среда, 17 февраля 2016 г.

А.БУТЕНКО РЕШИЛ "ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС"

 n5
Предлагаем вашему вниманию оригинальный взгляд современного украинского писателя-журналиста на «Окончательное решение еврейского  вопроса». 
Бутенко не оставляет равнодушными как евреев, так и не евреев, всех людей думающих о судьбах человечества. Ведь история человечества тесно связана и переплетается с историей еврейства: рождение религий, получение библии, великие достижения науки и техники. 
(Материал опубликован в журнале «ИСРАГЕО» 01 декабря 2015 года.)

Александр БУТЕНКО (1981 г.р.) /много-темный писатель, журналист, блогер, путешественник. Образование высшее/ О своем отношении к «вечному еврейскому вопросу».

Редакция
****************************************************************************************************************************************
Александр Бутенко
ЕВРЕИ. ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА
ИЗ «ДНЕПРОЖИДОВСКА» - С СИМПАТИЕЙ.   
С евреями я был связан всю жизнь, с тех пор как родился в Днепропетровске, за глаза называемом Днепрожидовском, городе, который всего лишь век назад был еврейским на треть.
«Евреев меньшинство, но везде их большинство», - в моей жизни евреи всегда и везде оказывались где-то рядом на фронтах – культуры, науки, искусства.
Общения, исследования.
Приезжая в новое место, начиная заниматься новой деятельностью – я не сомневался, прежде всего я столкнусь с евреями. Евреи оказывались в каждой компании, соратниками, участниками. Иногда противниками, причем самыми шумными. Всегда деятельными и увлеченными. Интересно – но евреи меня всегда выделяли и всегда оказывали мне особое внимание. Поначалу меня это просто забавляло. Но когда евреев в моей жизни стало слишком много, настолько, что это уже невозможно было считать случайностью, я задумался – кто они? Почему они так причудливо концентрируются? Чем я их притягиваю? Что они во мне так стабильно находят? Какое-то время евреем считали меня, да иногда и продолжают считать. Оттого что «слишком умный». Объясняли это моей хитрожопостью, мобильностью, изворотливостью. Да и финансовой стороной жизни, которую я всегда умел налаживать, не страшась начинать дела с нуля и учиться по ходу. Забавно – евреев в обозримом пространстве моей родословной нет. Украинцы, русские, поляки, финно-угоры, цыгане, уйгуры, малые народности Урала, казаки донские, запорожские, казаки-разбойники да гайдамачий сброд есть, а вот евреев – ну хоть бы один. Когда я некогда хотел себе израильский паспорт – очень кропотливо все излазил – нет, ничего, черт бы побрал. Не будет мне израильского паспорта.
Интересно, евреям приписывают множество качеств, которые им, по моему опыту, совершенно не свойственны. Например, скупость и стяжательство. В моем опыте – евреи всегда были первыми, кто вкладывал деньги в новые, зачастую авантюрные мероприятия. Кто рисковал, безвозмездно жертвовал. Помогал, проявлял щедрость. Делал все, что скупости прямо противоположно.
Евреи часто получают прибыли, это правда. Но еще больше из того что я знаю – евреи деньги теряют. Прогорают, просчитываются, терпят неудачи. Так они учатся – пробуют все, узнают то, что работает, и берут в свой опыт.
Еще часто евреев представляют расчетливыми и хитрыми. Евреи всегда очень увлеченные и своему увлечению отдают всех себя. Да, среди них много фанатов. Интересно – но в своей увлеченности они совершенно теряют стороннюю критичность, слепнут, начинают видеть только то, что вписывается в их сегодняшнюю картину мира и становятся элементарными жертвами нечистоплотного обмана. Да-да, я знаю – «когда родился хохол, еврей заплакал» - нет ничего более простого, чем обмануть еврея. Если мне понадобится кого-то обмануть, особенно с целью чем-то завладеть – я пойду к еврею. Приду, включу режим Гермеса, расскажу с горящими глазами еврею любой безумный концепт и попрошу на него денег – еврей их даст. Испробовано. Не единожды.
Евреев так легко обманывать, что это даже уже становится неинтересно – как ребенка обмануть, никакой спортивности. Они всему изначально верят. Еврей, даже самый ушлый, всегда в глубине души доверчив как ребенок и неисправимый идеалист.
К евреям вообще редко равнодушны. Они заметны, как ни крути. Они чем-то выделяются, даже когда ведут совершенно ровный образ жизни и выполняют непримечательные функции.
К ним часто испытывают неприязнь, считая их более удачливыми пронырами. Вменяют им то, что «они везде пролезли».
Слово «антисемитизм» знакомо всем. Поневоле задумаешься – а чем так насолили-то? Чего на них столько копий? Интересное я увидел у Карен Хьюитт, автора «Понять Британию»: «- Почему в Британии нет антисемитизма? – Потому что ни один англичанин не согласится считать себя глупее какого-то там еврея». Ага! Вот оно.
Антисемитизм – он свойственен тем, кто сознательно или несознательно считает себя глупее еврея. По умолчанию считает, что с евреем ему конкуренции не выдержать. Еврей им – изначально умнее, опытнее, хитрее. Вообще главный корень мирового антисемитизма настолько прост, что странно, почему его не замечают – за все время, за всю мировую человеческую историю – евреи это единственный народ, который всегда был практически поголовно грамотным, а иудейская цивилизация – единственная, которая ставила грамотность как религиозную норму. Замечали ли вы – евреи постоянно учатся. В любом возрасте, в любом деле. Они не боятся начинать новое даже в зрелых годах. Евреев убийственно много в науке – это не случайно, мир университетов, книг, исследований, экспериментов, опытов, открытия нового – их мир. Учение – это богоугодно. Это радость сама по себе. Неудивительно, что евреи всегда оказывались несмотря на малую численность в числе управленцев и администраторов – именно потому, что в века неграмотности не хватало именно этих умений – структурировать, упорядочить, наладить движение, архивы, учет, записи – очень кропотливая, ценная и зачастую неблагодарная, между прочим, работа.
Сейчас роль евреев угасает.
Есть народы локальные и глобальные. Локальные – живут в масштабах своей четко очерченной земли. Глобальные – влияют на дела мира. Евреи всегда были глобальным народом. И прямо на наших глазах постепенно перестают им быть – часть евреев стала израильтянами – совершенно другим народом. Локальным. А часть неуклонно ассимилируется в тех странах, в которые их занес рассеивающий ветер.
Возможно именно поэтому притирка между русскими и евреями такая непростая – русские тоже народ глобальный. Когда два локальных народа делят землю – рано или поздно они ее переделят. Выжженную. Сложнее когда два глобальных народа начинают делить воздух.
Всеобщая грамотность перестает быть уникальным явлением. Вместе с ним перестает быть особенным положение евреев. Сменится всего лишь одно-два поколения. Да сами вспомните – наверняка у вас есть знакомые, которые рассказывают – «а у меня дедушка был евреем». А сам при этом – ничем давно от вас и сверстников не отличается. Скажи «а у меня дедушка был татарин (черкес, калмык, немец)» - прозвучит так же обыденно.
Всем антисемитам – если вы желаете еврею исчезновения – не гоняйте его, этим вы его только тренируете. Просто подождите одно-два поколения – евреи ассимилируются. Просто станут частью других народов. Так же, как они растворялись в других народах всю мировую историю, несмотря на формальные религиозные запреты.
Евреи очень притягательны. Потому что они очень живые, живучие и жизнелюбивые. Поэтому можно их любить или не любить, хаять, ругать, ненавидеть, спорить с ними – но к ним всегда тянет. С ними интересно.
Удивительная смесь многовековой мудрости и, одновременно, детской горячечной открытости миру. Удивительная трепетная телесная бесстыдная привлекательность. Тот, кто хоть раз тонул в черных еврейских глазах – знает, о чем я говорю.
Все евреи, что меня окружали, всегда проявляли ко мне искренний, подкупающий, бескорыстный интерес, в истинную бескорыстность которого я долго не мог поверить. Мне понадобилось много времени чтобы осознать – а ведь я им интересен точно так же, как и они мне. А ведь они у меня учатся и жадно пьют меня запоем точно так же, как и я их. И когда я переживаю их неудачам – они ведь точно так же переживают моим. И когда я радуюсь им успехам – они тоже, по-детски шумно, ярко и чисто радуются моему успеху.
Есть такая притча, о православном и иудее, их спросили, что бы на выбор они попросили у Бога – богатство, славу и уважение или мудрость? Оба выбрали мудрость. Но объяснили по-разному. Православный сказал: - Будет у меня мудрость, и тогда мне не понадобится ни богатство, ни слава, ни уважение. Иудей сказал: - Будет у меня мудрость, будет тогда и богатство, и слава, и уважение. Это то, чему у евреев стоит научиться – чтобы сберечь душу вовсе не обязательно отказываться от материального аспекта бытия. Скорее напротив – мудрость сердца поможет направить материальные блага так, чтобы расти самому, сохраняя чистоту, и помочь другим. Кстати – корень еврейского бескорыстия, в том числе и в этом. И еще – евреи убеждены, что хороший человек должен быть богат – именно потому, что он хороший человек. Евреи часто сердятся разным бессребреникам, но мало кто понимает – если они сердятся по поводу чьей-то материальной несостоятельности – значит, считают этого человека хорошим, любят его, заботятся о нем так, как они это умеют и понимают. Я долго этого не мог понять. Когда понял – если это и изменило мое отношение к евреям, то только в лучшую сторону. Милые мои! Это ведь вы обо мне так заботились! Это ведь вы ругались именно потому, что считали меня хорошим человеком, и возмущались, почему я, хороший человек, лишен того, что мне должно принадлежать по праву.
Хорошо, что я сейчас это осознал. И я говорю вам спасибо за вашу заботу. Принимаю ее с благодарностью и по полной цене.
Одно из самых трогательных еврейских качеств, очень редких, очень чистых, очень сильных – умение помнить добро. Вы можете перессориться потом, наговорить гадостей. Пути могут разойтись. Мнения могут поменяться. Но вы можете быть уверены – если вы чистым сердцем когда-то сделали еврею благодеяние – он обязательно это отметит, запомнит и будет благодарным за это всю жизнь. Очень специфический еврейский опыт научил высоко ценить истинную человечность.
Это очень тонкое, очень человеческое, очень хрупкое качество – умение платить добром за добро. Евреи это умеют. Не ради славы, анонимно, не ради выгод, против конъектуры. Удивительная верность, удивительная забота и благодарность.
Помните «Список Шиндлера»? Я всегда плачу на финальных кадрах. Плачу оттого, что это правда, не киновымысел. Евреи – верные друзья. Надежные помощники и соратники.
На самом деле сейчас идет с одной стороны логичный, светлый, а с другой – очень щемяще необратимый процесс – евреи исчезают. Естественным путем ассимилируются. Все больше будет полукровок, четвертькровок, однавосьмаякровок. Небыстро, но евреи станут частями других народов, подарив им свои одни из самых лучших качеств. Я давно замечал – нет более верных и преданных патриотов, в самом лучшем смысле этого слова, чем те, кого скрепила мудростью часть еврейской крови. И мне грустно от этого. Грустно так, как грустно прощаться с чем-то, что навсегда уходит, оставаясь в сердце нежной, светлой, осенней печалью.
До свидания, друзья. И прощайте.
Я обещаю – я расскажу своим детям о вас, о вашей удивительной истории, о вашей заботе и любви. О том, какие вы, и о том… уфф, как же мне тяжело это говорить… и о том, что я люблю вас.
Смерть – это начало новой жизни. А жизнь вечна. Вы сами меня этому научили.
----------
На снимке – Александр Бутенко 

"БЕЖЕНЦЫ" ГОТОВЫ НА ВСЁ

МИ: экстремисты в Бельгии планировали устроить теракт на атомной электростанции

 17 февраля, 11:44 UTC+3
Подозреваемые в связях с террористами вели наблюдение за руководителем программы по исследованию и развитию в бельгийской атомной отрасли
БРЮССЕЛЬ, 17 февраля. /ТАСС/. Подозреваемые в связях с террористами вели скрытое наблюдение за руководителем программы по исследованию и развитию в бельгийской атомной отрасли и планировали устроить теракт на АЭС. Как сообщила в среду газета Le Dernier, оперативники обнаружили "десятки часов" видео в одной из квартир в Бельгии, где был проведен обыск, однако изначально не придали записям большого значения.
По данным издания, видео было найдено в ходе массовых антитеррористических рейдов в декабре прошлого года, организованных после крупнейшей в современной истории Франции серии терактов, осуществленных в Париже 13 ноября. Газета при этом не называет имя руководителя программы, уточняя лишь, что жилище высокопоставленного научного сотрудника расположено во фламандском регионе страны.
По сведениям Le Dernier, полиция пока не смогла установить личность тех, кто вел слежку. Следователи лишь выяснили, что неизвестные прятали камеру в кустах напротив дома бельгийского ученого и забирали ее ночью. Также пока остается неясным и то, когда осуществлялась съемка: до или после парижских терактов.
Серия нападений, ответственность за которые взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), произошла в Париже и столичном пригороде Сен-Дени 13 ноября. В результате действий террористов в общей сложности погибли 130 человек, сотни людей получили ранения.


Информационному агенству Reuters стало известно из документов иракского министерства экологии, что власти Ирака разыскивают украденное в прошлом году радиоактивное вещество. Семь иракских чиновников из различных структур подтвердили в беседе с Reuters факт кражи и выразили опасение о том, что радиоактивные материалы могут попасть в руки боевиков "Исламского государства" и использованы в военных целях.

А.К. Боюсь, что только мега-теракт заставит этих идиотов - либералов и социалистов Европы и США понять, с кем они имеют дело и начать чистить мир от исламской чумы. 


Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2674550

ДАЁШЬ РАМЗАНА НА ЦАРСТВО!


Граждане-товарищи, а чего вы так занервничали по поводу Рамзанчика?
Путин стареет. Мышцы уже не те – дряблые. Старые фотографии приходится прифотошопливать к новому довольно гладкому лицу.
Но нервы-то уже не те.

Рябого Усатого тоже фотошопили всю жизнь – разве дело?
А Рамзанчик – как раз, молодой сильный лидер.
На пару поколений хватит. Опыт Усатого есть, тоже в эксах участвовал.
Зачем с портретами Сталина ходить? Нет его уже, сдох.
А молодой диктатор все самые лучшие мечты и осуществит.
Предателей из «пятой колонны» – к стенке.
В Америку – грязную торпеду кремлевского мечтателя Дмитрия Рогозина направит.
ИГИЛ (все еще странно запрещенный в России, в отличие от своего варианта Хамаса и ФАТХа) приручит. И побеждать не будет, договорится.
ГУЛАГ для всех сторонников демократии и чуждых нам прав человека восстановит.
Все мечты большинства населения осуществит.
Карточки введет, всех олигархов придушит.
Вон, в Чеченской республике ни один из крупных предпринимателей даже не появляется. Справедливость торжествует.
Ну, немного золотишка в Саудовскую Аравию перевел. Так это просто для страховки. Вдруг про Немцова кто спросит с пристрастием.
Как в Кремля въедет, все вернет. Или почти все.
Вы ведь этого и хотели.
С культуркой разберется, кого-нибудь даже надежнее Мединского назначит, но тоже преданного.
На ФСБ из своих подберет, с пенсне, чтобы на Берию был похож.
А если дадите пару дней, чтобы свалить из этого рая 10-12 миллионам, так и возражать будет некому.
И говорит почти как Сталин. Еще и академик. То есть Иосифа Виссарионовича даже переплюнул.
Так что не нервничать надо, а радоваться.
И РПЦ приручит.
Но это уже, как и Сталин, после войны.
А в войне обязательно победим.
С таким лидером как не победить.
А там и оттепель настанет. Это вроде бонуса будет, для тех, кто доживет.


Источник: http://kborovoi.livejourn...

АНДРЕЙ МАКСИМОВ О "ЕВРЕЙСКОМ СЧАСТЬЕ"

После выхода каждой серии Интернет просто-таки захлебывается от откликов, в большинстве - негативных. Хотя есть и те, кто защищает кино. Но в целом взгляд Познера оказался израильтянам не близок. И с этим, по-моему, стоит разобраться.
Евреи - люди яркие. И страну они построили яркую. Они построили такую страну, которая у каждого своя.
Со стороны может показаться, что для израильтян главное - это бесконечная борьба с палестинцами. Многие из нас, воспитанные в СССР на словосочетании "израильская военщина", продолжают так воспринимать эту страну. Но сами израильтяне живут не войной.
Для меня Израиль - это страна, где люди живут друг другом. Это страна, где каждый человек имеется в виду.
Для меня Израиль - это плакатик в маршрутном такси: "Скажи Господу "спасибо" за наступившее утро. Остальное - бонус". Это водитель автобуса, который вынимает наушник из уха подростка - в Израиле все входят в автобус через переднюю дверь - со словами: "Ты забыл сказать мне "Привет!" Это официантка в ресторане, которая на чистом русском языке говорит мне: "Два израильских блюда не сможете съесть даже вы - у нас очень большие порции". Это всегда улыбающиеся люди на набережной Тель-Авива - редком месте в мире, где, кажется, собрались только счастливые люди. Это девочки-подростки, которые, не боясь, гуляют в вечернем парке.
Я очень часто бываю в Израиле. Здесь живут многие любимые мною люди. И у меня взгляд на эту страну, конечно, не такой, как у Познера. Владимир Владимирович смотрит на Израиль как турист и как журналист, привыкший на все смотреть с политической колокольни.
Имеет право?
Абсолютно. Послушайте, Познер - это один из выдающихся современных тележурналистов, десятками лет своей работы доказавший право на собственный взгляд. Само по себе это интересно. Кто сказал, что взгляд Познера, как и мой, как и чей угодно еще, должен быть единственно верным? Но, мне кажется, уважать взгляд опытного и маститого человека - это единственно правильная позиция.
Познер много раз говорил о том, что он - атеист. Когда атеист рассказывает о Иерусалиме, городе который насквозь пропитан религиозностью, это примерно то же самое, что человек без слуха рассуждающий о Моцарте. А что, разве такой человек не может говорить о Моцарте? Может. Это просто такой взгляд. Свой. Своеобразный. Чем и заслуживающий внимания.
Я был в Израиле во время войны. Я видел, как объединилась в страдании вся страна. Я видел лица руководителей государства, перекошенные болью за гибель молодых солдат. Я видел на улицах плакаты с детскими лицами и надписями "Спасибо, что вы нас защищаете". И когда Познер говорит о том, что Израиль не имеет ничего против конфликтов, потому что получает за это деньги, - я понимаю, как трудно журналисту поверить в то, что иногда геополитические интересы значат для политиков меньше, чем боль граждан своей страны. Но это очень характерная точка зрения. И не только Познеру она принадлежит. И для полноты картины восприятия Израиля в мире ее тоже надо знать.
Я категорически против мелькающей в Интернете точки зрения, что Познер выступает как пропагандист. Если человек высказывает не близкую кому-то точку зрения - это еще вовсе не означает, что он что-то пропагандирует. Познер говорит то, что ему кажется правильным. Как человек, имеющий такую свою позицию. Объективна ли она? А кто знает критерии объективности? Имеет ли человек на нее право? Абсолютно.
Тем более, повторю, это говорит не лишь бы кто, а Познер. Надо уважать, надо прислушаться. Эта позиция выражает точку зрения огромного количества людей, которые а) любят Израиль; б) не очень хорошо его знают. Принимать или нет такую позицию - это выбор каждого человека. Но почему бы не прислушаться?
Познер дал возможность высказаться в своем фильме большому количеству израильтян: от владельца арабского ресторана до члена Кнессета, от премьер-министра Нетаньяху до самого известного сегодня израильского писателя Меира Шалева, который, правда, выступает не как мудрый философ (что он блестяще делает в своих книгах), а как очень резкий политик.
Фильм Познера - это взгляд. Взгляд уважаемого человека, который приехал в страну, попробовал в чем-то разобраться, что-то понять и поделился своим взглядом с другими. Сделал это талантливо и субъективно. (Талант всегда субъективен.)
Как всегда блестящий Иван Ургант помог сделать рассказ об Израиле более живым. И не надо нервничать. Взгляд талантливого человека - это всегда интересно, не менее того. И не более.

НАТАЛЬЯ ФАТЕЕВА О ВОЗВРАЩЕНИИ СТАЛИНА


Наталья Фатеева о возвращении Сталина:
Это делается специально, это делается властью. Я прожила жизнь при Сталине, и во время войны и после, но такого психоза не видела. Сейчас это возвращается, чтобы оправдывать насилие над людьми и беззаконие, это все путинские дела. Поэтому я с ненавистью и возмущением слышу все это. Каким надо быть равнодушным к своей стране, чтобы даже не знать ее историю.
Это сталинизация, оправдываемая просьбами ветеранов. А где ветераны были в допутинские годы? Почему не требовали развесить плакаты со Сталиным по Москве? Зачем это все из нафталина вытащено?
Это делается, чтобы держать страну в рабстве, чтобы люди не пикнули, чтобы жили в страхе. Этой власти ни мы, ни страна не нужны. Мы нужны лишь затем, чтобы пожизненно находиться у власти, поэтому они водружают Сталина, упраздняют суды, выборность и разделение властей - это все вытащено из одной копилки.
Если анализировать теракты – Беслан, "Норд-Ост", взрывы домов - и последующие захваты наших прав, можно подумать, что это была спецоперация с целью лишить нас всего. А теперь люди по одной капельке начинают у этой ничтожной власти выпрашивать права, которые еще недавно у них были.
Все заняты накоплением материальной собственности, людей ничего не интересует, а страна потом долго будет за все это расплачиваться.
Вся история со Сталиным – это возмутительно, морочить людям голову вместо того, чтобы их просвещать.
Вечный психоз по поводу Великой Отечественной войны: "великий главнокомандующий Сталин". Да он был ничтожество, этот Сталин! Почитайте Бориса Васильева, он называет его глупцом и дураком, который ничего не понимал в главнокомандовании. Архивы спрятаны, и наша власть манипулирует фактами в своих интересах, чтобы держать страну в феодализме.
А внешняя политика? Война с Грузией, желание захватить Украину – та же история. Это такая пошлость, от которой уши вянут. Мерзейшая, наглая, бесстыжая, глупая и алчная власть.



Источник: http://ehorussia.com/new/...

ОН УЛЕТЕЛ ДРУГИМ РЕЙСОМ рассказ

style

Он улетел в Париж другим рейсом


17.02.2016

Кресла были неудобными – низкими, с металлическими подлокотниками. Рахиль посмотрела на часы: только десять вечера, а ждать вылета до утра. Ночь предстояло провести на жестком сиденье, отдохнуть не удастся. Рахиль оглядела зал ожидания. Транзитные пассажиры устраивались кто как мог. Некоторые даже спали, откинувшись в неудобной позе на спинку кресла.
«Счастливые люди», – подумала она и достала книжку. Сосредоточиться на чтении не удалось, усталость брала свое. Рахиль положила книжку на колени и, наверное, отключилась на какое-то время. «Рахиль, солнечный лучик», – услышала она голос бабушки. Картинка из детства была ясной, разноцветной: коричневый деревянный пол на их маленькой даче, серые ребристые ставни, все оттенки сирени, оранжевые лилии, темно-бордовые розы, белые скатерти, голубое покрывало на ее детской кровати. «Рахиль, солнечный лучик…» Женщина открыла глаза, привычно провела рукой по коротким, темным с проседью волосам, пожалела, что сон был столь недолгим.
В детстве только бабушка звала ее Рахилью. Бабушка даже уговорила родителей записать это имя в свидетельстве о рождении, но и дома, и в школе, и во дворе все называли ее Раей. Когда Рахили исполнилось 16 лет, бабушки уже не было в этом мире, и паспортистка, по настоянию родителей, вывела в ее первом документе имя Раиса. «Киска-Раиска», – Рахиль вздрогнула, вспомнив, как дразнили ее в школе. После замужества она поменяла нелюбимое имя вместе с паспортом. «Рахиль, солнечный лучик», – бабушкина душа радовалась на небесах.
Рахиль уже семь лет жила одна. С мужем она развелась, как только дочь уехала в Израиль. Бывший муж, «хороший еврейский мальчик», который так нравился маме, оказался мужчиной с «большим сердцем». Его «любви» хватало на всех. «Дорогая, тебе не о чем беспокоиться», – раскрывал он объятья, возвращаясь поздно ночью и принося домой запахи чужих духов. Рахиль мирилась: дети подрастали, и семейные скандалы им были не нужны.
***
Кто-то сел в пустовавшее рядом кресло.
– Не помешаю? – мужской голос оказался приятным.
Рахиль обернулась. Незнакомец смотрел на нее в упор. Он улыбался, хотя взгляд серых глаз был холодноватым.
– Я вас знаю. Вас Раей зовут.
– Ошибаетесь, у меня другое имя, – его самоуверенный тон не понравился Рахили.
– Имя, конечно, может быть и другим, только вас ни с кем не перепутаешь. Ну что вы так смотрите? Мы с вами в одном отряде в пионерском лагере были.
Он назвал самый известный во времена ее детства лагерь на Черном море.
– Вы меня всё же с кем-то путаете. Я действительно когда-то в детстве провела там месяц, но 36 лет прошло…
– Вас невозможно ни с кем перепутать, – повторил незнакомец. – Я знал, что когда-нибудь вас еще увижу. Вы такая же красивая, необыкновенная и снова грустная. Вы и в лагере всегда были грустной.
«Сумасшедший какой-то, – подумала Рахиль. – Грустная… еще бы».
Этот лучший в стране лагерь для отдыха советских детей был ее настоящим кошмаром. Рае-Рахили только исполнилось 13 лет, когда ее за успехи в учебе наградили путевкой туда. В семье решили, что отказываться неприлично. Она прижимала кулачки к глазам с первого дня, чтобы не показывать слез, когда любимое платье пришлось сменить на странную форму, в которой все стали одинаковыми. Общая спальня-палата, где было еще 15 девочек, подъем в шесть утра, невкусная еда, марши строем, бессмысленные речёвки и «Взвейтесь кострами, синие ночи, мы пионеры – дети рабочих». Она не была ребенком рабочих, она не могла по команде переворачиваться на пляже на левый или правый бок, входить, опять же по команде, в воду, она вообще не могла ходить строем. Ей было очень плохо. Особенно тяжело становилось после отбоя, когда перед сном девочки начинали рассказывать анекдоты. Анекдоты были, в основном, про евреев. Евреи в них всегда оказывались глупыми или жадными, у Рахили начинало болеть и сильно биться сердце. И тогда она придумала, нашла выход.
Как только все укладывались, Рахиль начинала рассказывать истории. Она пересказывала девочкам новеллы Мопассана, обрывая их на самом интересном месте, чтобы продолжить следующей ночью. К вечеру вся девчоночья аудитория уже с нетерпением ждала отбоя. Про анекдоты на какое-то время забыли. С ночной проблемой она справилась, но днем ей не давал покоя один мальчишка. Маленького роста, на голову ниже Рахили, он подкрадывался к ней незаметно и шептал прямо в ухо: «Жид, жид, на веревочке бежит…» Однажды в ответ Рахиль сильно его толкнула, он упал, больно ударился и пожаловался вожатой. Рахиль тогда отчитали перед строем за поведение, «недостойное советской школьницы и пионерки», но ей уже было все равно: смена подходила к концу, и настроение от этого улучшалось каждый день. Правда, с этим мальчишкой потом случилась неприятность. Он случайно сорвался с обрыва и упал в море. Его вытащили спасатели и унесли на носилках. Ребятам сказали, что его увезли в больницу, он скоро поправится, и беспокоиться не о чем. А через два дня вечером зажгли прощальный костер. Рахиль была счастлива, веселилась впервые за всю лагерную смену. Она распустила волосы и приколола к ним белую розу – «Рахиль, солнечный лучик». Она танцевала с каким-то долговязым мальчишкой из их отряда и думала только об одном: «Домой, завтра домой».
***
– Идемте пить шампанское, идемте, ресторан открыт.
– Что? – голос соседа вывел ее из оцепенения.
– Когда у вас вылет?
– Еще не скоро, мне ждать до утра, я в Тель-Авив лечу, – Рахиль отвечала автоматически, кивнув на табло.
– А у меня через три часа, я – в Париж. У нас масса времени. Что же так сидеть? Кстати, я Роберт. А вы?.. Не Рая?..
Рахиль назвала свое настоящее имя. Случайный знакомый был ей интересен.
Она пила шампанское маленькими глоточками и разглядывала скан старого фото на планшете Роберта. Это действительно была общая фотография их отряда, и справа во втором ряду стояла девочка с перекинутой через плечо косой. Рахиль узнала себя. «36 лет прошло, скопировать в планшет детское фото, носить с собой, все-таки очень странно, очень», – мысли не давали ей покоя.
– Это я. Узнаете? – Роберт указал на светловолосого мальчика в пилотке и с барабаном.
– Нет, не узнаю. Вы не обижайтесь, столько лет прошло, не помню.
– Ничего, главное, что я вас помню. Все эти годы помнил. Мы ведь с вами танцевали в тот прощальный вечер, у вас еще роза была в волосах.
– Послушайте, это невероятно, невозможно.
– Возможно, нужно только верить в чудеса.
Они проговорили уже больше часа. Рахиль сама не понимала, почему с таким интересом слушает этого незнакомого человека, буквально из детства «свалившегося ей на голову». Он рассказывал ей о своей жизни, вдруг попросил подождать его немного: вышел из ресторана и через десять минут вернулся улыбающимся. Сообщил, что поменял билет и улетит завтра днем.
– Я должен вас проводить, так будет правильно. Знаете, – продолжил он, не давая Рахили опомниться, у меня ведь папа еврей, а мама русская. Так вот, однажды в детстве мне пришлось увидеть, как наш сосед избивал моего отца и орал: «Убирайся, жид поганый!» Мама страшно кричала, и никто, никто не вышел и не вступился. Я маленький был, ничего не мог сделать, только плакал. Потом боялся спать по ночам. Тогда я поклялся себе, что отомщу. Не было такого силового вида спорта, каким бы я ни занимался.
– Отомстили?
– Да.
– И… и… что вы сделали?
– Неважно. Какое это сейчас имеет значение? – улыбнулся Роберт.
Улыбка его была такой искренней, что Рахиль подумала: «Действительно, неважно».
***
Он проводил ее до линии паспортного контроля, как-то церемонно поцеловал ей руку: «Я позвоню вам». Рахиль усмехнулась про себя: «Пустые слова, даже номер телефона не спросил». Мыслями она была уже в Тель-Авиве вместе с дочерью и маленькими внуками-близнецами.
Он позвонил, как только самолет приземлился: «Как долетели? Все хорошо? Скоро мой рейс. Я позвоню из Парижа». Он звонил каждый день. На душе у Рахили было тепло.
– Что происходит, мама? – спросила дочь.
– Я не знаю.
Она вернулась домой через три недели. Не успела открыть дверь в квартиру, как снова высветился на экране телефона его парижский номер.
– Вы дома? Я закончу некоторые дела и прилечу к вам. Да?
– Буду рада, – Рахиль удивилась собственным словам.
Она поставила чемодан и сразу начала искать старый семейный альбом с фотографиями. «Рахиль, солнечный лучик…» Это было то самое фото – девочка Рая с длинной косой, мальчик в пилотке и с барабаном, мальчик, который…
Он позвонил вечером снова, поговорили о ее внуках, о его работе.
– Я уже взял билет, буду через неделю.
– Хочу вас спросить… Мальчик, который упал с обрыва, помните, что с ним случилось? Он ведь больше к нам в отряд не возвращался.
– С того света трудно вернуться.
– Нет, нет, он жив остался, я хорошо всё помню. Нам сказали, что его увезли в больницу.
– А что нам еще могли сказать? Забудьте. Нашли, о чем переживать через столько лет. Всё бывает, оступился, наверное, плавать не умел. До свидания, я позвоню завтра вечером.
Рахиль плохо спала. Короткие тревожные сны приходили и уходили. Тени прошлого, снова бабушкин голос: «Рахиль, солнечный лучик…» Было раннее утро, когда она набрала его номер.
– Что-то случилось? Рахиль?
– Нет, нет, ничего, не волнуйтесь. Роберт…
– Я слушаю, слушаю.
– Тот мальчик… Он сам упал?
– Нет, – ответил Роберт после паузы.
Она села на пол, положила телефон рядом, молча смотрела на синий экран.
– Рахиль? Рахииииль?! Рахииииль?!
Она выключила телефон.

Наталья Твердохлеб
http://www.jewish.ru/style/woman/2016/02/news994332687.php

АГНИЯ БАРТО В ПОДЛОЕ ВРЕМЯ

culture

Дети Агнии Барто


17.02.2016

Ее стихи читают детям с пеленок. Реже знают о ее киносценариях и авторстве фразы «Муля, не нервируй меня». Еще реже помнят, что именно благодаря ее передаче «Ищу человека» в СССР воссоединилась почти тысяча семей. Были в ее жизни и провалы, такие как участие в травле Галича и Чуковской. Но все-таки ее имя будет с нами всегда, пока мы говорим по-русски. Сегодня – 110 лет со дня рождения детской писательницы Агнии Барто.
Родилась девочка Гетель в Москве 110 лет назад, 17 февраля далекого 1906 года. Это значит, что ее семья смогла преодолеть ценз, налагаемый «законами о евреях», и выйти из черты оседлости. И неудивительно, ведь ее отец Лев Николаевич (Абрам-Лев Нахманович) Волов был ветеринарным врачом. Мать Мария Ильинична (Эльяшевна), урождённая Блох, как это было принято, занималась домашним хозяйством.
Гетель получила «хорошее образование»: училась в гимназии и одновременно в балетной школе, затем поступила в хореографическое училище. На выпускном вечере в 1924 году юная балерина пафосно читала собственное стихотворение «Похоронный марш». И так рассмешила этим высокого гостя – наркома просвещения Анатолия Луначарского, что он пригласил девочку к себе в гости и посоветовал стать детской поэтессой. Но Агния все-таки около года протанцевала. Потом, правда, все-таки поступила согласно указанию наркома.
А стихи она писала с детства, первым ее слушателем и критиком был отец. Ему не нравилось, что дочь все время меняет стихотворный размер. Но Агния была упряма, и именно эта игра стихотворным ритмом и стала отличительной чертой ее поэзии, так завораживающей детский слух. Кстати, потом и на собраниях секции поэзии пытались править ее рифмы, якобы слишком сложные для детей.
Первым мужем Агнии Львовны был поэт Павел Барто. Вместе они написали три стихотворения – «Девочка-рёвушка», «Девочка чумазая» и «Считалочка». В 1927 году у них родился сын Эдгар (Гарик), а через шесть лет супруги развелись.
Дальше была внешне совершенно успешная жизнь советского детского поэта, практически забывшего о своем «буржуазном» прошлом, не говоря уж о еврейском происхождении семьи. Жизнь, в которой выходили книги, ставились фильмы по ее сценариям, в которой была всесоюзная слава, высшие ордена, государственные премии. Она много путешествовала с делегациями советских писателей, любила красиво одеваться, жила благополучно и обеспеченно в любые времена.
Многолетняя дружба связывала трех успешных молодых женщин – Агнию Барто, Рину Зеленую и Фаину Раневскую. Рина постоянно читала стихи подруги, о чем свидетельствуют сотни сохранившихся архивных записей. Все вместе они написали несколько киносценариев. В том числе сценарий знаменитого фильма «Подкидыш». До сих пор так и не ясно, кто придумал знаменитую фразу «Муля, не нервируй меня». Говорят, что Агния как-то, не выдержав, позвонила Раневской: «Что это ты приписываешь себе фразу из моего сценария?» «Агнюша, так я ее сделала народной!» – ответила та. И это была чистая правда.
Агния Львовна была вполне счастлива в браке со вторым мужем, Андреем Щегляевым, ученым, крупнейшим специалистом по турбинам. У них родилась дочь Таня. И все же совсем гладкой ее жизнь не была… За несколько дней до Победы, в мае 1945 года ее 18-летний сын был сбит насмерть автомобилем во дворе дома в Лаврушинском переулке… Нелепая случайность. Она так и не смогла полностью оправиться после этой трагедии. Может быть, личная беда и подвигла Агнию Львовну заняться поиском пропавших в войну детей. И это стало настоящим делом жизни.
Она часто выступала, и как-то ее пригласили в звенигородский детский дом. В 1947 году появилась поэма «Звенигород» – рассказ о детях, потерявших родителей во время войны. В поэме она использовала свои разговоры с детьми, обрывки их воспоминаний. «После, чуть не целый год, / Дети рисовали / Сбитый черный самолет, / Дом среди развалин…»
Однажды ей пришло письмо от одинокой женщины, во время войны потерявшей свою восьмилетнюю дочь. Она узнала свою девочку по этим воспоминаниям! Так мать и дочь наконец встретились. А в 1965 году радиостанция «Маяк» пригласила писательницу вести передачу «Ищу человека». «Ребенок наблюдателен, он видит остро, точно и часто запоминает увиденное на всю жизнь, – писала Барто. – Не может ли детская память помочь в поисках? Не могут ли родители узнать своего взрослого сына или дочь по их детским воспоминаниям?» Этой работе Агния Барто посвятила девять лет жизни.
В день приходило 150–170 писем. Она выбирала детали воспоминаний, названия улиц, описания лиц, шрамов, смутных образов, сохранившихся в памяти, и иногда ей удавалась сотворить чудо – соединить детей войны с родными. Конечно, не всегда, но за девять лет существования передачи воссоединилось 927 семей! И за это Агнии Барто можно многое простить. А прощать было что…
Она была воспитана своим временем, она не была борцом, героем, не обладала той независимостью мышления, которая вела самых честных литераторов ее поколения «на баррикады». В ее жизни были страницы, о которых сейчас биографы не любят вспоминать – она участвовала в изгнании Александра Галича из Союза советских писателей, и хотя сначала голосовала против этого, дала себя уговорить, проголосовала, как надо. Еще «ярче» она выступила в момент изгнания из союза писательницы Лидии Чуковской – приняла активное обсуждение в том позорном собрании-судилище. Чуковскую выгоняли за опубликованную на Западе статью, в которой она защищала затравленного академика Андрея Сахарова. Барто же называла ее позицию «антисоветчиной» и, по ее словам, «разделяла горечь детских писателей…» Но в подлые времена не у всех есть силы и желание сопротивляться или, по крайней мере, сохранять лицо. Агнии Львовне это тоже не удалось в полной мере.
И тем не менее талант ее бесспорен. По сведениям Российской книжной палаты, за последние три года вышло 212 книг Агнии Барто тиражом более 2,7 миллиона экземпляров. А недавно на просторах социальных сетей появилась «японская хокку», прототип которой всем понятен: «Потеряла лицо Таня-тян. Плачет омяче, укатившемся впруд. Возьми себя вруки, дочь самурая».
Это ли не слава?

Алла Борисова
http://www.jewish.ru/culture/art/2016/02/news994332696.php

ЖИВЫМ - И ТОЛЬКО

ЖИВЫМ И ТОЛЬКО
10 ФЕВРАЛЯ 2016 ГОДА
В ЭТОТ ДЕНЬ 126 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ БОРИС ПАСТЕРНАК. «БУКНИК» РАЗГЛЯДЫВАЕТ ИЗВЕСТНЫЕ И МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФОТОГРАФИИ ПАСТЕРНАКА И ПЕРЕЧИТЫВАЕТ ЕГО ПРОЗУ, ПИСЬМА И СТИХИ.
    «Нельзя без конца и в тридцать, и в сорок, и в пятьдесят шесть лет жить тем, чем живет восьмилетний ребенок: пассивными признаками твоих способностей и хорошим отношением окружающих к тебе, — а вся жизнь прошла по этой вынужденно сдержанной программе…»
    «Но в том то и дело, что человека столетиями поднимала над животными и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера».
    Женя, Евгения и Борис Пастернак. Фото М. Наппельбаума, 1924 год
    Борис, Евгения и Женя Пастернаки. Фотография Ильи Эренбурга.1926 год
    Пастернак и Чуковский на Первом съезде Союза писателей в 1934 году.
    «Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?»
    «Чего же я трушу? Ведь я, как грамматику, 
    Бессонницу знаю. У нас с ней союз.
    Зачем же я, словно прихода лунатика,
    Явления мыслей привычных боюсь?»
    Леонард Бернштейн с Борисом Пастернаком
    «Давай ронять слова,
    Как сад — янтарь и цедру,
    Рассеянно и щедро,
    Едва, едва, едва».
    «А сзади, в зареве легенд,
    Дурак, герой, интеллигент
    В огне декретов и реклам 
    Горел во славу темной силы,
    Что потихоньку по углам
    Его с усмешкой поносила
    За подвиг, если не за то,
    Что дважды два не сразу сто.
    А сзади, в зареве легенд, 
    Идеалист-интеллигент
    Печатал и писал плакаты
    Про радость своего заката».
    «Любимая — жуть! Когда любит поэт, 
    Влюбляется бог неприкаянный.
    И хаос опять выползает на свет, 
    Как во времена ископаемых».
    «Вообрази, чем отвратительней
    Действительность, тем письма глаже...»
    «Человек рождается жить, а не готовиться к жизни».
    «Но старость — это Рим, который
    Взамен турусов и колес
    Не читки требует с актера,
    А полной гибели всерьез».
    Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
    Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..