суббота, 27 апреля 2019 г.

Трамп заявил о выходе США из международного договора о торговле оружием

Трамп заявил о выходе США из международного договора о торговле оружием

demokrati-razrabotali-plan-po-otstraneniyu-ot-vlasti-trampa-
Президент Дональд Трамп заявил в пятницу на конференции Национальной стрелковой ассоциации, что он выведет Соединенные Штаты из международного договора о вооружениях, подписанного в 2013 году тогдашним президентом Бараком Обамой,
С тех пор соглашение, регламентирующее продажу оружия в «горячие точки» так и не было ратифицировано Конгрессом США. «Мы отзываем нашу подпись», — объявил Трамп тысячам приветствующих его зрителей, многие из которых были в красных шляпах, украшенных лозунгом президента республиканцев «Сделай Америку снова великой». В Twitter Трамп назвал это решение защитой «американского суверенитета». 
Национальная стрелковая ассоциация США уже давно выступает против договора, который регулирует торговлю обычными вооружениями и направлен на то, чтобы оружие не попало в руки нарушителей прав человека. Противники соглашения ложно заявляют, что оно нарушает права американцев на владение оружием, хотя соглашение относится только к внешней торговле. 
На самом деле Трампа беспокоит то, что вне договора остались 63 страны, в том числе крупные экспортеры оружия, такие как Россия и Китай, а это дает им большие возможности в торговле оружием. Отказ от соглашения выгоден американским производителям оружия, теоретически получающим доступ на новые, хотя и проблематичные, рынки.
До настоящего времени 101 страна официально присоединилась к договору. Еще 29, включая Соединенные Штаты, подписали его, но еще не ратифицировали.

Евреи Украины недовольны новым президентом евреем

Евреи Украины недовольны новым президентом евреем

 9TV ZAHAV,курсор
Когда Владимир Зеленский, еврей, юморист и новоизбранный президент Украины, только объявил, что собирается баллотироваться на высший пост в стране, главный раввин восточно-украинского региона, где Зеленский вырос, поразился, насколько враждебной оказалась реакция.
Причем, отторжение шло не от православной церкви, которая в прежние времена слыла оплотом антисемитизма. И даже не от украинских националистов, а ведь движение в годы нацистской оккупации сотрудничало с гитлеровцами. Казалось, им вообще наплевать, что Зеленский — еврей, вспоминает раввин Шмуэль Каминецкий, главный раввин Днепропетровска.
Нет, враждебность исходила от еврейских сородичей Зеленского, — причем, как светских, так и религиозных. Среди них все еще жива память о царских погромах и Холокосте. 
«Они говорили: он должен снять кандидатуру, потому что если что-то пойдет не так, у нас снова будут погромы», — вспоминает Каминецкий.
Несмотря на свое темное прошлое, сегодняшняя Украина давно перестала быть рассадником антисемитизма. У нее уже есть премьер-еврей Владимир Гройсман, и если он останется на посту после инаугурации Зеленского, то Украина будет единственной страной в мире, кроме Израиля, где глава государства и глава правительства — оба евреи.
В ходе президентской кампании тема религии почти не всплывала.
Как объясняет Игорь Щупак, историк Холокоста из Днепропетровска, причина в том, что евреев преследовали в те времена, когда Украина находилась под властью иностранных государств, — главным образом России и Германии. При них антисемитизм и сделался официальной политикой.
«Времена погромов канули в Лету», — говорит Шмуэль Каминецкий.
«Антисемиты есть и сейчас, но антисемитизма на государственном уровне больше нет», — добавляет раввин.
Опрос исследовательского центра Пью показал: лишь 5% опрошенных украинцев не считают евреев согражданами. Для сравнения, того же мнения придерживаются 18% поляков, 22% румын и 23% литовцев. Еврейская община Украины — третья или четвертая в мире. Однако оценки численности украинских евреев колеблются от 120 000 до 400 000 человек в зависимости от того, кто считает.
«Погромов больше не будет, — уверен Каминецкий. — Никому это не надо».
Зеленского Каминецкий знает уже много лет. Они вместе бывали на швейцарских вечеринках украинского миллиардера в изгнании Игоря Коломойского, — который тоже еврей. Каминецкого потрясло, что его собственная паства, переполошившись из-за кандидатуры Зеленского, поначалу поддержала действующего президента и крайне правых националистов, которые попытались было привлечь внимание к неправославным корням юмориста.
Однако, не считая нескольких сообщений в социальных сетях, в том числе комментарий советника Порошенко в «Фейсбуке», что президент Украины обязан быть «украинцем и христианином», происхождение Зеленского никакой роли в избирательной кампании не сыграло, отмечает Щупак.
Вокруг же связей Зеленского с Коломойским развернулась острая дискуссия. Порошенко и его сторонники утверждали, что комик — лишь марионетка в зловещей сети влияния, которую сплел беглый олигарх. Кроме того, комедийные шоу Зеленского крутила украинская телекомпания Коломойского, «1+1».
Несмотря на обвинения в коррупции, в Днепропетровске Коломойского уважают: считается, что это он помог отстоять город от вооруженных сепаратистов, которые к тому моменту уже отхватили кусок восточной Украины. Особой популярностью он пользуется среди местного еврейства — отчасти благодаря тому, что вложил десятки миллионов долларов в строительство еврейского общинного центра. Он занимает гигантский комплекс зданий в центре города и считается крупнейшим в мире.
Днепропетровск с конца XVIII века до начала ХХ века назывался Екатеринославом. Когда-то это был один из крупнейших центров еврейской жизни и культуры во всем мире. Евреи составляли около 35% населения, и в городе было около 50 синагог.
Сейчас их восемь (а в советскую эпоху была вообще одна!), и евреев в городе-миллионнике лишь 5%.
По словам Щупака, еврейская диаспора Днепропетровска снова растет, несмотря на продолжающуюся эмиграцию в Израиль и Европу. И люди, которым когда-то приходилось скрывать свою веру, теперь возвращаются в иудаизм, — а это явный признак того, что старые предрассудки рухнули.
И тем не менее новый общинный центр местное еврейство поначалу напугал, как и кандидатура Зеленского, — люди опасались, что он привлечет ненужное внимание. «Боялись волны антисемитизма, если комплекс окажется слишком большим», — вспоминает Каминецкий.
Во время предвыборной кампании Зеленский своего происхождения не скрывал, но и не выпячивал. «Да, я еврей, но это где-то двадцатая по счету из моих характеристик», — признался Зеленский.
Архиепископ Евлохий, консервативный священник из Днепропетровска, признался: «Разумеется, мы бы предпочли, чтобы президент был православным». Но куда больше его омрачают православные, которые хотят разорвать традиционные связи с Москвой и поддерживают новую церковь с центром в Киеве, столице Украины.
Евреи, говорит архиепископ, считают себя «богоизбранным народом» и хотят «руководить». Но «раскольники» куда опаснее, считает он, ведь они «рушат единство славянского мира».
Прихожане его церкви в центре Днепропетровска сказали, что религиозная принадлежность Зеленского их не волнует. Им гораздо важнее, чтобы он снизил цены на газ и облегчил жизнь простым людям.
В России государственные СМИ наперебой трещат об украинских неонацистах, якобы пышущих антисемитизмом. Но при этом правительственные телеканалы сами пускают антисемитские утки, — например, будто верующий православный Порошенко на самом деле — еврей по фамилии Вейцман (так в оригинале, прим. редакции), который строит козни против славянского братства.
Щупак признался, что его поразило, сколько его иностранных друзей купилось на российскую пропаганду, где Украину с 2014 года, с тех пор как свергли пророссийского президента Виктора Януковича, неуклонно малюют эдаким очагом фашизма.
«На Украине все знают, что Зеленский — еврей, — отозвался Щупак. — Он — типичный продукт светского еврейства, вырос в семье интеллектуалов. Как такое могло произойти, если в стране, как утверждает Россия, заправляют фашисты?»
И тем не менее раввин Каминецкий говорит, что ему пришлось немало потрудится, чтобы помочь местному еврейству преодолеть, по его выражению, «высокий уровень тревоги» в обществе, травмированном погромами и Холокостом. «Евреи ушли из Египта, но память осталась с ними», — сказал он.
Своей недовольной пастве в главной синагоге Днепра раввин Каминецкий объяснил, что они должны радоваться, что еврей баллотируется на пост президента, а не отвергать его.
Каминецкий представляет любавический хасидизм. Члены этого движения приложили немало усилий, чтобы возродить иудейство по всему бывшему СССР. Он посоветовал единоверцам отказаться от, как он выразился, «комплекса ой-вей» — манеры бояться худшего и стесняться своего еврейства.
«Если вы не будете гордиться собой и своей общиной, вас никогда не примут», — сказал он им.

АРКАДИЙ РАЙКИН. ФИЛЬМ

АРКАДИЙ РАЙКИН. ФИЛЬМ

КАКИМ ЧЕЛОВЕКОМ БЫЛ ЦАРЬ ДАВИД

КАКИМ ЧЕЛОВЕКОМ БЫЛ ЦАРЬ ДАВИД

Израиль разгромил КНДР на чемпионате мира по хоккею


Израиль разгромил КНДР на чемпионате мира по хоккею
Сборная пока не знает поражений на турнире
Сборная Израиля. Фото: федерация хоккея
Сборная Израиля. Фото: федерация хоккея
Хоккеисты израильской сборной с крупным счетом победили команду Северной Кореи на чемпионате мира по хоккею в дивизионе 2В -  9:3 (2:1, 4:1, 3:1).

Израильтяне пока не знают на турнире поражений. После двух побед над Новой Зеландией (5:3) и Исландией (6:3) “сине-белые“ разгромили КНДР. Щербатов в этом матче забросил за Израиль три шайбы, еще два гола провел Френкель. Также голами отметились Мазур, Кожевников, Хельперт, Геллер.
Израиль против КНДР
Израиль против КНДР
После трех игр на счету Щербатова и Кожевникова по 4 шайбы. Всего за три поединка Израиль забросил 20 шайб и пропустил девять.

После трех туров израильтяне продолжают возглавлять турнирную таблицу своей группы. В следующем матче 27 апреля израильтяне сыграют с Грузией, которая имеет на своем счету одну победу и только пятое место в таблице.

Виктория Токарева: «Моё поколение тихо идёт к финишу...»

Виктория Токарева: «Моё поколение тихо идёт к финишу...»


Виктория Токарева: «Моё поколение тихо идёт к финишу...»
– Мое поколение тихо идет к финишу. Недавно умерла Белла Ахмадулина, Данелия позвонил мне и сказал: «Ты ее не жалей. Потому что она очень болела. И то, что она умерла, – для нее благо. И когда я умру, ты тоже меня не жалей. Я так плохо себя чувствую, что лучше бы я ничего не чувствовал».
Я ответила: «Ты, пожалуйста, не умирай. Если ты умрешь, уже никого не останется, кто помнит меня молодую, красивую и счастливую».
– А он что?
– Он сказал: «Ты не беспокойся. Если даже я умру, ты меня позови – я тебе приснюсь, и мы опять повидаемся…»
Наши отношения опустились в культурный слой, но они существуют где-то в глубине, а может быть, и в космосе. Можно жить друг с другом бок о бок и отсутствовать, а можно жить на разных концах земли и быть вместе.
Федерико Феллини мызгал свою Мазину так, как никому не снилось. У него были самые красивые женщины и не самые красивые тоже. Но в конце жизни он буквально не мог жить без своей Джульетты. А когда Федерико умер и выносили гроб, то Мазина – лысая после облучения, в какой-то шапочке, старая, умирающая – аплодировала стоя, потому что выносили ее жизнь.
– Какой хороший финал у любви…
Из интервью Виктории Токаревой, опубликованного в сборнике «Мои мужчины»

МЕМУАРНОЕ ОТ А. ШЕРВИНДТА

Дм. БЫКОВУ НАДОЕЛО "БОЛОТО"


Быков написал колонку о своей болезни, опубликованную в журнале "Русский пионер". Читаем фрагменты из нее:
"Мне случилось тут недавно попасть в трагикомическую передрягу со здоровьем, гротескную настолько, что истинную ее причину я раскрывать не намерен даже родственникам. Как писал когда-то Лев Аннинский, главная беда русская интеллигента состоит в том, что он беспрерывно повторяет чеховское «их штербе». А штербе никак не может.
Правда, Горький, не любивший Книппершу из-за соперничества с Андреевой, утверждал, что Чехов сказал «Ишь, стерва». Но думаю, он действительно попрощался. И, в отличие от русского интеллигента, действительно ушел. Наша же проблема в том, что мы все никак не штербе. Своего рода еврейский вариант английского прощания. Умер и благополучно ожил Бабченко, слухи о моем смертельном заболевании, разнообразных комах и отеке мозга тоже оказались ничем не подтверждены. Но передряга эта действительно стоила мне трех суток медикаментозного сна, как выяснилось впоследствии, совершенно необязательного. И удивительное дело – первое, что я вспомнил по пробуждении, были стихи Льва Лосева*.
… Не дай Бог тебе жить во времена перемен – часто цитируемое китайское проклятие. Но то китайцы, нам их рецепты не подходят. Не дай Бог тебе жить во времена мертвых штилей, когда затхлость русской жизни доходит до болотной вони, когда на поверхность вылезают худшие качества народа, великого в своем воодушевлении и ужасного в падении и разврате. Он способен на великие свершения именно во времена перемен и на предельное падение и разврат во времена мертвых штилей, когда ничто в природе не колышется. Но вот я думаю: понимал же Лосев все в семьдесят пятом году, когда уехал. Просто в один прекрасный момент от отвращения стало у него зашкаливать. Он однажды признался мне, что легко представлял свои похороны при полном зале Дома литераторов – петербургского, ныне сгоревшего, и эта перспектива так его ужаснула, что на ровном месте, до всяких политических преследований, просто взял да и уехал. Конечно, сначала по еврейской линии, как все тогда, потом переехал к Бродскому в Ардис, поработал там, вскоре написал прекрасную книгу о пользе русской цензуры, точнее, о ее феномене, ее польза понимается в смысле ироническом. Потом сделался дармутским профессором, заведующим кафедрой, вывез мать, которая прожила в Штатах почти до ста, издал шесть книг волшебных стихов, одновременно традиционных и глубоко новаторских (Андрей Синявский даже называл его «последним футуристом», и Лосев этой оценкой весьма гордился). И жил там, не имея никакого отношения к «здесь», все более, по его выражению, достоевскому и монструозному.
И вот я думаю: что же мешает нам скинуть с шеи эту удавку? Под скидыванием удавки я разумею, конечно, не обязательный отъезд, но именно жажду принадлежать большинству. Это большинство сейчас настолько оболванено, грубо, нагло, оно так распоясалось и так презирает все остальное человечество, что находиться рядом с ним, в его рядах – позорно и зловонно. Но мы все чего-то боимся. Нам почему-то кажется, что большинство не может быть неправо, а отдельным германским интеллигентам типа Томаса Манна не повезло с народом, и Тельману с ним не повезло, и Хафнеру. Ведь все уроки даны, извлечены, понятны. Я еще могу понять некоторую часть так называемых творческих людей, которые из дьявольщины надеются извлечь энергетику.
Но дьявол – великий обманщик, и получается у них великий пуфф: зловонное облако, гниль и черепки. Не все можно оправдать именем Родины. Гипноз страшного слова «родина» пора бы уже, кажется, развеять. Человек не выбирает место рождения и ничем не отвечает за него. Всем известна фраза о том, что когда государству надо провернуть очередные темные делишки, оно предпочитает называть себя родиной. Но место рождения – не более, чем область трогательных воспоминаний. Родина не бывает вечно права. Гипноз родины пора сбросить. Огромное количество людей мыслящих, порядочных, честных и свободных, не связывает с этой территорией ничего. Не следует кричать им «валите», потому что где хотим – там и живем, и разделять ценности паханов, орущих громче всех, мы совершенно не обязаны, даже если живем внутри паханата. Слишком интимная близость родины  и даже самоотождествление с ней опасны – можно заразиться безвкусием, апологией масштабов, как это случилось с многими большими поэтами, не станем называть их. Ресентимент, конечно, сильное чувство, но Ницше первым написал, что это чувство рабское.  Сегодня любить родину, значит ни в коем случае не отождествлять себя с ней, и подавно с властью творящей новые и новые мерзости. И добро бы, это были бы мерзости масштабные, но ведь это кусьба из подворотни.
… Мир велик, есть в нем океаны, пустыни, горы — и обидно всю жизнь просидеть в болоте, наслаждаясь уникальностью его фауны. Надо сделать этот внутренний мысленный шаг, а там пойдет. К свободе, даже внутренней, быстро привыкаешь. Сбросьте же этот ошейник, сколько можно. Нельзя же всегда зависеть от врожденных вещей. Нельзя гордиться ни тем, что ты русский, ни тем, что ты москвич, ни тем, что ты американец, пока лично ты не слетал в космос или не приземлился на Луне. Или написал «Листья травы». Или «Чудесный Десант». Ведь стихи Лосева и были чудесным десантом чрезвычайно нездешнего человека – прочь отсюда. Я вообще завишу только от одной имманентности – от матери. Ее я не могу осуждать ни в чем, но уж тут как хотите – есть предел силам человеческим. И есть у меня сильное подозрение, что все, что мы слышим сегодня, это вопли разъяренной мачехи, а истинная мать нас еще где-то дожидается. И нам ее еще только предстоит обрести.
Чем скорее мы сделаем к ней первый шаг – тем больше она обрадуется".
А.К. Болезнь, особенно серьезная, заставляет человека задуматься о том мире, где он живет. Мир, где родился Быков, равнодушен или жесток. Пока ты силён и молод это не так заметно, но стоит лишь почувствовать, что ты слаб и смертен - сразу тянет выбраться из "болота".

Россия отвергла идею Трампа о всеобщем ядерном разоружении

Россия отвергла идею Трампа о всеобщем ядерном разоружении

 9TV ZAHAV,курсор
В Кремле сочли бы идеальной ситуацию, когда ядерное оружие в мире было бы уничтожено, но призвали не забывать о том, что оно одновременно является сдерживающим фактором, гарантирующим мировую безопасность.
Так пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал соответствующую инициативу Дональда Трампа, отметив, что пока сложно воспринимать его предложение всерьез, сообщает 27 апреля Интерфакс.
«Было бы идеально очистить весь мир от ядерного оружия (…) Все-таки не забывайте о сдерживающем паритете, который является гарантом того, что никто не проявит сумасшествие и не совершит какой-то чудовищной ошибки», — сказал пресс-секретарь президента.
Он добавил, что американские власти не обсуждали с российской стороной идею отказа от ядерного оружия.
«Очень трудно воспринимать какие-то общие слова. Намерения благие, но хорошо бы узнать детали, что имеет в виду президент Трамп», — сказал журналистам Песков.
Он подчеркнул, что «в плане серьезной инициативы это пока никак оценивать нельзя, потому что пока нет конкретики».
Накануне Трамп в интервью Fox News заявил, что США, России и Китаю стоит отказаться от ядерного оружия.
«Я видел, как президент Путин в России заявил о том, что рад возможности помогать США с Ким Чен Ыном и Северной Кореей. Мы хотим избавиться от ядерного оружия, мы все должны. Россия должна избавиться от него, Китай должен избавиться от него», — сказал американский президент.
Незадолго до этого телеканал CNN со ссылкой на источники в администрации президента ранее сообщил, что Белый дом проводит интенсивные межведомственные переговоря, чтобы предложить Трампу варианты нового соглашения по сокращению ядерного вооружения с участием России и Китая.

ПРИГЛАШЕНИЕ

УВИДИМСЯ?


 В доме, где живет мое семейство, живые стены. Считаю эту особенность исключительным достижением нашей жизни в Израиле и благодарен за эту особую, яркую, полноценную жизнь художнику Вениамину Клецелю.
 Так было всегда, в домах, себя уважающих. Так было в питерском  доме, в котором я родился. Это был радостный дом, наполненным временем, запечатленным в живописи и графике.


 Вот и художник Клецель подарил нам в Израиле такой дом, словно вернул в детство, но в детство особое, наполненное памятью о наших предках, о культуре, неведомой прежде
  ассимилированному еврею.

 Вениамин Клецель – художник подлинного возвращения. Знаю, что он невеликий знаток тонкостей еврейской культуры, но его знание я бы назвал «знанием талантливого сердца», а потому он догадывается от таких тайнах еврейского бытия, о которых может и не знать важный начетчик, прочитавший тысячи томов по названному предмету.
 Вениамин Клецель не носит кипу и не посещает, насколько мне известно,  синагогу, но практически каждая его работа наполнена радостным духом хасидизма: музыкой, танцем, добротой и мудростью.


 Люблю его тесную мастерскую на улице Яффо в Иерусалиме. Комната, наполненная сладкими запахами краски, похожа на атом, в глубинах которого кроется целая вселенная. Здесь, как и положено, все стены от пола до потолка завешаны полотнами художника. Есть и «запасник» на стеллаже. Все, как положено.

Нет в этом мире Клецеля только одного: спекуляции своим даром, навязчивого желания понравиться и попытки быть «как все». Нет губительного вкуса постмодерна. Живопись Клецеля не украшает стены, не становится обоями своего рода. Она существует сама по себе, как окна в мир, открытый самим художником. Именно для этого нужно особое мужество, особая смелость, без которой живописец становится обычным маляром.

 Выставка живописи Вениамина Клецеля 30 апреля 2019 г. Иерусалим ул.Гилель 27, открытие в 19 ч. Вход бесплатный. Увидимся?

УРОКИ ВОССТАНИЯ В ВАРШАВСКОМ ГЕТТО

 Автор: Кароль Лучка Фото:Проект Викимедиа

"Цена безразличия высока". Уроки восстания в Варшавском гетто

19 апреля отмечался день начала восстания в Варшавском гетто, которое вспыхнуло 76 лет назад. Это был первый случай вооруженного сопротивления городского населения в оккупированной Европе. Но восстание не имело шансов на успех. Из почти полумиллиона жителей гетто к апрелю 1943 года оставалось не более 70 тысяч человек. Решение приступить к военным действиям – символ безнадежной борьбы горстки еврейских активистов против всемогущих сил нацистской Германии.
После поражения восстания по приказу Адольфа Гитлера сравняли с землей район Варшавы, в котором находилось гетто, а его выживших обитателей арестовали. Годом позже, во время Варшавского восстания, польская столица была разрушена.
О том, как память о восстании повлияла на Европу и Израиль, рассказывает профессор социологии Варшавского университета и директор Еврейского исторического института в Варшаве Павел Сьпевак.
– Восстание в Варшавском гетто – чрезвычайно важный элемент идентичности евреев и Израиля, потому что оно показало, что польские и европейские евреи способны бороться и защищать себя. Именно эта идея самозащиты долгое время отсутствовала в еврейской идентичности, в коллективной памяти о Холокосте.
Это было первое городское восстание в оккупированной Европе. Первый случай вооруженного сопротивления, которое началось в совершенно безнадежной ситуации, без каких-либо шансов на победу. Восстание продолжалось более двух недель, что само по себе – большой успех его участников. Восстанием в гетто евреи сообщили всему миру: "Мы погибаем!". Это был самоубийственный жест, похожий на поступок Шмуэля Зигельбойма. Этот левый активист, член эмигрантских организаций польского подполья, покончил с собой в Лондоне в 1943 году, выражая протест против равнодушного отношения союзников по антигитлеровской коалиции к трагедии европейского еврейства.
Восстание и стало своего рода ответом на это безразличие. Гибель еврейского народа не была тайной для британских, американских или французских элит, но мир ничего не предпринял для спасения этого народа и повстанцев в Варшавском гетто. Со стороны союзных сил не поступило никакой помощи, которой была бы, например, бомбардировка железнодорожных путей.
В этом смысле гибель людей в гетто повлияла на историю Европы. Она обнажила безразличие, скрывающееся в европейской культуре. Европа, которая ничего не сделала, почувствовала себя виновной в этой трагедии. Годовщины восстания напоминают, что цена безразличия невероятно высока, но мы продолжаем её платить. Мы безразличны к войне в Сирии, мы были безразличны к конфликту в Югославии, к массовым убийствам в Сребренице. Европа была безразлична к геноциду в Руанде, к трагедии народа рохинджа на границе Мьянмы и Бангладеш. Мы до сих пор сталкиваемся с тем же беспамятством и непониманием. Это урок, который Европа получила, но так и не смогла выучить. И он будет влиять на европейскую идентичность.
– Вы считаете, что о восстании в гетто позабыли?
– Нет, ни в коем случае. Во всех странах Европы говорят о Холокосте. Это неотъемлемая часть программ учебных заведений, политического консенсуса. Так что это ни в коем случае не стало темой, к которой относятся безразлично...
– В Польше иногда пытаются вытеснить эту часть истории за границу общего исторического дискурса...
– Нет, не думаю. Конечно, Варшавское восстание – для поляков нечто другое, чем восстание в гетто. Но зато в еврейском мире никто не помнит о Варшавском восстании! Каждая история вспоминается в разных кругах. О восстании в Варшавском гетто ежегодно появляется множество публикаций, у меня нет ощущения, что что-то замалчивается. В Польше с гордостью включают этот эпизод в национальную историю, как польское по своему характеру событие. Ведь история Польши последних веков – это история восстаний.
Вооруженное сопротивление евреев в гетто вписывается в романтическую традицию польской национальной идентичности, традицию безнадежных бунтов и отчаяния. Все это остается в памяти, и у меня нет ощущения, что кто-нибудь, кроме членов фашистских группировок, хотел бы об этом забыть.
– Я хотел бы вернуться к вашим словам о том, что восстание в гетто в каком-то смысле сформировало будущее Израиля. Как оно повлияло на эту страну?
– В разные периоды израильтяне по-разному воспринимали свою историю и своё государство. Определенные изменения произошли во время шестидневной войны, она повлияла на геополитику Израиля. Но в первые послевоенные годы в Израиле было популярно мнение о том, что евреи из европейской диаспоры более пассивны, что они – жертвы истории, а не те, кто ее создает, что они не способны создать для себя безопасного, устойчивого места.
Период диаспоры был своеобразным проклятием для евреев, и Израиль был призван стать безопасной страной, свободной от антисемитизма или иной смертоносной вражды.
Получилось ли это у Израиля или нет, я не знаю. Но о том, насколько эта боевая история стала важной для Израиля, свидетельствует мощь израильской армии. Израиль хорошо понимает, что существование государства зависит не только от разного рода международных мирных инициатив или благих намерений, но прежде всего от военного могущества этой страны. Я считаю, что это чрезвычайно важный урок, который Израиль извлек из опыта Европы.
Конечно, сегодня отношение к диаспоре тоже другое. Как и, впрочем, отношение к страданиям, к Холокосту. Но лозунг "мы не можем быть сильными без сильных средств обороны" – крепко укоренился в израильском сознании. Недавние выборы, на которых избиратели предпочли правые, можно сказать, более антиарабские партии, показывают, что приоритет военной силы не исчезает в Израиле.
– Вы считаете, что проблема антисемитизма в Европе не увеличивается?
– Антисемитские инциденты происходят, но то, что они так мгновенно и активно осуждаются, свидетельствует об осознании уроков Второй мировой войны. Европа не может вновь стать местом, где не жалуют евреев. Это своего рода ее моральный кодекс. Евросоюз был основан в том числе для того, чтобы не допустить новой войны. Цель его существования – гарантировать безопасность этническим и религиозным меньшинствам.
Но у нас есть одна проблема. Про неё говорят, но не слишком много. Это вопрос мусульманских мигрантов. С увеличением числа беженцев с Ближнего Востока появляются опасения, что они приносят с собой и антисемитские стереотипы, которые вливаются в европейскую культуру.
У меня есть приятель, известный еврейский активист из Швеции, имени которого я не могу назвать. У него сожгли дом. Сделали это, по всей вероятности, приезжие из мусульманских стран. Я также столкнулся с этой проблемой, когда, съездив в Копенгаген во время еврейских праздников, гулял по городу с кипой на голове. Мои знакомые плохо восприняли это решение, потому что боялись, что на меня нападут исламские экстремисты.
Так что рост антиеврейской агрессии во многих странах приходит благодаря распространению стереотипов, которые довольно популярны среди мусульманских мигрантов.
Конечно, существуют фашистские движения в Италии, Греции, Германии, Франции, и о них нельзя забывать. Существуют и сильные популистские движения, но они не считают еврейский вопрос настолько важным, их скорее беспокоит рост числа мигрантов и активность мусульманской части общества.
– Вы полагаете, что мусульмане – единственная причина популярности антисемитских настроений в Европе?
– Нет, это не так. Антисемитизм в мире был всегда. У меня даже есть впечатление, что он так же стар, как сам Израиль и его народ. При этом в разных исторических эпохах он приобретал разные формы. Антисемитизм XIX века, межвоенный антисемитизм и сегодняшний, все они очень отличаются. Сегодня это прежде всего опасность антиеврейских и антиизраильских стереотипов среди арабов, но он также парадоксальным образом связан с левыми движениями. Сейчас левые относятся к Израилю как к агрессивному государству, которое превратилось в нового колонизатора, незаконно оккупирующего арабские и палестинские территории.
Левым Израиль напоминает прежние колониальные государства Европы. Из-за этого новый антисемитизм становится все более странным. Ведь исторически европейские левые поддерживали создание Израиля.
– По вашему мнению, мусульманские мигранты и европейские левые – основные источники современного антисемитизма?
– Не совсем, этих источников очень много. В большой степени стереотипы тоже повторяются церковью, хотя в меньшей мере, чем в прошлом. Все это заложено в нашей традиции, даже лютеранство было в своё время антиеврейским течением – письма Мартина Лютера полны антисемитских стереотипов. Эти идеи о странной и таинственной позиции евреев в обществе передаются из поколения в поколение.
– В этом восприятии евреев и, говоря шире, в усилении популизма все еще есть разница между Западной и Восточной Европой?
– Если говорить о популизме, я бы связывал проблему с общим кризисом политической системы. Исчезает модель, в которой партии были основным игроком. Это прекрасно видно на примере движения желтых жилетов во Франции. Авторитет политических партий в Европе сильно ослабел. Люди относятся к ним скептически в том числе потому, что партии создали собственную олигархию. Политические лидеры, кажется, чаще представляют самих себя, чем избирателей.
В прошлом левые партии представляли интересы рабочего класса, а правые – мещанства. Сегодня уже непонятно, кого партии на самом деле представляют. Место политических лидеров занимают комики, как в Италии или Украине. Люди, которые политически к этому не подготовлены, возглавляют движения, которые делают вид, что один человек или партия могут представлять общество во всей его совокупности. Такой популизм присутствует в Испании и Италии, в Венгрии, Словакии, Польше. Поэтому можем говорить скорее об общеевропейском тренде.
Популизм серьезно ослабляет демократию и уничтожает структуру политической жизни. Мы имеем дело с тотальным переформатированием политической модели Европы и либеральной демократии. Мы не знаем, как заменить старую модель таким образом, чтобы Европа сохранила принципы верховенства права, но одновременно полностью преобразилась. Никто, в том числе и я сам, не имеет понятия, как это сделать.
Другая проблема – это то, что нынешний популизм напоминает идеологические течения межвоенного периода. Партии, которые впоследствии стали фашистскими или авторитарными, тоже использовали популистскую идеологию. Из-за этого можно опасаться, что те времена вернутся. Я считаю, что ситуация очень серьезна и требует креативного подхода, но не очень понимаю, какого именно.
– Вы считаете, что параллели нашего времени с межвоенным периодом уместны?
– Я думаю, что они очень уместны. Характерно, что итальянские популисты пытаются договариваться с польскими популистами, с правящей партией "Право и справедливость". Они хотят скоординировать свои действия, чтобы в лучшем случае потрясти Европейский союз, в худшем – его уничтожить. Сегодня вместо лозунга Карла Маркса "Пролетарии всех стран – соединяйтесь" более уместна фраза "Популисты всех стран – соединяйтесь". И это очень опасное явление.
– Это явление появилось по внутренним причинам или его провоцируют игроки извне, в том числе Россия?

– Россия тоже участвует в этом тренде, в этой стране тоже используется этот популистский и авторитарный язык. У нас есть все основания полагать, что Россия финансирует и политически поддерживает организации популистского толка. Можем, например, вспомнить французских националистов госпожи Ле Пен, но и многих других.

Россия вдруг перешла от левого большевизма к правому. Москва поддерживает радикальные движения, которые дестабилизируют как политический, так и этический строй Европы. Прежде всего это поддержка радикальных или профашистских партий, которые настроены против ЕС и либеральных идей. В коммунистические времена СССР поддерживал левореволюционные движения, а сегодня мы можем говорить о том, что Россия готова создать какой-то правый интернационал. Цель остается неизменной, поменялся только политический язык.

Источник: "Радио "Свобода"


Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..