понедельник, 9 июня 2014 г.

НОСТАЛЬГИЯ ПО АПАРТЕИДУ В ЮАР


  

Эти  заметки интересны тем, что "мировое общественное мнение" Израилю готовит судьбу ЮАР.

  Елена Юфит, журналист
Ностальгия по апартеиду

Сразу хочу предупредить тех, кто страдает синдромом повышенной политкорректности, и попрошу вас не читать эти заметки. Остальным могу предложить на выбор два варианта одного понятия - политкорректность или лицемерие. Какое название одного и того же процесса вам больше нравится?

Почему такое, казалось бы, благородное и человеколюбивое понятие, как политкорректность стало в последнее время синонимом лицемерия? Как пример, возьмем событие, случившееся недавно в Йоханнесбурге, крупнейшем городе ЮАР.

Пара израильских туристов, муж с женой, решили поехать в Южную Африку. На третий день пребывания в Йоханнесбурге на них напала банда молодых людей - африканцев. Хотелось просто написать «негров», но нельзя - не политкорректно. Но, как бы не называть нападавших, было их, «афроафриканцев», человек десять, а туристов было всего двое - муж да жена. Мужчина, было, попытался сопротивляться и его быстренько придушили. Хорошо, что не насмерть. Именно так и сказали в полиции после происшествия:

«Радуйтесь, что остались живыми! Только в нашем округе города каждый день происходит восемь-десять убийств». И чему-то жизнерадостно рассмеялись, комментируя инцидент уже на одном из местных наречий.

Чуть не задушеный израильтянин высказал аргументированные подозрения, что наводчиком был гостиничный водитель, то есть нападавшие были осведомлены куда и когда пойдут владельцы кошелька, но полицейские только отмахнулись - отойди, белый человек, не мешай нам: мы теперь хозяева в своей стране и сами знаем, что делать! Ну что ж, израильтяне обратились в консульство, там им посочувствовали, выдали новые документы (надо ли говорить, что паспорта, билеты и прочие важные бумаги у них тоже украли?) и, заплатив за изменение дня обратного вылета, вернулись в Израиль.

Так при чем же здесь политкорректность? Придется начать издалека. С 1815-го года ЮАР официально стала колонией Великобритании. Англичане вели привычную для них колониальную политику около 150 лет. В 1948 году (интересное совпадение, но об этом позже) проанглийски настроенный кандидат проиграл выборы и к власти пришла Национальная партия буров. Буры – это потомки голландских мореплавателей, которые первыми поселись в Южной Африке еще в середине 17-го века. Почти сразу после победы на выборах буры ввели в практику понятие апартеида. Что же такое, это страшное слово – «апартеид»? В переводе с языка африкаанс, это означает всего лишь «раздельное проживание». Раздельное во всем: раздельные больницы и школы, раздельные автобусы и даже разные лавочки в парке. Кстати, развод - тоже апартеид. Во всяком случае, если предполагает раздельное проживание.

Коренное местное население (ну да, вы уже догадались, что речь пойдет об «афроафриканцах») должно было жить в неких специальных автономиях и иметь, соответственно, гражданство данной автономии. Для того, чтобы работать в «белой» части ЮАР, нужно было получить специальное разрешение. В этих автономиях преподавание в школах и институтах велось на языке племени, которое было основным в данной автономии, да и государственным языком был именно местный язык. Медицина была, конечно, на гораздо более низком уровне, чем в «белой» части. Уровень жизни был ниже, а смертность выше, чем в «белых» городах. Но вот ведь что странно: при этом жизнь в автономиях не шла ни в какое сравнение с жизнью соседних стран, где не было этого позорного явления - апартеида. И доказательство этому очень очевидное: когда в 1994 году официально закончилась эпоха апартеида и к власти пришло чернокожее большинство, в ЮАР хлынули толпы нелегалов из соседних стран.

Как проходила всемирная борьба с апартеидом? Весь мир всем миром (простите за тавтологию) давил на буров, весь мир осуждал, клеймил и порицал. Вводились экономическое эмбарго и политическая обструкция. И буры дрогнули! Почти 70% белого населения проголосовало за отмену апартеида. Теперь негры могут сидеть на любых лавочках. Аминь!

Что мы имеем сейчас? Уже почти 20 лет страной правят... скажем так, афроафриканцы. Достижения? Первое место по уровню преступности. Убийств, в процентном отношении, почти в десять раз больше, чем в США (помните, «радуйтесь, что остались живы»?), каждая третья беременная женщина заражена СПИДом, невероятно высоко число изнасилований и даже появился новый вид криминала - изнасилование детей, как «безопасный секс», ведь вероятность того, что ребенок тоже заражен СПИДом все же ниже.

А как насчет процветания? За 20 лет еще ничего особенно не развалилось, но ничего нового и не строится – города сохраняют отблеск былого величия, но ветшают на глазах. Половина «белых» уехала, а вторая половина после пяти вечера не выходит на улицу и запирается за двойными заборами с вмурованными поверху осколками стекла.

А ведь за эти 20 лет выросло поколение «рожденных свободными». Они пошли в университеты, они стали врачами, инженерами, программистами? А зачем?! Зачем, если можно сбиться в стаю и нападать на туристов! Правда, непонятно, что там ищут туристы. Экзотику? Они ее частенько имеют - это очень зкзотично, когда вам к горлу приставляют нож и освобождают от наличности. Красоты природы? Стоят ли они этих острых (в прямом смысле) ощущений.

Но это все, в конце концов, проблемы Южной Африки. А как это касается нас? Помните 1948-й год, когда англофилы в ЮАР проиграли выборы и власть вернулась к бурам? В этом же году произошло еще два события - было основано государство Израиль и Британия утратила свою подмандатную территорию. Прошло совсем немного лет, и теперь «мировое сообщество» во главе с Британией борется за права новых, я бы даже сказала «очередных» угнетенных. У них есть своя автономия, в их школах преподают на арабском языке и учат ненависти ко всему еврейскому. Мы тоже требуем специального разрешения для работы в пределах «зеленой черты» и не приветствуем, когда они ездят в наших автобусах - у них есть привычка взрывать их. Соседние арабы с завистью смотрят на своих родственников - граждан Израиля. Уровень жизни в Израиле и в Египте, Сирии, Ливане несравним.

Некоторая часть израильтян давно борется за права палестинцев. Этих борцов пока не 70% - евреи жестковыйный народ. Но ведь вода камень точит. Во всяком случае, Англии удалось отомстить бурам, когда она лишилась колонии. Израиль на очереди?

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ В СССР



 Читал этот сборник, как чудовищный роман абсурда, написанной самой жизнью, рядом с которым поблекли такие шедевры, как «1984 год» Орвела, «Мы» Замятина или «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына.
 «Письмо в ЦК ВЛКСМ
  4 декабря 1950 г.
 Секретарю ЦК ВЛКСМ тов. Михайлову Н.А.
 В течение долгого ряда лет на международных конкурсах музыкантов – исполнителей в честь советского искусства защищали скрипачи, которых никак нельзя считать представителями великого русского народа; это: Леонид Коган, Юлиан Ситковецкий, Эдуард Грач, Игорь Ойстрах, Игорь Безродный, Рафаил Соболевский.
 Что же, разве нет талантливой русской молодежи? Конечно, есть. Так в чем же причина отсутствия русских скрипачей? А вот в чем. Профессорско – преподавательский состав скрипичной  кафедры Московской консерватории имеет следующий вид:
 Русских – 3 человека, армян – 1 человек, евреев – 10 человек….
 Особого внимания заслуживает дело распределения уникальных инструментов…. В этой коллекции имеется более десятка «Страдивариусов», а также другие ценные инструменты: «Гварнери», «Амати» и др.
 У кого же находятся эти «Страдивариусы»? У Б. Фишмана, С. Фурера, Б. Гольдштейна, Л. Когана, М. Фихтенгольца, В. Пикайзена, И. Безродного, Калиновского, Жука и других».
 Действительно, вопиющий факт, как и то, что знаменитые исполнители играли на скрипках иностранного производства, а не изделиях, выпущенных на музыкальных фабриках Пензы или Саратова.
 Письмо подписано Шароевой, членом ВКП (б) с 1943 года и было незамедлительно переправлено т. Суслову. Товарищ Суслов отметил эту «музыкальную грамоту» следующей записью: «Важно. Кружкову, Киселеву. Прошу заинтересоваться и внести предложения».
 Так и вижу черный фургон, агентов МГБ, по очереди посещающих Бусю Голдьдштейна, Леонида Когана или Владимира Писайзена с целью изъятия «ценных инструментов»…. Не знаю, как там обстояло дело с трубачами и барабанщиками? Видимо, там статистика не внушала тревоги. Доносов на эту тему не имеется.
 Вот тут я ошибся. Черти уволокли Сосо Джугашвили в ад, но юдофобскую инициативу масс остановить было не так просто.
 «Отдел художественной литературы и искусства ЦК КПСС – НС. Хрущеву о «засоренности кадров в институте им. Гнесиных.
 17 марта 1953 г.
… Около половины всех педагогов учебных заведений имени Гнесиных являются евреями. На кафедре специального фортепьяно русских лишь 33%, кафедре истории музыки – 40%, струнных инструментов – 49%. Скрипичная группа кафедры полностью укомплектована преподавателями одной национальности».
 И  как результат такого засилья «малого народа», бдительными лицами выявлены факты прямого вредительства в области музыкальной культуры. Так, например: «Студент Коган (класс профессора М.Ф. Гнесина) написал дипломное сочинение – симфониетту. Впоследствии выяснилось, что в основу этой симфониетты положен государственный гимн Израиля».
 Последовали репрессивные меры, но совсем уж беззубые, мягкие: на место директора Института им. Гнесиных назначили бывшего заместителя начальника управления театров – Муромцев (это чиновник, надо думать, должен был исправить вопиющие проценты), но бывшего директора  - Е.Ф. Гнесина оставили в институте в качестве художественного руководителя.
 Музыкальную тему никак нельзя считать исчерпанной без самого любопытного документа, отправленного Хрущеву тов. Антоновым накануне похорон вождя всех народов: « Дорогой Никита Сергеевич! То ли под впечатлением великого горя, постигшего наш Советский народ, то ли под впечатлением жгучей ненависти к врагам и предателям народа террористам-убийцам, занесшим над нашими вождями и государственными деятелями свое жало, начиненное американским ядом, или под впечатлением и того и другого, я осмелюсь выразить и надеюсь, не только свое мнение и пожелание, но и мнение, и пожелание многих советских граждан, пожелание в том, чтобы в период гражданской панихиды по нашему дорогому и любимому вождю И. В. Сталину не допускать «еврейского ансамбля», именуемого Государственным Союза ССР Симфоническим оркестром, коллектив которого всегда привлекался играть траурную музыку в Колонном зале Дома союзов.
 Траурная мелодия этого оркестра, состоявшего на 95% из евреев, звучит неискренне. После каждых похорон этот еврейский сорняк, сплотившийся под вывеской Государственного Союза ССР Симфонического оркестра, с чувством удовлетворения подсчитывает свой внеплановый доход.
 Я считаю, что этот еврейский коллектив симфонического оркестра недостоин находится в непосредственной близости в нашему великому, любимому вождю, дорогому И.В.Сталину».
 Как положено, назначили расследование. Времена изменились и те же известные юдофобы-контролеры от ЦК – Кружков и Тарасов - сообщают: «… Фактически положение в оркестре следующее: из 112 оркестрантов русских 66 человек (59%), евреев 40 чел.(37,7%) и других национальностей 6 чел. (5,3%). Сообщение автора письма о том, что на проводимых в оркестре конкурсах было принято мало русских, не соответствует действительности».
 Выходит, доверили 40 евреям «отпевать» вождя в Колонном зале. Любопытна в приведенном доносе оговорка «по Фрейду», когда автор печалиться, что «неискренни» евреи «с чувством удовлетворения» начнут подсчитывать свой гонорар после исполнения марша Шопена.
  В те чудовищные годы была и понятна попытка самих евреев спрятаться от бдительного ока радетелей чистоты музыкальных и прочих рядов.
 Профессор Р. Белкин направил И.В. Сталину предложение юридически узаконить свободную национальную самоидентификацию граждан СССР.
 Читаем: «Имеет ли право гражданин СССР изменить в узаконенном порядке свою анкетно-паспортную национальную принадлежность, если по всем признакам, характеризующим нацию ( родной язык, территория, на которой вырос и живет данный гражданин, условия экономической жизни и психический склад, проявляющийся в общности культуры), он принадлежит другой нации, чем его родители, по национальности которых определена его национальная принадлежность?
 Эти вопросы имеют значения для представителей ряда национальностей, но особенно актуальны для лиц еврейского происхождения. Евреи, по Вашему определению нации, никогда не являлись нацией, так как они не имели общности территории».
 Да, как жить без «Страдивариуса»? А тут стоит какому-нибудь Давиду Ойстраху изменить «анкетно-паспортную национальную принадлежность» - и порядок: может такой Давид и дальше с помощью уникальной скрипки славить свое социалистическое отечество.
 Но не тут-то было. Письмо Белкина было отправлено экспертам, а те категорически отвергли претензии профессора и члена ВКП(б) Р. Белкина.
 «Русская нация не может включать в свой состав лиц иной национальной принадлежности…. Предложение Р. Белкина ведет к путанице и извращению учения Сталина о нациях», - писал кандидат филологических наук Б.А. Серебрянников.
 «Вы совершенно неправильно считаете искусственным отличие евреев от русского народа. Русский народ является ведущей нацией среди всех наций СССР. Товарищ Сталин назвал русский народ выдающимся народом. Евреи имеют не только «паспортное» отличие от русских», - так ответил наглому Белкину доцент института философии Е. Дунаев.
 «Секретарю ЦК КПСС тов. Маленкову Г.М.
 …. Предложение Р. Белкина о предоставлении в законодательном порядке права лицам еврейской национальности произвольно изменить в официальных документах свою национальную принадлежность является ничем не обоснованным».
 Что там какой-то Белкин. Сам Илья Эренбург пробовал спасти евреев с помощью массового отказа от отметки в паспорте и анкете. Он тоже направил Сталину письмо накануне массовых репрессий, не позднее 29 января 1953 года, в ответ на покаянное письмо видных евреев, в котором эти бедняги послушно несли повинную голову на плаху.
 «Я боюсь, что коллективное выступление ряда деятелей советской культуры, людей, которых объединяет только происхождение, может укрепить в людях колеблющихся и не очень сознательных националистические тенденции. В тексте «письма» имеется определение «еврейский народ», которое может ободрить националистов и смутить людей, еще не осознавших, что еврейской нации нет».
  Нет евреев, исчезли! Иосиф Виссарионович, не трогайте этих несчастных с пятой графой в анкете, она случайна, условна, несущественна. Кто ныне посмеет бросить в Эренбурга камень. Лауреат Сталинской премии использовал весть свой талант писателя, чтобы вывести из-под неизбежного удара народ, к  которому он принадлежал.
 Но даже на Эренбурга никто не обратил внимания. Евреи остались евреями.  И в самом деле, в противном случае могли наметяться трудности с выявлением сионистов, безродных космополитов и врачей убийц.
 Впрочем, дело не только в том давнем ужасе и понятной панике в рядах лиц еврейской национальности. Чудо истории в том и состоит, что история эта никак делом прошедшим быть не желает.
Лет через 50 после попыток отмены  еврейской нации в СССР состоялся у меня разговор с одним израильским, русскоязычным журналистом, достаточно известным, как говорится, в узких кругах. Так вот, этот журналист, страдая ярко выраженной семитской внешностью и сильным акцентом, стал уверять меня, что он никакой не еврей, а гражданин мира, так как подобно приснопамятному профессору Белкину весь проникнут духом западной, и особенно русской, культуры.
 Я же, в ответ на это, отметил, будто теперь понимаю, что не зря идеологи Сталина ввели в обиход понятие «безродный космополит». Это замечание почему-то очень обидело хмельного журналиста, и он настырно полез в драку, видимо убежденный, что хроническое пьянство и страсть к немотивированной агрессии – есть признак принадлежности к мировому гражданству.
 Впрочем, упомянутый журналист мог сослаться и на точно уловленные пассы интеллектуальной «элиты» Израиля, долгие годы пытающейся безуспешно превратить евреев Иерусалима или Хайфы в новый народ - израильтян. И, тем самым, хоть как-то ассимилировать жестоковыйных потомков Иакова. Израильтян, не евреев, как думали они, наконец-то оставят в покое. Еще один разительный пример презрительного, легкомысленного отношения к урокам истории.
 Вернемся к сборнику. Интересно, что на любой вираж юдофобской компании, правящие верхи шли только после организованного сигнала снизу. Инициаторами очередного погрома должны были быть лица коренной национальности. 
 «Группа студентов обращается в ЦК КПСС с письмом о «еврейском засилье в критике»: «… после того, как еврейские сионисты  разоблачили себя как агенты американского империализма и враги Советского государства, считаем недопустимым, чтобы наша русская критика находилась в руках еврейских проходимцев.
 Просим внимательно рассмотреть прилагаемый список критиков-евреев, печатающихся в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь».»
 К письму, как сообщает комментатор, приложен список критиков – «космополитов»  из 62 фамилий. Донос направлен в ЦК за день до инсульта генералиссимуса, а то бы пошли эти шесть десятков критиков в расход.
 Без музыки и разных там Белинских еврейской национальности можно как-то обойтись. Но ведь была и попытка избавиться от «еврейской физики».
 Главному юдофобу секретарю ЦК ВКП(б) тов. Суслову М.А. сынок А.А. Жданова – Юрий направил официальную бумагу под грифом: «Заведующий отделом науки и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) в секретариат ЦК ВКП(б) о преобладании евреев среди физиков-теоретиков».
 Читаем: «… В институте физических проблем среди заведующих лабораториями русских только 20% и 1 член ВКП(б). В отделе теоретической физики, руководимой Ландау, все руководящие научные сотрудники евреи, беспартийные. Академик Ландау подбирает своих сотрудников не по деловым, а по национальным признакам. Аспиранты нееврейской национальности, как правило, уходят от него, как «неуспевающие».

 Невольно вспомнил грустную шутку Бегина о том, что провидение натравило Гитлера на евреев, чтобы лишить фюрера возможности создать ядерную бомбу. Сталин и Берия оказались хитрее Адольфа. Евреям было высочайше дозволено укреплять величие СССР. Были репрессии, многие потомки Иакова отправились в, так называемые, шарашки, но замены Ландау, Френкелю, Гинзбургу и прочим так и не нашли. 

ТАЙНА ФАУ -2


Как побег на самолете изменил ход войны Кто это у тебя взлетел, как ворона?

 ​В принципе, о Девятаеве и его побеге ​писали еще в советское время. Но
никогда тогда не писали, что угнанный самолет был предназначен для управления
ФАУ-2. Это, я думаю,  уже  дополнительные легенды и мифы в соответствии с
современными возможностяvи.

                   Как побег на самолете изменил ход войны >> Героический
побег из немецкого плена советского летчика Михаила Девятаева предопределил
уничтожение ракетной программы Рейха и изменил ход всей Второй мировой войны

В это году исполняется 69 лет, как обычный советский летчик Михаил
Девятаев совершил невероятное и стал, по сути, одним из ключевых факторов
победы в Великой Отечественной Войне. Находясь в плену, он угнал секретный
фашистский бомбардировщик вместе с системой управления для первой в мире
крылатой ракеты Фау. Этими ракетами Вермахт планировал дистанционно уничтожить
Лондон и Нью-Йорк, а затем стереть с лица земли Москву. Но пленник Девятаев
оказался способен в одиночку помешать этому плану сбыться.

 Исход Второй мировой войны, возможно, был бы совершенно другим, если бы
не героизм и отчаянное мужество одного мордвинца по имени Михаил Девятаев,
который попал в плен и оказался среди тех немногих, кто выдержал
нечеловеческие условия фашистского концлагеря. 8 февраля 1945 года он вместе с
девятью другими советскими пленными угнал новейший бомбардировщик Хейнкель-111
с интегрированной системой радиоуправления и целеуказания от секретной
крылатой ракеты большой дальности Фау-2 на борту. Это была первая
баллистическая крылатая ракета в мире, которая была способна с вероятностью,
близкой к 100%, достигать цели на расстоянии до 1500 км и уничтожать целы
города. Первой целью был намечен Лондон.

В Балтийском море на линии к северу от Берлина есть островок Узедом. На
западной его оконечности располагалась секретная база Пенемюнде. Ее называли
"заповедником Геринга". Тут испытывались новейшие самолеты и тут же
располагался секретный ракетный центр, возглавляемый Вернером фон Брауном. С
десяти стартовых площадок, расположенных вдоль побережья, ночами, оставляя
огненные языки, уходили в небо "Фау-2". Этим оружием фашисты надеялись
дотянуться аж до Нью-Йорка. Но весной 45-го им важно было терроризировать
более близкую точку - Лондон. Однако серийная "Фау-1" пролетала всего лишь 325
километров. С потерей стартовой базы на западе крылатую ракету стали запускать
с Пенемюнде. Отсюда до Лондона более тысячи километров. Ракету поднимали на
самолете и запускали уже над морем.

  Авиационное подразделение, осуществлявшее испытания новейшей техники,
возглавлял тридцатитрехлетний ас Карл Хайнц Грауденц. За его плечами было
много военных заслуг, отмеченных гитлеровскими наградами. Десятки "Хейнкелей",
"Юнкерсов", "Мессершмиттов" сверхсекретного подразделения участвовали в
лихорадочной работе на Пенемюнде. В испытаниях участвовал сам Грауденц. Он
летал на "Хейнкеле-111", имевшем вензель "Г. А." - "Густав Антон". База
тщательно охранялась истребителями и зенитками ПВО, а также службой СС.
 8 февраля 1945 года был обычным, напряженным днем. Обер-лейтенант
Грауденц, наскоро пообедав в столовой, приводил в порядок в своем кабинете
полетные документы

 Внезапно зазвонил телефон:
 - Кто это у тебя взлетел, как ворона? - услышал Грауденц грубоватый голос
начальника ПВО.
 - У меня никто не взлетал...
 - Не взлетал?.. Я сам видел в бинокль - взлетел кое-как "Густав Антон".
 - Заведите себе другой бинокль, посильнее, - вспылил Грауденц. - Мой
"Густав Антон" стоит с зачехленными моторами. Взлететь на нем могу только я.
Может быть, самолеты у нас летают уже без пилотов?
 - А вы поглядите-ка лучше, на месте ли ваш "Густав"...
  Обер-лейтенант Грауденц прыгнул в автомобиль и через две минуты был на
стоянке своего самолета. Чехлы от моторов и тележка с аккумуляторами - это
все, что увидел оцепеневший ас. "Поднять истребители! Поднять все, что можно!
Догнать и сбить!"... Через час самолеты вернулись ни с чем.

 С дрожью в желудке Грауденц пошел к телефону доложить в Берлин о
случившемся. Геринг, узнав о ЧП на секретнейшей базе, топал ногами - "Виновных
повесить!!!". 13 февраля Геринг и Борман прилетели на Пенемюнде... Голова
Карла Хайнца Грауденца уцелела. Возможно, вспомнили о прежних заслугах аса,
но, скорее всего, ярость Геринга была смягчена спасительной ложью: "Самолет
догнали над морем и сбили".
 Кто угнал самолет? Первое, что приходило на ум Грауденцу, "томми"...
Англичан беспокоила база, с которой летали "Фау". Наверное, их агент. Но в
капонире - земляном укрытии для самолетов, близ которого находился угнанный
"Хейнкель", нашли убитым охранника группы военнопленных. Они в тот день
засыпали воронки от бомб. Срочное построение в лагере сразу же показало:
десяти узников не хватает. Все они были русскими. А через день служба СС
доложила: один из бежавших вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик
Михаил Девятаев.

Михаил приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования,
передал самолет с секретным оборудованием, доложил обо всем увиденном в
немецком плену и, таким образом, предопределил судьбу секретной ракетной
программы Рейха и ход всей войны. До 2001 года Михаил Петрович не имел права
рассказать даже о том, что к званию Героя Советского Союза его представил
конструктор советских ракет С.П. Королев. И что его побег с ракетной базы
Пенемюнде 8 февраля 1945 г. позволил советскому командованию узнать точные
координаты стартовых площадок ФАУ-2 и разбомбить не только их, но и подземные
цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда
Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей
цивилизации. Летчик рассказал: «Аэропорт на острове был ложный. На нём
выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел
и рассказал об этом генерал-лейтенанту 61-й армии Белову, он ахнул и схватился
за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу
скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных
колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5
тыс. немцев и 13 установок «Фау-1» и «Фау-2».


 Главное же в этой истории не сам факт, что с особо охраняемой секретной
базы фашистов изможденные советские пленные из концлагеря угнали военный
новейший самолет и достигли «своих», чтобы спастись самим и доложить все что
удалось увидеть у врага. Главным был факт, что угнанный самолет Не-111 сам по
себе был… пультом управления ракетой ФАУ-2 – разработанной в Германии первой в
мире крылатой ракеты дальнего радиуса действия. Михаил Петрович в своей книге
«Побег из ада» публикует воспоминания очевидца побега Курта Шанпа, который в
тот день был одним из часовых на базе Пенемюнде: «Был подготовлен последний
пробный старт V-2 («Фау-2»)… В это время совсем неожиданно с западного
аэродрома поднялся какой-то самолёт… Когда он оказался уже над морем, с рампы
поднялся ракетный снаряд V-2. …в самолёте, который был предоставлен в
распоряжение доктора Штейнгофа, бежали русские военнопленные».

Девятаев потом рассказал: «На самолете был радиоприёмник, чтобы задавать
курс ракете «Фау-2». Самолёт летел сверху и по радиосвязи направлял ракету. У
нас тогда ничего подобного не было. Я, пытаясь взлететь, случайно нажал кнопку
старта ракеты. Потому она и полетела в море».

МУКИ ТВОРЧЕСТВА АНДРЕЯ ПЛАТОНОВА

В 1937 году Андрей Платонов проехал по маршруту Радищева

06 января 2014, 11:45 Сергей Простаков

Андрей Платонов. Фото: РИА Новости
Андрей Платонов. Фото: РИА Новости

В ходе своего путешествия писатель вел путевые заметки, которые должны были лечь в основу романа «Путешествие из Ленинграда в Москву»

Назвать Андрея Платонова писателем, важнейшим для понимания того, что случилось с Россией в XX веке, всё равно, что никак не назвать. В своих книгах он попытался воссоздать духовный опыт русского народа, который пройдя через революционное мессианство, переустройство мира, надломился и потерял идеалы и цели. Новая реальность требовала принципиально нового языка, на котором написаны лучшие книги писателя «Котлован» и «Чевенгур». Поэтому Иосиф Бродский был убежден, что проза Платонова принципиально не переводима на иные языки – без русского исторического опыта понять его книги нельзя. Алексей Варламов, соединяя описания личной жизни писателя и истории страны, стремится понять, что же увидел Платонов в революции и последующих событиях, что не увидел больше никто.

«Русская Планета» с разрешения издательства «Молодая гвардия»публикует фрагмент биографии Андрея Платонова, написанной Алексеем Варламовым, посвященный попытке писателя написать роман «Путешествие из Ленинграда в Москву»

В начале 1937 года Платонов подписал с журналом «Знамя» и с издательством «Советский писатель» договор на роман «Путешествие из Ленинграда в Москву». Михаил Пришвин, чей диалог с Платоновым становился все напряженнее, не за горами была резкая платоновская рецензия на «Неодетую весну», а сам Пришвин в эту пору писал «Осудареву дорогу» с ее ориентиром на «Медного всадника», где ставил похожую проблему соотношения личностного начала и государственной необходимости, заметил в дневнике: «Командировка Платонова на лошади по пути Радищева из Москвы в Петербург (признаки отрыва от действительности»).
То, почему Пришвин решил, что это путешествие есть отрыв от действительности, скорее характеризует его собственные поиски во второй половине 1930-х годов, но дорогу от одной столицы до другой Платонов проделал и действительно тем способом, каким веками проходили ее русские люди. Случилось это как раз в те дни, когда в Москве заседали на торжественных пушкинских мероприятиях гении советской литературы. Платонова среди них не было.
«Ну — счастливого пути. <...> Только бы Ваш возница оказался подходящим. А тулуп себе купили?» — писал своему старинному товарищу «по катастрофам» В. Б. Келлер. Что касается дорожных подробностей, существует окрашенное в юмористические тона предание о том, как идея была осуществлена. Историю эту поведал со слов автора «Путешествия» военный журналист М. М. Зотов, служивший с Платоновым в годы войны в «Красной звезде».
«Был у него, говорит, такой случай. Приближалось 150-летие книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», и журнал "Октябрь" придумал, чтобы поехал современный писатель по этому же маршруту, с теми же остановками, как у Радищева, — Бологое, Тверь, и на каждой остановке писатель будет делать какую-то зарисовку. Вот и предложили ему проехаться по этому маршруту и отобразить новое в характерах. Заключили они договор, сел в поезд вместе с супругой. В купе попался им то ли начальник ипподрома, то ли коннозаводчик питерский — такой разговорчивый еврей, одесский балагур, лихой выпивоха. Они выпили коньяку одну-две бутылки. В общем, пока доехали до Питера, договорились, что в Москву поедет Андрей только на лошадях. Попутчик сказал: «Голубчик! У меня в музее на конезаводе стоит возок то ли Анны Иоанновны, то ли Софьи. Я тебе ямщика найму первосортного, он у меня работает конюхом. Раньше он купцов возил, теперь тебя повезет».
Поехали к ямщику. Приехали на Невский, куда-то на верхний этаж заводят, и хоть это на Невском, но обстановка совершенно деревенской избы. Сидит дядька с бородой, с блюдечка чай хлебает вприкуску. «Зачем пожаловали?» — спрашивает. «Хочу я тебя попросить, Васильич (или Степаныч), свезти писателя в Москву". — "Дак чугунка ж теперь есть, кто же теперь на лошадях-то ездит? Да и на чем повезу?» — «Да любых возьми на конезаводе лошадей и возок возьми Анны Иоанновны». Тот говорит: «Тяжесть-то какая!» — «Ничего, тройку запряжем!» (Это я рассказываю со слов Платонова, за достоверность не ручаюсь — Андрюша мог и сфантазировать иногда. Но тут, видимо, правда в основе есть.) Конюх сказал, что на подготовку коней ему надо четыре дня. Марию Александровну отправили обратно в Москву на поезде и через неделю тронулись в путь. Все он описал, что в пути видел, только, говорит, черт знает, как это получилось, но все мне попадались какие-то пережитки капитализма... Вот интересно, уцелела эта рукопись или не уцелела?»
Рукопись не уцелела, зато сохранились письма и «Записные книжки» со свидетельствами этих «пережитков капитализма», и тон повествования в них совсем иной.
«Мы едем по метелям. Проехали Чудово. Ночуем в Доме крестьянина. Лошади прошли 150 км от Ленинграда и затомились. <...> Вижу много хорошего, героического в истинном смысле народа... Встречаются деревянные деревни, ребятишки идут в школы сквозь метель <...> Вижу много хорошего народа», — писал он жене, а в блокноте отмечал: «Народ весь мой бедный и родной. Почему, чем беднее, тем добрее. Ведь это же надо кончать — приводить наоборот. Как радость от доброго, если он бедный».
«Какой здесь простой, доверчивый, нетребовательный, терпеливый народ — и дети тоже, как ангелы».
«Народ — святой и чистый — почти сплошь».
Его глаз замечал детей, идущих в метель и вьюгу с сумками книг в Чудове, и пяти-десятилетних детей в Спасской Полисти, плетущих лапти из лыка («В школу ходят не все, за отсутствием одежи-обуви»), одиннадцатилетнюю рассудительную девочку, дочь дворника в чудовском Доме крестьянина, и другую, восьмилетнюю, больную раком; он видел колхозы, где задерживают зарплату больше чем на полгода, глухонемую женщину в Острове, верную сторонницу советской власти, «редкое существо человека по чистоте характера и разуму», девочку-ученицу Нину в доме ночлега, которая «лапти плетет, уроки учит, краюшку хлеба в школу берет, на меня все смотрела непонимающими опечаленными и любопытными глазами»; видел слепых — взрослых и детей, колхозников-погорельцев, нищих бродяг, чиновников прошлого века, высланных из Ленинграда, заик, мещан, заключенных; видел тюрьмы, базары, больницы, постоялые дворы, пустые города, где нет настоящего занятия людям, рестораны, заколоченные избы, торговые ряды; его взору представала «костлявая земля» с «деревянными деревнями в деревянных лесах», «великие леса, освещенные солнцем, великая страна наша добрая».
Он понимал, как трудно живут люди («Каждый день бывают случаи, встречи с людьми, когда необходимо помогать (дать 1, 2, 3, 5 рублей). Без этого нельзя, — писал он жене. — Такие люди каким-то образом возвращают свой долг мне посредством хотя бы того, что я люблю их и питаю от них свою душу»), и в его записях постоянно сквозил мотив — земля отощала, нет заботы о быте колхозников, новостройки сосут из колхозов рабсилу.
«О сердце, сокровище моего горя!»
Но каким был роман, для которого эти записные книжки создавались, — неведомо. Известно, что 14 октября 1937 года на секретариате Союза писателей обсуждалось «заявление члена СП А. Платонова об отпуске ему средств в сумме 3000 р. для окончания и обработки рукописи «Путешествия из Ленинграда в Москву», срок сдачи которой намечался на июнь 1938 года. Однако после весны того года жизнь Платонова резко переменилась, работа над книгой была приостановлена, потом возобновлена, а во время войны рукопись пропала и до сих пор не найдена, если только она существовала на самом деле...
В 1991 году в журнале «Новый мир» были опубликованы наброски экспозиции «Путешествия...», уходящие в петербургский предреволюционный контекст, а кроме того, Н. В. Корниенко представила отрывок из платоновского путешествия, который можно рассматривать в качестве предисловия:
«Писатель, если он едет в путешествие для открытия новых людей и характеров, а не для отдыха и удовольствия, путешествует совсем особым способом, чем любой другой путешественник. Цель его путешествия не в достижении конечного пункта, а всюду, по дороге — и в начале ее, и посредине, и в конце, и даже вовсе в стороне от нее: везде, где возможно открытие и наблюдение неизвестного человеческого образа, где возможно явление новой человеческой души, — в этом и заключается истинный смысл писательского путешествия.
Правда, такое путешествие, если страстно предаться ему, имеет одну опасность — оно может никогда не кончиться; маршрут путешествия, благодаря интересу и разнообразным людям, всюду проживающим, разветвится и запутается в лабиринт, из которого путешественник не выйдет вовсе и не успеет запечатлеть в книге открытые им типы людей... <...> для их открытия и точной оценки нужен большой труд, необходимо большее умение вживаться своим чувством, действием и мыслью во встреченную, незнакомую действительность, а не просто наблюдать ее посредством любопытствующих глаз, и ехать мимо... <...>
Такое путешествие совершил в 1937 году писатель...»
Это немного напоминало зачин хроники «Впрок», но звучало примиряюще по отношению к радикальным призывам броситься в гущу республики в качестве техника-специалиста и неприятию чисто писательской судьбы. Теперь Платонов соглашался с нею, и можно почти наверняка утверждать, это тоже произошло благодаря Пушкину, осмыслению его пути и его жизни.
В 1936—1937 годах прошел срединный рубеж писательской жизни Платонова, и отчетливо видно, насколько меньше и, по-видимому, медленнее он стал писать, хоть и не было у него теперь другого постоянного занятия — напротив, литературные заработки стали единственным средством существования. «У меня все получаются заторы, — говорил Платонов в воспоминаниях Федора Каманина. — А пить-то и есть моей семье надо? Я ведь тоже хлебом от литературы стал кормиться».
Одной из причин этих заторов стали личные обстоятельства его жизни, а сразу после войны — болезнь, но количество написанного Платоновым в последние полтора десятка лет жизни уступает тому, что было написано с 1920 по 1936 год. Этот период творчества Андрея Платонова привлекает гораздо меньше внимания исследователей, особенно западных или эмигрантских. Достаточно сказать, что Михаил Геллер отвел ему всего десятую часть книги «Андрей Платонов в поисках счастья». Но ладно Геллер, записной антисоветчик и космополит. Примерно такое же соотношение можно увидеть и в книгах отечественных исследователей-почвенников — Владимира Васильева и Виктора Чалмаева, а некто Марлен Инсаров и вовсе написал в журнале «Самиздат»: «Пойдя на капитуляцию перед сталинизмом, он сохранил жизнь, но загубил свой великий гений». Однако независимо от личных пристрастий и предпочтений то, что происходило с писателем при всем трагизме его судьбы, было естественным течением человеческой жизни, входившей в свои берега.
Варламов А. Н. Андрей Платонов – М.: Молодая гвардия, 2013

ДОСТОЕВСКИЙ И ВОРОБЬЕВСКИЙ - ПРЕДТЕЧА ПЕРЕМЕН


  Год назад, когда я писал эти заметки, мне казалось, что ее герои - маргиналы, исключение из правил, своего рода - болезнь, здоровой в массе русской культуры. Оказалось, что я ошибался: именно эти отморозки и черносотенцы стали предтечей того, что ныне происходит в России.

 «Война цивилизаций» - словосочетание неточное. Правильнее сказать: война цивилизации с мракобесием, невежеством, средневековьем. Но ошибется  тот, что сочтет мракобесами одних лишь фанатиков ислама. Увы, не одиноки эти несчастные    строители нового халифата.
 «Пусть люди станут похожи друг на друга как две капли воды; тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с которыми другие почувствуют свое ничтожество. Вот! А книга – это заряженное ружье в доме соседа. Сжечь ее! Разрядить ружье! Надо обуздать человеческий разум». Все это сказано Рэем Брэдбери 60 лет назад в романе «451* по Фаренгейту».
 Современный, православный сочинитель – Воробьевский Юрий в книге « Неизвестный Булгаков» готов поддержать лютого врага книжной продукции из романа классика фантастики: « Кто-то из старцев нашего времени назвал литературу коробкой просроченных конфет. В традиционном христианском обществе не было литературы как таковой. Было Священное писание, летописи, жития святых… А литературы, насыщенной мечтаниями и умозаключениями поврежденного ума писателей – не существовало. Да не только литературы, но и все искусство – это Горгона, взгляд которой превращает жизнь в фантазии, которые окаменевают. Превращаются в тяжеловесные тома, статуи, киноленты и прочее».
 Проще говоря: собрать бы все это – и сжечь. Прав был Фамусов в эпоху, когда еще не было «кинолент и прочего». Все «горе от ума» - верно отметил жертва исламских фанатиков Александр Сергеевич Грибоедов Мракобесие в любом разливе – враг  цивилизации, культуры, накопленной веками развития человечества, и в обязательном порядке проповедник ненависти шовинизма и юдофобии.
 Я этого «Неизвестного Булгакова» купил, можно сказать, по ошибке, во время последней командировки в Москву. Привлекло название.

 «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.  Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»  «Нагорная проповедь».
 Не уточнил Иисус, где это он прочел проповедь ненависти. (Впрочем, и так все понятно). Зато в Евангелие от Луки уточнил, кого следует ненавидеть: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником».  В том же тексте от Матфея, призывающего к вселенской любви есть, увы, и это: «"И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские. И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам...". Выходит, «дети израилевы» - люди, а все остальные – псы. Что же получается: Иисус Христос призывает любить, но и не запрещает, а даже советует в некоторых случаях, ненавидеть. На ненависти были построены первые века христианства, вплоть до последних погасших огней в кострах инквизиции. Сегодня католики и протестанты больше вспоминают о «Нагорной проповеди», православная церковь не собирается забывать, о разрешении ненавидеть отца с матерью, людей чужой веры и крови, особенно тех же «детей израиленвых». В этом она не отстает от исламистских проповедей, а потому не исключена солидарность (политическая и идеологическая) Кремля со слугами Аллаха. Есть хорошо удобренная почва для подобной солидарности. Собственно, эта мысль и стала причиной предпринятого,  небольшого расследования.

 Начнем с классика. Достоевский - письмо Аполлону Майкову от 18 февраля 1868 г.: «Но одна вещь, как будто ещё и не установилась. Мне кажется, в этой гуманности ещё много книжного, либерального, несамостоятельного... Наша сущность в этом отношении бесконечно выше европейской. И вообще все понятия нравственные и цели русских – выше европейского мира. У нас больше непосредственной и благородной веры в добро как в христианство, а не как в буржуазное разрешение задачи о комфорте. Всему миру готовится великое обновление через русскую мысль (которая плотно спаяна с православием, Вы правы), и это совершится в какое-нибудь столетие – вот моя страстная вера. Но чтоб это великое дело совершилось, надобно, чтоб политическое право и первенство великорусского племени над всем славянским миром совершилось окончательно и уже бесспорно”.
 Легко обнаружить в этом письме любовь к ближним и откровенную ненависть к дальним. Достоевский, по сути, был не только активным теоретиком юдофобии, но проповедником национального превосходства и расовой ненависти. Без должной идеологической подготовки нет зла в нашем мире. Нынешние исламисты – террористы могли бы  текст письма Майкову взять полностью, только изменив слова «русский» на «слуг Аллаха», а «славянство» на «ислам». «Черный» был человек, обманный – Федор Михайлович, даже в лучшем своем романе «Преступление и наказание». За гением этим и по сей день ломится толпа черносотенцев: серости, вроде Проханова, Шевченко, Мухина и людей незаурядных, таких как Игорь Шафаревич и Валентин Распутин, ломился и Солженицын.
Были сомнения, что зря христианином считался гениальный писатель Федор Михайлович Достоевский. Толстой Лев, по свидетельству Максима Горького, даже в иудействе заподозрил своего коллегу по писательскому цеху: «В крови у него было что-то еврейское. Мнителен был, самолюбив, тяжел и несчастен. Странно, что его так много читают, не понимаю – почему! Ведь тяжело и бесполезно, потому что все эти Идиоты, Подростки, Раскольниковы и все – не так было, все проще, понятнее». Оставим на совести Льва Николаевича характеристику еврейского характера. Сам Толстой ангелом тоже не был. Вот что писал о нем и Иване Бунине Корней Чуковский: «Читаю Бунина «Освобождение Толстого». Один злой человек, догадавшийся, что доброта высшее благо, пишет о другом злом человеке, безумно жаждавшим источать из себя добро. Толстой был до помрачения вспыльчив, честолюбив, самолюбив, заносчив, Бунин – завистлив, обидчив, злопамятен». Ну, чисто еврейские характеры у классиков русской словесности, а потому  оставим эти негодные разборки на совести конкурентов на Парнасе и вернемся к нашей теме.
 Большая часть знатоков творчества Достоевского убеждена, что "чертей" своих Федор Михайлович с себя же и писал, с могучих своих страстей: зависти, алчности, желания мести. Повальную еврейскую нищету в "черте" Достоевский увидеть не захотел. Вот фигура Ротшильда вдохновила его на юдофобское обобщение в романе "Подросток" (не от заурядной зависти обобщения эти и пошли?) Точнее Федор Михайлович изобрел некую "идею Ротшильда" – главного врага мира и человечества. В подготовительных материалах к роману Достоевский пишет: "Его главное, утешает в его системе наживы – бесталанность ее. Именно то, что не нужно гения, ума, образования, а в результате все-таки – первый человек, царь всем и каждому и может отомстить всем обидчикам". Получается, главная еврейская идея противна таланту, уму, образованию. Бред! Но как легко этот бред о бесталанности и  особой алчности потомков Иакова стал расхожей идеей неонацизма и современных фанатиков ислама. Впрочем, не все нынешние юдофобы от православия со своим учителем в этом пункте  согласны. Федору Михайловичу и в голову не приходило лишать евреев человеческого достоинства и отлучать их от имени Божьего.
 Нынешние последователи Достоевского, во исполнении завещания фюрера, убеждены, что не Божьи дети евреи. От Сатаны они, его посланники, его ученики, его адепты. Виновата, видимо, в этом Нобелевская премия. Вот и в этом году: лауреаты по медицине – еврей, по физике – опять же Перельмутер. Ждем-с следующих. Маленький народ, но очень подозрительный в плане гениальности. Как-то надо с этим разобраться. Упомянутый Воробьевский и разбирается. Начал читать его книжку, хотел сразу бросить, уловив неистребимый  дух дерьма юдофобии, но продолжал читать, поразившись не только средневековому мракобесию автора, но и той компании, в которую записал потомков Иакова этот Юра. 
  Логика современного юдофоба очевидна. Еврей и гений связаны воедино, а потому  Воробьевский  утверждает, что гениальность рода людского не от Бога, а от дьявола. Даже такому светлому таланту, как Моцарт достается от православного, таким он себя декларирует, «писателя». Масоном был великий композитор, а потому: « Моцарта…. не случайно запрещали даже похоронить по-христиански, а бросили в яму с гашеной известью». Любой энциклопедический словарь докажет, что нагло врет Воробьевский, но у него свои, особые справочники. Но стоп! В опровержениях невежды можно утонуть. Достаточно экскурса по тексту этой книжки.
 Итак, почти все таланты  от Сатаны, утверждает Воробьевский (видимо, человек патологически завистливый), но особо отмечены адским огнем те, кто посмел сказать хоть полслова в защиту еврея. Посланник дьявола В. Соловьев, посмевший заметить, что не по христиански убивать во время погромы еврейских детей и стариков. 
 Тем не менее, клише шовинизма и юдофобии от Федора Достоевского  под рукой. Воробьевскому не дает покоя «идея Ротшильда»: « Человек всегда хочет счастья. Так было, и так будет – и на Западе и на Востоке. Каково происхождение русского слова «счастье»? Первоначально это – «хорошая часть, доля». В православном сознании – близко к понятию «причастие. Счастье – быть с Богом. Фортуна – это «счастье» человека западного мира. Знаете, как изображается этот языческий кумир? Фортуна стоит на шаре (что означает зыбкость удачи), с повязкой на глазах и рогом изобилия». Прочел этот текст и сразу понял, к чему это все – и точно: на следующей страницы опуса Воробьевского знак Фортуны: магическое кольцо и круг Фауста, продавшего свою душу Сатане, а на кольце по кругу буквы на иврите. Значит, русский народ в своей нищете и бесправии исправно служит Богу и ангелам, Запад, по еврейской указке, - чертям и Сатане. Понимаю, что бред этот хоть как-то лечит муки зависти, оправдывает тысячелетнюю неспособность создать для своих граждан пристойную жизнь. Голод, войны, рабство – это от Бога. Ведь сказано самим Спасителем: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут». Нет смысла искать счастье в довольстве, мире и свободе. Но кто, кто из живущих прежде и ныне способен найти его на небе? Единицы. Все остальное человечество не в силах глаза оторвать от бренной и греховной земли. Пожалеть  бы этих бедолаг, дать кусок хлеба, помочь бы этим несчастным. Так нет же – это от Сатаны. Впрочем, хорошо знал людей Христос, а потому и старался поднять их к высотам недостижимым: пусть тянутся, глядишь, хоть что-то и выйдет.  Опасно и гибельно, когда человек не знает Бога и живет одними лишь скотскими потребностями, но еще более омерзительно внушать несчастному, в горе и убогости, но собрату по вере, что он счастлив в несчастье, что именно так и нужно жить. Католики и протестанты давно поняли это. Православная церковь по понятным причинам упрямо держится за восхваление нищеты и бесправия.
 Но это так, невольная ветка в сторону. Увидел буквы иврита на сатанинской печати и понял, что и окончательное разоблачение близко, вдруг читатель – невежда и не разберет, на каком языке вещает нечистая сила. Надо бы поставить точку над «i». Вот она: «Теофил поклялся отомстить. Он обратился к еврейскому магу, который ночью привел его в пустынное место. Там священник обнаружил дьявола со свитой. Теофил произнес клятву верности сатане, отрекся от Бога…» В интереснейшей книге Джошуа Трахтенберга «Дьявол и евреи»  таких средневековых баек, ведущих к кострам инквизиции, предостаточно. Характерно, что одну из них православный Воробьевский приводит как доказательство не только козней сатаны, но и пособничества дьяволу потомков Иакова в мрачном, сатанинском деле. Автор «Неизвестного Булгакова»  не силах отказаться от церковной традиции и забыть о национальной идее, заключенной в двух, простых словах: «Бей жидов!»
 Спасибо Интернету, в котором сочинитель этот предстает перед нами, как ярый мракобес, борец с жидомасонами - «мировой закулисой». Грош цена и христианству, этого человека. За маской виден заурядный, тоскливый неонацист в православном разливе: ««Да, Мемфис Мицраим предстает перед нами зловещей, таинственной и вездесущей организацией. … Не они ли, используя патологический антисемитизм Гитлера, обрубив "сухие ветви" еврейского народа, спровоцировали миграцию евреев из Европы в Палестину? То есть помогли создать государство Израиль». В финале сочинения Воробьевского, под названием: «Мистика и фашизм» мы узнаем, что Еврейское государство – порождение самых пагубных и зловещих сил в мире, а жертвы «окончательного решения еврейского вопроса», включая полтора миллиона одних детей – «сухие ветви». Посмел бы этот «писатель» счесть «сухими ветвями»  миллионы русских детей, погибших от рук нацистов и большевицкого режима. Конечно, нет. Еврейская спина все стерпит
  В приведенном письме Достоевского Майкову так и  проглядывает расистская идея сверхчеловека, а где появляется сверхчеловек, там еврею нет места. Мало того, он первым мешает заподозрить род людской в способности вытащить себя за волосы из болота обыденности, хотя бы потому, что от сверхчеловека до культа исключительной, сверх - нации – один шаг. Юдофобы, однако, подозревают, что место исключительности занято «народом избранным». Отсюда и особый градус ненависти к еврею.
 Философа Николая Федорова многие считают "русским Сократом", провидцем, гением. Но вот цитата из очерка об этом человеке: "Какой же образ жизни навязывает нам "железный век", век индустриализации, который Федоров отрицал и называл "английским", а мы с вами могли бы запросто назвать "американским". Философ пишет о том, что английский (читай – американский век погони за выгодой) скоро закончится, и за ним настанет русский век – век высших духовных ценностей". Почему русский, а не китайский или век чукчей? Почему не исламский, на чем настаивают его нынешние адепты?
 Здесь и Юра Воробьевский, современный ненавистник Америки, посмевшей жить по «идее Ротшильда»: «Озвученная Ницше идея «сверхчеловека» вдохновила бесноватого Гитлера. Теперь она спроецирована на политику американской сверхдержавы. США абсолютно безумное государство, считает себя вправе наказывать страны – «изгои». Становится все более очевидным, что рано или поздно этот буйный больной устроит в мировом сумасшедшем доме апокалипсическую бойню». Понятно, что «прогрессивные режимы» Ирана или Северной Кореи этого православного деятеля не пугают. В этих странах нищий народ не ищет
 Последователи Достоевского в веке ХХ1 осторожней, чем классик. Они  вынуждены быть такими после опытов нацизма, но сути дела это не меняет. Из документа новейшего - «Манифеста» Никиты Михалкова: «"По Божьей Воле сложившийся в России тысячелетний союз многочисленных народов и племен представляет собой уникальную русскую нацию... Нам свойственно особое сверхнациональное, имперское сознание, которое определяет российское бытие в системе особенных - евразийских - координат. Ритм нашего развития и территория нашей ответственности измеряются континентальными масштабами... Россия-Евразия - это не Европа и не Азия, и не механическое сочетание последних. Это самостоятельный культурно-исторический материк, органическое, национальное единство, геополитический и сакральный центр мира… Непонимание роли и места, которое занимала, занимает и призвана занимать в мире Россия, по меньшей мере, опасно, а по большому счету - губительно, потому что ведет к гибели православной цивилизации, исчезновению русской нации и распаду российского государства".
 Снова одна демагогия, сдобренная откровенным расизмом. О каком «геополитическом и сакральном центре мира» бредит режиссер. Какое «сверхнациональное, имперское сознание»! Нет, не дает этим беднягам покоя «тысячелетний рейх».
  Виктор Шкловский, если не ошибаюсь, делил человечество на две категории: тех, кто читал «Братьев Карамазовых» и тех, кто не читал. Я тоже смело делю род людской на те же две части: первая – строители нового Айшвица и те, кто не занят этим кровавым делом.  Федор Михайлович, что прискорбно, даже после своей кончины занят. Впрочем, можно сделать скидку на сравнительно вегетарианское время конца 19 века. Не думаю, что после опыта Холокоста этот писатель с той же смелостью взялся за решение «еврейского вопроса». Тем не менее, его последователей в России и мире, людоедский  опыт нацизма только вдохновил на очередной виток ненависти. Пример тому – Александр Солженицын.
Логика юдофоба прогнозируется легко. Еврей и гений связаны воедино.  Воробьевский в упомянутой книге смело утверждает, что гениальность рода людского не от Бога, а от дьявола. Даже такому светлому таланту, как Моцарт достается от «писателя» – Юры. Масоном был великий композитор, а потому: « Моцарта…. не случайно запрещали даже похоронить по-христиански, а бросили в яму с гашеной известью». Любой энциклопедический словарь докажет, что нагло врет Воробьевский, Благополучно отпели Моцарта в Соборе Святого Стефана, но у православного «писателя» свои, особые справочники.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..