вторник, 13 ноября 2018 г.

ЭДВАРД РАДЗИНСКИЙ. ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ...

Толковый словарь... Эдварда Радзинского
  •  

Толковый словарь... Эдварда Радзинского

Женская месть

Анатолий Эфрос должен был начать репетировать мою пьесу «Турбаза» в Театре имени Моссовета. И я шёл на встречу к главному режиссёру театра Юрию Завадскому – обсудить список актёров, которые должны были участвовать в спектакле. А накануне в журнале «Новый мир», который читали тогда все, была напечатана «Повесть о Сонечке» Марины Цветаевой. И там был такой персонаж – Юрочка. Этот Юрочка был безумно красив. Облик Юрочки был ангелоподобен. Все женщины сходили с ума от его ангелоподобия. А он…  Он любил, как объясняла его старая нянюшка, лишь троих: её, нянюшку, − за то, что обслуживала, свою сестру Верочку… «И себя в зеркале», – добавляет в повести зло Цветаева. Ибо Юрочка был никакой: ни горячий, ни холодный – прохладненький… 
И вот это беспощадное описание из 20-х годов, оказалось, относилось к живому человеку! Причём к человеку всесоюзно известному: Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской и всех других возможных премий, главному режиссёру Театра имени Моссовета Юрию Александровичу Завадскому. К которому я и шёл в тот зимний вечер... 
Как вы догадываетесь, я мог и по телефону обсудить с Завадским список актёров, занятых в спектакле Эфроса. Но я пошёл к нему лично. Мне было интересно увидеть, как чувствует себя мужчина, которому из гроба дала пощёчину женская рука...
Когда я вошёл в кабинет Завадского, сразу увидел на столе журнальчик. Он оценил мой взгляд и, помню, вдруг спросил: «Вы давно читали «Евгения Онегина»? Мне предложили прочесть его на радио». Я гордо ответил, что знаю «Онегина» наизусть. Оказалось, знал и он. И мы начали игру, читая не самые известные строки. Он начинал: «Одессу звучными стихами наш друг Туманский описал». А я должен был подхватить и продолжить: «…Но он пристрастными глазами в то время на неё взирал…» И так далее. 
И вдруг Завадский усмехнулся и спросил: «Вы любите старые письма? Мне кажется, они подойдут к великим старым стихам». И, не дожидаясь ответа, открыл ящик стола и выбросил на стол несколько писем. Потом взял одно и стал читать. 
Это было потрясающе! С первых строчек я понял всё! Только одна женщина в мире была способна на это словоизвержение Любви. И он был прав – как это звучало после Пушкина! Он читал письмо Цветаевой, а я слышал в каждой строчке её стихи: «Как живётся вам с чужою, здешнею...» И так далее. 
Это было исступлённое письмо женщины, которая любит и которую бросили. И всё встало на свои места. Это был уже не саркастический портрет «Юрочки», но портрет, написанный любящей женщиной, которую посмели не любить… И такая была у него печаль… Такая! Он опять видел её. Ту молодую плоть, изнемогавшую от страсти к нему. И знал, что и она, и Великая Любовь – всё исчезло, исчезло во времени.  
Кажется, потом он долго молчал, наконец сказал: «Вы знаете, мне трудно ставить «Горе от ума» Грибоедова, потому что Чацкий глуп… Только глупый мужчина будет ругать при любимой женщине человека, которого она полюбила. А вот Дон Жуан ровно так и сделает: решив бросить женщину, он окружит её невыносимой, надоедливой любовью. И когда он окончательно ей опостылеет и её глаза уже начнут искать другого и найдут – вот тогда он станет обличать другого. И чем больше он будет его ругать, тем скорее она уйдёт. И когда она уже с тем, другим, он доиграет до конца – будет возмущаться, ревновать, скандалить! Зачем?». 
«Помните: женщина вам простит всё, кроме равнодушия! Равнодушия не прощают. За него мстят» 
И он бросил письма в ящик.
Но я не забуду финал... В дверях он мне сказал: «А знаете, как Дон Жуан протягивает руку Командору?» И он показал. Он был, конечно, ещё и великий актёр. В его рукопожатии поначалу было безумное любопытство, потом вызов, а потом жуткий, невозможный страх смерти! Когда я уже выходил, лицо Завадского стало мёртвое… И тогда он захлопнул дверь. 
А я наконец понял – передо мною и был Дон Жуан. Который один-единственный раз не смог по правилам оставить женщину. Видимо, в тот раз – не смог...

Искусители

Есть два взаимоисключающих образа – Дон Жуан и Казанова. Для Дон Жуана самое главное – это любовная победа. Это ощущение своей власти над женщиной. И второе, но не менее важное: разоблачение скрытой греховности любой женщины… Вечной греховности Евы… 
Дон Жуан – это католический образ. Образ, подтверждающий формулу инквизиции: «Там, где не поспеет дьявол, успеет ведьма – женщина». Помните анекдот? «Женишься – бей жену». «Но за что? Я не знаю...» «Ничего, она знает». Вот эту формулу и   воплощает Дон Жуан. Он разоблачает женщину. И его наслаждение женщиной прямо пропорционально её недоступности. Он не может спать с проститутками, дешёвыми красотками и дорогими кокотками. Его они не волнуют. Чем недоступнее женщина, тем больше он её хочет. Чем выше пьедестал, с которого он стащит её в кровать, тем безумнее его страсть.
А Казанова... Это подарок женщинам. Он обожает их всех. И чем доступнее красотка, тем лучше. Ибо тем ближе наслаждение. Потому что для него самое главное – это радость соединения тел, счастье объятия, восторг обладания. Для него это жизнь. Иногда ему кажется, что он наконец нашёл   Единственную. Такова любовь Казановы к Анриетте. Но, как справедливо написала сама мудрая Анриетта: «Ты забудешь и Анриетту. Этот гон никогда не остановится». Ибо вся бесконечная любовная эпопея Казановы – тщетное   бегство от вечного одиночества.
  

Искусство любить

Это точнее всех объяснил Пикассо: «Если бы мне нечего было любить, я любил бы ручку двери». Эта способность – непременное свойство художника. 
«Умирает Любовь − погибает Художник. Умирает потребность и способность любить – приходит Старость» 

Однажды я набрёл на интересную историю. 
Бабушка Жорж Санд, в молодости знаменитая красавица, объясняет внучке: «Старость в мир принесла французская революция. В мои дни я попросту не встречала стариков… Моему мужу было шестьдесят два года, когда я вышла за него, мне – чуть за двадцать. Но он до последнего дня следил за внешностью, был красив, нежен, спокоен, весел, любезен, грациозен и всегда надушен. Я   радовалась его возрасту. Я не была бы с ним так счастлива, будь он молод. Ведь женщины красивее меня наверняка разлучили бы его со мной… А так   он был только мой! Я убеждена, что мне достался лучший период его жизни.   Мы не расставались ни на минуту, и мне никогда не было с ним скучно. У него было множество талантов. Мы играли дуэтом на лютне. Он был не только превосходным музыкантом, но, как часто бывало в нашем галантном веке, художником, слесарем, часовщиком, плотником, поваром и архитектором… Но главное – великолепным любовником. И ещё. Он и его сверстники знали не только как надо жить, но и как надо умирать. И если у   кого-то была подагра, они терпели любую боль, но никогда не пропускали прогулку с любимой. Воспитанные люди в моё время были обязаны скрывать свои страдания. Они считали, что лучше всего умереть, танцуя на балу, чем дома, в окружении зажжённых свечей и отвратительных людей в чёрных одеждах. Мой муж до конца умело наслаждался жизнью. А когда пришло время с ней расставаться, последнее, что он сказал: «Живите долго, моя дорогая, любите много и будьте счастливы». 
Они выходили из границ возраста и были молоды даже в старости. 
Вот что такое галантный век – последний, когда любовь управляла даже политикой.

Любовь

Отвечаю с большевистской прямотой: всегда бегу опрометью от определений. Однако… Представь себе пляж... Пляж в Коктебеле, где отдыхают Цветаева, которая никакая ещё не Цветаева, а просто совсем юная Марина, и Волошин, который никакой не Волошин, а просто Макс. И вот Макс и Марина беседуют. А тогда на пляже в Коктебеле было много сердоликов, их выбрасывало море – разных размеров, разной чистоты. И Марина бросает фразу: «Я полюблю того, кто принесёт мне самый прекрасный камень». И мудрый Макс на это ей замечает: «Милая, сначала ты его полюбишь, потом он принесёт тебе булыжник, и ты скажешь − какой прекрасный камень». Вот это и есть самое краткое и точное определение любви. 

Манкость

Женщина может быть некрасивой, но она должна быть желанной. 
Владеть самым главным – гипнотическим «поди сюда». 
Есть много некрасивых женщин, глядя на портреты, которых многие не понимают: из-за чего вообще был весь сыр-бор? Почему из-за них погибали мужчины и даже менялась история? В чём там было дело? Но чтобы понять, надо было увидеть её живую и ощутить её амок, этот зов! 
И такие женщины губительны именно из-за своей некрасивости. Мужчине в начале кажется – здесь будет легко. И тут-то он и попадает в капкан. 
У меня в книге «Игры писателей» есть слова Бомарше. Он говорит женщине: «Я хочу впиваться   губами в твои губы и сойти от этого с ума. Я хочу сожрать тебя живьём, не отрывать никогда моих губ от твоих, чтобы кровь из моего сердца уходила в твоё. Чтобы мы стали одним. Ты будешь жить во мне. И в минуты покоя все будут смотреть на меня и будут думать, что я дремлю, а мы в это время будем любить друг друга». 
И дальше его крик: «Женщина, верни обратно душу, которую ты забрала!» 
Бомарше безумен в этой любви, потому что нашёл такую женщину... 

Составила: Ксения Голубович

СОБИБОР. КАК ВСЁ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

CUFI Live from Southern Israel

November 13, 2018
CUFI Live from Southern Israel
Dear à šÑ€à °Ñ à ¿à »ÑŒÑ‰à ¿à ºà ¿à ²,
As of 2:36 PM local time on November 13th, news outlets In Israel reported that nearly 500 rockets and missiles had been fired by terrorists toward homes in southern Israel. That staggering number includes 70 missile attacks overnight, after yesterday’s record breaking 300 rocket attacks from Gaza in a single day.
While Pastor John Hagee and CUFI staff were in Israel Monday leading a tour of 600 hundred Christians from America and around the world, an unprecedented barrage of rocket fire from Gaza triggered wave after wave of Israel’s Red Alert emergency sirens. Families in Southern Israel, to include Ashkelon, Beersheba, Kiryat Gat and Sederot where the attacks centered, grabbed their children and ran into bomb shelters. A large portion of Southern Israel spent the entire day huddled in crowded bunkers as sirens and explosions rocked the air outside.
Terrorists in Gaza intentionally targeted residential areas in an attempt to murder innocent civilians in their homes, schools, and workplaces. Several homes were hit and the damage to private property has been extensive. When an apartment building in Ashkelon was hit close to midnight, one person was killed and eight others were injured. Two of the women reportedly are being treated for life-threatening injuries. Our prayers are with all of the victims and their families. More than 50 people in Israel have received treatment from emergency services for wounds or trauma caused by the rocket attacks.
In response to this intolerable wave of terror, the IDF retaliated by striking more than 150 terrorist targets inside Gaza. As rockets continue to fall on Israel’s civilian population, the IDF is preparing for a much larger conflict should Hamas fail to enforce a cease-fire and restore quiet to the region. Israel has moved ground forces, tanks, and other military vehicles into position along the border with Gaza, and the IDF canceled school today for cities in the border region. Israeli citizens within range of the rocket fire have been warned to stay inside or close to bomb shelters for the second day since the attacks began.
There are reports of a possible cease fire. We hope and pray that comes to pass. But we've not forgotten that Hamas did threaten to launch longer-range missiles capable of hitting the cities of Ashdod and Beersheba. Their spokesman recently boasted, “Approximately one million Zionists will be within the range of our missiles if the Zionist enemy’s decision is to continue its aggression.”
President Trump’s administration has taken a firm stance in support of Israel’s right to defend itself from these rocket attacks. The president’s special envoy to the Israeli-Palestinian peace process, Jason Greenblatt, stated, “These rocket & mortar attacks on Israeli towns must be condemned by all. Israel is forced once again into military action to defend its citizens. We stand with Israel as it defends itself against these attacks.”
CUFI unequivocally condemns this murderous assault on the citizens of Israel, and we pray for a swift end to the violence. We pray that war will be averted and peace restored to the people of Israel, and we call on the people of Gaza to reject the leadership of Hamas whose single-minded obsession with destroying Israel endangers and brings unnecessary suffering to millions of innocent Palestinians living in the Gaza Strip.
Pastor Hagee, CUFI’s founder and national director, responded to the ongoing rocket fire by saying, “Our heartfelt prayers for comfort and protection go out to the people of Israel being terrorized by Hamas and its accomplices in Gaza. More than 4.5 million members of Christians United for Israel stand resolutely behind Israel’s right to defend itself and the safety of its citizens. No sovereign state in the world would tolerate even one rocket attack on its people without swift military action, and Israel has the same rights as any other state to defend itself.”

ПОЧЕМУ НАГЛЕЮТ БАНДИТЫ И УБИЙЦЫ


Антониу Гутерреш призвал к срочной деэскалации ситуации в Секторе Газа.
«Сложившаяся ситуация вызывает крайнюю обеспокоенность. Это неописуемая трагедия! Испытания,  которые выпали на долю населения Газы, беспрецедентны... Несколько месяцев назад я лично посещал Газу. Она напоминает огромную тюрьму, где обитает множество лишенных надежды на будущее заключенных», - сказал глава всемирной организации в интервью France 24, комментируя последние события в анклаве".
ПИЦ

 А.К. Какая же сволочь все эти социалисты! Как они ненавидят Израиль и евреев.


"В САМОЕ СЕРДЦЕ..."

''В самое сердце...'' Клип Могилевской о Кузьме довел сеть до слез


''В самое сердце...'' Клип Могилевской о Кузьме довел сеть до слез



Популярная украинская певица Наталья Могилевская представила трогательный клип на песню "Personal Jesus", который она посвятила другу Кузьме Скрябину. Пользователи сети отметили, что работа поразила их до глубины души, а некоторых довела до слез.

Идея видео принадлежит подруге Натальи Могилевской Ольге Навроцкой. Композиция была написана к юбилею Кузьмы — в августе этого года ему бы исполнилось 50 лет. Видео опубликовано на YouTube.

По словам Могилевской, Кузьма многое хотел бы сказать сегодняшней Украине, но уже не сможет. Именно так родилась идея использовать в клипе сурдоперевод.






В своем Instagram-аккаунте артистка также опубликовала кусочек клипа, написав: "Я плачу, люблю и верю... Очень ждала эту Премьеру. Чувствую что-то особенное, ценное, главное. Кузьма... Все, как ты хотел. Спасибо, тебе, друж... Тепер, я знаю, в Украины есть свой Personal Jesus, и это Ты".







Поклонники высоко оценили новую видеоработу Могилевской, отметив, что клип вызвал у них мурашки по телу, а также "попал в самое сердце".

Это невероятно сильно! Это любовь!", "Наталья, огромная благодарность за прекрасную душевную песню, за творчество, за работу с детьми и что Вы раскрываете их талант. Кузьма будет жить в наших сердцах всегда", "С первых секунд до мурашек", "Очень душевно. Огромная потеря..." — написали в комментариях под видео.



Михаил Жванецкий о демократии и диктатуре


Михаил Жванецкий о демократии и диктатуре

 

    
23
 
 2734

ЛЕОНИД МЛЕЧИН В ЗАЩИТЕ ЦЫГАН

СПОСОБ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗРЕНИЯ

https://www.youtube.com/watch?v=xd76PCrQKx8


Лекция 1 http://youtu.be/Tx0krqQiTQE Лекция 
2 http://youtu.be/WH8I-jPYh_4 Лекция 
3 http://youtu.be/mSuxG21tqZ
4 Лекция 4 http://youtu.be/itbpar7MSdg Лекция 
5 http://youtu.be/rohtVxh-GjU Лекция 
6 http://youtu.be/4Q5cy7J8Dsk
Источник: http://newrezume.org/news/2018-11-12-30697?utm_source=email?utm_source=copypast

Комментарий ко 2 главе I книги Царей


Комментарий ко 2 главе I книги Царей

Дмитрий СЛИВНЯК



Текст главы здесь.
2: 1-6
Дорогой всех смертных – бе-дерех коль ha-арец, буквально «дорогой всех людей» или «дорогой всей земли».
Верно служи Господу, Богу своему, ходи его путями, соблюдая его заповеди, законы, правила и установления, как написано в наставлении Моше – характерная второзаконническая фразеология и многословный стиль указывают на то, что стихи 2-4 добавлены позднейшим редактором/повествователем. Возможно, цель вставки состоит в том, чтобы смягчить впечатление от последних распоряжений Давида, напоминающих «завещание умирающего главаря мафии» (Alter: 608). Неожиданно выясняется, что Давид вовсе не простил своим обидчикам и переваливает на своего сына задачу уничтожения тех, кто ему досаждал при жизни.
Как он поступил с двумя полководцами Израиля – с Авнером, сыном Нера, и с Амасой, сыном Йетера – Давид не упоминает самый болезненный удар, который нанес ему Йоав – убийство Авшалома. Тем не менее, если за убийством Авшалома еще просматривается какой-то государственный интерес, хотя Давид и прямо запретил это делать, то Авнер и Амаса были убиты Йоавом исключительно из личных соображений – первый в качестве мести за убийство его брата Асаэля, а второй, потому что Давид назначил его военачальником вместо Йоава (Alter: 609).
Пролив кровь в мирное время – ва-йасем деме милхама бе-шалом, буквально «и пролил военную кровь в мирное время».
В мирное время – бе-шалом. Слово шалом трижды употребляется в описании убийства Авнера (2 Сам 3: 21, 22, 23), выступая там в качестве лейтмотива отрывка, и в описании убийства Амасы (2 Сам 20: 9) (Alter: ibid.).
Поступай по своему разумению – ве-асита ке-хохматеха, буквально «действуй по своей мудрости». Мудрость Шеломо – основное его качество, которое подчеркивает библейская традиция, но в данном случае она состоит в том, чтобы умело выполнять «деликатные» поручения наподобие того, которое здесь обсуждается.
Не дай ему мирно закончить свои дни – букв. «не дай его седине мирно спуститься в преисподнюю». Отметим, что здесь употребляется то же слово бе-шалом, которым характеризуются преступления Йоава в предыдущем стихе.
2: 7-10
Потому что они так же поступили со мной, когда я бежал от твоего брата Авшалома – см. 2 Сам 17: 27-29; ср. 2 Сам 19: 32-40. Это единственное распоряжение Давида, предписывающее сделать что-то хорошее.
Проклинал меня на чем свет стоит, когда я шел в Маханайим – см. 2 Сам 16: 5-8.
Он вышел мне навстречу при переходе Иордана, и я поклялся ему Господом, что убивать мечом его не буду – см. 2 Сам 19: 17-24.
Человек ты умный и сам знаешь, как с ним поступить – сможешь придумать, как обойти эту клятву.
Чтобы конец его дней был кровавым – букв. «и спустишь его седину в крови в преисподнюю». Слова «в крови» (бе-дам) отсылают к проклятию Шими, назвавшего Давида «кровавым убийцей» (иш ha-дамим или иш дамим, букв. «человек крови») (Alter: 610).
И почил Давид со своими предками, и был похоронен в городе Давида – выражение «почил со своими предками», видимо, не следует понимать буквально – фамильная усыпальница предков Давида, если и существовала, находилась в его родном Бет-Лехеме.
2: 11-25
А дней царствования Давида над Израилем (было) сорок лет – в Хевроне он царствовал семь лет, а в Иерусалиме тридцать три года – ср. 2 Сам 5: 4-5: «… сорок лет он царствовал. В Хевроне он царствовал над Йеудой семь лет и шесть месяцев, а в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Йеудой».  
Его царство весьма укрепилось – те же слова с незначительными изменениями («царство укрепилось в руках Шеломо») повторяются в конце главы, обрамляя рассказ о расправах с политическими противниками нового царя и его отца.
Адонийау, сын Хаггит, к Бат-Шеве, матери Шеломо – Fokkelman (392-393) замечает, что в нижеследующей сцене Бат-Шева выступает в роли материнской фигуры, к которой Адонийау обращается своей «детской стороной». С миром ли ты пришел – попытка провозглашения Адонийау царем не забыта, и Бат-Шева, мать Шеломо, имеет все основания опасаться его.
У меня к тебе есть дело – Адонийау не сразу формулирует свою просьбу и подходит к делу издалека.
Ты знаешь, что царство было моим, и весь Израиль шел за мной, но ускользнуло царство у меня из рук и досталось Шеломо – (все это) от Господа – показное примирение с судьбой должно продемонстрировать Бат-Шеве, что Адонийау не замышляет зла. Тем не менее, чувствуется, что в глубине души он не смирился с поражением («весь Израиль шел за мной», хотя из текста следует, что за ним шла только его партия при дворе). Тем более интересно, какое отношение разговор о потерянном царстве имеет к «скромной» просьбе о женитьбе на Авишаг.
Но ускользнуло царство у меня из рук – ва-тиссов ha-мелуха, букв. «царство вывернулось».
Так вот, у меня к тебе есть одна просьба, не откажи мне, и она сказала: Говори – ср. выше, стих 14.
Дал мне в жены Авишаг Шунаммитянку – из слов Адонийау складывается впечатление, что он хочет получить Авишаг как «утешительный приз» (Alter: 611). На самом деле, трудно понять, на что он рассчитывает. Обладание наложницами отца может рассматриваться как посягательство на его статус (ср. поведение Авшалома в 2 Сам 16: 21-22). Хотя Авишаг не была у Давида даже наложницей, все-таки она спала с ним в одной постели, и женитьба на ней каким-то образом укрепила бы позиции Адонийау в престолонаследии. Адонийау, однако, почему-то не подумал, что Шеломо тоже это поймет.
Ладно, я поговорю о тебе с царем – Бат-Шева, со своей стороны, видимо, понимает, что это удачный повод избавиться от противника. Впрочем, некоторые авторы полагают, что она могла поступить так без задней мысли (см. подробнее Honor: 51).
Поклонился ей – в Септуагинте «поцеловал ее». У меня к тебе маленькая просьба – Бат-Шева повторяет слова Адонийау (стихи 14, 16), но добавляет слово «маленькая» (кетанна), что, видимо, должно еще больше разжечь гнев Шеломо.
Попроси для него (сразу) царство – Шеломо чувствует угрозу, потому что у Адонийау и без того сильные позиции, и женитьба на Авишаг может склонить чашу весов в его пользу.
А (еще за него) Эвьятар-священник и Йоав, сын Церуйи – в тексте оригинала трудное для понимания «для Эвьятара-священника и для Йоава, сына Церуйи». Текст исправлен вслед за Р. Алтером (Alter: 613).
Пусть Бог меня покарает – букв. «пусть Бог сделает мне так и еще больше», обычная формула клятвы.
Бенайау, сын Йеойады – начальник царской стражи и личный исполнитель казней, описанных в этой главе.
2: 26-27
Эвьятару-священнику, который ранее поддерживал Адонийау.
Анатот – один из городов левитов, выделенный им Йеошуа (Нав 21: 18; ср. 1 Хр 6: 60). Название, возможно, происходит от имени языческого божества Анат. Анатот известен, как родина ряда библейских персонажей, из которых самый знаменитый – пророк Йирмийау (Иеремия – Иер 32: 6 след.). Отождествляется с развалинами Рас эль-Хуррабе возле арабской деревни Аната к северо-востоку от Иерусалима. В настоящее время неподалеку существует еврейское поселение Анатот, именуемое также Альмон.
Я тебя сейчас убивать не буду – Эвьятар единственный человек из партии Адонийау, которого Шеломо не стал уничтожать, а ограничился его пожизненной ссылкой в родной город.  Интересно, что после изгнания Эвьятара в тексте книг Царей и Хроник перестают упоминаться гадательные принадлежности «урим и туммим» (см. комментарий к Исх 28: 30). Может быть, опальный священник унес их секрет с собой в могилу? (Honor: 54 и цитируемая там литература).
Во исполнение слов Господа, (сказанных) в Шило по поводу рода Эли – см. 1 Сам 2: 31, 36.
2: 28-35
И слухи достигли Йоава, который понял, что всей партии Адонийау приходит конец, и нужно спасаться.
Иди и убей его – существуют ситуации, когда даже жертвенник не дает защиты. См. Исх 21: 14: «Если же кто задумает против другого человека хитрость, чтобы убить его, (даже) от моего жертвенника забирай его на смерть». Такой хитростью были действия Йоава по отношению к Авнеру (2 Сам 3: 26-27) и к Амасе (2 Сам 22: 9-10).. Тем не менее, раввинистическая традиция осуждает Шеломо за это убийство и видит в нем одну из причин несчастий, впоследствии постигших династию Давида, так как проклятия, которыми Шеломо проклял род Йоава (стихи 32-33), обратились на род самого Шеломо (см., напр., Бемидбар рабба на Чис 35: 11).
Царь велел тебе выйти – возможно, Шеломо этого требует, потому что убийство в святом месте выглядит некрасиво.
Авнера, сына Нера, начальника войска израильского, и Амасу, сына Йетера, начальника войска иудейского – заметим, что убитые военачальником Йоавом сами были военачальниками.
В доме своем в пустыне – по мнению еврейского средневекового комментатора Ральбага (Герсонида, цит. по Alter: 615), у Йоава были слишком большие прегрешения, чтобы его можно было похоронить в населенной местности (Йоав, видимо, был родом из Бет-Лехема, подобно Давиду, но мог иметь имущество в пустыне). Противоположноое мнение представлено в Талмуде (ср. выше, комментарий к стиху 31): «Разве пустыня была его домом? (Нет), но это учит тебя: когда был убит Йоав, военачальник Израиля, израильтяне стали пустыней» (Иерусалимский Талмуд, Маккот 2: 6).
Цадока-священника царь назначил на место Эвьятара – видимо, потомки Цадока занимали эту должность вплоть до эпохи Маккавеев (Gray: 107). Возможно, от имени Цадока происходит название саддукеев – партии священнической аристократии времен Второго Храма.
2: 36-38
Шими – имеется в виду Шими, сын Геры из колена Биньямина (2 Сам 16: 5). Вряд ли его можно отождествить с Шими, упоминаемым в 1 Цар 1: 8, где он указан в числе сторонников Шеломо.
Построй себе дом в Иерусалиме, живи там и никуда не выходи – таким образом, Шими оказывается отрезан от своей родни и слуг в деревне Бахурим. Его влияние оказывается подорванным.
Перейдешь поток Кидрон – пересыхающий поток Кидрон отделял тогдашний Иерусалим от Масличной горы, на восточном склоне которой был расположен Бахурим. Как видим, Шеломо стремится в первую очередь изолировать Шими от своей деревни.
Правильно говорит господин мой, царь, так твой раб и поступит – можно предположить, что Шими понял царя буквально – нельзя переходить Кидрон. Однако впоследствии выяснится, что смертная казнь уготована ему и если он выедет из Иерусалима в другом направлении.
2: 39-46
Ахиш, сын Маахи, царь Гата – неизвестно, тот ли это Ахиш, сын Маоха, правитель филистимлянского города Гат, к которому в свое время бежал Давид (1 Сам 27: 2), или речь идет об одном из его потомков.
И встал Шими, и оседлал осла – обычный зачин рассказа о поездке (ср., напр., Быт 22: 3; Чис 22: 21).
И поехал в Гат к Ахишу, чтобы попросить (обратно) своих слуг – города филистимлян были расположены к юго-западу от Иерусалима. При этом, хотя израильское законодательство запрещало выдавать беглых рабов, законы других ближневосточных обществ прямо требовали этого.
Куда-нибудь поедешь – в любом направлении, не только на восток через Кидрон. Я понял  шамати, игра слов с именем Шими (Fokkelman: 406).
Что же ты нарушил клятву перед Господом и мой приказ тебе – Шими не получает даже возможности оправдаться.
А царство укрепилось в руках Шеломо – как замечает Alter (617), «прочное основание престола было вырублено острыми кинжалами царских палачей».
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..