пятница, 24 февраля 2017 г.

Журналистов CNN, The New York Times, Buzzfeed и «Би-би-си» не пустили на брифинг в Белом доме

Журналистов CNN, The New York Times, Buzzfeed и «Би-би-си» не пустили на брифинг в Белом доме

21:43, 24 февраля 2017
Надежный источник
Журналистов ряда ведущих мировых СМИ, в том числе CNN, The New York Times и «Би-би-си», не пустили на брифинг для прессы в Белом доме.
На мероприятие не были допущены также корреспонденты BuzzFeed, The Daily Mail, The Hill, The Los Angeles Times и The New York Daily News. Репортеры агентства The Associated Press и журнала Time в знак протеста бойкотировали мероприятие.
На мероприятие допустили представителей ряда других крупных СМИ, в том числе телеканалы ABC, CBS, NBC, Fox News, агентства Reuters и Bloomberg, а также консервативные издания Breitbart и The Washington Times.
Как пишет The Hill, 24 февраля журналистам сообщили, что вместо обычной пресс-конференции, на которой присутствуют все работающие в Белом доме репортеры, пресс-секретарь Шон Спайсер проведет встречу с «расширенным пулом».
Формат пула предполагает присутствие нескольких журналистов (обычно представляющих разные виды медиа), которые потом делятся материалом с коллегами; работа с пулом используется, как правило, когда на мероприятии нет места для большого количества людей. CNN отмечает, что стал единственным крупным телеканалом, не допущенным на мероприятие для «расширенного пула».
Президент США Дональд Трамп неоднократно обвинял CNN, The New York Times и ряд других крупных СМИ в необъективном, по его мнению, освещении его деятельности. 24 февраля, выступая на консервативной конференции, он раскритиковал СМИ за ссылки на анонимные источники, негативно высказывающиеся о нем.
А.К. Трамп прав. Он не хочет играть в псевдо-демократические игры. Врагов называет врагами, кормить эту свору лжецов не желает, и не хочет принимать участие в извечной, тошнотворной комедии, под названием: "свободные СМИ".

ВЕЛИКОЕ ОТКРЫТИЕ!

 Великое открытие! С годами ты нравишься себе всё меньше и меньше, зато всё больше и больше нравятся мне мои внучки. Это Орли - самая старшая, и Майян - самая младшая. Сегодня у нее был выпускной (из садика) бал с дедушками и бабушками. Осенью в школу. И в тысячный раз готов повторить: главное достижение моей жизни в том, что дети мои и внучки здесь, в Израиле, а эти двое говорят только на иврите. 

СЕКС ПОЯВИЛСЯ БЛАГОДАРЯ ВИРУСАМ

Секс появился благодаря вирусам, заявляют ученые

МОСКВА, 23 фев – РИА Новости. Гены, управляющие слиянием половых клеток, могли попасть в клетки наших далеких предков благодаря вирусам, использующим их аналоги для проникновения в организм, заявляют ученые в статье, опубликованной в журнале Cell.
"Природа создала небольшое число способов, при помощи которых одна клетка может слиться с другой. Древнейший белок такого типа, который используют многие организмы на Земле для размножения, идентичен по своей структуре той молекуле, который вирусы лихорадок деньге и Зика используют для проникновения в наши клетки. Похоже, что это вещество реально хорошо "проперчило" первичный океан Земли в далеком прошлом", — рассказывает Уильям Снелл (William Snell) из университета Мэриленда в Колледж-Парке (США).
Главной особенностью всех многоклеточных организмов и их одноклеточных родичей является то, что они умеют размножаться половым путем, объединяя клетки и обмениваясь генетическим материалом, или имели эту способность в прошлом. В случае с многоклеточными организмами сливаются специальные половые клетки, а одноклеточные организмы просто сливаются и образуют новые линии клеток, делясь на две или более частей.
Лабораторные исследования
Эволюционисты выяснили, зачем появился секс
Как рассказывает Снелл, ученые давно спорят о том, зачем появилось половое размножение. По мнению большинства современных эволюционистов, причина появления секса была крайне простой – он позволил животным быстрее приспосабливаться к появлению новых паразитов и инфекций, чей жизненный цикл намного короче, чем у многоклеточных существ. С другой стороны, вопрос того как именно наши предки приобрели это умение, оставался полностью неизученным.
Снелл и его коллеги неожиданно нашли ответ на эту загадку, изучая структуру белка, который сперматозоиды и яйцеклетки используют для слияния друг с другом. Их интересовала работа одной из версий этого соединения, известная биологам под именем HAP2. Она присутствует в клетках одноклеточных животных, некоторых водорослей и насекомых, что указывает на наличие этого гена у общего предка всех эукариот (организмов с обособленным ядром).
Этот ген, как показали наблюдения за малярийными плазмодиями, некоторые одноклеточные существа используют для проникновения в клетки человека, что натолкнуло ученых на мысль, что слияние клеток во время секса не было его изначальной функцией.
Так художник представил себе колонию из нескольких поколений Fractofusus
Ученые нашли следы древнейшего на Земле секса в Канаде
Руководствуясь этой мыслью, ученые сравнили структуру HAP2 с устройством других белков, которые вирусы и некоторые другие патогены используют для заражения клеток. Оказалось, что HAP2 был полностью идентичен по структуре белкам-фузогенам, которые вирусы используют для проникновения внутрь клеток, за исключением единичной "опечатки" в ключевой части белка.
Когда ученые исправили ее, клетки водорослей Chlamydomonas reinhardtii, на которых они экспериментировали, потеряли способность размножаться половым путем – они по-прежнему сцепливались друг с другом, но не могли завершить процесс слияния. Соответственно, можно говорить о том, что способность размножаться половым путем была случайно "подарена" вирусами нашим предкам во время очередного витка "гонки вооружений" между ними.
Помимо раскрытия эволюционных корней секса, это открытие, как объясняет Снелл, интересно и с практической точки зрения. Белок HAP2 используется множеством возбудителей болезней, таких как малярия, токсоплазмоз или сонная болезнь, и его блокировка может сделать клетки человека неуязвимыми для проникновения этих паразитов внутрь них. Кроме того, блокировка этого же белка в яйцах насекомых сделает их бесплодными, что можно использовать для защиты полей от вредителей.

ВТОРОЙ ВЫШИНСКИЙ

Андрей Вышинский; Виталий Чуркин. Источник - www.youtube.com/watch?v=7YLMCpHRsAo, diletant.media

Никаким дипломатом он, конечно же, уже не был


Российский дипломат Виталий Чуркин оказался вторым представителем Кремля в ООН, скончавшимся в Нью-Йорке при исполнении служебных обязанностей. Первым был Андрей Вышинский, кровавый сталинский генеральный прокурор, который умер 22 ноября 1954. Тогда в ООН тоже скорбели по поводу смерти опытного советского дипломата, хотя прекрасно знали: никаким дипломатом он не был. Он был чудовищем. И этот факт не сможет скрыть никакой несомненный ораторский и дипломатический талант.
Как биография Чуркина делится на две части — до и после Путина — и человека в этой биографии как бы тоже два, так и биография Вышинского делится на две части — до и после Сталина. До Сталина Вышинский был социал-демократ из меньшевиков, преданный сторонник свободной России, одаренный юрист, который даже (после февральской революции 1917 года) подписал в качестве комиссара милиции Якиманского района Москвы распоряжение об аресте немецкого шпиона Ленина, если того обнаружат на Якиманке.
А после Октября, после Сталина это уже было чудовище. Чудовище, которое жило в страхе. В совершенно объяснимом страхе — потому что одного этого приказа об аресте Ленина было достаточно для "вышки". Поэтому чудовище решило стать палачом. То, что вытворял Вышинский-прокурор на судебных процессах, не поддается описанию. Это нужно просто читать — как для понимания нравственной катастрофы, которая произошла с путинской Россией, нужно было просто слышать речи Чуркина. Ничего отвратительнее, страшнее и лживее речей Вышинского я не читал — пока не дожил до путинской эпохи. Впрочем, я не читал речи современных Вышинскому нацистских "юристов". Но Роланд Фрейслер, главный гитлеровский обвинитель, считал Вышинского своим учителем. И страх у них был общим: национал-социалист Фрейслер больше всего на свете боялся, что ему вспомнят его большевистское прошлое — в Рейхе этого было вполне достаточно для расстрела.
Вышинский умер через полтора года после смерти Сталина. К вечному страху жизни при Сталине прибавился страх быть объявленным сталинским палачом и наказанным за излишнее рвение. Благо, бумажка об аресте Ленина могла стать прекрасным доказательством того, что "нарушитель ленинских норм" изначально хотел вредить большевизму. В конце концов сердце не выдержало.
Предчувствия не обманули Вышинского: еще через два года его объявили одним из организаторов и активных участников сталинских репрессий. Но в ноябре 1954 года у него был некролог с подписями членов президиума ЦК КПСС и торжественные похороны в Кремлевской стене. Прах этого вурдалака до сих пор там лежит.
Чуркин прожил жизнь, схожую с жизнью Вышинского. До середины 90-х это был молодой современный дипломат, соратник Андрея Козырева, любимец журналистов. Мы тогда не знали истории о том, что именно молодой Чуркин в 1983-м "отмывал" в Вашингтоне уничтоженный южнокорейский "Боинг" — хотя сам он всегда это отрицал. Но если бы даже и знали, то восприняли бы Виталия Ивановича как человека, вынужденного следовать правилам системы — какие еще заявления мог тогда делать советский дипломат? Зато в перестройку он был живым символом перемен. И не только потому, что был готов интересно и содержательно общаться с прессой — причем без привычного нам чиновничьего гонора. Но и потому, что поражал своей человечностью, вообще не свойственной политикам и дипломатам. Я помню, как мы встречали его после возвращения из Боснии, когда его в очередной раз "кинули" лидеры боснийских сербов Караджич и Младич, два упыря. И как Чуркин сокрушался, что они лгут, когда дело идет о человеческих жизнях. О детях! Он чуть не плакал, а я гордился, что знаком с дипломатом, который отличается такими удивительными качествами, что буду потом делиться воспоминаниями о встречах и разговорах.
По мере усиления в МИДе гвардии старого чекистского оборотня Евгения Примакова он все больше отходил на второй план — должность посла в Канаде явно была для него, бывшего заместителя министра и претендента на министерское кресло, не вершиной карьеры. А в 2003 году его и вовсе отправили в резерв — что логично для судьбы бывшего сокурсника первого ельцинского министра Андрея Козырева.
Когда новый министр Сергей Лавров отправил его на собственное место в ООН, это уже был совсем другой Чуркин. Это уже был почти Вышинский. Ну что там, давайте начистоту — это было чудовище. Чудовище, которое не смогло справиться с собственным страхом — что опять припомнят учебу с Козыревым, чрезмерную демократичность в 90-е, то, что в Боснии не сумел понять, кто нам настоящие друзья настоящей России. И опять отправят в нафталин — его, "дипломата от бога".
Никаким дипломатом он, конечно же, уже не был. То, что он говорил во время войны в Грузии, аннексии Крыма, войны на Донбассе, уничтожения Алеппо, лучше просто не вспоминать. Это не было за гранью дипломатии, это было за гранью добра и зла. Это был ад. Сбережение карьеры превратило его в шута и палача. Я вообще уже не знаю, был ли тот прежний Чуркин, и кто из Чуркиных был настоящим.
Сейчас все пройдет по схеме Вышинского. У Чуркина будет некролог, будут торжественные похороны. А через несколько лет о нем с презрением будут отзываться даже бывшие коллеги. Он тоже будет соучастником — соучастником путинских преступлений против человечности.
Получается, что Вышинский и Чуркин всю свою жизнь работали и спасались только ради этих торжественных похорон. Но вывод — не в этом. Вывод — в чудовищной нравственной пластичности российской элиты, интеллигенции и народа. Пластичности, которая стала синонимом деградации.
Если бы Вышинский арестовал Ленина, а тот заложил бы Сталина с Троцким — и всех троих расстреляли бы где-нибудь на Якиманке, возможно, Андрей Януарьевич вошел бы в энциклопедии в качестве преуспевающего юриста или ректора Московского университета — кузницы кадров демократической Российской республики.
Если бы Ельцин передал власть не Путину, а Черномырдину, возможно, Чуркин был бы сейчас уважаемым дипломатом и писал бы мемуары о том, как старался предотвратить бойню в Боснии.
Страх и приспособленчество превратили обоих в чудищ — как и многих их соотечественников. И, как и многие их соотечественники, они никогда не делали ничего, чтобы изменить страшную систему, винтиками которой были.
Они просто под нее подстраивались наилучшим образом.

ВОЙНА ПРОТИВ ВРЕМЕНИ


Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

42 141

В 1799 году Суворов перешел через Альпы. Переход этот, описанный в русской прозе и изображенный в русской живописи, вошел в анналы военной истории и до сих пор восхищает любителей батальных описаний и героических картин. Но во всех рассказах про то, как связывали офицерскими шарфами бревна, чтобы перейти по ним Чертов мост, как шли сквозь облака и съезжали на задах по заснеженным скалам, как-то теряется вопрос о том, зачем все это было нужно и какая вообще была у героического похода цель. И действительно, зачем русский фельдмаршал с 20 тысячами солдат ходил через Альпы в Швейцарию?
Цель была ― очистить Швейцарию от революционных французских войск и идти потом на Париж.
Потому что Париж был сердцем революции, городом, провозгласившим свободу, равенство, братство. И смерть королям.
Цель была ― усмирить Францию, загнать людей в прежнее бесправие, восстановить старый порядок, подавить революцию.
От Москвы до Швейцарии 2 с лишним тысячи километров, а до Парижа и того больше. Железных дорог тогда не было, автомобилей тоже. Пешком шла русская пехота через всю Европу, чтобы на полях Тосканы погибать во имя рабства и падать в альпийские пропасти во славу монархии, крепостного права, тюрем и цензуры.
Такова была сила российской империи и так далеко ходили ее войска, чтобы вразумлять восставшие народы, которые к России никакого отношения не имели.
В 1830 году восстала Бельгия и отделилась от Голландии. Далеко Бельгия от России, но зоркий взгляд всеевропейского соглядатая проникал повсюду. Царь Николай I выпустил манифест, где грозил Бельгии за ее восстание, за то, что отделилась, не спросив разрешения в Санкт-Петербурге, за то, что выгнала своего короля и нарушила порядок, за ее мысли о конституции, правах человека и свободе. И уже собирались войска, чтобы идти подавлять бельгийскую революцию, но только тут восстали поляки, и стало не до Бельгии.



Польское восстание 1830 год

Три раза восставала Польша, в 1794-м, в 1830-м и в 1863 годах. Три раза восставали поляки против заведомо более сильного врага, вступали в бой со стотысячными и двухсоттысячными армиями, приходившими с Востока, вели партизанскую войну, гибли сотнями и тысячами, мечтали о независимой Польше, о свободе и конституции. Другие тысячи после разгрома восстаний шли по этапу на пожизненную ссылку в Сибирь. Трижды империя подавляла польские восстания, подавляла успешно, успешно вытравляла из поляков саму мысль о независимости, успешно вешала и сажала в тюрьмы, успешно выгоняла профессоров и поэтов в эмиграцию, чтобы голодали и мерзли на парижских чердаках, успешно наваливалась всей тушей и настаивала на своем: Польша — неотъемлемая часть России, и не быть ей свободной.
Но, глядя из сегодняшнего дня, видим, что бессмысленным был этот упорный, занявший века труд по принуждению Польши. Ума и чутья не хватило понять, в какую сторону идет история. Только тысячи людей погубили без толку.
Кажется, какое отношение имеет все это к сегодняшнему дню? Имеет, и прямое. Мы до сих пор гнем эту линию, до сих пор изображаем из себя великую силу, которая сама себе дала право подчинять народы. Но только силы той у России давно нет.
В центре Будапешта стоит памятник генералу Бему. В 1848 году, во время венгерской революции, поляк Бем командовал венгерскими войсками. Но как польские восстания Россия давила вместе с Пруссией, заранее определяя, кому в какой области расстреливать и вешать, так венгерскую революцию давили вместе с Австрией, а вернее, вместо неё. Кажется, что нам до Венгрии, пусть живет, как хочет! Но нет, нельзя позволять людям жить, как хотят, ― и поэтому сюда, в Венгрию, в Трансильванию, шла сотни верст пешим ходом русская армия, чтобы подавлять, разгонять, усмирять и возвращать людей под ту власть, которую они ненавидели и терпеть не хотели.
Это и была должность России, начиная с конца XYIII века, должность, на которую Россия заступила по собственной воле, а вернее, по воле Романовых, ― жандарм Европы. Силен был жандарм и могуч, посылал корпуса в Италию и дивизии в Венгрию, шпионил за Герценом в Лондоне, охотился за русскими политическими эмигрантами во Франции и Австрии. Так силен был этот жандарм и так упоен своей силой, что думал о себе, что всемогущ. Шел в Париж срывать с парижан якобинские колпаки, приводить их под присягу старым порядкам, а дошел, в конце концов, до Екатеринбурга, до подвала Ипатьевского дома.
В Библии бесы, изгнанные из людей, вселяются в свиней, в фильмах ужасов монстр из убитого тела перепрыгивает в новое, здоровое. Так имперское чванство и имперский садизм переселились из русской империи в советскую республику. И теперь уже те, кто убил жандарма во имя свободы, сами стали жандармами. И снова зыркал недоброжелательным взглядом всеевропейский соглядатай, отслеживая малейшее дуновение свежего ветра в оккупированной Европе. Снова тяжело снимались с места армии и шли подавлять.



Советские танки на улицах Праги в 1968 году. Фото: РИА Новости

Все, как прежде, только техника другая.
Против вышедших на улицы берлинских рабочих 1953 года ― танки.
Против повстанцев в Будапеште 1956 года ― танки.
Против Пражской весны 1968 года ― танки.
Все то же, что было, только словесная обертка и пропагандистская оболочка иная, а больше ничего. Снова Россия, как какой-то неизбежный и неизбывный монстр с Востока, набрасывалась и давила польские, немецкие, чехословацкие поползновения к свободе, демократии, многопартийности и отсутствию цензуры, снова убивала и ссылала, допрашивала и сажала. И снова была слепота, только имперские бельма на глазах сменились советскими. Как прежде Романовы, так теперь генсеки, не чуяли, не видели, не понимали, куда идет время, которое им не дано остановить.
Мертвенным своим взглядом обводя Европу, они видели повсюду жизнь, желающую жить, студентов, грезящих свободой, рабочих, мечтающих о профсоюзах, писателей, ненавидящих цензуру, демонстрантов, протестующих против оккупации. Ни разу в их закостеневших мозгах не возник вопрос: «А зачем мы все это делаем? Зачем лезем в чужие дела и навязываем людям то, что им ненавистно? Зачем тратим силы страны и ее историческое время на подавление того, что все равно подавить нельзя? Разве у нас в России, в нищей, пустеющей, обескровленной России, — нет дел? Разве обязательно России быть мучителем и пугалом?» Нет, такая простая человеческая мысль не приходила им в голову.
И как прежде Романовы в золотых эполетах были безумны, так теперь были безумны Андроповы и Черненки в серых шляпах. Однажды прямо посреди бала Николай Палкин, которого декабристы напугали на всю его жизнь, вдруг закричал танцующим офицерам, чтобы седлали коней и скакали на Рейн подавлять французскую революцию. Что за ужас клюнул его в этот момент в мозг? Андропова такой же ужас корежил и корчил каждый раз, когда он вспоминал 1956 год и Венгрию.



Николай II 1915 год. Фото: РИА Новости

И как прежде Романовы не понимали, что все, что они творят, ведет их к вагону на станции Псков, где последний из них отречется, так и теперь череда генсеков не могла, не в состоянии была понять, что все, что они делают, ведет их к Беловежской Пуще, где три мужика подпишут империи приговор на пеньке.
Но было и нечто новое в этом неизменном, занявшем два века процессе подавления революций и угнетения народов.
Это новое ― убывание со временем силы жандарма, уменьшение его страшных усов, укорачивание его некогда длинных рук, достававших до Италии, тянувшихся к Парижу, хватавших за горло Будапешт.
Когда-то Россия была необозримой мощью. Эта мощь, эта глубина пространства, эти дивизии, которые появлялись в Европе по мановению царской руки, эти негнущиеся спины и мозги императоров ― все казалось незыблемым и вечным. Но Россия царей и Россия генсеков веками и десятилетиями тратила себя, отдавала свою кровь и свою жизнь для воплощения бредней, иссякала в войнах и усилиях по подавлению революций, по удержанию того, что удерживать не надо и нельзя. Россия теряла свои силы, подавляя чужие народы, и забыла про свой. Все, чему Россия противилась, все равно произошло. Французская революция сияет в веках, Венгрия отделилась от Австрии, Польша освободилась, Чехия и Словакия живут без нас ― а с чем остались мы?
С зарплатой 125 долларов? С аварийным жилым фондом? С обезлюдевшим Дальним Востоком? С 20 миллионами бедных? С двумя процентами мирового ВВП?
В 1799 году бодрый Суворов собирался очистить от революционных французских войск далекую Швейцарию. В 1830-м Николай Романов грозился, что придет через всю Европу в Бельгию и накажет ее за революцию. В 1848-м Паскевич усмирял Венгрию. В 1980 году Политбюро выбирало способ, каким в очередной раз схватить соседнюю Польшу… Но в 2014-м — революция в Киеве, и из-под мертвой, изжившей себя власти уходит уже не далекая Франция и даже не соседняя Польша, а близкая Украина.
И это не остановить. Можно принимать драконовские законы, сажать петрашевцев и диссидентов, пороть политзаключенного Боголюбова и пытать политзаключенного Дадина, можно заставлять поляков на их собственные деньги строить для себя тюрьму в Варшаве, а немцев стену в Берлине, можно повесить поляка Ромуальда Траугутта и венгра Имре Надя, можно бороться со свободным книгопечатанием в 1848 году в Берлине и в 1948 году снова в Берлине, можно сто лет подряд противопоставлять «свободе, равенству, братству» «православие, самодержавие и народность», можно это и еще многое, очень многое бессмысленное и пустое…
Но жандарм скукоживается. У него больше нет сил. Он изжил себя, и ему не помогут даже анаболики в виде пилюль ненависти и таблеток пропаганды. Революция и свобода, за которыми жандарм 200 лет гонялся по всей Европе, сами пришли к нему в гости и стоят на границе в 500 километрах от Москвы.
Под текст

Николай Палкин — так называл русского царя Лев Толстой, услышавший это имя в рассказе старого солдата о николаевских временах, когда людей забивали палками. О встрече с солдатом Лев Толстой написал в тексте «Николай Палкин». Там есть такие слова: «Прошло? Что прошло? Разве может пройти то, чего мы не только не начали искоренять и лечить, но то, что боимся назвать и по имени. Разве может пройти жестокая болезнь только от того, что мы говорим, что прошло. Оно и не проходит, и не пройдет никогда, и не может пройти, пока мы не признаем себя больными».
Петрашевцы — участники пятничных собраний, проходивших в Санкт-Петербурге в доме переводчика Министерства иностранных дел Михаила Петрашевского в 1845 году. На собраниях обсуждали политику и философию, необходимость освобождения крестьян, отмену цензуры, реформу суда. 21 участник кружка судим военным судом исключительно за разговоры и идеи, а также за чтение письма Белинского Гоголю и за недонесение о чтении. Все приговорены к расстрелу. Во время инсценировки расстрела петрашевцы не знали, что расстрел заменен другими наказаниями. Сам Петрашевский приговорен к бессрочной каторге и умер в Сибири в 1866 году.
Алексей Боголюбов, настоящее имя Архип Емельянов (1854—1888 или 1889) — русский революционер, в 1876 году участвовал в демонстрации на Казанской площади в Санкт-Петербурге, приговорен за это к 15 годам каторги. В доме предварительного заключения не снял шапку перед градоначальником Треповым и по его приказу в нарушение закона высечен розгами. Вера Засулич, которая пришла на прием к Трепову и дважды выстрелила в него, была оправдана судом присяжных. Боголюбов на каторге сошел с ума и умер.
Ромуальд Траугутт (1826—1864) — поляк, офицер русской армии, участвовал в Крымской войне и обороне Севастополя в 1855 году. В 1862-м вышел в отставку. В 1863-м принял участие в польском восстании, командовал партизанским отрядом, руководил вооруженным подпольем. Арестован и публично повешен в Варшаве в 1864 году вместе с другими членами польского подпольного правительства.
Имре Надь (1896—1958) ― венгерский политик, коммунист, председатель совета министров Венгрии во время Венгерского восстания 1956 года. Поддержал восстание, восстановил многопартийную систему, объявил о свободных выборах, призвал вывести советские войска из Будапешта, объявил о выходе Венгрии из Варшавского Договора и провозгласил ее нейтралитет. После подавления восстания повешен.

А.К. Если бы все было так просто, как это любят изображать нынешние либералы. Возьмем всего один пример: "свобода, равенство и братство" породили не передовое, образцовое общество, а обычную, агрессивную империю Наполеона. Кстати, Бонапарт, напав на Россию, вовсе не думал отменять крепостное право во имя идеалов ВФР.  Слов нет, роль жандарма, и царской России и СССР, - отвратительна, как отвратительна и нынешняя агрессивность Кремля, но свернул шею нацизму такой же упырь, как фюрер, а не демократическая, свободная Франция - наследница великих идеалов: упомянутых свобод, равенства и братства. В этой прямолинейности, своего рода фанатизме, вся беда нынешних добрых, умных интеллектуалов, борцов за новый, открытый мир, где не будет расовых, государственных, гендерных различий. Не верится, что именно эта публика сможет осилить очередную чуму рода человеческого: агрессивный ислам. Ей же, кстати, во многом и порожденный.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..