 95%.
Число финиковых пальм упало с 33 до 8 миллионов. Саддам Хусейн осушил болота
южного Ирака, в одночасье разрушив экологический баланс и лишив арабов  болотных областей источника существования.
В  странах Персидского залива, как это ни парадоксально, усилия по опреснению привели к повышению солености морской воды с 32,000 до  47,000 частиц на миллион, что грозит уничтожением морской флоры и фауны.
Пакистан может превратиться в  умирающую от жажды страну уже к 2022  г.
На фоне этой удручающей картины имеется лишь одно светлое пятно, одно
отрадное исключение – Израиль.  Еще недавно, в 1990 г., еврейское  государство тоже страдало от нехватки воды. Но теперь, благодаря сочетанию сохранения, переработки, инновационных сельскохозяйственных  технологий и высоких технологий опреснения, страна полна воды.
Руководство израильского Управления воды говорит: «У нас имеется столько воды, сколько нам нужно». Израиль не только опресняет морскую воду, но и перерабатывает 86% своих сточных вод для использования в сельском хозяйстве. Более 50% воды,
используемой сейчас для домашних, сельскохозяйственных и промышленных нужд,
производится искусственно.
Израиль снабжает водой Палестинскую Автономию (даже превышая нормы,
установленные в соглашении Осло), и Иорданию. Пайпс пишет, что самое для него поразительное в том, что Израиль может опреснять 17 л воды за 1 американский цент, и что Израиль перерабатывает в 5 раз больше воды, чем идущая на втором месте  Испания. Это означает, что вызванные засухой и угрожающие всем странам гигантские перемещения народов – едва ли не самая глубокая проблема Ближнего Востока – можно предотвратить, если только применить мозги и  политическую зрелость.
Если  ближневосточные соседи Израиля готовы скорее умереть от жажды, чем
перенять еврейские технологии для решения проблемы воды, то Америка,  которая сильно отстает в этом вопросе даже от Испании, готова учиться  у Израиля. В частности, в Калифорнии приступили к постройке опреснительного завода стоимостью в 1 милли-ард долларов. Его строит израильская фирма IDE Technologies. С ноября 2015 г. завод начнет поставлять району Сан-Диего 50 миллионов галлонов воды ежедневно.  Начато также еще множество других проектов, которые должны спасти Америку от засухи по израильским технологиям.
Неудивительно, что даже такая откровенно враждебная к Израилю газета как «Нью-Йорк
Таймз» назвала еврейское государство «гигантом опреснения» и  «сверхдержавой
десалинизации».

КАК МОЛОДЫ ОНИ БЫЛИ, ДА И МЫ ТОЖЕ

Ст. БЕЛКОВСКИЙ О СЕБЕ - ЛЮБИМОМ

Дорогие друзья и сочувствующие,
конечно, высший пилотаж нарциссизма - это в день своего рождения опубликовать статью о себе же.
Если бы я дошел до высшего пилотажа, то назвал бы статью "Клоун глазами фрика". (И субъект, и объект здесь я, как понятно).
Но, чтобы сгладить клиническую картину, я все же решил посвятить своему 45-летию старый текст-фрагмент из новой моей книжки "Любовь провокатора". Формально написанный о любви к В. В. Путину.
А что оставалось делать, согласитесь?

Вот текст-фрагмент:
Я сегодня хочу по случаю высокой даты рассказать не про президента РФ, но про другого персонажа. В 10 000 раз (примерно) менее интересного, чем Путин, но в принципе тоже имеющего какое-то право на существование. Про себя, Белковского.
(Кто-то скажет, что я законченный нарцисс, он же павлин, и будет не совсем не прав. Но в конце концов нарциссизм и павлинизм есть важные части мужской привлекательности, а кокетство — привлекательности женской. Никуда не денешься.)

Итак, в нарциссическом порядке.
Когда Путин пришел, мне было 29. Сейчас — 45. Определяющий отрезок жизни. Этот отрезок прошел для меня под знаком и дыханием Владимира Владимировича.
Сегодня я должен признаться (впервые? пока и уже не помню): я люблю Путина. И на то есть причины, хотя правильная любовь — она беспричинная.
Для меня путинское время — это полная, беспримесная стабильность. 16 лет назад я был рядовым: ни должностей, ни званий, ни наград. Сейчас я такой же рядовой: ни должностей, ни званий, ни наград. Всё стабильно.
Хорошо это или плохо? Ну почему плохо, рассуждать можно долго и как бы лежит на поверхности, а вот почему хорошо, я скажу: меня почти невозможно уволить/разжаловать. Неоткуда. Как прочно сказал по этому поводу Александр Галич:

Я был рядовым и умру рядовым
всей щедрой земли рядовой,
что светом кормила меня даровым,
поила водой даровой.
Земля под ногами и посох в руке
торжественней всяких божеств,
а маршальский жезл у меня в рюкзаке —
свирель, а не маршальский жезл.

Когда окончательно привыкаешь, что ты рядовой, — перестаешь поклоняться любым звездочкам на любых погонах. Это очень успокаивает, упрощает жизнь. За это успокоение-упрощение я благодарен эпохе Путина, а значит, и самому ее символу-предводителю.
Но при всем при том благодаря Владимиру Владимировичу я смог-таки удовлетворить свое нехилое тщеславие. Став человеком и публицистом, довольно известным в узких кругах.
На 80% (или больше?) я обязан этой известностью — она еще в нашем мире называется «узнаваемость» — статьям и книгам про Путина. Чуть ли не весь мир требовал от меня комментариев и оценок по поводу В.В. И получал их, преумножая перечень муторных трудов, в совокупности тянущих уже на неполное собрание сочинений В.И.Ленина.
Конечно, зачем мне эта известность, я полностью и непротиворечиво объяснить не могу. Она лежит в глубинах моего лица мертвым грузом. Может быть, затем, что я таки не умер от неудовлетворенного тщеславия. Тоже результат.
Я имел наглость жестко ругать (мягче: критиковать) лидера, чья популярность ныне стремится к 100%. И он за то никак всерьез не наказал меня. Меня не убили, не посадили. Разумеется, это можно объяснить так: ты, старик, слишком мелок, чтобы великий тобой интересовался. И это правда. Но ведь в этом мире, а особенно в этой стране, ничтожество не избавляет от ответственности, не так ли? Так что я вкусил-таки сладчайших плодов от древа путинского милосердия.
Путин вообще не заслонял мне Солнце — не мешал жить и работать. Он великодушно плевал на меня и тем самым дал возможность заниматься почти всем тем, чего я хотел.
Путинская администрация больше десяти лет назад закрыла мне доступ на федеральные телеканалы и тем самым оказала огромную услугу. Я сэкономил кучу жизненного времени, потребного для поездок в «Останкино» и холостого сидения в студиях — в ожидании собственной реплики. Но еще главнее — я избежал соблазнительной участи сказать в телевизоре кое-каких больших глупостей, которые зафиксировала бы история. Не говоря уже о том, что отсутствие присутствия в федеральных СМИ убило во мне коварные зачатки самоцензуры.
Притом путинская администрация ничуть не закрыла мне дорогу в независимые СМИ — а там мне было (и есть) хорошо-интересно, там моя аудитория, которая ко мне благосклонна. И где я говорю и пишу, что считаю нужным, без предварительных инструкций-согласований.
Путин даже разрешил мне публично быть против «крымнашизма». Это дорогого стоит.
16 лет назад у меня, еще вовсе не старого дурака, было много иллюзий. Что вот мне вскоре найдется государственное место в строительстве какой-то новой России. А потом, когда-нибудь, и еще более важное место и т.п. Теперь я знаю, что ничего этого — ни места, ни строительства — не было, нет и не будет. И если про строительство еще надежда есть — когда-нибудь, потом, если мы все захотим, — то с невозможностью места всё устаканилось на 100%. И на счастье. Путин объявил мне, что я для власти не гожусь никак, что чистая правда. А не объявил бы — я зачем-то прорывался бы туда еще долго.
Лишив меня «вертикальной мобильности» (это так по-умному типа называется), начальник удалил меня от самого изощренного зла текущих времен. Мне повезло.

Крушение иллюзий — это эмоционально плохо, но практически — супер. Тому, кто разрушил твои базовые иллюзии, можно поставить памятник в темных глубинах души. Должность сторожа на кладбище иллюзий — невысокооплачиваемая, зато надежная.
Еще я премного благодарен путинскому времени за то, что оно, оставив меня во тьме и тишине, дало распознать в этом сумраке себя. Определиться с самим собой.
Понять, например, что по формату я маленький человек, а не большой. Что по основной предназначенности — криэйтор и консультант, а не менеджер. Что я не ньюсмейкер — т.е. персона, самой своей жизнью генерирующая новости, а комментатор чужих новостей. Чем могу быть и остаюсь кому-то интересен.
Если бы я был вовлечен в монументальную суету больших государственно-частных дел, я никогда не успел бы разобраться с собой и, наверное, быстро погиб бы под обломками этой монументальности.
Путинская система позволила мне стать включенным свидетелем больших исторических событий — например, постсоветских «цветных» революций — и при этом не выколола глаза. Оставив уникальную возможность свидетельствовать и дальше. Спасибо.
Благодаря Путину я расстался с положительным отношением к понятиям «империя» и «тиран». Я больше не считаю, что «лес рубят — щепки летят». А ведь раньше считал. Я понял, что очень важное — это банальность добра. Что не в редком подвиге состоит подлинная добродетель, а в умении достойно нести бремя обыденной жизни.

Это всё — Путин. Это было при нем. А значит, хотя бы отчасти, — благодаря ему.
Всё путинское время, но особенно последние годы из шестнадцати (2014 - 2015), окончательно убедили меня, что от наследия СССР надо отказаться, Иосифа Сталина — запретить, а Владимира Ленина — мирно похоронить ради Бога. И если бы не политика Путина, я не уверен, что это понимание пришло бы ко мне своевременно.
Остановив водоворот разрушительно-созидательных реформ и замедлив тем самым ход русского исторического времени, Путин сделал это время материально различимым. Его можно теперь разрезать на куски, накапливать, засаливать на зиму. Счетчик материального времени отчетливо тикает в моей голове.
Что войны, что чума, конец им виден скорый,
им приговор почти произнесен.
Но кто нас защитит от ужаса, который
был бегом времени когда-то наречен?
(Ахматова)

В какие-то годы, когда я был сильно недоволен Путиным, — думал уехать из России, чтоб поработать где-то еще. Потом понял, что все-таки хочу остаться здесь, на русской природе. Может, удастся посмотреть, что случится после Путина; может, и не удастся, но это другой вопрос.
Владимир Владимирович за 16 лет правления был не слишком почтителен к своему фундаментальному народу. Он отобрал у народа права выбирать себе власть и наказал бесконечными авралами (саммиты, Олимпиада, чемпионат) за отсутствие склонности к систематическому труду. Он по полной программе вложился в поверх зубов вооруженные войска, которые ни при каких обстоятельствах не должны дать народу выйти из берегов.
Но все-таки он был к этому народу и сострадателен. Он действительно хочет защитить его от унижения злыми внешними врагами. Ведь мы и сами себя можем унижать как угодно.
При Путине закончилась моя молодость, началась средняя жизнь, а там уже скоро — и история, как говорил Довлатов.

_____________________________________________________
Ну, типо enjoy. Спасибо Вам за внимание и простите меня за всё остальное.

А.К. Прощаем. Даже за то, что при откровенно еврейской внешности вы, красуясь на экране ТВ. под "ДОЖДЕМ", почти каждый раз напоминаете зрителям, что вы православный христианин. Впрочем, это почти что общая маска-отмазка для нынешней демшизы в России.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..