суббота, 14 ноября 2015 г.

"ПОНЯТЬ ЕВРАБИЮ"

"Европа, покоренная исламом, падет, как Константинополь"
Фото: Getty Images
"Европа, покоренная исламом, падет, как Константинополь"
11.11.2015 16:33
"Европа рискует пасть, как Византийская империя, мы уже живем в государстве диммитюда („диммитюд“ - термин, введенный Бат Йе’ор, означает подчинение немусульман требованиям ислама, а также заискивание перед ним - прим. пер.), и история повторяется". Бат Йе’ор не испытывает сомнений по поводу угрозы, которая нависла над нашей культурой. Писательница и исследователь ислама, она была изгнана из Египта в 1957 году за еврейское происхождение и живет сейчас в Швейцарии. Ее имя известно, в том числе, благодаря ее книгам, в которых она ввела такие термины, как "Еврабия" и "диммитюд", то есть подчинение исламу ради защиты и терпимости. Когда-то эти книги вдохновили Ориану Фаллачи. 
В своей последней книге "Понять Еврабию" (Линдау - 2015) она подчеркнуто говорит об исламизации Европы и о рисках, которым мы оказались подвержены. Она описывает антихристианскую, антисемитскую, антизападную Европу и связывает эту политику с концом 60-х годов. 
"Именно Франция встала на этот путь, за ней последовала Германия, хотя и старалась не привлекать к себе внимание. Цель заключалась в том, чтобы заключить союз с арабским миром, а игрой управляли те, кто сотрудничал с нацизмом и потому ненавидел евреев и Израиль. Об этом свидетельствуют их заявления во время встреч и конференций в арабских странах, которые мне удалось найти в публикациях Лиги арабских государств, но которые никогда не попадали в западную прессу". 
Что побудило европейских лидеров вступить на этот путь? 
"Они старались примириться с арабским миром после колонизации, кроме того, им была необходима стабильность и безопасность, чтобы получить энергетические ресурсы. Таким образом, политики и интеллигенция оказали влияние на европейский курс, приняв условия, поставленные Лигой арабских государств: признание Организации освобождения Палестины (ООП), а следовательно, легитимности палестинского терроризма и джихада против Израиля". 
Антисемитизм, замаскированный под критику в адрес Израиля, теперь в порядке вещей. Многие евреи недавно покинули Францию не только из-за терактов в Париже, но и в связи с атмосферой нетерпимости, которая царит сегодня во многих городах. Столь превозносимая и ожидаемая интеграция потерпела крах? 
"Да, интеграция провалилась, интегрировать миллионы людей невозможно. Кроме того, мигранты-мусульмане хотели сохранить свои корни и традиции, отвергая культуру стран, которые их приютили. Кто хотел интегрироваться, тот это сделал, но их - незначительное меньшинство". 
Могут ли мусульмане интегрироваться в общество немусульманской страны? 
"Те, кто хотят интегрироваться, могут это сделать и уже сделали, но Коран это определенно запрещает. В исламе существует вражда и неприятие по отношению к другим религиям, чего нет в буддизме, христианстве, индуизме, иудаизме... На Западе институты и законы создаются человеком, а для мусульман источником права является шариат, так как продиктован самим Аллахом. Вот почему правительства европейских стран сделали выбор в пользу мультикультурализма: они позволяют жить в государствах Европы, не требуя интеграции". 
Мы двигались от ООП к Аль-Каиде, придя в итоге к "Исламскому государству". Сорок лет исламского терроризма не изменили отношение Европы. Она не замечала угрозы или делала вид, что не замечает? 
"Они все понимали, они все это знали лучше нас, именно поэтому они выбрали диммитюд и сотрудничество с радикальными мусульманскими движениями вместо союза с их умеренными представителями. Европа решила поддержать интегрализм, начиная с палестинских террористов и заканчивая всеми остальными, рассчитывая получить защиту. Поэтому мы не помогли мусульманским реформистам, совершив серьезную ошибку, можно сказать - преступление". 
В Италии партизаны Арафата мифологизировались представителями левых. И так продолжалось всегда. От палестинского терроризма погибли 83 человека, 227 получили ранения, однако в память о них не существует никаких официальных мероприятий, как это бывает в память о жертвах мафии, красного и черного терроризма. 
"Они скрывают даже массовое убийство в Болонье". 
Палестинские террористы, действующие на территории Италии, пользовались неким иммунитетом под названием "lodo Moro". Прошло 40 лет, а Италия до сих пор не стала жертвой исламского терроризма. Это преемственность той самой политики? 
"Политика не изменилось, это касается всей Европы. Европа не признает палестинского терроризма, потому что дружит с ним. Поэтому должна ставить на один уровень и жертв, и террористов". Парламент Италии в 2017 году даже назначил день памяти жертв терроризма, правительство подготовило книгу, в которую были вписаны имена всех людей, погибших от рук террористов. Однако жертв палестинского терроризма там не оказалось. "Эта политика велась не только в Италии, а во всех странах Евросоюза". 
Возникновение Халифата представляет угрозу не только для Запада, но вызывает разногласия и внутри исламского мира. 
"Шииты и сунниты всегда воевали и убивали друг друга, эта война до сих пор продолжается. Но кроме этого, существуют войны между мусульманскими группировками за место под солнцем, за власть в регионе. Эти народы никогда не создавали наций в нашем понимании. Они все происходят из племен Аравии и Йемена, с которыми у них сохранились связи. Лишь после Второй мировой войны Европа разделила эти регионы и создала искусственные нации, чтобы заменить религиозное сознание уммы (исламская религиозная община - прим. пер.) и всего мусульманского мира на светскую и националистическую идеологию. Но это не сработало, потому что противоречило духу ислама, который различает только два лагеря: свой и лагерь неверных. Национальность здесь не играет никакой роли". 
Поддержка Западом "арабской весны" сильно способствовала нынешней дестабилизации в Средиземноморье. Эта безумная идея экспорта демократии вернулась к нам бумерангом? 
"Америка и Европа хотели поддержать движение „Братьев-мусульман“. Они верили, что приведя их к власти, смогут контролировать их и избежать джихадизма. Обама рассчитывал обзавестись новыми друзьями, но промахнулся". 
Иностранные бойцы и одинокие террористы. Молодые мусульмане, выросшие и получившие образование в Европе, делают сложный выбор. Многие аналитики утверждают, что это проблема идентичности. 
"Конечно, они должны признать исламскую идентичность, которая запрещает мусульманину интегрироваться в культуру неверных. Радикалы влияют на них через интернет, заставляют их чувствовать вину за то, что они ведут себя не как хорошие мусульмане и живут в странах, воюющих с мусульманами, как в Афганистане". 
Россия отбросила все колебания и выступила против "Исламского государства". Почему Обама не хочет сотрудничать с Москвой в борьбе против Халифата и продолжает полагаться на таких сомнительных союзников, как Саудовская Аравия и Турция? 
"Обама полагается на сомнительных союзников, потому что одобрил политику „Братьев-мусульман“ и окружен советниками, которые эту политику поддерживают. Он обучался в исламских школах и обладает восприятием не христианина, а скорее мусульманина. Исламский мир стремится к тому, чтобы возобновилась борьба между Россией и Западом. Есть документы, в которых отражается эта идея: холодная война была золотой эпохой для развития исламизма. Запад поощрял его, оправдываясь борьбой против коммунистического атеизма, и поддерживал эти религиозные движения в противовес СССР. После падения Берлинской стены исламский мир способствовал и продолжает способствовать разделению двух блоков". 
Вы утверждаете, что в Европе была соткана настоящая паутина, чтобы влиять на политику, информационное пространство, культуру и на университеты. Как им это удалось? 
"Эта политика была введена Европейской комиссией при помощи пропаганды на телевидении и в кино по рекомендации „Европейско-Средиземноморского фонда диалога культур имени Анны Линд“, который контролирует все, что печатается в Европе об исламском мире. Фонд имени Анны Линд - это настоящая сеть. Все, кто говорят о джихаде, оказываются в изоляции, они рискуют потерять должности, подвергаются угрозам и держатся в страхе. Чтобы развиваться, культуре необходима свобода, а полной свободы думать и писать не существует. Врагам джихада и друзьям Израиля до сих пор хватало мужества сопротивляться, несмотря на все унижения, лишения и давление со стороны европейской политики". 
Больше Европа не выдержит. 
"Как и произошло с Византийской империей, она была исламизирована изнутри и снаружи. С одной стороны, постоянные атаки на христианские деревни с грабежами и убийствами - это подобие терроризма, который создал общее чувство небезопасности и заставил Константинополь платить высокую дань османским султанам, чтобы избежать джихада. В итоге они исчерпали денежные запасы и лишили себя ресурсов для поддержания эффективной армии. С другой стороны, коррумпированность византийской элиты, которая способствовала проникновению исламизма в империю, и вражда между византийскими князьями, которые просили поддержки у турок в борьбе со своими внутренними врагами, а затем были вынуждены платить им за это". 
Но какой смысл для немусульманина сдаваться мусульманам? 
"Они согласились на диммитюд, потому что стали зимми („зимми“ - немусульмане, живущие в мусульманских странах и подчиняющиеся законам ислама - прим. пер.), так как не хотели сталкиваться с джихадизмом. Они знали, что такое джихадизм и не хотели бороться с ним, они хотели любой ценой достичь примирения с исламским миром. Именно поэтому они не захотели включать в европейскую Конституцию иудейско-христианские основы, предвидя дальнейшее развитие событий. Ширак говорил, что Европа - в одинаковой степени христианская и мусульманская. Это признак нашего упадка, угроза выживанию нашей цивилизации". 
Риккардо Пелличчетти, "Il Giornale", Италия
Источник: inoСМИ.ru

СМЕРТЬ ЗА БУКВУ


СМЕРТЬ ЗА БУКВУ
Вообще-то цензурные органы НКВД никаких невольных опечаток не признавали.
Существовал циркуляр, в котором от чекистов требовалось повысить бдительность в борьбе с классовым врагом, проникающим в печать под видом опечаток публикующих антисоветскую пропаганду. За одну-единственную опечатку был арестован и расстрелян главный редактор центральной махачкалинской газеты. Правда, опечатка была не где-нибудь, а в фамилии самого вождя. И не какая-нибудь, а самая ужасная из возможных. Вместо буквы "т" черным по желтовато-серому была напечатана буква "р". Если за "Салина" уфимского корректора посадили на пять лет, а за "Стадина" всего лишь уволили редакцию одной из областных газет, то за "Сралина" пришлось отвечать по полной.

СКАЖИ МНЕ, ЧЕМ ТЫ КОМАНДУЕШЬ, И Я СКАЖУ, КТО ТЫ 
Легче отделались сотрудники туркменской газеты "Коммунар", допустившие ставшую знаменитой опечатку в слове "главнокомандующий". Какие-то ободряющие слова в адрес советского водного транспорта там произносил "гавнокомандующий". Вся редакция была уволена без права заниматься печатной деятельностью в течение пяти лет. Видимо, туркменских акул пера спасло, что правильно получившееся плохое слово должно было бы писаться с "о".

БИОЛОГИЯ ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ
Иногда даже при замеченной опечатке нет буквально никакой возможности дать опровержение. К этому мнению пришла редакция газеты "Смена", которая в 1973 году, публикуя рассказ из серии "Ребятам о зверятах", допустила небольшую ошибку. Речь шла о тушканчиках, которых автор умиленно именовал "маленькими длинноухими зверьками". В слове "длинноухими" местами поменялись буквы "у" и "х", и в таком виде эти биологические факты были представлены ленинградской детворе. Редактор как следует "огреб" по партийной линии.


КАЗУС С ИМПЕРАТРИЦЕЙ
Самые опасные опечатки для редакторов - это когда невольная нецензурщина пробиратся в описание деятельности власть имущих. Так, в весьма либеральные годы начала ХХ века под суд за оскорбление царской семьи попал редактор газеты "Киевская мысль". Дело, правда, замяли, когда стало ясно, что любое публичное разбирательство лишь усугубит ситуацию.
А причиной дикого скандала стала заметка, озаглавленная "Пребывание вдовствующей императрицы Марии Федоровны в Финляндии". В "пребывании" "р" коварно заменилась на "о", и получилось чудовищное безобразие.

В БУКВАЛЬНОМ СМЫСЛЕ СЛОВА
Опечатки, похоже, могут не только влиять на судьбу, но и предсказывать ее.
Во всяком случае, одна такая опечатка предсказала судьбу Михаила Ходорковского, когда тот впервые получил повестку по делу ЮКОСа. Кольцо вокруг опального олигарха сжималось постепенно, осторожно, и сперва он был привлечен лишь в качестве свидетеля. Но в повестке, потом растиражированной многими СМИ, уже тогда была написана правда:
"вызывается в качестве сидетеля".

КСТАТИ, ТОЖЕ РЕКОРД
Саратовский водитель-дальнобойщик Андрей Костылев благодаря опечатке стал всесоюзной знаменитостью, после того как в областной газете про него напечатали хвалебную статью. Товарищ Костылев наездил без аварий, серьезных ремонтов и нарушений сто тысяч километров. Он, наверное, был действительно хорошим работников и не заслужил ничего подобного. Но из заголовка статьи слова не выкинешь. Выглядел же заголовок так: "100 тысяч километров - не пердел!"(вместо последнего слова "предел". И дальше - четкая большая фотография улыбающегося героя.

ТИПИЧНАЯ И ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ




   " Я не живу прошлым, но я помню о нем - а это совсем иная история..." 
 
Интервью с Антониной Аксеновой

Какое чудесное интервью, но грустная история. Типичная для талантливых людей,в этой, по сей день не изменившейся  стране, где влавствует зависть, ненависть к тем кому хорошо, разврат, бандитизм и как всегда антисемитизм.

В сегодняшнем номере федерального еженедельника "Европа Эскпресс" опубликовано интервью с дочерью Евгении Гинзбург - аторa романа "Крутой маршрут" и родной сестрой писателя Василия Аксенова - Антониной Аксеновой.

Интернет-версии нынче выходят с большим опозданием, поэтому я представляю оригинальную версию интервью, без газетных сокращений. Комментировать ничего не буду - Антонина Аксенова скажет все сама.
 
Уход из жизни Василия Аксенова вызвал волну сожалений не только в России - живущие в эмиграции бывшие соотечественники, особенно старшее поколение, восприняли известие с печалью. Тема неизбежной потери значимых
людей России моментально коснулась в литературных кругах переселенцев  романа "Крутой маршрут". И не случайно - автор пронзительного откровения - Евгения Гинзбург, приходится Аксенову матерью.
 
Представленное на суд читателей автобиографическое произведение, исповедующее тяжелейшие годы сталинских репрессий, перешло из самиздата в свободную продажу только в период горбачевской перестройки - в 1988 году. Незаменимый вклад в издание романа в России внесла Антонина Аксенова - дочь Евгении Гинзбург и сестра всемирно известного писателя.
 
Антонина - профессиональная актриса театра и кино, в последнее время проживает во Франкфурте-на-Майне, но эпицентром ее существования по-прежнему является
театральное творчество. Мне удалось познакомиться с ней на премьере спектакля, где Антонина выступала в качестве режиссера детского театра. Состоящая из детей и подростков труппа, поразительная по глубине трактовка роли и не по годам понятый юными актерами философский сюжет, не скрою, потрясли мое воображение. Умение увидеть в ребенке человека и выпестовать  по частицам талант определяет профессиональный уровень по высшей шкале  мастерства.
 
По возвращении Антонины из Франции, где она дает мастер-класс, мы встретились в Доме Российско-Немецкой Дружбы. С первых минут беседы я перестала ощущать время - наш диалог приобрел характер исповеди...

- Антонина, мой вопрос может задеть личные мотивы. И, тем не менее,  что ушло из вашей жизни с кончиной Василия Аксенова?

- Конечно, это очень большая потеря - прежде всего, как брата, как друга, как очень близкого человека. Со смертью Васи размылся громадный  пласт моей жизни - всего, что связано с детством.
 
Нечеловеческие по своей жестокости условия, в которых мы росли, то страшное время репрессий 1937 года и общие переживания соединили навечно наши души. Нас связывала не
только судьба - выпавшие на нашу долю испытания явились основным экзаменом на прочность и преданность, который мы выдержали, который определил каждому  из нас свою цену.

Мы виделись последний раз за полтора года до Васиной смерти. Тогда он уже болел, но, казалось, ничто не может сломить силу его духа. Умер он,  так и не приходя в сознание...

- Я позволю себе задать вопрос - по крови Василий Аксенов не приходится вам братом?

- Я родилась в Магадане и не знаю своих настоящих родителей. Уже в  наши дни мне удалось установить, что моя настоящая и, как выяснилось, очень редкая фамилия - Хинчинская. И сейчас мои родственники, с которыми меня связывают тесные отношения, проживают в Израиле.А в том детском доме, где я росла, меня двухлетнюю нашла и усыновила семья Евгении Гинзбург и Антона Вальтера, как сейчас принято говорить - русского немца, с которым Гинзбург познакомилась в ссылке на Колыме.
 
Представьте вместе глыбу искристого льда и сноп яркого пламени. Два антипода, мои приемные родители - Гинзбург и Вальтер. Мама - преданная идеалам коммунистической партии и учению сталинизма патриотка. Образованный человек, научный сотрудник, владеющая иностранными языками, ведущая газету,  живущая с чистыми помыслами и искренними идеалами. Но это не мешало ей быть  преданным членом партии, жить с бескомпромиссной верой в идеалы партии. В общем-то, за это она и поплатилась.
 
И отец - глубоко верующий, соблюдавший религиозные обряды человек, живущий с именем Бога на устах и в душе. Талантливейший врач и человек, верящий в божью справедливость. Попал в ссылку за неосторожно оброненный анекдот. Они были созданы друг для друга.

Нет ни одного дня, чтобы я не вспомнила о Вальтере и не поблагодарила за доброту и участие. О том, что мама - иначе не могу сказать - не была мне родной матерью, я узнала, уже учась в институте. Мама в то время приступила к роману и во избежание слухов (мир не без добрых людей), рассказала, все как есть.
 
Вася Аксенов - ее старший сын от брака с Павлом Васильевичем Аксеновым, крупным партийным работником в Татарском обкоме партии, стал  для меня родным братом и такой же родной душой. Мама не дождалась Васиного отца - ей передали, что он был приговорен к расстрелу. И мама длительный период оставалась в неведении. Павел Васильевич, как выяснилось спустя много лет, остался жив, но мама уже тогда встретила Антона. Красивая, умная, за словом в карман не полезет - такая женщина не могла остаться одна.

Васе досталось не меньше моего - когда ему не было и пяти лет, родители с клеймом <<Враги народа>> попали под общую чистку, и Вася, сирота казанская, был помещен в детский дом в Костроме. Позднее, его уже с измененным именем и фамилией с трудом выцарапали родственники отца...

- Каким вам запомнилось детство?

- Тогда в Магадане, на краю света, в условиях вечной мерзлоты и
ненависти меня окружала необыкновенно теплая обстановка и противоречащая всем разумным представлениям духовная атмосфера. Там ведь сидели сливки общества. Нас окружала опальная профессура - изгнанные, но не сломленные дамы света и ученые мужья, искалеченные ужасными условиями и лагерным трудом балерины Большого Театра, музыканты с изувеченными во время допросов руками.
 
Много лет спустя, в 1948 году, живя еще в ссылке в Магадане - городе, построенном на костях - маме все-таки удалось добиться разрешения на приезд Васи. Тогда ему уже исполнилось 16 лет - молодой человек, в силу  пережитого - с очень сложным характером, слишком рано повзрослевший, много узнавший и необычайно талантливый. Так мы и познакомились: мне - три года, ему - 16.
 
Вася никогда не задевал вопрос нашего кровного родства - мы не затрагивали эту тему. В мамином доме, на свободных четырех метрах постоянно собирались люди, о чем-то шептались, ничего не скрывая от детей. Но закон был один: дома - что угодно, за порогом дома - язык на замок. В таком режиме двойных стандартов мы жили до самой смерти Сталина.
 
В 1955 году реабилитировали маму, а Вальтера - в 1958.  Но на тот момент Вася по настоянию семьи уже учился в медицинском институте в Ленинграде: родители решили, что профессия писателя - дело неблагодарное и непрактичное.
 
Мы начали выбираться на большую землю. Нам всюду отказывали из-за национальности Вальтера - Немец! Те кровавые годы прошлись бороздой по судьбе, практически, каждого человека - Вальтер так и остался врагом народа. Единственным приютившим нас городом стал Львов. Бедствовали ужасно, но после постоянной слежки, магаданских страшных бараков и хлеба с водой наши крошечные метры казались изобилием и царством свободы.Вася сразу же к нам nриехал, успев уже к тому времени блестяще окончить медицинский институт. Мои юношеские воспоминания, связанные с Васиным приездом, наверное, и сегодня остались самыми сильными.
 
Город встречал Васю, как столичную знаменитость: рассказы <<Коллеги>>, <<Звездный билет>>, <<Апельсины из Марокко>> обрушили на него лавину славы. Я смотрела на суету вокруг него распахнутыми глазами и с открытым ртом. Мама была страшно горда - на пик популярности взлетел ее оставшийся в живых единственный сын, да еще с  данным от Бога талантом. Первый-то сын, Алеша, умер в блокадном Ленинграде.
 
 - Творческая атмосфера семьи и талант Василия Аксенова оказали влияние и на вас?

 - Мама всегда и везде была центром внимания, она притягивала к себе людей утонченностью, интеллектом, неукротимой энергией, неунывающим характером и небывалой силой воли - наша квартира во Львове сразу же превратилась в литературный салон. Но с приездом Васи наш салон стал, по сути, центром встреч всей творческой элиты города.
 
Вся наша семья и внутренние отношения были выстроены на обожание Васи. Мама буквально его боготворила, увидев в нем творческую натуру и разглядев его писательский дар. Вообще, это было необыкновенно талантливое  поколение, выход творческому потенциалу которому дала хрущевская оттепель. Люди, наконец, начали дышать полной грудью, жизнь обрела краски.
 
Шестидесятые  дали миру плеяду талантливых людей, масштаб которых и сегодня остался непревзойденным: Ахмадулина, Евтушенко, Вознесенский, Аксенов, Битов, Высоцкий, Окуджава, Войнович, Гладилин, Горин - kстати, бывший сокурсник
Васи  по медицинскому институту. Веселое поколение, шумное, гулящее, преданное идеалам дружбы. Искренняя фраза: <<Старик, ты гениален!>> была самой большой и заслуженной наградой.

 Шум вокруг Васи, мамины литературные вечера, витавший в доме дух творчества не прошли для меня бесследно. Я поехала в Москву - поступать в МГУ на журналистику. А в результате, поступила в театральное училище имени  Щукина.

Мама не разговаривала со мной целый год. Она была изначально против театральной карьеры и не скрывала убеждения, что мой, в хорошем смысле слова, авантюрный характер не совместим с актерской профессией. Зависимость  от режиссера, сложные отношения с коллегами по цеху - это сопутствующие факторы жизни любой актрисы, и даже самой талантливой. А я была заводная, прямолинейная, за что на меня сваливались постоянные неприятности. И время тогда было особенное - оттепель закончилась, ни брякнуть, ни вякнуть лишнего слова.

В общем, после экзамена по актерскому мастерству на первом курсе, мама подошла ко мне, обняла и сказала: <<Я понимаю, ты должна быть актрисой. Это  твое призвание!>>. Мама все поняла... На то она и мама...

 - Кто с вами учился? Вы реализовали профессиональное призвание?

 - Из звезд со мной учились Леонид Филатов и Иван Дыховичный. Их уже нет. Послевоенные мы дети. Видимо, сказываются лишения и испытания, рано пригнувшие детские плечи к земле.

После окончания училища меня пригласил Акимов в Театр Комедии. Очень был известный театр. Громкий. И опять судьба распорядилась по-своему - Акимов неожиданно умер. Знаете, приглашает один режиссер, на смену ему приходит другой - со своими взглядами и требованиями. Это был 1971 год - время острых театральных конфликтов и закулисных войн. Начался дележ власти.

Старые и заслуженные актеры едва держались на плаву, а какая перспектива ждала меня? Сидела бы безвылазно за кулисами... Я опять оказалась на распутье - могла бы поступить в один из московских театров. Тем более, к тому времени мама и Василий с семьей, жили в Москве. Но, я, как всегда, решила по-своему.

Лев Копелев, мой крестный отец, мой учитель по жизни, используя связи, посоветовал мне уехать в Красноярский театр им. Ленинского Комсомола. Друзья  меня не понимали - имея направление в Питер, стремиться на край света. Между прочим, многие мои однокурсники, сделав ставку на большие города, попали в забвение, а я - именно там, за полтора года сделала себе профессию! И с  кем - с Камой Гинкасом и Генриеттой Яновской! Я попала на большие роли, я работала до седьмого пота, я умирала от страха, но я не сидела без дела.
Мастерство актера требует постоянной работы и творческого приложения сил, чего у меня было в достатке.

Красноярск - город с удивительным театральным климатом. Власти позволяли нам, практически, все. Там, в середине 70-х, мы ставили Вампилова!Мы приехали на гастроли и покорили северную столицу. Вампилов, Мольер, Шекспир потрясли видавший виды город на Неве. Всю труппу мгновенно  разобрали - нас с Камой Гинкасом заметил и пригласил в театр <<Акимова>> главный  режиссер.
 
Подводя черту под очередным этапом жизни, мы, не понимая, что творим, как одержимые, жгли эксклюзивные декорации спектаклей, созданные Эдуардом Кочергиным - а они вошли в антологию советского театра. Мы расставались с костюмами, смоделированными самой Аллой Коженковой. Я вспоминаю об акте сожжения прошлого с тяжелым сердцем. Воистину, мы жгли мосты...

 - Итак, начался ваш питерский период?

 - Да. Я опять попала в Театр Комедии, который по сей день называют <<акимовским>>. Зубастый театр! Гинкас бы и раньше перешел на питерскую сцену, но режиссерскую дорогу ему, как и Льву Додину, перекрыл Товстоногов, распоряжавшийся в те годы судьбой театрального Ленинграда. Свободных вакансий в труппе не было - театр всегда был укомплектован <<под завязку>>, но для меня сделали исключение. <<Монолог о браке>> Радзинского - мой дебют, поставленный Камой. Все в театре знали, что я родная сестра Аксенова, собственно, я это и не скрывала. Нас часто видели вместе - Вася постоянно навещал Питер.

Старики, столпы питерской театральной сцены - Зарубина, Уварова, Юнгер, Вельяминов, Севастьянов, Лемке отнеслись ко мне замечательно. С некоторыми ровесниками отношения не сложились. Закулисная жизнь, страсти в гримерках, любовные интриги, недвусмысленные предложения режиссеров - это, пожалуй, основная движущая сила любого театра. Я не могу сказать, что у меня мертвая хватка, но, я смогла влиться в труппу без всех этих сложностей. Видимо,  как в спектакле, оказалась в нужный час в нужном месте.

Я проработала с одним из ведущих режиссеров - Петром Фоменко, семь лет, захватив самые лучшие годы театра! Наверное, питерский период был одним из самых плодотворных. У меня появился колоссальный круг знакомых и друзей. Миша Барышников стал одним из самых близких мне людей.  В 1974 году Миша становится невозвращенцем. Именно в этот самый день  мы возвращаемся с гастролей по российской глубинке. Спускаемся с трапа самолета, и я моментально попадаю в объятия КГБ. Под белы рученьки меня препровождают в черную волгу и увозят на Литейный 4.
 
Начинается дотошное выспрашивание: знала ли я о предстоящих планах Барышникова? Если да, то, с какого момента? Если нет, то не лучше ли - да? Кто бывал в гостях у Барышникова? С кем последним он контактировал перед отлетом? Кого последним я видела у него в гостях? Если никого не видела,  то не лучше ли напрячь память? Если я забыла, может, помочь мне вспомнить? N дальше в таком же духе.
А я сижу и думаю только об одном: - С собакой  остался?
  - Без шуток тут! - Строго постучал пальцем по столу высокий КГБэшный чин.
 Закончилась моя актерская жизнь в этом театре тем, что к нам приехал Валерий Раевский - режиссер Национального Театра Белоруссии. Шукшина у нас ставил. Талантливый режиссер и незаурядный человек - он покорил меня мгновенно, и я поехала за ним. Меня никто не мог понять: <<Как ты можешь менять Питер на Минск?>>. Но, любовь - есть любовь...

  - Вы никогда не жалели?

 - Я вообще никогда ни о чем не жалею. Но основной причиной переезда в Минск послужила смерть мамы. Мне нужно было отвлечься от мыслей об одиночестве, терзавших душу после ее ухода. В моей жизни не было человека более родного, более близкого. Меня всегда окружали друзья, но в этот  период уже пошла первая волна эмиграции. Друзей оставалось все меньше, пустоты -  все больше...

В Белоруссии проблем на мою голову свалилось не мало. Сначала в 1979, когда Аксенову в связи с событиями в Чехословакии припомнили все, он вынужден был выйти из Союза Писателей. Это вызвало соответствующий  резонанс в высших кругах власти. А когда в 1980 году, прямо в самолете, Васю лишили советского гражданства, мне в Русском театре досталось по полной схеме: и КГБ, и чиновники окружили плотным кольцом. Полетело все - и моя дополнительная работа в газете, работа на радио, съемки в кино. Коллектив театра сразу же отвернулся, за спиной постоянно шептались.Раевский, ставший к тому времени моим мужем, испугался за свое кресло - предал меня самым банальным образом. Опала и изоляция - все, что у меня осталось. Вот, когда я вспомнила Магадан - он научил нас держать удар!

 - Как в этот период складывались отношения с Василием Аксеновым?

 - Все эти годы меня не покидала Васина поддержка - я часто ездила в Москву до его отъезда в США в 1980 году. Вася, поддерживающий дружбу с послом США тех лет - Джеком Мэтлоком, мог с заднего хода - таясь и вздрагивая от каждого шороха, проводить меня в американское посольство,  где мы видели некоторые новинки американского кино. Мама сходила с ума, эти несанкционированные вылазки могли закончиться чем угодно - любой контакт с иностранцами моментально фиксировался. Тем более, Вася уже тогда попал в опалу, и, будучи членом Союза писателей, остался без работы. Его никто не хотел печатать, его намеренно игнорировали. Приходилось что-то издавать  под чужими именами. Он хватался за любую работу - переводы, сценарии. Платили гроши, и то из милости.
 
Очень выручал Васю Евгений Евтушенко - кормил Васю  в прямом смысле слова, постоянно помогал материально. Вроде бедствовали, но Женя не отпускал Васю от себя, и даже в такой тяжелой ситуации водил по ресторанам. Женя же финансировал ремонт Васиной машины. Еще мама говорила: <<Вася должен сидеть на золотом стуле и пить виски!>>. Откуда в нем это стиляжничество и завышенное честолюбие - никто из нас не понимал.

 - Вы часто навещаете Россию. Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее nоложение в столичном театральном мире?

 - Я часто бываю в Москве - я обожала этот город. Я перестала его узнавать - это слияние Нью-Йорка и псевдо-европейских стандартов вызывает  у меня отторжение. Псевдо-стиль задел все плоскости жизни - и театральную, в первую очередь. О Петербурге говорить страшно - легендарный театр города на Неве, театр, как государственный институт, давно умер. Труппы нет, режиссеров нет - в основу работы театра легла коммерция. Театры надеются только на помощь спонсоров. Кругом сплошные антрепризы, постоянная зависимость от денег, от политических взглядов, от власти, от  конкуренции - часто, совсем не на честных условиях.
 
В связи с этим сразу же всплывает в памяти очень некрасивая история, связанная с Марком Розовским. Нынче он -
крупный театральный и общественный деятель, режиссер известного театра <<У Никитских Ворот>>. Случилось это давно, когда Марик поставил на малой сцене  БДТ <<Холстомера>> по Льву Толстому. Это же он нашел этот материал, отобрал актеров, выстрадал с ними спектакль. Материал увидел Товстоногов, понял, что  это настоящее открытие, шедевр, с которым он покорит весь мир - так собственно и случилось, и забрал спектакль у Розовского. Марика даже в афише не было, его превратили в мальчишку. А что он мог сделать, какие силы мог
противопоставить главному режиссеру БДТ?
 
Я часто вспоминаю маму - она, как всегда, оказалась права. На сегодня картина вырисовывается совсем безрадостная - московские и питерские мэтры стареют, силы уходят, амплитуда таланта сужается - наступает пора искать преемников. А их нет - это трагедия! Галина Борисовна, Марк Анатольевич, Любимов - они же не знают, кому передавать дело. Приходят молодые честолюбивые мальчики, которым приходится сначала указывать на книги. Звезды столичных театров уже давно живут не в России - приезжают только на гастроли.
 
На Васиных похоронах мы затронули эту тему с Галиной Борисовной Волчек - мы остались близкими подругами еще со времен моего студенчества. Галина Борисовна, одна их самых, на мой взгляд, талантливейших режиссеров, сразу обратила на меня внимание. Много позже, в конце 80-х, она предложила роль мамы в спектакле Современника <<Крутой маршрут>>. Я отказалась - эта роль для меня невозможна по психологическим причинам. Ее гениально сыграла неповторимая Марина Неёлова.

  - Как вы себя чувствуете в Германии?

 - Германия - не первый мой опыт жизни за границей. В 90-х я по
приглашению Васи оказалась в Америке, где создала детский оперный театр. А Германию я знаю давно - ставила спектакли со школами разных конфессий и организовывала еврейские праздники для детей. Сейчас я живу здесь на полную катушку! Я берусь за все, что мне нравится. Основала детский театр - для всех возрастов. Нахожу в детях искру божью, вытаскиваю ее на свет, придаю таланту грани - самые одаренные и трудолюбивые остаются. Сейчас в  коллективе 20 человек - у нас далеко идущие планы.

 С недавних пор даю мастер-класс по актерскому мастерству на кафедре славистики Гренобльского университета им. Стендаля. Там царит удивительная атмосфера, а я, как всегда, сталкиваюсь с поразительным стечением обстоятельств - почти все профессора знали лично Аксенова. И, тем не менее,  я не живу прошлым, но я помню о нем - а это совсем иная история...

  - Спасибо вам за исповедь!

К АТАКЕ НА БИБИ

Его Величество Биби


13.11.2015

Всё началось с ивритоязычного поста в фэйсбуке. «В Израиле установлена монархия! – кипел чей-то разум возмущенный. – Теперь у нас будет Его Величество Биньямин Первый, Ее Величество Сара, собственные принцы Уильям и Гарри, собственный Букингемский дворец и гвардейцы в меховых шапках». За точность цитаты не ручаюсь, но общий смысл был примерно таким.

Далее шла ссылка на газету «Маркер», израильский аналог «Коммерсанта», старого еще «Коммерсанта». Я пошел поссылке и обнаружил заголовок следующего содержания. «Главе правительства разрешили купить самолет и построить новую резиденцию более чем за миллиард шекелей». Про монархию ничего не было. Пришлось читать статью дальше. А дальше оказалось, что самолет для полетов президента страны и главы правительства обойдется в 400 миллионов шекелей, а новая резиденция в правительственном городке в Иерусалиме, между МИДом и гостиницей «Краун Плаза» – в 650 миллионов шекелей, да еще ежегодное обслуживание самолета тоже будет стоить денег. Да ну?
Дочитав заметку, я так и не понял, при чем здесь монархия и Букингемский дворец. Да, миллиард шекелей может показаться большими деньгами, если ты получаешь минимальную зарплату 25 шекелей в час. В рублях миллиард шекелей будет выглядеть еще внушительнее, превратившись по текущему курсу в 17 миллиардов российских рублей. А уж как впечатляюще будет выглядеть эта цифра в белорусских рублях… Только в долларах она превращается примерно в 250 миллионов. И это уже не так впечатляет, правда? Как там у классиков? «Черноморск! Там даже до войны человек с десятью тысячами считался миллионером».
Самолет за 100 миллионов долларов? По примерным оценкам, российский самолет ИЛ 96-300-ПУ (ПУ – это пункт управления, а не то, что вы подумали) стоит втрое больше. И таких самолетов в распоряжении Владимира Путина и Дмитрия Медведева – четыре штуки. Из дешевых самолетиков, за которые прогрессивная общественность критикует Нетаньяху, российские лидеры могли бы составить набор «Неделька». И Барак Обама летает за рубеж на «Боинге» за 300 миллионов долларов. И у эмира Катара самолет за 300. И у эмира Кувейта за 300. Ладно, США, но Катар и Кувейт – такие же, как Израиль, маленькие ближневосточные страны, правда, с бешеными запасами нефти и газа, только в Эмиратах нефтегазовые доходы не делятся на всё население, как в каких-нибудь отмороженных Норвегиях и Алясках, а тратятся на поддержание авторитета представителей власти. Нетаньяху как настоящий еврей достал где-то классную игрушку за треть цены – какие к нему еще могут быть претензии?
Резиденция главы государства за 160 миллионов долларов? Евреи, вам самим не стыдно? Да, я догадываюсь, что не стыдно. В Израиле если и отыщешь действительно дорогой на вид дом, как это понимают, например, на Рублевском шоссе, то выяснится, что его хозяин – не депутат Кнессета, не мэр, не член кабинета министров, даже не жена и не дочь депутата Кнессета, а владелец магазина кальянов в арабском городке. Как придумали ашкеназские архитекторы еще в Германии стиль баухаус, так до сих пор и экономят на всем при строительстве домов. Знаете, в какую сумму вам обойдется вилла в Кейсарии, через забор от виллы Биньямина Нетаньяху? Буквально соседняя. В восемь миллионов долларов. А если брать не через русскоязычного риэлтора, а через ивритоязычного – еще дешевле.
И это считается разбазариванием бюджетных средств? Вы еще отчетов государственного контролера Израиля не читали. Над ними действительно обхохочешься (если ты родился в бывшем СССР). Последний публиковали в начале года – перед выборами, разумеется. Судя по отчету, слишком много бюджетных средств тратится на еду, мебель и уход за садом как в официальной резиденции премьер-министра (старой, на новую только деньги выделили), так и на его личной вилле в Кейсарии. Какой сад в Кейсарии? Где он там поместился? Стандартный размер приусадебного участка в этом городке израильских миллионеров – 18 соток. Но это еще не все. Самое страшное обвинение – присвоение народных денег. Сара Нетаньяху, первая леди Израиля, сдала пустые бутылки из-под напитков, купленных на бюджетные средства! А деньги прикарманила.
Бутылка из-под вина стоит 30 агорот (5 рублей), из-под пива – 1 шекель 20 агорот (20 рублей). Это вам не плитку бордюрную класть, серьезные деньги. Я сам всегда сдаю бутылки (хотя больше трачу на бензин, пока доезжаю до пункта приема стеклотары). Один раз не сдал. Некогда было, много дел перед Рош а-Шана накопилось, не успевал. Поставил пакет с бутылочками аккуратно у помойки, а сам стал мыть машину. Как же можно встречать праздник с грязной машиной? И не на мойку же ехать. У меня нет столько бутылок, чтобы мойка окупилась. В общем, пока я мыл машину, пакетик с моей стеклотарой приватизировал сосед по дому, мывший рядом свой «Бьюик». Ладно, соседу можно, он всего лишь владелец мелкого бизнеса по травле больших летающих тараканов, но жена главы государства!
Да, жена. Также перед выборами, чтобы отбиться от обвинений в расточительстве народных средств, Сара Нетаньяху позвала домой дизайнера по интерьеру Мошика Галамина и продемонстрировала ему скрипящие двери, потертые полы, испорченную электропроводку, облупившуюся краску на стенах и залитый кофе диван, на котором в 2013 году ей пришлось принимать Барака Обаму. Прилетевшего на самолете за 300 миллионов баксов. На новую обшивку дивана перед приездом Обамы главе правительства денег не дали. Думаете, после дали? Нет, после Сару Нетаньяху обвинили в том, что телерепортаж о доме премьер-министра – удар по национальной безопасности и подарок террористам.
Хотите еще про израильскую Семью? Пожалуйста. Два года назад Мени Нафтали, занимавшийся бытовым обслуживанием семьи премьер-министра, пожаловался, что Сара Нетаньяху позвонила ему в три часа ночи и отчитала за то, что он купил молоко в пластиковой мягкой упаковке, а не в картонной таре. Даже не пойму, чем больше возмущалась прогрессивная израильская общественность – тем, что жена премьера не дает спать простым людям, или тем, что она хотела обобрать бюджет на лишние 40 агорот (молоко в картонной упаковке стоит дороже).
А еще был скандал с мороженым. После критики в СМИ Нетаньяху вычеркнул из бюджета на обслуживание своей резиденции ежегодную статью расхода на мороженое – 10 тысяч шекелей (2500 долларов). Я стараюсь даже не думать, сколько стоят часы у пресс-секретаря главы правительства Израиля. Боюсь, что тогда мне станет совсем стыдно.
Как пел еще один классик, «экономь, но не дури». Да, некоторые главы государств всю жизнь в одном френче ходили и даже сейчас кое-где еще похаживают. Но я сильно не уверен, что эти главы государств должны быть ролевой моделью для руководителей Израиля. Впрочем, когда рейтинг богатейших людей страны и списочный состав парламента многократно пересекаются – это другая крайность. Ее для Израиля мне тоже не хотелось бы. Хотелось бы золотой середины.
Удар по национальной безопасности – это не телерепортаж из дома первого лица государства. Удар по нацбезопасности – это когда государство не хочет обеспечивать своему руководству достойный уровень жизни. Потому что в противном случае обеспечением высокопоставленным госслужащим достойного уровня жизни займутся крупный бизнес и монополии. И тогда будут приниматься законы в пользу крупного бизнеса, заключаться газовые и другие сделки в пользу того же крупного бизнеса, а не в пользу государства и, извините, живущих в нем людей.

Алексей Алексеев
http://www.jewish.ru/

ЛЕВАЯ ФРАНЦИЯ ГОТОВА КАПИТУЛИРОВАТЬ

                                                           Товарищи по Социнтерну.
Не левая Франция виновата в том, что в Германии пришел к власти Гитлер и развязал мировую войну, но французские социалисты виноваты, что великая империя покорно легла под фюрера, как дешевая шлюха. Не нынешние властные социалисты Франции виноваты в рождении террора на Ближнем Востоке (здесь все следы ведут на Лубянку), но именно они виновны в чудовищной вспышке террора в Париже. Оланд обязан своей победой на выборах  слугам Аллаха. Вот почему президент и его компания, после недавней вспышки исламского бешенства в том же Париже, ничего не сделали, чтобы уничтожить армию террора в своей стране. Сейчас левые власти  Франции будут потрясать кулаками и обещать бороться, ликвидировать, уничтожить… Произносить  красивые слова эта публика умеет, а при этом, со всей большевицкой страстью,  снова начнет учить Израиль дружно жить со своими соседями и поторопиться с созданием очередного гадюшника людоедов, а в результате всех этих уроков очистит свою страну полностью от народа Торы. Евреи Франции давно поняли, что между ИГИЛ и боевиками-«палестинцами» нет никакой разницы, но бегут, так как знают, что в Израиле они окажутся под защитой, а в свободной Франции их предадут точно так же, как это сделали поборники свободы, равенства и братства в годы Холокоста. 

"Израильские авиакомпании готовятся к возможному досрочному возвращению израильтян из Франции в связи с терактами в Париже, сообщила 14 ноября радиостанция "Решет Бет". На данный момент "Эль-Аль", "Аркиа" и "Исраэйр" планируют выполнять рейсы в штатном режиме". Из СМИ

КАК СЛЕДУЕТ ПРОСЫПАТЬСЯ


На съезде нейрологов, проходившем в США
Обсуждались причины обмороков, которые случаются утром, сразу после того, как человек встаёт.
 Один из крупных специалистов в области нейрологии, делала доклад об одном большом и долгом исследовании, касающееся этой темы.
Она сказала, что после всех исследований она пришла к выводу, что обмороки случаются  из-за резкого перехода от  лежачего положения стоячему.
 Она сказала, что крови необходимо 12 секунд, чтобы прийти из ног в мозг.
Когда человек совершает быстрый подъём, кровь "бьёт" в мозг с большой силой. 
И начинается цепная реакция, которая заканчивается обмороком.
Она предлагает каждому человеку, даже если он не страдает этим,  после его пробуждения посидеть  на кровати, досчитать медленно до 12 и только тогда вставать.
После доклада последовали громкие и продолжительные овации.
И тогда встал еврейский профессор и спросил разрешения выступить.
 И вот его речь: 
У нас, евреев, не встают резко с кровати, у нас есть древний обычай, его возраст около 2 тысяч лет.
Говорить особую благодарственную молитву Создателю мира за то, что удостоились проснуться здоровыми
 Молитва эта говорится на кровати сидя, сразу после пробуждения.
 В ней есть двенадцать слов, её необходимо говорить медленно и тщательно двенадцать секунд, именно двенадцать секунд.
И тут он начал читать медленно и по слогам "Модэ ани", затем он перевёл её, чтобы все поняли смысл этих слов.
Зал снова взорвался аплодисментами.
Но в этот раз аплодисменты предозначались не человеку,  а Господину мира.

1 Модэ
2 Ани
3 Лефанэха
4 Мэлех
5 Хай
6 Векаям
7 Шеhехезарта 
8 Би
9 Нишмати
10 Бехемла
11 Раба
12 Эмунатеха
 Поделитесь этим с другими! Благословенны будьте!

КРИК ДУШИ ИЗ МЮНХЕНА

Чешское независимое ТВ (CNTV) в прямом эфире зачитало письмо медработника о проблемах с мигрантами


 
 
 

Чешское независимое ТВ (CNTV) в прямом эфире зачитало письмо медработника о проблемах с мигрантами

Чешское независимое ТВ (CNTV) в прямом эфире зачитало письмо (крик души) медработника из Мюнхена о возникающих проблемах с мигрантами.
***
Вчера в больнице у нас было обсуждение, насколько сложная сложилась ситуация в Мюнхене. Клиники больше не в состоянии оказывать первую помощь и перенаправляют поступающих больных в госпитали.
Многие мигранты отказываются быть обследованными врачами-женщинами, да и мы сами не желаем работать с этими животными, особенно с выходцами из Африки. Отношения между мигрантами и сотрудниками клиники становятся все более напряженными. Теперь с последних выходных мигрантов отправляют в госпитали с полицейскими подразделениями со служебными собаками.
У многих мигрантов СПИД, туберкулез, сифилис и ряд других экзотических болезней, которые мы в Европе уже и не лечим. Когда им выписывают рецепт и они понимают, что за лекарство надо платить, то начинаются сцены. Особенно, когда речь идет о лекарствах для детей. Они просто оставляют своих детей в аптеках и говорят фармацевтам: “Раз так (надо платить), сами их и лечите!”. Теперь полиция берет под охрану не только клиники и госпитали, но и крупные аптеки.
Мы открыто спрашиваем в сложившейся ситуации: “Где все эти люди с приветственными плакатами, которые встречали мигрантов на железнодорожных станциях?”. Границы закроют, но миллион мигрантов уже здесь и от них уже никогда не избавиться.
До недавнего времени в Германии было 2.2 миллиона безработных. Теперь станет как минимум 3.5 миллионов. Большинство из них не будут работать. Мизерная часть из них имеет какое-либо образование. Более того, их женщины обычно не работают. По моим прикидкам, каждая десятая из их женщин беременна. Сотни тысяч прибыли в Германию с младенцами или маленькими детьми до 6 лет. Дети истощены или просто запущены.
Если границы откроют, то я уеду из Германии и вернусь в Чехию. Никто меня не заставит здесь жить в сложившейся ситуации, даже если моя зарплата будет в два раза выше чем дома в Чехии. Я уезжала жить и работать в Германию, а не в Африку или на Ближний Восток.
Даже профессор, глава нашего отделения в клинике, с грустью смотрит на происходящее, особенно когда видит уборщицу, которая вкалывает годами за 800 евро, а потом встречает молодых мужиков в коридорах, которые только требуют и требуют, всё бесплатно, а если не получают этого, то ведут себя агрессивно.
Мне всего этого не надо, но я боюсь, что если я вернусь в Чехию, то там рано или поздно будет всё также. Немцы то со своим врожденным порядком не могут справиться с ситуацией, а в Чехии наступит полный хаос.
Никто из тех, кто пока лично не столкнулся с мигрантами, не имеет ни малейшего представления, что это за звери, особенно те, кто из Африки, или мусульмане, которые свысока относятся к врачам из-за своих религиозных убеждений.
Пока никто из врачей еще не заразился болезнями, которые принесли с собой мигранты, но это вопрос времени, так как врачи осматривают сотни пациентов в день.
В одном из госпиталей мигранты с ножами напали на врачей, требуя осмотра восьмимесячного ребенка, которого они больным три месяца таскали по Европе. Ребенок умер через два дня, получив лучший уход в одной из лучших педиатрических больниц Германии. После того, как на врачей напали с ножами, доктора пришлось оперировать, а две медсестры попали в реанимацию. Никого не привлекли к ответственности.
Местной прессе запрещено писать об этом. А если бы немец зарезал доктора или медсестру? Что бы с ним стало? Или если бы он плеснул свою зараженную сифилисом мочу в лицо медсестре? Как минимум бы он предстал перед судом и оказался бы в тюрьме. Мигрантам всё сходит с рук.
Ну и где все эти люди с плакатами “Добро пожаловать”? Сидят дома и наслаждаются своими деньгами от гуманитарных неправительственных организаций? Ждут новые поезда и новую получку за то, что за деньги изображают из себя радующихся мигрантам немцев?
Я бы всех этих людей взяла бы за шкирку и привела бы к нам в отделение первой помощи, а затем бы отправила бы их без полиции, без собак и без охраны, которые теперь в больницах по всей Баварии, чтобы они попытались выжить в лагерях мигрантов.
Еще больше интересных тем в нашей группе В КОНТАКТЕ

http://vk.com/public102634561 ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ
Источник →

ЗА ДВА ДНЯ ДО ТЕРАКТОВ В ПАРИЖЕ


Решение  испанского  суда  за  два  дня  до  терактов в Париже

Верховный суд Испании может выдать ордер на арест Нетаниягу.
11  ноября  2015 г  Верховный суд Испании обязал уведомлять национальные силы безопасности, если премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу ступит на испанскую землю. Как пишет газета Diario El, правоохранительные органы королевства хотят допросить израильского премьера по поводу инцидента с "Флотилией свободы" в 2010 году. 

Кроме Нетаниягу, в список израильских руководителей, которых в Испании могут ждать неприятности, попали и шесть других высокопоставленных чиновников: экс-министры Эхуд Барак, Авигдор Либерман, Бени Бегин и Эли Ишай, действующий министр обороны Моше Яалон, а также вице-адмирал ВМС ЦАХАЛа Элиэзер Маром, который командовал израильским флотом, когда произошло нападение на "Мави Мармара". 


Данное постановление судьи Хосе де ла Мата связано с повторным открытием испанского расследования дела по аресту трех испанских активистов-участников флотилии. Судья заявил, что израильских чиновников могут признать виновными в "незаконном задержании, депортации и пытках людей в ходе вооруженного конфликта". Тогда он сможет выдать ордер на арест вышеперечисленных израильских чиновников


Напомним, что в результате инцидента с турецким судном "Мави Мармара" 9 человек погибли, а 38 получили ранения.

А.К. Догадайтесь с одного раза, кому принадлежит власть в Испании?
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..